Прощай, оазис

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: action, pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: война закончилась. Но УпСы ушли в партизаны. Гарри Поттер с аврорами занимается зачисткой территории.



ОТКАЗ: все принадлежит Дж.К. Ролинг



Гарри выделил курсором раскрашенный квадрат и щелкнул кнопкой. Желтая область моментально окрасилась в серый цвет. Неактивна.

- Облетим сегодня еще два сектора и возвращаемся на базу, - обратился он к жующему бутерброд Невиллу.

- Угу, - согласился тот, не отрывая глаз от омнинокля.

- Бери управление, - Поттер ткнул партнера в бок. – Полная фигня. Летаем уже неделю и ничего, кроме колючек и змейссов. Такое впечатление, что нас направили в этот район специально.

- Ага, - отозвался партнер, перебираясь на место водителя и отдавая омнинокль Поттеру.

Гарри небрежно прокрутил колесико назад, исполняя нудную формальность приемки-сдачи поста:

- Достало. Достало все. Меня тошнит от этой пустыни: магии нет, зелени нет, одни камни и ветер. Ве-тер! Вот уж никогда не думал, что возненавижу ветер. Раньше он ассоциировался у меня с вольным небом и квиддичем.

- Погоди, то ли еще будет, когда начнется хамсин* [Прим.: хамсин – горячие и сухие ветры пустыни, дующие 50 дней (апрель-май) и приносящие тяжелые пыльные тучи. Воздух становится сухим, солнечный свет тускнеет и едва пробивается сквозь мглу. Пыль проникает всюду].

- И чем только думает наше начальство, - хмыкнул Гарри, без особого интереса отслеживая быстро прокручивающиеся в омнинокле однообразные пейзажи. – Если мы дадим УпСам передышку аж в два месяца, справиться с ними потом будет… Чёёёрт! – он лихорадочно прокрутил колесико назад.

- В чем дело? – Невилл оторвался от облизывания пальцев левой руки и уставился на Гарри со смутным беспокойством.

- Может, и ни в чем, но ты не сказал мне о возвышенности…

- Какой…

- Поворачивай. Мы возвращаемся.



Автомобиль кружил в воздухе, поднимая вокруг себя горячий ветер.

- Где-то в этом районе…

- Гарри, по-моему, это был просто холм.

- Может, и так, но ты должен был мне сказать. Его нужно проверить и отметить на карте.

- Ты перегрелся в этом автомобиле. Всегда думал, что маггловские штуки до добра не доводят. Вот увидишь, это загадочное сооружение окажется обыкновенным гребаным барханом лишь чуть побольше остальных.

- Не спорь с начальством, Нев. Кто старший в паре?

Лонгботтом пожал плечами, но дальше замечания: «Мы давно уже могли быть на базе», сказанного тихо, вполголоса, не пошел.

Через четверть часа Гарри и сам начал корить себя за проявленную принципиальность: скорее всего, это действительно бархан, а они тратят время, оставшееся до заката, на полную ерунду.

В пустыне темнеет быстро. И когда он уже открыл было рот, чтобы признать свою неправоту, глаза зафиксировали нагромождение сухого кустарника на вершине небольшой песчаной дюны.

- Есть! – возбужденно сказал он. – Дай-ка круг. Ниже!

Автомобиль заложил вираж и спустился к возвышенности. Гарри внимательно оглядел ее в омнинокль. Единственное, что было подозрительным - лежащий в куче кустарник. Но и это легко можно было списать на естественные причины («Бритва Оккама, Гарри, дорогой. Всего-навсего чертова бритва Оккама», - прозвучал в голове стальной Гермионин голос).

- Сядем, - коротко приказал Гарри.

– Останешься в машине, - он хлопнул дверцей и пошел вперед: палочка и пистолет наизготовку, ноги напряжены. Больше надежды на пистолет, чем на палочку: та здесь практически бесполезна, но привычка сжимать ее в руке успокаивающе действует на нервы.

Шаг… еще один… подошел к подозрительному завалу.

На первый взгляд, куча да куча – правда, странно, что кустарника здесь так много. Они обычно растут поодиночке, а не группой – слишком разветвленная корневая система. Их корни задушили бы друг друга в борьбе за молекулы влаги. Можно предположить, что их вырвало из разных мест ураганом и притащило сюда… но как-то это странно.

Гарри склонился над скелетами веток и начал рассматривать песок под ними. В одном месте что-то подозрительно темнело. Он просунул руку между стволами и сгреб песок в сторону.

- Неееев… - расчищенное пространство оказалось доской.



Он не успел подняться с колен. Крышка люка отлетела, раскидывая во все стороны маскирующий кустарник, и ветви взлетели в воздух убийственным градом. Выскочившие из отверстия люди бросились к автомобилю, двое кинулись на Гарри.

- Взлетай! Взлетай!!! – отчаянно крикнул он вылезавшему из кабины Невиллу, спуская курок. – Вверх!

Первая пуля ушла в небо – слишком высоко взял прицел, вторую выпустить не успел. Ботинок со всей силы ударил по руке с пистолетом, и Гарри выронил его, шипя и корчась на земле.

Он попробовал заклятье, заранее зная, что оно бесполезно, но прежде чем успел договорить Avada Kedavra, его скрутили и ткнули в песок.

Подняв голову, он следил за тем, как Невилл рвет автомобиль в воздух, как бегут не успевающие к нему УпСы (слава Мерлину, что на этот раз они не пренебрегли правилами безопасности и оставили машину вне радиуса охвата подозрительной зоны), как машина понемногу набирает высоту и погоня, убедившись, что патрульного уже не достать, останавливается… Он вздохнул с облегчением: сейчас Невилл вызовет по рации помощь и последнее змеиное гнездо в пустыне накроют. Защелкали выстрелы: УпСы пытались использовать свой последний шанс. Но стрелки из них никакие – и практики нет, это ведь тебе не палочкой размахивать, и по движущейся мишени особо не пристреляешься. Автомобиль развернулся задним бампером, чтобы подставить выстрелам как можно меньшую площадь, и продолжил набирать высоту.



А затем вспыхнул огненным шаром, расцветив блеклое пустынное небо страшным костром, пролетел еще несколько метров по инерции и камнем рухнул вниз. Звуковая волна оглушила Гарри, и на фоне ее радостные крики УпСов показались комариным писком.

Невозможно попасть в бензобак. Это делают лишь в дешевых маггловских движущихся картинках типы, способные подстрелить инопланетянина из левого мизинца. Пистолет – неприцельное оружие, да и снайперы из винтовок с оптическим прицелом стараются метить в неподвижную мишень.

Так учил их инструктор по пулевой стрельбе, здоровенный дяденька, увлекающийся маггловским оружием и работающий в Египте для совмещения своего хобби с работой. Попасть из пистолета в бензобак – анекдот. Та самая случайность, лотерея с одним выигрышем на полмиллиона шансов, выстрел из винтовки русского солдата в немецкого летчика на «мессершмите». Солдату за это дали Героя Советского Союза, но... факт есть факт, это была отнюдь не меткость. Что угодно: везение, слепой случай… Пальцем в небо. Пулей в облака.

На земле полыхало жадное пламя – все, что осталось от автомобиля и вплавленного внутри Невилла.

Невозможно попасть из пистолета в бензобак.

Гарри уронил голову, и, уткнувшись лицом в песок, заплакал.



- Сколько всего патрулей нас ищет? – Люциус Малфой изменился.

Волосы коротко острижены – негде, наверное, здесь мыть, лицо осунулось и постарело. Вокруг него, в темном глухом помещении, освещаемом лишь прыгающим светом свечи, расселись на ящиках из-под напитков пятеро человек – Крэбб, Гойл, Нотт, Эйвери и сынок Люциуса, Драко Малфой. Знакомые всё лица, сплошь элита из свиты Темного Лорда.

Малфой оказался не дураком, сумел вывести своих из окружения. Гибли в первую очередь те, кто положился только на Риддля. Умные (Нотт и Эйвери), а также слишком зависимые (Крэбб и Гойл) ставили на двух хозяев – и не прогадали.

Гарри попытался оглядеться. Сбежать отсюда не сбежишь, это факт. Машины нет, пешком пустыню не перейдешь, дороги он не знает.

Поторговаться за свою жизнь? Для этого надо бы остаться один на один с Малфоем.

- Я отвечу на ваши вопросы. Наедине, - прибавил он, заметив мгновенные взгляды, которыми обменялись Нотт и Эйвери за спиной у главаря.

Если Люциус и заметил краем глаза этот обмен, то вида не подал.

- Ты ответишь на все наши вопросы и в присутствии всех, - сказал он ровным, лишенным эмоций голосом. – Положение, в котором ты оказался, выдвижению своих условий не благоприятствует - если ты это еще не заметил.

Гарри зябко поежился. Здесь, под глубоким слоем песка, было холодно, и обнаженное тело чувствовало это очень даже хорошо. Его одежда сиротливой кучкой лежала в углу, содержимое карманов – на столе перед нынешним лидером УпСов. Крэбб методично обыскал его с головы до ног, заглядывая в места, о которых вспомнить – и то противно, Гойл в это время перетряхивал его одежду.

Теперь же он связанный, голый, сидел на занозистом ящике перед кучей ненавидящих его УпСов и – да, положение свое замечал. Даже слишком.

- Да чего с ним разговаривать, Лорд, - вмешался Гойл, - прижечь пальцы, и дело с концом.

- Тебя кто-нибудь спрашивал? – Малфой едва повернул голову в сторону соратника, но от ледяного тона тот сразу сжался и замолчал.

Остальные выжидающе уставились на лидера.

- Мы не знаем, успел этот Лонгботтом вызвать помощь, или нет, - наконец пояснил Малфой. – Если успел, и сюда сейчас спешат авроры, Поттер нам нужен живым и невредимым – будем выкупать наши жизни его геройской шкурой. Если не успел, Поттера все равно будут искать. Убийцы Повелителей мира не исчезают бесследно. Поспешность окажет нам дурную услугу. Мы подождем.

- Значит, он не заплатит за Милорда? – угрюмо спросил Крэбб, ловко перекидывая из ладони в ладонь опасную бритву, которой пользовались в 80-х годах все лондонские парикмахеры – Гарри видел такие в фильмах. Раскрываясь, она походила на ножницы и была очень острой на вид.

Видимо, потому, что редко использовалась по назначению – у всех здесь сидящих, кроме Малфоев, подбородок порос минимум трехдневной щетиной. Регулярное бритье в пустыне явно проходит по статусу излишней роскоши.

Гарри облегченно вздохнул, услышав слова старшего Малфоя:

- Заплатит, Крэбб. Непременно. Но не сейчас.

Ключевым словосочетанием во фразе было «не сейчас».



- Малфой, тебя охранником ко мне приставили? – подал голос Гарри после того, как Крэбб с Гойлом ушли и в комнате остался лишь Малфой-младший, устраивающийся сейчас на ящике поудобней.

Самому Гарри, как ни вертись, ничто бы не помогло – когда сидишь с руками и ногами, закованными в наручники, а вокруг пояса обвязан толстенный канат, другой конец которого обматывает железную трубу, положение особо не повыбираешь.

- Мне запрещено с тобой разговаривать,- холодно ответил тот, заново перестилая мантию и усаживаясь на ящик.

- Чего боишься? Что я тебя, как змею, зачарую?

Малфой промолчал, опустив ресницы. Гарри - развлечения ради - оглядел удерживающие его оковы. Нормально. Чего и следовало ожидать. Крэбб свое дело знал. Из наручников рука не вылезет, даже если смазать ее маслом, хоть стальные браслеты и не сжимают запястья до нарушения кровоснабжения. С щиколотками - то же самое.

Канат на поясе просмоленный – не всяким ножом перережешь. И трубу из пола не вырвать, да потом – вырвешь, и как ходить? Таскать за собой, изображая обезьяну с дубиной?

Нет, выбраться отсюда можно лишь за счет человеческого фактора.

- Малфой, - тот даже не дрогнул ресницами. Сел и сидит, будто спит. Зар-раза. – Драко. Эй!

Вот теперь он посмотрел удивленно – поразился, что имя свое услышал?

- Ты бы мне хоть мантию дал, - жалобно сказал Гарри, - срам прикрыть.

Все его вещи остались там. УпСы не собирались рисковать: вдруг что-нибудь из них – скрытый магический артефакт.

Малфой вновь безразлично опустил взгляд.

- Драко, тебе это обязательно зачтется, когда я освобожусь. Я буду хлопотать, чтобы тебе скостили два - нет, три года, если ты дашь мне сейчас свою мантию.

- Поттер, с чего это так тебя беспокоит? Твоя нагота меня совершенно не возбуждает. У тебя есть куча других поводов для беспокойства, смею уверить.

Отлично, он разговаривает.

- Малфой, у тебя тоже. Меня будут искать. И найдут – это лишь вопрос времени. Тебе бы лучше заранее позаботиться о своем будущем.

- Заткнись.

- Рано или поздно вас поймают, - не унимался Гарри. – Но ты можешь смягчить свою участь, а то и вовсе заработать прощение – надо только оповестить наших, где я. Подумай…

- Заткнись или я тебя заткну, - невыразительный голос в ответ.

- Тебе с этими придурками не по пути. Ваше дело давно проиграно – сейчас уже не война, а лишь зачистка территории, и… - Малфой встал, вытащил из кармана платок и двинулся к Гарри с явным намерением осуществить свою угрозу.

- Все-все, молчу, - поспешно затараторил Гарри. – Мне будет трудно дышать, если ты это сделаешь! Я буду молчать!!

Последняя выкрикнутая фраза вроде бы убедила Малфоя. Он остановился, с сомнением поглядел на Поттера, и вернулся на место.

Счет 1:0 в пользу УпСов. Удалось ли ему заронить семена сомнения в душу молодого, не закосневшего еще в грехах бандита? Гарри поерзал на своем занозистом ящике. Сволочи УпСовские… хоть бы тряпку подстелили.

Хотя это не проблема… по сравнению с теми проблемами, что его еще ожидают.

Наши, разумеется, прочешут весь район, где в последний раз патрулировала его машина (о, Мерлин, Нев… ну как же нас угораздило…), и перетряхнут здешний песок сквозь сито. УпСы не могут этого не понимать. Интересно, что же они собираются предпринять?

- Могу я спросить? Что со мной будет дальше?

- Ты опять?

- Только хочу узнать, что со мной будут делать.

- Пытать, мучить и убивать, разумеется, - отозвался Драко с легкой иронией.

- Послушай, Драко…

- Я не разрешал тебе так меня называть.

- Малфой… Какая вам выгода от того, что меня убьют? Этим вы ничего не измените. Я считал твоего отца более умным человеком.

- Отец – не Лорд, - возразил Драко. – Малфои вообще не правители – они всегда стояли за троном. А теперь трон пуст и внизу идет драка.

- Ты хочешь сказать, что слово твоего отца здесь – не решающее?

- Поттер, ну чего ты лезешь с вопросами? Со временем сам все узнаешь. На своей собственной шкуре, разумеется.

- Хотелось бы быть к этому морально готовым. Малфой, мы с тобой часто ругались в школе – бывало, даже дрались, и иногда я желал тебе смерти, медленной и мучительной, но мы ведь учились вместе! Ради Мерлина, скажи, чего мне ждать?

Драко вздохнул.

- Как понимаешь, большинство за то, чтобы тобой откупиться. Опять-таки, у нас нет гарантий, что нас не обманут – здесь слишком много Упивающихся, чьи головы Министерство желает видеть на кольях, а суд заочно приговорил их к Поцелую. Можно было бы выпросить пощады для одного - двух, но как же остальные? Поттер, ты сейчас как яблоко раздора: половина из нас боится, что другая половина предаст всех. Проще всего бы тебя убить – тогда проблемы будут решены. Кроме того, есть фанатики, у которых мысль не идет дальше сегодняшнего дня, и в крошечных мозгах умещается только воспоминание о мести за Лорда…

Гарри похолодел:

- И чья партия больше?

- Боюсь, партия благоразумных… На твоем месте я бы не особо надеялся вновь увидеть друзей.

- Драко… э-э… Малфой. А о чем думает твой отец? Мы могли бы договориться втроем.

- Не могли бы, - улыбнулся Драко. – Здесь за дверью сидят Блейз и Крэбб-старший. Гарантии, понимаешь… Просто сейчас один пошел отлить, а второй – в курилку. Но они вернутся через полминуты. И, кстати, комната прослушивается. Эти двое все слышат. Даже шепот.

Гарри замолчал.



Все в нем противилось тому, чтобы закончить жизнь так – в гнусном бараке, от рук ненавидящих его людей, страдающих особо извращенной изобретательностью. Ну и что, что силы в палочках не хватает, чтобы наложить Crucio, - физические пытки куда страшней.

Они оставляют следы.

И успеет ли подмога до того, как за него возьмутся… Потом ему поставят красивый мраморный обелиск с надписью в четыре строки: «Погиб при героическом исполнении служебных обязанностей. Гарри Джеймс Поттер. Победитель Волдеморта. 1980 – 1998 гг.» (его затошнило, когда он подумал, что Невиллу памятник уж точно поставят. А что будет твориться с его бабушкой…).

На гроб наверняка наложат чары иллюзии – никакая колдокосметология не в состоянии будет восстановить его лицо.

А у памятника будущие авроры станут давать присягу Министерству под гордо реющим на флагштоке государственным флагом. На мгновение Гарри словно увидел это: правильный четырехугольник аврорских мантий вокруг заостряющейся кверху стелы, склоненные головы, голубое небо с прожилками облаков; услышал карканье ворон… это было слишком даже для него. Чересчур.



- Драко… у вас ведь здесь нет женщин?

- Поттер, ты же сам прекрасно знаешь. Наших женщин мы оставили в Англии.

- Им здесь не место?

Малфой промолчал.

- Послушай, авроров-женщин в Египет мы тоже не брали. А как вы без них обходитесь?

- Без авроров-женщин? Очень просто. С большим удовольствием.

- Я не о том. Ну, физиология ведь…

- Поттер, а ты, оказывается, забавный тип. Вот уж не думал, что в таких обстоятельствах можно думать об ЭТОМ.

- Ха, Малфой, если уж мне осталось жить, возможно, всего несколько дней, я бы хотел получить от жизни все.

Малфой похлопал глазами и через полминуты выдал:

- Ладно, твои странные извращенные фантазии – это твое личное дело. Мечтай, если хочешь. Но у нас в радиусе полутысячи километров нет ни единой особы женского пола.

- А зачем нам они? – спросил Гарри, провоцирующе глядя врагу в глаза.

Драко непонимающе глянул в ответ, а потом до него дошло… и он медленно покраснел.



- У меня в кармане лежали презервативы. И смазка. Принеси – они нам понадобятся.

- Принести что-то из твоих вещей? За дурака меня держишь?

- Перестань, Драко. Во-первых, их наверняка проверяли на магическую активность, во-вторых, это всего-навсего резинки и крем. Без кондома, между прочим, можно запросто заразиться.

- Я ничем не болею!

- Зато я не могу утверждать столь категорично. Как понимаешь, колдовенерологов на нашей базе нет. Одни колдохирурги.

Драко постоял в смущении.

- Малфой, – сказал Гарри с лаской в голосе, - ты не будешь тратить ограниченные (и весьма, кстати) ресурсы своей палочки на то, чтобы наколдовать какие-то крем и резинку. Они лежат уже готовые – просто сходи и возьми. Смазка – это не яд, да и твое отравление мне ничего не даст. Там, за дверью, еще двое – сам говорил.

Ни слова не сказав, Драко повернулся и вышел.

Гарри откинулся, насколько позволяли оковы, и закрыл глаза.

Только бы он не позвал Блейза и Крэбба для компании. Или они сами бы не решили присоединиться к намечающемуся действу…

- Да они у тебя еще и разноцветные, - попытавшись скрыть за иронией неловкость, Малфой развернул упаковку.

- Они еще и ароматизированные, - Гарри пожал плечами. – Возьми зеленый, он пахнет яблоком.

Драко как-то странно поглядел на него (дескать, «чего с больным спорить»), но зеленый презерватив взял. В упаковке остались еще красный и золотой. Гарри, протянув руки в наручниках вперед, забрал остальное себе.

- Забини и Крэбб ничего тебе не сказали?

- Блейз попросился в очередь, - ухмыльнулся Малфой.

- А ты?

- Не взял.

Гарри облегченно вздохнул. Все-таки, авторитета сына Люциуса Малфоя хватало на то, чтобы трахать заключенного при возникновении такового желании в гордом одиночестве, а не делиться им со всем обществом.

- И что делать дальше? – с презервативом в руках перед закованным партнером Драко выглядел растерянно и нелепо.

Улыбнувшись, Гарри молча указал взглядом на наручники.

- Э…

- Драко, с ними у тебя не получится. Хотя можешь попробовать.

Теоретически у него могло получиться. Но, учитывая отсутствие практического опыта… вряд ли…

Видимо, Драко пришел к такому же выводу: он разомкнул наручники на руках и ногах, но канат трогать не стал.

- Уф, - выдохнул Гарри, растирая запястья, - не представляешь, как мне сейчас хорошо.

Драко все еще колебался, когда Гарри притянул к себе его лицо и заглянул в серые глаза.

Указательный палец легко прикоснулся к подбородку, лишь обозначив прикосновение, не пытаясь продлить контакт с кожей. Драко вздрогнул и отвел взгляд, пробормотав:

- Кажется, это была неудачная идея…

- Ты неправ, - твердо ответил Гарри, - и сейчас я тебе это докажу.

Он поглаживал Драко внизу, заставляя его прогибаться в пояснице, подаваясь навстречу ласковым ладоням, а потом засунул руку в его штаны, сомкнув пальцы вокруг напряженного ствола. Драко дернулся – контакт голой кожи ладони с самой чувствительной частью его тела безумно возбуждал.

Когда же язычок пробрался ему в ухо и начал совершать там вращательные движения, сопровождаемые активными действиями пониже спины, он совсем расклеился: ноги дрогнули и подогнулись, и Гарри пришлось обнять его, чтобы он не упал.

Поттер с сожалением оторвал руки от нежной кожи ягодиц своего партнера и повернулся к нему спиной, встав на четвереньки.

- Ну же, - позвал он, оглянувшись.

Дрожащими пальцами Драко натянул презерватив и попытался подготовить любовника. Н-да… этого он делать явно не умел.

Гарри поморщился от боли и зло сказал:

- Входи уж.

Драко долго и неумело тыкался сзади, пока взбешенный Поттер не завел руку за спину и не сделал все сам, резко подавшись назад.

Сначала было больно. Но так бывало всегда.

А потом…



Драко двигался рывками, убыстряя темп, и хриплые стоны срывались с его губ; Гарри вторил ему, чувствуя, как внутри разрастается удовольствие, смешанное с болью, но боль постепенно уходит, отступает, а наслаждение расцветает пышным цветком, распуская все новые и новые руки-ветви, дотягиваясь до каждого нерва, подминая под себя, но и вознося наверх. Из-под слоя земли, из-под песка. К звездам.



- Тебе не тяжело? – спросил Драко, возвращаясь в реальность. В реальности он лежал на потной спине Гарри Поттера, которого только что поимел, его ладонь была в сперме, а штаны полуспущены.

- Нет, - ответил Гарри, - ты легкий. Как птичка.

Драко хмыкнул и встал. Натянул брюки на бедра, вытащил платок и обтер любовника, даже не думавшего переворачиваться.

Его возбудил вид медленно закрывающегося отверстия, пришлось быстро отвести глаза и сказать с нервным смешком:

- А ты горячий.

Гарри лениво пошевелил бедрами и отозвался:

- Ты даже не представляешь, насколько. Но у тебя будет случай узнать.

Он перевернулся и глянул на любовника. Лицо Драко помрачнело, он отвернулся и взял наручники.

- Руки, – сказал он хрипло.

Гарри посмотрел с укоризненной усмешкой, но руки протянул. С голодным лязгом клацнули замки.

Закончив, Малфой беспомощно взглянул на пленника:

- Ты… понимаешь…

- Понимаю. Не парься.

- Я…

- Можно попросить? Ложись рядом. Я не задушу тебя во сне.

Драко кивнул и расстелил мантию с ящика на полу. Они улеглись и накрылись одеялом, принесенным Малфоем еще в прошлую ходку.

Драко долго не мог уснуть, глядя в потолок, но природа, в конце концов, свое взяла. Гарри в это время лежал без сна, думая и думая о своем будущем.

Ну, вот и найдено последнее укрытие Упивающихся. И сделано это до хамсина – эх, бедный Невилл… Теперь авроры свернут свою деятельность в Египте и вернутся на родину – к ничем не ограниченной магии, к цивилизации; к женщинам, наконец, белым женщинам. Облегченно распрощаются с ненавистными пирамидами – источниками огромнейшей энергии, фонящими так, что магия одиночек просто глушится в переполненном энергией пространстве, и лишь магия групп способна пробиться в эфир. Зато и найти эту группу в забитом помехами фоне практически невозможно – все равно, что искать горошину с маленьким пятнышком порчи в огромном мешке с горохом.

Теперь горошину найдут.

Сколько их тут - двадцать, сорок? Во всяком случае, вполне достаточно, чтобы вместе поддерживать свое существование, аккумулируя энергию на самое необходимое – пищу и что там еще. Зато на проклятие – даже коллективное – силы у них не хватит. Гарри знал, какого это – копить силу. На функционирование служебных автомобилей им присылали огромные резервуары из Англии, вся остальная техника (оружие в том числе) была маггловской.

Что ж, тем легче. Огнестрельным оружием авроры владеют однозначно лучше, чем потомственные маги черт знает в каком поколении, – сопротивление подавят быстро и (есть надежда) бескровно.

Гарри перевернулся и осторожно взглянул на маячок, мигавший тревожным красным огнем. Маггловская техника, сигнал SOS – спасите наши души. Маленький, но очень мощный передатчик, помещавшийся (смешно, да?) даже в кончике красного кондома и задействованный одним движением указательного пальца.

И они летят, спасатели. Местонахождение Гарри Поттера определено, авроры, стиснув зубы, шепчут: «Держись, дружок», а Драко Малфой спит, и предрассветные грезы вплетаются в его сны.

Гарри посмотрел на блондина и перекатился через него, чтобы заслонить от простреливаемой зоны. «Конец вашему оазису. Ишь, устроились!», - подумал он, проводя пальцем по гладкой коже щеки спящего любовника.

- Думаю, тебе понравится быть снизу, - сказал аврор вслух. – Ты просто создан для этого.

Затем он надолго задумался над вопросом, стоит ли ему спасать шею Люциуса Малфоя. На мгновение лицо его омрачилось, но потом благородство взяло вверх, и в порыве великодушия он решил, что Драко без отца будет не слишком-то счастлив.

Где-то вдалеке послышался приглушенный гул моторов. Может, ему это и почудилось: разве можно услышать звуки под землей? Но он не беспокоился по этому поводу, ведь он знал - помощь идет.

И хоть было неудобно, а руки и ноги затекли, Гарри Поттер лежал спокойно, прислушиваясь к звукам снаружи.

Он лежал и улыбался своим мыслям.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni