Мир правильных чисел, правильных фигур

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Драко, как и всякий Малфой, живет в правильном мире. Но наступает время, когда мир становится неправильным.

ЖАНР – текстуально-математический эксперимент

Посвящается Сон и Laterne – людям, сделавшим для меня так много, что этого не выразить словами. Вы заставили меня поверить в себя.


ОТКАЗ: все, как всегда, принадлежит Ролинг





Сколько ни помнил себя Драко, его жизнь всегда была прямой. Прямой, ровной дорогой, ведущей от рождения через женитьбу и рождение наследника прямиком к смерти. От эллипсоидной купальни, где он лежал в день появления на свет, к овальному саркофагу, похожему на футляр от струнного инструмента, в их белом склепе.
Этот путь проходили все Малфои, иногда прямая становилась кривой, но и в этом случае не утрачивала правильности, вздымаясь и опадая гребнями синусоиды. За падением всегда следовал взлет, потому что запомни это, Драко, Малфои всегда выбираются из неприятностей с минимальными потерями это было одним из неписанных правил их семейного кодекса.
Краеугольного камня жизни любого Малфоя. Прямоугольного камня.

Числа тоже имели значение.
Один.
Наследник должен быть в роде, чтобы не делить семейное состояние и титул. Малфой – всегда Лорд, это даже не обсуждалось. У Хлодезанта Малфоя и его жены Берики было 12 детей, из них 11 девочек. Долгожданный Цезариус появился на свет двенадцатым, но если бы двенадцатой оказалась Цезария, они бы, как думал Драко, продолжали еще.

Два.
Пути были перед Малфоем – идти в Министерство и в Темную магию. Эти векторы не были ни параллельны, ни противоположны: скорее, перпендикулярны. Особо прытким даже удавалось вывести диагональ – отец Драко успешно работал и на глуповатого Фаджа, и на излишне высокомерного Темного Лорда, не допускавшего и тени сомнения в том, что кто-то из его соратников может не попадать в дисперсию его интересов.

Три.
Школы мог выбрать Драко: Хогвартс, Дурмштранг и Бобатон. За Дурмштранг говорило хорошее общество дети великих магов, сын, там элита чистокровной Европы, в Бобатоне давали отличное воспитание и там у нас много родственников, но Драко выбрал Хогвартс.
Здесь давали фундаментальную базу всему, что надо, я научу тебя сам, а может, ему просто не хотелось уезжать из Англии. Это и стало фатальной ошибкой – вроде деления числа на ноль.

Круг разомкнулся внезапно, и Драко вылетел из середины, получив увесистого пинка. Отца арестовали, и в дни, когда Драко думал, что станет Лордом Малфоем на 35 лет раньше положенного срока, окружающий мир показался ему пугающе неуютным. Колея исчезла, занесенная песком, и пятнадцатилетний подросток стоял посреди равнины - голой, одинаковой во всех направлениях.
Можно было идти на север, на запад или на юг.

Север.
Лорд Волдеморт, суровый и грозный; как арктическое сияние, светящий лишь для себя. Полярная ночь и вечный холод, ледяная верность и айсберг измены, затаившийся в глубине.
Полярный Круг.

Юг.
Опаляющее солнце Светлых, голубые, как небо, глаза Дамблдора, хлопанье по плечу мы поможем тебе, гибкость дружественных объятий, сладкие плоды, свисающие с веток – райские яблоки.
Южный Крест.

Был еще Запад, да, запад с его отстраненностью, его я не крайность, я золотая середина равнодушием, равноправием сторон. Все стороны света равны, на какой бок фигуру ни переверни.
Умный стоит в стороне, ожидая стабильности, и когда куб прекратит вращение, встает на верхнюю грань.
Девочка на шаре. Мальчик на кубе.
Черный Квадрат.

Наибольшей устойчивостью обладает тело, опирающееся на три точки. Драко нашел четвертую, и это стало его второй роковой ошибкой.
Плоскость, которую можно было провести через Север-Запад-Юг, не включала в себя Восток.
Восток со своей загадочностью и погруженностью в себя стоял и медитировал в стороне, задумчиво всматриваясь во что-то внутри блистающими зелеными глазами. Золотистые искры иголочками вспыхивали в них, прокалывая сердце.
Иглоукалывание шло неправильно – через кончики пальцев, находя единственно верные точки, пускало по нервам яд, доходящий до мозговых клеток.
Кривые то были, изогнутые иглы.

В черно-белый, серый местами мир ворвался брызжущий зеленый, элегантное и строгое, расчерченное кругами и квадратами, внутреннее пространство распалось на части, и Драко бился часами, пытаясь найти квадратуру круга.
Восток вздыхал, потрясая пестрыми накидками, завораживая извилистыми узорами, порожденьями прихотливой фантазии, он рвал к дементорам упорядоченную жизнь Гарри-Гарри-Гарри, игриво сминал правильные шестиугольные соты малфоевской души.
Структура деформировалась.

Любовь не вписывалась в равнобедренный треугольник «Отец-Драко-Любовь», у нее был очень острый угол – на нем Драко сидел, словно муха на булавке у энтомолога ялюблютебяГарри, угол чуть менее острый – чувство вины перед отцом о, папа, папа, я не хоте-л-л, и угол тупой – таким Драко чувствовал себя в последнее время.

Любовный треугольник – это когда тебя берут и насаживают на острие, взрезая диафрагму, и упавший сверху перпендикуляр отсекает менее значимую сторону. Не перевесившую. Слишком короткую. Отмерено, взвешено, отрезано.
Неправильная фигура, совсем неправильная.

Шестнадцать.
Годы совершеннолетия.
Время определения. В этот день Драко должен был дать Клятву Темному Лорду. И в руку ему впечаталась бы Черная Метка – череп, змея, круг. Круг правильный, замкнутый, заколдованный, как весь наш род потомственные Темные маги в -дцатом поколении вся его жизнь – от рождения до смерти. Генеалогическое древо ветвилось, на каждой ветке висели портреты в овальных рамках, мужчины и женщины с белыми волосами кивали надменно, подтверждая.

Дамблдор глядел печально, готовясь возложить свой деревянный крест, печаль всего человечества, на юные плечи. «Мы должны» плавно превращалось во «все должны», крест ширился и рос, пока не покрывал тенью всю Землю, впиваясь в нее четырьмя загнутыми лапками. Такая паучья свадьба. Но невеста всегда съедает жениха после слияния. Закон природы.

Белое. Черное. Контрастность и монохромность.
Черно-белые клетки роились, пересекаясь в диагоналях, фигурки из слоновой кости враждебно взирали друг на друга, отличаясь на деле лишь шапочками-нашлепками на голове: шестнадцать белых против шестнадцати черных сверху.
Нет, восемь против восьми – пешки, тупое пушечное мясо, друг к другу претензий не имели. Одинаково изящные, точеные, безликие, они безразлично сходили с доски, оставляя фигуры в точечных прицелах яростных взглядов.
Непримиримые враги - белый король Альбус Дамблдор против черного властелина Лорда Волдеморта. И ферзь белых – Гарри в незапятнанных одеждах, чистый, высокомерно-непорочный и безгрешный, весь такой правильный, против сильнейшей фигуры Упивающихся – Лорда Малфоя.

Когда отец играл с Драко, тот обычно выигрывал две партии из трех. Черный король отца сердито складывал руки на груди и поворачивался к хозяину спиной, кони рыли доску копытом, а офицеры, пряча глаза, обреченно вытаскивали парадные шпаги, сдаваясь в плен.
Король Драко ехидно улыбался и потрясал сухоньким кулачком, показывая отступающим черным войскам безнаказанную дулю: он знал, что выигрывает сражение не потому, что юный мастер такой умный его главнокомандующий превосходит противника тактически и стратегически, а потому, что противник позволяет ему выигрывать. Все фигуры знали это, Драко тоже знал, не был он так глуп, чтобы не понимать.
В этой партии он мог только проиграть.
Офицер у черных или конь рабочая лошадка, так у белых – ему предстояло потерять или Гарри, или отца.

Сердце его принадлежало двоим. И как можно было его поделить?
Жить с половиной сердца?
0,5 – неправильное число. Потому что не целое.

Кольцо абсолютного нуля разорвалось, разбросанными ошметками указывая в разные стороны. И жизнь его стала дорогой с векторами, расходящимися в бесконечность…

ERROR!
Error/
/end.


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni