Перламутровый сезон

АВТОР: Сон
БЕТА: Небеса

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Заслуженный отдых заслуженного героя.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Возможно, ООС.

ПОСВЯЩЕНИЕ: Моей чудесной бете. Небеса, радость моя, как хорошо, что ты есть.

РАЗМЕЩЕНИЕ: Что, кому-то надо? Сообщите, я хоть погоржусь.

ОТКАЗ: Все принадлежит Дж.К. Роулинг, но если она от чего откажется…




Солнце. Много-много солнца, запах свежести мешается с тропическими ароматами.

Гарри Поттер, заслуженный герой колдовского мира, победитель Волдеморта, лучший ловец столетия и просто хороший человек, сладко потянулся. Сел, надел очки и только потом открыл глаза. Это был пятый день его отдыха, и он уже начал привыкать к тому, что не нужно вскакивать и срочно что-нибудь делать. Вся его жизнь представляла собой длинный список дел. Сначала это была кухня Дурслей, потом уроки, потом… Тьфу. Гарри поморщился. О последних «делах» думать не хотелось. Он уже почти научился не вспоминать. Только ночью. В жутких снах. Но ведь два кошмара за пять дней – это не много? Правда? Правда? Тьфу! Еще раз.

Юноша, скорее, даже молодой человек, резко тряхнул головой, поднялся и пошагал в душ.

Стоять под теплыми струями, приятно ласкающими кожу, и намечать план дня – кайф! Сначала – завтрак. Затем поваляться на пляже, пока не началось пекло, потом… Может, удастся уговорить Гермиону не искать очередную достопримечательность? Тогда можно будет спокойно пообедать здесь же в отеле. Подремать после обеда, а потом, пока жара не спадет, поиграть с Роном в теннис. Корт закрытый – это он уточнил сразу, как только приехал. Простенькая маггловская игра на удивление понравилась им обоим. Потом легкий ланч и – в животе забурчало – опять на пляж. А вечером… Вечером будет вечер. Там посмотрим.

Гарри обожал своих друзей за то, что они, несмотря на его отчаянное сопротивление, практически вынудили согласиться «попробовать отдохнуть». Нет, он обожал их и просто так, но последняя идея была великолепной.

- Гарри, дорогой, посмотри на себя! – Это Гермиона. – Ты когда в последний раз НОРМАЛЬНО спал? А ел? Ты похож на привидение.

Действительно, после кошмаров сложно *нормально* позавтракать. К обеду, правда, становилось полегче, так что исхудать он не успел, о чем и сообщил. Но его не слушали.

- Давай, Гарри, нам всем нужен отдых. – А это уже Рон. – Представляешь, только мы трое, и никаких знакомых!

Потрясающе. Его друг всю жизнь мечтал об известности, но достала она его намного раньше, чем можно было предположить. События, сделавшие их героями, практически не оставили им частной жизни. Каждый шаг освещался газетами, репортеры безумствовали. Рон выдержал две недели, после чего спустил с лестницы особенно назойливого фотографа. Это происшествие, впрочем, не остановило других. Рассматривались все стороны жизни героев. Их привычки, вкусы. Личная жизнь, естественно. Гермиона интервью принципиально не давала. Начались домыслы. После особенно гнусной «утки» в желтой прессе друзья попытались игнорировать газеты. Получалось плохо. Слава Мерлину, выпускные экзамены были уже позади – они их просто не сдали бы. Можно было подумать о будущем, но в такой нервотрепке сложно было сосредоточиться. Все разделилось на «до того» и «после того».

До уничтожения Волдеморта каждый из них точно знал, что будет делать. Теперь враг повержен, перед ними открыты все пути и… «Надо» изменилось на «хочу». Ни у кого из их троицы четких вариантов не наблюдалось. Стоило хорошо и серьезно подумать, что в данной обстановке было невозможно.

- Гарри, перемена климата пойдет тебе на пользу. – Гермиона, как всегда, знала кому, что и когда нужно.

- Гарри, мы теперь совершеннолетние. При этом богатые и красивые. – Рон наслаждался собственными словами.

- Гарри, как только ты увидишь море, твои кошмары сразу пройдут!

- Ну же, Гарри, ты тоже никогда не бывал на море.

Гарри, море. Моррре, Гарри. У него в ушах звенело от обилия раскатистых звуков. Конечно, он согласился.

И теперь был очень доволен. Спасибо Дамблдору, который, несмотря на занятость, согласился встретиться с ними. Результатом разговора стал портключ, перенесший их в этот солнечный рай. Двухэтажный коттедж - не большой, но и не маленький, расположенный прямо на берегу моря, с зеленым парком и спортивными площадками - полностью отвечал общим потребностям. Которых, к середине этого безумного лета, оставалось не так уж и много. Поменьше людей, побольше тишины – вот и все, чего им хотелось.

Спускаясь в кафе на завтрак, Гарри улыбался. Он вдруг вспомнил, как был обескуражен, когда выяснилось, что в двухместном номере Рон будет жить с Гермионой, а не с ним. В общем-то, ничего удивительного в самом факте не было, просто Гарри не ожидал, что все произойдет именно так. Как-то обыкновенно, что ли… Но все равно он был за них очень рад.

* * *

- Ааааааааааааааааа!!! – Беспокойно отреагировала Гермиона на пригоршню холодной воды, вылитую Роном ей на спину – Придурок! А ты что делаешь? – Это уже относилось к Гарри, который, совершив обходной маневр, пытался забрать у нее книгу.

Девушка набрала полные горсти песка и сейчас подбиралась к ребятам. Волосы ее растрепались, она смеялась, Рон в комичном ужасе, закрывался руками. Хохоча во все горло, Гарри пытался подняться. Ему удалось встать на колени, когда яркая вспышка привлекла его внимание. Солнечный зайчище, пущенный открывающейся балконной дверью. Юноша почувствовал, как шум прибоя сменяется гулом в ушах. Зрение странно изменилось, как будто он смотрел в сияющий перламутром конус, на другом конце которого четко, как на фотографии, отпечатался гибкий силуэт. Звук нарастал, на грани слышимости вплеталась мелодия, точеная фигурка, как во сне, медленно развела руки в стороны и откинула назад голову…

- Гарри!

- Что? – Он помотал головой и опять посмотрел в сторону коттеджа. Никого.

- Эй, вернись к нам, - Рон обнял Гермиону за плечи и подмигнул ему, - пошли, искупаемся. Мы все извозились.

- Идите, я пока поваляюсь, - Гарри вытянулся прямо на песке и закинул руки за голову, - двигаться стало лень.

* * *

Яркий свет. Почему он думал, что в подземелье обязательно должен царить полумрак? Если повсюду факелы и свечи – будет светло и очень жарко. В центре небольшого помещения мрачно возвышается каменный столб. Человек, хотя скорее, нелюдь-в-человеческом-обличье, стоит, почти касаясь столба спиной. Он спокоен. Его руки твердо лежат на плечах светловолосого юноши. Ни малейшего движения, только свет, жар и непрекращающийся гул.

- Один шаг – и он умрет.

Кажется, что голос звучит отовсюду.

- Ты решил, что ВОТ ЭТО нас остановит? – хриплый звук, изображающий смех.

- Нет?

Молчание, прерываемое хриплым дыханием.

- Тогда…

- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!!!!!

- Гарри, Гарри, тебе плохо? – Рон трясет его за плечо, - Опять кошмар? Ты кричал…

- Конечно же, кошмар! Совсем с ума сошел, спать на солнцепеке! Ты же сгоришь! Это очень вредно! – На Гермионе нет лица.

Гарри ошалело смотрел на них, потом выдохнул, и устало прикрыл глаза.

- Фууу… Какое счастье…

- Будет тебя счастье. Когда в клинику попадешь, - Гермиона несколько успокоилась, - либо с перегревом, либо…

- Либо с переклином, - Рон уже улыбается.

- Остряк, - Гарри тоже улыбнулся.

- Все, назагорались. Быстро в душ!

- Герм, я, правда, в порядке.

- В душ, обедаем, и – раз в порядке, на экскурсию.

Ребята в голос застонали.

* * *

«Все-таки это солнце виновато. Сначала глюк с балконом, потом любимый кошмар, наверное, стоит носить панамку», - Гарри радостно заулыбался, представив себе эту картину. Потом, мысленно оценив реакцию Рона, совсем развеселился. После душа жизнь явно наладилась, можно было попытаться поесть. Рассеянно взглянув в зеркало и не обнаружив там ничего, заслуживающего внимания, Поттер скинул полотенце с бедер и, подумав, надел белые брюки. «Может, я заляпаюсь, и Герм не возьмет меня на экскурсию?» Они так торопились свалить из Англии, что практически ничего не взяли с собой. В первый день купили по несколько легких вещей каждый и на этом успокоились. Цветастая рубашка и сандалии довершили гардероб. Ключи, ага, можно идти. В номер постучали.

- Я готов! – в два шага он преодолел расстояние до двери, та распахнулась и он, не удержавшись практически налетел на…

- Мммм???

- Поттер! Ты не мог бы…

- Малфой! Что ты здесь делаешь? – взяться за косяк, как бы перекрывая доступ в комнату, на самом деле приобретая дополнительную опору.

Тяжкий вздох.

- Здравствуй, Гарри.

Удачно взялся. Сейчас бы точно рухнул.

* * *

- Что ты ЗДЕСЬ делаешь? – вопрос о панамке встал ребром.

- Живу я тут, - почти знакомым тоном, - может, пригласишь?

- Нет.

- Почему я не удивлен? – пожатие плечами.

Гарри отмечал неуловимые изменения в бывшем соученике. Похудел, повзрослел… «О чем я думаю? Прошло не больше месяца», - поймав себя на этой мысли, попытался не взвыть, - «о чем я, ВООБЩЕ, думаю?»

- Будем здесь беседовать? – странно, он не ухмыляется…

- Беседовать?

- Ну, да. Знаешь, людям свойственно общаться с помощью слов, если ты не в курсе, а не повторять последние слова собеседника и не выражать свои эмоции с помощью…

- Мы не будем беседовать, - Гарри, наконец, очухался, - я понимаю, ты мне очень благодарен и все такое, но я занят.

И закрыл дверь.

Подумал и запер ее на ключ. Еще подумал и съехал по стенке на пол. Руки дрожали, за дверью было очень тихо.

«Мерлин! Ну и как меня теперь называть?»

* * *

Через пару минут Гарри вспомнил, наконец, что он гриффиндорец, еще через минуту решив, что глупость и отвага – две большие разницы, уговорил себя дождаться Рона и Гермиону, чтобы выйти из комнаты. Должны же они будут заметить его отсутствие за обедом? Радовала только возможность обходиться без панамки. Потому как галлюцинации исключались. Почти.

* * *

- Гарри, дорогой, ты ничего не ешь. Это тот кошмар на тебя так подействовал? – Гермиона встревожено разглядывала друга.

- Наверное, я и правда, немного перегрелся, - Гарри комкал салфетку, не поднимая головы. Он раздумывал, как бы помягче сообщить друзьям, что их отдых накрылся. В самом деле, даже если они уедут – настрой будет сбит непоправимо. Здесь так чудесно, что любое другое место покажется безвкусным суррогатом. А причина, по которой они будут вынуждены… «Стоп. А почему мы должны сбежать?» - сам себе возмутился юноша, - «Потому что ты его хорошо знаешь», - «Ну и что? Он, между прочим, назвал тебя по имени и хотел поговорить», - «Да. И при этом его так перекосило…».

Погружение в пучины шизофрении прервал хозяин отеля:

- Пожалуйста, Ваше место, - он ловко отодвинул четвертый стул от столика и приготовился записывать меню.

- Чуть позже, я хотел бы… осмотреться.

Хозяин кивнул и отошел.

- Добрый день и приятного аппетита.

Пауза. Гарри усилием воли заставил себя не зажмуривать глаза.

- Жаль, я не захватил с собой фотоаппарат.

Да уж, на лицах троих друзей, как в немом кино, отражались самые разные эмоции. От глубочайшего удивления до искреннего восхищения. Вызванного такой самоубийственной наглостью, конечно, а не...

Платиновые волосы, не зачесанные, свободно спадают по обе стороны бледного лица. Серые глаза без знакомого прищура, кажутся огромными. Черная майка обтягивает стройный торс, позволяя разглядеть идеальной формы мускулы груди. Свободный разворот плеч – ни напоминания о прежней натянутости.

Рон определился первым:

- Безумству храбрых поем мы песню.

- Уизли?

- Рон, подожди, он уже уходит, - это Гарри подумал, что только драки им здесь и не хватало. Тогда точно придется уехать.

- Почему же? Я, если вы заметили, только пришел.

- Потому что тебе здесь никто не рад. - Гермиона тоже вышла из ступора.

- Мисс Грэйнджер? Я очарован.

Девушка чуть не свалилась со стула.

- В самом деле, отдых пошел Вам на пользу.

- Малфой, тебе голову напекло?

- Нет, я совсем недавно приехал.

- Ты же был арестован, если я не ошиблась.

- Меня оправдали, - голос чуть напряжен.

- А я то думаю, откуда воняет? Видимо, тюремный запах еще не выветрился. - Рон злобно уставился на блондина.

- Милый…

- Рон, перестань, - Гарри и Гермиона заговорили одновременно. Чертово гриффиндорское благородство проявляло себя даже по отношению к врагу. Тем более – врагу поверженному.

- Что ж, если вам так неприятно общество бывшего заключенного, - Малфой точно знал куда бить, - я, пожалуй…

- Неприятно?

- Нет, подожди…

- Это не из-за…

- Малфой, сядь! – Гарри достало это вальсирование, к тому же их бывший недруг выглядел, мягко говоря, странно.

- Гарри, подожди, это же МАЛФОЙ, пусть валит отсюда. Из-за нашего стола и из нашего отеля.

- Рон, отель не наш, - Гермиона как всегда педантична, - давайте его послушаем…

- Мерси, красавица, - девушка вспыхнула, Рон набычился, - что вы хотите услышать?

Голосом Рона можно было таранить стену:

- Когда тебя выпустили?

- Вчера, - он взмахнул рукой, предупреждая дальнейшие вопросы, - и я тут по причине, которая тебе, Уизли должна быть известна лучше, чем кому-либо еще.

Драко откинулся на стуле, с удовольствием наблюдая, как у Рона вытягивается лицо, а друзья таращатся на него, как на некую диковину. С удивлением и в попытках опознать.

- Ты, наверное, шутишь?

- Нет, Уизли, не шучу. Теперь о моем здесь присутствии. Я все равно собираюсь находиться неподалеку, так что мы могли бы неплохо провести время вместе.

Секундная пауза и дикий хохот. Смеялся даже Рон.

- Не понимаю вашего веселья. Ну, ладно, понимаю, но не разделяю.

- Те… тебе самому-то не… не… смешно? – Еле выговорил Гарри.

- Нет. Я могу, например, пообещать, что не буду подкладывать вам дохлых медуз в кровати… - Вот спасибо! – А еще, - наклонившись к Гермионе, - я знаю здешний потрясающий архив. Там хранятся о-очень интересные вещи.

- Это подкуп? – у девушки загорелись глаза.

- Ну, как можно такое подумать? Всего лишь дань интеллекту.

- С каких это пор, Малфой, тебя интересует чужой интеллект, - Рон откровенно беспокоился.

- С тех самых, Уизли, с тех самых…

Гарри молчал. Сердиться на Малфоя он просто не мог. Только не после этого представления, что он тут устроил. Ну как можно злиться на человека, с которым так громко и радостно смеялся? Ну... или над которым. Нельзя было не признать, что Малфой пытается быть дружелюбным. «Дружелюбный Малфой? Дайте-ка Красную Книгу. Так и есть - последний экземпляр вымер в ледниковый период. Ему что-то нужно, причем очень».

- …вместе с Гарри. Счастливо порыться в архивах, - с этими словами Рон схватил за руку плохо понимающего обстановку Поттера и поволок к выходу.

* * *

- Рон, что случилось? – в холле юноше удалось выдрать руку из цепкой хватки.

- Этот… - Рон пошлепал губами, пытаясь подобрать достойный эпитет, - этот паразит, мерзкий хорек… сволочь и…

- Основная мысль мне понятна. Что?

- Они с Гермионой договорились пойти в архив!

- А ты?

- А я сказал, что мы с тобой пойдем играть в теннис, - Рона колотило от злости.

- Ты что? Оставил Миону с НИМ?!

- Она была не против!!! – Рыжий парень затрясся.

- Угу, твой темперамент оправдывает гордое звание огненного. Ты в норме? – Гарри, конечно, не сомневался, что Гермиона сумеет за себя постоять. Сейчас его гораздо больше беспокоил друг. – В теннис мы играть, конечно, не пойдем.

- Да уж конечно!

Надо было срочно что-то придумать.

- Мы пойдем в бар.

- Отличная идея.

* * *

В баре, несмотря на ранний час, кое-где кучковался народ. Сидя за столиками в углу, юноши продолжали разговор. Рыжая голова склонилась к черноволосой.

- Поверить не могу, что он сюда приперся! – Рон, несмотря на алкоголь, а может, благодаря ему, никак не мог успокоиться.

- Да уж, не думал, что мы встретимся после школы, - Гарри был задумчив.

- После школы? После всего, что произошло! Как его вообще выпустили!

- Ну, видишь ли, метки у него не было…

- Это ничего не доказывает! Он же… - парень пощелкал пальцами, пытаясь сразу выразить все доводы.

- Да знаю я. Дело не в этом. Интересно, почему ее не было?

- Ну какая разница! Маскировка, еще что-нибудь, как думаешь, Миона может счесть его симпатичным?

Гарри подавился смешком:

- Ты всерьез?

- Ээээ, да. Нет. Я не знаю. Понимаешь, - Рон опять взмахнул рукой, - как бы это? Мы здесь, а она – там. С Малфоем.

- Слушай, - Гарри резко ощутил себя взрослее, - ты очень хорошо знаешь Гермиону, гораздо лучше, чем я. Ты не можешь всерьез задумываться о таком. Правда?

- Ну… да. А все-таки? Он, по-твоему, привлекателен?

- Рон! Ты о чем?

- Гарри, да от тебя прикуривать можно! Ты сгорел? – искреннее беспокойство в лице друга тронуло юношу.

- Все нормально, это виски, скорее всего. Интересно, что он имел в виду, когда сказал, что тебе известно, почему он тут?

- Понятия не имею! Он специально так сказал, чтобы позлить. А Гермиона…

- Вряд ли. Что Гермиона? Извини.

- Она такая чуткая. Даже к врагам.

- Тебе повезло.

- Хе… Все, не буду, не буду. А что насчет тебя?

- Мне тоже. С такими друзьями. – Гарри улыбнулся.

- Вообще-то, я о другом.

- Рон, мы еще не слишком пьяные, - улыбка перешла в смех.

- Намек понят! Бармен!

«Я столько не выпью».

- Рон, мы хотим напиться?

- Почему нет? Моя девушка уходит с врагом…

- В библиотеку…

- Но уходит…

- Из жалости.

- Ха! Жалость к поверженному врагу! Кто-то будет в ярости, - Рон довольно заржал.

- Боюсь, что Гермиона – если мы сейчас напьемся, - а Малфой будет счастлив, что добился такого результата.

- Тогда хватит, но на теннис не рассчитывай.

- Какой теннис, мне бы сейчас прилечь.

- Бармен, счет. Гарри, я угощал? – расплачиваясь, - как же мне все это нравится!

Неисправимый оптимист.

* * *

Обрушившись на кровать у себя в номере, Гарри попытался заснуть. Естественно, у него ничего не получалось. Голова трещала от выпитого, а главным образом от наплыва разнородных мыслей. Из общего потока ясно выделялись две. Что делать, и кто виноват. Если бы Поттер уделял чуть больше внимания иностранной литературе, то знал, что данные вопросы подходят к любой ситуации. Но сейчас он чувствовал себя гением и собирался обратиться к Гермионе. Та всегда говорила, что правильно заданный вопрос несет в себе большую часть ответа. Вот пусть и отвечает. Успокоившись, Гарри не заметил, как уснул.

Проснувшись уже часов в семь, поудивлялся, что никто его не разбудил и отправился на поиски друзей. У него было нехорошее предчувствие. Кое-как выковыряв Рона из номера, убедился, что Гермиона еще не приходила. Настроение испортилось еще больше. Мрачно поужинав, они решили опять пойти в бар. А что еще делать двум недовольным парням, один из которых чувствует смутную вину, а второй… От второго ушла «почти жена», как он выразился, заказав коньяк.

Гарри, конечно, попытался протестовать против такой интерпретации событий, но Рон удивил его самого, сообщив, что «мерзкий хорек, оказывается, может быть очень приятным, когда захочет». После таких откровений, Гарри рот захлопнул, широко открыл глаза и уставился на друга так, будто видел его первый раз.

- Что ты хочешь этим сказать?

Монолог на тему «кто я и кто он», Гарри прервал сразу после слов «привлекательный» и «сексуальный». Да, похоже, спиртное всерьез подкосило друга. Не то, чтобы он совсем с ним не соглашался. Просто услышать это от Рона…

- Ты уже совсем не в себе. Мы говорим о МАЛФОЕ и о ГЕРМИОНЕ, помнишь? Скажу один раз. Гермионе плевать на всех принцев мира. Она Любит Тебя. Это понятно?

- Я что-то сделал не то. Раз уж все сложилось именно так. – Отметив про себя убойное красноречие рыжего, Гарри серьезно задумался.

Опять доказывать Рону, что между этими двумя решительно невозможны никакие отношения, было бесполезно. Так же нелепо было доказывать, что Малфой урод. Физически, по крайней мере. Нужно было отвлечь друга, пока он опять не начал описывать чьи-либо достоинства. О! А это идея!

- Ванна! Вам нужна ванна с шампанским!

- ??? – Рон явно засомневался в его адекватности.

- В ванне с шампанским ты сделаешь ей предложение! Против такой романтики она точно не устоит! – На лице Рона отразилась тяжелая работа мысли, - и цветов побольше!

- В ванну?

- Да нет же! В комнату. Тогда она поймет, что ты ради нее готов на всякие безумства. Да и вообще…

Рон повеселел:

- А ведь это идея! Гарри! Ты – настоящий соблазнитель!

- Соблазнитель у нас ты. А я так – сижу тут, коньяк потягиваю, - точно зная, что Рон сейчас опять пристанет с идеями о том, как можно познакомиться с симпатичной девушкой, Гарри зашарил глазами по бару в поисках отвлекающего маневра. – Смотри, какой смешной!

У стойки бара стоял круглолицый толстенький человечек в малиновом пиджаке. Одной рукой, унизанной крупными золотыми перстнями, он протягивал деньги бармену, в другой сжимал какой-то серебристый диск. Бармен взял радужно сверкнувший кружок, деньги исчезли сами собой. Движение под стойкой, полилась музыка. Толстяк довольно кивнул, развернулся и отошел.

- Ты видел его цепочку на шее?

- Похоже, золотая. – В голосе Рона слышалось удивление пополам с восхищением.

- Вряд ли, кому такое нужно? Ты теперь в состоянии купить себе десяток таких, - Гарри улыбался, - но, боюсь, Гермионе это не понравится.

- Да… Гермиона. – Рон вздохнул.

Они молча допивали Мерлин знает какую порцию, как после небольшой паузы опять зазвучала музыка. Гарри откинулся на стуле и впитывал волшебные звуки. Незнакомые слова проникали прямо в душу, заставляя желать… чего?

Iznutri sgoraja, hot glotok otpit,

I, togo ne znaja, za chertu stupit…

Не нужно было понимать слова, чтобы догадаться, о чем поет магический голос

Slahse iskuhsenja

Netu nichego

Hajo, hajo, hajo,

Hajo,

HajO. *

Мелодия расплывалась, заменяясь знакомым гулом в ушах, перед глазами плясал перламутр. Сейчас, сейчас, что-то…

- Замечательно. – Шепот по-змеиному втек в ухо. Гарри дернулся, пролив коктейль на себя.

- Мы тут избегались, их искавши, а они в баре надираются! Ну и как успехи?

- Малфой, я из-за тебя облился!

- Уизли, - не обращая внимания на возмущение спасителя волшебного мира, блондин уселся за столик, - тебя в номере ждет прекрасная девушка. – Оценив их лица беглым взглядом, нахал продолжил. – Но! Если ты еще чуть-чуть задержишься, метаморфоза тебя не обрадует. – Он приподнял бровь. Рон угрюмо таращился. – Я ясно выразился? Несчастная первая любовь, одинокая жизнь, дом престарелых…

- Заткнись! Гарри?

- Угу, - тот все еще пытался оттереть пятно с рубашки. Когда он опять поднял голову, Рон уже исчез.

Повисло молчание.

- Хорошо, что не на брюки.

- Малфой, это самая мелкая неприятность, произошедшая сегодня из-за тебя.

- Браво! Какая осмысленная речь. Не ожидал. Сколько вы выпили?

- Достаточно, чтобы мне захотелось прибить тебя прямо здесь. – Поттер еле сдерживался.

- Не бей меня, Золотой Мальчик! Я тебе пригожусь… - приглушенное рычание в ответ, - ладно, я закажу себе что-нибудь, а ты пока вспомни, что тебе известно о долге крови.

Ба-бах! С грохотом сложились части головоломки. Стало понятно, почему блондинчик прилетел сюда, только освободившись. Понятно, о чем он хотел поговорить. Даже с натяжкой можно было догадаться, кто подсказал, где их искать. Спасибо Вам, уважаемый Директор… Долг крови, кровный долг… Это означает… «Полностью и целиком в твоей власти. Делает все, что ты хочешь». Искушение в чистом виде.

- Да выключите вы это! – Гарри метнулся по направлению к стойке, чуть не сшибив Малфоя, несущего коктейль. Удивительно, почему-то на ЕГО одежду ни капли не попало. Бармен, поймав фирменный взгляд цвета «Авада», музыку выключил.

- Хмм… - Светлая бровь взлетела на полдюйма. – Поттер, ты и впрямь пьян. Может, стоит поговорить позже?

- Что ты имел в виду, когда сказал, что Рону известно о твоем появлении здесь?

- Только то, что Уизли, как чистокровному магу, должно быть известно, чем чревато спасение жизни. Ты и Грэйнджер - вам простительно не понимать, насколько все это серьезно.

- Мне от тебя ничего не нужно, - почему голос звучит так хрипло?

- Неважно, - Малфой пожал плечами, - это нужно мне.

Гарри закрыл лицо руками и почти застонал:

- А мне нужно, чтобы ты оставил меня в покое!

- Поттер, ты меня пугаешь, - знакомая ухмылка, за которой ничего не разглядеть.

«Я сам себя пугаю».

- А теперь послушай мой гениальный план.

- КТО ВЫКЛЮЧИЛ МУЗЫКУ?! – колобок в малиновом пиджаке буянил перед стойкой. Бармен что-то сказал ему, выразительно посмотрев в сторону ребят. В баре стало тихо.

- Imja, familija, otchestvo, razmer sapog! – толстяк решительно направился к их столику. Гарри с ужасом смотрел на Малфоя, который странно шевелил губами и рылся в карманах:

- Ты же не собираешься?

- Поттер помолчи! Nachalnik! Mi uhze uhodim! – после этого заклинания он вложил вытащенные деньги в нагрудный карман малинового пиджака, и вытолкал Гарри из бара.

На свежем воздухе, брюнет, наконец, обрел дар речи:

- И что это было?

- По-оттер, - непередаваемое ехидство, - ты ведь изучал маггловедение? Или считаешь, что раз просидел в маггловском чулане полжизни, так теперь все о них знаешь? Ладно-ладно, не злись, мне еще с тобой беседовать. Этот тип называется ment, они живут в России.

- Они опасны?

- Нет, если помнить экзорцизм и иметь при себе деньги. Шестой курс.

- Малфой, ты так хорошо изучил магглов?

- Предпочитаю знать врага в лицо.

- Сегодня нам это помогло. А что он с нами мог сделать?

- Posadit w obezjannik, - не знаю что это, но думаю, тебе не понравилось бы.**

Гарри остановился:

- А тебе какое дело до того, что мне не нравится?

Малфой досадливо поморщился:

- Ты чем слушаешь, Поттер? Я что, так плохо объясняю?

- Ты про долг крови? Считаешь, что мы теперь сможем быть друзьями?

- Друзьями? Ну не-ет. Малфои дважды не предлагаются, - вскинутая голова, неповторимый Малфоевский жест, - но у меня есть план. Или я это уже говорил? Может, зайдешь ко мне, раз к себе не пускаешь?

- К тебе? В номер?

- Поттер? Ты что ломаешься, как девица? Я тебе не ночь любви предлагаю.

- Ах ты! Тьфу!

Блондин радостно заржал:

- Или ты боишься?

«Именно».

- Пошли, Малфой, похоже, это единственный шанс от тебя отвязаться.

· *группа «Пикник», «Искушенье».

· **я хорошо отношусь к МВД, это просто приколJ.

* * *

Номер у Малфоя был зеркальным отражением его собственного. И находился дверь в дверь четко напротив. Гарри подошел к окну. «Ага, утром с пляжа я видел именно его. Кто бы сомневался…». Диван, два кресла, столик. Огромная кровать. Зачем такая, если номер на одного?

- Присаживайся, - Малфой гостеприимно указал на кресло, сам упал на диван. – Ну и денек…

- Устал, Малфой?

- А ты думаешь! Ваша драгоценная Гермиона меня совершенно укатала. Сначала пробежки по архиву, потом скачки по пляжу, - Малфой устало потер глаза.

- Че-го? – Гарри не знал, чему он больше удивился – тому, что Малфой назвал девушку по имени, или упоминанию о том, что они были на пляже.

- Поттер, мы искали вас на пляже почти полтора часа. По жуткой жаре, между прочим.

Гарри удовлетворенно вздохнул:

- Значит, тебе все-таки было не очень весело?

- Ничего, Поттер, завтра в архив мы пойдем все вместе, - блондин злорадно ухмыльнулся, и, отметая протесты, продолжил:

- Так вот, план. – Удостоверившись, что его слушают, - все знают, что Золотой Мальчик не может дня прожить без приключений. Так? Попросту говоря – адреналиновый наркоман, - обиженное сопение его не остановило, - это значит, что он постоянно рискует. И позволяет друзьям его спасать, - отметя жестом всплеск новых возражений, - поэтому, если я буду находиться рядом, то во время очередного переплета легко смогу уберечь твою шкурку. Сегодня в баре мы могли наблюдать примерную картину будущих событий. Ваши возражения?

- А? – Гарри просто обомлел от подобной наглости. Сидел и подбирал слова, чтобы выразить, по возможности прилично, как ему «нравится» вся эта затея, когда Малфой вдруг в одно движение навис над ним:

- Или у тебя есть другие предложения?

Враз почувствовав, как краска обрушивается на лицо, брюнет попытался что-то выдавить, но голос безнадежно охрип.

- Нет? Вот и прекрасно, я тебя больше не задерживаю. Да, и еще…

Больше он не смог ничего сказать, потому что вдруг оказался впечатан в стену, на горле сжималась рука, а ярко зеленые глаза с нехорошим блеском, впились в его собственные. Мысли о том, куда подевался Золотой Мальчик, и, кто, черт возьми, этот маньяк, не помешали бывшему слизеринцу достойно ответить. Одновременный удар под ребра и пинок коленом обеспечили ему возможность свободно вздохнуть. Тут же ретировавшись за диван и отметив, что поттеровское лицо больше не напоминает иллюстрацию к разделу о психических расстройствах, Драко поинтересовался:

- Тебе мой план не понравился? Мог бы и спокойно сказать. Я понятливый.

- Малфой, - Гарри все еще тяжело дышал, - ты никогда не задумывался, что кроме тебя на свете есть еще и другие люди?

- Ты это к чему?

Нет, он и правда не понимает! Скажите, как объяснить Этому, Не знаю – Как – И – Назвать, что нельзя семь лет отравлять людям жизнь, потом явиться к ним на отдых и требовать… чего? Да вообще чего-либо!

- Ну, знаешь! Ты сваливаешься, как снег на голову, ссоришь моих друзей…

- Они уже помирились, гарантирую.

- Неважно. Заманиваешь к себе в номер…

- По-оттер, ты выражаешься, как соблазненная девственница, - Драко скрестил руки на груди и нагло улыбался.

- Малфой!!! Ты очень сильно рискуешь, нарываясь подобным образом, - да, его несет, он пьян, завтра будет жалеть, но эту змеюку он заткнет. – Я могу требовать все, что угодно?

- Угу. Касаемо нас двоих, а посему - не рассчитывай, что я буду извиняться перед Уизли за все семь лет совместной учебы.

- Э? – Гарри растерялся, беседа приобретала неожиданный оборот. – При чем тут Рон?

- Это была твоя фраза насчет других людей.

- Ну?

«Еще бы вспомнить!»

- Я не думаю о них. – «Ага, вот он о чем, ура…».

- Не новость. Мог бы попробовать, для разнообразия.

- С какой радости? - Драко мысленно потирал руки – Поттер-таки, влетел в ловушку. Головой и всеми четырьмя конечностями, - Обо мне когда-нибудь кто-нибудь думал?

Гарри опустил голову, скрывая лицо.

- Ну скажи мне, Поттер, что ты ломанулся к Лорду за мной, а? Так расстроился, узнав о похищении, что, не теряя ни минуты, пришел спасать МЕНЯ. И увидев, что этот урод мной прикрывается, хоть чуть-чуть дрогнул?

«Интересно, можно ли покраснеть еще сильнее?»

- А когда я сообщил про долг, у тебя не возникло ни одной гнусной мыслишки?

- «Можно».

- Так что здесь я спокоен, - совершенно нелогично закончил блондин, - твоей неловкости должно хватить на то, чтобы я чувствовал себя вполне комфортно.

- Зачем ты мне все это говоришь?

- Не знаю, хочу быть честным? Так интереснее, - опять эта мерзкая ухмылочка.

- Осторожнее, Малфой, ты можешь заиграться, - щеки уже почти не горят, можно поднять лицо.

- Я весь дрожу!

- Сортировочная шляпа пыталась распределить меня в Слизерин.

- Вранье.

- Думай как хочешь, - Гарри повернулся и направился к дверям. Все-таки он заставил этот кошмар прикусить язык.

- Поттер!

- А?

- Твои друзья все равно не дадут тебе наделать глупостей.

Мерзкое хихиканье проводило его до выхода.

* * *

Свет и одуряющий жар, страх и боль. Ярким пятном – платиновые волосы. Не произнесено ни слова, но намерения более чем понятны. Шаг, еще шаг, время останавливается, он не успевает, он безнадежно опаздывает…

- НЕЕЕЕЕЕТ!!!

* * *

Гарри, дрожа, сел в кровати. Опять. Опять повторяется этот кошмар. Он не успевает спасти Драко, и тот падает, падает…

«Все. Успокоиться, водички попить. Малфой живехонек, здоровехонек, и в качестве благодарности портит мне отдых». Еле переставляя ноги, юноша поплелся в душ. Дрожь в теле улеглась, но спокойно он себя не чувствовал. «Итак, Малфой здесь. И теперь…». Ясно сформулировать мысль не удалось. Осталось смутное ощущение правильности происходящего. Как будто весь отдых, до этого отвратительно плоский, обрел насыщенность и глубину. Гарри сжал кулаки, вспоминая их разговор. Малфоевская наглость поражала. «Интересно, а что в подобной ситуации потребовал бы сам блондин?» - «Ничего. Он бы не стал тебя спасать» - «Логично». Гарри вздохнул и выключил воду.

Ночь была тихой, очень темной и ароматной.

* * *

- Вы заметили, чего-то не хватает? – Гарри, устав размазывать по тарелке завтрак, перебил восторженные описания архива в исполнении Гермионы.

- Заметили, - откликнулся Рон, но как-то неубедительно.

Перед выходом в кафе девушка прочла им лекцию о вреде алкоголя, пользе самообразования и понятии «гриффиндорец». Спорить с ней, естественно, самоубийц не нашлось.

- Правда, Гарри, а где Малфой?

- Гермиона! Ты меня спрашиваешь? – от возмущения у него сорвался голос.

- Я думала, вы договорились о чем-то, нет? Он сказал тебе, что ему нужно?

- А тебе? Это ты вчера с ним в архив пошла! – Гарри сам почувствовал, что говорит не то, но остановиться уже не мог. – И на пляж тоже!

- Гарри, перестань…

- Ты с ним весь вечер провела!

- А это уже мои слова, - Рон озадаченно смотрел на друга.

- Поверить не могу! – Гермиона как-то странно улыбнулась, - Впрочем, неважно.

- Герм, извини… Рон… - Гарри и сам не верил, что все это сказал. Идиотизм какой-то.

Девушка глубоко вздохнула.

- Так ты выяснил, зачем он тут?

Гарри уткнулся взглядом в тарелку и начал рассказывать.

* * *

Поттер стоял и тупо смотрел на дверь, молясь, чтобы та распахнулась и выпустила его любимый ночной кошмар. Чтобы не нужно было ни стучать, ни тем более спрашивать, почему его не было за завтраком. Потому что это означало бы заботу, в крайнем случае – беспокойство. И как ни посмотри, заинтересованность. Естественно, никто не вышел. Юноша, злясь на себя, приник к двери ухом - «Подслушиваем?» - ни звука. Еще больше разозлившись, он постучал. Тишина. Он постучал сильнее. И тут ему послышался стон. В панике он забарабанил изо всех сил. Прислушался… Точно, стон. Слетая по ступеням вниз, Гарри мысленно ужасался, в голове проносились мысли одна хлеще другой. Дайте волю своему воображению… Когда он нашел хозяина отеля, тот, взглянув ему в лицо, даже спрашивать не стал, зачем ему понадобился запасной ключ от чужого номера. Воюя с замком, Гарри только надеялся, что еще не слишком поздно. Трупы не стонут.

Резко распахнув дверь и держа наготове палочку, в лучших традициях маггловских боевиков, он шагнул внутрь, быстро окидывая взглядом помещение. Окно наглухо занавешено, в комнате полумрак, кровать разобрана, горой подушки и одеяла, и – никого… Еще раз осмотревшись, решив, что со вчерашнего вечера серьезных изменений в обстановке не наблюдается, Гарри дверь прикрыл. Груда одеял на кровати пошевелилась. Поттер уже собирался назвать кретином себя и еще как-нибудь – Малфоя, как услышал слабый звук. Содрогнувшись, он сделал два шага в ту сторону. Одеяло слегка откинулось. Малфоевское лицо было очень розовым и очень несчастным.

- Поттер? Что тебе здесь нужно?

Хороший вопрос.

- Я подумал… Ты не… Ты стонал.

Еще стон. Голова бессильно откинулась на подушки:

- И ты решил насладиться зрелищем?

- Каким? – Гарри жутко покраснел. До него вдруг резко дошло, что вся ситуация могла бы быть несколько иной. А точнее – кардинально иной.

- Моих мучений. Поттер, мне плохо. Теперь уйди и дай мне спокойно умереть. Хоть на этот раз!

- Ну уж нет! Болит что-нибудь?

- Все! Я сгорел, перегрелся и получил солнечный удар, - надо же, как раздражение хорошо действует на некоторых – они даже перестают умирать. – Я НЕ стонал, я сказал – убирайся.

- Ладно, сейчас вернусь, и не вздумай запираться – у меня есть запасной ключ.

- Нет.

Но Гарри его уже не слушал.

* * *

- Гермиона сказала, что к вечеру ты будешь в порядке, - Гарри, присев на кровать, поставил на тумбочку флакончики, - у чистокровных магов хорошие возможности к восстановлению.

- Знаю. – Полустон из-под одеяла.

- Откуда?

- Поттер, ты глуп. Я не первый раз на море.

- Тогда почему? – Гарри всерьез удивился.

- Что?

- Почему ты допустил такое?

- А тебе не все равно? – Малфой пошевелился.

- Нет, учитывая, что я тебя сейчас буду выхаживать.

- Что?! Еще не хватало! Поттер, оставь меня в покое и вали.

- И не подумаю.

- Поттер!

- Малфой! Ты сейчас заткнешься и разрешишь мне тебе помочь, - вот уж чего Гарри не ожидал, так это того, что ОН САМ будет настаивать. Когда Гермиона сообщила, что блондинчику помогут растирания, он чуть не сбежал обратно к журналистам. Тот ад казался милым и привычным по сравнению с тем, что ему предлагалось. Гарри закрыл глаза и очень ясно представил себе горячую нежную кожу под собственными ладонями, расслабленное податливое тело… «Скажи спасибо, что притирания она сама тебе принесла, не надеясь на твою вменяемость». – «Спасибо, Миона. И какое из них сначала?»

- Гарри покрутил флакончик в руках и наткнулся взглядом на большую единичку. «Спасибо, Миона! Еще раз».

- Вылезай, Малфой, - надо же, а голос не дрожит. Это все от злости. Оставаться спокойным и уверенным во всех передрягах и превратиться в трясущуюся протоплазму, когда дело касается ЕГО… Взбесится кто угодно. – Или я сам тебя вытряхну.

- И как ты собираешься мне помочь? Заклинаний от солнечных ожогов еще не изобрели.

- Зелье. – Гарри точно знал, что если он заикнется о маггловских препаратах, в номере останется, по крайней мере, один безжизненный трупик. И не факт, что малфоевский. – Им мажутся.

Блондин развернулся и с трудом сел, кутаясь в одеяло.

- Давай сюда.

- Э?

- Зелье свое! – Гарри, недоумевая, протянул флакончик. Блондин открутил крышку и понюхал содержимое:

- Что здесь намешано?

- Без понятия… - и, заметив в серых глазах большую надпись «Имбецел», как по наитию добавил, - Гермиона дала.

К его искреннему удивлению, Малфой, тут же успокоившись, откинул одеяло и налил немного жидкости на руку. Еще раз понюхал.

- Держи, - и не глядя, протянул флакон.

Гарри вздрогнул. Схватив пузырек, он слетел с кровати и уткнулся носом в штору.

- Не вздумай их раздвинуть, - голос с придыханием заставил пальцы мучительно сжиматься.

Перед глазами стояла знакомая перламутровая пелена, на фоне которой изящные длинные пальцы мягко двигались по покрасневшим плечам, гладкой груди. Растирали, поглаживали, оставляя светлые следы, подбирались к розоватым соскам… Бывший гриффиндорец благодарил Мерлина и всех его сподвижников за то, что в комнате полумрак, за то, что он одел сегодня джинсы, за то, что вовремя отвернулся… «Идиот! Возьми себя в руки!»

- А дальше что? – На тумбочке второй флакон, разотрись еще раз. Я выйду на балкон, подышу. – И, не дожидаясь ответа, Гарри вывалился за дверь.

* * *

На балконе было так же плохо – очень жарко, но теперь, по крайней мере, он был один. «Нужно подумать о чем-то нейтральном». Солнце било в лицо, заставляя щуриться. «Два года. Два чертовых года под прицелом безжалостных серых глаз». Гарри не мог точно вспомнить, когда все это началось. Вдруг оказалось, что он не может больше спокойно реагировать на малфоевские штучки. Хотя когда это он относился к Малфою спокойно? Никогда. Но теперь он стал просто невменяем. Малфой заполонил собой все, и Гарри не знал, как с этим бороться. Стоило слизеринцу появиться в пределах досягаемости – и от Гарри начинали шарахаться самые близкие люди. К счастью, он быстро понял природу своих чувств, смирился и снова стал собой – надежным и спокойным. Только еще более замкнутым. А вот как пришло понимание, Гарри помнил прекрасно.

Матч по квиддичу. Он заметил снитч, но слишком поздно – слизеринец увидел его первым. Золотая искорка появилась высоко в небе, совсем рядом с Малфоем. Случайность. Но никогда, ни-ког-да Гарри не забыть эту картину. Малфой, растрепанный, с розовеющим лицом, счастливой улыбкой, солнце, перламутровое облако, и – трепещущие серебряные крылышки в вытянутой руке.

Судьбоносный матч проходил на шестом курсе. К седьмому, несмотря на смирение и силу воли, Гарри стало потяжелее. Активность Лорда возрастала, и школа, несмотря на усилия Дамблдора, раскалывалась на два лагеря. Общая паранойя прогрессировала. А гриффиндорцу везде мерещились холодные светлые глаза. И… Ой, что он сделал! Потихоньку от всех воспользовался магией и посетил многосущный бордель. Воспоминания об этом он предпочел бы стереть. НО! Сам такое не провернешь, а кому рассказать… Лучше уж сразу к Волдеморту. Перед экзаменами на всех учеников наложили следящее заклятье. Гарри тогда очередной раз сорвался на Дамблдора - обвинил его в Лордовских методах – и как всегда оказался, мягко говоря, неумным.

* * *

«Надо вернуться обратно». Гарри медлил. Мысль о прикосновении к желанному телу оглушала. А понимание того, что Драко сейчас ослаблен, заводило до черных точек перед глазами. Так плохо ему не было даже в школе. Закованный в броню холодного высокомерия слизеринец там, по крайней мере, оставался абстракцией, но теперь… «Это все можно пережить. И если я выживу сегодня, то не умру уже никогда».

* * *

- Ммммм, - стон, полный… боли? – Поттер, нельзя ли полегче?

- Малфой, не дергайся, я и так… «Нежен до невозможности?»

- Хреновая из тебя сиделка. О-охх…

- Помолчи и дай мне закончить. – Бурчание в подушку. – Что?

- Я сказал, что ты садист! Ой!

- А я сказал, чтобы ты не дергался. - «Иначе точно слечу с катушек».

Гарри изо всех сил боролся с собой. Малфоевское тело оказалось именно таким, как он и ожидал – горячим и податливым. Но! Оно оказалось еще и гладким, и отзывчивым, и… Малфой, наверное, пользовался волшебным одеколоном. Гарри требовались безумные усилия, чтобы не вжаться лицом в эту плоть и не попробовать ее еще и на вкус. Предполагаемый ад оправдывал ожидания.

- Поттер, ты решил меня угробить сам? Поэтому и спас от Лорда?

- Слушай, ты, отрава… - он осекся.

- Что?

- «Упс…». Мысли в голове у бывшего гриффиндорца напоминали кучку тараканов при внезапно включенном свете. «Я сказал?… ОЙ!!! Трындец…».

- Как ты меня назвал? – с совершенно непередаваемыми интонациями.

- У тебя нет метки. И не было. Почему?

- Не твое дело! – блондин возмущенно вскинулся. Точнее, попытался – Гарри, стараясь быть осторожнее, придержал его за плечи.

- А как спаситель я не имею права знать? – Конечно, он не думал, что Малфой снизойдет до объяснений. Все, что угодно – пусть обзывается, насмехается, только…

- Когда отец попытался… В общем, ты знаешь. Малфои стали для НЕГО отверженными. Если честно, меня это порадовало… Можешь не верить, Поттер. – Малфой говорил с паузами, тяжело, но все-таки говорил. – А потом этого урода озарила великолепная идея использовать меня. При отце это было бы, конечно, невозможно, но из Азкабана не дотянуться даже Люциусу. Короче, он меня похитил.… А, черт, ты знаешь, в общем…

Голос глухо доносится откуда-то из подушки:

- Он сказал, что я и так его, незачем портить прекрасное тело татуировкой.

Гарри сидел не шевелясь

- Уйди, Поттер, просто уйди.

Но тот не мог двинуться с места. Перед глазами вставали картины. Гибкое стройное тело в железной хватке, страдальчески перекошенное лицо, намертво закушенная губа… Оооо… От собственного стона он пришел в себя.

- Поттер, не издавай такие звуки, будто сейчас кончишь.

- Э? – Гарри стремительно заливался краской. Ну нет, он этого так не оставит:

- Между прочим, Волд… Том – очень красивый мужчина, - и прикусил язык, проклиная себя, собственную жестокость и человека, заставившего его это сказать, - Драко… Он что?

- Не успел.

Пауза. Гарри от навалившегося облегчения прикрыл глаза. Блондин с трудом приподнялся, опираясь на локоть.

- Кретин, Поттер, какой же ты кретин…

Гранитная плита, обнаженная фигура ставится на колени, вокруг лодыжек обвиваются путы. Руки заводятся за спину, цепи от запястий уходят вверх. Вариант дыбы, только хуже.

- Помнишь, нашли того Упивающегося? В хижине? Прямо перед… – Гарри обмер от страшной догадки, но все-таки кивнул.

- Это оно и было. И со мной… Но ты… пришел раньше. Понимаешь теперь, чем я тебе обязан! – Гарри вздрогнул. Мысленно прикинув, как на всю ситуацию должен реагировать Малфой, он ужаснулся.

Драко со стоном рухнул в подушки.

- Все. Оставь меня.

Повинуясь скорее инстинкту, чем здравому смыслу, Гарри осторожно набросил на воспаленные плечи одеяло - «Что я делаю?» - бережно привлек к себе укутанного юношу. Тихонечко покачал, как бы баюкая, чувствуя, как расслабляется тело в его объятьях. Мелкая дрожь в коконе одеяла его не удивила.

- Тише, Драко, все закончилось, - дрожь стала сильнее, - не нужно.

Громкое фырканье, переходящее в смех стало для Поттера большой неожиданностью:

- Подумать только, - опять хихиканье, - а ведь я всегда называл тебя защитником убогих… - Ну вот ведь зараза!

- Угу, и на этот раз ты не ошибся, - несмотря на досаду, он умудрился достаточно аккуратно спихнуть Малфоя обратно на кровать. – Ладно, я смотрю, ты уже почти поправился.

Гарри приостановился у двери, когда услышал тихое:

- Спасибо.

* * *

- Гарри, ты не можешь пойти с нами в архив. – Подумать только, еще вчера он мечтал услышать эти слова от Гермионы. Как меняются времена!

- Я тебя уверяю, не нужна ему сиделка! – Гарри уже почти отошел от утренних процедур и не горел желанием повторить.

- Растирать надо через каждые три часа, - будущий колдомедик (Гермиона определилась быстрее всех) была очень настойчива.

- Вот и растерла бы его сама!

- Ну, нет! – В разговор на повышенных тонах с размаху врезался Рон. – Слушай, мы все понимаем, ради тебя я готов даже потереть спинку этой жабе, но думаю, он предпочтет болеть.

- Мерлин!

- Вот именно. Ладно, у Мионы есть план, мы обсудим его в архиве, потом расскажем.

- Что за план? – Гарри терзали нехорошие предчувствия.

- По избавлению от Малфоя. А ты пока что сделай над собой усилие и поставь его на ноги.

Брови страдальчески изогнулись над зелеными глазами:

- Вы даже представления не имеете…

- Имеем! – хором перебили его друзья. Похихикали.

- Гарри, он нужен нам здоровым.

- Хорошо, Гермиона…

- Или дохлым, - Рон хотел что-то добавить, но девушка зажала ему рот ладошкой.

Юноша грустно посмотрел вслед парочке.

- Эй, - Рон вернулся на секунду, - я заказал на сегодня ванну, - Гарри искренне удивился, - с шампанским.

Рон подмигнул и побежал догонять Гермиону.

* * *

Со временем происходило что-то странное. Сначала оно тянулось, как на уроке зельеделья, потом вдруг совершило бешеный скачок, и оказалось, что он уже опоздал больше, чем на десять минут.

Гарри Поттер опять стоял перед дверью в свой персональный ад. По спине бегали мурашки размером со снитч. Он уже два раза принял ледяной душ и искренне надеялся, что это поможет.

На стук ответил довольно бодрый голос. Гарри вошел. Малфой валялся на кровати и выглядел довольно неплохо. «Кого я обманываю?» Малфой смотрелся как шикарная иллюстрация к изданию «Эротические сны для Гарри Поттера».

- Поттер? – Всерьез удивился блондин.

- Этим снадобьем надо пользоваться каждые три часа… - Гарри тихо возненавидел себя за хриплый голос.

- Что ты там бормочешь, ничего не понятно. – Малфой был причесан, спокоен и явно чувствовал себя лучше.

- Я говорю, что растираться нужно с интервалом в три часа!

- Не кричи, я не глухой, - «Здравствуй, Драко, ты вернулся», - Снимай пижаму и ложись на живот.

- По-оттер! Да ты любишь командовать, - мерзавец хихикнул, - все снимать?

- Штаны можешь оставить. Их содержимое вряд ли может представлять для меня интерес, - Гарри мечтая, о том, что не выглядит полным дауном, перебрался к тумбочке и тупо смотрел на бутылки с растираниями. «Какая там сначала?».

- Долго еще? Я лежу лицом в подушку и готов к употреблению.

- Малфой! Ты извращенец, - хорошо, что шторы так и не раздернуты.

- Нет, Поттер, извращенец - это ты.

- Почему это?

- Если я не ошибаюсь, садизм считается извращением.

- Садизм?

- А чем ты, о-ой, сейчас занимаешься?

- Пытаюсь тебя вылечить! Ты, неблагодарная, слизеринская…

- Поттер, полегче, я же, ооооохх, живой.

- Что так больно? – Гарри очень-очень старался не набрасываться на Малфоя. – Я стараюсь быть нежным. «Блин. Что я несу?».

- Что ты несешь? Ты нежен, как гиппогриф во время брачного сезо – охх – на.

- Малфой, заткнись, а? Тогда я представлю что-нибудь хрупкое…

- Ты, маньяк! Мое прекрасное тело должно стать плацдармом для твоих фантазий?

- Волосы убери! – Движение мускулов под руками заставило его заскрипеть зубами.

Когда пытка растиранием закончилась, у Гарри осталось одно желание – убраться в номер, к холодному душу.

- Поттер, подожди.

- А? – Гарри обернулся от двери.

- Я правда благодарен за помощь. Сходим на обед?

- Хорошо, - быстрее отсюда!

- Через полчаса. Не опаздывай.

* * *

Обед с Малфоем подходил к концу, когда подошли Рон с Гермионой. Гарри даже почувствовал себя разочарованным, потому что блондин, оказывается, когда хотел, мог быть очень интересным собеседником. Не говоря уж о том, что смотреть, как он ест, было сплошным удовольствием. Столовые приборы в изящных руках, казалось, жили своей жизнью. Малфой умудрялся одновременно есть, шутить и замечать все, что происходит в зале. Он первым увидел парочку:

- Что нового в пыльном прошлом несчастного курорта? – Это он зря, дальше говорила только Гермиона. С фанатично горящими глазами, девушка вывалила на них безумную кучу никому, кроме нее, не нужных сведений.

Ключевой оказалась фраза о повторном посещении архива. На самом деле, Гермиона собиралась отправиться туда прямо после обеда, но Рон сделал вид, что умирает. Это помогло – им разрешили отдохнуть часик, с непременным условием направиться потом всем вместе. На этот раз умирающим прикинулся Драко, да так удачно, что Гарри оставили в отеле на предмет оказания первой помощи.

* * *

- Думаете, получится? – Гарри сидел в номере Рона и Гермионы. Они только что сообщили ему, что почти придумали, как вернуть отдых в нормальное русло.

Другими словами, как заставить Малфоя поверить в то, что долг выплачен и «отправить его подальше от Гарри, а то, последнее время он сам на себя не похож». Гермионины слова.

- Знаешь, а Малфой без своего папаши совсем другим стал, - девушка задумчиво смотрела перед собой, - жаль, что он на тебя так действует.

- Герми!

- Рон, не надо. Мы уже все обговорили, просто… Думаешь, я не вижу, что Гарри не хватает общества?

- Мне всего хватает! – протест со стороны Поттера остался незамеченным.

- Понимаешь, лучше быть вчетвером, чем втроем. Вот мы сейчас в архив – и до ночи. А ты? Большинство развлечений для отдыхающих рассчитано на пары и…

- Все! Даже слушать не хочу. Увидимся. – Гарри вылетел из номера.

Парочка озадаченно переглянулась.

* * *

Гарри сидел у себя в номере и, как приговоренный, ждал шести часов и очередной порции острых ощущений. «Скажи еще, что тебе это все не нравится!» - «Не скажу. А что я буду делать послезавтра, когда все закончится?» - «Жить как раньше» - «И что тут может нравиться?».

План друзей выглядел безупречным. Подстроить несчастный случай и подождать, пока Малфой спасет Гарри. Долг будет отдан, бывший слизеринец успокоит то, что у нормальных людей считается совестью, и уедет. Оставив их отдыхать дальше. Чарующая перспектива! Ну почему он не попросил друзей не торопить события? Гарри попытался представить себе, что он мог сказать:

- Ребята, не торопитесь с подробностями плана.

- Почему?

- Я решил, что мне и правда не хватает общества.

Два тела. Одно большое и бездыханное, другое хрупкое и ГЛАЗА!!! – полные небеспочвенных подозрений.

Нет, лучше так:

- Народ, мне нравится проводить время с Малфоем, поэтому не торопитесь.

Девичья ладошка на лбу – на предмет проверки температуры - и ключи от номера в руках Рона, с пожеланиями скорейшего выздоровления.

А еще лучше – так:

- Я влюбился в Малфоя. Друзья, ваш план не нужен.

Клиника Святого Мунго и смирительная рубашка.

Мерлин!

Часы показывали шесть. Пора.

* * *

- Нет!

- Малфой, не буди во мне зверя.

- Я не боюсь шарьков.*

- Рррррр!

- И бешеные шарьки меня тоже не пугают.

- Пфффф… Мне силу применить?

- Поттер! Меня достало сидеть в номере. Я хочу пройтись.

- Намажешься и пройдешься.

- Нет.

- Что за тип! Почему?

- Оно жирное.

- И что?

- Я не хочу выглядеть как жертва гигантского слизня!

- Ты можешь надеть рубашку с длинными рукавами.

- Она прилипнет.

- Малфой!

И по новой…

Лечиться пациент отказывался наотрез.

- Меня Гермиона прикончит!

- Я тебя спасу.

- Э? – Зеленые глаза стали больше очков.

- Долг отдам, - пояснил упрямец.

- Очень смешно! Сам подумай, куда ты пойдешь? По такой жаре…

- Куда-нибудь. Я уже насиделся, если ты помнишь. – «Помню», - Ты у себя запрешься… Поттер, - в голосе искреннее беспокойство, - ты ведь не утонешь в ванной? – «Убью скотину».

- Малфой, есть предложение. Ты обмажешься зельем, посидишь так минут сорок, а потом сходим в кино. – Гарри мысленно зажмурился.

- Мы сходим? О! Сам Гарри Поттер приглашает меня…

- Вот что, инвалид. Если. Ты. Сейчас…

- Знаю-знаю… Весь дрожу. Слабенького каждый норовит обидеть. Давай сюда свою липкую дрянь.

- Ты знаешь, что такое кино? – Гарри отвернулся к окну, скользя взглядом по пляжу.

- Маггловедение, Поттер. Ты, вообще, уроки посещал? Или только искал себе приключений на…

- НЕ ТОЛЬКО! – Малфой подождал, пока прокатится эхо, потом приоткрыл один глаз:

- Нервный ты, Поттер, и неласковый.

Гарри с трудом подавил смешок:

- Намазался?

- Можешь поворачиваться, стеснительный Золотой Мальчик. - «Стеснительный??? Ах ты! Ах ты…» А что тут скажешь?

- Вылечу – убью.

- Сначала в кино сходим. Ох! Ты, случаем, не внебрачный сын Хагрида? Ой! Ты меня перед смертью вылечить хотел.

- Лучше молчи.

- А потом он спрашивает, почему я не хочу лечиться. А-ах! Что ты делаешь?

- Вскрытие покажет.

* помесь хорька, барсука и штопора (с) Л. Кэролл.

* * *

Фильм оказался интересным. Гарри даже удалось на пару часов не циклиться на сидящем в соседнем кресле искушении. Тому, видимо, тоже было неплохо – он уткнулся в экран и даже ни разу не прокомментировал происходящее. Из зала Малфой буквально вывалился. Гарри встревожился, что двухчасовой нагрузки для Драко оказалось многовато, но блондин его удивил, заявив, что в номер возвращаться не собирается.

- Ты уверен, что уже хорошо себя чувствуешь?

- Какая забота! После твоего зверского лечения встал бы даже мертвый.

- Это способ сказать спасибо?

- Это способ сказать, что лучшим пациентом для тебя стала бы какая-нибудь суперживучая зараза.

- Хе. В общем-то так и получилось.

Малфой остановился, кинул на Гарри удивленный взгляд и вдруг весело рассмеялся:

- Надо же, а Золотой Мальчик умеет быть саркастичным.

- С кем поведешься…

- С тем и надерешься. Не хочу. Хочу… купаться!

- Малфой, ты что? – Гарри забеспокоился. – Понравилось лечиться?

- Остынь, Поттер. Я здесь второй день и еще ни разу не искупался. Ты, кстати, тоже.

- Но… Твоя спина…

- И все остальное, - неповторимый взгляд.

- Я не видел, - Гарри надеялся, что голос звучит достаточно сухо.

- Можешь дофантазировать, а можешь полюбоваться, - Малфой насмешливо смотрел на него.

Гарри вскинулся:

- Слушай, ты…

- Поттер, нельзя так реагировать на вполне безобидные шутки, а то я и впрямь чего подумаю.

- «Безобидные? Теперь это так называется?».

- Пошли. – Нельзя же дать Малфою повод думать, что для него это слишком.

- Эй, а ужин?

- Да. Пошли на ужин. – «А если у меня встанет?»

- Поттер, ты в норме? Какой-то покладистый…

- ТЫ ДОСТАЛ МЕНЯ! Пошли уже куда-нибудь!

Гарри тупо смотрел на Малфоя, который только что по траве не валялся от хохота. «А теперь чего?» - промелькнула унылая мысль.

- Ну? Чему радуемся?

Блондин только головой помотал, задыхаясь.

- Безнадежно. – Поттер махнул рукой и направился в сторону отеля, стараясь не обращать внимания на всхлипывания за спиной.

* * *

За ужином Гарри вспомнил, что купаться с набитым желудком вредно, так что предполагаемое унижение откладывалось. Малфой, правда, изъявил желание искупаться ночью, за что удостоился гордого звания психа.

- Поверить не могу! Ты что, никогда не купался ночью?

- Где? В озере с гигантским кальмаром? Может, я и кажусь тебе ненормальным, но таковым не являюсь.

- Ну а летом? Тебя родственники что, никуда не возили?

- Возили. Один раз в зоопарк и несколько раз до платформы Хогвардс-экспресс.

- «Не надо было выключать верхний свет - расслабляет. Сейчас мне покажут, где спят флоббер-черви».

- О! Все настолько плохо?

- Уже нет. Я больше не обязан жить с ними. Забудь.

- Уверен?

- Да.

Помолчали. Они сидели в номере Драко, который решил, что переваривать пищу, в ожидании чуда, в смысле, ночного купания, они могут и вместе. Гарри пытался возражать, намекая, что общество Малфоя способно устроить несварение кому угодно, но его мнение Драко не интересовало. Он пообещал вести себя прилично, а Гарри, хоть и не поверил, но согласился. «Завтра все закончится, почему бы и нет?» Глупо было бы сомневаться в талантах Гермионы.

- Так и будем сидеть?

- Есть предложения?

- Дай подумать, - глаза блондина ничего не выражали, не иначе пакость задумал, - можно сыграть в карты.

- Скучно.

- Можно придумать интересные ставки, - все с тем же спокойным лицом.

- Нет. – Гриффиндорская паранойя заинтересованно пошевелилась.

- Я не собираюсь жульничать, - просто ангел во плоти.

- А как я это проверю? – «Поверить слизеринцу?».

Драко пожал плечами:

- Можно уравновесить ставки и играть на первоочередность. – Это как? – не понял Поттер.

- Очень просто. Играем на вопрос.

- И что?

- Кто проиграет – отвечает первым, соответственно, кто выиграет – вторым.

Предложение было очень заманчивым. Вопрос у Гарри был. Очень серьезный. И ответ на него получить хотелось.

- Идет.

«Еще бы додуматься, в чем тут подвох…».

* * *

- Подожди секунду, - Малфой достал палочку и, пробормотав что-то себе под нос, взмахнул ей, очертив полукруг над серединой комнаты.

- Что ты сделал и зачем? – Поинтересовался Гарри.

- Навел заклинание, естественно, а что?

- Какое?

- Поттер, вы что, никогда не играли в вопросы? – В серых глазах плясали смешинки.

- Нет, - ехидно пропел Золотой Мальчик, - мы все больше мир спасали.

Блондин задумался, пропустив колкость мимо ушей.

- Ладно… Перед тем, как спросить, говоришь «вопрос». Ясно?

- Ясно.

- И не вздумай врать, иначе мы отсюда не выйдем.

- Почему? – Гарри насторожился.

- Потому. Пока не скажешь правду, волшебство нас не выпустит.

- Круто.

- Сдавай.

* * *

- Все, Малфой, я выиграл, это тоже твое.

- Ладно. – Блондин бросил карты. – Давай свой вопрос.

- Хорошо. Скажи мне, Малфой…

- Ты забыл сказать «вопрос».

- Что? Я его задаю.

- Идиот! – Драко закатил глаза. – Нужно сказать слово «вопрос», чтобы заклинание отреагировало.

- А! Точно. Вопрос. Ты сказал, что был рад, когда Волдеморт оставил Малфоев в покое. Почему?

Взгляд серых глаз стал прозрачным. Блондин будто смотрел сквозь Гарри:

- Потому что… - он сделал паузу. – Видишь ли, я, В ПРИНЦИПЕ, против убийств и пыток. Мне это не нравится, – взгляд стал более адресным, - тебя устраивает такой ответ?

- Ээээ… Да. – Гарри был ошеломлен. Не то, чтобы он считал Драко убийцей и садистом, но такого счастья даже предположить не мог.

- Хорошо, моя очередь.

- Подожди, а как я могу узнать, правду ли ты сказал? – На Поттера вновь нахлынули подозрения.

- Сейчас – не можешь. Ответишь на мой вопрос, попробуем выйти. Выпустит – значит, ответы были правдивыми.

- Замечательно! – убийственный взгляд сквозь очки.

- Я говорил правду, - Малфой пожал плечами, - с заклинанием не шутят. У нас так трое просидели, пока задыхаться не начали.

- ЧТО?!

- А ты как думал? До удушья не дошло, но потасовка была качественная, - он усмехнулся, - особенно, когда выяснили, кто врал.

- В каком смысле – удушье?! – Гарри был в ярости.

- Успокойся. Это заклятье не пропускает ничего. Даже воздух. Иначе, какой смысл в игре?

Гарри слетел с кресла и попытался выйти. Но не смог даже прикоснуться к дверной ручке – неведомая сила, раз за разом, отбрасывала его руку. Он обернулся, блондин насмешливо наблюдал из-под опущенных ресниц.

- Поттер, хватит дергаться, иначе я подумаю, что ты хотел меня обмануть.

- И не собирался!

- Тогда сядь и дай мне возможность спросить. В глазах рябит от твоего мельтешения.

- Я только проверить… - пробубнил Гарри смущенно и сел обратно в кресло.

- Убедился? А теперь – ВОПРОС. Скажи-ка мне, Поттер, какая самая гнусная мыслишка посетила тебя, когда ты узнал о моем долге? – Малфой впился взглядом в его лицо.

- Э? Эээээ… Что? – Гарри стремительно заливался краской.

- Повторить? – мерзкая ухмылка становилась тем шире, чем интенсивнее краснел юноша.

- Не нужно. Я подумал о том, что можно заставить тебя принести извинения моим друзьям за семь лет непрерывных издевательств.

Светлые брови удивленно взлетели:

- Ты уверен, что это можно назвать мерзкой мыслишкой? – Гарри кивнул. – Давай, попробуй выйти.

Юноша подошел к двери и несмело протянул руку. Как и следовало ожидать, невидимая стена осталась на месте.

- Поттер, ты обманываешь меня. И сам это знаешь.

- Тебе-то откуда это известно?

- Уж больно нерешительно ручку свою тянешь, - блондин хихикнул и прокомментировал, - врать так и не научился.

Гарри вернулся в кресло.

- А что, если я не отвечу?

- Тогда, утром здесь найдут две тушки. Твою, и, что печальнее, мою.

Жутко мешали очки. Может, если он их снимет, перестанет видеть эту физиономию, то будет легче ответить? Очки отправились на тумбочку.

- Поттер, ты ответишь, или мне уже начинать писать завещание?

- Глупо спрашивать, но… можно как-то по-другому? – Гарри сам удивился, как обреченно звучит его голос – он уже смирился с тем, что ответить придется.

- Не могу сказать, что сожалею, но, правдивый ответ – единственный выход из ситуации. Давай, Поттер, докажи мне, что и у Золотого Мальчика могут быть недостойные мысли.

- Слушай, не надо, а? – Гарри закрыл лицо руками и собирался выдавить из себя правду. Повисла пауза.

- Эй, - голос прозвучал совсем близко, заставив посмотреть сквозь пальцы. Малфой, присев рядом с креслом, заглядывал снизу ему в лицо. – Если тебе будет легче, я не хотел тебя совсем уж достать.

Гарри стало еще хуже. Он плотнее прижал ладони и выпалил:

- Я подумал о сексе.

* * *

- О сексе? – В голосе Драко прозвучала такая растерянность, что Гарри, убрав руки, посмотрел на блондина.

Малфой выглядел потрясенным. И на него не смотрел. Затем светлые ресницы дрогнули. Гарри отвел взгляд, отчаянно желая провалиться сквозь все два этажа в подвал.

Легко поднявшись, Драко перетек за спинку кресла. Гарри сидел не шевелясь. Ожидая чего угодно. Насмешек, презрения, ледяного холода.

Но он совсем не ожидал почувствовать теплые руки на своих плечах. Какое там теплые! Невыносимо горячие. Юноша вздрогнул. Руки мягко прошлись от предплечий и обратно, тихонько поглаживая, разминая, осторожно надавливая. Тронули шею, перебрались к затылку, спустились пониже.

Гарри мысленно застонал и вжался в спинку кресла, останавливая прикосновение, зажимая чуткие пальцы между креслом и собой. Над головой мягко фыркнули. Руки аккуратно высвободились, легонько пробежались по волосам, нежная ладошка удобно устроилась под подбородком, деликатно, но настойчиво запрокидывая голову назад, не давая смотреть вниз, другая скользнула в расстегнутый ворот рубахи, нежно пробежалась по ключицам самыми кончиками пальцев и легла раскрытой ладонью на грудь. Гарри закрыл глаза, растворяясь в прикосновениях. Сверху чуть слышно мурлыкнули. Ладошка передвинулась вправо, вторая, последний раз тронув подбородок, запрещая опускать голову, легла рядом. На сердце.

Гарри удерживал стон. От рук расходилась горячая волна, стекая по солнечному сплетению вниз, заставляя испытывать почти боль. Волшебные пальцы скользнули из выреза и занялись пуговицами. Он дернулся помочь, но ему мягко отказали, опять деликатно уложив голову на спинку кресла. Расстегнутая рубашка медленно скользнула из-за пояса, заставив мышцы живота судорожно напрячься. Гарри безумно захотелось увидеть лицо над собой, но он не решался двинуться.

Он боялся смотреть, боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть и не разрушить то, что сейчас происходило. А потом все страхи смыло, когда руки уверенно прошли по открытой груди, по животу, тронули соски. Гарри выгнулся и застонал, все еще не открывая глаз.

Движение – и его колени оказались придавлены тяжестью тела, а бедра стиснуты с обеих сторон. Знакомая ладонь тронула подбородок, настаивая на сохранении положения, другая мягко развела на подлокотники его руки, потянувшиеся было прикоснуться… хотя бы дотронуться…

Ладонь не отрывалась от лица, но больше ничего не происходило. Гарри кожей чувствовал взгляд, ощущал его сильнее, чем прикосновение. Он попытался представить себе эти глаза, но в мыслях царил сияющий перламутр. Ему отчаянно не хватало воздуха.

Еще движение. Жар нависшего над ним тела. Гарри судорожно облизнул пересохшие губы, чуть приподнял ресницы и, как в тумане, увидел бешеный взгляд из под упавшей платиновой челки.

Нежные теплые губы прикасаются к губам, создавая чудесный контраст между жесткостью взгляда и мягкостью прикосновения. Сладкий язычок пробегается по очертаниям рта, поглаживает уголки, скользит внутрь. Острые зубы мягко прикусывают, осторожно захватывают нижнюю губу. Поцелуй становится глубже, тело загорелось под прикосновениями. «Ахххххх!» Пальцы жестко прихватили пылающий сосок, обвели, опять потеребили, скользнули за спину, провели ногтями, рука охватила талию, выгибая, прижимая к горячему телу, к шершавой ткани. Руки сами собой потянулись – убрать преграду, почувствовать кожу…

Поцелуй прервался. Гарри поднял голову, с трудом сфокусировав взгляд. Малфой сидел у него на коленях, чуть отстранившись, тяжело дыша.

- Сними, - совершенно севшим голосом проговорил брюнет. – Пожалуйста…

С безумной улыбкой, в которой не было и тени веселья, Драко расстегнул пуговицу на своих джинсах. Провел ладонью по животу, цепляя пальцами край майки. Медленно потянул вверх, открывая гладкую кожу.

* * *

Гарри Поттер, всеобщий любимец, Золотой Мальчик, и прочее, и прочее, сидел на кровати в собственном номере и периодически бился головой о деревянную спинку. Легче не становилось. Он пришел к себе под утро, когда солнце еще не взошло, но и темно уже тоже не было. Кажется, он не оставил у Драко ничего из своей одежды. От этой мысли ему стало совсем плохо. «Ты бы еще побеспокоился, о произведенном впечатлении!».

Бум! «Я скотина» - «Точно.» - «Но ведь это не было изнасилованием!» - «Да ну! А что это было? Припадок страстной любви со стороны Малфоя?»

Бум!

Даже сейчас, просто вспоминая о прошедшей ночи, Гарри весь пылал.

Бум!

Если он посильнее стукнется головой, может, удастся вытряхнуть из мыслей весь этот перламутр?

Бум!

«Ага! Или соседи, наконец, проснутся от грохота и придут за объяснениями».

Гарри встал и поплелся в душ.

* * *

Он стоял под прохладными струями и не мог перестать вспоминать…

Как Малфой стянул майку и забросил ее куда-то в угол, но Гарри не видел куда, потому что пожирал взглядом открывшееся ему совершенное тело. Гладкая кожа на груди, светлые розовые соски – точно, как он себе представлял, чуть напряженные мускулы плоского живота. Драко откинул голову, позволяя любоваться собой. Пуговица на джинсах расстегнута, так что видна дорожка светлых волос, уходящая вниз. Гарри чуть не задохнулся, заметив, что под брюками нет белья.

Как, враз осмелев, дотронулся до горячей кожи.

Как, уже не деликатничая, набросился на обнаженный торс, смыкая руки у Малфоя за спиной, губами и языком исследуя напрягшиеся мышцы.

Как вдыхал - и не мог остановиться - его волшебный запах.

Как гладил спину и тонкую талию.

Как коснулся языком затвердевшего соска, провел поцелуями дорожку к другому…

И как окончательно съехал, почувствовав руку в волосах и услышав слабый стон.

«Надо сделать душ похолоднее» - «Хочешь сказать, что сможешь не думать о том, как ты…»

Подхватил его на руки и опрокинул на кровать.

Как Малфой легко перекатился и, не прекращая поцелуев, освободил его и себя от оставшейся одежды.

Как Гарри опять оказался сверху и с силой провел ладонями от предплечий к запястьям Драко, уговаривая, разрывая объятие.

Как невероятно широко распахнулись серебристые глаза, когда он почувствовал прикосновение ТАМ.

Как Гарри прижал гибкое тело к кровати, накрыл собой и всматривался в красивое лицо, разводя и осторожно сгибая в коленях его гладкие ноги.

Как запрокинулась светловолосая голова, когда он потянулся к тумбочке за притиранием.

Как он вздрогнул всем телом, когда почувствовал вторжение.

А Гарри очень хотелось его поцеловать, но он не мог оторвать взгляд от закушенной губы.

«Еще похолоднее, хватит уже мыслей…»

Какой он оказался невозможно узкий.

И Гарри подумал, но не мог же он всерьез поверить, что Малфой, похоже… Нет, не может быть.

Так горячо и так тесно…

Когда он начал движение, Драко крепко зажмурился.

Он почти вошел – остановился, давая привыкнуть к себе, а прекрасное лицо исказилось, из уголков закрытых глаз к вискам покатились слезинки.

И тогда Гарри зарылся рукой в пепельную копну волос и заговорил, целуя мокрые ресницы.

Он шептал, что давно, очень давно любит и хочет его. Что Драко ему нужен, так нужен… Что совершенно обезумел, когда узнал, что его похитили. Что он за ним пришел, потому что без него ему незачем жить.

«Что ты там еще ему сказал? Как ты его назвал? Как…?»

Гарри говорил ему, что он - солнышко, радость ненаглядная, счастье невозможное, когда почувствовал ответное движение, поцеловал разомкнувшиеся дрожащие губы и вошел до конца.

Он двигался, сдерживаясь из последних сил, чувствуя сначала слабые, а потом все сильнее и сильнее рывки навстречу. Понимая, что долго не выдержит, потянулся рукой между их телами и добился низкого крика-стона, когда теплая жидкость выплеснулась ему в ладонь.

«ХОЛОДНАЯ ВОДА!»

Поттер практически вывалился из душевой кабинки и добрел до кровати. Не думать. Не думать, о том, что когда они смогли расцепить объятья, Драко сонным срывающимся голосом сказал:

- Можешь идти к себе, можешь остаться, а я сплю.

И противореча собственным словам, сразу обнял, прижал к себе и, действительно, уснул.

Гарри тоже задремал, но когда начало светать, осторожно выбрался из постели, забрал свою одежду, очки и ушел к себе.

Неважно, что в номере осталось его сердце.

Не имеет значения, что он слышал, как оно разбилось.

Никому не интересно, что он выходил по кровавым осколкам.

Потому что невозможно вынести лед в серых глазах, если знаешь, как они могут плавиться.

Потому что невыносимо смотреть в насмешливо-высокомерное лицо, если помнишь, как оно искажалось.

Потому что теперь все кончено.

* * *

Гарри слышал стук, но отвечать не хотел. Тем более, у него не было желания пойти и открыть дверь. Потом. Все потом. Он скажет Рону и Гермионе, что их план больше не нужен. Придумает что-нибудь, чтобы объяснить, почему уехал Малфой.

Позже. Когда-нибудь, когда он вспомнит, как это – жить без ноющей боли в груди, в том месте, где недавно было сердце.

Стук не прекращался.

- Я не хочу завтракать! – и этот жуткий голос принадлежит ему?

- А ты уже опоздал.

Гарри дернулся, как от удара током.

- Не откроешь?

- СЕЙЧАС!!! – он уже дергал ключ и рвал дверь на себя.

- Ну и вид… - сам Малфой выглядел так, будто провел пол ночи и часть утра перед зеркалом.

- Что ты тут делаешь? – Гарри даже не пытался скрыть своего удивления.

- Живу я тут, ты не помнишь? – Блондин растерянно улыбнулся. - Что случилось? Ты будто привидение увидел…

Поттер, не слушая, втащил его в номер и закрыл дверь.

- По моим расчетам ты уже должен быть в Малфой-мэноре.

- Чт…

- Долг выплачен, Малфой, ты полностью свободен.

Секундное замешательство, затем серые глаза потемнели и стали страшными.

- Поттер, ты в своем уме?

Гарри сделал шаг назад и замер.

Драко развернулся к двери.

- Через полчаса мы вчетвером идем на экскурсию по острову, - совершенно спокойно сообщил он. И, не меняя тона, добавил, - я все еще надеюсь, что мерзость по имени Гарри Поттер даст мне возможность выплатить долг.

Дверь за ним закрылась очень тихо.

* * *

- Нет, ты пойдешь! – Гермиона, в одном из своих самых «приятных» настроений наседала на Гарри. – Ты встанешь, причешешься и пойдешь на чертову экскурсию!

- Герми, пожалуйста, я не могу, - Гарри вяло сопротивлялся. После недавнего разговора он впал в какое-то оцепенение.

- Вот что, герой. Я еще с тобой насчет ванны не разобралась. Поэтому вставай, одевайся и пошли. ПОКА Я СОВСЕМ НЕ РАЗОЗЛИЛАСЬ!

В голове вяло шелохнулась мысль:

- Какая еще ванна?

- С шампанским! Вот уж от тебя не ожидала! – Девушка была в бешенстве. - Одевайся!

- О, Рон все-таки сделал это? – Гарри попытался изобразить заинтересованность.

- ДА!!!

- И тебе не понравилось, - безразлично констатировал он.

- А что мне должно было понравиться? Мы потратили кучу времени на вас с Малфоем, - Гарри вздрогнул, - проработали все детали, везде договорились. Между прочим, мог бы спасибо сказать.

- Спасибо, Миона.

- А когда добрались до архива, оказалось, что они уже закрываются. Тогда Рону пришла в голову замечательная идея – пройтись пешком. Я немного замерзла.

- Замерзла?

- Ночью было холодно, если ты заметил. - «Не заметил. Ночью было очень жарко» - Мы решили зайти в бар, и Рон сказал, что лучше русской vodka ничего не согревает.

Гарри, неожиданно для себя, хихикнул.

- Не смей радоваться! Ты не представляешь, какая это отрава!

- Представляю, - он сказал это очень тихо, но девушка услышала.

- Тогда ты можешь себе представить, каково это – пытаться избавиться от привкуса!

Гермиона подозрительно посмотрела на Поттера, но тот благоразумно промолчал.

- А потом мы заходим в номер, я мечтаю о горячей ванне, открываю дверь, а оттуда – ТАКОЙ ЗАПАХ!!!

Юноша не выдержал и захохотал, как сумасшедший. Гермиона еще пыталась его перекричать, рассказывая, как Рон схватил ее на руки и окунул в холодную вонючую жидкость, но не выдержала и рассмеялась сама.

Отсмеявшись и утерев слезы, они еще какое-то время посидели в номере. Каждый думал о своем. Гермиона взвешивала «за» и «против», в пользу некоей идеи, пришедшей ей в голову совсем недавно, а Гарри размышлял о том, что жизнь, конечно, кончилась, но ради своих друзей он пойдет и сыграет свою роль в спектакле под ярким названием «раздача долгов».

* * *

Его друзья основательно потрудились. Их план был безупречен. Гарри очень старался выглядеть благодарным, пока девушка в деталях расписывала ему, что и как нужно делать. Сейчас они шли по направлению к местному «замку с привидениями». Малфой еще сказал, что этот сарай замком мог назвать только совсем уж сердобольный маггл. «Еще бы. В сравнении с Малфой-мэнором…». Сейчас блондин шел впереди, что-то рассказывая Гермионе. Оба выглядели довольными.

Рон, поймав момент, чуть поотстал и пошел рядом.

- Волнуешься? Зря! Мы все четко продумали – осечек не будет. - Парень явно гордился собой.

Рыжий еще что-то говорил, намекая, что большинство идей – его, но Гарри не вслушивался. Он смотрел на стройный силуэт впереди и понимал, что это – все. Боль, поселившаяся в пустоте, там, где раньше было его сердце, стала очень острой. Гарри споткнулся и вынырнул из перламутровых мыслей, с тоской отметив, что сияние, на этот раз отдавало серым.

- Гарри! Ты слушаешь? – судя по голосу, Рон собирался обидеться.

- Да. Конечно…

- Тебе все еще плохо?

- В смысле? – Гарри не понял, о чем речь.

- Малфой говорил, что ты отравился.

- «Я отравлен».

- Но он сказал, что уже все прошло. Прошло?

- Да. – «Нет. И не пройдет. От моей отравы противоядия не существует».

- Хорошо. Потому что колдовать тебе все-таки придется.

Рон продолжал говорить о плане, о своей великой роли в нем, о том, что сегодня Малфой уедет и все будет как раньше. Он говорил и говорил, пока Гарри не начало казаться, что они никогда уже не придут, что это его затянувшийся кошмар, в котором Малфой идет впереди, красивый, легкий, веселый – и нет никакой возможности догнать его, сказать, объяснить…

И тут они пришли.

* * *

Замок. Приземистое строение из камня, серого, как мысли Гарри. С большим темным холлом, переходами и несколькими, открытыми для посетителей, комнатами внизу. Широкая лестница ведет наверх. Для привлечения туристов на втором этаже расположены коллекции оружия, старых знамен, одежды и прочих предметов, одинаковых для такого типа музеев.

Старичок-смотритель рассказал им обязательную историю о двух влюбленных, которых, конечно же, разлучили злобные родственники, отправив юношу на войну. На какую? Здесь воевали? Нет, но где-то же воевали! Девушка, получив известие о гибели своего возлюбленного, естественно, кинулась с крепостной стены прямо в ров. Так, мол, и появилась - «Как оригинально!» - леди-в-белом.

Малфой весело улыбался комментариям Гермионы о том, что кинуться со стены мог бы только какой-нибудь обезумевший пикси – ее высота не превышала полутора метров, а уж для того, чтобы утонуть во рву, потребовалось бы невероятное упорство. Мало того, что канавка, носившая гордое звание рва, была мелкой, так и в ширину ее можно было запросто перешагнуть.

Это при всем при том, что на воротах замка торжественно красовалась афиша, гласящая, что замок и окрестности полностью восстановлены в первоначальном виде. По всей видимости, объявление было вывешено, чтобы ненавязчиво предупредить, что второй этаж ждет своей очереди, а пока – Вы, мол, предупреждены, и владельцы музея ответственности за возможные неприятности не несут. Фраза и привлекла внимание Рона, когда они с Гермионой раздумывали, что предпринять.

План был прост, как все гениальное. Сладкая парочка делает вид, что они отстали. Гарри и Драко должны зайти в первую комнату справа, где «с потолка свисают острые фиговины» - Рон знает, как объяснить необъяснимое – «а пол расчерчен на квадраты», и там, на некоторое время, задержаться. Гарри должен встать на пятый слева и второй от окна квадрат, отвлечь внимание Малфоя и тихонько наколдовать обвал потолка. Ребята проберутся через другой вход, спрячутся, и, чтобы избежать неприятных неожиданностей, подстрахуют их от падающих предметов.

От предполагаемой жертвы требовалось совсем немного: потолок рушить постепенно, чтобы потрескивание насторожило будущего героя, затем изобразить жуткий ужас, желательно обморок - «Вот это вряд ли!» - при виде обломка обрушившегося на то место, где он недавно стоял.

От самого Малфоя требовалось еще меньше – вовремя забеспокоиться от непонятных звуков, и вытолкнуть Гарри из комнаты. Хотя достаточно было бы просто беспокойства и желания уйти. Гарри бы припустил за ним, а уж как и что там рухнет, после того как они выйдут, волновать их точно не будет.

Для пущей же уверенности, что все сработает, Гермиона с Роном должны будут выскочить через некоторое время из коридора, полить спасителя и спасенного слезами, поклясться в вечной любви Малфою и тем самым убедить окончательно, что долг выплачен.

Фанфары и щедрые пожертвования в фонд восстановления пострадавшего здания, довершали оригинальный шедевр гриффиндорской смекалки.

* * *

Как и следовало ожидать, все пошло наперекосяк. Малфой вцепился в Гермиону, и не было никакой возможности его вежливо оттащить.

Рон шипел и плевался, но дергал не девушку, а Гарри:

- Ну! Отвлеки его! Мы уже внизу почти все осмотрели…

Гарри вздохнул.

- Малфой, - неуверенно позвал он.

Тот даже не оглянулся, увлеченно рассматривая подсвечник. «Ну, чего он там увидел?»

- Мне тут в голову мысль пришла… - тоскливо подставился он, ожидая, что блондин сейчас скажет что-то вроде «Как она себя чувствует в этом пустом помещении?», или, на худой конец, «Бедняжка, ей там так одиноко!» - не зря, как оказалось:

- Запиши, оставишь на память, - и опять отвернулся.

- О! Рон! – Гермиона воспользовалась моментом и совершила рекогносцировку. – Ты видел? – она поволокла рыжего в другой конец зала, напоследок обернувшись и предложив:

- Идите наверх, мы за вами.

Она улыбнулась и обняла Рона, намекая, что ребята тут лишние.

Гарри мысленно зааплодировал. «Гениальный ход».

* * *

По лестнице поднимались в полном молчании, Гарри еще раз подивился тонкости плана – Малфой сам направился в нужную комнату. Он поплелся следом.

«Острые фиговины» оказались архитектурной особенностью помещения – небольшими выступами в виде пирамидок, расположенными по углам квадратов, из которых состоял потолок. Вдоль стен на специальных держателях развешаны штандарты, такие длинные, что становилось непонятно, как их можно нести в бою. Пол выложен из плит – вот и обещанные квадраты. «Пятый слева, второй от окна. Поехали. В случае чего – дверь рядом».

Убедившись, что Малфой с преувеличенным интересом разглядывает что-то в противоположном углу, Гарри тихонько пошевелил палочкой и произнес заклинание.

Потолок начал потрескивать…

Со стороны Малфоя – ноль реакции.

Гарри повторил свои действия.

Треск усилился.

Блондин упорно ничего не замечал.

От напряжения у Гарри взмокли ладони и затряслись пальцы.

Он снова произнес заветные слова и взмахнул палочкой.

* * *

Баммм! Уши заложило.

Звук, который раздался, был совсем не страшный – так ломается сухое печенье.

Гарри непонимающе смотрел, как Малфой с совершенно белым лицом вдруг оказался совсем рядом.

В следующий момент он уже находился в коридоре, стараясь удержать равновесие после сильного толчка, которым блондин выкинул его из комнаты.

Гарри выпрямился, таращась через плечо стоящего перед ним Малфоя на груду обломков в оседающей пыли.

Он перевел взгляд на Драко и замер.

У блондина на лице появилось какое-то очень открытое и уязвимое выражение.

Гарри неверяще моргнул.

Малфой попытался улыбнуться и упал на него.

* * *

От неожиданности Гарри еле успел подхватить юношу. «Обморок? Неудивительно».

Опускаясь на колени и стараясь поудобнее перехватить тяжелое тело, он увидел, как из комнаты напротив вылетел Рон. Следом выскочила Гермиона:

- Мерлин! Я же говорила… - девушка вдруг запнулась. Ее глаза стали огромными.

- Все в порядке, Герми. Кажется, он потерял сознание, - губы были как ватные.

Гарри почувствовал, что ладони у него слишком вспотели, попытался вытереть их о брюки и замер.

Поднес руку к глазам, все еще не веря.

Отказываясь верить.

* * *

Кровь была везде – на одежде, на руках, на полу…

Гермиона наложила соответствующее заклинание очень быстро, но слишком много драгоценной жидкости вылилось через кошмарную рану на спине – прощальный подарок разрушенной комнаты.

Врач из клиники Святого Мунго уверил друзей, что «жизнь мистера Малфоя вне опасности, даже шрама практически не останется».

Гарри переселился бы в палату, если бы не был уверен, что только навредит своим присутствием.

Поэтому он ограничился осадой врачей и медсестер.

На второй день его отослали, пригрозив запереть в психиатрическое отделение - пришлось вернуться в отель.

Гермиона была более удачлива. Ей разрешили навещать пациента, если тот захочет кого-либо видеть.

* * *

Через неделю Драко выписали.

Гермиона сказала, что шрам еще заметен, но со временем исчезнет совсем.

И еще, что Малфой передавал всем привет.

Гарри усмехнулся. Ему привычно хотелось умереть.

* * *

- Гарри, - Гермиона осторожно тронула юношу за плечо, - ты о чем задумался?

Гарри вздохнул.

- Эй, сколько раз я должна сообщить тебе, что ты не виноват в том, что я неправильно описала расположение комнат? – девушка безошибочно угадала причину его тяжкого вздоха.

- Миона, не нужно. Ты же знаешь, ты все сделала правильно, это я – идиот – перепутал лево и право. Да еще и не обратил внимания на явную нестыковку в описании.

- Послушай…

- Ладно, Герми, что уж теперь. Все живы, все хорошо. Смотри, Рон уже выкупался.

Девушка посмотрела на него с сомнением:

- Гарри, ты ничего не хочешь мне сказать? – Он пожал плечами. – Нет? Тогда я хочу с тобой поговорить. Потом. – Гермиона вскочила и быстро пошла навстречу Рону.

Солнце. Много-много солнца. Тоска.

* * *

В тот же день – день выписки Малфоя - Гермиона пришла к нему после обеда, сообщив, что Рон задремал.

- Тебе не кажется, что нам нужно поговорить?

- О чем? – Гарри было все равно.

- Скажи, ты считаешь меня другом? – проникновенно глядя в зеленые глаза, начала девушка.

- Миона, я прошу тебя…

- Скажи мне, Гарри…

- Стоп.

Гермиона замолчала.

- Все. Не нужно меня жалеть. Не нужно искать ко мне подходы. Герми, ты всегда понимала меня лучше, чем Рон, поэтому задавай свой вопрос, а если я не смогу на него ответить, то промолчу. Хорошо?

- Хорошо. Вопрос. – На Гарри нахлынуло стойкое ощущение дежавю. – Что у вас с Малфоем?

Наверное, он ждал чего-то подобного, потому что совсем не удивился.

- Ничего. – И это была правда. У них с Малфоем не могло быть ничего.

- Ладно, спрошу по другому. Ты в него влюблен?

Гарри устало прикрыл глаза:

- Нет.

- Позволь не поверить… - девушка явно собиралась вывалить на него все свои дедуктивные способности.

- Позволь не позволить, - Гарри это было не нужно, а спорить он не собирался:

- Я его люблю.

* * *

Гарри сидел на пирсе, лениво наблюдая за медузой, колыхавшейся в теплой прозрачной воде.

«Я похож на нее – мутный, квелый и плыву по течению». – «Ты не плывешь по течению, ты тупо стоишь на месте». – «И плевать». Разговор с самим собой не принес облегчения. Впрочем, как всегда.

Его не трогали ни высокое синее небо, ни ласковое море, ни горячий мелкий песок.

«Уехать? А зачем? И куда?» - наверное, во всем мире не найдется места, где бы ему захотелось быть.

Гарри уже прошел стадию, на которой ему хотелось разбить голову о стенку, хотя бы для того, чтобы вытряхнуть, наконец, из мыслей весь перламутр. Пусть даже таким экстремальным способом.

Теперь он тупо вставал, принимал душ, шел на завтрак, потом на пляж, потом на обед…

«Ненавижу».

Но это было только слово. Все сильные эмоции остались в том злосчастном дне, когда…

«Когда ты чуть не стал душегубом. Сначала тебе удалось ранить его душу, а потом – тело» - «Поменьше пафоса, геро-о-ой».

Интонации подозрительно напоминали Малфоевские.

Гарри оцепенело смотрел в воду. Медуза уплыла.

А может, ее унесло волной.

* * *

- Гарри! А я тебя ищу. – Рон, запыхавшись, присел рядом.

- Я здесь.

- Вижу. – Друг улыбнулся. – Как думаешь, Гермиона еще долго сердиться будет?

С тех пор, как Малфоя выписали, девушка уже второй день пропадала все в том же архиве. Одна.

Рон из вежливости пытался напроситься с ней, но та гордо отказалась, заявив, что еще не придумала, как отомстить за выходку с ванной. Впрочем, это не мешало им оставаться парочкой.

- Интересно, - в голосе рыжего прозвучало уныние, - что она придумает? Мне как-то неуютно…

- Успокойся, – вяло ответил Гарри. – Она же знает, что это я посоветовал.

- Ээээ… Понимаешь… - начал Рон.

Гарри безразлично ждал, что тот скажет, глядя на мелкую рябь, пробегающую по воде.

- Видишь ли, - не дождавшись реакции, продолжил тот, - я тут немного сымпровизировал

- И что?

- Мне показалось, что будет здорово сделать ей предложение, когда… ну ты понимаешь, - Рон замялся.

- Когда – что? – не понял Гарри.

- Когда она будет сидеть, то есть, лежать – в ванной.

- Рон!

- Знаю-знаю. – Рыжий покаянно вздохнул. – Это была идиотская затея. Но я подумал…

- Ладно уж. Что сделано – то сделано.

- О! – покаянное выражение мигом слетело с веснушчатой физиономии, - я знал, что ты не обидишься!

Гарри с минуту недоуменно смотрел на друга, потом до него дошло:

- Ты что, сказал ей, что это моя идея? Сделать предложение в ванной?

- Эээээ… Не совсем так. Я сказал ей, что шампанское в ванной – твое изобретение, а остальное она додумала сама.

- Ну, спасибо! А впрочем, какая разница?

Рон удивленно посмотрел на него.

- Она хоть предложение приняла? – Гарри попытался улыбнуться.

- Сказала что согласится, как только придумает, чем ответить.

- Поздравляю. – На этот раз улыбка удалась лучше.

- Гарри, ты настоящий друг! А я боялся тебе сказать – не знал, как ты на все это посмотришь.

- Надеюсь, страшная месть Гермионы не помешает мне присутствовать на свадьбе? – Гарри изо всех сил старался почувствовать воодушевление.

- Друг! Ты будешь почетным гостем!

«Какое счастье!» - определенно знакомая интонация.

* * *

На этот раз Гермиона вернулась до обеда, разыскала их на пляже и потащила в отель.

Почему-то она не стала, как обычно, длинно распространяться о прошлом, настоящем и будущем несчастного островка, а целеустремленно гнала их в номер, на все вопросы загадочно отвечая:

- У меня новости. Придем – все расскажу.

* * *

Пропустив ребят в свою комнату, Гермиона оценивающе посмотрела на Гарри и дала ему расческу со словами:

- Причешись. Ты совсем за собой не следишь.

Гарри привычно подчинился.

- Твоя палочка при тебе? – вдруг поинтересовалась она.

- Обычно – да, но… - Он замялся, ожидая лекции на тему «безопасность превыше всего», но девушка не стала его ругать.

- Ясно. На пляже она тебе не нужна. А теперь – новости. Гарри, тебе письмо, - она протянула ему плотный белый конверт. – Открывай быстрее.

Юноша недоуменно вертел пакет в руках. Что-то его смутно беспокоило.

- Ну же! – подтолкнула Гермиона.

Гарри надорвал бумагу и заглянул внутрь. Беспокойство нахлынуло с новой силой.

- Посмотри, что там.

Он потянул из конверта пергамент.

- И не говори, что я тебя не предупреждала! – в голосе девушки звучало ликование, но последнюю фразу он плохо расслышал – помешал рывок.

* * *

Вложенный в конверт пергамент, абсолютно пустой, кстати, оказался портключом.

«Как был идиотом – так и остался», - подумал Гарри, понимая, что беспокойство было вызвано очень знакомым ароматом. Который, кстати, прямо-таки пропитывал помещение, где он очутился. Мысли немедленно заволокло перламутром.

Так пахло в номере Малфоя.

«Освежитель он с собой возит, что ли?» - мелькнула нелепая мысль. Он осмотрелся. Помещение было небольшое и очень светлое. Всюду стояли цветы. Где-то – огромные букеты, где-то – растущие, прямо в горшках. Дверей в комнате не наблюдалось.

«Теперь я тут помру, и запаха никто не почувствует еще очень долго» - «О! Шутить начал. Чего это ты так духом воспрял?». Гарри сам удивился, почувствовав, себя очень живым и очень настоящим.

«Похоже, что все это как-то связано с Малфоем.» - ответил он сам себе.

И фыркнул.

Полная шизофрения.

* * *

Большую часть комнаты занимал бассейн, наполненный, видимо, чем-то необычным – жидкость была прозрачно-желтоватая и неспокойная от всплывающих пузырьков воздуха.

Гарри подошел и присел на корточки, всматриваясь, пытаясь определить, какая там глубина.

Он уловил странный, но приятный запах, и – даже не почувствовав толчка – обрушился вниз.

В панике оттолкнулся ногами от дна, и обнаружил, что странная, приятная на вкус жидкость, доходит ему едва-едва до груди. Глаза щипало. В попытке их протереть, Гарри понял, что очки еще на нем. Толку от них было мало, но фигуру, стоящую на бортике, он узнал бы, наверное, даже в многомиллионной толпе:

- Малфой! Что все это значит?! – от наплыва совершенно противоречивых чувств у него сорвался голос.

- По-оттер, - блондин стоял, широко расставив ноги и картинно сложив руки на груди, - тебе требуются объяснения?

- «Хорошо, что я не вижу лицо – судя по голосу, на нем «фирменная» ухмылка».

- Да уж, неплохо бы… - Гарри даже думать не хотел, как он выглядит со стороны. Мокрый, взъерошенный, с очками в руке и, наверняка, с очень глупой миной на лице.

- Ладно. Твои друзья в красках расписали мне, как ты страдал после моего отъезда. - Малфой сделал паузу и внимательно посмотрел на Гарри.

Тот потрясенно молчал.

- Гермиона была так любезна, что упомянула инцидент с ванной и шампанским. Я подумал, что это мелко и решил налить сразу бассейн… - блондин опять замолчал, ожидая, видимо, какого-то ответа.

У Гарри в голове мысль о том, что девушка все-таки отомстила ему, с грохотом врезалась в другую:

- Это… это… – Гарри машинально плеснул жидкостью себе в лицо. «Точно, шампанское…»

- Ну? – Малфой с интересом наблюдал за ним.

- Это… Я не верю! – Гарри действительно не мог заставить себя озвучить эту идею.

- Во что ты не веришь? – Паршивец явно собирался довести Народного Героя до инфаркта.

- Это означает… Я думаю…

- Ну же, Поттер, смелее!

- ТЫ ДЕЛАЕШЬ МНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ?!

- Ну уж нет! – блондин сделал эффектную паузу. – Малфои дважды не предлагаются. Или я уже это говорил…

- Тогда – что? – сердце билось где-то в горле.

- Но у тебя есть возможность сделать предложение мне…

Гарри попытался подумать, но мысли разбежались. Тогда он плюнул и выпалил:

- Малфой, я предлагаю тебе руку и сердце. – «Что я несу!»

- Ага… - блондин грациозно присел на корточки, - скажи-ка мне, Поттер… А Поттеры дважды предлагаются? – И, видимо, что-то углядев на его лице, быстро добавил:

- А трижды?

- МАЛФОЙ!

- Можешь начинать.

Гарри плохо видел его лицо, но точно знал, просто кожей ощущал, что тот улыбается:

- Иди сюда…

- Мммм… - блондин с громким плеском спрыгнул в бассейн и подошел к нему вплотную…

- Спина не беспокоит? – хриплым шепотом.

- Нет, а… - и задохнулся в крепких объятьях.

* * *

- Хочу сделать романтическое заявление, - прошептал Драко, когда, наконец, смог заговорить.

- Слушаю внимательно. – Гарри с трудом сфокусировал взгляд. «Все что угодно».

- Я. Всегда. Сверху.

«Ну, это мы еще посмотрим».

Последняя связная мысль утонула в перламутровом океане.



The end




Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni