ОБОРОТНИ ВООБЩЕ И РЕМУС ЛЮПИН В ЧАСТНОСТИ.

Автор: Остролист

Введение.

В ключе ПП мне хотелось бы указать на ряд неточностей, а также вполне очевидных ляпов, над которыми страдаем не только мы, читатели, но и сам Мир. Ибо, скажем так, Мастер не может менять правила и физические законы, коли игра уже началась и игроки получили квэнты. Подобное шулерство не делает чести Мастеру, ибо означает, что не настолько велико мастерство и не хватает мозгов и воображения пользоваться тем, что сам же перед этим и придумал. Единственный совет, который можно дать: «лучше надо было придумывать, чтоб в законах и правилах мира потом не путаться». И помимо этого, данное шулерство ещё и приносит массу проблем участникам.

А потому, поскольку достаточно многое известно из предыдущих книг, нам вполне естественно новые факты сопоставлять с ранее известными, и новые, буде если они не вписываются в уже заявленную концепцию, вполне можно считать поводом спросить у автора, почему он читателей считает глупцами, которым можно выдавать некачественный «продукт».



Оборотни. Термин.

Что мы знаем об оборотнях мира Ро?..

Исходя из текста, можно сделать вывод, что оборотни могут быть как магами (дальше «тип 1», представитель – Рем Люпин), так и маглами («тип 2», как мне кажется, таковым является Фенрир Грейбэк).

*Магловское происхождение Фенрира вполне вероятно, я исходил из того, что Фенрир не применял магию (а есть ли у него вообще палочка?..) в конце ПП. Оборотень не в полнолуние от человека мало чем отличается (ну разве что чувства могут быть чуть более продвинуты, да регенерация), и идти сражаться с магами, будучи вооружённым лишь заточенными клыками да грязными ногтями?.. Может, он, конечно, и обладает даром, но почему он в этом случае не занимается самостоятельно, по курсам скоромагии (как у Филча)? Палочку-то купить - не проблема. Если дар есть.*

В мифах существует множество представителей как первого, так и второго типа, хотя, разумеется, здесь нужно сделать оговорку: часть представителей оборотней типа 1, которых мы таковыми, то есть оборотнями, считаем, является анимагами, ибо помимо волков они принимали самые различные облики птиц, зверей и прочих представителей фауны. Хотя, разумеется, здесь можно много рассуждать и спорить, ибо, к примеру, в Японии оборотень превращается в большинстве случаев в лису, в английском языке помимо «werewolf» существуют слова вроде «werebear» (оборотень-медведь), «werefox» (оборотень-лиса), у древних скандинавов в пару к термину «berserkr» («воин в шкуре медведя», как помните, берсерки в медведей превращались) существовало слово «ulfhednar» («воин в волчьей шкуре» - надеюсь, очевидно, в кого перекидывались?..) и т.д. То есть одним только обликом волка термин «оборотень» не ограничивается.

Как я понимаю, путей увеличения популяции оборотней два: инфицирование через укус оборотня и естественный, то есть передача данных свойств от родителей(/я) детям. Ибо инфицирование необратимо, ни срока давности, ни силы болезни у ликантропии нет, «либо оборотень, либо нет», промежуточных состояний не существует. Ликантропия меняет ДНК заразившегося, что, естественно, отражается и на половых клетках. Поэтому, как мне кажется, это является ещё одной причиной неприятия магами оборотней, что ребёнок от такого брака с некоторой вероятностью может стать оборотнем.

А значит, оборотень может считаться, если позволительно так выразиться, «подвидом» homo sapiens.

*Дополнительной темой для обсуждения/обдумывания является вопрос о том, какова вероятность рождения ребёнка-оборотня, ибо этот ген может быть как регрессивным, так и доминирующим. Но, вероятно, регрессивный через несколько поколений, а то и сразу же во втором, исчезает вовсе (например, самоликвидируется, ибо ввиду своей магической природы ему требуется для поддержания собственного существования что-то определённое, и в отсутствие подпитки исчезает).

Не исключено, правда, что оборотень потому «единственный из всех зверей охотится на человека»©, что именно употребление человеческой плоти в пищу является условием продолжения рода. В том смысле, что только при соблюдении этого условия оборотень становится способен передать свои звериные гены.*



Полнолуние – «больной» вопрос.

Исходя из УА, можно сделать вывод, что время, когда оборотень бегает на четырёх лапах – это самый пик полнолуния, одна ночь из полного лунного месяца (29,5 календарных дней, если кто не в курсе), ибо назавтра после спасения Сириуса, в разговоре с Гарри, Хагрид (ориентировочно час дня) сказал, что спрашивал Люпина, и тот ничего похожего на гиппогрифа не ел, т.е. Клювокрыл улетел. Это означает, что ещё утром Люпин стал «контактно мобилен»©.

И отсюда возникает вполне закономерный вопрос. Каким образом можно вычислить оборотня среди людей, если вечером он ещё человек, а утром – снова человек. «Графика исчезновений профессора Люпина» в УА не существует просто по определению, ибо Трио не пересекается с Ремусом ежедневно, так чтобы Гермиона это отследила по календарю. То есть, конечно, есть завтрак-обед-ужин, но даже вероятное отсутствие Люпина в Большом зале – ещё не показатель. Единственный раз, когда Люпин явно (в смысле, «очевидно») пропадает из вида Гарри и Ко, – это неделя после Самайна (если бы он вообще в Хогвартсе присутствовал, его бы увидели хоть в Большом зале, хоть в коридорах. А его, по словам Рона, и в больничном крыле не было). Один раз за весь учебный год, и на неделю (!). Неделю восстанавливаться после полнолуния?.. Не верится: в конце сентября этого не было, да и в дальнейшем Люпин не пропадал на такой (или сопоставимый с ним) срок. Вывод, который можно счесть позволительным в данной ситуации (=ИМХО): причина исчезновения Люпина после Самайна не связана с превращением в волка.

Книга «Узник Азкабана» создаёт впечатление, что оборотень после обратного превращения в человека разбит и достаточно слаб, но мы слабые намёки на это видим лишь на примере Люпина, который перед тем как стал профессором в Хогвартсе, бедствовал, и, как я понимаю, жил чуть ли не впроголодь. Однако же вспомним, в утро после побега/спасения Сириуса Блэка оборотень Ремус Люпин выглядит вполне здоровым, хотя накануне его Мягколап потрепал как следует.

Явное противоречие получается, если задуматься. А если задуматься хорошо, то это становится вполне понятным.

Нам известно два принципа превращения человека в животное («животное» как понятие зоологии). Это оборотень и анимаг. Оборотню на смену облика требуется несколько минут (минуты две – точно), анимаг превращается мгновенно. А всё потому, что анимаг, как это можно понять из объяснений профессора МакГонагалл, трансфигурируется (анимагом становится маг, превосходно владеющий трансфигурацией, и источник энергии – магия анимага. Поток энергии достаточно шустрый и мощный), а вот оборотень трансформируется. Источником энергии для оборотня является собственный организм. Энергия не берётся «из воздуха», на трансформацию идут собственные (жировые) запасы. Соответственно, если оборотень не жирует, и даже не «нормально питается», то, поскольку организм превращается туда-обратно не по воле самого оборотня, а согласно лунному циклу (то есть хочешь не хочешь, а выть на Луну будешь согласно расписанию), то энергия на трансформацию выжимается из остальных источников – в дело идут мышцы и ливер. Если оборотень не наедается вдоволь, если он по облику, фигурально выражаясь, сравним со скелетом, обтянутым кожей, то мы «на выходе» имеем то, что имеем. Но как только оборотень начинает получать достаточное количество килокалорий, его внешний вид очень быстро меняется в лучшую сторону («Одежда на нём была всё та же, что и в поезде, но он как будто поздоровел после нескольких сытных обедов»© - КО, описание в начале первого урока по ЗоТИ у Поттера и Ко). Судя по всему, как только Люпин приехал в Хогвартс, мадам Помфри (и домовики по её указке) посадила его на усиленное питание, что, естественно, благоприятно сказалось на облике. Обычному человеку, долгое время находившемуся на грани измождения, три-четыре обеда столь видного эффекта не дали бы, но Ремус – оборотень, и, как можно предположить, регенерация у него на приличном уровне, был бы источник энергии, что называется. Опять же, наутро после июньского полнолуния, даже у счётом того, что Ремус был как следует подран Мягколапом (да, Блэк не жировал, он после Азкабана не восстановился, да и заботы у него были иные, кроме как отъедаться, но если оборотня не остановить, тот покалечит/загрызёт сириусова крестника, или его друзей. Сил, думаю, Блэку хватило), Люпин себя чувствует хорошо (в противном случае, думаю, Гарри бы это отметил, мол, понятно, почему так выглядит, вчера было полнолуние).

Сомнительно, чтобы организм оборотня, превращаясь из волка в человека, оставил все раны «как есть», чтобы человек уже сам лечился. Раны должны были затягиваться сами, что, естественно, для регулярно и сытно питающегося оборотнёвского организма – не будет проблемой.

Выходит, кое-что полезное оборотень со своей звериной природы имеет, а то после каждого полнолуния этак с месяц лечиться, если с кем из хищников не очень удачно подрался – полное безобразие. Этак и убить могут. Помните, как в сказках можно вычислить оборотня? Нужно его ранить, а потом, назавтра, поискать по округе, у кого аналогичные раны.



Самоконтроль. Wolfsbane.

После прочтения ПП на меня напала масса вопросов, от которых мне не удалось отбиться, которые мне не удалось ликвидировать, найдя на них ответы в тексте книги, ибо вопросы были связаны с всем известным ранее материалом, а вот ответы, предлагаемые шестой книгой – с предыдущими как раз таки связаны не были.

Так, например, возник вопрос контроля оборотнем самого себя во время полнолуния, то есть, когда оборотень находится в волчьем теле, а ответ, который можно сформулировать по ПП, меня, как человека, знакомого с логикой, вгоняет в ступор.

Из УА нам известно, что оборотень не способен себя контролировать, когда перекидывается в зверя, но потом помнит, что происходило (на это косвенно указывают пересказанные Хагридом слова Люпина, что тот не помнит, чтобы ночью ел кого-то, похожего на гиппогрифа). Единственный способ контролировать себя – wolfsbane, и «зелье это изобретено недавно» (Люпин в УА), «во времена моего детства ничего похожего не было» (он же). Это означает, что в тот период во время полнолуния оборотни себя не контролировали, а потому… а потому вопрос знатокам: к.о. Фенрир смог маленького Рема заразить, а не сожрать?

Сейчас поясню.

Согласно «Волшебным тварям» Ньюта Саламандера, оборотень – чрезвычайно нежелательное для контакта существо, приравненное по степени опасности («ХХХХХ» - известный убийца волшебников) к драконам, мантикорам, акромантулам, василискам и т.д. Вот только несколько выдержек из описаний зверей, получивших эту категорию:

Квинтолап (Quintaped) (также известен как Мак-Бун Кошматый) - крайне опасный хищник, питающий особое пристрастие к человеческой плоти.

Химера (Chimaera). Химеры принадлежат к редкому виду греческих чудовищ с львиной головой, козьим телом и драконьим хвостом. Злобные и кровожадные, химеры очень опасны.

Мантикора (Manticore) - в высшей степени опасное греческое чудище с головой человека, телом льва и хвостом скорпиона. Она так же опасна, как и химера и настолько же редка. Шкура мантикоры отражает практически все известные заклятия, а яд, содержащийся в жале, убивает мгновенно.

Венгерская хвосторога (Hungarian Horntail) Пожалуй, наиболее опасная из всех разновидностей драконов. (…) Венгерская хвосторога питается козами, овцами и, при случае, людьми.

Нунда (Nundy). Это восточно-африканское животное является, возможно, самым опасным: гигантский леопард, передвигающийся, несмотря на свои размеры, бесшумно. Его дыхание вызывает болезни, способные опустошить целые деревни. Нунда еще ни разу не покорился совместным усилиям менее чем сотни квалифицированных колдунов.

Продолжать можно ещё, но общий смысл, думаю, понятен. Это крайне опасные хищники, которые ядовиты, агрессивны, злобны, кровожадны и т.д.

И за что же оборотни попали в компанию к ним?

Даже Erkling по классификации МинМагии получил всего лишь «XXXX», хотя его пищей являются человеческие дети. Как и у троллей (Тролли (Troll) - существа, высотой в двенадцать футов и весом более тонны, известные своими одинаково большими силой и тупостью, часто жестоки и непредсказуемы. Они едят сырое мясо и не особенно привередливы в выборе жертв, которыми могут стать все – от диких животных до людей). Эрклинги и тролли признаны менее опасными, чем оборотни, хотя являются людоедами.

Мне, если честно, отказывает фантазия, когда я пытаюсь себе представить, что оборотней определили в группу пятой категории опасности за то, что они всего лишь заражают ликантропией детишек, после чего стыдливо сбегают с «места происшествия», как это подано в ПП:

- Он умер? - Гарри был в шоке. - Но оборотни же не убивают, они просто превращают тебя в одного из них, не так ли?

- Иногда они убивают, - непривычно серьезно сказал Рон. - Я слышал об этом, это происходит, когда оборотень слишком увлекается.

Оборотни столь опасными считаются не поэтому. Нет.

Пять «Х» им дали за то, что «практически единственный из волшебных зверей, оборотень активно охотится на людей, предпочитая их любой другой добыче»©. Добыче. «Добыча» это «еда». Кушают оборотни людей. Людоеды они.

Вышеприведённая цитата о заражении ликантропией как стандартном исходе встречи с оборотнем в полнолуние потрясающе не гармонирует с тем, что:

1. Снейп мог погибнуть на шестом курсе, о чём говорит сам оборотень Ремус Люпин («Он весь год убеждал Дамблдора, что мне нельзя доверять. У него были причины… понимаете, Сириус разыграл его так, что он чуть не погиб, и я был косвенно виноват…»© УА)

2. Оборотень стремится нападать на людей по причине того, что ему требуется человечина («Я так понимаю, ты теперь нападаешь независимо от полнолуния? Это весьма необычно…ты развил пристрастие к человеческой плоти, которое нельзя удовлетворить раз в месяц?»/ «Так и есть»© Дамблдор и Фенрир в ПП)

Если бы весь вред от оборотней, вся опасность от встречи с ними выражалась бы только в том, что оказался бы сам заражён, то подобного отношения, какое мы видим в книгах с третьей по пятую, просто не было бы. В конце концов, и ВИЧ-инфицированные живут среди людей, и больные гепатитом…

Соответственно, утверждения вроде того, что Фенрир намеренно укусил Люпина (и это, подчёркиваю, в те годы, когда зелье wolfsbane ещё не было изобретёно), после чего сбежал (хотя тяга к человечине у него сильная), а также «я даже жалел его, думая, что он потерял над собой контроль, ведь я знал как это – пережить превращение»© Ремус (повторюсь, зелья ещё и в помине не было, а других способов сохранять контроль над зверем не существует, о чём прямо говорится в предыдущих книгах), я считаю не просто ляпом, но откровенным пренебрежением автора книги к тем, кто книги читает.

Согласно тому, как Ро прописала правила Мира, либо Фенрир должен был маленького Рема сожрать, либо мать-волшебница только что раненого Ремуса отбить у Фенрира. Кстати, ИМХО, мстить Джону Люпину за оскорбление, кусая его сына, Фенрир не стал бы. Убил бы самого Люпина-старшего, ведь отец Ремуса – магл, единственное, что он мог бы сделать в качестве самообороны, так это либо отлить из серебра (/купить) пули для ружья, либо болты из аналогичного материала для арбалета приобрести. А оружие мало приобрести, им ещё нужно уметь и быть готовым пользоваться. Убил бы старшего Люпина и всё, месть свершилась бы. Жена – вдова, сын – сирота. И можно не вспоминать заезженное «месть – это блюдо, которое едят холодным»©. С учётом даже тех крох информации о Фенрире, которые мы получили из ПП, эта «месть», т.е. заражение Ремуса ликантропией, уже давно сопоставима по температуре с абсолютным нулём. А звери вроде Фенрира кушать предпочитают ещё конвульсирующую жертву.

Поэтому, дамы и господа, лажает Ро. И чем дальше, тем сильнее.

Билл Уизли – фальшивый оборотень.

А теперь можно и о Билле Уизли задаться вопросом.

Никаких «волчьих привычек» у него не может быть потому, что оборотень (в данном случае – Фенрир) заразен только в полнолуние, в хвостато-лохмато-зубастом виде. Заразен, что не тождественно слову «опасен». Если бы Люпину, после принятия полного курса wolfsbane, вдруг в полнолуние взбрело бы в голову покусать какого-нибудь человека, тот неминуемо стал бы оборотнем, даже несмотря на то, что Ремус не потерял бы контроль над собой, и действовал бы вполне осознанно. А вот Фенрир в человеческом облике если кого и может заразить хоть чем-нибудь, то только бешенством.

Оборотень заразен только в волчьем виде, и ликантропия передаётся через укус, а не просто через любую рану (к примеру, нанесённую когтями оборотня). Вещества(/вирус магического происхождения) передаются через слюну, а вырабатываются, соответственно, слюнными железами оборотневского организма в зверином обличье. Возможен, правда, механизм наподобие того, который срабатывает в отношении единорожьей крови, и тогда самого факта укуса достаточно, чтобы человек заразился ликантропией.

Когда оборотень находится в человеческом обличье, он не опасен для окружающих (другое дело, что с ним мало кто захочет дело иметь), на выяснение этого факта у волшебного сообщества было энное количество тысячелетий, ибо оборотни как явление появились очень давно. Более того, о том, что оборотень не опасен для окружающих во внеполнолунное время, прямо говорится в «Волшебных тварях» Ньюта Саламандера.

Оборотни сопровождали человечество с древнейших времён. И примерно столько же времени было у всевозможных шаманов/знахарей/целителей, чтобы всесторонне изучить ликантропию, то, как она меняет человека и как проявляется, заодно ища лекарство от оной (народная мудрость: «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Укусить могут любого). Более того, исходя из того, что книга Саламандера признана учебником Министерства Магии, выдержала много изданий но впоследствии просто дополнялась, можно сделать предположение, что этот учебник был основан на серьёзной опытной базе. То есть словам об оборотнях можно верить.

Косвенным доказательством циклической, но никак не постоянной заразности оборотней является то, что неизвестно ни одного факта заражения человека ликантропией, когда сам оборотень находится в человеческом обличье. Если бы стал известен хоть один подобный случай, Долорес Амбридж и подобные ей уже давно попытались бы провести какой-нибудь закон о том, что всех оборотней необходимо в принудительном порядке изолировать (а ещё лучше всех ликвидировать).

Если бы оборотни были настолько заразны, что можно было бы стать оборотнем, к примеру, просто попив из той же кружки, что и оборотень перед этим (капелька слюны на ободке кружки попала в микроранку во рту обычного человека, и всё), оборотней ещё в древности вырезали бы под корень. Но этого не произошло. И можно не говорить о гуманизме волшебников, которые пожалели бы этих заразных в любом обличье (если бы это было действительно так) тварей, ибо, как бы то ни было, но своя шкура, благополучие своей семьи и своих друзей – особенно в более ранние времена – ставились выше благополучия других. Особенно если эти другие – оборотни, которые в полнолуние о проявленном гуманизме помнить особо не будут, не говоря уже о том, чтобы руководствоваться им, когда человека встретят. О каком гуманизме можно говорить, если даже в то время, когда wolfsbane уже изобретено, обыватели сразу же вешают на оборотня ярлык и изгоняют из своей среды?

ОФ, глава 22:

– Но вот тот парень, – понизив голос, он (т.е. Артур) кивнул на кровать напротив, где лежал человек болезненного зеленоватого цвета и пялился в потолок. – Был укушен оборотнем, бедный парень. У него никаких шансов на выздоровление.

– Оборотнем? – встревожено прошептала миссис Уизли. – А его безопасно держать в общей палате? Разве он не должен быть в отдельном боксе?

Как говорится, небольшой комментарий в скобках: Молли Уизли состоит в Ордене Феникса, хорошо знакома с Люпином, и, безусловно, знает о существовании wolfsbane, которое делает оборотня в полнолуние вменяемым и контролирующим свои действия. При этом первые слова её, когда она узнала о том, что мужчина укушен: «А его безопасно держать в общей палате?»

И упомянутый чуть далее в той же главе разговор с укушенным о том, что тот ещё может вернуться к нормальной жизни, на самом деле бессмысленен, ибо никакого возвращения к нормальной жизни не будет. Укушенный впал в депрессию, потому что как только раны заживут и его выпустят из клиники св. Мунго, как он великолепно понимает, дома его с вероятностью, мало отличающейся от 100%, ждёт развод с женой (жить в одном доме с оборотнем?), дети, если есть, уйдут с ней, потеря работы (сослуживцы в основной своей массе откажутся работать с оборотнем) и друзей. Всё, его жизнь закончилась. Чтобы его жизнь была прежней, пусть и со скидкой на полнолуние, жена, друзья и сослуживцы должны все дружно быть очень, очень миролюбиво настроены, они должны, как Гермиона, считать, что подобное, сложившееся отношение к оборотням, какое мы видим, является разновидностью расизма.



Ремус Люпин. Суть проблемы.

Ему в какой-то степени повезло, его сделали оборотнем достаточно рано, чтобы он смог остаться человеком хотя бы по душе. Его укусили в раннем детстве, и он просто напросто не знал, что он потерял, попав под власть луны. И ещё больше ему повезло, что от него родители не отказались. Джон Люпин и его супруга не отказались от собственного ребёнка, притом что этот ребёнок раз в месяц становился зверем, они пытались найти лекарство, но ликантропия неизлечима… надежды нет… и они вырастили его человеком.

По инициативе Ньюта Саламандера в 1947 году был создан «Реестр оборотней», а на данный момент (согласно предисловию к «Волшебным тварям» Саламандера) в ведении Подразделения Тварей находятся Реестр оборотней и Секция учёта оборотней. Это означает, что в идеале каждый оборотень зарегистрирован, т.е. известны имя-фамилия, место жительства, где работает (если вообще работает) и прочая. Это также означает, что факт ликантропии Ремуса родители скрыли, к примеру, переехав в другой город/деревню, а то и вовсе сменив стиль жизни, ибо в противном случае Министерство Магии не позволило бы Альбусу Дамблдору взять мага-оборотня на обучение в Хогвартс. А судя по всему, о факте оборотничества одного из студентов ни в реестре, ни в секции учёта не знали.

Возможно, я просто фантазирую, но не исключено, что Люпин был пробным оборотнем Дамблдора. Вспомним, что говорил Ремус (УА, глава 18 ):

-…Дорога в Хогвартс была для меня закрыта. Никто из родителей не захотел бы рисковать жизнью своих детей. Но потом директором стал Дамблдор. Он проникся сочувствием и сказал, что если принять меры, я смогу учиться… - Люпин вздохнул, и взглянул на Гарри. - Пару месяцев назад я говорил тебе, что Дракучая Ива была посажена в год моего поступления в Хогвартс. На самом деле она была посажена из-за меня. Этот дом… - Люпин обвел комнату затравленным взглядом, - туннель, который к нему ведет… Все это было построено ради меня. Раз в месяц, меня отправляли сюда, чтобы я перевоплотился.

До Ремуса не было учеников-оборотней, и, как я понимаю, их не было и после (причиной чему был Блэк: что случилось один раз, может случиться снова). А Люпин был экспериментальным образцом, подопытной мышкой. Более того, не будем забывать, что к моменту поступления в Хогвартс будущих Мародёров Альбус Дамблдор провёл на посту директора школы шестнадцать лет, однако же ничего неизвестно о том, чтобы в Хогвартсе до Ремуса Люпина учились оборотни. А ведь среди выживших жертв Фернира гарантированно были и маленькие маги. Неужели их Дамблдор не пожалел бы? Или как раз таки дело в том, что о ликантропии Ремуса Люпина окружающим было неизвестно? Похоже на то.

Альбус Дамблдор знал, что набирающий силу Лорд Вольдеморт будет брать под свою руку всех, кто недоволен существующим порядком и властью. Великаны, вампиры, оборотни… Все они – изгои, и добиться равных прав с магами не могут, даже просто понимания. И если у оборотней-маглов нет никакого оружия, кроме собственной заразности во время полнолуния, то возмущённые сменой своего социального статуса укушенные взрослые маги вполне могут причинять серьёзный ущерб. Да и с детьми что делать, с такими, как Ремус, обладающими магическим талантом, но не могущим получить должное образование и работу? Да, возможно, занятия на дому и сдача экзаменов экстерном реальны, чтобы получить статус взрослого мага, имеющего право на палочку, но самому(/ой) весь объём наук не изучить, а кто будет заниматься с оборотнем? Учителя? Но не у каждой семьи хватит денег на частных учителей. Сами родители? Но знать практику ещё не значит быть способным обучать.

Если бы экспериментальное обучение оборотня в окружении простых магов дало бы эффект, Дамблдор после получения Ремусом диплома наверняка развернул бы кампанию в защиту оборотней. Как говорится, «посмотрите, при соблюдении некоторых мер безопасности обучение реально». Новое поколение магов осознало бы, что оборотни а) не настолько опасны, б) тоже, как ни парадоксально, люди. А через них это дошло бы и до старших поколений. Постепенно и остальных оборотней можно было бы социализировать, в конце концов, существуют же профессии, которые не требуют постоянного контакта с людьми, к примеру, выращивание или присмотр за магическими существами, сбор волшебных ингредиентов для зельеварения и прочая. На выходе Альбус Дамблдор и Орден Феникса не получили бы целый класс существ в качестве сторонников Томми и УпСов (за исключением идейных борцов, конечно), оборотни скорее предпочли бы сторону нынешнего правительства и АД, чем сомнительный шанс на стороне Томми, ибо у того взгляд на нелюдей явно не особо отличается от взгляда на маглов (пушечное мясо и тюремщики/заплечных дел мастера). Да и ни один из чистокровных УпСов (и даже полукровка идейный) никогда не счёл бы оборотня за равного.

Но, к сожалению Дамблдора, у Ремуса появились друзья (это, вообще-то хорошо), а также неприятели у этих самых друзей (что плохо. Для Ремуса). И один из друзей оборотня счёл того хорошим способом проучить Северуса Снейпа.

Что было дальше, мы знаем…

Как результат – дети-оборотни (естественно, обладающие талантом) в Хогвартсе не учатся, взрослые по своему статусу мало отличаются от индийской варны неприкасаемых.



Ремус Люпин. Детство до Хогвартса.

Я не зря начну размышления о Ремусе с его детства, ибо именно то, что Ремус с ранних лет является оборотнем, определило его характер и стиль его поведения, то, как он общается с окружающими. Этот период заложил базу шаблонов поведения, и мы видим Рема именно таким, каков он есть.

Маленькому ребёнку-оборотню, избегая подробных объяснений природы того, чем он стал, невозможно объяснить, почему он теперь иной, чем другие, почему нужно скрывать тот факт, что его укусили, и что в полнолуние он опасен для окружающих. Дети многое понимают, но для этого взрослые не должны избегать ответов на их вопросы.

Мать Рема рассказала ему, каковы последствия укуса волка с вертикальным зрачком. Иначе было нельзя, ведь если маленький Рем однажды расскажет кому-нибудь постороннему, его тут же начнут сторониться, как прокажённого: маги с детских лет знают, что такое оборотень, и его будут избегать, что означало бы, что Рем с того же момента станет изгоем.

Иначе было нельзя, потому что Ремус должен был понять, почему он в полнолуние должен прятаться от людей, скрываться за крепкими стенами и дверями. Одно дело, если оборотень живёт среди людей, скрывая свои 5% жизни в волчьей шкуре, и совсем иное, когда он забыть хочет о том, что он – не только человек (а ведь принять то, что ты – чудовище, очень сложно. Может появиться желание забыть об этом). Это чревато раскрытием «маленькой пушистой проблемы»©. Это чревато тем, что однажды этот оборотень упустит из виду то, что скоро полнолуние, и нападёт на человека, заразит или убьёт.

Вероятно, после того, как рана от укуса зажила, родители Рема приняли решение перебраться к маглам: те, по крайней мере, не знают, что оборотни существуют, и что они опасны. Маглы-соседи просто-напросто не смогут вычислить, что ребёнок, живущий по соседству – оборотень, не смогут «заложить» его Министерству Магии и не разрушат малейшие надежды Ремуса на получение нормального волшебного образования. Пока не известно, что Рем – оборотень, он находится в списке студентов Хогвартса (как всякий ребёнок, обладающий даром к магии, он должен был быть записан туда Волшебным Пером сразу, как только родился), но как только информация о ликантропии дойдёт до тогдашнего министра магии, его имя будет вычеркнуто из списка, поэтому не след оглашать факт болезни Ремуса.

Всё то время, пока Ремус рос, Люпины перепробовали массу способов исцеления, не считаясь с деньгами, ведь что такое деньги, когда на кону – жизнь ребёнка?.. Но, опять-таки, в Министерстве Магии они, вероятно, не обращались, к примеру, искали врачей/целителей вовсе на континенте. Они ведь надеялись, что смогут вылечить ликантропию сына, а тогда собственному Министерстве Магии вообще не следует знать о том, что Ремус был оборотнем.

Приблизительно к тому моменту, когда Ремусу исполнилось десять, Альбус Дамблдор, занимающий должность директора Хогвартса, каким-то образом узнаёт о его ликантропии, к примеру, через сочувствующих оборотням фармацевтов/целителей, к которым в своё время обращались Люпины. Ведь не могут же все маги поголовно сторониться оборотней, а уж образованным колдомедикам ли не знать о том, что оборотни ничем от людей не отличаются, пока луна не станет полной? А уж ребёнка не пожалеть, которому его болезнь перечёркивает нормальное будущее, о чём невозможно не быть в курсе?.. Таким людям не лечением заниматься надо, а бумажки перебирать в какой-нибудь конторе, хоть бы даже и в администрации клиники св. Мунго, но никак не общаться с больными.

Не исключено, кстати, что Дамблдор намеренно искал маленького оборотня, о котором не известно МинМагии, ведь оно могло огласить факт обучения оборотня в Хогвартсе (через «Ежедневный пророк»). А Альбус Дамблдор уже давно принял на себя бремя борьбы со Злом, которое во время, когда Рем был ребёнком, потихоньку начало принимать черты Лорда Вольдеморта.

Итак, Альбус связывается с Люпинами и предлагает им всё же отдать сына в Хогвартс, рассказав, какие меры безопасности он собирается предпринять для того, чтобы простые студенты не смогли проникнуть в убежище оборотня, и Люпины, после неизбежных сомнений, соглашаются. Они ведь сына любят (раз столько сил приложили к поиску лекарства), а в Хогвартсе он может почувствовать себя равным магам, которые не будут знать о его «ненормальности», и относиться будут к нему как к обычному человеку.

А к этому моменту Ремус уже много лет каждое полнолуние теряет над собой контроль, превращаясь в оборотня. Как можно предположить, он, для безопасности собственных родителей, каждое полнолуние запирается в надёжном подвале, и наутро, естественно, помнит, как пытался сломать дверь, чтобы добраться до людей. До добычи. А добычей-то он-зверь считает папу с мамой. Судя по словам Люпина (прямым и пересказанным другими) в нескольких книгах:

«Да… Небось, я его некрепко привязал, - признался Хагрид. - Немного волновался утром, когда решил, что он мог столкнуться с Люпином, но Люпин говорит, что не ел ничего похожего на гиппогрифа…» © Хагрид о Люпине (УА, глава 22)

«…Я долго не знал, что именно за оборотень укусил меня. Я даже жалел его, думал, что он просто потерял над собой контроль – я ведь знал, каково это…»© Люпин (ПП, глава 17),

Люпин, превращаясь в человека, помнит, что происходило, пока он был в теле зверя, и что он чувствовал при этом. Маленький Ремус помнил, что когда был волком, хотел выбраться и убить собственных родителей, других-то людей в доме явно не было. Да не просто убить, оборотни ведь не только убивают. Они убивают ради пищи, они пытаются питаться человечиной. С точки зрения оборотня, находящегося в человеческом облике, это – каннибализм. Для Ремуса это… это очень тяжело принимать. Пусть и не виноват формально, ведь оборотень теряет контроль над собой, а никаких лекарств нет. Но на это сложно закрывать глаза. Каково ребёнку осознавать, что только крепкая дверь в полнолуние защищает маму с папой от нападения на них собственного сына?

И с этой точки зрения демонстративно миролюбивое поведение Ремуса оправдано. Он сам выбрал такую линию поведения ещё в детстве, как я понимаю, в первую очередь из-за своих родителей. Думаю, он, поняв, насколько он чудовище в полнолуние, захотел хоть в остальное время быть безопасным. Не просто быть безопасным, но и показать всем, кто в курсе его ликантропии, что он не опасен для окружающих, ведь пусть Ремус 29 из 29,5 дней ходит в человеческом обличье (в волчьем – только одну ночь, это ? суток), но проявления агрессии неизбежно будут напоминать окружающим о том, что он не только человек, но и тварь пятого класса опасности.

Поэтому понятно, почему он в дальнейшем столь показательно миролюбив. Оборотень, его человеческая и волчья части, если можно проводить аналогии, напоминают мне отношения доктора Джекилла и мистера Хайда. Не буквально, конечно же, оборотень помнит всё, что происходило, пока он был в волчьем обличье. Но эти два разума, человеческий и звериный, пусть и находятся в одном теле, являются отдельными.

Возможно, когда человек заражается ликантропией, эта звериная личность формируется из подсознания. Это не исключено. Возможно, стремление к людоедству связано с примитивными, то есть первобытными, представлениями о том, что съев побеждённого врага, к тебе перейдут его умения, сила, хитрость, ловкость. А какое существо на земле является более сильным, чем человек, который вооружён не когтями/клыками, а разумом? *Может, эти верования и произошли от оборотней?..* Возможно, это стремление является местью за то, что пока оборотень заключён в человеческом теле, он гоним своими же сородичами, ведь в волчьей шкуре он находится всего лишь 5% от времени всей своей жизни, большую часть времени он является человеком, и раз человек помнит то, что было в волчьем теле, не исключено, что звериная личность помнит то, что творилось, пока оборотень был человеком… Сложно сказать.

В любом случае, оборотень сам выбирает, как ему действовать, когда он живёт в человеческом теле.

И кто-то из оборотней остаётся человеком, то есть не позволяет обиде и ярости на «нормальных» людей взять верх (как Ремус), а кто-то позволяет своей человеческой сущности поддаться сущности звериной (Фенрир). Не в смысле того, что уже волк начинает руководить действиями человека, нет. В смысле, что он сам разрушает своё человеческое начало, и ошмётки этого уже почти ничем от зверя не отличаются. Ибо я сомневаюсь, что в Фенрире волк подавляет человека, скорее, там и подавлять-то уже нечего.

Кто-то пытается жить и работать среди маглов, запираясь по полнолуниям в подвале. Кто-то сбегает в дальние малонаселённые уголки страны, воруя овец. Кто-то живёт в больших городах и ворует уже не овец, а кошельки, раз уж работать у маглов не хочет, маги его сторонятся, а кушать всё равно хочется.

…Ремус Люпин выбрал быть человеком.

Другое дело, что он, в какой-то мере, всё же перегнул палку, ибо судя по его словам в УА и виденному Гарри Поттером в Омуте, Ремус выбрал политику невмешательства в то, что творят его друзья.

*Полной противоположностью Люпину является, естественно, Фенрир, но, как я понимаю, он либо рождён был оборотнем, либо укушен был в достаточно сознательном возрасте, чтобы осознать, что он потерял, и что он всегда будет изгоем среди «нормальных» людей. Если Фенрир, к тому же, был маглом, то маги-целители (заштопывали-то его явно в св. Мунго) его лишили последней надежды, огорошив тем, что и магия его излечить не может. А если ты навсегда изгнан из общества, можно либо смириться с этим, либо попытаться этим «нормальным» отомстить за то, что они не хотят знать о таких, как он.*



Ремус Люпин. Оборотень и друзья-анимаги.

Первые несколько лет обучения в Хогвартсе Ремуса Люпина проходили под знаком опасения, что его вычислят и изгонят из человеческого общества. И это понятно, полнолуния он проводил в Визжащей Хижине, на достаточном удалении от человеческого жилья, а остальные 95% времени его все считали человеком и относились к нему как к равному. Он впервые получил возможность дружить с ровесниками и не опасаться ни скорого переезда в другой город всей семьёй (к примеру, к новому целителю), ни того, что его вычислят, и он станет изгоем.

Судя по словам Люпина в УА, Джеймс и Сириус вычислили его, когда они уже были на третьем курсе, скорее всего, уже во втором семестре, ибо оборотней по ЗоТИ проходят не в самом начале курса изучения опасных существ (скорее всего, ближе к концу курса), а за предыдущие два с лишним года чистокровные и сообразительные Поттер и Блэк так и не соотнесли полнолуния с исчезновениями Люпина. А не заметить того, что Люпин, делящий с ними общую спальню, пропадает, было бы достаточно проблематично.

Но на его счастье, четвёрка к этому моменту сдружилась настолько, что Джеймс и Сириус не сочли факт того, что Рем – оборотень, достаточной причиной для разрыва дружбы как минимум (а в перспективе, и закладывания оборотня и директора Министерству Магии). Джеймс и Блэк были гриффиндорцами, для которых понятие дружбы перевесило теоретическую опасность дружбы с оборотнем, ведь эссе про оборотней они написали, о мерах безопасности у Ремуса выпытали, и опасаться за собственную жизнь у них причин не было. И, скорее всего, их это только подстегнуло, раз опасности нет, можно поискать способы обратить это в свою пользу. А поскольку в самом начале третьего курса МакГонагалл им прочла лекцию об анимагах, они решили, что, будучи в зверином обличье, своего друга могут не опасаться даже когда тот будет волком.

А Питер Петтигрю?..

– Петтигрю… этот толстячок, который вечно топал за ними следом? - спросила мадам Розмерта.

– Он боготворил Блэка и Поттера, - сказала профессор МакГонагалл. - Он был им не ровня, если говорить о таланте… (УА, глава 10)

Его слово не имело такого же веса, как слова Джеймса и Сириуса, он был ведомым своими более яркими и талантливыми товарищами, поскольку самому не хватало ни силы характера, ни таланта стать лидером, поэтому, если он не хотел остаться в серой массовке, он следовал за ними. И после того, как Джеймс и Сириус вычислили природу исчезновений Ремуса, Питеру оставалось либо стать сообщником своих товарищей в деле хранения тайны Люпина, либо отстраниться от происходящего (в массовку?.. Не тот тип, он ведь «боготворил Блэка и Поттера»©, и уйти от них не смог бы. Не в 13 лет, по крайней мере), либо выдать Люпина совету попечителей и Министерству.

Что выбрал Петтигрю, мы знаем со слов Ремуса (УА, глава 18 ):

- Они потратили почти три года, чтобы изучить это искусство. Твой отец и Сириус были одни из самых одарённых студентов, да и вообще им повезло, ведь анимагическое превращение иногда приводит к ужасным последствиям. Министерство магии ещё и поэтому зорко следит за всеми, кто пытается стать анимагом. От Питера было мало толку, но он целиком положился на своих умных друзей и тоже благополучно стал анимагом. В конце концов, на пятом курсе им удалось осуществить свой замысел – отныне каждый мог по желанию трансформироваться. *Выделение – моё*.

Питер «положился на своих друзей», как делал и раньше, принимая тот путь, по которому шли Джеймс и Сириус.

Через некоторое время после того, как все трое стали анимагами (последним, естественно, был Питер), они начали выбираться на прогулки, и инициаторами явно были Джеймс и Сириус как отъявленные хулиганы, а также как анимаги, которые в своей анимагической форме способны, если что, сдержать оборотня, почуявшего человека. К тому же если оборотень в волчьем теле контролируется волчьим же сознанием, то у анимагов сознание всего лишь упрощается (вероятно, для того, чтобы человек не сошёл с ума, во всей полноте ощущая звериное тело), а потому именно анимаги это и могли придумать, а также проследить за предварением этого в жизнь.

И Ремуса на этом отрезке жизни можно только пожалеть. Блэк и Поттер – маги, которые хотят и могут создавать происходящее по своему желанию, и сопротивляться этому достаточно сложно. Особенно если ты уже стал миролюбивым оборотнем, да к тому же испытывающим некоторый комплекс по поводу своей ликантропии (пятый курс, 15 лет. Время, когда начинаешь заглядываться на девочек… а какая из нормальных волшебниц примет Ремуса таким, какой он есть, то бишь оборотнем, и не откажется с ним встречаться?..). И Ремус, которого сделали старостой для того, чтобы он сдерживал своих друзей-хулиганов, практически ничего не делает. А действительно, что он сможет сказать тому же Сириусу? Ведь и сам Ремус – Мародёр. И сам точно также участвовал в шалостях «мародёрских».



Ремус Люпин. С.О.В.ы и «худшее воспоминание Снейпа».

К С.О.В.ам Мародёры, как я понимаю, уже создали Карту Мародёров, как следует набегавшись по лесам/полям вокруг Хогвартса и по окрестностям вообще, а также во внеполнолунное время обшарив от и до собственно сам замок. Причём, само собой разумеется, что и замок анимаги, а именно Сириус и Питер, обшаривали в своих звериных ипостасях, ибо что у собаки, что у крысы чутьё хорошее на всевозможные тайные ходы, на подозрительно отзывающиеся на простукивание стены… а поскольку Джеймс превращался в оленя, от него в замке было мало толку. Поэтому они с Ремусом магией проверяли всё подозрительное, пока Мягколап и Червехвост вынюхивали секреты замка да на страже стояли, чтобы их всех никто за этим делом не застукал.

И естественно, что Лунатику было невозможно предать друзей. Пусть они занимались не разрешённым правилами Хогвартса делами, но трое Мародёров потратили массу своего личного (свободного не просто от уроков, но и от выполнения домашних работ) времени на то, чтобы скрашивать одиночество оборотня в полнолуния, и то, что они заодно решили свои обретённые способности прикладывать к своим шалостям – неизбежная плата за их дружбу. Невозможно им сказать, что они свои анимагические таланты могут использовать только в Визжащей Хижине, а в остальное время – нельзя, потому что Люпин на них донесёт МакГонагалл. Это не только «не по-гриффиндорски» (Гермиона в УА высказала свои опасения Минерве о «Молнии», и никаких угрызений совести не испытывала, она ведь о жизни своёго друга заботилась, и меньше гриффиндоркой не стала), это не честно.

Если можно так выразиться, то, что анимагические бонусы пригодились Мародёрам в их славном деле постановки замка с ног на голову, вовсе не отменяет того, что они изначально хотели быть с Ремусом даже когда тот в волчьей шкуре. У Ремуса был шанс отказаться от этого подарка остальных Мародёров ещё когда те только-только высказали идею попробовать стать анимагами, мол, «спасибо вам большое, ребята, но стать анимагом очень сложно да и опасно к тому же». Ну, то есть, он может быть и пытался спервоначалу что-то подобное говорить, ведь не с потолка и не из астрала он взял слова, которые он говорил Гарри и остальным в Визжащей Хижине в УА («…да и вообще им повезло, ведь анимагическое превращение иногда приводит к ужасным последствиям. Министерство магии ещё и поэтому зорко следит за всеми, кто пытается стать анимагом» © УА, глава 18 ).

Но для того, чтобы гарантированно убедить своих друзей не тратить силы и не рисковать ради него, ему было бы достаточно сказать что-нибудь вроде: «…а если вы не оставите эту идею, я пойду к МакГонагалл». Эти слова переубедили бы Сириуса с Джеймсом, но и навсегда вычеркнули бы Ремуса из списка их друзей. И на такую жертву Рем не пошёл, просто не смог пойти: ведь это – его друзья, которые совсем недавно узнав о его ликантропии, не отвернулись от него.

Да и стать анимагами они хотели ради него. Они хотели подарить ему возможность не быть одному, а от подарков, даримых от чистого сердца, можно отказаться, только отказываясь от дарителей.

Вероятно, что он в свою очередь, к примеру, помогал им с поиском книг для успешного становления анимагами, возможно, какую-то часть домашних работ они списывали с него (какая, к Слизерину, история магии? Это ведь скучно и совсем не весело. А «весело» - ключевое слово Джеймса и Сириуса).

А потом и покрывал их как Мародёр, пользуясь своими полномочиями старосты. Ну, по крайней мере, не закладывал их (а конкретно – Джеймса и Сириуса, ведь заводилами были именно они: в УА Розмента даже не вспомнила о том, что Мародёров было четверо, что у Сириуса и Джеймса были друзья) МакГонагалл и другим профессорам.

И это – плохо. Не то чтобы плохо прикрыть своих. Если шалость не опасна для окружающих, а через её реализацию друзья выплеснут энергию и успокоятся, то это даже полезно. Плохо, что он их вообще не тормозил, что он не ограничивал область их «шалостей», и он не высказал им, что он не приветствует их хулиганства.

Даже в сцене у озера в «худшем воспоминании Снейпа» он не вмешался в их безобразия. А ведь у него на глазах двое заводил при зрительской поддержке Петтигрю планомерно мешали с грязью человека, который ни коим образом им не мешал наслаждаться хорошей погодой и радоваться только что законченному экзамену С.О.В. по ЗоТИ. Пусть он не встал рядом с Блэком и Поттером, но и не остановил их. А ведь быть другом – это не только поддерживать дорогих тебе людей, но и останавливать их, когда они поступают не должным образом.

Может быть, Ремус потом и сказал им что-нибудь, но вряд ли его услышали: Питер в очередной раз восторженно вспоминал о том, как его товарищи поставили мерзкого Снейпа на место, Сириус радовался удачному развлечению, Джеймс десятой мыслью задумался о том, почему Лили не понравилось то, что он сделал в отношении Снивеллуса, ведь тот её потом оскорбил?.. (ключевое слово – «потом»)

И эта «немота» Ремуса очень печальна. Равно как и «глухота» Сириуса с Джеймсом. Ибо они показывают, что единство Мародёров – лишь видимость, эфемерно. Недолговечно.



Ремус Люпин. «Случай с Визжащей Хижиной»©, он же – покушение на убийство.

Спровоцированная Сириусом ситуация с Визжащей Хижиной лишь усугубила этот, сперва незначительный, раскол между оборотнем и анимагами. Для оборотня-волка его друзья – это стая своих, которые поддержат в трудную минуту, будут рядом. Ремус – одинец, это определилось ещё из до-хогвартского периода, ведь его родители были людьми, и он неизбежно понимал, что несмотря на всю их любовь, он для них всегда будет оборотнем. Его же друзья стали анимагами, а «оборотни опасны только для людей»(© Ремус, глава 18 ), и они стали равны между собой. Стали равны, пока Блэк не поставил глумление над слабым (один против четырёх – не противник. Даже если Хвост будет просто хихикать, а Рем тихо отговаривать от дуэли) выше тайны своего друга. А эта тайна, эта «маленькая пушистая проблема»© - это гарантия нормальной жизни оборотня Ремуса Люпина в обществе.

Разговор Ремуса и Сириуса в Визжащей Хижине в УА приоткрывает тайну их дальнейших отношений после того инцидента. Вероятнее всего, четвёрка Мародёров начала потихоньку распадаться, и единственным связующим звеном был Джеймс. Джеймс был связью между Ремусом и остальными.

Говорю я так потому, что если «худшее воспоминание Снейпа» это всего лишь один из неприятных эпизодов – а кому было бы хорошо от того, что твои друзья периодически становятся скотами?.. – то случай с Хижиной это уже прямая угроза сложившимся за последние пять с половиной лет взаимоотношениям общества и Ремуса: он молчит о том, что является оборотнем и старается быть благоразумным, а общество его в результате не подозревает и не изгоняет из себя. Все довольны.

Сириус – человек импульсивный и поддающийся «желаниям левой пятки». Это можно понять и даже в ряде случаев простить, недаром совершённые в состоянии аффекта преступления караются слабее, чем осознанные. Но решение спровоцировать Снейпа на поход в убежище Ремуса – это очень расчётливый шаг.

Более того, это очень жестокий в отношении своего же друга поступок.

Ибо если бы «шалость» Блэка удалась полностью, вариантов развития событий было бы несколько:

Вариант № 1. Снейп доходит до Хижины до того, как Ремус Люпин превращается. Люпин вынужден объяснить, что сейчас произойдёт, его ликантропия раскрыта. Вопрос о том, поверил ли бы Снейп Люпину – уже вторичен. Но в любом случае проверка подозрений советом попечителей подтвердила бы ликантропию, Ремус – исключён.

Вариант № 2. Снейп попадает в Хижину после того, как Ремус превратился, и Ремус его убивает. Наутро Ремус просыпается над полуобглоданным телом Снейпа (оборотни ведь человечину предпочитают, не забыли?). Огромнейший, если не смертельный удар по психике Люпина; добровольный или вынужденный уход из Хогвартса. Доказать, что именно Блэк спровоцировал Снейпа, т.е., что Блэк сам, прекрасно зная, что ждёт Снейпа в конце тоннеля под Дракучей Ивой, его посылает практически на верную смерть, было бы проблематично. О этой «шутке» Блэка знали сам он и Петтигрю, и можно лишь строить предположения, пошли ли бы они с повинной, или же цинично сказали бы сами себе и друг другу «Снейп сам виноват».

Вариант № 3. Снейп попадает в Хижину после того, как Ремус превратился. Ликантропия Снейпа. Поскольку после того, как Снейп стал оборотнем, хуже ничего произойти уже не сможет (если не брать в расчёт смерть), то на стремление директора попробовать умолчать факт присутствия оборотня в Хогвартсе он наплевал бы. Как результат – Ремус Люпин изгоняется из Хогвартса, а дальше… А дальше Блэк и Петтигрю огребают по полной программе. Блэк – срок в Азкабане за покушение на убийство (а никак иначе и не назовешь подробный рассказ о том, как попасть в ВХ и при этом умалчивание, что там будет оборотень) и уже свершившийся факт заражения ликантропией (Люпин себя не контролировал, а значит, вся вина на том, кто свёл вместе оборотня и будущую его жертву). Петтигрю – за то, что не предупредил Снейпа о том, что того ждёт в ВХ, и за то, что зная о свершающемся преступлении, умолчал.

Право слово, мародёрофилам остаётся лишь вознести хвалу, что Джеймс узнал о том, что чуть было не совершил Блэк, и не остался безучастным к тому, во что удавшаяся «шутка»© могла вылиться Ремусу Люпину.

С другой стороны, этот момент был ключевым в распаде единого мародёрского организма на отдельные «тушки». После этого случая Мародёры не являются едиными. Есть оборотень, поттеро-блэковский дуэт, лишь через Джеймса контактирующий с оборотнем, и Питер Петтигрю, в свою очередь общающийся с Поттером и Блэком как сильными патронами.

Сириусу Блэку это в итоге вылилось в дюжину лет заключения в Азкабане по подставе Питера Петтигрю, и результирующей всё это смертью с клеймом убийцы.



Пост-Хогвартский период.

Мародёры заканчивают Хогвартс, и поддерживать отношения на прежнем теснейшем, практически симбиотическом уровне не могут. Джеймс женится на Лили Эванс, Сириус Блэк наслаждается материальной независимостью от своей семьи, получив наследство от дяди Альфарда и вступив, наконец, в права наследования. И если поттеро-блэковский дуэт продолжает тянуться друг к другу, то вторые две составляющих квартета Мародёров от них отдаляются.

Здесь уже начинается зыбкая почва домыслов, но, судя по тому, что стало после, можно предположить несколько моментов.

1. С точки зрения того, кому быть настоящим Хранителем Тайны, пока Сириус Блэк играет в «поймайте меня» с Упивающимися Смертью, и Питер, и Ремус являются примерно равными кандидатурами. Питер слаб и труслив, Ремус тих и незаметен. Кто вообще вспомнит, что он входил в компанию близких друзей Джеймса Поттера? Более того, Ремус даже имеет преимущество – при всей своей тихости он верен своим друзьям, и не ищет сильных покровителей (чем всю жизнь занимается Питер. Причём Сириус ещё в то время отдавал себе в этом отчёт).

2. Ремус Люпин отдалился от Поттера и Блэка настолько, что ближайшим по расстоянию стал Питер.

Можно потому утверждать, что Ремус Люпин от Блэка и Поттера отдалился, что, как сказал в УА Блэк, он подозревал в предательстве Ремуса. А именно на того, кто не находится постоянно или с солидной частотой, на глазах, можно перенести все свои подспудные опасения. «Питер-то часто рядом крутится, на виду, а вот что поделывает Ремус, неизвестно. Вдруг к сородичам подался? А оборотни-то Известно Кого поддерживают».

Когда стало известно, что один из друзей Поттеров является предателем, Сириус и Ремус начали подозревать друг друга, об этом нам становится известно из их разговора в ГПиУА. Но если Ремус подозревал человека, склонного к авантюрам, к поведению, неконтролируемому разумом, к злым выходкам и полному пренебрежению интересами друзей. То Сириус…

Сириус Блэк подозревал оборотня. Просто оборотня, против которого не было никаких обличающих его натуру фактов.

Выбирая Хранителя Тайны, Сириус останавливается на кандидатуре слабого и трусливого человека, а не спокойного рассудительного оборотня. Во что вылилось, знаем. И вот он, благородный Сириус Блэк во всей красе. За что, впрочем, и получил по полной программе.

После этого судьба Ремуса Люпина была сломана.

Какими бы ни были Мародёры, но они были стаей Ремуса. Своими, готовыми поддержать, протянуть руку помощи и снова попытаться убедить в том, что всё будет хорошо.

После 1 ноября 1981 года Ремус Люпин узнал, что один из его друзей предал одного (косвенное убийство) и своими руками убил второго. Именно так ведь и воспринялось происходящее, поскольку Сириус, впав в шок, а потом в долгий процесс самоедства, ни слова не сказал о своей невиновности, не попытался добиться встречи с Альбусом Дамблдором (который являлся на тот момент сильнейшим светлым мыслечитателем), не попытался добиться реализации права на полноценный суд.

К 1 сентября 1993 года Ремус Люпин смирился со своей кармой, находится на одной из низших ступеней социальной лестницы магического общества, даже обладая магическим даром и получив диплом школы магии Хогвартс, то есть, формально обладая всеми правами полноценного взрослого мага.

Но не обладая лишь одним качеством.

Стремлением к полноценной жизни, даже со скидкой на его ликантропию.

Эксперимент Альбуса Дамблдора не удался.

Обсуждение статьи на форуме


В мастерскую


На главную
Замечания и поправки отсылать Anni