Поттэр vs. Гриффиндор

АВТОР: kandy

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: action, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: возьмите сюжет Дюма, героев Ролинг и заставьте их ботать в нем по фене - результат превосходит все ожидания.




Ранним утром, 1-го сентября 198...г. жители деревни Хогсмид были разбужены страшным шумом, доносившимся от двора гостиницы «Козёл и петух». В те достопамятные времена стычки Упивающихся Смертью и Авроров были ещё свежи в памяти и, поэтому толпа народу, жаждавшего зрелищ, устремилась к вышеупомянутой гостинице, теряя на ходу тапки и ночные колпаки. Однако их ждало разочарование. Война не возобновилась. Просто некий молодой человек…
Постараемся набросать его портрет. Начать с того, что это был худощавый юноша, которого звали Гарри Поттэр, …цати лет от роду со всклокоченными черными волосами, зигзагообразным шрамом на лбу и старомодными очками, а-ля «Битлз». Он был одет в потертые джинсы и футболку на три размера больше, чем ему было надо, с изображением «фака» и надписью «Хочешь трахаться? Спроси у меня, как». На борту у молодого человека болталась приличных размеров волшебная палочка. И он был на метле…Вот эта метла была столь своеобразна, что её поневоле замечал любой встречный. Это был древний «Чистомет-2101», прозванный острословами «вантузом». Данный экземпляр «вантуза», вероятно, помнил ещё Гриффиндора со Слизерином, и вряд ли, даже кряхтя и пердя на пределе своих сил, мог подняться выше, чем на десять метров от грешной земли.
Восседавший на данном чуде английского метлопрома юноша, несомненно, осознавал, что оно портит его реноме, но…Тут мы должны констатировать печальный, но непреложный факт – юноша был беден. Собственно говоря, всё имущество, которое могли завещать ему его почтенные опекуны – дядя Вэрнон и тётя Пэтуния – родовитые, но разорившиеся под ноль волшебники (разорению весьма способствовала страсть дяди к игре и крепким напиткам), все имущество состояло из этой поганой метлы, футболки, джинсов, пары галеонов и волшебной палочки. Эта волшебная палка некогда принадлежала отцу Гарри, дяде Джеймсу, ныне покойному. «Да, пацан,- констатировал дядя Вэрнон, - эта палка децел великовата для тебя. Ну да и хрен с ним. Сойдет. Короче, езжай в Хогвартс. Найдешь там Северуса Снейпа или Минни Макгонагал, передашь вот это писмецо или вот это. Они тебя пристроят». И дал на дорожку пару писем – к профессору Снейпу и к профессору МакГонагал. «Меня-то они, поди, нихрена не помнят….но Джимми…Джимми – это пять…Джимми – это твой пропуск на тот высший свет, малыш…». В дороге Гарри, обладавший взрывным характером, сто раз почти нарвался на дуэль, ибо косые взгляды прохожих на его транспортное средство были уж очень похожи на насмешку, но завидев палочку молодого человека, а также впечатляющий шрам на лобном месте, прохожие предпочитали ретироваться как можно быстрее.
Гарри Поттэр въехал в Хогсмид с намерением отдохнуть и подкрепиться и поэтому, увидев вывеску гостиницы «Козёл и петух», реалистично изображавшую двух накрашенных геев за тюремной решеткой, повернул метлу в ворота.
- Гля, пацаны, какое помело! Эта деревенщина, наверное, конфисковала его у подметальщика свинарников!
Эти слова, исполненные едкой насмешки, произнес хорошо одетый молодой человек, рыжий, как апельсин, который, в компании двух таких же рыжих субъектов, выглядывал из окна гостиницы. Два дюжих парня, видимо, подчиненные молодого человека, рассмеялись. Кровь бросилась в лицо Поттэру.
- Эй, ты! Да, я тебе говорю, козёл! – вежливо, елико возможно в разговоре между двумя магами, начал Поттэр. – Тебе чё, зубы жмут или два глаза – роскошь?
- Смари-ка! Оно ещё и говорить умеет! – искренне удивился рыжий. – Ну чё тебе не нравится, неаккуратный?
- Мне твоя рожа не нравится. Уж больно смазливая, как у тех педиков на вывеске…И вообще, угарает над метлой тот, кто очкует наехать на хозяина.
- Угараю я, сударь, редко и поэтому мнение всяких бомжей меня не волнует…
- Сам ты бомж! – заорал вышедший из терпения Поттэр. - Иди сюда, чмо, и мы разберёмся, как пацаны, а то блин, сидишь там за занавеской…
Рыжий исчез из окна и через пять секунд уже стоял на пороге гостиницы, покачиваясь с пяток на носки и насмешливо щурясь. Он крутил в руках изящную волшебную палочку.
- Ну вот он я. Какого хрена тебе надо, отстой….
Рыжий еле успел оскочить, так как «авада кедавра», выпущенная Поттэром, просвистела у него над головой.
- Ахренеть! Братки, займитесь!
Два громилы, спутники рыжего, сопровождаемые трактирными слугами, подскочили к Поттэру и начали месить его не по-детски. Рыжий хмыкнул, и намеревался уже идти обратно в гостиницу, как у ворот, поднимая тучи пыли, остановилась карета, запряженная тройкой шикарных мётел «Файрболт». Из окна кареты выглянула самая симпатичная девчёнка, которую когда-либо видел Поттэр, и даже то, что в данный момент он валялся на земле с фингалом под глазом, не могло отвлечь нашего знатока и ценителя женской красоты от созерцания миловидного лица в обрамлении густых каштановых волос.
Девушка скользнула равнодушным взглядом по Поттэру, чиркнула зажигалкой «Крикет», закуривая сигарету и вежливо обратилась к рыжему:
- Эй, Рон, чё тут за шоу бенни хилла?
- Да херня, Герми, так, мелочи…
- В натуре. Короче, в чем дело?
- Минерва говорит, что тебе немедленно надо вернуться в Хог. Дело есть.
- Ну поехали тада. Хренли медлить.
- И то. Мою метлу, живо!
Рыжему, которого звали Рон, с похвальной поспешностью подали метлу.
Поттэр поднял голову из кучи компоста, в которую его запихали дружки Рона, и заорал:
- Ты, чмо! Урод долбанный! А ну-ка стоять-бояться!
Рон дернулся было разбираться, но шатенка («Офигеть! Вот это девчёнка! Надо не ударить в грязь лицом», - подумал Поттэр»), которую звали Герми, остановила его жестом.
- Да забей, – на самом изысканном волшебном промолвила она. – Ронни, заканчивай вола долбать. Минерва ждет.
- Ну и хрен с ним…. – Рон вскочил на метлу и был таков.
Поттэр с трудом поднялся. Первым делом он проверил карманы. Кошелёк был на месте, палочка тоже, писем не было.

В подземельях у Снейпа было шумно. Полсотни учеников обоих полов, небрежно, или, напротив, щегольски одетых, похоже, с самого утра слегка поддатых, тусовались по коридорам, громко разговаривая и смеясь, угощая друг-друга сигаретами, пивом и гандубасом. Поттэр, совершенно офигевший, сжимая в потной ладони кепку, а другой рукой придерживая палочку, чтоб не спёрли, протискивался среди этой толпы, заискивающе улыбаясь. На лестнице четверо учеников затеяли шутливый поединок – один оборонялся, а трое других пытались засандалить в него заклинаниями, которые обороняющийся ловко отбивал. Поттэр решил было, что заклинания вполне безобидные, однако когда один из нападавших, под смех и шуточки зрителей скатился по ступенькам, сотрясаемый вполне натуральными корчами, он понял, что заклинания были таки боевыми. В коридоре возле дверей Снейпа не сражались, зато громко сплетничали о других преподавателях Хога. Больше всех доставалось МакГонагал. Присутствующие издевались над её старушечьей прической и вышедшими из моды мантиями, а также проезжались насчет её любовной связи с неким профессором Флитвиком, что, по неизвестной Поттэру причине, весьма веселило насмешников. «Блин, ну и порядочки тут у них. Хотя прикольно! Мне нравится», - решил для себя Поттэр.
Тут он заметил домового эльфа, ловко пробиравшегося сквозь толпу к аппартаментам Снейпа, и быстро схватил его за ухо.
- Кароче, ты это, жить хочешь? – Поттэр поддался общему настроению и решил идти напролом. Эльф, видимо, привычный к такому обращению, вздохнул и кивнул головой.
- Доложи боссу, что Гарри Поттэр, сын Джеймса Поттэра, с ним поговорить хочет.
Эльф снова кивнул, ненавязчиво освободил свое ухо и скрылся. Поттэр прислонился к стене и стал слушать, о чем говорят окружающие.
Центром внимания ближайшей группы собеседников были два ученика, как бы призванные олицетворять собой изречение, украшавшее ворота Хога: «Хогвартс – школа контрастов». Один был невысокий изящный юноша, дорого и со вкусом одетый, манерно куривший длинную коричневую сигарету. Другой – настоящий великан с простоватым лицом, был облачен в новенькую, с иголочки, мантию, с офигенным, во всю грудь, шитым серебром гербом Слизерина. В данный момент великан громогласно хвалился, что он отдал за эту мантию «…две сотни галлеонов золотом, как с куста. У самого Живаншина заказывал…».
Дверь в аппартаменты Снейпа приоткрылась, и показался давешний эльф.
- Так, этта…кто тут Поттэр?
Все замолчали. Гарри оторвался от созерцания шикарной мантии великана и произнес:
- Ну…кхгм…я Поттэр…
Все взоры тотчас обратились на него. Гарри стушевался.
- Ну заходите. Профес ждет.
Поттэр, желая побыстрее избавиться от перекрестного обстрела взглядами, мухой скользнул в полуоткрытую дверь.

Грозный профессор Снейп, столь же проклинаемый одними, насколько превозносимый другими, сидел за компом и, нахмурившись, елозил мышой по крысодрому. Позднейшие описания, на которые ориентируются наши современники, представляют этого незаурядного человека убеленным сединами старцем, почетным директором, кавалером и прочее бла-бла-бла. Однако в то время это был вполне представительный мужчина лет 35-38, высокий, худощавый и нервный. Отдельные черты его несколько вытянутого, обрамленного длинными черными волосами лица пристрастный критик нашел бы несколько крупноватыми, однако оно было вполне гармоничным, или, если автору позволено будет употребить этот термин, породистым. Но никакой портрет, никакие фото не смогли передать того властного, магнетического взгляда черных, как душа Каина, глаз, который Снейп устремил на молодого Поттэра.
- Так-так…Ну тут к гадалке не ходи, вылитый Джимми Поттэр. Посиди-ка, тут я одно дельце закончу. – Снейп повернулся к двери и крикнул: - Драко, Крэбб, Гойл, ко мне, махом, блин!!! – после чего вновь уставился в монитор. Поттэр краем глаза глянул, чем был занят грозный профессор. «Провалиться мне на этом месте, если это не «HOMM 3: Дыхание смерти!».

В дверь вошли те самые ученики, рядом с которыми Поттэр тусовался в коридоре – изящный и бугай.
- Тэкс, друзья мои. Я не понял, что за ботва? – тихо начал Снейп. – Сегодня за завтраком МакГонагал с улыбочкой поинтересовалась у меня, как поживают, я цитирую слова этой старой карги «…эти три бездельника, Малфой и его приятели, которых вчера патруль во главе со старостой Гриффиндора застукал в пьяном виде, когда они приделывали статуе Годрика…ладно, неважно, что». Молчите? Она продолжила: «Конечно, эти балбесы схватились за палочки, но куда им. Двое сбежали, а один умудрился аппартировать, хотя это строжайше запрещено. Вы уж наведите порядок там у себя, ага, Севви?» Это она мне сказала. А я должен был молчать… Отвечайте, чёрт возьми! – заорал Снейп, поворачиваясь к двум багровым от стыда ученикам.
Поттэр мечтал о том, чтобы стать жидким и стечь сквозь стыки между плитами пола.
- Дык ить, профессор, их была целая банда, в натуре обкуренные все, а нас только трое, да и Драко сразу вырубили почти…. - начал здоровяк.
- Да хоть бы там был весь Гриф! Постыдились бы мямлить такое, мистер Гойл! А вы, Крэбб! – Это было обращено к изящному парню, который ковырял пол носком ботинка. - Вы, как вы могли! А Драко… кстати…а где Драко?
- Его зацепило круцио. Вроде бы он успел аппартировать. Только мы не знаем, куда. Мы защищались, как львы, профессор! – горячо сказал тот, которого звали Крэбб. - Мы положили четверых, но их было не меньше пятнадцати!! Нам пришлось отступить…
- Пятнадцати? Этого Минерва не сказала, - заметил Снейп, остывая. – Но где же Драко, таки мать вашу?
- Я тут, профессор! – Дверь открылась, впуская нового персонажа. Это был молодой блондин, сероглазый, с тонкими чертами лица. Длинные волосы его были, по тогдашней моде, заплетены в аккуратную косичку.
На Драко была безукоризненно чистая черная мантия и белая сорочка, манжеты которой были украшены брабантским кружевом, своей белизной соперничавшим с оттенком лица вновьприбывшего.
- Я тут. И готов подтвердить, что мы вату не катали! Мы… - Тут голос ученика скатился до невнятного шепота, видимо, то усилие воли, которым он поддерживал себя в вертикальном положении, иссякло, и Драко рухнул навзничь, крепко приложившись головой об пол – Гарри аж скривился, услышав этот звук.
- Эй, там! Поппи сюда! – Распорядился Снейп. – Ладно, вижу,что вы нармальные пацаны. Но чтоб больше этого не повторялось. Это сто первое китайское предупреждение.
- ОК, босс! – радостно завопили Крэбб и Гойл, и, подхватив своего приятеля под мышки, вытащили в коридор.

- Мда…нервная работа. – Снейп поскреб подбородок. Его взгляд упал на Поттэра, который всеми силами старался слиться со стенкой: – А ты что тут делаешь! Сто баллов с Гриффиндора! Тьфу…отмена... Извините, мистер Поттэр. Сами видите, какой тут бардак. Так что у вас там?
- Да вот! Извините, что вторгся…я, собственно… – Поттэр с трудом поборол растерянность и приложил определенные усилия, чтобы начать изъясняться высоким языком благородных волшебников. - Хачу, кароче, в Слизерин! Я крутой, вы не сомневайтесь! Всё будет чики-пики!
- Ну, в этом я не сомневаюсь, - Снейп сделал очередной ход в HOMM и внимательно посмотрел на Поттэра. – Но вот так вот с кондачка я не могу вас принять. У вас риально должна быть малява, штоб я так жил, или почему?
- Падлой буду, профессор, была малява! Но, кароче, какой-то рыжий поц… - в общем, Поттэр рассказал всю свою одиссею…
- Мда, занятно затираешь… - Снейп задумался. «А вдруг этот перец – казачок засланный? МакГонагал и на такие штуки способна…проверю-ка!».
- А во что я тебе скажу, подойди-ка ближе, чтобы лучше слышать.
Поттэр приблизился.
- Ты тут видел всякое…Ты не верь, кароче, шарам своим. Мы с Минервой, ну, с МакГонагал – лепшие кореша, и всё о благе Хога и лично товарища Дамблдора, дай бог ему здоровья, думаем. Вся эта бадья – ну, типа, кто кому там в бубен дал и тэдэ – чиста для отвода люботытных глаз, которых много, врубаешься?
- Атож!
- И чё?
- Чё?
- Болт в очё! Мысли мне нужны…мысли твои какие?
- Не, риально, вы меня, профессор, за лоха держите. Я вам, как на духу, скажу. После Дамблдора и вас, я профессора МакГонагал уважаю. Кстати, вам сейчас лучше не нападать на этот город, тут драконов куча, надо скиллы прокачать…
Снейп косо посмотрел на монитор, почесал в затылке.
- Спасибо. Ладно, я тебе верю. Но в Слайз так сразу не берут. Нужно шерсть на жопе рвать, проявлять себя, корки отмочить. Пока могу устроить в Рэвенкло. Нормально там, осмотришься, пооботрешься. А там, глядишь…Бабло то у тебя есть? А то знаю я проблемы молодежи.
Поттэр хотел было гордо вскинуться, типа «Да я весь ваш Хог куплю, продам, а потом ещё раз куплю», но передумал, вспомнив шикарную мантию Гойла.
- Не в падлу будь сказано - с баблом напряженка, начальник.
- Так я и думал. Вот тебе полста галлеонов, экипируйся по понятиям. Нам тут отстойники не нужны. И это…поосторожнее тут. Контингент своеобразный. Пальцы не гни шибко. Хотя… - Снейп вздохнул, - кому я это говорю? Ты же сынок Джимми Поттэра. Это был боец, каких щас мало. Ну, хорош языком трепать. Дел у меня много.
Поттэр понял, что аудиенция закончена, поклонился и вышел.

Поттэр вышел от Снейпа в несколько растрепанных чувствах. С одной стороны, его приняли в Хог, хотя и не в тот колледж, о котором он мечтал, но всё же, всё же…«Да чтоб я себя не проявил! Да недели не пройдет, как я замутю тут некислую разборку, в которой покажу себя крутым перцем!» С другой стороны, он чувствовал, что если бы рыжий Рон не спер его письма, он уже мог бы бежать заказывать великолепную мантию со Слизеринским гербом. «У, козлина!» - подумал Поттэр о своем недавнем противнике и замер. В коридоре мелькнула знакомая рыжая шевелюра. «Он! Сто пудов! Ну, капец ему!»- Поттэр сорвался с места…и тут же налетел прямо на того самого Драко, которого он видел в кабинете Снейпа. Блондин взвыл нечеловеческим голосом.
- Извиняюсь! – буркнул Поттэр и вознамерился было продолжить движение, но был ухвачен за край футболки.
- Тебе чё, коридоры узкие? – Драко надменно посмотрел на Поттэра. – Очки протирать надо иногда.
- Я же сказал, извини. Мне некогда.
- А! Ну вали тогда, дерёвня. Понаехали тут…
- Ты чё сказал?
- Чё слышал.
- Это наезд?
Драко усмехнулся.
- Было бы на кого наезжать.
- Разберемся?
- Не здесь. Приходи вечером в десять на астрономическую башню.
- Зашибись. Я буду.
Парни раскланялись и разошлись.
Поттэр, не теряя надежды догнать рыжего, метнулся за угол, поскользнулся на скользком полу и, проехавшись на заднице, влетел прямо под ноги группе слизеринцев. Некоторое время он, ошеломленный стремительным падением, лежа на спине разглядывал снизу вверх подкладку мантии одного из учеников, которые в изумлении уставились на него. На подкладке имелась большая чекуха с надписью “Made in China».
- Блин, чувак, ты смотри, куда летишь. Чуть с ног всех не посбивал, лох деревенский. – Обладатель сделанной в Китае мантии бесцеремонно поднял Поттэра за шиворот. Это оказался тот самый здоровяк, Гойл, которого Поттэр видел сначала в коридоре, а потом в кабинете Снейпа.

- Сам ты лох. – Поттэр принялся отряхиваться.
- О! Да ты борзый, как я погляжу! Ты хоть знаешь, на кого батон крошишь?
- Борзых в зеркале ищи, – ответил Поттэр, высматривая в коридоре рыжую шевелюру, которая уже успела куда-то запропаститься. – А если я захочу узнать, кто ты такой, обращусь в китайский магазинчик за углом.
- Чеегооо?! – побагровел здоровяк.
Поттер ехидно усмехнулся и пальцами растянул глаза к вискам.
- У Зиваньсиня заказываль. Двести галеонов отдаль.
Бугай схватился за палочку, но Поттэр уже убегал по коридору.
- Не сейчас. В полодиннадцатого на астрономической башне!
- Идет.


Пока происходили все эти каледоскопические события, рыжий успел затеряться в коридорах. Поттэр оббегал все окрестности, но Рон как в воду канул. «Вот западло! Ну да ладно, ещё встретимся, - думал Поттэр, разглядывая указатели на стенах и пытаясь понять, в какой стороне находится гостиная колледжа Рэвенкло. - Хотя, с другой стороны, чего мне нервничать насчет этого Рона? У тебя появились проблемы посерьезней, приятель. У тебя две дуэли на носу, и, чтоб мне по утру рюмки водки не выпить, одна из них точно станет для тебя последней. Так что забей…». Предаваясь таким невеселым мыслям, молодой человек огляделся по сторонам в поисках ориентиров или кого-нибудь, у кого можно было выяснить, где же таки находится этот чертов Рэвенкло. Первым же, кого он увидел, был Крэбб, беседующий с двумя парнями, судя по гербам, из Хаффлпафа. Крэбб, похоже, настолько увлекся базаром, что не заметил, как у него из кармана вывалился некий предмет, который Поттэр в полумраке коридора принял за носовой платок, более того, юноша наступил на него ногой.
«Странные они тут. Стал бы я ходить с носовым платком красного цвета? Ну да ладно, пусть хоть с черными ходят, а пионер должен быть вежливым». Поттэр решительно подошел к беседующим и выдернул тряпочку из-под ноги Крэбба.
- Я, кароче, извиняюсь, без балды, но ты тут платочек…. – Начал было он, но вдруг с ужасом понял, что протягивает Крэббу вовсе не платок, а женские трусики весьма игривого фасона.
- Хоба на! – Развеселился один из хаффлпавцев. - Это же трусы Панси Паркинсон! Она одна в красном белье ходит.
- Да, это трудно не заметить, учитывая длину её юбок. А ты, Крэбб, оказывается, шалунишка! – загоготал второй.
- В натуре, пацаны, это не мои трусы, - вымученно улыбаясь, произнес Крэбб, бросая на сконфуженного Поттэра взгляд, от которого молодой человек захотел провалиться под землю. – Я ваще не вкупаюсь, какого хрена этот чертила решил, что они вывалились из моего кармана?
- Ээээ…дык…ну ладно…звиняй дядька, ошибка вышла... – Поттэр, чувствуя себя последним лохом с трусами в руках, оглянулся вокруг, заметил урну и метким броском отправил туда предмет разговора.
«Во прикол! – думал он, раскланиваясь с учениками и отправляясь своей дорогой. - Ая было принял Крэбба за педика. А он, выходит, за какой-то Паркинсон бегает, да ещё и…». Додумать мысль ему помешала рука, которая легла на его плечо.
- Ты чё? Думаешь вот так вот, чиста, что наш базар закончен? Ты не прав. Ты, я смарю, с села приехал, но даже на селе могут догадаться, что Хог не вымощен женскими трусами. – За спиной Поттэра стоял нахмурившийся Крэбб.
- А в чем трабл? Аккуратнее надо вещи хранить. А если ты мне предъяву хочешь предъявить, то давай разберемся по-пацански, - Поттэр взялся за палочку.
- Ну, риально, село. Кто ж в коридорах машется? Приказ Дамблдора запрещает. А вот попозже, вечерком….
- Да легко. В одиннадцать на астрономической башне устроит?
- Замётано.
«Мда, ну дела… - думал Поттэр, входя, наконец-то, в гостиную Рэвенкло и кланяясь другим ученикам. – Три дуэли за какие-то полдня! Я, аднака, крутой немеряно. Вот только что пользы с мертвого крутого? Ну, положим, Драко ещё контуженный, я от него отмахаюсь, Крэбб меня не очень то пугает, но вот Гойл… Да, с Гойлом прикольно вышло…».
Время до вечера пролетело незаметно. Поттэр выпил пива с несколькими учениками из Рэвенкло, заказал себе мантию с гербом этого колледжа и забился с одной девчонкой о свидании. Пора было чикилять на астрономическую башню. Поттэр осведомился, как туда пройти, вздохнул и решительно вышел из гостиной.

На астрономической башне его уже поджидал Драко, который сидел на кортАх, привалившись к стене, и курил. Увидев Поттэра он, кряхтя, поднялся.
- Я опоздал? – с ужасом спросил запыхавшийся Поттэр. Опоздать на дуэль было в те времена западлом, за которое потом чморили в благородных собраниях. Драко глянул на золотой «Патек», украшавший его запястье.
- Не, все пучком. Без трех десять.
- Слава Мерлину! – вздохнул Поттэр, заценивая часы. «Если живым останусь, надо будет колобашек подзанять и купить такие же рулёзные котлы». «А он ничё пацанчик, сразу видно, что настоящий волшебник, понятия знает», - подумал Драко. Вслух же он сказал:
- Я, кароче, так понимаю, что ты тут никого не знаешь, ну, в Хоге в смысле?
- Ты прав, как прогноз погоды. Я тока сёння приехал.
- Ну вот поэтому я пригласил двух своих корифанов, они четкие пацаны, в качестве секундантов.
- Это случаем не Крэбба и Гойла?
- Ну! – Удивился Драко. – А ты почем знаешь?
- Да вон они хиляют по лестнице.
И точно, названные персонажи, негромко разговаривая, как раз поднялись на площадку астрономической башни.
- Так! Я не поал? Чё за нафиг? – Гойл выпучил глаза.
- Я собираюсь хлестаться с этим пацаном, – любезно сообщил Драко.
- Дык и я с ним махаться собрался. Как раз тут…
- Тока в полодиннадцатого, - Поттэр, несмотря на всю серьезность своего положения, откровенно веселился, глядя на трех приятелей, которые обменивались недоуменными взглядами.
- Вот это фенька! – произнес Крэбб. – Господа, а ведь я тоже с ним разбираюсь.
- В одиннадцать.
- Эка. А ты из-за чего стрелу забил? – поинтересовался Драко у Гойла. Тот покраснел и начал мямлить что-то невнятное. Поттэр пришел ему на помошь:
- Да мы, чиста, по поводу прикида забазарили, ну и я сказал, что Хуго Босс отстойные лепни делает, а Гойл не согласился.
Гойл закивал головой, давая понять, что так типа все и было.
«А парнишка-то с головой дружит», - отметил про себя Драко, и обратился к Крэббу:
- Ну а с тобой то чего он не поделил? Ты же спокойный, как удав, хочешь в попы податься…
Крэбб подмигнул Поттэру, мол, не выдавай, и спокойно сказал:
- Да вот поэтому и зарубаться собрался. По религиозному поводу порамсили.
- Ага, мы по одному вопросу не сошлись. Крэбб уверял меня, что Иисус был евреем. Прикинь? Иисус – и еврей! Ну, мы поспорили, слово за слово, пальцем по столу…
«Ну блин, пацан за словом в карман не лезет», - Драко кивнул головой, принимая объяснения.
- А теперь, брателлы, - начал Поттэр, - я, канкретна, хачу извиниться, или вроде того.
Слизеринцы скривились.
- Не, вы меня не дослушали. Извиниться за то, что если меня умохает Драко, то Гойл и Крэбб, ясен пень, свои предъявы не смогут реализовать. Ну а теперь, лэтс бегин… - с этими словами Поттэр вытащил палочку. Драко обнажил свою, а Гойл и Крэбб отступили к стене.
- А ну-ка стоять! – На лестнице появилась толпа учеников, судя по гербам, из Гриффиндора. Высокий рыжий парень со значком старосты на груди, вышел вперёд.
- Так-так. Знаменитая троица. Ну теперь вы попухли. Нарушаем, значит? Палки на пол, живо…
Вместо того, чтобы подчиниться приказу, Драко, Крэбб и Гойл заняли оборонительную позицию.
- Ну чё, хлестаться будем? - деловито спросил Гойл.
- Ты видишь варианты? А ты, чувак, - обратился к Поттэру Драко, - вали отсюда. Это по наши души, тебя они отпустят.
- Да, молодой человек, - староста угадал колебания Поттэра, - ты можешь уматывать на фиг. У нас с Рэвенкло мир.
- Пошел ты в жопу, - вежливо ответил Поттэр, становясь рядом с тройкой Слизеринцев. - Я буду махаться за этих парней, они мои кореша.
- Ну, смари, щегол, потом не жалуйся, - староста поднял палочку, и понеслась душа в рай.
Каким-то образом Поттэр оказался напротив старосты. Кругом летали заклинания, только успевай уворачиваться. Поттер не стал заморачиваться и пульнул в старосту «круцио». Тот ловко отскочил и выпустил подряд три «экспелеармуса», но Поттэра уж не было в том месте, куда они были направлены. Он непостижимым образом оказался за спиной старосты и, недолго думая, отоварил того пинком пониже спины. Когда староста пропахал носом пол, Поттэр небрежно наложил на него безотказное слабительное заклятье, с гарантией выводившее противника из игры и огляделся. Пацаны тоже не подвели. Остатки разбитой в пух и прах гриффиндорской команды поспешно ретировались с поля боя.
- Ну ты, козел, ещё попадешься мне! – со слезами на глазах прокряхтел староста, который, скрючившись в три погибели, безуспешно пытался бороться со своим кишечником.
- Ты сначала штаны смени, а потом уже пальцы веером растопыривай, – насмешливо ответил Поттэр.
- Ну, чё? – Драко посмотрел на приятелей, - вроде наш чувак?
- Базару нет, – ответили Крэбб и Гойл.
- Ладно, пошли тогда пиво пить. Тебя завут-то как, братан?
- Поттэр.
- Ну а нас ты знаешь. Ладно, поканали, пиво греется, да и эти отморы могут подмогу привести.
И гоп-компания, с шуточками и смехом поспешила вниз по лестнице.
- Слышь, Драко, а ты где такие клевые котлы купил? – поинтересовался Поттэр.
- От папахена унаследовал. Впрочем, это не интересно…- махнул рукой Драко и Поттэр решил оставить расспросы на потом.

После славной победы и последовавшей за ней не менее славной попойки для Поттэра начались суровые будни ученика волшебной школы Хогвартс. В скором времени он познакомился со всеми преподами Хога, включая пресловутую Минерву МакГонагал, декана колледжа Гриффиндор. Это оказалась немолодая уже, сухопарая женщина со стальным блеском во взгляде и едким юмором. Вообще, по мнению Поттэра, ситуация в школе складывалась довольно странная. Практически открытое противостояние двух влиятельных колледжей – Гриффиндора и Слизерина - на словах осуждалось и наказывалось, а на деле втихомолку поощрялось главами противоборствующих факультетов, при молчаливом попустительстве директора – Альбуса Дамблдора, который, казалось, вообще не спускается с заоблачных высей. Поттэр пообтерся, завел > полезные знакомства, назанимал денег, в общем, вел нормальную жизнь молодого, подающего надежды волшебника. И ещё – у него появилась подруга. Чоу Ченг была хрупкая девушка, наполовину китаянка, и, как часто бывает среди полукровок, весьма симпатичная, да к тому же ещё и неглупая. Поттэр, растопырив пальцы от гордости, как и подобает чародею, представил её своим корифанам. Корифаны заценили, и когда парни остались одни, Крэбб и Гойл одобрили выбор Поттэра. Драко лишь пожал плечами. Вообще, Поттэр, как пацан не по годам дальновидный, окольными путями уже давно старался выяснить, что представляют собой его новые кореша. Выяснить удалось следующее. Все трое были отпрысками старинных блатных магических родов. Гойл был рубаха-парнем, своим в доску, записным выпивохой, хвастуном, фатом и бретером – кароче, нармальным пацаном. Крэбб был себе на уме чувачек. После окончания Хога он собирался стать священником, и это налагало определенный отпечаток на его поведение, но совершенно не мешало вовсю ухлестывать за девченками и квасить. Загадочнее всех выглядел Драко, который говорил о себе крайне неохотно, чем ещё больше распалял любопытство нашего героя. Поттэр, путем осторожных расспросов стороной, узнал, что семья Драко в свое время поддержала Волдеморта, за что и поплатилась – глава семейства, отец Драко, был казнен, имущество пошло с молотка, однако кошелек Драко всегда был к услугам его друзей, непонятно тока, где он бабки брал. Кроме того, Поттэр выяснил причину его прохладного отношения к женщинам, Гойл по пьянке проговорился, что в душу этого незаурядного человека «…один кон наплевала какая-то кошелка, темная история, братан», и это насегда отвратило Драко от крепких привязанностей к слабому полу. Девочками легкого поведения, он, однако, не брезговал, с цинической усмешкой отсчитывая галеоны сутенерам, которых в Хоге оказалось великое множество. На взгляд Поттэра, Драко был завидным кавалером – родовитый, как Дамблдор, красавец-блондин, всегда элегантно одетый, щедрый сверх всякой меры, он мог окрутить любую девченку, как два пальца об асфальт. У него была единственная слабость – любил покурить гандубас, да и от водочки не отказывался.

Как-то раз, сидя за пивом и покером, к которому с легкой руки своих не слишком-то высоконравственных друганов, Поттэр весьма пристрастился, молодой чел поведал корешам историю, приключившуюся с ним в гостинице «Козёл и петух».
- Мда, прикольная байка. Гимарой мне в зад, если этот рыжий был не Рон Уизли. Всё, сливайте воду, у меня стрит, - сказал Гойл, бросая свои карты на стол.
- Рон Уизли? Это что на поц? – поинтересовался Поттэр.
- Рональд Уизли, приближенный МакГонагал. А с ним были наверняка его братцы – Фрэд и Джордж. Серьезные противники, ты ещё дешево отделался, чувак, - заметил Драко, открывая очередную банку пива. – Уизли – старинная магическая братия, они там друг за друга впрягаются очень плотно, когда нужда приходит. Кстати, ты уже познакомился с одним из братцев. Тот староста, который по твоей милости обделался, как котенок, на астрономической башне, это был Перси Уизли, поцоватый хлопец, понтов много – ума мало, но если бы он до тебя добрался – урыл бы стопудово.
- И чё, вся эта мафия в Грифе учится? – удивился Поттэр обилию Уизли в школе.
- Ага. Причем ходят в любимчиках у старухи Минни.
- Во угар. Но меня больше девченка интересует, которая в карете рассекает. Как же её этот Рон назвал, дай бог памяти…А, Герми!
Драко заметно вздрогнул и изменился в лице. Это заметил один Поттэр, так как Крэбб полез на новой упаковкой пива, а Гойл сосредоточенно тасовал карты.
- Герми, хм…- Крэбб вытащил пиво и предложил корифанам. – Сдается мне, что это Гермиона Грейнджер была. Есть там такая конфетка в Грифе. Говорят, что если Уизли Минни держит в качестве бойцов, то Грейнджер у неё что-то вроде разведки и аналитика. Но это только слухи…
Драко одним глотком осушил банку пива и скривился.
- Короче, что было, то прошло. Сдавай, Гойл, чё ты там колоду месишь уже полчаса. Да, кстати, может пойдем к девкам?
Поттэр отметил, что Драко ловко перевел тему девушки по имени Герми, которая, видимо, была неприятна блондину. «Тут есть какая-то фича, которую я пока не догоняю. Но просеку, слово пацана», - сказал он себе.

Из малявы Р. Уизли М. МакГонагал.
«…Согласно агентурным данным, 8 декабря 19.. г. Д. инкогнито покинул Хогвартс и отбыл в Лондон, где имел встречу с А.Ф., продолжавшуюся полтора суток. Мой агент, домовой эльф Д., утверждает, что при отъезде он имел подаренную вами голду на себе, а по приезде голды на нем не оказалось. На вопрос агента, якобы обеспокоенного исчезновением голды, где она, собстно, находится, Д. ответил нецензурно. Имею риальные основания предположить, что голда была подарена А.Ф…».

За день до традиционного Рождественского бала в Хоге Минерва МакГонагал подошла к Альбусу Дамблдору.
- Альбус, старый хрен, надеюсь ты не забыл своего обещания?
Дамблдор, по самые помидоры загруженный очередной сварой между Спраут и Хагридом (Хагрид опять запил и некормленные единороги подчистую разорили теплицу Спраут, не только умяв всю ботву мандрагор, но и цинично нагадив после себя), опрометчиво спросил:
- А чё, Минни, я тебе чёта обещал?
Этого было достаточно.
- Я тебе освежую память! – Ледяным тоном сказала МакГонагал. – Ты мне зуб давал, поклялся самой страшной клятвой колдунов «БлябудУ!», что на Рождественском балу будешь тусоваться только со мной и к этому празднику помоешься, купишь новый прикид, а то в этом только Филчу ходить, и наденешь рыжье, которое я тебе подарила. И ты, типа, всё забыл?
Дамблдор вспотел. Он вспомнил, что, действительно, будучи наколдыренным, один кон лежа с Минни в постели, в натуре, чё-та такое затирал, и, вспоминается, действительно поклялся самой страшной клятвой колдунов «БлябудУ!», нарушить которую означало покрыть себя навеки несмываемым отстоем.
- Ну….ну да…Да! Ну точно…Минни…ага…дык это…ну …замётано…
- Так ты будешь в той голде, что я тебе презентовала на днюху?
- Атож! Само собой!
- Ну смари…
Дамблдор пришел к себе в самых расстроенных эмоциях, налил стакан водки и бросился в кресло.
- Ёкарный бабай! Вот лажа то! Мало того, что новый лепень покупать, помыться, так ещё и голду надо, которую я, как лох, Арабелле подарил! Чёрт меня за хэнду дернул, не иначе, давай баджанглом разбрасываться, ухарь-купец, блин! Бал на носу, Минни меня сожрет ведь, растрыньдит везде, что я самую страшную клятву колдунов нарушил, не отмоюсь потом…Чё ж делать? Кого в ЛандОн послать? Кругом дятел на дятле и дятлом погоняет, Фудж спит и видит, как меня отстранить, ему тока повод дай…- И Дамблдор махнул стакан водяры себе в глотку.
- Эй, командир, дозволь слово сказать…- раздался мелодичный голос за спиной у директора. Дамблдор подавился, закашлялся и полминуты кряхтел с выпученными шарами.
- Хто здесь? Враги? Интервенты? – прохрипел он, обретя способность говорить и нашаривая под мантией волшебную палку.
- Не, это я Чоу Ченг, босс… - девушка, убедившись, что в неё прямо сейчас не полетит «круцио», поднялась с пола, где до этого момента лежала в позе «вспышка сзади». – Я, типа, всё слышала и вкупилась, что у вас косяк какой-то.
Чтобы пояснить читателю, как Чоу оказалась у Дамблдора, нужно будет сказать, что директор, будучи хозяином Хога, завел правило, согласно которому убирали и застилали постель у него студентки начальных курсов, все, как одна, молодые и симпатичные. «Не доверяю я эльфам, - ворчал он, - вечно столового серебра не досчитываюсь, когда эти альены лопоухие у меня в комнатах хозяйничают. То ли дело симпа какая-нить…Её и обыскать всегда приятно, если что».
- Аааа. Ченг. Ага, помню…Твой папахен ведь фирму по производству самонадевающихся волшебных кроссовок держит? Помню, заказал у него оптовую партию для школьных квиддичных команд. Дешево и почти не разваливались, только каждая вторая пара. Так я вкупаюсь, у тебя базар есть дельный ко мне?
Чоу слегка покраснела от удовольствия, что всесильный Дамблдор изволил её вспомнить.
- Ки, батоно, - на чистом грузинском сказала она. – Есть у меня на примете один пацанчик. Борзый слегонца, но подает определенные надежды. Он быром в ЛандОн сгоняет, привезет товар, тока черкните маляву адресату…
- Точно не марамой какой-нить? Божишься за него? А то заложит, продаст, как Иуда… Моя малява – это не клоун в цирке на дудке сыграл…это докУмент…
- Да не, командир, божусь, чёткий пацандар, Гарри Поттэр - погоняло его…
- Поттэр, Поттэр…чё-та знакомое, да ладно. Я тебе, деффочка, верю. Вот тебе малява. Пускай найдет в ЛандОне Арабеллу Фигг, передаст, ну в смысле не он передаст, тоисть он не передаст…кароче, отдаст ей почеркушку, а она ему товар. И чтоб магомой, до бала кровь из попы успеть надо. Вот бабла котлета, должно хватить.
Чоу поклонилась, спрятала маляву и бакинские за резинкой чулка и собралась выходить.
- И этта… вот ещё, - слегка смущаясь, остановил её Дамблдор, – вот, мой размер тут записан и ещё балабасов пресс, если будет успевать, пусть на Диагон забежит, к Малкин, где лепни продают, возмет чё-нить пацанское на бал надеть…Ну, ступай, акьюшла, бог тебе навстречу…

Поттэр согласился сразу.
-Не, вот корка! Ты, милая, даже не представляешь, какой ты мне шанс предоставила! Надо сходить к Снейпу, - сделал неожиданный вывод Поттэр, одевая штаны (трусы он принципиально не носил за неимением таковых).
- А к этому садюге-то зачем? – Чоу приподнялась на кровати, с удовольствием разглядывая своего парня.
- Он влиятельный, - пояснил Поттэр, разыскивая свои очки. - Ты чё думаешь, мне так просто слинять из этого интерната для умственно отсталых, чтобы мне потом очко на шнобель не натянули? Отмаза нужна конкретная. – Поттэр нашел очки и напялил их на нос.- А кто мне такую отмазу даст? Флитвик, что-ли? Да и помощь пацанов понадобится…
- Тока эта! Я Дамблдору за тебя побожилась, что ты всё разрулишь, как надо…
- Спокуха на лице. – Поттэр улыбнулся и сделал ручкой: - Смотри, без меня любовников не води. А то зарежу. – И наш герой пулей вылетел из комнаты.
- Не води…а мне что, сдохнуть тут, что-ли, пока ты там подвиги отмачиваешь, - проворчала Чоу, набирая номер на сотовом…
Поттэр примчался к Снейпу.
- Профес, мне отмаза нужна, хочу съездить в ЛандОн для Дамблдора задание выполнить! – выпалил он с порога.
- А пень от лунного дерева тебе не нужен в качестве подсвечника? - индиффирентно поинтересовался Снейп, который в данный момент рубился в «Дисциплес-2» и как раз атаковал гномий город.
- А что, на Луне есть деревья? – изумился Поттэр.
- Нет. Если бы вы получше учились, то знали бы, что на Луне вообще нет атмосферы, следовательно, и деревьев там быть не может.
- Логично! – заценил Поттэр глубокую мысль профессора Зельеделия. – Но мне таки срочно нужна отмаза от физкультуры! И ещё. Братков, Драко, Кребба и Гойла мне тоже надо.
- Ты прям как твой батяня, надо и всё! – Снейп насмешливо глянул на Поттэра. – А обосновать как-нибудь не желаешь?
- Да нету времени откоряку придумывать! МакГонагал уже поди в курсе.
- Ну, если это против МакГонагал…
- Сто пудов, профес! Это – за голду Дамблдора.
- Во как! – задумчива промолвил Снейп, из чего проницательный Поттэр сделал вывод, что Снейп в курсе заморочки.
- Ладно, на тебе отмазку.
- А братки?
- Ты чё такой дёрганный?
- Нервы, Ваше Превосходительство!
- Нервы беречь надо, они, говорят, не восстанавливаются. Врут поди, обольстители-магглы. Будет и твоим браткам отпуск на рождество. На хаты пришлю, побегаек у мня много. Что сказать надо?
- Что? – осторожно поинтересовался Поттэр.
- Ну, «спасибо», наверное? – Снейп тоже слегка смутился.
- Не знаю, не пробовал, – ответил Поттэр, поклонился, и вышел.

Драко, Крэбб и Гойл, как всегда, зависали в заведении «Под мантией Мерлина», что в Хогсмеде, на углу улиц Фонаря Алладина и Групповой. Хозяин, зная привычки посетителей и предпочитая не бить ноги зазря, просто поставил на стол славным ученикам ведро «Гиннеса», из которого они могли зачерпывать себе кружками столько, сколько влезет. В этот вечер Крэбб и Гойл были необычно задумчивы, то и дело вынимая из карманов некие пергаменты, покачивая головами и обмениваясь глубокомысленными замечаниями, вроде: «Не, ты бачь, хлопец, яка кака намалёвана!». Пили они, впрочем, как обычно. Драко был спокоен, как дохлый лев, и усмирял порывы корешей «пойти и разобраться» простыми и ясными доводами: «Ша, чё вы дергаетесь, как монашки на «Кен Парке»? Мамой клянусь, все разрулится». В этот самый критический момент в кабак влетел Поттэр. Бармен вздохнул и принялся наполнять новое ведро «Гиннесом», под прикрытием стойки безбожно бавя его паршивым греческим «Jachmennyi koloss».
- Пацаны, есть дело! – Поттэр не любил лазить за делом в длинный ящик.
- Да погоди ты со своим делом, - перебил Поттэра Гойл, - ты посеки тока, чё за батву нам тут прислали от Снейпа! «Разрешаем Вам сопровождать вашего лепшего кореша Драко Малфоя на водки в Россию, куда он отбывает для поправки здоровья или куда вообще занесёт нелёгкая судьба. Всегда ваш, С. Снейп. Зы. Кстати, облажаетесь на экзамене у М.М. – в бетон закатаю». С каких это хренов ученикам предоставляют отпуск на водки в Россию, - тут Гойл сглотнул и в волнении почесал ляжку, - когда они этого не просят вовсе, а?
- Када, дружок, за них это делают их корифаны.
- Я так и думал, ядрён-павильён, что без тебя тут не обошлось, Поттэр, - усмехнулся Крэбб. Драко, несмотря на то, что пил помимо «Гиннеса» ещё и «Хеннеси», резко перешел к сути:
- Чё. Шит хеппенс, а, Поттэр?
- Вопчем, кароче, два раза не повторяю, – сказал Поттэр, осушая кружку и тут же наполняя её из принесенного хозяином нового ведра. – Гоним, мои красноглазые друганы, в ЛандОн. Там делаем одно дельце, о котором я вам базарить не могу… я пацанское слово дал… ну и возвращаемся. Проще тока кружку выпить.
С этими словами Поттэр выпил кружку и скривился, как от зубной боли.
- Чтоб меня кастрировали, если сабака-бармен не бавит «Гиннес» «Jachmenny’м Kolss’ом»… Пойдемте, пацандары, выльем ему эту жидкость на голову, ну и в табло пару подачь, само собой, а то наглый больно. Гойл с готовностью поднялся, разминая свои увесистые кулаки.
- Надо потреблять, а не злоупотреблять, - остановил их Драко, - ну «Koloss»…Тоже пиво, если вдуматься. Когда бабла нет и утро на дворе некстати, так и этому рад, как Годс войсу. Так что задницы на место поставьте, есть вопрос поактуальнее.
Пацаны сели, ибо Драко отличался той редкой особенностью, что всегда говорил по-существу, не мял эфир для понту.
- Мне хоть в ЛандОн, хоть на русскую полярную станцию, белых медведей своей похмельной экзистенцией пугать. Вопрос в том, есть ли на это бабло? У меня тока за «Гиннесс» сегодня есть рассчитаться и абзац. А как у вас, господа?
Кребб и Гойл виновато пожали плечами и переглянулись. Все было ясно.

- Бабло, - веско сказал Поттэр, - есть.
И эффектно выкинул на стол бабки, которые Чоу ему передала на дорожку. То, что Дамби дал на балахон, рачительный Поттэр решил придержать. Но вовсе не для того, чтобы зажопить феньки для себя, юный Поттэр был нармальным чуваком. «Куплю Дамби что подешевле, ему все равно, так и так, как лохадей последний, ходит все время. А на оставшиеся с братками заквасим, как надо, и Чоу куплю залепуху какую-нить подороже», - решил он для себя.
- Ну, если бабло есть, фигли тянуть кота за гениталии? – улыбнулся Драко. - Поехали!
- Тем более, есть вариант, что мы, типа, можем доехать туда и по-частям, – многозначительно заметил Поттэр.
Братва понимающе улыбнулась друг-другу и погрузила кружки в ведро.
- Ну, на дорожку…

Купить билеты на поезд в Лондон оказалось не так-то просто. До отхода поезда было десять минут, а у кассы все торчал какой-то пьяный рыжий придурок, с настойчивостью кретина выясняющий, останавливается ли трамвай на площади Ленина. Одуревшая кассирша никак не могла взять в толк, какую, к исамару, площадь и какой трамвай он имеет ввиду. Первым не выдержал Гойл. Он ласково потрепал пьяницу по плечу и поинтересовался:
- Ты это, брателла, не пошел бы нафиг, а? Люди ждут…
Пьяница лениво повернул голову в сторону четверки учеников и бросил:
- Подождут. Хотя я людей тут не вижу. Козлов вижу, а людей нет. – И он вознамерился было продолжить свою дискуссию с кассиршей, когда рука Гойла развернула его к себе передом, а к кассе задом.
- Ты кого козлами назвал? – осведомился Гойл, игнорируя Крэбба, дергавшего его за рукав.
- Козлов. А как ещё называть таких козлов как ты, кроме как козлами? – пьяница прищурился. «Нет, определенно я это табло где-то видел…» - подумал Поттэр, покачиваясь от выпитого, но его уже тащили куда-то в сторону перрона.
- Погнали, поезд отходит, Гойл сам разберется, - Драко запрыгнул на подножку и помог залезть пацанам. Поезд уже отходил.
- Ваши билетики, молодые люди, – проводник был тут как тут.
- Наши, наши, - успокоил его Поттэр, а когда проводник открыл рот, одной рукой засунул ему туда смятую пятидесятигаллеоновую купюру, а другой достал нож весьма зловещего вида. Проводник резко сдулся и исчез. Друганы заняли купе, достали припасенную выпивку и закуску и принялись обсуждать ситуацию.
- Чтоб мне стать женщиной легкого поведения, если это не была подстава на вокзале, - заметил Крэбб, отрезая кусок ветчины в оболочке.
- Да без базара, он купился. Он, конечно, повел себя как здравый пацан, но тут пролетел, словно фанера над Парижем, - Драко пытался стилетом открыть банку обалденных консервов «Kylka v tomate», когда дверь купе распахнулась.
- Вот они, безбилетники! – радостно завопил иуда-проводник, сопровождаемый парочкой неизвестно откуда взявшихся авроров.
- Ваши билетики и документики предъявите, пацанчики, – сурово сказал один их стражей порядка.
- А в чем дело, начальник? – Крэбб встал и тут же без дальнейших разговоров запаял аврору по помидорам. Тот согнулся, а проводник и второй аврор сноровисто выхватили палочки.
- Палево, братва, линяйте, я их задержу! – завопил Крэбб, ловко прыгая по купе в стиле Тринити из «Матрицы» и пиная оставшегося в вертикальном положении аврора прямо в челюсть. Проводник сноровисто присел. Драко и Поттэр не заставили себя долго упрашивать. Они ломанулись, как лоси в брачный период, сбив с ног и слегка затоптав проводника. В дальнем конце коридора замелькали плащи авроров, спешивших на выручку своим корешам. Драко и Поттэр мигом очутились в ближнем тамбуре. Драко рывком распахнул наружнюю дверь. В тамбур ворвался свежий ветер.
- Прыгай по ходу движения, зырь, как я! – И Драко, завопив что-то нецензурное, прыгнул в ночную тьму.
- Поимей меня мерлин! – Поттер отступил от двери, прислушиваясь к шуму в вагоне. Шум усиливался. – Эх, буду памирать маладым!
И Поттэр выпрыгнул навстречу дальнейшим приключениям.

«Тьфу!» - Поттэр поднялся и выплюнул набившийся в рот гравий. – «Как хорошо, что волшебника так просто не убьешь! Только вот, где же Драко и куда, вообще говоря, канать, а?» Некоторое время Поттэр пытался сориентироваться на местности по звездам, но затем бросил это пустое занятие. «Пойду против движения поезда, - решил он для себя, вытаскивая палочку и зажигая на ней огонек. – Авось, найду Драко.
Или то, что от пацана осталось». Приняв такое решение, Поттэр потащился через кусты, оступаясь, обдираясь и матерясь на каждом шагу. «Вот же жопа! Как будто спецом кто насадил тут колючего кустарника!» Поттэр, окончательно замаявшись, выполз на небольшую полянку и сел отдохнуть. «Не, так я далеко не уйду! Холера побери эти джунгли амазонки. Позвонить Драко на мобильник, что ли?» -
Поттэр некоторое время сидел, пораженный гениальной догадкой, а затем витеевато выругался и полез в карман за сотовым. Телефон ответил тотчас же.
- Алло! Драко! Ты где! – Завопил Поттэр.
- У тебя за спиной, придурок.
Поттэр немедленно оглянулся и увидел в двух шагах прислонившуюся к дереву фигуру.
- Так какого же хрена ты мне навстречу не пошел? – с обидой сказал Поттэр, пряча мобилу. – Я тебя тут уже сто лет по кустам ищу, как слепой Пью, а ты, мать твою! У меня ноктовиденье вообще не работает, чтоб ты знал!
- Мать моя в порядке. Остынь. Тут в двух шагах шоссе, надо попутку тормозить, здесь ближе всего до хайвея местного. А не позвонил я тебе патамучта у меня исходящих нет, не забашлял контору сотовую, ну забыл, дела там разные были, теперь тока входящие, доступно?
- Ладно, - пробурчал Поттэр, успокаиваясь, – пошли на твой хайвэй.
Честно говоря, парни страдали оптимизмом, когда надеялись поймать в три часа ночи тачилу на загородном шоссе. Но то ли бог был к ним расположен нынче правильной стороной, то ли счастливая звезда Поттэра светила особенно ярко… Короче буквально-таки через полчаса усиленного голосования перед ними с визгом остановился антикварный «Мерседес 230 ланг W143», как определил его Драко. За рулем сидел дедок лет ста, дымивший самокруткой.
- Садитесь, пацаны, вам куда?
- Да вообще в ЛандОн надо, дедуля.
- Не, до ЛандОна не поеду, мне сворачивать раньше. Но высажу на заправке, миль там двадцать от пригорода будет, поймаете чё-нить. Чё из Хога ноги сделали, а? – хитро спросил дед, притапливая газ.
- А ты откуда…Да ты же маг, или поцелуй меня в зад Волдеморт! – воскликнул Драко. Поттэр только глазами хлопал.
- Ну да. Был. Вот блин, опять сейчас старуха моя позвонит, - с досадой произнес дед, доставая мобильный, который немедленно разразился трелями.
- Да? Да, скоро буду. Заглох, едрить налево…не, ничего риального… ага…куплю….и это…ну бывай. – Дедок спрятал мобильник и, вздохнув, сказал: - видали, блин! Всё контролирует. Так бы я вас до пригорода добросил, но теперь звиняйте, бананьев нема…
- Да ладно, - Поттэр был несколько смущен, - подкинешь, и то рулез будет…
Дедок высадил их на заправке, недалеко от Лондона.
- Ну бывайте, чуваки.
- Эй, постой! – Драко махнул рукой.
- Ну чё ещё?
- Галлеоны на местное бабло не поменяешь? Отдам в полцены!
- Скока?
- Стольник.
- Давай…
Машина развернулась и укатила. Дорога была пуста.
- Ну чё, Поттэр, может пойдем в кафет местный? – Драко кивнул головой на забегаловку при заправке, около которой притулилось несколько машин, засыпанных ранним снегом. - Пожрем, выпьем, а там, глядишь, кто и подкинет до ЛандОна, а то в горле пересохло, да и дубак на стрите охрененный, чтоб я был здоров.
- Пошли…

В кафешке сидело несколько дальнобоев и какой-то угрюмый тип, то ли нарк, то ли оборотень из мелких, немного похожий на Агронома, сына Агронома из «Пластилина колец». Драко прошел к стойке, которую украшала буфетчица – крашенная блондинка.
- Две водки по двести, кофе и информацию, - коротко произнес он, выбирая среди купюр, данных ему дедком ту, что с двумя нулями.
- Кофе дам, информацию по обстоятельствам, а вот насчет водки, - блондинка усмехнулась, - документик у вас есть, что вам восемнадцать лет?
Драко, выведенный из себя событиями нынешнего вечера, резко перегнулся через стойку.
- Документик у меня в штанах! Показать?
- Это они! Они! – заверещала вдруг блондинка, резко падая на колени и отползая в сторону подсобки.
Дальнобои вскочили, около заправки резко взвизгнули тормоза, Поттэр увидел две полицейских машины, из которых выскакивали люди в бронежилетах.
- Ну, вы меня достали! Поттэр, вали отсюда! – Драко перепрыгнул на стойку, вытаскивая палочку. Дальнейшее Поттэр запомнил слабо, он ломанулся сразу через широкое окно, стекло на котором сыпалось градом; чувак, похожий на Агранома, спокойно сидел на стуле и, даже, кажется, улыбался; вылетел на стоянку и стал дергать ручку первого же попавшегося автомобиля. Ручка как-то легко оторвалась вместе с дверью, Поттэр прыгнул за руль и начал его крутить. Из маггловских фильмов он знал, что машина едет, когда крутишь руль. «Езжай же, мать твою за ногу и за щеку! Езжай!!!» - мысленно завопил Поттэр и вдруг автомобиль фыркнул двигателем, ручка передачь поехала с нейтрали, машина дернулась и сорвалась с места. Поттер только успевал крутить баранку, чтобы не врезаться в дерево или столб. Это напоминало поездку на плохо прирученной метле, только в одной плоскости. «Ништяк, - подумал Поттэр, руля, словно демон, - магглы тоже знают кайф в адреналине». Он успел отъехать от места событий, приноравливаясь к машине, миль двадцать. «Во наставили столбов. Магглы, чё с них возмешь. Вон придурок машину поставил прям на разделительной, да ещё и вылез, урод…» - успел подумать Поттэр, когда его кар вдруг чихнул двигателем, вильнул и затормозил прямо перед задом стоящей на разделительной машины. Это был стильный, матово-черный «Ламборджини Диабло». На капоте обалденной машины, усмехаясь и крутя в пальцах палочку, сидел старый знакомый Поттэра – Перси Уизли.

(лирическое отступление:), оно же - бонус-трек)
Снейп спал. Странно было наблюдать суровое лицо мастера зелий, когда он спит. Вот губы поползли вниз, брови изломались домиком…
«…- ты виноват, – девушка ткнула пальцем в грудь Снейпа.- Ты виноват…».
«Я ни в чем не виноват!».- хотел было крикнуть Снейп, но кричать было уже некому. Он стоял на взлетном поле, одетый в легкое пальто, пронизываемым ветром, с тревожным чемоданчиком в руках. Разрешалось брать только по десять киллограмов, иначе самолет не взлетит, багажные отсеки были забиты детьми, родители которых пытались хоть так сохранить свой генофонд, хотя их честно предупредили, что в багажном будет холодно.
- Сука, - почти в лицо ему сказала стюардесса. Она-то оставалась.
Стюардессы оставались – места не было. Трап отъехал.
- Наша следующая посадка – Владивосток, Японская доминанта. Если нам позволят там сесть. Диспетчерами там русские, бывшие военные, так что если в задницу вам прилетит ракета, расслабьтесь и получайте удовольствие, – прозвучал в динамиках смертельно усталый голос пилота.
«Прилетим. И сядем, - Снейп просчитывал векторы вероятности просто великолепно. - А вот дальше с самолета надо линять. Собьют на третьей или четвертой минуте. Одно хорошо, живых детей там уже не будет…».
Снейп проснулся, как от погружения в холодную воду – дернулся и вот, ты в мокром от пота белье. Профессор зелий сглотнул, бросил взгляд на мирно спящую Гермиону и пошел собирать тревожный чемоданчик….

***

- Ну, вот и встретились…
- А теперь горбатый, я сказал, горбатый, - пробормотал Поттэр, вылезая из машины. Потом усмехнулся. – Клевая у тебя тачка, сколько отдал?
- Не твоя печаль. Сейчас я тебя на антрекоты разделывать буду.
- Не торопись-ка. Торописькой ты вполне успеешь стать, - Поттэр специально заводил противника.
….
Через пару часов шикарный «Ламборджини-Диабло» с визгом покрышек остановился у дома А.Фигг, что на Бирючиновой аллее. Поттэр вышел из машины. Магическая защита была такая, что и пальцем шевельнуть лишний раз было нельзя. «Я от Дамблдора, у меня малява есть», - мысленно сказал Поттэр. «Входи, но будь осторожен. Маляву держи так, чтобы я могла её видеть», – прозвучал у Поттэра в голове ментальный голос. Поттэр послушно достал маляву, развернул и вошел в дом.
- Ну и чё Дамбику понадобилось?
Поттэр молчал. У него отнялся язык. Он представлял Арабеллу Фигг такой старой ведьмой, и был готов ко всему, но это… Зеленоглазая шатенка с внешностью спустившегося на Землю ангела, льстящего мужикам роста, лет примерно тридцати вопросительно смотрела на Поттэра.
- Ты голодный?
- Неа, – смог выдавить из себя Поттэр.
- Зря. У меня блинчики. И ещё. Я не признаю вашу феню. Так что будь добр, не изъясняйся на вашем блатном жаргоне. – Арабелла повернулась и пошла на кухню. Поттер, помыкавшись, последовал за ней.
- Тут такое дело госпожа. Кароче, ой, извините, голда нужна, ой, ядрена мать! прошу прощения!
- Ничё. Дамби пишет, что это сериозно. Ну дам я тебе эту голду. Пошли.
Арабелла поколдовала возле впечатляющего сейфа и заглянула в него.
Потом она вылезла наружу и слегка покусала нижнюю губку.
- Чё, траблы?- Поттэр был готов ко всему.
- Да есть фенечка одна. Какой-то педрилка спёр полголды. Чтоб мне стать квазимодой, это Герми!!!!

Часть 2Часть 3

Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni