Второе пришествие
(The second coming)


АВТОР: Ishafel
ПЕРЕВОДЧИК: Galadriel
БЕТА: Alastriona
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: И у Северуса, и у Питера есть свои тайны

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: полностью оригинал и перевод стихотворения Йетса «Второе пришествие» можно найти здесь.
За ссылку на фик спасибо Murbell’е.


ОТКАЗ: все права на персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг и тому, кому принадлежат.



И в нерешительности лучшие из нас
Томятся. Худшие страстям
Губительным дают собою править.

У. Б. Йетс


Он отстраняется, когда серебряная рука прикасается к нему; он не хочет видеть блеск металлических пальцев, этой пародии на руку, на белизне своей кожи. Это не тщеславие: собственное тело отнюдь не вызывает у него таких чувств. Но все же он не может представить себе ничего хуже, чем это… эта вещь, прикрепленная к живой плоти. Ловкие как настоящие пальцы холодят, пытаясь возбудить его. И хотя Северус знает, что вскоре не сможет сдерживаться, собственная слабость для него невыносима.

Питер был слабейшим из них; он один так и остался девственником; один стал предателем.

Сейчас, когда один неправильный шаг может обернуться вечным проклятием, он ведет себя как дурак – они оба так поступают – но для Северуса невыносимо и это сочувствие к Питеру. Хотя его движениям недоставало грации, у него были прекрасные руки… когда-то. Мысль о них, изящных, как тело женщины, легких, как перо поэта, заставляет его возбудиться.

Он никогда не мечтал ни о ком из них. Ни о спокойном Ремусе, ни о безудержном Сириусе, ни о Джеймсе, который носил свое совершенство как плащ. И меньше всего – о Питере, о вялом бесполезном Питере, всегда скрывающемся за спинами своих знаменитых друзей и иногда становящемся объектом их насмешек – если, конечно, у них не было другой мишени. С появления первых слухов о невиновности Блэка никто не сомневался, что преступником был Питер. Толстый и неуклюжий Питер Петтигрю гораздо больше походил на предателя, чем красивый и аристократичный Сириус Блэк.

Вопреки воле разума, Северус уже почти полностью возбужден. Он лежит на спине, его руки связаны так крепко, что он почти чувствует, как наливаются синяки от пут. Он думает не о Боге и не о стране, а о шестнадцатилетнем Питере Петтигрю. Потому что, несмотря на то, что Питер делает с ним сейчас, именно за всех Питеров он боролся. Ради таких, как он. Детей, которые не принадлежат ни к магическому миру, ни к какому-то другому миру, которые всю жизнь пытались к нему приобщиться, в конце предают своих защитников.

Его эрекция ослабевает. Питер разочарованно хнычет, потом перекатывает его и пытается проникнуть внутрь. Только боль говорит о том, что мир еще существует. Вольдеморт бросает: «Он твой», и, возможно, это успокаивает Питера. Возможно, он думает, что это лучший выбор. Внутрь вошла только головка, но она кажется огромной, как кулак – какой бы любрикант Питер ни использовал. Теперь исчезло все притворство, что это может быть любовью – только насилие. Изнасилование. Наконец, Питер сделал то, что все они хотели сделать. Питер, самый маленький и слабый из них. Это лучшая демонстрация силы.

В двадцать лет он стал самым молодым профессором в Хогвартсе, и они никогда этого ему не простили. Джеймс, Питер, Сириус и Ремус – все вы были неудачниками: Джеймс умер, и впустую пропали его блестящие таланты; Питер стал предателем; Сириус провел большую часть своей взрослой жизни за решеткой; Ремус так никогда и не сможет справиться со своим недугом. Они наделили его своей жестокостью в той же мере, как и Вольдеморт в бесконечной гордыне.

Он ненавидел их всю жизнь. Северус прекрасно знает, что предопределения нет, что даже наигранная ирония здесь была бы подозрительной. Но если бы судьба была заранее известна, все должно было бы выйти именно так. Ненависть и небрежность заставили его совершить всего одну ошибку, и теперь ему не сойти с этого пути. Питеру, впрочем, тоже. Но когда тебе двадцать один и ты на пике своей силы, легко быть небрежным; легко верить в свое бессмертие.

Несомненно, даже его товарищи по Ордену уверены, что он, прежде всего, Жрец Смерти, а уже потом шпион. Несомненно, они состряпали трогательную историю, в которой он ползает на коленях перед Дамблдором, умоляя о прощении. Ни одни из них не поверил, что Северус делал это добровольно… добровольно – все эти годы. Он всегда был на их стороне, хотя не получал от этого почти ничего. Хоть раз Питер мог бы ему поверить. Уж Питер то знает, что значит было недооцененным, незамеченным.

Темная метка на его руке вспыхивает болью: Вольдеморт зовет. Они с Питером оба вскрикивают.

Северус вспомнил, как кричал Питер, когда они взяли его в плен. Он вспомнил, как его пытали, думая, что это ничего не значит, что Питер ничего не значит. Он надеялся доказать свою лояльность Вольдеморту, а взамен выдал тайну, которую хранил Питер. Питер знал, что он шпион – разумеется, это знали все, кроме самого Вольдеморта. Питер умолял о смерти. Трудно сказать, кого больше удивила хранимая им тайна.

А потом, когда все уже знали, что Джеймс, его жена и ребенок мертвы – какими пустыми, наполненными горем глазами смотрел на него Питер. Питер знал.

Питер не спешит заканчивать, несмотря на призыв хозяина. Для него это не важно. Каждая минута, которую он проводит, погружаясь в тело Северуса, – это минута жизни. Сейчас он позволил Питеру жить – но не из жалости, а из гнева. Хотя Питер не ответит тем же.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni