Благими намерениями…
(From the Best of Intentions...)


АВТОР: Umbralin
ПЕРЕВОДЧИК: Apatia
БЕТА: Рене
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Благими намерениями вымощена дорога в ад.

ПРИМЕЧАНИЕ: Фик переведен на Фикатон для Тайры, которой очень хотелось роуманса, а ведь он бывает таким разным и, порой, приводит к действительно странным последствиям;).

ОТКАЗ: получено



Захлебнувшись ощущением абсолютного ужаса, Драко проснулся. Явный признак того, что он один. И даже не нужно вытягивать руку, чтобы почувствовать пустоту на правой половинке кровати; Гарри рядом нет. Прежде чем открыть глаза, нужно сделать два глубоких вдоха; грудь сдавила паника. Лунный свет тонкой ниточкой сочился сквозь тяжелые тучи, но даже этих смутных отблесков хватало, чтобы понять: кроме него в комнате никого не было.

Отбросив тревогу вместе с последними образами сна, Драко поднялся. У двери в гостиную он на мгновение замер. Что если Гарри там нет? Но он должен быть там. Пожалуйста, Гарри, пожалуйста. Я все, что угодно, сделаю. Только будь там. Собравшись с силами, он повернул ручку.

Гарри сидел на диване, подтянув колени к подбородку, и смотрел в открытое окно. Терзавшие Драко опасения и дурные предчувствия разжали свои челюсти, отпуская, и растворились в густых ночных тенях; его мир вновь замер в спокойствии. Гарри по-прежнему с ним.

Драко сел рядом, привлекая к себе сжавшуюся в комочек фигуру.

- Опять кошмар?

- Да. – Кивок; покоряясь объятию, расслабляются почти звеневшие от напряжения минутой ранее мышцы.

- Надо было тебе меня разбудить.

- Брось, это всего лишь сон. Какой смысл нам обоим не спать из-за него?

- Гарри. – Чтобы заглянуть в глаза, пришлось чуть отстраниться. - Я хочу, чтобы ты всегда будил меня, когда тебе снятся эти сны. Я хочу тебе помочь. И не хочу, чтобы из-за каких-то кошмаров ты ночами напролет сидел тут в одиночестве. Пообещай, что в следующий раз разбудишь меня.

- Но ведь это просто сны, – улыбнулся Гарри. – И они уже не беспокоят меня так, как раньше. Честно.

- Пообещай! – Драко знал, это прозвучало почти отчаянно, но тут уж ничего не поделаешь. Пробуждение в пустой комнате, мгновения отчаянного страха и понимания – какими бы краткими они ни были, - что Гарри ушел от него… Нет-нет, это слишком.

- Ладно, ладно, обещаю, - пробормотал Гарри, придвигаясь ближе и утыкаясь в изгиб шеи Драко. Покрытая мурашками кожа Гарри была ледяной. Сколько же он просидел у этого окна?

- Что тебе снилось на этот раз?

- Как обычно. Что Вольдеморт жив. Но и Дамблдор, и все Уизли, и Гермиона, и Сириус, и остальные были живы. Война продолжалась, а мы проигрывали. Меня почему-то не было с ними, и они умирали, один за другим, умирали, умирали. Все из-за меня, из-за того, что я бросил их.

- Но Гарри, - еще крепче прижав его к груди, Драко тихонько раскачивался, будто баюкая младенца, - ты ведь знаешь, что это не так. В том, что тогда случилось, нет твоей вины.

- Да, знаю. – Слова – бесцветные, как отзвук эха; Драко видел, на самом деле он все еще корил себя. – Но погибших так много.

- И было бы еще больше, если б не ты.

- Да, но…

- Никаких но! – Губы Драко успокаивающе коснулись его лба, и Гарри чуть слышно вздохнул.

- Иногда мне так хочется вспомнить.

- И ты вспомнишь. Когда будешь к этому готов.

Гарри покачал головой: не так все просто.

- Не то чтобы я хотел вспомнить, как убил Вольдеморта. То, что ты мне рассказывал - должно быть, это и впрямь было ужасно…

- Это и было ужасно, Гарри. Пожалуйста, не думай об этом.

- … но невозможность вспомнить хоть что-нибудь из того, что произошло, порой сводит меня с ума.

- Я рассказал тебе все, что мог, – щека Драко касалась макушки Гарри, и легкое дыхание едва заметно шевелило темные волосы. - Пожалуйста, не проси повторять все это снова. Только не сегодня.

- Не буду, – серьезно пообещал Гарри. - Но иногда, когда мой шрам болит, как прежде, я просто не могу заставить себя поверить, что Вольдеморта больше нет, что мы победили.

- И все же, война закончилась, а ты стал героем. Ты спас нас, Гарри.

- Тот еще герой, - хоть и не без нотки веселья в голосе, проворчал Гарри. - Вряд ли в нервных расстройствах есть что-то героическое.

- Есть, Гарри, поверь мне. Только очень сильный человек смог бы так быстро прийти в норму и вернуться к обычной жизни после всего, что тебе пришлось пережить.

- Только благодаря тебе. – Рука Гарри накрыла его щеку. - Без тебя я вряд ли был бы жив сейчас.

На пару мгновений Драко опускает веки, пытаясь скрыть, как сильно его тронули эти слова.

- Давай, надо вернуться в постель, - открыв, наконец, глаза, говорит он. – А то простынешь.

Гарри уснул, как только его голова коснулась подушки. Но Драко в эту ночь больше не сомкнул глаз. Он лежал почти неестественно неподвижно, вспотевшие ладони сомкнуты на спине спящего; воздух казался густым и горячим. Может, для Гарри это были просто сны, но для него они были кое-чем большим. Большим и в тысячи раз худшим.

* * *

- У нас остались грейпфруты? – спросил Гарри, когда Драко зашел на кухню.

Драко зевнул и устало опустился прямо на стол. Лишь когда небо начало сереть, он провалился в тяжелый беспокойный сон, но, не прошло и часа, как вновь открыл глаза – как и всегда просыпаясь, Гарри заворочался. Поцеловав Драко в щеку, он промурлыкал что-то вроде: «Спи дальше» и вышел из комнаты. Но – и Драко это уже давно понял – он не сможет заснуть, если Гарри уже встал. Он вообще теперь не может спать один.

И вот он здесь - безусловно, слишком рано, чтобы вылезать из постели – пытается разгадать тайну пропавших грейпфрутов.

- Не знаю, - наконец ответил он. – Наверно, мы съели последние еще вчера.

- Мм, наверно, - согласился Гарри. Порывшись в вазе с фруктами, он остановил свой выбор на яблоке. – Хочешь? – спросил он, протягивая еще одно Драко. Тот покачал головой.

- А за холодильником ты смотрел? Иногда фрукты вываливаются из вазы и закатываются за холодильник. Так что там могут быть и грейпфруты.

Гарри засмеялся и присел рядом с Драко.

- Могут. Но я что-то боюсь туда заглядывать.

- Почему?

- Знаешь, я не удивлюсь, если они лежат там с прошлого месяца. Или с прошлого года.

Драко недоуменно приподнял бровь.

- И ты предпочтешь оставить их там, вместо того, чтобы выбросить?

- Пока они не воняют, они мне не мешают.

Они оба расхохотались; смех прогнал усталость от бессонной ночи, заставил сердце биться быстрее. До того, как они с Гарри начали жить вместе, Драко никогда не думал, что любовь может быть такой, что ранние совместные завтраки и разговоры о гипотетических грейпфрутах за холодильником – это так важно. Умиротворенность и безмятежность; хочется запрыгнуть на стол и закричать – выпустить восторг наружу.

- Кстати, хлеб тоже почти закончился, - сказал Гарри, отсмеявшись. – А еще сахар и молоко.

Драко деланно вздохнул.

- Значит, пора отправляться за покупками. Что ж, займусь этим после обеда.

Гарри опустил глаза, пальцы нервно теребили краешек скатерти. Собравшись, он сделал глубокий вдох.

- А может… может, в этот раз я пойду с тобой?..

- Уверен? – Драко постарался спросить это как можно более небрежно.

Гарри бросил на него быстрый взгляд - умоляющий, с отчаянием на донышке.

- Слушай, нам всего по двадцать два года, мы не можем вечно игнорировать окружающий мир, как парочка старых свихнувшихся волшебников, которым кажется, что они в этой жизни уже видели достаточно.

- Уверен? – повторил свой вопрос Драко, все еще надеясь превратить разговор в шутку.

- Я хочу поправиться, - так тихо, будто и не слышно вовсе. - И не хочу быть обузой.

- Никакая ты не обуза! – возмутился Драко.

- Нет? Но, думаю, для тебя все это не так уж весело. Тебе ведь приходится безвылазно торчать здесь, отрезанным от остального мира, чтобы заботиться о своем психически нездоровом любовнике.

- Гарри. Не говори так. Ты знаешь, я сам это выбрал. И не было ни единого раза, когда я пожалел об этом. Я лучше проведу всю свою жизнь наедине с тобой, чем где угодно еще с кем-то другим.

Гарри улыбнулся. Только он умел выглядеть при этом одновременно ранимо и соблазнительно – так, что Драко хотелось немедленно потащить его в спальню и не выпускать оттуда до вечера.

* * *

- Apparate! – тихо произнесла Гермиона. Один взмах палочки – и ее кабинет сменил изрядно заросший сонный сад. В давно нестриженных ветвях изгороди запутался мутный солнечный свет; пахло полуденной ленью и жасмином. За деревьями Гермиона разглядела маленький домик. Покачав головой, она убрала палочку в карман. Что если это не тот дом?

А что если тот?

Гермиона двинулась было к дому, но тут заметила человека, склонившегося над смахивающим на грядку клочком земли. Она остановилась, не сводя изумленного взгляда с его фигуры. Хоть она и не видела лица, каждое движение, и чуть сутулая осанка, и волосы, торчащие во все стороны, как трава в лесу – все это казалось до боли знакомым.

- Гарри…

Услышав голос, он обернулся, и, не успела она осознать, что это действительно был Гарри, как его лицо превратилось маску ужаса, и шока, и чего-то еще, что она непременно назвала бы безумием, будь на его месте кто-то другой. На мгновение ей почудилась исходящая от него угроза, а затем он весь будто обмяк; мышцы лица расслабились, выражая лишь замешательство и смущение.

- Гермиона?

- Ох, Гарри! – Она подбежала к нему и, чуть не сбив с ног, крепко обняла. Но он, похоже, не обратил на это внимания. Его руки сомкнулись на ее спине - нерешительно, как если бы он все еще не был уверен в реальности происходящего.

- Пожалуйста, скажи, что ты настоящая, - прошептал он. – Скажи, что у меня не галлюцинации.

Она почти услышала непроизнесенное «опять».

- Ну конечно, я настоящая, - она попыталась рассмеяться, но веселье застряло где-то в горле. – Гарри, что случилось?

- Ничего, – зачарованно выдохнул он. Подушечки пальцев недоверчиво скользили по ее лицу, волосам, одежде. - Ты жива!

- Естественно, жива! Что за вопрос?

- Но ведь ты погибла, – потерянно пробормотал он. – Я помню… ну, на самом деле я не помню – у меня было нервное расстройство, и теперь все произошедшее вспоминается так смутно… может быть… как же тебе удалось спастись?

- Спастись? Гарри… - Определенно, что-то не так. Нервное расстройство? – Почему ты думал, что я умерла?

Гарри прикрыл глаза, словно пытаясь отгородиться от старой боли.

- Вольдеморт… он убил тебя. Незадолго до того… как сам умер.

Гермиона пристально посмотрела на него. Вольдеморт убил ее? Вольдеморт умер?

- Прости меня, - всхлипнул Гарри. – Я опоздал, прости меня. Я знаю, это моя вина, я не смог. – Накрыв ладонью ее щеку, он внимательно посмотрел ей в глаза. - Но ты жива! Значит и остальные, возможно?..

- Гарри, Вольдеморт не умер. И никто… то есть, лишь некоторые… но я не понимаю…

Громкий звук захлопываемой двери не дал ей договорить. Вздрогнув от неожиданности, она обернулась. Кто-то быстрыми шагами приближался к ним. Он выглядел как… нет, не может быть… это же Малфой! Что он здесь делает?

Она много лет не видела Малфоя. Еще в начале войны он оставил Упивающихся и присоединился к лагерю Дамблдора. А потом он просто исчез… и ведь в то же время пропал Гарри! Как она раньше не заметила это совпадение? Но с чего Гарри и Малфой будут прятаться вместе? Ерунда какая-то.

Увидев Малфоя, Гарри отстранился от Гермионы и, к ее удивлению, подошел к нему – и обнял. Друзья? Мысль показалась столь неприятной, что заставила ее поморщиться. Но нет, поняла она, это не дружеские объятия. Больше похоже на… Ох, черт.

- Смотри, Драко, - прошелестел Гарри в шею Малфоя, - это Гермиона. Она жива.

И Малфой смотрел. Его взгляд, холодный и враждебный, буравил ее, пронзая насквозь. Она сделала шаг назад.

- Да, похоже на то, - прошипел Малфой. Развернувшись лицом к Гарри, он достал палочку и прошептал что-то ему на ухо. Гарри беззвучно осел вниз, повиснув на руках Малфоя.

- Ты что с ним сделал? – вскрикнула Гермиона.

Но Малфой, похоже, не слышал ее. Уткнувшись носом в затылок Гарри, он гладил его по волосам, будто стараясь успокоить.

- Ты что сделал, ты, ублюдок?! Клянусь, если ты причинишь ему боль…

- Не стой столбом, - внезапно сказал Малфой. – Помоги мне занести его в дом.

- Зачем? – оторопело.

- Затем, что он тяжелый и одному мне не справиться, а оставлять его здесь я не собираюсь. – Он взглянул на нее, приподняв бровь, и добавил: - Похоже, скоро пойдет дождь.

- Что с ним? – подозрительно спросила она. Но ближе все-таки подошла.

- Ох, расслабься, Грейнджер, – раздраженно отмахнулся Малфой. – Обычное заклятье сна. А теперь, может, поможешь мне, или собираешься и дальше демонстрировать собственную бесполезность?

Неохотно, она помогла ему занести Гарри в дом. Неохотно – потому что пришлось приблизиться к Малфою, а это, в данный момент, было последнее, чего ей хотелось. Что-то в нем настораживало.

Они положили Гарри на большой диван в гостиной. Малфой оставил палочку на кофейном столике и сел рядом. Ласково приподняв Гарри за плечи, он устроил его голову у себя на коленях. Гарри шумно втянул носом воздух и прильнул ближе - будто колени Малфоя были его любимой подушкой.

Это было отвратительно. Как Малфой смеет так вести себя с Гарри? Как со своей вещью. Это пугало, это было… неправильно.

Должно быть, ее мысли отражались на лице – не сводя с нее пристального вызывающего взгляда, Малфой принялся перебирать темные волос. Гермионе захотелось ударить его, закричать, сделать хоть что-нибудь, чтобы заставить его прекратить трогать Гарри. Но было в этом жесте что-то такое – ласковое и в то же время рассеянное. Как если бы Малфой настолько привык к нему, что порой сам не замечал, что делает.

- Так. Ну, присаживайся, - кивнул он в сторону кресла.

Она села, собираясь с мыслями; повисла тишина. Совершенно не скрывая злости, Малфой сверлил ее глазами. Не стоит и надеяться, что он облегчит ей задачу. В чем бы она ни состояла.

- Что с Гарри? – спросила она, когда тишина стала невыносимой. Определенно, с ним что-то случилось, что-то страшное, иначе он никогда не оказался бы здесь… да еще с Малфоем.

- Ничего. – Внимание Малфоя вновь переключилось на Гарри, большой палец очертил линию скулы и остановился у виска; Гермиону поразило, как мгновенно преобразилось выражение его лица. Нежность, теплота, забота. Нет, о любви она сейчас думать не будет.

- Ничего? Он мне сказал, что у него нервное расстройство. Он думает, что Вольдеморт мертв. Он думал, что и я мертва! И после этого ты мне говоришь, что с ним ничего не случилось?!

- Он верит в то, что для него лучше, – сузив глаза, ответил Малфой, как и прежде всем своим видом излучая почти осязаемую угрозу.

- Что?

Малфой снова посмотрел на Гарри, а когда заговорил, его голос был спокойным и тихим, будто он не хотел будить спящего:

- Это одна из разновидностей заклятия Забвения. Оно не стирает старые воспоминания, а лишь изменяет их. Можно кого угодно заставить верить во что угодно – до тех пор, пока обеспечиваешь стимул этой веры.

Гермиона поперхнулась негодованием, но, захваченная этой жуткой историей, все же продолжала слушать. А Малфой не обращал на нее внимания - он все говорил и говорил, и ей начало казаться, что она слушает какую-то чудовищную исповедь.

- С Гарри было трудно работать. У него наблюдательный и пытливый ум. Он всегда хочет знать правду и до конца предан своим друзьям. Но еще он неуверен в себе: видит слабость там, где, на самом деле, никакой слабости нет. Поэтому он легко поверил, что, став свидетелем смерти своих друзей, сошел с ума. А его чувства ко мне стали для него достаточной причиной, чтобы не пытаться воскресить прошлое.

- Ты… ты… - Тысячи слов возмущенно роились у нее в голове, но ни одно не было даже в половину столь ужасным, как этот Малфой. – Ты псих! Извращенец! Не надейся, что все это сойдет тебе с рук.

- Нет? – Задумчиво наклонив голову набок, он посмотрел на нее. - И что ты будешь делать?

Ярость кипела, выступала на коже блестящими капельками и испарялась, делая воздух мутным и солоноватым. Выпрямив спину, Гермиона подалась вперед.

- В первую очередь, я заберу Гарри отсюда – подальше от тебя. А потом…

- Да, а что же потом, Грейнджер?

- А потом, - продолжала она, не обратив внимания на его реплику, - я сообщу о тебе в Министерство - то, что ты сделал незаконно, аморально и отвратительно. Ты свое получишь, уж я прослежу.

Малфой равнодушно пожал плечами.

- Ладно, забудь обо мне. А что с Гарри?

- А что с ним? – Она понятия не имела к чему ведет Малфой, но, в конце концов, он больной, ненормальный ублюдок - вряд ли его вообще можно понять.

- Вы ведь сделаете то же, что делал с ним с самого детства этот старый манипулятор, Дамблдор – отправите его на поле боя, а? Или на этот раз он будет приманкой? Или, может, щитом? А когда Вольдеморт убьет его, вы похлопаете друг друга по спине, и скажете, что это невосполнимая утрата, но в конечном итоге оно того стоило, ведь он послужил Добру?

- Конечно, нет! – Эта внезапная вспышка чистой злости задела ее неожиданно сильно; каждое слово казалось комком грязи, брошенным ей в лицо. Она не сразу смогла подобрать ответ. – Он сделает свой выбор сам. Мы - не ты. Мы не станем манипулировать им.

- Скажи-ка, Грейнджер, а ждать, пока чувство вины не заставит его добровольно прийти и сложить голову на алтаре вашего великого Правого Дела - это нынче называется «не манипулировать»? – Все это время он держал руку Гарри в своих ладонях, а сейчас поднес ее к губам и поцеловал каждый палец. Гарри тихо вздохнул во сне. - По крайней мере, со мной он в безопасности. Со мной его не убьют.

Все, хватит играть в вежливость. Наслушалась. Гермиона потянулась в карман за палочкой. Свою Малфой оставил на кофейном столике – там она и была до сих пор. Голова Гарри - все еще на его коленях; ему не успеть добраться до палочки раньше, чем Гермиона произнесет Оглушающее заклятие. Хотя он и не пытается.

В кармане было пусто. Она проверила второй. Тот же результат.

- Не это потеряла? – невесело улыбаясь, он вертел в руках ее палочку.

Как…? Наверное, он стащил ее, когда Гермиона помогла занести Гарри в дом.

- Ты, чертов полоумный вор, - прорычала она, - только пальцем меня тронь, и, обещаю, ты об этом пожалеешь!

- Что ты, у меня и в мыслях не было причинять тебе вред. - Он подложил Гарри под голову подушку и поднялся с дивана. Спустя секунду Малфой уже вновь смотрел на нее; восторженная нежность сменилась прежней агрессий. Он взял со столика свою палочку и, схватив Гермиону за подбородок, заглянул в глаза. - Как думаешь, Грейнджер, много ли ты запомнишь из нашей сегодняшней встречи?

- Нет, подожди… - Она попыталась вырваться из цепких пальцев.

- О, не волнуйся. Больно не будет. Я даже могу внушить тебе парочку приятных воспоминаний. Что скажешь? Есть пожелания?

- Надеюсь, ты понимаешь, что рано или поздно он сбросит с себя это жалкое заклятье! И вот тогда он возненавидит тебя, тогда ты заплатишь сполна.

- Нет пожеланий? Кто бы мог подумать. Но будь по-твоему. Уверен, твое воображение само додумает что-нибудь миленькое. И еще… ты уж прости, что все так получилось, но мне совсем не хочется устраивать тут с тобой магическую дуэль. Imperio!

Ее сознание очистилось. Стало так хорошо. Кажется, когда-то она волновалась и даже злилась, но сейчас все это исчезло. Абсолютное спокойствие.

- Вот. Держи, - сказал кто-то. Протягиваемый предмет оказался ее палочкой, и она с радостью взяла ее. С радостью подчинилась голосу. Кто-то – был ли это тот же голос? – говорил разные вещи. Обычно так накладывают заклятия, но сейчас ее это не интересовало, ведь в словах не было приказа. Она парила, и густой, светящийся розовым туман клубился там, где раньше было ее сознание.

- Все, а теперь убирайся отсюда, - приказал голос, и она обернулась, ища глазами дверь. - Нет, нет, - остановил ее голос. - Дизаппарируй. Возвращайся туда, откуда пришла.

Она взмахнула палочкой.

- Apparate!

* * *

Когда Гермиона появилась в своем кабинете, Рон уже ждал ее. Он стоял у стола и рассеянно листал записи, которые она сделала прежде, чем уйти.

- Опять искала Гарри? – спросил он.

Она кивнула.

- Похоже, и в этот раз тебе не повезло.

- Не повезло… - она покачала головой. Почему все кажется таким неясным? – Те, кого я нашла, были слишком старыми. В этом доме сейчас живет пожилая пара. – Она старалась не обращать внимания на странное ощущение неправильности, которое, к тому же, становилось все слабее, пока не исчезло совсем, вернув прежнюю ясность мысли. - Они оказались такими милыми. Старик уже почти оглох, и, чтобы достучаться до него, жене приходилось орать ему прямо в ухо. Он кричал ей в ответ, а она все шутила, что когда-нибудь оглохнет, как он. - Ну да, так все и было. Сейчас она отчетливо помнит этих милых стариков и то тепло и любовь, которые ощутила в их доме. - Они предложили мне чаю и не отпускали, пока не показали мне фотографии всех своих внуков.

- Что ж, я рад, что ты хорошо провела время, - сказал Рон без особой радости в голосе.

На дно желудка опустился холодный ком дурного предчувствия.

- Что случилось?

- Плохие новости, Гермиона. Вольдеморт захватил Хогсмид.

* * *

Гарри проснулся через несколько часов, после того, как ушла Гермиона. Когда он открыл глаза, Драко поцеловал его – легко, едва касаясь губами. Гарри сонно улыбнулся, и тут же, как ошпаренный, вскочил с дивана.

- Драко… я… Что произошло?

- Ш-ш… - Драко крепко обнял его, поглаживая по спине – Гарри всегда это успокаивало. – У тебя был обморок, вот и все.

- Обморок? – Закрыв глаза, он прижал пальцы к вискам. - Я видел сон… наверное, это был сон. Там была Гермиона. Она сказала, что Вольдеморт все еще жив.

- Но это просто сон, Гарри, - прошептал Драко, обнимая его сильнее. Вздохнув, Гарри опустил голову ему на плечо.

- Но все казалось таким настоящим.

- Это был сон, и он уже закончился. Сны не могут причинить тебе вреда, а если бы и могли, я всегда буду рядом, чтобы защитить тебя. – Драко знал, что несет какую-то бессмысленную ерунду, но не мог остановиться. Заклятье подействовало не до конца. Гарри вообще не должен был вспомнить, что Гермиона была здесь. Драко прижал его сильнее к груди. Нет, он не отпустит Гарри. Никогда. Что бы там не говорила Грейнджер, Гарри ничего не вспомнит и никогда не возненавидит Драко. Этого не будет. А даже если и так, Драко все равно не отпустит Гарри, не даст ему умереть в чужой войне. Он еще крепче сжал объятья.

- Ты меня задушишь, - засмеялся Гарри.

- Я просто хочу, чтобы ты был в безопасности, - вырвалось у Драко; Гарри, конечно же, не поймет, о чем он. – Я никому не позволю причинить тебе боль. Ты просто оставайся здесь, со мной, и все будет в порядке. Не покидай меня.

- Ну что ты, - ласково улыбнулся Гарри. – Как я могу оставить тебя? Да и куда мне идти?

- Я так… так люблю тебя. - Драко притворился, что не заметил проскользнувшую в голосе Гарри грусть. Поцелуй.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni