НАСЛЕДИЕ

АВТОР: Destri

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: HP/SS
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general/romance
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: «И вечный бой - покой нам только снится...» Ему придется смириться со своей смертью, чтобы получить шанс на жизнь. Продолжение фика «И в забвении помнить»

АРХИВИРОВАНИЕ: для размещения фика на других сайтах или в архивах спрашивайте разрешение автора.






Глава 1.

Он очнулся. Настороженный и недоумевающий. Он лежал абсолютно неподвижно, стараясь дышать в спокойном ритме, и слушал. Ни звука. Поразмышляв еще пару минут, юноша решился.

И открыл глаза.

Лучше бы он этого не делал. Хмурое серое небо, темно-серая потрескавшаяся земля и светло-серые неподвижные облака. Палитра не вселяла оптимизма. С трудом приподнявшись на руках, парень сделал отчаянное усилие и принял вертикальное положение. Просто прелестно. Так паршиво ему не было со времен его собственного мальчишника, когда усилиями Рона и Малфоя, он надрался так, что свадьбу спасло только антипохмельное зелье Северуса, которое заблаговременно стащила дальновидная Гермиона.

Справившись, наконец, с тошнотворным головокружением Гарри попытался выбрать направление, но сплошное серое пространство странно дезориентировало. Куда ни глянь, везде одно и тоже: невысокие холмы, и ни листика, ни кустика, ни травинки. Даже ветра не было. Пару раз глубоко вздохнув и немного успокоившись, Поттер сконцентрировался и попробовал аппарировать в Поместье. Разноцветная круговерть повертела-повертела его немного и выплюнула на то же место. Попытки переместиться на Диагонь-аллею, в Нору, на Траффальгарскую площадь и даже в Хогвартц постигла та же участь. Философски пожав плечами и невольно скривившись от боли в растянутых мышцах, Поттер неторопливо пошел вперед, попутно размышляя об этих странностях. Он впервые попал в место, из которого не мог выбраться. Хогвартц, конечно, был закрыт на аппарацию. Но в этом месте Гарри не чувствовал щита. Честно говоря, он вообще ничего не чувствовал. Создавалось такое впечатление, словно он попал в картину: пейзаж казался нереальным и застывшим, даже звук шагов был деликатно приглушен.

Пару километров и несколько листов новых проклятий спустя Поттер взялся вплотную за беспокоивший его вопрос: что же именно сделала эта сучка? Это самая странная реакция на Аваду, которая только могла быть. Впрочем, решил Гарри, вариантов должно было быть не так уж и много: он мог либо умереть, либо нет, а уж никак не переноситься в это странное серое место со странным серым небом и совершенно невкусной серой землей, с досадой сплюнул парень. Хорошо хоть, что и Стихия Огня и Сила Воды послушно и преданно появились на зов, так что смерть от холода и жажды была не страшна. Вот еще пожрать бы, тоскливо подумал он в ответ на возмущенное бурчание желудка.

Шаг, еще один… Равномерное движение укачивало, однообразие местности навевало скуку, а монотонность притупляла восприятие.

«Интересно, как долго кто-то крадется за мной?», - саркастически хмыкнул про себя Поттер. Хотя, крадется – не слишком точно сказано. Просто вот уже минут двадцать он слышал позади себя, не так чтобы далеко, приглушенные шаги, не всегда попадающие в такт его. Но, каждый раз оборачиваясь, Гарри не замечал даже тени кого-либо.

«В невидимке он что ли?»

Шаг, еще одни… Понимая абсурдность происходящего, Поттер вытащил палочку, тщательно прицелился в ближайший пригорок…

- Ступефай!

И не произошло абсолютно ничего. С тем же успехом он мог бы размахивать скрипичным смычком.

«Черт… черт... черт… Стерва! Что же она вытворила?! И кто, дьявол его побери, все-таки тащится вслед за мной?!»

Гарри решительно развернулся и, сделав два размашистых шага назад, резко остановился, настороженно осматриваясь и держа в общем-то бесполезную палочку наготове.

Воздух перед ним призрачно замерцал, и Поттер поспешно скорректировал свои возмущения. Это был не он. Это была она. Высокая, стройная в длинном темно-синем плаще. Ее черные волосы струились плавными волнами из-под накинутого капюшона. Красивое, тонкое лицо было бледным и изможденным. Огромные, темно-серые глаза смотрели с затаенной болью и бесконечной усталостью. Казалось, эта тоненькая юная девушка повидала все кошмары мира. Она грустно улыбнулась растерявшемуся юноше.

- Кто вы? - Гарри вздрогнул от внезапного глухого эха.

- Я – Виевна, - у нее был очень странный голос, он звучал, переливался и переплетался, переходя из одной тональности в другую, словно принадлежал сразу нескольким женщинам.

- Виевна, - растерянно повторил парень, - а Вы не знаете, как я здесь очутился?

- Знаю, - грустная понимающая улыбка, - ты умер, Гарри.

«…умер, Гарри», - ворчало эхо, а потом затихло и оно…

Тишина, длящаяся всего несколько ударов сердца, оглушила и парализовала. Страх и необходимость принятия конца давили на грудь, не позволяя вздохнуть. Колющая боль волной прокатывалась по телу, а сквозь острую панику пробивался истерический смешок: «Тебе не светит умереть от инфаркта, Поттер, раз ты уже мертв! Так что заканчивай свои фокусы!» Не в силах больше держаться на ногах, Гарри с коротким сдавленным выдохом опустился на землю и, преодолевая очередное головокружение, постарался сфокусировать взгляд на девушке.

Виевна грациозно опустилась перед ним на колени, и Поттер машинально отметил, что ни одна песчинка не шевельнулась от ее движения.

- Вы привидение? – его голос звучал безжизненно.

- Нет, - тихий смешок. – Вы, маги, называете меня Богиней Смерти.

- Я никогда не слышал раньше Вашего имени.

- Наверное потому, что большинство его узнают уже здесь. И не могут поведать живым.

- Отсюда нет выхода? – вновь задохнулся Поттер.

Богиня сочувствующе заглянула в серебристо-зеленые глаза и покачала головой.

- Это серое место не похоже на мое загробное пристанище. По крайней мере, я его представлял себе другим, - поспешно исправился юноша.

- Никакого пристанища нет, - Виевна устало откинула с волос капюшон и задумчиво провела по черным волнам узкой рукой. - Есть жизнь, и есть смерть. И есть это место между ними. Ты умер в своем мире, но твоя воля, твоя магия слишком велики. И есть еще что-то, что не позволяет тебе сдаться. Поэтому ты застрял здесь. Может надолго, может нет. Как только ты смиришься, как только ты позволишь себе уйти, Серый Мир отпустит тебя.

- И что будет потом? Что бывает, когда умираешь?

- Я не знаю Гарри. Я вижу смерть, но я не вижу возрождения… Я знаю, на что надеялись, что искали там другие. Те, кто был здесь до тебя. Они надеялись на покой, там находили забвение. Кто-то искал новое приключение. Но в конце концов все уходили в это небытие. И каждый ждал там свою сказку, свой мир. – Виевна прикрыла на мгновение серые глаза, - А может быть, там и нет ничего.

- Простите за дерзость, но я с большим бы удовольствием поискал в реальном мире ту стерву, что кинула в меня Смертельное проклятие. Так что если Вы любезно мне подскажете, каким образом я могу отсюда выбраться, я больше не буду утомлять Вас своим присутствием.

- А с чего ты взял, Гарри, что отсюда можно выбраться в реальный мир?

Жаль, что у смерти такая очаровательная улыбка. Поттеру вдруг безумно захотелось сжать кулак и стереть с этого изможденного лица жалостливое выражение. Впрочем, он уже давно не зеленый юнец, всегда поддающийся первому импульсу. Его врожденное гриффиндорское упрямство тесно переплелось с истинно слизеринской хитростью. Воистину, влияние Северуса оказало огромное и, как ни странно, благотворное воздействие на его взбалмошный характер. Мысль о муже, как всегда, отозвалась глухой уже ставшей привычной болью в сердце юноши.

- А с чего Вы взяли, что нельзя? – дерзко спросил он в ответ.

- Отсюда еще никто не возвращался.

- Хммм… Это как раз для меня. Я прославился тем, что совершаю невозможное.

- Что ж, хотя это и не в моих правилах, но я желаю тебе удачи. Только, боюсь, даже она тебе не поможет. Ты еще много не знаешь об этом месте, - Виевна поднялась, одновременно становясь все более прозрачной. – И будь осторожен, Гарри. Ты не один бродишь в Сером Мире, заплутав в сплетениях своей судьбы, - долетел призрачный затихающий шепот Богини.

* * *

Сегодня седьмой день. Сегодня ОНО опять придет. ОНО всегда приходит раз в неделю. Он давно потерял счет месяцам и измерял время только семидневными промежутками. Он не видел смысла в бесполезном подсчете времени своего заточения. Его холодный рациональный ум не потерял своей логичности, напротив, длительное заключение, не обремененное пытками, вернуло свойственную ему ранее остроту. Ту самую остроту, которую за годы счастливой жизни с любимым человеком, он постепенно запрятал в мягкие бархатные ножны.

Мужчина еще раз прошелся по своей камере вдоль голубых светящихся лучей, образующих почти идеальный пятиугольник, если бы не два из них, чуть удлиненных, смыкающихся на изумительной опаловой статуе женщины. Эти силовые линии несли в себе Силу Воды и странным образом сковывали его собственные стихийные возможности. О том, что его лишили палочки и заколдовали камеру от использования возможной живой магии, упоминать не стоит. Как ни прискорбно это было признать, но мужчина осознавал, что он совершенно беспомощен. Единственная ниточка, связывающая его с любимым – его шрамы-заклинания, охватывающие запястья. Они также не могли помочь призвать Стихию, но, по крайней мере, давали знать Повелителю Огня, что их обладатель жив… пока жив.

Он не сошел с ума, но признавал, что ему не хватает общения. За все время он не услышал ни единого слова. Его молчаливый тюремщик, которого он со свойственным ему едким сарказмом называл ОНО, так как полностью укутанная в черную материю фигура не позволяла определить не только возраст, но и пол этого человека, с помощью заклинания сдвигал статую, размыкая лучи, и моментально вырубал его. Когда мужчина приходил в сознание, он находил камеру чистой, а себя голым. Полный комплект чистой одежды дожидался на узенькой койке, горячий обед и запас воды и еды, рассчитанный на семь дней – на столе. Он брал свежую одежду и шел в дальний угол, отгороженный широкой ширмой. О нем действительно заботились, раз предоставили возможность принимать душ и вообще следить за гигиеной. Первое время после таких визитов он мылся с остервенением, стараясь смыть с себя прикосновения чужих пальцев. Но потом обострившееся обоняние подсказало, что его раздевают с помощи магии. И на том спасибо! Хотя в своих дальнейших размышлениях мужчина признал некоторую странность этого факта. Несмотря на его полную беспомощность, тюремщик словно бы опасался его и не допускал личного контакта, даже когда он находится в бессознательном состоянии.

Мужчина долго недоумевал над возможными причинами своего пленения. Над ним не издевались, не допрашивали. Ни о чем не просили и ничего не предлагали. И единственный логичный вывод потряс его. Кто бы ОН, ОНО или ОНИ ни были, им нужен не он. Им нужен Гарри. И они без сомнения получат его. Он слишком хорошо знал своего возлюбленного: этот мальчишка без раздумий обменяет свою жизнь на его. И мужчина видел выход: он должен умереть. Тогда Стихия подскажет Гарри, что его больше нет. Возможно, он будет мстить, но жертвенный алтарь ему больше не будет грозить. И его мальчик сможет выжить. Другого выхода он не нашел… пока не нашел… и он медлил.

Мужчина очнулся от своих мыслей и несколько недоуменно оглянулся. Он был уверен, что прошло уже очень много времени. ОНО не пришло. И еще… Его серебристые шрамы сильно побледнели…

Глава 2

«Шаг, еще один… Знакомая успокаивающая мантра», - злобно пыхтел Поттер, взбираясь на самый высокий холм, кстати, он вполне мог претендовать на звание … ну… горы.

Гарри шел, бежал, карабкался, пару раз полз по этому Серому Миру уже третий день. Голод и жажда давно пропали. Ведь и правда, какой голод у покойника?! Еще немного ощущалась боль. Но она была лишь слабым фантомом. Иногда наваливалась усталость, она быстро рассеивалась и казалась нереальной, как и все в этом призрачном мире. Богиня больше не объявлялась. «Ну и черт с ней! Совершенно бесполезная девица. Ничего не знает, ничего не может. Только шляется и пугает», - вслух обиделся Поттер. Подобные разговоры были не редкостью. Гарри уже давно поймал себя на мысли, что с момента исчезновения Северуса ему лучше всего общается с самим собой. «Я не буду сейчас думать о Севе, - сквозь сжатые зубы прошипел юноша, невольно бледнея от острой тоски сжавшей сердце. – Сначала надо разобраться с этим препоганым мирком и этими его гадостными кошмарами».

Да, они стали для Гарри настоящими кошмарами. Миражи. Когда он впервые, завернув за обломок скалы, наткнулся на яркую живую, правда беззвучную, картинку он просто оцепенел от ужаса. Какая-то непонятная, закутанная в черное фигура наставляет палочку на Северуса, срывается зеленая вспышка и… Гарри с криком бросился вперед. Правда, как только он вошел в поле картины, она тут же пропала, как и всякий нормальный мираж. Но вот его сюжет заставил не один час трястись мелкой дрожью одного очень храброго гриффиндорца. С тех пор они появлялись с удручающей регулярностью. Поттер старался по мере сил и возможностей не обращать внимания, тем более что большинство видений было из его прошлого. Но некоторые непонятные сцены с участием Снейпа и черной фигуры по-прежнему вызывали приступы панического страха.

Гарри встряхнул головой, пытаясь отогнать свои печали, и с высоты взглянул вдаль на Серый Мир. «А что ты ожидал увидеть? – философски поинтересовался он у себя. – Так и будешь чапать за горизонт». Впрочем, он не успел сильно загрустить. Рассеянный взгляд на подножие холма подсказал, что у него появился попутчик. Вернее попутчица. «Нет, это совершенно гадский мир! Одни бабы!» - проворчал парень, рассматривая женщину. Она сидела в позе Лотоса, запрокинув голову, словно подставляя лицо несуществующим солнечным лучам. Роскошные волосы расплавленным золотом скрывали всю ее фигуру, и только протянутые вперед раскрытыми ладонями руки позволяли определить, что она облачена в яркую голубую мантию.

Помедлив пару мгновений, Поттер все же решился и резво поскакал с крутого склона на встречу с прекрасной незнакомкой. Женщина вздрогнула и одним плавным тягучим движением поднялась на ноги, попутно пристально рассматривая юношу. И чем ближе он спускался, тем ярче разгорался огонек надежды в ее блестящих зеленых глазах. Гарри подошел ближе, с удивлением замечая знакомый разлет бровей, нежный очерк слегка припухших губ, четкую линию высоких скул…

- Эсмеральда, - потрясенно прошептал он. И великая волшебница царственным жестом протянула ему для поцелуя руку.

- Я столько столетий ждала истинного Повелителя Стихии, - глубоким завораживающим голосом поприветствовала она склонившегося Поттера.- Ты наконец появился, и теперь моя миссия будет закончена. Столько лет тоски, кошмаров и надежды…

Женщина прикрыла глаза, пытаясь совладать с болезненной судорогой, исказившей прелестные черты. Ее пальца судорожно сжали ладонь юноши. И самые настоящие слезы счастья засияли на её не отмеченном временем лице.

- Нам нужно двигаться, Гарри. В этом мире лучше не задерживаться долго на одном месте, если хочешь сохранить здравый рассудок, - Эсмеральда стремительно увлекла юношу прочь от места их встречи, тревожно осматриваясь в поисках неизвестной ему опасности. Он покорно позволил вести себя, еще не вполне осознав произошедшее. И вспоминал. «…самое любимое, самое способное мое дитя… самый сильный Адепт Воды…», «… она была моей женой… самой могущественной волшебницей… самой прекрасной женщиной из когда-либо живших на этой земле…», - всплывали в памяти слова Салазара и Мерлина. И искоса поглядывая на Эсмеральду, он признавал справедливость их слов. Вообще эта женщина обладала бесспорным очарованием. И этим немного тревожила юношу. «Все очаровательные женщины и мужчины, встреченные мной, оказывались первостепенными мерзавцами, - счел не лишним напомнить себе Поттер. – Но все-таки Эсмеральда – моя прапра…бабушка. Как ни странно это звучит».

- Почему нужно передвигаться? Из-за этих видений? – Поттер испытывающе заглянул в зеленые глаза, так похожие на его. – Но сначала ответьте, откуда Вы меня знаете?

- Я видела тебя в миражах. Неужели ты еще не понял, что они отражают не только прошлую жизнь, но и события, которые происходят или будут происходить в реальном мире. Те события, которые необыкновенно важны для твоей души.

- Тогда почему мы непременно должны идти? Зачем их избегать?

- Они могут свести с ума. Понимаешь, мальчик мой, они держат сознание в тисках тоски. Показывают прошлую жизнь и не дают найти успокоение. Я встречала в Сером Мире такие души. Сошедшие с ума, не могущие обрести пристанища, они превратили для себя это место в персональное чистилище… и даже Виевна не знает, удастся ли им обрести покой.

- Мне показалось, что Виевна вообще ничего не знает. А Вы, судя по всему, вполне в здравом уме, - Поттер еще раз оценивающе окинул женщину пронзительным серебристо-зеленым взглядом. – Видимо, Вас трудно свести с ума, Эсмеральда.

- Мне повезло. Я заметила, что если передвигаться, то видения меняются. Пробивается, конечно, и прошлое. Но в основном я наблюдала события, которых просто не было в моей жизни. Это могло бы быть моим будущим, если бы я была в них. Но меня не было ни в одном. Так что единственный вывод, к которому я пришла - это реальная жизнь. Та жизнь, что, естественно, не прекратилась с моей смертью. - Эсмеральда шла легким упругим шагом, слегка опираясь на руку Гарри и тихонько поддерживая юношу, когда он в очередной раз спотыкался о коварные серые кочки.

- Значит, Вы преспокойно наблюдали за жизнью после смерти, - насмешливо хмыкнул Поттер. – Оказывается это весьма удобное местечко.

- Весьма удобное! Особенно, когда наблюдаешь, как твой муж погибает, а ты ничего не можешь сделать! Не можешь даже сказать, что ждешь его! – таким же едким тоном откликнулась волшебница. И обжигающее чувство вины и сочувствия к этой такой хрупкой на вид, но столь несгибаемой волшебнице затопило юношу.

Черная фигура, Северус и зеленая вспышка, неумолимо приближающаяся к его мужу… Гарри привычно побледнел от появившейся перед глазами знакомой картины. Эсмеральда внимательно всмотрелась в яркие фигуры и перевела взгляд на своего потомка. Этот юноша, такой искренний, такой мужественный, такой преданный и… такой хитрый. И такой долгожданный. Теплые волны любви и нежности заполняли ее давно отчаявшееся сердце. Если у нее все получится, если она сможет убедить его… если ей удастся вернуть его, то может быть судьба, рок или Виевна смилуются и позволят ей уйти… просто уйти во тьму по ту сторону бытия. И может быть там она сможет вновь соединиться со своим любимым.

Они продолжали пусть в молчании, погрузившись каждый в свои непростые мысли… Хотя оба думали об одном и том же.

* * *

Северус недоверчиво рассматривал свои руки. Обычно серебристые шрамы, стали еле видимыми тоненькими ниточками на его бледных изящных запястьях. Тошнотворную волну ужаса, грозящую обернуться настоящим безумие, сдержала с трудом пробившаяся мысль: если бы Гарри умер, они исчезли бы совсем. Кроме Поттера, никто и ничто не могло удерживать огненные заклятия в подчинении Мастеру другой Стихии. Но что-то случилось с его мальчиком. Возможно, что-то непоправимое. Снейп не знал, какая рана могла привести к почти полному исчезновению Силы Огня из этого мира. Но что он может в заточении? Как выбраться из места, так прочно запечатанного магией и Стихией. Профессор подошел к статуе, еще раз пристально вгляделся в ее полуприкрытые глаза, и на мгновение ему показалось, что в глубине сияющего камня блеснул острый зеленый огонек.

* * *

- Все, привал, - с трудом переводя дух, скомандовала Эсмеральда. И Поттер обреченно упал на ровную площадку, венчающую очередной взятый ими холм.

- Может лучше все-таки обходить эти пригорки, мэм, раз уж нам все равно, куда идти и главное - двигаться? Знаете, умный в гору…ну и так далее, - невольно смутился гриффиндорец.

- Скажи, Гарри, ты хочешь уйти в смерть сквозь Врата Виевны, или попытаться и сделать невозможное и вернуться в мир живых? - не обращая внимания на прозрачный намек, спросила волшебница.

- Я не просто хочу, я обязательно вернусь, - Поттер упрямо сжал кулаки. - У меня там есть одно чрезвычайно важное и совершенно неотложное дело. Я только не понимаю…

- А ты заметил, что пока мы карабкались сюда, не было ни одного миража из моего или твоего прошлого. Только четыре картины с участием Северуса и его черного оппонента, – перебила волшебница. Гарри, не отвечая, задумчиво уставился на неподвижные облака. – А знаешь почему? Их проецирует твое сознание. Когда ты устаешь, мозг более доступен для проникновения реального. Понятно? Так что мы будем брать холм за холмом. Жаль, что здесь не действует магия, а ты не Повелитель Земли. Было бы не плохо создать настоящие горы и полазить по ним пару недель. Тогда у нас был бы шанс видеть не только настоящее, но и будущее.

- Я мало, что понял.

- А что тут непонятного?! Серый Мир на самом деле существует. Здесь не действуют законы магии. Считается, что отсюда только одна дорога – вперед, в смерть. И у каждого попавшего сюда эта дорога разной длины. Твои попутчики – миражи, воспоминания и отчаянье. Все рано или поздно ломаются и, не выдержав воспоминаний, смиряются. Но иногда сюда попадают действительно сильные маги. Волшебники с сильной волей, способные видеть реальную жизнь и даже будущее. Столетиями они бороздят Серый Мир, сохраняя разум и память. Великие маги – Повелители Стихий. Не все, но многие из них прошли через эти пыльные земли. И все они искали возможность вернуться назад. Но пока ни одному не удалось подобное. Большинство из них тоже смирилось и ушло. Но…

- Но - что? – Гарри приподнял голову и прищурился на женщину.

- Неважно. Я думаю, у тебя есть шанс, - Эсмеральда протянула руку и помогла юноше подняться с земли. – Если мы объединим наши стихийные возможности и сможем мысленно дотянуться до проводника в реальном мире, то ты сможешь воскреснуть.

- А как же Вы? – гриффиндорец от неожиданности остановился на крутом спуске и пошатнулся, когда ему в спину врезалась не успевшая затормозить Эсмеральда.

- Дьявол тебя побери, - совершенно неожиданно выругалась она и, потирая ушибленный нос, сварливо пожелала, - что б твоим детям лопоухими родиться! Больно же, Поттер!

- Простите, - промямлил Гарри и, все еще неверяще глазея на нее, вдруг впервые ощутил, что эта молодая волшебница действительно его родственница, у них одна кровь. Ему, не имевшему кровной родни, почему-то стала необыкновенно близка эта давно умершая и упоминаемая только в редких легендах волшебница. Гарри осторожно отвел ее руку и, нежно приподняв за подбородок, внимательно осмотрел пострадавший аккуратненький носик. – Жить будешь, - уже совершенно раскованно диагностировал юноша. И совершенно одинаковыми смешливыми искорками заблестели встретившиеся серебристо-зеленые и изумрудные глаза.

- Жить будешь ты, - насмешливо и в то же время ласково ответила Эсмеральда. – Я не хочу возвращаться. Меня там никто не ждет. Мерлин умер.

Эсмеральда чуть нервно повела плечом, развернулась и решительно продолжила спуск. Только ее напряженная спина выдавала тоску по любимому мужу. Когда же Гарри догнал ее, испытывающий взгляд юноши разбился о непроницаемую каменную маску, скрывающую острое, не утихающее с годами горе. Гарри слишком хорошо знал это выражение. Его Северус столько лет до их соединения не снимал его с лица.

- Что за проводник есть в реальном мире? – решил сменить тему гриффиндорец.

- Если я не ошибаюсь, ты уже видел его. Это Камень. Воплощение Водной Стихии. Очень сильный магический и стихийный предмет.

- Да, Салазар немного рассказал мне о нем. А потом он помог мне уничтожить Вольдеморта. Только я так и не узнал, откуда он появился и куда затем исчез.

- Мы с мужем надежно спрятали его от чужих алчных рук и взглядов, - рот Эсмеральды насмешливо искривился. - Ты только видел Камень, Гарри. Но ты не обладал им. Им никто не обладал. Даже я.

- То есть…

- Да, мальчик мой, - ответила на невысказанный вопрос Повелительница Воды, - я умерла, создавая его.

Глава 3

Поттер машинально двигался вперед, молча вглядываясь в еле видимую фигуру Эсмеральды. Несколько часов назад стемнело. Земля и небо радовали глаз сочной чернотой, и только облака оставались по-прежнему светлыми и странным образом освещали скудный пейзаж. Поттера не заботили осветительные выкрутасы этого мира. Юноша постарался сосредоточиться на услышанном и опять потерпел фиаско. Скорее всего, ему мешала еще одна черная фигура, неотступно следовавшая за ними на почтительном расстоянии вот уже второй час. Вряд ли это была Виевна. Богиня предпочитала невидимый способ передвижения. На встревоженный взмах руки Гарри Эсмеральда только пожала плечами.

- Я знала, что рано или поздно он за нами увяжется. Правда, надеялась, что это будет «поздно». Не волнуйся, до утра он вряд ли будет что-либо предпринимать. А с рассветом, надеюсь, наша задача будет решена. Давай, малыш, соберись. Это будут не легкие часы, - бросив мимолетный взгляд на преследователя, Волшебница презрительно скривилась.

- Кто он? – честно стараясь не сбивать дыхание, спросил гриффиндорец.

- Это некто Гриндевальд. Думаю, ты о нем слышал.

- Вот чёрт, - справившись с оторопью, пробормотал Гарри, - что ему нужно?

- То же, что и тебе. Выбраться отсюда.

- Он тоже Повелитель Стихии?

- Угу. Воздух.

- Госпооооди! Это не загробный мир, а просто место посмертных встреч! Мне очень хочется убраться отсюда до того, как появится Вольдеморт. Не хочу его, - простонал Поттер. И тут же вспыхнул под насмешливым взглядом женщины. - То есть видеть не хочу, - поспешно исправился он.

- Вольдеморта нет в этом мире, не было и не будет, - Эсмеральда на мгновение замерла и, выбрав новое направление, нацелилась на видневшиеся вдалеке холмы.

- Почему он не смог попасть сюда? Он ведь тоже Мастер Силы.

- Я видела, как он умирал. Он погиб обычным магом, ведь его Силу забрал ты. Забудь о нём.

- Тебе легко говорить. А ведь этот озабоченный…, - начал было Гарри, но в этот момент знакомая картина отвлекла его внимание. Впрочем, не совсем знакомая. Под тусклым серым светом облаков всего на несколько мгновений возник призрачный мираж: его Северус осунувшийся и побледневший, окруженный голубыми светящимися лучами, пристально рассматривает статую Эсмеральды. А глаза опаловой волшебницы неистово полыхают зеленым.

- Ты видела, видела это?! – Гарри взволнованно вцепился в плечи ошеломленной Эсмеральды.

- Да… Это невероятно. Ты говорил, что Северус пропал за десять месяцев до твоей предполагаемой кончины. Так, как же к нему попала моя статуя?!

- Я… я думаю, она находится там, где он заточен, - Гарри прикрыл глаза, пытаясь в мельчайших деталях восстановить увиденное. – Ты заметила голубые лучи? Я думаю, именно они не позволяют Севу использовать Стихию.

- Возможно так и есть. Послушай, Гарри, раз уж твой муж находится рядом со статуей, то он может помочь нам. Надо, как-то сообщить ему…

- Как я могу ему сообщить? - напряженно прервал ее Поттер. – Даже, когда я был жив, мне не удавалось пробиться сквозь все блоки.

- Я помогу тебе. Моя связь с Камнем сильна. Очень сильна. А ты просто думай о Северусе. Я верю, все получится.

Эсмеральда мягко высвободилась из рук юноши и продолжила путь. Она была потрясена и… обрадована. Это удача. Огромная удача, заслонившая собой все опасности и тревоги. Теперь она была уверена в успехе. Дело осталось за малым. Вымотать мальчишку и вызвать устойчивую картинку. Установить связь и заставить Гарри принять Камень. Теперь, когда от этого зависела жизнь его мужа, у него не будет другого выхода, как бы ни была сильна боль. Радостно сияющими зелеными глазами Эсмеральда вглядывалась в далекие холмы. Она была довольна.

- Я не совсем понял связь между статуей и Камнем. Не объяснишь?

- Объясню…

* * *

Уже третий день он ничего не ел. Это его не беспокоило. Просто от голода постоянно клонило в сон. Северус уютно свернулся на койке и погрузился в приятную полудрему. Ему снился его мальчик. Закутанный в халат он стоял на балконе их спальни и потягивал из высокого кубка свой неизменный утренний сок. Солнце ласково запуталось в его взъерошенных волосах. Вот он поворачивается, сонно улыбается Северусу и… Вдруг сон меняется, и он видит Гарри в огненном кольце яркого пламени. Рыжие язычки ласкают его смуглую кожу и поднимаются все выше, захватывая в полыхающий кокон. Зеленые, как прежде, глаза с тревогой и волнением вглядываются в него. «Разбей ее, - шепчут его губы, - разбей ее, Северус». Огонь охватил его целиком, меняя, вылепляя из него совсем другую фигуру… «Разбей меня», - умоляют женские уста.

С дико колотящимся сердцем Северус вынырнул из сна. Запястья горели огнем, заставляя корчится от знакомой боли. Его взгляд вновь остановился на проклятой статуе. И, как и в прошлый раз, на мгновение ее глаза зажглись ярким и таким знакомым зеленым пламенем.

* * *

- Расскажи мне о Гриндевальде. Насколько я понял, ты с ним хорошо знакома.

- Напыщенный, самовлюбленный придурок. Его лишили магии, но он сумел сохранить свои стихийные возможности. А такие, как он, никогда не согласятся владеть меньшим. И он решил схитрить. Покончил жизнь самоубийством. И оп-ля! Оказался в Сером Мире. Не сомневаюсь, он раньше слышал о нем, иначе к чему такой решительный шаг. Вот только он не учел, что выбраться отсюда невозможно. Виевна – милая девушка и милосердная Богиня. Но Гриндевальд показался ей таким забавным с этой своей маниакальной настойчивостью. Она неплохо развлеклась, наблюдая, как этот идиот достает всех с кем встречается. Мне не повезло больше остальных, - невольно вздохнула Эсмеральда, - именно ко мне этот собиратель древних легенд прицепился где-то тридцать лет назад. И, как видишь, не может отцепиться до сих пор.

- Так он безобиден? – с явным сомнением в голосе спросил гриффиндорец.

- Конечно, нет. Он опасен, как змея. И самое неприятное – он действительно умен. Не сомневаюсь, он уже узнал, кто ты. И наверняка знает, что ты владеешь двумя Стихиями. Думаю, он нападет, как только мы начнем ритуал.

- Предлагаю избавиться от него, - Гарри злобно ухмыльнулся, - мне не привыкать избавляться от нехороших темных магов. А то, что он уже мертв, привносит новую волнующую нотку.

- Угомонись. Не стоит отвлекаться. И не волнуйся, Гарри, - Эсмеральда, обернувшись через плечо, тепло улыбнулась юноше, - я не позволю ему добраться до тебя.

- А ты…

- А какая разница, каким способом уйти за Врата? Он не сможет нам помешать. Ни тебе – вернуться, ни мне – уйти. А теперь помолчи. Тебе есть, чем заняться. Постарайся дотянуться до Северуса.

И Поттер заткнулся. Сосредоточенно сопя, он вышагивал сквозь тьму за светлеющей фигуркой Волшебницы. Гарри задавал себе одни и тот же мучительный вопрос и не находил ответа. Почему? Почему все это случилось именно с ними. И он и Северус прошли в своей жизни через ад. Они заслужили свое счастье. Неужели несколько безмятежных, наполненных любовью, светом и радостью лет были платой им за всю боль, грязь и отчаянье, что оставили свои метки на их жизнях. Почему??? Снова разлука, снова смерть…

Гарри вспоминал. Их дни. Какими теплыми, тягучими и сладкими они были. Им не от кого было прятаться. Кроме них, только домовые эльфы жили в их старинном замке на берегу огромного круглого озера. Но все равно они скрывались в полностью заросших плющем беседках запущенного парка. Жадные поцелуи, лихорадочные движения, вкус их страсти, сияние их связанных жизней… Их ночи. Они были темные, полными силы, мощи и власти их соединения. И не было слов…

Гарри любил, просыпаясь, выбираться на балкон спальни, обращенный на восток. Ах, этот вид! Его любимое, залитое восходящим солнцем персональное квиддичное поле. Северус обычно незаметно подкрадывался к нему сзади и, крепко обнимая, шептал: «Маленький собственник! Это поле тебя притягивает больше, чем наша теплая постель». И его тихий смех заставлял целую стаю сладких мурашек бегать по его коже. «Ты ошибаешься, - шептал в ответ Гарри, - больше чем постель, меня притягивают только твои объятия, Северус».

- Северус…, - неосознанно прошептал юноша.

Волшебница пристально взглянула на юношу, но ничего не сказала. Она протянула руку и помогла ему преодолеть последние шаги. Их преследователь, явно забеспокоившись, прибавил шаг. Он уже вступил на подножие холма, только что покоренного Гарри и Эсмеральдой. Заметив, что стало значительно светлее, Поттер в изнеможении опустился на серую землю.

- Нет, - вздернула она его вверх. Гарри медленно выпрямился, чувствуя, как давно дремавшая ярость поднимается в нем. Он устал. Безумно устал. Но в следующее мгновение его бешенство бесследно улетучилось. Эсмеральда, напряженно выпрямив спину и протягивая вперед чуть дрожащие руки, безмолвно шевелила губами. И впервые самый настоящий ветер поднялся в Сером Мире и принялся терзать их мантии.

- Время пришло, - решительно провозгласила Волшебница.

Боль не ударила внезапно. Она тихонько подкрадывалась, проявляясь все ярче и ярче, тонкими струйками пробегая по коже, сводя мышцы призрачными пока судорогами. Гарри постарался расслабиться, как учила его Волшебница, не сопротивляться, впустить боль в себя, слиться с ней, отдать часть себя и забрать ее. И в этот момент преследующий их волшебник ступил на вершину. Блеснув серыми глазами, он, не раздумывая, вскинул руки. Нельзя сказать, что юноша был сильно впечатлен. Он уже видел нечто подобное в исполнении Северуса: огромный стремительный смерч хищно ринулся на Волшебницу. И, словно споткнувшись, замер в метре от нее. На серой земле из ниоткуда синими волнами набирал силу водоворот. Он взлетел и, сравнявшись ростом с торнадо, накинулся на темный вихрь, сплетаясь с ним в безумной спирали и отталкивая от Эсмеральды. Гриндевальд скрипнул зубами, но потоки Силы не позволили ему подобраться ни к женщине, ни к юноше.

- Осторожней, Эсмеральда, - сквозь ожоги боли простонал Гарри.

- Не обращай внимания, мальчик мой, он не твоя забота.

- Знаешь, а я ведь знаком с твоим мужем. Мы некоторое время …эээ… довольно близко общались.

Эсмеральда чуть вздрогнула и тряхнула своими роскошными золотыми волосами, прогоняя волнение.

- Да, я знаю… видела в своих миражах. Вы справились… и он… ушел.

- Он здорово помог мне, - голос юноши срывался от непереносимой муки, - и я не могу не попросить тебя. Если там, за Вратами, ты найдешь Мерлина, передай мою благодарность и скажи, что я помню… помню его.

- Передам. Обязательно передам, Гарри, - Эсмеральда ласково улыбалась ему, - а теперь довольно прощальных слов, сосредоточься на контакте с Северусом. И помни, как только ты возьмешь Камень, боль пройдет.

«Ага… если я доживу до контакта, а тем более до возможности взять Камень, -саркастически хмыкнул про себя Поттер. – Черт, я уже мертв! Постоянно забываю об этом. И все равно, это не честно! Такая боль для покойника!» Гарри постарался выбросить из головы все посторонние мысли: и Эсмеральду, и Гриндевальда, и даже Виевну. «Северус, - в лихорадке чуть слышно шептал он, - мой Северус…». Он вспоминал его таким, каким Сев был в их последний день перед свадьбой. Они шли по Косой аллее, и все встреченные ими волшебники и ведьмы с удивлением оборачивались вслед необычной паре. Мужчина шипел, что это, конечно же, потому что его угораздило поддаться на уговоры малолетки и вырядиться в маггловскую одежду. А Гарри глаз не мог оторвать от своего возлюбленного, ему редко выпадала удача лицезреть его в таких соблазнительных джинсах. «Северус…» - шептал искореженный болью молодой человек. Сознание мутилось, и в какой-то момент его раздраженно шипящий возлюбленный вдруг изменился, став изможденным, уставшим мужчиной. И Гарри понял, что видит Сева таким, какой он есть сейчас. Он смог! Он дотянулся до него!

- Северус! Разбей ее! Разбей статую, любимый. Прямо сейчас!!!

Последнее, что успел увидеть Поттер в Сером Мире - две сплетенные стихии, танцующие вдалеке, Гриндевальд, бессильно кусающий свои губы, Эсмеральда со счастливыми слезами в арке темно синих ворот, сквозь которые видна потрясающая звездная бездна. И Виевна со своей обычной усталой улыбкой захлопывает тяжелые створки. Гарри мог бы поклясться, что Богиня чуть слышно, одними губами прошептала ему на прощание: «До встречи, Гарри Поттер».

Глава 4

«Разбей статую, любимый!» - все еще звенел отдаленным эхом голос Гарри. Тяжело дыша, прижимая к груди охваченные жгучей болью руки, Северус еще раз всмотрелся в ожившие зеленые глаза каменного чуда. Нет. Это глаза не Гарри. Даже до овладения Водой, они были другого оттенка - тоже зеленые, но в них не было россыпи этих рыжих искорок у зрачков. Осторожно протянул руку, стараясь дотронуться до статуи. И ощутил тепло.

- Это не опал, - потрясенно прошептал Снейп, - это Огонь!

Разбуженные воздействием Гарри огненные заклятия, кольцом охватывающие запястья мужчины, узнавали родную стихию, и ладони сами тянулись к неподвижному пламени. Соединенные силы преодолели сковывающие заклятия магии, и Северус впервые вышел за пределы своей клетки. Если бы он не был так слаб, он бы рассмеялся, а еще лучше разнес бы это место в щепки. Почти нежно мужчина погладил лицо статуи и тут же резким движением опрокинул ее на пол.

Это было красивое зрелище: едва коснувшись каменных плит, огненное изваяние ослепительно вспыхнуло и рассыпалось мельчайшими рыжими огоньками, а под самые ноги Северуса упал льдисто-голубой кристалл. С трудом согнувшись, он поднял Камень и сжал его в руке, поражаясь чужеродной давящей силе, буквально выплескивавшейся за хрустальные грани.

- Гарри! – надрывно крикнул он. – Гарри, - тихий шепот…

Сначала Снейп не почувствовал ничего. Он закрыл глаза, борясь с головокружением. А затем на его судорожно сжатый кулак легла прохладная ладонь. Его мальчик, напряженно улыбаясь, коснулся камня, и в этот момент вспыхнул свет. Он шел отовсюду. В его бывшем узилище не было ни клочка пространства, не залитого серо-голубым сиянием. Северус отшатнулся, со стоном закрывая глаза руками. Но это не помогло. Беспощадный свет проникал сквозь руки и веки, озаряя, казалось, самую сущность, самые сокровенные уголки души мужчины. Образы наполняли сознание, эмоции сотрясали тело. И если он чувствовал себя беспомощной букашкой под микроскопом фанатика, то что же ощущал Гарри, стоящий в ореоле дрожащего воздуха и принимающий полный заряд Силы? Что чувствовал он, вступая в наследие? Чужие миры… исполинская звездная спираль, окольцованная горячими голубовато-белыми звездами-гигантами. Он знал это звездное скопление… Туманность Андромеды… Маленький хрустальный домик звенит многоголосым шепотом под серебряным ветром… Ослепительно белый тяжелый песок отсвечивает лучами неземного светила… Молчаливые призраки в костюмах эпохи Ренессанса медленно танцуют под неслышную музыку в мрачных чертогах замка… Окровавленное поле, и только со второго взгляда можно разглядеть миллионы алых маков, дрожащих в хмельном воздухе… Метель заметает волчьи следы, а вдалеке мерцает первый костер в мироздании… звон клинков… звон ручья… звон мороза… треск ткани… вкус вина… жар тел… жизнь… смерть… любовь…

* * *

Ощутимый удар по щеке выдрал парня из ватной серости, в которой он беспомощно парил.

- За что так неласково? – еще не вполне придя в себя, пробубнил Гарри.

- Хватит валяться, Поттер, - любимый голос даже раздражен совсем по-родному

- Сев, - подскочил Гарри, - Боже мой, Сев!

- Твой-твой… Куда ты нас затащил, Гарри?

- Я? – серебристо-зеленый взор полон самого искреннего недоумения

- ТЫ!!! – кажется, Снейп с трудом сдерживает истерику.

Гарри встал, преодолевая тошноту, не в силах отделаться от ощущения, что это уже было. Дежа вю в общем.

- Господи, только бы не Серый Мир, - пробормотал парень и, поглубже вздохнув, отважно взглянул на окружающую действительность.

Что ж бывало и хуже. Действительность производила внушительное впечатление: маленький круглый островок метров десять в диаметре, чудесный светло-желтый песочек и одинокая пальма в самом центре суши. Солнышко - в зените. Океан – спокойный. Рай земной, мечта Робинзона. Впечатление портил только сердитый ёжик под пальмой. Он громко сопел и был явно недоволен местом своего пребывания.

- Как мы здесь оказались? - совершенно обалдевший вид Поттера являлся, казалось бы, достоверным доказательством его невиновности.

- Что ты помнишь? – уклонился от прямого ответа Северус.

- Я взял Камень… все засияло… и я увидел что-то такое…такое… яркое… не могу отчетливо вспомнить, - Гарри прикрыл глаза, стараясь удержать мимолетное видение чего-то светлого, воздушного и сладкого, как сахарная вата

- Да, ты взял Камень, появился свет, а затем темница начала рушиться. Огромные валуны полетели прямо на наши головы, а потом ты вцепился в меня и перенес сюда.

- Куда? – глупо похлопал глазами Поттер.

- К черту на куличики! – рявкнул его вновь обретенный муж.

- А это, судя по всему, чёрт и есть, - Гарри весело хмыкнул. Обиженный ёжик свернулся в колючий шарик, демонстрируя свое собственное мнение о бестолковых волшебниках закинувших безвинное животное в чуждую среду обитания.

- Это ёж, Поттер. И мне очень интересно, кто за эти десять месяцев научил тебя мучить животных. Ведь раньше ты был таким добрым мальчиком, - знакомая язвительная усмешка несколько комично сочеталась с покрытой серой пылью мантией и изможденным лицом мужчины.

- Я и сейчас добрый, - последние слова прозвучали совершенно невнятно, наверное, потому что Гарри, наконец, преодолел невольный ступор и, повалив Сева на песок, уткнулся лицом в шею своего мужа. Знакомые руки сомкнулись на спине юноши, притягивая ближе, вдавливая в худощавое тело. Шее стало мокро.

- Гарри, - Северус мягко провел рукой по лохматой голове. Жадные губы, прижавшиеся к его рту, были сладкими, солеными и пыльными. Поттер приподнялся на руках и заглянул в лицо, по которому так долго скучал: черные глаза, черные волосы и черные разводы на белоснежной коже. Легко рассмеявшись, Гарри вскочил на ноги и взмахнул волшебной палочкой. Сила, выплеснувшая из несчастного куска дерева, явно была достойна лучшего применения. Маленький клочок суши немилосердно тряхнуло, и на противоположном конце островка выросла черная скала.

- Что, чёрт возьми, ты сделал? – заикаясь, выдавил Снейп.

- Я ванну заказывал, - Поттер растерянно вертел в руках свою палочку.

- А получил душ! Тоже неплохо.

Снейп размашистым шагом пошел инспектировать миниатюрный водопад, низвергающийся с уступа.

- Пресная… и теплая, - последняя деталь одежды слетела с тела, и Северус блаженно запрокинул голову, подставляя тело ласковым радужным струям. – Интересно, а где моя палочка?

- Я могу попробовать призвать ее.

- Даже не знаю… боюсь, такими темпами ты разведешь на этом пятачке целый зверинец.

И в ответ на недоуменный взгляд Поттера мужчина махнул рукой в сторону пальмы: уютно устроившись под тенью ствола, ёжик с увлечением обнюхивал свою новоприобретенную колючую подружку.

* * *

Небо… Небо было словно туго натянутый черный бархат, щедро присыпанный серебристой пылью звезд. Гарри всегда казалось, что южный небосвод должен просто подавлять своими яркими созвездиями. Но в этом мире все было наоборот. Мелкие-мелкие звездочки озорно перемигивались друг с другом, гасли и вспыхивали вновь, рассыпались в разные стороны, уступая место трем сияющим розовато-белым лунам, что стремительно друг за другом пересекали небо. Краем глаза Гарри наблюдал их второй за последние три часа бег, любуясь нежным розовым отсветом. В прошлый раз он не смог их как следует рассмотреть. Он был слишком занят.

Океан… Океан тихо шептал о чем-то своем вечном и детском. Но его тайны были неслышны. Плеск водопада заглушал голос темной воды. Редкие капли долетали до лица, невесомо оседая на коже, и, смешиваясь с пряным соленым воздухом, создавали неповторимый аромат и вкус самой жизни. Новый звук отвлек Гарри от неба. Сытое сопение подсказало, что стихийно размножающееся колючее семейство закончило поглощать яблоки, великодушно созданные вместе с вкусным ужином на двоих, который супруги прикончили сразу же после удовлетворения иного голода.

Гарри прикрыл глаза и вслушался в ровный стук сердца под своей рукой. Северус продолжал притворяться спящим. И юноше совершенно не хотелось сообщать ему, что обман раскрыт. Его тело слегка ныло особенной сладостной болью, заставляя видения прошедших часов вновь и вновь всплывать в сознании. Северус слегка шевельнулся, и Гарри, воспользовавшись этим, нежно потерся щекой о прохладную обнаженную грудь мужчины. Притворно-сердитый вздох отозвался лукавой улыбкой на юношеских губах.

- Я спать хочу, Гарри, - противореча собственным словам, Снейп подхватил своего возлюбленного и перекатил его на себя.

- Теперь я понял, какой смысл ты вкладываешь в эти слова, - Гарри сложил руки на груди Сева и, уютно пристроив на них подбородок, рассматривал его смеющимися серебристо-зелеными глазами.

- Маленький нахал…

- И всегда был таким…

- Я так скучал, - медленное движение теплой руки. Гарри со стоном прогнулся, вцепился в плечи мужа и уткнулся носом ему в шею, пряча мгновенно повлажневшие глаза. Он думал о счастье… об огромном, легком и светящемся счастье, что наполняло каждую клеточку его тела, каждую частицу его души… о счастье, что не давало ему заснуть, снова и снова заставляло прикасаться к любимому телу… снова и снова убеждало его, что это не мираж. Тягучий медленный поцелуй как напоминание о том, что было… как обещание того, что будет… Неспешное и сладкое соединение как залог и выплата одновременно…

* * *

- Слушай, Сев, а откуда все-таки взялись животные? – Гарри зябко кутался в одеяло, прячась от ветра, холодящего влажную кожу.

- Из-за заклинаний, - невнятно пробормотал плещущийся под водопадом Снейп.

- Так, что… теперь на каждое использование магии будет появляться по ёжику?

Снейп смешно фыркнул и, встряхивая длинными мокрыми волосами, забрался к Гарри под одеяло.

- Думаю, это просто побочный эффект вновь приобретенной Силы. Уверен, он временный. Просто ты еще не приспособился. И я искренне надеюсь, что ты сможешь взять ситуацию под контроль. Не хотелось бы делить это и будущие пристанища с зоопарком. Особенно с таким однообразным.

Гарри рассеянно наблюдал за копошащимся семейством. Созданный ужин, а затем и два одеяла прибавили к колючей парочке еще двух малюсеньких ежат. И Поттер искренне надеясь, что уменьшение размеров животных означает положительную динамику в его способности к приспособлению. Только Гарри немного беспокоила мысль, что, возможно, он просто призывает одну … хм… ежовую семью.

- Нам нужно поспать, Гарри. Завтра решим, что с ними делать. И что нам делать, кстати, тоже, - Северус зевнул, на этот раз сам устраиваясь на груди гриффиндорца. – Спи, любимый, - уже сквозь сон прошептал он, - нам пока незачем спешить.

Гарри нежно прижал его к себе, рассеянно перебирая влажные черные пряди. А звезды в вышине насмешливо подмигивали ему, что-то невесомо шептали, обещая поведать тайны океана, заглядывали в сияющие таким же серебром глаза, пытались дотянуться своим холодным светом до смуглой кожи и злорадно предсказывали, что сон к нему так и не придет.

Глава 5

Рассвет лениво заливал волны алым пламенем. Северус с нескрываемым удовольствием потянулся и обмяк в так и не разжавшихся теплых объятиях. Черные глаза цепко пробежались по осунувшемуся смуглому лицу, и Снейп прошептал, нежно касаясь губ Гарри:

- Тебе следовало бы хоть немного поспать. У нас впереди тяжелый день.

- Мы можем его сделать легким, - Поттер соблазнительно улыбнулся, - а все тяжести перенести на послезавтра.

- Это, конечно, заманчиво, но…

- Тсс… я знаю, - Гарри на секунду до боли сжал Сева, а затем неожиданно звонко поцеловал его в лоб. – Подъем, профессор.

Юноша стряхнул с себя мужа и резво вскочил на ноги. Возмущенный возглас разбился о нежную ухмылку Гарри. Недовольно ворча, Снейп отвернулся, пряча глупо-счастливую улыбку, и потянулся к своей одежде. Их возня не осталась незамеченной. Колючее семейство потрусило в сторону мужчин и нагло принялось выпрашивать свой законный завтрак. Северус, хмуро посмотрев на голодных животных, задумчиво спросил:

- Гарри, мы же не оставим их здесь, верно? Придется как-то вытаскивать ежей с острова… Правда, мы еще не определились, как сами выберемся отсюда, - Снейп запрокинул голову и бросил взгляд на еле видимые в светлом небе убегающие луны.

- Вообще-то, у меня есть идея. Мы исчезнем из этого мира и появимся в месте, где я рассчитываю получить кое-какие ответы на так и не заданные мной вопросы. И еще у меня есть послание…

- Кому? – подозрительно прищурился Северус.

- Я вас познакомлю. Хотя, он тебя знает.

- Он?! Поттер… - ревниво прошипел Снейп.

- А я-то думал, ты мне доверяешь, - насмешливо рассмеялся Гарри. – Не злись, - тут же поспешно добавил он.

- Ладно, - уже полностью одетый Северус выжидательно уставился на своего возлюбленного, - ну, что ты там придумал?

Гарри заклинанием собрал тут же увеличившееся до пяти особей колючее семейство в одеяло, аккуратно завязал и вручил Снейпу отчаянно извивающийся и издающий отборное сопение мешок.

- Иди сюда, - протянул ладонь и сжал тонкие пальцы. Гарри окинул прощальным взглядом гостеприимный островок, неторопливо подошел к самой кромке воды и, глубоко вздохнув, сделал первый шаг в океан. Пенная волна привычно накатила на берег и вдруг, словно споткнувшись, на мгновение замерла, задумчиво качнулась и решительно расступилась перед своим Повелителем и его спутником. Гарри неторопливо шел сквозь разбегающуюся воду, изо всех сил концентрируясь на перемещении. Он вспоминал спокойную запруду, заросшую камышом, чуть слышный плеск о невидимый берег, холодную свежесть лесного озера… Северус, шедший след в след за Поттером, резко дышал, с трудом сдерживая нервную дрожь. Они зашли уже слишком глубоко, вода закрывала почти все небо, с жадным плеском смыкалась у него за спиной и хищно билась о невидимую преграду, окружающую двух мужчин. Было страшно. Чуждая Стихия давила небывалой мощью, сжимала воздух и жалила болью его Повелителя. А Гарри все шел и шел вперед, словно в забытьи. С каждым шагом он все глубже, все яснее чувствовал этот океан, эти темные соленые волны. Все увереннее приказывал им измениться. Стать прохладной, прозрачной озерной водой, что позволяет белым облакам отражаться в неглубоком каменистом дне. С внезапной радостью Поттер почувствовал плавный толчок, и все вокруг стало меняться. Под ногами вдруг появился скользкий ил, вальяжный зеркальный карп проплыл мимо, пучеглазо скосившись на невиданных прежде подводных обитателей. А немного впереди мелькнул неожиданный просвет. Северус крепче сжал его ладонь. И Гарри понял, что он тоже видит это: сквозь спокойную теперь воду просвечивает солнце, стоящее в зените. Они прибавили шаг и через несколько секунд ступили на заросший травой берег в тихом, купающемся в солнечном свете и запахе нагретой хвои лесу. Воздух перед ними странно дрожал. Гарри протянул ладонь вперед, сделал последний шаг прямо в это марево и, потянув Сева за собой, вышел из камина в знакомый кабинет.

Дух Слизерина дружелюбно приподнял бокал, приветствуя Гарри, заинтересованно взглянул на Сева и изящным взмахом руки предложил парочке расположиться на уютном диванчике, что стоял на месте кресла, в котором обычно располагался Поттер.

- Добрый день, Салазар, - улыбнулся Гарри, - извини, мы без приглашения…

- Зато с подарком, - вставил Снейп, протягивая Слизерину фыркающий мешок.

* * *

Черная фигура в ярости металась среди каменных завалов. То, что еще день назад представляло собой идеальное узилище для этого чудовища – бывшего преподавателя Зельеварения, сейчас имело беспомощный и почему-то опаленный вид древней пещеры, безжалостно разрушенной расхитителями. Тот, кого Снейп называл ОНО, судорожно переворачивало крошащиеся камни, поднимая облака едкой пыли. Приглушенное нечеловеческое рычание пробивалось сквозь шелковую черную маску. Разодранные перчатки больше не спасали нежную кожу тонких рук, и удивительно алая кровь тяжелыми каплями орошала каменные плиты. Впервые, с момента осознания и принятия своей сущности, ОНО испытывало боль и страх. И темное глухое отчаянье. Потому что нигде сквозь серые камни не мелькнул даже самый маленький осколок янтарного цвета. Статуя исчезла. Не осталось даже следа. ОНО так и не узнало секрет Силы.

* * *

Гарри наслаждался.

Наслаждался своим любимым коктейлем. Наслаждался прежним очарованием этого кабинета. Наслаждался словесной перепалкой, что затеяли два мастера изящной словесности, в обществе которых гриффиндорцу повезло оказаться. Вообще, эти двое на удивление быстро затеяли свару, и причиной ее, как ни странно, оказался именно Гарри. Четное слово, Поттер понимал, когда Сев ревновал его к Драко – такое случалось, к Рему – а это случалось еще чаще. Они хотя бы были живыми. Но так шипеть на Дух?! Это было выше его понимания. Поэтому он и забился в уголок дивана и, сдерживая нервное хихиканье, приканчивал уже третий стакан ледяного напитка.

- Мне совершенно не известно, почему мистер Поттер не соизволил рассказать о нашем знакомстве раньше, - убийственный взгляд Салазара мог бы наповал убить кого-нибудь менее безрассудного и менее пьяного.

- Это совершенно ничего не объясняет, мистер Слизерин!

- Профессор Слизерин, - с нескрываемой издевкой поправил Снейпа Салазар. – Что в конце концов вы хотите выяснить Северус?

- Кто все это сделал? Кто напал на меня? Кто почти убил Гарри?

- Я понятия не имею. Больше того, я и не мог это знать. Ведь супруг говорил вам, что мне известны события, только связанные с использованием Силы Воды. Дальше мое видение не распространятся.

- Что ж, тогда вы должны знать, кто использовал эту Силу, для того чтобы удерживать меня в темнице, - Снейп из последних сил сдерживался, мысленно успокоив себя обязательной расправой с одним очень скрытным гриффиндорцем.

- Это был человек, - задумчиво проговорил Салазар, - человек, не владеющий Стихийной магией.

- Как же ему удалось добраться до статуи Эсмеральды? – вынырнув из пьяных мечтаний, недоуменно вопросил Поттер

- Про эту реликвию знали немногие могущественные маги. И только некоторые из них пытались добраться до нее. И всех постигла неудача. В дневниках Мерлина было сказано, что только истинный наследник Эсмеральды сможет владеть Камнем Воды. И только Повелители Воды смогут распознать Кристалл Силы.

- Это значит, что найти Камень может любой маг Воды?

- Да, Северус. Любой чародей, познавший Стихию Эсмеральды, может попытаться найти воплощение ее могущества. Но Камень обладает собственным сознанием. Моя девочка, умирая, поместила в него часть своей жизни. И всю свою магию. Это сделало Камень уникальным артефактом. Понимаете, он обладает не только магией, но и сознанием. Пусть не вполне человеческим.

- А ты можешь слышать его? – неожиданно резко спросил Поттер

- Да… Но я не могу ответить… Я мертв, Гарри. Камень откликнется только на призыв живого Повелителя Воды. И ты это знаешь.

- Да… Эсмеральда не смогла докричаться до него. Не смогла. Она и не хотела этого… Она хотела совсем другого…

- Ее желание исполнилось?

- Да, Салазар, - Гарри сделал последний глоток ледяного напитка, - теперь она вместе с ним, - юноша задумчиво повертел опустевший стакан. - Она просила передать, что исполнила твою просьбу. Она разделила Силу артефакта.

- Именно это и убило ее?

- Да, - кивнул головой Поттер, - ты разве не знал?

- К тому моменту я уже много лет был мертв. Ведь Эсми унаследовала Силу Воды после меня. И хотя Стихия сама выбирает себе Повелителя, я был уверен, что она станет моей преемницей. Много-много лет я готовил ее к этому бремени. И все же я совершил непростительную ошибку. Я не рассказал ей об этом зачарованном кабинете. Не рассказал, что здесь она сможет найти меня. Я боялся, что она будет цепляться за возможность видеть меня. А моей девочке была нужна самостоятельность. Только так она смогла бы полностью раскрыть свой невероятный потенциал. Я ошибся. Ей нужна была помощь. Когда мы вместе задумывали создание Камня Силы, я уже предполагал, что получится уникальный… предмет, а учитывая специфичность Стихии…

- О какой именно специфике вы говорите, профессор? – вкрадчиво поинтересовался Снейп.

- Вода может пребывать в трех кристаллических состояниях. Мы это не учли и не задали параметры состояния Воды. Волшебники сами делают такой выбора, когда обретают Стихийную Силу, но Кристалл же не живой организм, он не может выбирать. Он нашел выход и овладел всеми тремя ипостасями моей Стихии. Обычное чудо в мире магии, - горько усмехнулся Слизерин. - Это придало уже созданному Камню изменчивость. Он адаптировался… стал не механизмом, а созданием, обладающим своей… волей. Еще не живым, но уже… разумным. Все это мы с Мерлином осознали уже позже.

- Как это стало возможным? Стихийная магия не способная на такие проявления. Для этого нужны эмоции, – Северус даже не стал скрывать свой шок.

– Эсмеральда сама дала ему чувства. Не стоило ей прятать Камень в Огненной Стихии. Они антиподы. Воздействие огня было слишком сильным. Эсмеральда испугалась, я уверен, не столько за себя, сколько за Мерлина. А Камень получил первый в жизни урок.

Салазар бездумно следил за обживающими темный угол ёжиками и не замечал тяжелых янтарных капель, срывающихся с края бокала, накренившегося в его безвольно поникшей руке.

- Какой урок? – нервно прервал гнетущую тишину Поттер.

- Урок выживания, Гарри, - горе на мгновение исказило тонкие холодные черты волшебника. – Он однозначно воспринял силу Огня как угрозу. Но со стороны Мерлина он чувствовал защитные волны, а вот Эсми испугалась. И он убил ее. Впитал ее магию, забрал ее жизненные силы. О, я не сразу это понял… Глупец. Но кто же мог предположить, что эта стекляшка станет обладать всеми повадками живого существа.

- Ой, - воскликнул Поттер. Еще несколько минут назад еле уловимое прикосновение холода, стало вдруг ослепляющим ледяным ожогом. Гарри поспешно запустил руку в карман мантии и вытащил покрытый серебряной изморозью Камень. Сквозь причудливый узор мороза был виден крохотный, но неумолимый рыжий огонек. Иней отражался в серебряных глазах зачарованного юноши, заставляя их мерцать нереальным жестким светом. Северус, быстро взглянув на Слизерина, осторожно положил руку на плечо своего любимого, привлекая его к себе. И холод отступил, неохотно исчезая с хрустальных граней, возвращая тепло онемевшим ладоням.

- Он рассердился, - рассеянно поведал юноша, - он рассердился на твои слова, Салазар.

- Ты, я вижу, нашел с ним общий язык, - Дух прищурился в ответ на пристальный взгляд гриффиндорца. – Меня это не удивляет. Вы так похожи. В вас обоих живет и Вода и Огонь.

- Салазар, не стоит утруждать себя намеками. Ты считаешь, что он может поработить меня?

- Вода – коварная Стихия. Вспомни, что она сделала с Вольдемортом. А этот Камень – квинтэссенция Силы, - Дух неторопливо наполнил бокалы своих собеседников.

- Но ты же сам хотел, чтобы я нашел его. Ты и Мерлин хотели, чтобы я овладел этой Силой. Именно на эту миссию намекал он во время нашего последнего разговора.

- Да мы хотели, чтобы именно ты нашел Камень. Но цель была немного другой.

- Какой же? - голос юноши сорвался.

- Мы хотели, чтобы ты уничтожил его.

Гарри вздрогнул, поспешно пряча Кристалл обратно в карман. В растерянности прислушивался он к себе. Мысль об уничтожении этого чуда отзывалась болью и глухой злобой где-то в самом дальнем уголке его сердца. Он удержал уже готовый сорваться с губ протест, судорожно сжал бокал и, пряча гневно сияющую серебряную кайму глаз, сделал большой глоток. Напиток внезапно потерял свою прелесть. Больше всего Поттеру в этот момент хотелось, как можно скорее покинуть гостеприимный кабинет и, утонув в объятиях Северуса, выплакать всю несправедливость такого варварского решения.

Слизерин с грустной улыбкой наблюдал за растерянным юношей. Незаметно перевел взгляд на Снейпа и еле уловимо кивнул ему.

- Гарри, - Северус мягко обнял гриффиндорца, - нам нужно решить, где мы остановимся. В Хогвартсе оставаться глупо, здесь слишком много глаз и ушей. В замок возвращаться опасно. Мой побег наверняка уже обнаружен. К Уизли и Грэйнджер тоже нельзя.

Поттер тряхнул головой, прогоняя тяжелые мысли, и переключился на более насущную проблему. Несколько минут помолчал, обдумывая пришедшую на ум идею. Что ж, выбор у них невелик.

- Я знаю, куда можно отправиться. Пусть долго мы и там пробыть не сможем. Но отдохнуть и выработать план действий успеем.

Снейп внимательно взглянул на своего мужа и неожиданно ухмыльнулся, догадываясь о замысле Поттера. В ответ на его веселье Гарри скривился.

- Салазар, ты сможешь присмотреть за животными? – заботливо осведомился гриффиндорец.

- Как я могу отказаться от такого удовольствия, - продемонстрировал сарказм Слизерин, - у меня только большая просьба. В следующий раз, умоляю, обойдитесь более традиционными подарками.

Глава 6

Гарри споткнулся о почти невидимую в грязной воде корягу и, стараясь не опрокинуть Снейпа вслед за собой, расчетливо упал на зеленеющую кочку. Мягко потянул и вытащил сквозь водный камин Слизерина своего спутника. Они расположились недалеко друг от друга, на одинаковых маленьких пригорках посреди глухого, укрытого ядовитым туманом болота.

- И откуда у тебя такое изощренное воображение?

- От тебя?

- Вряд ли. Мне такую гадость найти было бы не под силу.

- Нда, - вслушиваясь в ленивое чавканье воды, Поттер почувствовал себя странно польщенным. – Я бы тоже не нашел, но пару лет назад я с отрядом проводил здесь операцию по обезвреживанию группы Упивающихся Смертью.

- Ааа, так это сюда вы загнали тот последний оплот сопротивления?! Я помню, тогда писали в «Пророке» о справедливом возмездии для убийц, и что «… их могилой навеки станут гнилые воды Ферлерского болота…»

- Точно.

- А зачем мы сейчас-то сюда забрались?

- Это лучшее место, чтобы попробовать призвать твою палочку.

- Не спорю, она мне нужна. Но, судя по всему, мы имеем дело не с заурядным волшебником или волшебниками. Нас мгновенно выследят. Если мы аппарируем, они настигнут нас через несколько секунд. И переместиться, используя воду, мы не успеем. Думаю, не стоит рисковать. Пока не стоит.

- Одно из преимуществ моей работы аврора в том, что я погонялся за Упивающимися по всей Англии. И есть такое интересное местечко, как раз для нас. И мы немного попетляем, прежде чем переместимся в Поместье.

- Не нравиться мне это, - Северус мрачно нахмурился. – Слишком много риска.

- Не волнуйся, все получится, - Поттер чувствовал прежний кураж. И мимолетное чувство тяжести камня в кармане только прибавило ему уверенности. Гарри аккуратно перепрыгнул на кочку Сева, тесно прижался к нему. – Готов? - заглянул в черные глаза и дождался кивка. – Ассио, волшебная палочка!

И сразу же почувствовал, что заклинание сработало. К мысленной щекотке от приближающего объекта прибавилось еле заметное темное дрожание.

- На палочку наложено следящее заклятие.

- Естественно, - саркастически фыркнул Северус.

- Мы успеем, - Гарри напрягся, слегка повернув голову в сторону маленького просвета в тумане, и увидел стремительно летящий к ним предмет. – Приготовься, - ловко схватил тонкую палочку и крепче прижал к себе мужа. – Аппарэйт!

Не медля ни секунды, оскальзываясь на мокрой гальке, они вбежали в ледяную горную речушку и, преодолевая стремительное течение, взобрались на небольшой уступ, полностью скрываясь за невысоким, но мощным водопадом. Северус молчал, глотая ругательства и проклятия, что он с удовольствием бы обрушил на голову гриффиндорца за его проснувшуюся тягу к водным процедурам. А Гарри отрешенно уставился на низвергающиеся струи, сосредоточенно открывая портал. Камень приятно холодил ладонь, даря юноше, так нужную ему уверенность. Гладко сбегавшая вода вдруг покрылась рябью и расступилась, образуя узкий фыркающий холодными брызгами коридор. Северус шагнул в него первым и, уже исчезая, заметил сквозь завесу воды застывшую на берегу неясную черную фигуру в окружении своры Дьявольских гончих.

Не совсем изящно они вывалились на берег. И обрадованная морская волна жадно облизала их ноги. Не выдержав, Северус тихонько застонал.

- Я еще не вполне освоился с этими перемещениями, Сев, - извиняющимся тоном заметил Гарри, - так что скажи спасибо, что нас не выкинуло где-нибудь посреди океана.

- Спасибо, - на полном серьезе ответил профессор, скептически наблюдая, как его бывший ученик лихорадочно снимает заклятье с волшебной палочки. – Поторопись, Поттер, - и Гарри рассмеялся, услышав этот давно забытый презрительный тон.

- Вот, - последний взмах, - держи. Как новенькая.

Снейп внимательно осмотрел черный гладкий кусок дерева. Пару раз взмахнул. И, мысленно перекрестившись, произнес высушивающее заклинание.

- Это ты зря, - злорадно сообщил юноша. Довольная улыбка Северуса погасла. - Нам пора в еще одно путешествие, - и заметив легкую прозелень на лице мужа, милосердно добавил, - последнее.

Две мужские фигуры одновременно ступили в волну и исчезли как раз в тот момент, когда на пустынном пляже материализовался их преследователь. И яростно зарычал - след был потерян, и даже колдовские собаки не смогут распознать направление, в котором исчезли двое чародеев.

- Мерлин, как же я хочу сесть в удобное кресло перед камином, и чтобы жидкость была только в стакане и больше нигде в радиусе видимости.

- Через несколько минут твое желание исполниться. Мы уже приш…

Поттер резко осекся. В потрясенном молчании они осматривали место, к которому так стремились, к дому, где рассчитывали найти временное убежище. Прямо перед ними еще дымились величественные развалины - все, что осталось от Малфой-Мэнор.

- Драко! – Гарри невольно дернулся вперед, и тут же был перехвачен парой сильных рук. – Джинни! Отпусти меня, Сев, возможно, им требуется помощь. Может быть напавшие еще здесь!

- Успокойся, Гарри, - Северус с трудом оттащил брыкающегося парня за деревья. - Там нет никого живого, поверь мне.

Поттер, наконец, прекратил бесплодные попытки искалечить своего мужа и безвольно растянулся на влажной земле. Северус присел рядом и, невидяще вглядываясь в глубь леса, сосредоточенно хмурился. Машинально, успокаивающим жестом погладил ладонь юноши, и вздрогнул, когда Гарри судорожно сжал ее. Занялся мелкий дождик. Густые кроны защищали от немедленного промокания. Изредка пресная мелочь собиралась в большую злорадную каплю и срывалась точно за шиворот Снейпу, заставляя его ежиться и, стискивая зубы, глотать ругательства. Неприятная туманная изморось повисла в воздухе, и заметно похолодало. Северус недовольно поежился. Странно, но испортившаяся погода видимо благотворно повлияла на настроение юноши. С наслаждением втянув влажный воздух, Гарри резко сел и всмотрелся, наконец, в своего мужа.

- Ты сказал, что там нет живых, - Снейп кивнул, - а мертвых?

- Я не знаю.

- Попробуй использовать Стихию. Я знаю, это очень тяжело и требует огромной концентрации, но ведь раньше тебе это удавалось.

- Возможно ты не заметил, но защитный барьер вокруг поместья не нарушен. Я могу определить наличие жизни за защитой, но все другое скрыто от меня, так же как и от тебя.

- Барьер на месте?! Но как же тогда смогли пройти нападающие?!

- Вывод очевиден, Гарри, - Северус помедлил, вглядываясь в расширенные, наполняющиеся страшным осознанием зеленые глаза – его разрушили изнутри. Пару дней назад. А так как защита на месте, об этом пока еще никто не знает, иначе здесь было бы не протолкнуться от министерских. Малфой не любил гостей.

- Что же здесь вообще происходит?!

- Ты имеешь в виду конкретно это место? - Северус чуть иронично приподнял бровь.

- Я имею в виду Англию! Стоило на неделю умереть - и здесь сразу бардак!

Северус в притворном отчаянии закатил глаза. Слова любимого отдают так некстати проснувшейся манией величия. Но еле заметная лукавая ухмылка вселяла оптимизм: похоже, Гарри пришел в себя. Такие удары его всегда мобилизовали.

- Нам нужна хоть какая-то информация, Гарри. В Хогвартс по-прежнему соваться глупо. В Министерство еще глупее. К Уизли и Грейнджер ты не пойдешь. Нет? – профессор дождался отрицательного кивка черноволосой головы. – Что остается?

- Люпин, - медленно прошептал Поттер, - Нас там тоже быстро вычислят. Но он единственный к кому мы теперь можем сунуться.

- Тогда пошли, - Северус поднялся и протянул руку юноше, - только на этот раз мы аппарируем, хватит с меня водных процедур.

- Неженка, - хмыкнул Поттер.

Он подошел ближе и нырнул в теплые объятия. Нежные губы ласково прошлись по мокрому лбу, слегка пощекотали висок и, спустившись ниже, требовательно поцеловали жадно приоткрывшийся рот. Гарри закинул руки за шею Северуса, притягивая к себе, вжимаясь в высокое худощавое тело, пальцами перебирая длинные черные пряди. Когда, слегка запыхавшись, они оторвались друг от друга, Северус пристально взглянул в зелено-серебристые глаза и, еще раз склонившись к лицу любимого, прошептал в миллиметрах от его губ:

- Аппарэйт.

* * *

Они чинно сидели за маленьким столиков в крошечном кафе и поглощали обильный ужин. Огромная отбивная, картофель, салат и особенно эти восхитительные горячие булочки подняли настроение Гарри еще на пару десятков градусов. Северус качал головой, но не комментировал неуемный аппетит своего супруга. Сам он благовоспитанно расправлялся с рыбой, не забывая запивать каждый аристократично маленький кусочек глотком холодного белого вина. Он казался обеспокоенным. Проглотив последний кусочек, Гарри, наконец, не вытерпел.

- Что случилось, Сев?

- Да так… - неопределенно протянул Снейп, - ты уверен, что Люпин вернется сюда из Хогвартса?

- С тех пор, как он купил этот коттедж в Годриковой Лощине он всегда по пятницам приезжает из школы, чтобы провести выходные дома. Я уверен, Ремус уже вернулся.

- Тогда нечего тянуть. Ты доел?

- Ага, - Гарри вытащил из кармана мантии деньги, что были при нем еще, когда он умер, и положил несколько купюр на стол. – Пошли.

На улице заметно потемнело. Влажный туман скрывал очертания домов. Были слышны только приглушенные звуки работающего телевизора и веселого детского смеха. Где-то вдалеке лаяла собака. Гарри тоскливо посмотрел в сторону кладбища, где покоились его родители, но ничего не смог рассмотреть, густая пелена скрывала очертания тяжелых кладбищенских ворот. Два мага неслышно подходили к небольшому домику, стоящему в небольшом отдалении. Поттер взялся за скрипучую калитку, и в этот момент Сев резко остановил его.

- Там авроры, Гарри, - склонившись к самому его уху, взволнованно прошептал Снейп.

Поттер отшатнулся. «Опоздали! И здесь опоздали, - мелькнула паническая мысль. - Что же случилось с Ремусом? Дом не разрушен…»

- Сев, может они просто совещаются о случившемся в Малфой-Мэнор? С чего мы сразу же решили, что с Люпином что-то произошло?

- Потому что те двое справа, как раз обсуждают маршрут прочесывания окрестностей на предмет розыска Люпина или его тела, - напряженно отозвался Снейп. - И ты бы это услышал, если бы опять не забыл про все на свете, думая о своих родителях. Я не знаю, сколько должно пройти лет, что бы ты понял: они умерли! Их не вернуть!

- Теперь я полностью уверен, что они никогда не появятся вновь. Виевна достаточно определенно утверждала это, - поспешно оттаскивая мужа от калитки, насмешливо фыркнул Гарри. – И вообще тебе не кажется странным, что куда мы ни ткнемся - везде облом. Нас постоянно опережают. Некто хоть на один шаг, но впереди. Такое ощущение, словно за нами следят. Но я уверен, что это не так.

Северус задумчиво шел рядом с Гарри. Не сговариваясь, они приближались к унылому старинному кладбищу. Первые опавшие листья на потрескавшихся узких дорожках шуршали под ногами. Изредка из тумана выплывали призрачные очертания тяжелых крестов и угрюмых осколков памятников. Неведомая ночная птица сорвалась с ветки старого дуба и пролетела прямо над головой вздрогнувшего юноши. Со странным стеснением в груди Гарри тщетно вглядывался в этот заповедник смерти, не в силах отогнать мысль о чуде… чуде, благодаря которому он сам не нашел здесь последнего пристанища.

- Есть еще одна возможность. Более вероятная, чем слежка, - внезапно прервал тишину Снейп.

- И какая же?

- Нам противостоит человек, который очень хорошо знает нас… Знает тебя.

Гарри сбился с размеренного шага. «Более вероятная возможность» - болезненно отдавалось где-то в сердце. Предатель! Среди них… Кто-то из его друзей держал десять месяцев в заточении Сева, кинул ему, Гарри, в спину Аваду, разрушил дом Драко и Джинни и вот теперь неизвестно что сделал с Ремом. Наверняка это дело рук одного человека. Гарри вспомнил смутно знакомый женский голос, отчеканивший смертельное проклятие. Нет, не обязательно это женщина. Многосущное зелье еще никто не отменял. Гнев сдавил горло, и юноша конвульсивно сглотнул, чувствуя, как тает его самоконтроль, и неуправляемая, наконец-то освобожденная Огненная Стихия вырывается наружу стремительными, синими от накала дорожками пламени. Северус предупреждающе вскрикнул, схватил Поттера за плечи и тут же отдернул руки, зашипев от ожога.

- Успокойся, Гарри!

- Все в порядке, Сев, - процедил сквозь стиснутые зубы юноша. Его правая рука нащупала в кармане Камень, и его успокаивающая прохлада, щедро сдобренная нечеловеческой, но совершенно реальной симпатией, сразу же погасила яростную вспышку. Пламя погасло без следа, словно его и не бывало. Остались только точечные ожоги на узких кистях профессора. Гарри виновато заглянул в черные глаза и, склонившись, нежно поцеловал пострадавшую кожу, одновременно призывая свою вторую Силу. Когда же он вновь выпрямился, слегка ошарашенному взору Снейпа предстали совершенно здоровые, без малейших следов ранения ладони.

- Это, так странно, любимый. С тех самых пор, как в меня вошла вторая Стихия, Сила Огня сильно возросла. Иногда мне кажется, что она разрывает меня изнутри, но это сладостная боль. И в то же время, теперь их сущности четко определены для меня.

- Что ты хочешь этим сказать? – чуть помедлив, спросил Снейп.

- Именно это имела в виду Эсмеральда, когда сказала, что разделила силу артефакта. Наверное, не следовало ей и Мерлину прятать Камень в Огне. Как бы это не было невероятно, но Стихии… примирились, сплелись, как в самом прекрасном акте любви.

- Это невозможно, Гарри. Они полные противоположности. Чтобы соединить их, нужна воля и человеческие магические способности. И даже это раньше я считал невозможным. До того, как ты перехватил Силу Вольдеморта. Камень не способен на такое. И насколько я понял, Кристалл – воплощение Воды, а Огонь – лишь охрана.

Северус мягко сжал холодную ладонь своего любимого. Взгляд Гарри был расфокусирован, словно он видел и осознавал нечто, недоступное никому другому, и это знание новым тяжким бременем ложилось на его плечи.

- Это возможно, Северус. Когда я получил Камень и хорошенько его рассмотрел, там на острове, меня поразило одно несоответствие. Эсмеральда описывала его, как сияющий голубой кристалл. А на самом деле внутри него живет, именно живет, крохотный желтый свет. Свет Огня. Так что это возможно, любимый. И это так просто. Просто разделить. Две сущности. Две способности. Две реальности. Понимаешь?

Гарри какими-то старческими глазами всматривался в недоуменное лицо Снейпа.

- Две силы – жизнь и смерть. Вот и все. Раздели их между стихиями, и они смогут существовать бок и бок. О, чёрт возьми! Да они не смогут быть разделенными! – Голос юноши сорвался. – Мне только немного жаль, что Огонь служит разрушению. Все-таки моя родная Стихия, - совершенно непоследовательно вдруг смутился Поттер.

- Я не совсем понял, Поттер, чего ты плачешься. Разве Силы стали неэффективными с тех пор, как ты обрел Камень? – холодным отрезвляющим тоном спросил профессор. – Нет? Тогда прекрати эту мелодраматическую комедию. Да Вольдеморт, наверное, в гробу сейчас переворачивается от твоих слов.

- У Вольдеморта нет гроба, - брякнул Гарри и заработал знакомую ехидную усмешку.

Снейп продолжил бы приводить его в тонус, но в этот момент уже Гарри дернул его за рукав, кивком головы показывая на размытую туманом тень, плавно поднявшуюся со скамеечки у могил Поттеров. Она неторопливо двинулась в сторону застывших мужчин, бесшумно скользя между влажными надгробиями, совершенно не узнаваемая пока. Только остро блеснули сквозь липкое марево нечеловеческие золотые глаза.

Глава 7

- Я знал, что смогу встретиться с вами здесь – прозвучал из сгустившегося мрака знакомый мягкий голос. – Рад, что ты нашелся, Гарри. И с возвращением Северус, мы все очень переживали, - немного смутившись, закончил Люпин.

- Рем! – Поттер перестал изображать из себя соляной столбик и кинулся на шею оборотня. Ремус на мгновение прижал парня к себе, закрыв глаза, втянул морской запах его волос и, проглатывая невольный вздох сожаления, осторожно отстранился. Гарри поднял взгляд, поймав в ловушку золотистые глаза, и что-то болезненно дрогнуло в зрачках мужчины.

- Что… - голос юноши сорвался.

- Драко…

- ЧТО с ним?

- Он пока жив.

- ПОКА?

- Да…

- ГДЕ он?

- Я отведу вас к нему, - неестественно спокойным голосом ответил Люпин. – Не знаю как, но он знал, что вы придете ко мне. Вы оба. Он сильно ранен. Я не смог залечить ни одной царапины на нем, хотя его раны явно магического происхождения.

- Как ты его нашел? – вступил в беседу Снейп. - Мы были в Малфой Мэнор. Он разрушен.

- Да. Мы как раз беседовали с Драко через камин, когда под действием непонятной мне магии замок стал разрушаться. Малфой попал под сильную магическую волну. К счастью его швырнуло прямо в камин, и я поймал его уже у себя дома. Но на моем коттедже нет таких защитных чар, как на его Поместье, поэтому в Министерстве зафиксировали небольшой всплеск незнакомой магии. Я аппарировал с Драко подмышкой прямо из-под носа авроров.

- А зачем вообще вам понадобилось скрываться? – недоверчиво спросил Снейп.

- Это единственное, что связно пробормотал Драко – что мы должны скрыться ото всех и что мне нужно найти Гарри и Северуса. По его словам вы знаете, как ему помочь. Затем он отключился. Ну я и решил, что раз вы ищите Драко, то рано или поздно обязательно придете ко мне.

- Прямо в объятия авроров, которые, конечно, точно знают, куда вы запропастились, - с ехидной усмешкой прокомментировал Северус.

- А я не сомневался, что вы их засечете. И учитывая твой прошлый опыт, Северус, знал, что вы не полезете в дом, - вернул шпильку Люпин. – Кроме того, не припомню ни одного случая, когда бы, навещая меня, Гарри не посещал могилы Джеймса и Лили. Логично было ждать вас именно здесь, - несколько устало заключил оборотень и тут же зябко поежился. – Я весь продрог. И нам пора.

- Куда мы отправляемся, Рем? – Гарри с тревогой прижался к своему мужу.

- В Визжащую Хижину.

Снейп скривился.

* * *

Старый дом беспрестанно шептал что-то на своем языке – скрипели старые рассохшиеся ступени лестницы, с тихим пощелкиванием остывала зола в камине, ветер заговорщицки шептал в щели потрескавшейся рамы окна. И только балдахин тяжелыми пыльными складками молча склонялся над израненным юношей.

Наверное, он умирал. Сознание неумолимо гасло, изредка выплескивая на поверхность холодные равнодушные мысли.

«Это конец. Как поздно. И как глупо. Хорошо, что не мгновенно. Есть время принять собственный идиотизм». Осознание своей глупости резко ударило, замутило ледяную гладь противоестественного спокойствия. Драко чуть всхлипнул, приоткрывая слезящиеся темно-серые глаза. «Как я мог не заметить, не понять…ладно все остальные, но я! А если бы вовремя узнал, что бы я тогда сделал?» Этот мучительный вопрос заставил неровно забиться затихающее сердце. Невольная дрожь сотрясла измученное тело. «Агония, - отрешенно понял Драко. – Страшно? Нет, обыденно. Скоро встретимся там, Джинни». Ясная отчетливая мысль растворилась с последним ударом сердца.

* * *

Ласковая рука осторожно погладила спину юноши, и Гарри, сонно моргая, приподнял тяжелую голову. Он заснул, сидя в изголовье кровати Малфоя, уткнувшись лбом в прохладные простыни, слишком истощенный, чтобы продолжать борьбу со сном. Десять часов назад они распахнули дверь в эту комнату и обнаружили Драко. Он умирал. Вряд ли самый искусный целитель был бы способен вернуть его назад. Слизеринец уже перешагнул невидимый порог, и дороги назад не было.

Гарри вздрогнул, вспомнив свое безумное отчаянье и внезапный холод, обжегший правое бедро. Он запустил руку в карман мантии и вытащил Камень. Кристалл, уловив желание своего Повелителя, ярко сиял бело-голубым звездным светом – равнодушный и прекрасный. Сила текла из Поттера, сквозь него, выстраивала хрупкий мост сквозь смерть, вновь напоминая Гарри ее пыльное дыхание. Он не слышал, но знал, что где-то там наверняка смеется Виевна, предвидя еще одну встречу, и понимал, что ждет она не Драко. У него не будет шанса попасть в Серый Мир… он слишком слаб для него. Гарри отчаянно тянулся за испуганно мечущимся огоньком, который и был душой Малфоя – неожиданно светлой душой. Гарри вспоминал его - его руки и губы на своем теле, когда он вводил неискушенного гриффиндорца в мир плотского удовольствия. И пусть между ними не было любви, Поттер надеялся, что той нежности, заботы и дружбы хватит, чтобы вернуть ту живую частицу Драко, что еще было доступна для его зова. Должно было хватить. Но Силы убывали… И Гарри засыпал.

Все тело ломило, правую руку, в ладони которой по-прежнему были сжаты бледные пальцы Драко, свело так, что Поттер невольно застонал сквозь стиснутые зубы. Несколько мгновений он пристально вглядывался в застывшее лицо своего друга, и только уловив слабое дыхание, перевел взгляд на Снейпа.

- Тебе нужно отдохнуть, Гарри.

- Я должен стабилизировать его состояние.

- Он стабилен, я проверил.

- Он без сознания, - Поттер осторожно дотронулся до щеки Малфоя, - и холодный весь.

- Драко в коме. Неизвестно, сколько это продлится, - Снейп настойчиво приподнял своего мужа. – Пойдем, с ним посидит Рем.

- Не волнуйся, Гарри, я подежурю около него, а тебе нужно выспаться. Вам обоим нужно отдохнуть.

Люпин придвинул к кровати низкое мягкое кресло, устроился в нем и осторожно сжал только что отпущенную Поттером ладонь Драко. Гарри несколько минут наблюдал за ним, а потом, поддавшись усталости, обмяк в объятиях Снейпа.

- А куда мы идем? – споткнувшись об порог, поинтересовался гриффиндорец. Не то, чтобы его это сильно волновало, так пощипывало неистребимое любопытство.

- Пока ты изображал из себя Бога, мы с Люпином привели эту развалюху в более или менее приличный и пригодный для проживания вид. Естественно, сделав это так, чтобы снаружи не было заметно никаких изменений, - нарочно раздраженным голосом проинформировал Снейп. Он еще раз поймал Поттера – ноги последнего явно заплетались – и, легко подняв юношу на руки, свернул в темный коридор.

- Сев, ты надорвешься, - вяло трепыхнулся в его руках Гарри, - ты еще не оправился после заключения.

- Я Повелитель Стихии, Поттер, а ты – идиот. Сила восстановила мой жизненный баланс.

- Обзываться необязательно, и ты… - Гарри затих на полуслове и потрясенно оглядел комнату, в которую его только что внес Северус. Она почти полностью повторяла интерьер их спальни в замке. Только выхода на балкончик не хватало, и вид из окна был иным: старое уродливое дерево царапало своими голыми ветками стекло и было совсем некстати там, где обычно открывалась потрясающая панорама квиддичного поля.

- С ума сойти! Когда ты успел?!

Снейп закатил глаза.

- Поттер, ты валялся в отключке почти четыре часа. Вполне достаточно для того, чтобы сделать наше пребывание здесь хоть сколько-нибудь комфортным.

Снейп выгрузил свою ношу на мраморный пол ванны, бесцеремонно вытряхнул ее из одежды и осторожно поставил под горячие струи воды.

- Советую и тебе последовать моему совету и пообщаться со своей Стихией, - прошептал он на ухо возлюбленному, потеснив его душевой кабинке. – Гарри…

Северус слегка погладил кончиками пальцев губы юноши. А Гарри запрокинул голову навстречу воде и рукам любимого. И улыбался.

* * *

Прохладные простыни окутали разгоряченные тела. Поттер перекатился на бок и навис над Северусом. Его глаза лихорадочно горели пронзительным серебряным светом, приковывая, завораживая мужчину разметавшегося под ним. Гарри склонился еще ниже и впился в его губы жестоким властным поцелуем. Горячие губы и требовательный язык творили что-то невероятное с губами Северуса. На мгновение Гарри оторвался от мужа и приказал:

- Открой рот.

Снейп с готовностью подчинился, и тут же нахальный язык вернулся, проник глубже, приласкал нёбо, сплелся с языком Северуса. Гарри оторвался от губ любовника, спустился поцелуями-укусами по его беззащитной шее, ощущая, как вибрирует горло под его губами от низкого несдерживаемого стона. Провел языком черту и поцеловал сладкую ямочку между ключицами. Обозначил дорожку поцелуев и набросился на правый коричневый сосок. С наслаждением выдохнул, лизнул прикушенный шарик. Северус вскрикнул, выгнулся навстречу руке, накрывшей левый сосок, и постарался поймать ласкающие его пальцы. Гарри медленно поднес руку Северуса ко рту, прикоснулся губами к серебристым шрамам на его запястье, языком обводя древние символы, впечатанные в кожу. Струйки острого наслаждения заструились по венам руки и дальше к сердцу. Они были прохладными, и их свежий, как море, привкус осел на языке. Они пробуждали древние силы наслаждения – могущественные, величественно-снисходительные – силы чувственного соединения Стихий и их Повелителей. Одинаковая судорога удовольствия охватила два тела. Поттер вгляделся в черные глаза - Северус выглядел заинтригованным и одновременно возбужденным. На мгновение Гарри замер в предвкушении - юный волшебник редко получал в постели такую власть над мужем.

Он многообещающе улыбнулся и подтолкнул любовника. Северус лег на живот, раскинул ноги. Потерся возбужденным членом о шелковые простыни, и его бедра были тут же пригвождены к постели беспощадными руками. Он изогнулся, умоляюще посмотрел на своего мучителя и был вознагражден пожирающим, алчущим взглядом глаз цвета смерти в серебре.

Гарри раздвинул ноги Северуса еще шире, сел между ними и ласкающе провел ладонями по спине. Пальцы подобрались к выступающему позвонку в том месте, где шея плавно перетекает в спину. Губы опустились на выступающую косточку, чуть затягивая нежную кожу - и вознаграждение в виде еще одного вскрика. Жадный рот опустился ниже – выступающие лопатки, нежный изгиб поясницы, полушария ягодиц, – Гарри не обошел вниманием ни дюйма кожи. Северус выгибался и стонал, судорожно стискивая белый шелк пальцами.

Гарри куснул внутреннюю поверхность бедра, зализал наливающийся засос, вернулся к напряженным ягодицам и, раздвинув их, коснулся ануса. Северус глухо застонал в подушку, когда кончики двух пальцев оказались внутри него. Поттер что-то пробормотал ему в лопатку, и уже скользкие пальцы нырнули глубже, безошибочно найдя чувствительную точку. Внезапно они исчезли, и их место занял язык, настойчиво лаская нежную плоть входа. Очередная невольная дрожь сотрясла горящее от наслаждения тело Северуса, и Гарри перевернул его обратно на спину, погружаясь взглядом в его глаза и теряясь в их затягивающей черноте.

- Я хочу тебя именно так, лицом ко мне, - с трудом шевеля пересохшими губами, прохрипел Поттер.

И невольно удивился, увидев, как преобразило обычно спокойно- равнодушные черты желание. Рука юноши спустилась ниже и обхватила основание члена любовника. Медленно-медленно, не отрывая взгляда от глаз Северуса, провел двумя пальцами по всей длине, подушечками чувствуя каждую вену, набухшую под бархатной кожей. Облизал пальцы, коснулся ими чувствительной, горячей головки. Снейп вздрогнул, как от удара. Гарри нагнулся и лизнул, место, только что покинутое пальцами, пробуя на вкус жемчужную каплю смазки.

- Ты пахнешь ветром и озоном, - прошептали ярко-красные от прилившей крови губы юноши. И он плотнее обхватил напряженную плоть губами, лаская языком.

Северус чувствовал себя падающим в бешено вращающуюся, искрящуюся маленькими взрывами воронку удовольствия. Не желая быстрого финала, из последних сил сжал непослушные пальцы на плечах возлюбленного, умоляя о снисхождении и одновременно требуя продолжения сладкой пытки.

- Гарри, возьми меня! Сейчас!

Поттер ухмыльнулся, притянул покорное тело к себе и приподнял его за бедра. Снейп с готовностью подался вперед, обхватил любовника ногами за талию. Гарри игриво погладил его по животу, прикоснулся своими губами к губам мужа и одним сильным плавным толчком вошел в него. Северус выгнулся и застонал от боли первого проникновения. Ощущение горячей плоти внутри него спазмом восторга сдавило горло. И, отпустив себя на волю желанию, он неистово, раз за разом насаживался на член возлюбленного, топя животные крики в его горле.

А Время, как и много раз прежде, сговорчиво замедляло свой бег, продляя их единение.

Глава 8

Гладкая прозрачная река сознания неторопливо несла его все быстрее к далекому яркому огню. Черные тени безмолвно стояли на ее берегах. Неразличимые силуэты четко вырисовывались на сером фоне, иногда растворяясь в вязком пространстве, иногда подступая ближе, и тогда знакомые глаза, черты и голоса обрушивались на него ворохом воспоминаний.

- Но, Северус…

- Замолчи, глупый мальчишка! Ты ничего, НИЧЕГО не понимаешь!

Бледный черноволосый мужчина падает в кресло, и закрывает лицо дрожащими руками. Горечь сжимает горло, и он судорожно вздыхает, в ужасе от того, что его тайна раскрыта. Настырный мальчишка не знал, что его невинное замечание вызовет такую боль, такую ярость, такую неприкрытую ревность.

- Тут нечего понимать, Северус, - призрак улыбки дрожит на бледных губах. – Ты любишь его. Я не буду мешать.

Мальчик опускается на пол у ног безмолвного мужчины и утыкается лицом ему в колени. Узкая рука опускается на склоненную голову и проводит по роскошной гриве странным благодарным жестом. А отблески камина ярко вспыхивают на длинных белокурых прядях.

Его тянет дальше, задыхающегося от боли своей утраты, согретого осознанием чужого счастья. Он видит зеленые глаза, горящие безумием… безумием любви… любви не к нему. А у него не осталось ничего… ничего кроме воспоминаний.

- Не спеши, котенок, - блондин аккуратно опрокидывает зарвавшегося мальчишку на постель и вглядывается в его лицо. Расширившиеся зрачки почти скрывают изумрудную радужку, крылья носа нервно трепещут, искусанные губы плотно сжаты, а на виске быстро-быстро бьется жилка. Возбуждающее зрелище.

- Я хочу… тебя… быстрее, - каждое слово с трудом прорывается сквозь судорожно стиснутые зубы распятой на постели жертвы.

- Сильно хочешь? - мучитель соблазнительно прошелся языком по сомкнутым губам.

- Малфой! - Поттер нервно изогнулся, пытаясь сбросить с себя любовника.

Драко спокойно переждал бурю нетерпения, отрешенно отмечая про себя, что не видит ничего кроме интереса и желания в красивых глазах. Никакого намека на чувства. Просто любопытный мальчишка.

«Смирись, Малфой, - шепнуло что-то мудрое внутри него, - он не любит тебя. Его любимый где-то впереди в его жизни».

- Гарри, - он склонился и прижался своей щекой к покрасневшей щеке любимого, не чувствуя ничего кроме щемящей нежности и пустоты там, где, казалось, навеки поселилась боль.

Беспомощной щепкой его душа скользит все дальше по зеркалу памяти. Новый холодный образ встает впереди. И все потемнело вокруг.

- Ты не можешь меня ослушаться, сын, - уверенный голос не оставляет даже тени сомнений: он сделает так, как велит отец.

- Я этого не сделаю, отец. И я могу объяснить, почему.

- Говори, - Люциус складывает руки на груди и слегка наклоняется к Драко. Он знает, что этой позой подавляет своего сына, но сейчас это ему было на руку. Если паршивец внятно не объяснит, почему решил противиться воле Темного Лорда и, что самое главное, воле отца, Круциатус все-таки побывает на его белоснежной шкуре.

- Повелитель падет, отец. Рано или поздно, но это неизбежно. Поттер сильнее его.

- Почему ты в этом так уверен, Драко? Откуда у тебя сведения о его силе? – Малфой пристально вглядывается в побледневшее лицо сына и неожиданно понимает.

- Отец… - голос предательски дрожит и срывается.

- Ты?! Ты и Поттер?! – Люциус наверное впервые в жизни краснеет от нахлынувшей ярости, тыльной стороной ладони наотмашь бьет по бледной щеке. Тяжелый перстень рвет щеку сына, и крупные капли крови разбиваются о мраморный пол. – Шлюха!

Его уносит дальше, безжалостно разрывая сознание воспоминаниями. Боль, страх, горечь, истома, страсть. Что еще ему суждено вспомнить?

- Джинни, что, ради Бога, ты здесь ищешь?

- Я не могу оторваться от этой библиотеки. Если бы я знала о ней раньше, то соблазнила бы тебя еще три года назад, - Голубые глаза отрываются от тисненого золотом тона и остро сверкают в ответ на мученический взгляд Драко.

- Именно из этой библиотеки отец извлек некий старый чистый дневник. Кажется, я тогда учился на втором курсе, - ехидно протянул блондин. И тут же невольно отшатнулся от обжигающей ярости, плещущейся в потемневших глазах.

- А куда он его дел после того, как Гарри его обезвредил, тебя случайно отец не просветил? – волны раздражения овевали комнату, - Нет? Тогда не мешай мне, я как раз обнаружила замечательное проклятие, схожее по своим проявлениям с Обливиате, но к счастью не запрещенное к применению по причине своей древности, и, как следствие, забытое нашим доблестным Министерством.

Малфой равнодушно пожал плечами и оставил свою любовницу наедине с полуистлевшими страницами. В целом, Джинни идеальная кандидатура на роль жены, если бы не два «но» - это странное чувство тревоги, почти опасности, которое он иногда ощущал, находясь рядом с девушкой. Второе «но» - темноволосое и зеленоглазое – он, досадливо тряхнув головой, постарался выбросить из своих мыслей. Драко устало опустился в кресло в своем кабинете – кажется, его ждал еще один одинокий вечер в компании с бутылкой старого виски.

Злость. Злость на свою глупость, свое легкомыслие, свою удивительную, позорящую фамилию Малфоев слепоту. Если бы все можно было повернуть вспять! Стремление выжить ничто по сравнению с его страстным желанием предупредить Гарри, рассказать ему, извиниться перед ним…

- Ты умираешь, Драко. Ты ничего уже не сможешь сделать! Ты проиграл, глупец, и твой любимый умрет вслед за тобой. Но даже за теми Вратами, что означают начало смерти, вы не будете вместе. – Он дернулся от знакомого голоса, что внезапно разбил тишину между серых берегов его сознания. - Так забавно: надменный слизеринец, подарил свое сердце человеку, который любит другого. Как же ты умудрился так вляпаться, Малфой?

- Ненавижу тебя!!! - от яростного крика Драко река взбунтовалась, косо плеснула, взвилась в водовороте и растворилась в болезненной ослепительной вспышке.

* * *

Темный коридор, казалось, никогда не кончится. Звук поспешных шагов рикошетил от старый стен, заставляя Ремуса нервно оглядываться назад. Вот наконец-то и дверь спальни. Люпин коротко постучал и тут же отворил дверь. И замер на пороге при виде обнаженных переплетенных тел среди смятых простыней.

- Какого черта, Люпин?! Что случилось?! – Северус первым отреагировал на внезапный сквозняк в комнате.

- Драко очнулся, - справившись с голосом, прохрипел он.

Гарри вывернулся из объятий Северуса и, путаясь в рукавах, поспешно натянул на голое тело мантию. Снейп, не делая попытки выбраться из-под одеяла, оценивающим взглядом смерил пылающее лицо Люпина и постарался не показать ставшей уже привычной ревность, тугим обручем стянувшей сердце. Рассудком Северус понимал ее абсурдность. Но так и не смог забыть взгляд потерявшего память Поттера, направленный на Люпина – нежный, задумчивый взгляд. Как-то раз Гарри признался, что на мгновение ему захотелось, чтобы именно Ремус был его возлюбленным – тем, кого он так отчаянно пытался вспомнить. Снейп не забывал этого. Никогда не забывал.

- Идем, Рем – втиснув голые ноги в ботинки, Поттер выскочил в коридор.

Ремус не тронулся с места.

- Чего же ты ждешь, Люпин? – насмешливо протянул Снейп.

Помедлив, Ремус направился к распахнутой двери. Уже на пороге, он обернулся и неуверенно улыбнулся.

- Нам надо поговорить, Северус.

Снейп внимательно всмотрелся в оборотня. Тот выглядел озадаченным и явно смущенным чем-то.

- Наедине?

- Не знаю, как лучше… Это касается произошедшего с Малфоем. Понимаешь, выброс магии, при котором он был ранен, очень странен… очень похож на стихийный всплеск - поспешил он добавить в ответ на вопросительно приподнятую бровь.

- Вот как… Хорошо. Только сначала посмотрим, как там Драко, - приподнимаясь и заворачиваясь в простынь, кивнул Снейп. – И будь так любезен, выйди, наконец. Я бы хотел одеться без созерцателей.

Полыхнув еще одним смущенным румянцем, Ремус покинул спальню.

- Как ты напугал нас, котенок! – Гарри опустился на колени перед кроватью и нежно прижался щекой к холодной руке Драко. Слизеринец бледно улыбнулся и скользнул рукой в черные растрепанные волосы.

- Из нас двоих котенок именно ты, Поттер, - ехидно заметил он.

Гарри пропустил шпильку мимо ушей.

- Тебе лучше? Чувствуешь боль или тошноту?

- Только слабость. Я должен тебя благодарить за то, что еще дышу? – Драко слегка приподнялся с подушки и пристально взглянул на вздрогнувшего друга. – Я был уверен, что рана смертельная.

- Да. Мне удалось вытащить тебя, и в качестве благодарности я очень тебя прошу больше не влипать своей симпатичной задницей в такие кучи дерьма.

- Смею тебя заверить, на этот раз это была не моя вина.

- А чья же? – незаметно вошедший вслед за Люпином Снейп бесцеремонно вмешался в разговор.

- Ваша, как я теперь понимаю.

Гарри с изумлением воззрился на больного.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Ну как же… Это же вы разрушили Малфой-Мэнор! - Драко недоуменно приподнял брови.

- Мы?!

- Тише! Не ори так, Поттер. У меня голова раскалывается, - Малфой страдальчески поморщился и постарался сесть в постели. Гарри машинально поддержал его, и Драко блаженно откинулся на приподнятые подушки.

- Будет лучше, если Драко расскажет все с самого начала, - Северус прошел к камину и устроился в кресле, кивнув на соседнее Рему.

- Только мне сначала нужно выпить. У меня горло дерет от сухости, - капризно протянул Малфой.

- Но…

- И не говори, что мне нельзя, Поттер!! У меня стресс, и я хочу его залить!!

- Хорошо, хорошо, Малфой. Нечего так беситься, - Гарри наколдовал изысканную рюмку, наполненную непонятным на первый взгляд белым напитком.

- Ты помнишь мой любимый ликер, - изумился Драко. Он поднес рюмку ко рту, скрывая горькую улыбку, невольно скривившую его губы, с наслаждением сделал первый глоток, ощущая, как отпускает его напряжение, и внимательно посмотрел на Ремуса.

- Ты уже догадался? Да?

- Это была Джинни, - тихим голосом проговорил Рем. Он не спрашивал.

Глава 9

- Да, Джинни - Драко нервно хихикнул. – Ну почему мне так не везет с личной жизнью? Сначала любовник бросает, потом любовница почти убивает!

- Да подожди ты с личными проблемами, - перебил его Снейп, - при чем здесь Уизли?

- Это все она затеяла, - вежливость в голосе Малфоя прозвучала почти издевательством, - Сначала тебя похитила… Хи-хи… Потом Гарри…

- Да прекрати ты хихикать, - окончательно взбесился Северус.

- К тому же меня она не похищала, - невозмутимо добавил Поттер, - меня она убила.

- Как?! – Малфой икнул, подавившись последним истерическим всхлипом.

- А как обычно это делается: палочка - «Авада Кедавра» – труп… - Гарри меланхолично выводил узоры на ладони Малфоя.

- Но ты же жив! Ты опять отклонил смертельное проклятие? – потрясенно спросил Драко. - Как тогда в детстве?

- Нет. На этот раз я действительно умер. Но мне … хм… повезло, и я смог вернуться. Не без помощи, конечно.

- И кто тебе помог? – забыв о слабости, Малфой подался вперед, жадно вглядываясь в лицо гриффиндорца.

- Это длинная история, - Гарри поморщился. - И я расскажу ее после того, как разберемся с твоей.

- Ладно, Поттер. Налей еще, - Малфой нахально протянул опустевшую рюмку. – И не надо читать мне нравоучений, – отмахнулся он от открывшего было рот Гарри. - Пропусти и ты стаканчик, может это поможет тебе успокоится, а то ты какой-то нервный!

- Станешь тут с тобой нервным, - проворчал гриффиндорец, вновь наполняя рюмку. - Чтобы тебя постоянно терпеть, нужно вообще спиться.

- Ну должен же быть у меня хоть какой-то недостаток! – бесстыже заявило белобрысое создание.

- Наглец! – констатировал Гарри, с благодарной улыбкой принимая от мужа стакан с коктейлем.

Драко явно оживал. Парящие свечи дарили теплый свет, скрывающий синюшную бледность его лица, а ликер придал почти здоровый блеск глазам, даже губы стали нормального, для Малфоя, нежно-розового цвета. Северус подал стакан огневиски Люпину, коротко ему кивнул и с рюмкой выдержанного коньяка вернулся в свое кресло. Малфой подождал, пока все сделают по первому глотку и, понимая, что больше оттягивать неприятный разговор не получится, тяжело вздохнул, поднимая взгляд на Гарри.

- Я должен был догадаться раньше. Но не догадался. Моя вина, моя слепота, моя глупость.

- Никто ни в чем тебя не винит, Драко, - мягко отозвался Гарри.

- Я виню. Но не будем об этом. Джинни… Знаете, она всегда вызывала у меня неоднозначные эмоции. Она сильная волшебница. Ее магия почти осязаема. Я только однажды видел Вольдеморта…

- Тебе повезло, - прерывая его, пробормотал Гарри. - Ой! Извини, пожалуйста, продолжай.

- Так вот, я только однажды видел Вольдеморта, но аура его магии очень похожа на ауру Джинни. Конечно, они не идентичны, и потом я никогда не воспринимал Темного Лорда как сексуальный объект, - Поттер в отвращении скривился при этих словах. – А Джинни мне очень нравилась именно в этой плоскости. Ну, не важно. В общем, когда пропал Сев, я заметил, что она усиленно что-то вычитывает в библиотеке Поместья. Я устал вытаскивать ее оттуда, чтобы уложить в постель, и поэтому стал подглядывать, что же она там ищет. Все-таки я хозяин Малфой-Мэнор, в нем ничего нельзя скрыть, если я хочу узнать именно это. Другое дело, что там можно прятать что-либо какое-то время, но только до тех пор, пока я не захочу именно это найти. Что-либо … или кого-либо… - Снейп вскинул голову в молчаливом вопросе. И Малфой также безмолвно кивнул ему. - Почти все материалы, интересующие ее, были по стихийной магии. Честно говоря, я был уверен, что таким образом она хочет помочь Гарри найти тебя, Сев. Правда, я был немного удивлен: откуда она знает, что Северус – стихийный маг? Вы это так тщательно скрывали. Правду знал очень ограниченный круг людей, в который она не входила. И уж тем более никому не было известно, какими именно Стихиями вы повелеваете. Кстати, надеюсь, вы как-нибудь мне проясните этот вопрос. А потом я обнаружил его… Дневник Темного Лорда. Собственно, даже не дневник, а маленькую записную книжку. Но почерк принадлежал Вольдеморту, я уверен. В свое время отец хранил достаточно его писем, чтобы я узнал руку его хозяина. Я не успел изучить ее. Вниз спустилась Джинни, хорошо, что она пришла только предупредить об очередном своем уходе и не заметила, что ее секретер взломан. И вот это еще наводило на подозрения – ее постоянные отлучки. Она с регулярностью механизма каждый понедельник исчезала куда-то и никогда не говорила куда, несмотря на все мои расспросы. В этот раз я решил ее отследить, и каково же было мое изумление, когда охранные чары, настроенные так, чтобы сообщить о ее возвращении в Поместье, тут же оповестили, что Джинни дома. Следящие чары показали, что она направляется в подвал.

Малфой перевел дух, допивая напиток. Гарри сидел на постели Драко и судорожно сжимал его руку. Ремус беспокойно постукивал пальцами по подлокотнику кресла. И только Северус невозмутимо грел в ладонях коньяк. Впрочем, многим его невозмутимость впоследствии стоила жизни.

- Наверно, именно тогда я понял, кого она скрывает там. Я попробовал связаться с тобой, Гарри, но не смог. Тогда я вызвал через камин Ремуса. И в этот момент Малфой-Мэнор стал рушиться. Единственное, о чем я успел подумать, это то, что Гарри явился-таки по ее душу. А потом меня накрыло магическим ударом. Поттер, ты хоть немного соображал, когда это делал? – Малфой сердито откинул его руку. - Ты почти меня убил, не говоря уж о том, что лишил меня дома!

- Драко, прости, но я не знал, что мы в Поместье! Я уже говорил, что мне помогли возвратиться, и меня, так сказать, воплотили рядом с Северусом, потому что там была статуя Эсмеральды. Она скрывала артефакт, который, собственно, и устроил эту вспышку магии.

- Что за артефакт?

Гарри вытащил из кармана мантии Камень. Он уютно дремал в его ладони, изредка вспыхивая яркой хрустальной искрой. Малфой зачарованно смотрел на него.

- Так вот, что она искала…

- Камень был скрыт в подвале? – поинтересовался молчавший до сих пор Люпин.

- Да он хранился в статуе, которая вообще-то должна была быть надежно спрятана. Не представляю, как Джинни нашла ее. Но она это сделала, и статуя в подвале Поместья охраняла Северуса, - вздохнул Гарри.

- Почему же я за десять месяцев так и не почувствовал ни Северуса, ни статуи, ни Камня?

- Статуя была сделана из Огня и предназначена именно для защиты Кристалла. Она защищала от обнаружения и его, и себя, и Северуса заодно. Очень умно со стороны Джинни: ведь статуя еще и блокировала стихийную магию Сева. Я прав? – Гарри дождался подтверждающего кивка мужа. - Только этим можно было объяснить тот факт, что Северус не мог связаться со мной через заклятия Огня, что я поместил на его руки. Они же убеждали меня и в том, что он еще жив. Как бы то ни было, мое перемещение было сфокусировано именно на Камне, то, что рядом оказался Северус, удивительно счастливое совпадение. Мне удалось одним усилием решить сразу две задачи: и найти Северуса, и овладеть силой Камня. Жаль, конечно, что при этом я разрушил твой замечательный подвал и твое замечательное Поместье, Драко. Мне, правда, очень жаль! – он виновато опустил голову. – Представляешь наш шок, когда спустя пару дней мы добрались до Малфой-Мэнор и увидели на его месте развалины! Мы думали укрыться на какое-то время у тебя, - пробормотал Поттер.

- Это уже не изменить, Гарри. Не переживай, - прошептал Малфой.

- Я не знал, что ты разводишь Дьявольских гончих, Драко, - вмешался в разговор Снейп. - Это же незаконно!

- Да… - неловко пробормотал тот, - увлекся недавно… Эй, а ты откуда знаешь?

- Именно с этими милыми собачками нас преследовали… Джинни Уизли, как я теперь понимаю.

- С ними? – сверкнул глазами Драко. – Это хорошо…

- Ничего хорошего, - возмущенно фыркнул Гарри, - мы еле отвязались.

- Сейчас не это главное, мальчики. Что мы будем в этой ситуации делать?

- А что тут можно сделать? Ее нужно остановить, Рем. Я только не понимаю, как она собирается завладеть Камень, ведь он сам выбирает хозяина. Возможно ли, что ей это неизвестно? – Гарри в задумчивости запустил руки в свою шевелюру, увеличивая царящий там хаос. – Драко, а где та записная книжка Вольдеморта?

- Когда я летел в камин, она выпала у меня из руки. Думаю, она осталась там. Может быть, даже уцелела, если не было пожара.

- Надо попробовать ее найти.

- Завтра. Мы отправимся туда все вместе завтра утром, а сейчас, - Северус встал и взмахом палочки убрал бокалы, - мы должны поспать.

Поттер согласно кивнул и придвинул к кровати кресло, только что покинутое Снейпом.

- Я подежурю около Драко, - удобно устраиваясь, проинформировал Гарри, - и не надо спорить, - предваряя возражение Северуса, отрезал он, - я посижу немного, а потом меня сменит Ремус.

Люпин согласно кивнул и, пожелав мальчикам спокойной ночи, утащил из комнаты Северуса.

- Ты хочешь мне что-то сказать, Люпин, - блеснул проницательностью Снейп. – Что-то, о чем говорил раньше?

- Не совсем. Раньше я хотел поделиться своими подозрениями о стихийной природе магии, ранившей Драко. Теперь это и так ясно. Но вот, что делать с Джинни? Как ты думаешь?

Северус задумчиво стоял на пороге комнаты, которую занял оборотень.

- Я думаю, что ее нельзя оставлять в живых. Как бы это ни было больно Гарри. Я не знаю, как она получила доступ к таким силам… как смогла найти статую и пользоваться ей в достаточной мере, чтобы блокировать меня. В школе такой сильной магией она не обладала. Думаю, эти ее новые силы связаны с Вольдемортом. Возможно, после уничтожения, какая-то его часть перешла к ней также, как к годовалому Поттеру перешли некоторые его способности. Между ней и Темным Лордом тоже была связь, последствия которой никто так и не смог определить. Нет смысла сейчас гадать. Но я считаю, что она должна умереть. И не из-за того, что десять месяцев держала меня в темнице. Нет. Но она посмела кинуть в спину Гарри смертельное проклятие.

Ремус помрачнел.

- Так это правда?

- Исходя из того, что мне рассказал Поттер, она действительно убила его, - болезненная судорога прошла по лицу Северуса. – Подробности мне пока неизвестны, но только чудо помогло ему вернуться.

- Я понимаю, - задумчиво протянул Ремус. – Но ты не должен делать это сам. Я не уверен, что Гарри сможет простить тебя. Особенно, если выяснится, что в Джинни действительно вселилась часть Вольдеморта.

- Я знаю, - прошептал Снейп. – Но, если сложится так, что именно мне выпадет эта возможность, я не буду колебаться. Спокойной ночи, Люпин, - он резко развернулся и стремительно покинул комнату.

* * *

Старый дом по-прежнему что-то шептал, скрипели темные дубовые панели, которыми была обита спальня, в камине тихонько потрескивал огонь, переговариваясь с ветром, задувавшим сквозь рамы. И только двое юношей тихонько спали: один в постели, другой - свернувшись клубочком в кресле. Дом деликатно приглушал свои голоса, стараясь не потревожить спокойный сон своих гостей и радуясь, что под его крышей снова обитают волшебники.

Спустя час, Северус тихонько вошел в гостиную, взмахнув палочкой, проверил состояние крестника, удовлетворенно кивнул и повернулся к своему мужу. Нежно улыбнувшись, убрал с закрытых глаз упавшую прядь черных волос и бережно поднял его на руки. Гарри умиротворенно сопел пока Снейп нес его в их спальню, что-то неразборчиво бормотал, когда он укладывал его в кровать, но так и не проснулся. Северус осторожно устроился рядом, и только прижав к себе теплое тело спящего любимого, впервые с момента освобождения осознал, что он вернулся.

Глава 10

Холодный ветер с силой гнал каменную пыль по застывшим развалинам старинного Поместья. Четыре мужские фигуры материализовались перед чудом уцелевшими воротами парадного входа. Не рискуя связываться с охранными заклинаниями, перенесшими чудовищный удар Стихийной магии, волшебники аппарировали за периметром Малфой-Мэнора и теперь пристально вглядывались в пустынный пейзаж.

- Никого не видно, - Ремус поежился от пронизывающего ледяного ветра.

- Эти бездельники в Министерстве до сих пор не соизволили обнаружить место такой катастрофы!

- Драко, но ты же сам сделал все возможное, чтобы отгородиться от мира! Да сквозь все эти охранные чары никто не распознает даже атомный взрыв! – хмыкнул Поттер.

- То, что ты устроил, - немедленно завелся Малфой, - было похлеще любого атомного взрыва. И не думай, что я не знаю, что такое атом, Поттер!

- Может быть, вы устроите разборку как-нибудь потом, - Северус привычно нахмурил брови и одарил обоих давно знакомым свирепым взглядом. – Что скажешь, Драко? – кивнул он в сторону Поместья.

- На первый взгляд все в порядке. Охранные заклинания на месте, - он взмахнул палочкой, и серебристая дымчатая лента полетела к центру развалин, тихонько зазвенев в момент соприкосновения с защитой Малфой-Мэнор. – Думаю, мы беспрепятственно проникнем внутрь.

Северус скептически следил за полетом сканирующего заклинания.

- Хорошо, - наконец кивнул он, - Драко, ты первый.

Малфой сделал шаг вперед, прошел сквозь барьер и, держа палочку наготове, зашагал по засыпанной мусором дорожке. Трое волшебников синхронно шагнули следом. Они миновали фруктовый сад, половина деревьев в котором оказались сломанными, прошли мимо пруда, славившегося когда-то великолепными лилиями. Теперь же на поверхности черной воды плавали ошметки деревьев, обрывки тканей, листы книг, огромный деревянный кусок парадной двери, а на нем части растерзанных доспехов.

- Тебе повезло, Драко. Камин, работающий на вызов, оказался удивительно кстати, без него тебе вряд ли удалось бы выжить, - хмуро заметил Северус.

Внезапно в нескольких шагах от них с легким хлопком появился домовой эльф. Его некогда белоснежная наволочка была в серых разводах и прожжена в нескольких местах. Малфой, вскинувший было палочку, с облегчением выдохнул.

- Вибли! Не смей больше никогда так появляться!!!

- Простите хозяин, - из испуганных карих глаз скатилась огромная слеза, - все домовики очень-очень рады, что вы вернулись, хозяин!

- Все домовики? Кто-то уцелел?

- Только одиннадцать эльфов, хозяин Драко, - уши домовенка поникли.

- А сколько их всего было? - спросил Гарри.

- Сорок пять, - Малфой мельком взглянул на смертельно побледневшего Поттера, - не переживай, Гарри. Это часть их службы, их привилегия – отдать жизнь за своего хозяина, - Драко вновь повернулся к слуге. – Где вы укрылись?

- В конюшне, хозяин. Все лошади тоже целы. Мы ухаживали за ними. Все эльфы, отвечающие за скакунов, живы. Из замковой прислуги спасся только я и старая Мирки.

- Это хорошо, Мирки - повариха, она замечательно готовит. Оставайтесь в конюшне. Позже я заберу вас. Свободен … - и в этот момент эльф пронзительно закричал, перебивая своего хозяина

- Осторожно, сэр Драко! - и испарился.

- Авада Кедавра, - одновременно с эльфом произнес женский голос за спиной

Все молниеносно обернулись, но к сердцу Снейпа уже летела зеленая стрела смерти.

«Дежа вю», - первое, что пришло в голову Гарри, а потом он вспомнил: Серый Мир, Эсмеральда и видение в черном плаще, убивающее его Северуса.

- Нет! – крикнул Гарри – Северус не успевал отклониться от проклятия.

И в то же самое мгновение словно бы порыв пронзительного ледяного ветра метнулся сквозь него и в долю секунды настиг зеленую вспышку. Она замерла, тихонько зазвенев, засеребрилась ледяным узором и безвредной зеленой льдинкой упала к ногам смертельно бледного Северуса.

- Больше ты никого не убьешь, - с трудом сдерживая бешенство, Поттер махнул рукой, и взвившаяся водоворотом вода стянула с их противника капюшон. В полностью промокшей мантии, со слипшимися рыжими змейками волос Джинн Уизли с ненавистью смотрела на него. Три Дьявольские гончие рычали на волшебников.

- Это ты, Поттер! – буквально выплюнула она.

- Ну да, я… - Гарри злобно улыбнулся ей. – А кого ты хотела увидеть?

- Ты – Повелитель воды!

- Я, - подтвердил он. – Постой, так ты хотела убить Северуса, потому что думала, что он владеет силой Воды?!

- Но статуя же реагировала на него! В ней был спрятан Камень!

- Ты все такая же идиотка, Уизли, - ледяным тоном произнес Снейп. – Статуя была сделана из Огня и реагировала на защитные заклинания Огненной Стихии, - подняв руки, он продемонстрировал ей серебристые шрамы, окольцовывающие запястья.

- Так вы – Адепт Огня… - казалось, девушка окончательно запуталась.

- Нет, - в ярости рявкнул Снейп, и Гарри радостно захихикал – казалось еще чуть-чуть и профессор начнет снимать баллы с Гриффиндора. Он поднял палочку и наставил ее на искаженное страхом и ненавистью лицо Джинни.

- Откуда ты узнала о Камне?

Джинни сделала шаг назад.

- Тебе не сбежать, любовь моя, - лениво протянул Драко. Девушка замерла, сосредотачиваясь. – Не получается? – издевательски поинтересовался он. – Ты забыла, что мы находимся в Малфой-Мэнор. Да, он разрушен. Но я по-прежнему хозяин этой земли, и охранные чары подчиняются только мне. То, что ты раньше могла исчезать и возвращаться, когда тебе заблагорассудится, не означает, что я не могу остановить тебя, если захочу. Так что, никуда ты отсюда не аппарируешь, милая. И ножками не сбежишь, - предупредил он ее следующее движение. Собаки замерли за ее спиной и напряженно уставились на свою хозяйку. – Будь хорошей девочкой и отвечай на вопросы.

- Плевала я на твои угрозы, Малфой!

- Ты всегда была очень упрямой, счастье мое, такая отвага перед лицом смерти – проявление истинного гриффиндорского духа.

- Все это так похоже на другого гриффиндорца, да? – она издевательски рассмеялась.

- Ну что ты! Я никогда не путал тебя с Гарри.

- Еще бы! У меня нет того, что нужно каждому сладкоголосому педику. Увы, любимый, мне нечем было вставить тебе!

- Ты ошибаешься, Уизли, - осклабился Драко, - в нашей паре с Гарри я всегда был сверху.

Поттер слегка покраснел.

- У вас что, другой темы для разговора нет?!

- Действительно. Так откуда ты узнала про Камень, Джинни? - обманчиво-мягким голосом спросил Люпин.

- Это все, что успел сказать мне Том.

- Вольдеморт?! - встрепенулся Поттер, - ты разговаривала с ним?

- Когда он умирал, наша прежняя связь на минуту стала сильной, словно бы у меня опять был его дневник. Но все закончилось очень быстро, он только сказал: «моя Стихия… Снейп… смерть Поттера может помочь…».

- И все?

- Еще сказал, что записная книжка в тайнике.

- А про тайник ты уже знала, не так ли, - заметил Снейп.

- Да… Еще на первом курсе в дневнике он рассказал мне о своем тайнике в доме в Венгрии, где он жил после Хогвартса.

- Так вот почему в прошлом году тебе вдруг так захотелось попутешествовать по Европе!

- Конечно, Малфой. Это, и еще необходимость отдохнуть от твоей самодовольной физиономии, придурок.

- Не ссорьтесь, девочки, - хмыкнул Северус.

- Не смешно, Снейп, - бросил Драко. – Ну допустим, ты нашла книжку. В ней написано, где спрятана Статуя. Ну а дальше-то что? Ты же не владеешь Стихийной магией. Как бы ты смогла управлять Камнем?

- Обыкновенно, - девушка пожала плечами, - убила бы Повелителя Воды. Стихии пришлось бы искать нового носителя. А вы знаете, что по статистике в семидесяти процентах случаях, если Мастер Силы был убит, следующим носителем Стихии становился его убийца. Это очень большой шанс, - напряженным голосом сказала Джинни, - и я еще не упустила его! – она молниеносно вскинула палочку. - Авада….

- Взять! – рявкнул Драко, и собаки набросились на девушку.

Отчаянный крик прервался на середине, когда огромные челюсти сомкнулись на тонкой шее. Пытаясь побороть тошноту от ужасных чавкающих звуков и довольного рычания, Гарри со слабым стоном закрыл лицо руками. Северус обнял его за плечи, притянул к себе, и Поттер благодарно уткнулся лицом ему в плечо, дрожа всем телом и чувствуя ответную судорогу отвращения своего любимого. Неизвестно, как долго продолжалось кровавое пиршество Дьявольских гончих. Не выдержал Люпин.

- Достаточно, Драко. Умоляю тебя, прекрати это, - Ремус развернулся и быстро зашагал к разрушенному замку.

- Нельзя! - скомандовал Малфой, и собаки, урча, отошли. – Определенно, этого достаточно. Он вгляделся в кровавое месиво и удовлетворено скривился, - Ну вот и все. Осталось только убрать мусор.

- Как ты можешь так говорить, Малфой, - сдавленно пробормотал Поттер в плечо Снейпа. – Погиб человек. Не ее вина в том, что с ней сделал Вольдеморт.

- Ты еще не понял, Гарри, - Снейп запустил руку в его волосы и, оттянув голову, заглянул в полные слез серебристо-зеленые глаза. – В нее не вселялся Темный Лорд. Он только рассказал ей, что нужно делать, чтобы обладать Камнем Силы. Все остальное она сделала по собственной воле.

- Но почему? – слезы все-таки покатились по впалым смуглым щекам

- Она познала вкус власти. В свое время Темный Лорд показал ей истинное наслаждение могуществом. А такой артефакт… Это слишком большой соблазн, Гарри. Она не смогла бороться с ним.

- Если бы мы только знали, мы бы…

- Мы ничем не смогли бы помочь ей. Она не приняла бы нашей помощи, и ты это знаешь. Все, что в нашей власти – это попытаться простить ее.

- И это говоришь ты?! – недоверчиво сощурился Поттер

Снейп слегка покраснел.

- Я готов простить ее и забыть. Ради тебя, - он сжал в объятиях свое сокровище и легким поцелуем коснулся бледных губ.

- Спасибо, - прошептал Гарри.

Он высвободился из объятий, повернулся к тому, что осталось от девушки, и выпустил на волю Силу Огня. Пламя обрадовано вспыхнуло и жадно набросилось на останки. Собаки безмятежно сидели, не отрывая красных глаз от сгорающей добычи. С их удлиненных морд все еще капала кровь Джинни Уизли.

- Кстати, Малфой, я думал, эти собаки подчиняются Уизли, - обернулся к нему Северус.

- Она тоже так думала, - довольно рассмеялся тот. – Вы постоянно забываете, что я - хозяин Поместья, кто бы их ни дрессировал, моим приказам они не могу не подчиняться. – Что ж с ней мы закончили, - Малфой всмотрелся в черную обгорелую кляксу на гравийной дорожке. – Что мы скажем аврорам, Поттер?

- Сообщи в Министерство, что Малфой-Мэнор разрушен. Пусть ищут источник магического удара. Только боюсь, тебе придется терпеть их присутствие года два-три, - Гарри подмигнул помрачневшему блондину.

- Хорошо, только жить я буду у вас с Севом, - мигом повеселев, уведомил он их.

У Гарри и Северуса одинаково вытянулись лица.

- Шутка! – блондин радостно ухмыльнулся. – У меня есть шикарный особняк в Шотландии. Правда, это далековато отсюда.

- Ты можешь пожить у меня, пока идет расследование, - смутившись, предложил вернувшийся Ремус. – Если хочешь, конечно, - поспешно добавил он.

Малфой, прищурившись, взглянул на оборотня и задумчиво протянул:

- Это было бы весьма удобно. Спасибо, Люпин. А что это у тебя?

Перепачканной рукой Ремус сжимал маленькую записную книжку в тисненом золотом переплете.

- Я нашел ее. Держи, Гарри, пусть она хранится у тебя.

- Вот и отлично, - констатировал Малфой. - Вибли!

Появившийся домовой эльф низко поклонился хозяину, испугано косясь на выжженное пятно.

- Я временно поживу у мистера Люпина, Вибли. Ты отправишься со мной. Всех остальных домовиков, лошадей и собак перемести в Шотландское поместье. Все понятно? Выполняй.

Отдав необходимые распоряжения, Драко развернулся к Поттеру и Снейпу.

- Свяжитесь с нами, как только отдохнете, хорошо? - Дождался кивка двух черноволосых голов, протянул руку Люпину и через секунду аппарировал.

Эпилог.

Они специально переместились сюда – в начало дороги, ведущей через старый запущенный парк к их Замку-над-Озером. Листья шуршали под ногами, собирались в кучки, взвивались покорными ветру маленькими водоворотами и тут же опадали обратно. Пахло сыростью и землей. Холодно. Где-то недалеко звонким перестуком разбивал тишину дятел. Какая-то серая пичуга села на тонкую ветку орешника, протянувшуюся над тропинкой, большая капля, сорвавшись, угодила прямо на лоб юноше и, не торопясь, скатилась по щеке. Гарри улыбнулся. Его пальцы покоились в руке Северуса. Он возвращался сюда с тихой радостью, как много раз прежде, до того мига, когда это место на десять месяцев стало для него Замком слез.

- Он снова станет нашим домом, - не отдавая себе отчета в том, что говорит вслух, пробормотал Гарри.

Северус крепче сжал его ладонь.

- Ты расскажешь, как жил здесь без меня?

- Может быть… Потом.

Снейп кивнул.

- Ты уже решил, что будешь делать с Камнем. Салазар хотел, чтобы ты уничтожил его.

- Ты тоже этого хочешь?

- Не после того, как он спас мне жизнь, - покачал головой Снейп. – Но его нужно как-то спрятать…

- И я знаю как.

Гарри остановился, вытащил из кармана Камень и прикоснулся к нему волшебной палочкой.

- Что ты… - начал было Северус.

- Тс-сс, смотри, - прошептал Поттер.

Внутри Камня пробудился маленький оранжевый огонек. Он разрастался, хрустальные грани накалялись, искажались, словно переплавляясь в другую форму, и вдруг потекли по палочке, вливаясь внутрь ее. Через минуту от Кристалла не осталось и следа, только волшебная палочка слегка переливалась холодными хрустальными искорками.

- Камень внутри? – Снейп вопросительно приподнял бровью

- Да. Так гораздо удобнее им пользоваться. И никто ничего не заподозрит. Идеальная

маскировка!

Северус не ответил. Он смотрел куда-то за плечо мужа, в изумлении приоткрыв рот. Гарри развернулся и, рассмотрев, наконец, что так поразило Сева, истерически рассмеялся: к ним со всех лап спешило знакомое семейство ежей – взрослая пара и трое крохотных ежат. Как верные собачонки они подкатились к застывшим мужчинам и с увлечением обнюхали их ноги.

- А они-то здесь откуда? – мученически простонал Снейп.

- Понятия не имею. Слушай, Сев, а почему они перестали появляться, ведь я по-прежнему пользуюсь заклинаниями?

- Заметил, наконец? – Снейп неодобрительно следил за животными. – Ты приспособился к своим увеличившимся магическим способностям. У многих волшебников, раскрывающих до конца свой потенциал, бывают похожие побочные явления. Но почему у тебя именно ежи – ума не приложу!

- Ладно, пойдем узнаем, как они здесь очутились.

Двое мужчин уже подходили к массивным, потемневшим от времени дверям, когда что-то появилось перед ними и с истошным всхлипом вцепилось в колени Поттера.

- Хозяин! Сэр Гарри Поттер вернулся!!

- Добби, - простонал парень, - отпусти меня!

Домовик поднял мордочку, уставился сияющими зелеными глазищами на Поттера, но колени не отпустил.

- Хозяин Гарри вернулся! Хозяин профессор Снейп вернулся! – захлебывался он от счастья.

- Да, Добби, мы вернулись и никуда больше не уйдем. Пожалуйста, отпусти меня, - взмолился гриффиндорец.

- Добби, - ледяным голосом начал Северус, - что произошло в замке за время нашего отсутствия?

Подобный тон подействовал на эльфа словно ушат ледяной воды. Он мгновенно отпустил Гарри и низко поклонился хозяевам.

- В замке все в порядке, сэр. Только десять минут назад вдруг ниоткуда перед парадной дверью появилось пять ежей. На самом большом была записка. Вот она, - Добби протянул клочок пергамента, на котором изящным почерком было написано всего несколько слов:

«Ты поступил правильно. Прощай, Гарри Поттер»

- И что это значит? – Северус вопросительно уставился на любимого.

- Это значит, что Салазар ушел, Сев. Его Дух, наконец, свободен. И он одобряет мое решение.

Гарри скомкал пергамент и счастливо улыбнулся своему мужу.

- Ты хочешь отдохнуть дома? - со странной многозначительной интонацией спросил он своего спутника жизни.

- А у тебя есть другие предложения? – заинтересовался Снейп.

- Ага… Иди ко мне, - Гарри крепко обнял Северуса, - аппарэйт.

Волны мягко накатывали на белый песок и с еле слышным шуршанием вновь отступали. Тень от одинокой пальмы стремительно перемещалась в такт сумасшедшему бегу трех ярких лун, что летели по черному бархату неба. Звезды о чем-то шептались, беззаботно смеясь в вышине, раскачивались на своих бесконечных качелях, любуясь обнаженными любовниками, спящими в объятиях друг друга на маленьком островке. Они ласкали своим холодным светом растрепанные волосы одного и бледную кожу другого. Словно сияющие пылинки мерцали они в бесконечности, рассыпались и соединялись вновь, и тогда в темном небе можно было прочитать одно имя, сложенное из светящихся непосед. И имя это было «Виевна».



The end


13.12.04

Оставить отзыв


На главную
Замечания и поправки отсылать Anni