Властолюбивый Слизерин тщеславных привечал...
(Loved Those of Great Ambition)


АВТОР: Maya
ПЕРЕВОДЧИК: Dyna
БЕТА: Котокрыс
ОРИГИНАЛ: По просьбе автора ссылка на оригинал удалена.
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: general, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: предыстория событий «Подводного света», глазами Пэнси Паркинсон. Первая любовь не забывается никогда.







Медведи тоже ищут пару…
Только медведица не будет так же
нежна с медведем, как голубка с голубем

Когда Пэнси впервые увидела Драко Малфоя, то подумала: «Что за наглая малявка».

Из- за того, что мать задержала служанку, девочка чуть не опоздала на поезд. В результате, остальные ученики уже давно сидели в своих купе, а Пэнси всё еще тащилась с сундуком по вагонам и искала хоть одно знакомое лицо.

Как говорила ее мать, «всем известно, что дети из лучших семей учатся в Дурмштранге». Однако хоть кто- нибудь из встреченных Пэнси на приемах должен был ехать в этом поезде. Кто- нибудь из будущих слизеринцев. Сундук был так тяжел, что девочка уже была согласна на любое место. Она совсем было решилась сесть в одном купе, но какой- то мальчишка с дредами достал тарантула.

Пэнси оставалось только надеяться, что не все в этой дурацкой школе будут восторгаться гигантскими арахнидами. Недоумки. Как будто от пауков есть какой- то прок.

Всем известно, что в колдовстве лягушачьи лапки лучше паучьих.

Тут Пэнси заметила, как по коридору прошлепала чья- то жаба. Право, это не поезд, а зоопарк!

Сначала девочка хотела забрать жабу себе (раз владельцу она явно не нужна), но передумала. В конце концов, от жабьих лапок тоже толку никакого.

К этому моменту у Пэнси уже окончательно испортилось настроение, и ей было все равно, что останется от животного, после того как она протащит по нему сундук. Но тут она заметила купе, в котором одиноко сидел темноволосый мальчик. Он показался ей смутно знакомым.

«Сойдет», - решила она, и открыла дверь.

- Привет, меня зовут Пэнси Паркинсон, меня зачислят в Слизерин, а сейчас я намерена здесь сесть, - заявила она. - Помоги мне с сундуком.

Мальчик с сомнением оглядел ее багаж:

- Тяжеловат будет.

- Я же леди, - сказала Пэнси, в отчаянии цепляясь за коронную фразу матери. - Неужели ты позволишь леди выполнять грубую физическую работу.

- А почему бы и нет, - ответил тот.

Вот и будь после этого милой и беспомощной. Впрочем, Пэнси всегда сомневалась в эффективности такого подхода.

- Помоги, а то прокляну, - пригрозила она.

Мальчик пожал плечами:

- Ладно.

Вместе они справились с ее сундуком, и Пэнси, наконец, смогла рассмотреть нового знакомого. Он показался ей достаточно здравомыслящим человеком. Наверняка будущий слизеринец (иначе он бы сразу ей сказал). В ней потихоньку расцветала робкая надежда, что он окажется Драко Малфоем.

- Я Блейз Забини, - представился мальчик, когда они сели.

Ну и черт с ней, с надеждой.

- У меня есть Шоколадные лягушки, - осторожно предложила она. - А у тебя есть, чем меняться?

- Леденцы, – ответил Блэйз. - Один на один?

- Два леденца за одну лягушку, и можешь оставить себе карточку.

Он обдумал ее предложение.

- Заметано.

Забини попытался всучить ей леденец со вкусом крови, но Пэнси осадила его строгим взглядом. Она выбрала молоко и киви, потому что всегда предпочитала классику.

Дети спокойно ели сладости, как вдруг в коридоре послышался шум. Казалось, кто- то пытается растягивать слова и плеваться одновременно. В результате получался полузадушенный хрип.

Хрипевший зашел в купе в сопровождении двух похожих на горилл мальчишек.

- ...Да кто он, собственно, такой?

Одна из горилл сосредоточенно нахмурилась и предположила:

- Гарри Поттер? Знаешь, он ведь известный...

Хрипун, светленький мальчик маленького роста, так злобно посмотрел на своего огромного спутника, будто собрался его ударить.

- Заткнись, Гойл! – скомандовал он и продолжил гневную тираду. - Дело не в этом, - разорялся он, - дело совсем не в этом, а в том, что он очень пожалеет! В том, что он просто невыносимо груб!

Блейз кашлянул.

Мальчик приподнял брови:

- Чего тебе, Забини?

- Да так, ничего, - ответил Блейз. - Просто хотел сказать: «Привет».

- И тебе привет, - коротко отозвался мальчик, сбившись с мысли, - Ах да, Гойл, Крэбб, это - Забини. Ты ведь Забини, да?

- Да, - ответил Блейз.

- А кто твоя подружка?

- Я - Пэнси Паркинсон, - громко объявила Пэнси.

- Просто очарован, - насмешливо протянул тот. - Малфой.

- О, - сказала Пэнси (как она потом поняла) с совершенно разочарованным видом.

- «О»? – повторил мальчик. Его холодные серые глаза превратились в узенькие щелочки. - Отец говорил, что твоя мать - известная красавица. А у тебя лицо как у мопса.

- А у тебя - как у крысы,- парировала Пэнси.

- А почему бы тебе… Боже, это что, жаба?

Давешняя жаба вновь прошлепала мимо открытой двери. Все посмотрели ей вслед. Драко поморщился.

- Отец предупреждал, что это настоящая дыра, - объявил он. - Мало того, что везут нас в одном вагоне со всевозможным скотом, так еще и гулять его выпускают. Держу пари, что постельное белье тоже не стирают.

- Братья говорили, что общежития факультетов очень даже неплохи, - примиряюще заметила Пэнси.

- Представь себе, у нас не будет отдельных комнат, - возразил ей Драко. – С тем же успехом мы можем спать в хлеву со свиньями.

В этот момент в купе заглянула какая- то девочка с копной вьющихся волос. Она заговорила громким повелительным тоном. Пэнси подосадовала, что их купе не привлекает внимание людей с чуть более приятными голосами.

- Кто-нибудь видел жабу Невилла? Он потерял ее и уже совсем отчаялся, - сказала девочка, обвиняющее глядя на них.

- Неужели? Я сейчас расплачусь, - протянул Малфой.

Девочка поджала губы:

- Я только спросила, видели вы ее или нет, - надменно сказала она.

- Нет, - ответил Драко. - Не припоминаю. А ты, Пэнси?

Пэнси покачала головой.

- Может, - предположила она, - жаба выпрыгнула в окно?

- И была раздавлена колесами поезда, - с убитым видом согласился Блейз. - Юная невинная жаба прыгала себе спокойно, как вдруг…

- Шмяк! – с довольным видом закончил Драко. - Пока, - добавил он и закрыл дверь прямо перед носом девочки.

- Не смешно! – в ярости закричала та и, негодующе фыркнув, умчалась прочь. Купе разразилось дружным хохотом.

Драко огляделся по сторонам и принял какое- то решение.

- Короче, - сказал он, - у меня есть сахарные перья. У кого что на обмен?

- У меня - леденцы, - вызвался Блейз.

Драко просиял.

- Со вкусом крови? А что? - оскорбился он, услышав дружный стон. - Ну, нравятся они мне.

Крэбб и Гойл оказались настолько тупы, что поделились пирожками, не требуя ничего взамен. Пэнси подумала, что учиться в Хогвардсе, пожалуй, не так уж плохо.

Несколько дней спустя мать написала ей, что для леди вместе поиздеваться над кем- то, еще не значит – познакомиться. Пэнси только пожала плечами. Блейз читал письмо, заглядывая ей через плечо, и смеялся, а Драко корчил рожи какому- то очкарику с противоположного стола.

Очевидно, это был Гарри Поттер. На Пэнси он не произвел никакого впечатления.

* * *

Я люблю ее со всеми недостатками.
Больше того, за них- то я и люблю ее.

Когда Пэнси нашла свою спальню, ее соседки по комнате уже успели поделиться на две группы. Первую составили коренастая Миллисент Балстрод и девочка с рябым лицом, назвавшаяся Элоизой Миджен. Во вторую группу вошли похожая на фею миниатюрная шотландка Мораг МакДугал и смешливая блондинка Салли- Энн Перкс.

Пэнси немногое знала об остальных девочках, но этого хватило, чтобы понять, к какой группе она относится. Чувствуя себя очень жалкой, она раздраженно вытряхнула на кровать свои ночные рубашки и тут же услышала тоненький смех МакДугал.

- Какие … очаровательные рюшечки, - с мягким шотландским акцентом пропела та.

- Мать выбирала, - с каменным лицом отрезала Пэнси.

- Как это мило, - ответила Мораг.

Пэнси вздернула подбородок.

- Видишь ли, - сказала она, - я была слишком занята изучением магии, чтобы тратить время на покупки. - Она загадочно улыбнулась. - Меня даже учили Темным искусствам. Вдруг кому- то захочется тебя проклясть. Всякое может случиться, - она посмотрела на Мораг. – Ведь, правда?

Мораг сделала шаг назад.

- Да, пожалуй, - тонким голосом ответила она.

Пэнси хмыкнула и спокойно продолжила раскладывать свои розовые рубашки в пышных оборках. Никто не произнес ни слова, пока Салли- Энн не предложила ей Шоколадную Лягушку. Девочка утверждала, что конфета случайно завалялась, и совершенно ей не нужна.

Расстановка сил в женской спальне прояснилась. Кроме того, Блейз и Драко вызвали ее в общую гостиную и представили своему соседу по комнате, Теодору Нотту.

* * *

Сначала Пэнси предположила, что Блейз возглавит их маленькую компанию, но в первый же вечер с удивлением обнаружила, что на эту роль уверенно претендует Малфой.

Драко был глубоко убежден, что имеет полное право стать лидером, и почему- то так оно и вышло. И это, несмотря на то, что непрерывное бахвальство и непрозрачные намеки на покровительство отца сделали его легкой мишенью для насмешек (на них он отвечал бурными вспышками ярости). По идее мальчишка должен был стать козлом отпущения, но...

Возможно, причина действительно крылась в его отце, но Пэнси в этом сомневалась.

- Вы слышали, какую чушь порол этот старикашка? – глумился Драко. - Простофиля! Рохля! Разве не я - самый выдающийся ученик в этой школе за всю историю ее существования? Почему нами помыкает Санта Клаус в дурацкой шляпе?

Он очень удачно спародировал Дамблдора.

Драко переполняла жажда деятельности. По мнению Пэнси, это составляло львиную долю его обаяния.

Блейз ей нравился больше, но с Драко было интересно. Она внимательно осмотрела подаренную Салли- Энн лягушку, отломила лапку и поделилась ею с Малфоем.

* * *

Ты будешь принадлежать той, что в тебя поверит

Пэнси жутко нервничала из- за предстоящего урока полетов, но скорее бы умерла, чем призналась, что боится.

- О, Пэнси, неужели мамуля не разрешала тебе летать? – шепнул ей Драко, когда, размахивая метлами, они вышли на улицу. - Она боялась, что ты испортишь прическу? Ничего страшного, просто повторяй за мной! – бахвалился он.

Пэнси стукнула его метлу своей.

- Уж ты- то точно прическу не попортишь, - прошипела она.

Драко порозовел. Очевидно, он тешил себя надеждой, что никто не заметил его поминутные взгляды в зеркала по дороге.

И все же, Драко уже летал, а она – нет, и теперь выставит себя полной дурой.

К счастью, ее опередили, подняв планку идиотизма на недосягаемую высоту. Какой- то толстяк потерял от страха голову и, не слушая команд учителя, резко взмыл в воздух. Пэнси задохнулась от смеха.

- Придурок! Его так вынесет на орбиту!

Слизеринцы с интересом следили за попытками толстяка преодолеть притяжение земли, тогда как гриффиндорцы бестолково носились вокруг. Как будто он мог взять да и упасть в их заботливо подставленные ручки! Мальчишка, - как оказалось, его звали Невилл Лонгботтом (Пэнси решила, что имя ему прекрасно подходит), - побил собственный рекорд тупости, отпустив метлу. С глухим звуком он шмякнулся на землю и заревел.

Мадам Хуч и гриффиндорцы поспешили к нему. Следом подтянулись слизеринцы, чтобы получше рассмотреть летуна.

- И чего он так надрывается? Сам же виноват, - уныло бормотала Пэнси, глядя, как учительница хлопочет над пострадавшим и уводит его в больничное крыло.

- Он хоть представляет, для чего нужны метлы? - рассмеялся Драко. - Нет, вы видели его лицо? Потрясающий болван!

- Заткнись, Малфой, - оборвала его Парвати Патил, симпатичная девочка, которую Пэнси часто встречала на приемах. Тогда та говорила только о заколках для волос. После зачисления Парвати в Гриффиндор они вообще не общались.

- Ооо, защищаешь Лонгботтома? - встряла Пэнси. - Никогда бы не подумала, что тебе нравятся жирные маленькие плаксы, Парвати.

Тут вперед вышел Драко и подобрал Напоминар Лонгботтома. Его поступок оскорбил сверхдобродетельного Гарри Поттера до глубины души.

Потом слизеринцам оставалось только удрученно морщиться, видя, как Поттер обставил Малфоя и поймал шар. Драко злился из- за этого уже целую неделю, как вдруг у него появился новый повод показать свой бурный темперамент.

Гарри Поттер получил новую метлу и место Ловца в команде Гриффиндора. При этом он вроде как ляпнул, что все это благодаря Драко.

Если Поттер действительно был таким уж героем, то мог бы и пожалеть Пэнсины уши.

- Нет, вы представляете! – бушевал Драко, таким злобным остервенением перемешивая овсянку, будто она была его личным врагом. - Эта козявка! Ловец! Он же слепой! Слепой не может быть Ловцом! Ему тогда просто повезло! Все отцу расскажу!

- Э, Драко, ты говоришь незаконченными фразами, - указал сконфуженный и раздосадованный Винс Крэбб.

- Ха! – продолжал Драко, энергично изображая, как кто- то высматривает снитч. - Взгляните на меня, я – Гарри Поттер! Где снитч? Где квиддичное поле? О нет, сослепу я улетел слишком далеко и теперь меня сожрут кровожадные чайки!

Пэнси чудом увернулась от кулака, летящего прямо ей в глаз, и потянулась за тостом.

- Может, у него радар, - услужливо предложил Блейз. - Как у летучей мыши.

- Драко... можно... мне... кофе... пожалуйста, - негодующе пыхтела Салли- Энн: между ней и Драко разыгралась жестокая схватка за кофейник.

- Нельзя, - сквозь зубы процедил Драко. - Мне он нужнее, чем тебе.

Пэнси откусила кусочек тоста.

- Еще двенадцати нет, а уже раб своих привычек.

Испуганная Салли- Энн отказалась от прав на кофейник, и Драко тут же крепко прижал его к груди.

- И что ты хочешь этим сказать? – раздраженно спросил он.

- Ничего, просто это очень прискорбный факт.

Появились новости: Элоиза случайно наложила заклятье на свой нос. Он исчез, и девочке пришлось срочно идти в лазарет.

- Ненавижу эту школу, - заныл Драко, еще крепче сжимая кофейник и сворачиваясь в клубок. Пэнси подозревала, что за этим последует попытка забраться внутрь драгоценного сосуда. - Слизеринцы прокляты. У нас даже нет второго кофейника. Я умру во цвете лет.

Пэнси намазала тост маслом. К театральным жестам привыкаешь очень быстро. У Малфоя были другие качества, компенсирующие этот недостаток.

* * *

Например, как в случае с Элоизой. Когда та вышла из лазарета, ее прыщи оказались на месте, а вот нос, к сожалению, скошен в сторону. Над ее лицом хихикали в гостиной, но это были цветочки в сравнении со смешками у нее за спиной в коридорах школы.

Пеллинор, брат Пэнси, как- то в редком приступе откровенности сказал ей, что нужно защищать своих. На других факультетах полно недоброжелателей. Их родители либо магглы (значит, опасны по сути своей), либо настроены против тебя. Пэнси прекрасно усвоила урок: издевательства над Элоизой – проявление ненависти к их факультету. Оставишь это безнаказанным сейчас, потом, чуть дав слабину, сама окажешься на линии огня.

Поэтому она, Салли- Энн, Мораг и Миллисент, образовали защитное кольцо вокруг Элоизы, сопровождая ее повсюду. Один злобный взгляд Миллисент повергал хаффлпаффских первокурсников в бегство.

Со старшеклассниками было сложнее. Однажды по дороге из класса Зелий на их пути встали близнецы Уизли. Каждому ребенку родители рассказывали о братьях Уизли и об их отце, который пытался изменить законы в пользу магглов и требовал от семей других магов выполнения тех законов, которые сам не соблюдал.

- Эй, девочка, постой!- широко ухмыляясь, сказал один из близнецов. - Кажется, ты что- то уронила. Может, свой нос?

Слизеринки молча испепелили его взглядом. Пэнси сделала шаг вперед.

Второй Уизли толкнул ее назад.

- Спокойно, дамы, мы просто хотим немного поболтать, - сказал он. - Знаешь, твоей подружке лучше не спешить, а то вдруг что еще оторвется?

Уизли дружно фыркнули и поздравили друг друга с удачной шуткой. Пэнси ненавидела каждую веснушку на их мерзких, самодовольных рожах.

- Прочь с дороги, Уизли, - процедила она и двинула кулаком по самой деликатной части его анатомии.

Тот аж задохнулся.

- Ах ты, злобная слизеринская сука, - рявкнул он и толкнул ее. - Мы же тебя не трогали!

- Прошу прощения, - раздался надменный и неприятный голос Драко Малфоя. Его обладатель протиснулся между близнецами. – Что здесь происходит?

- Ничего особенного, коротышка, - огрызнулся один из Уизли. - Одна из твоих подружек взбесилась и напала на нас.

Драко презрительно усмехнулся. Пэнси молилась, чтобы он убрался куда- нибудь от греха подальше. Он же единственный ребенок в семье и драться, наверняка, не умеет.

- Дайте им пройти, - предложил Малфой. - Если, конечно, вы не удерживаете их силой.

- Ага, идите. Пошли прочь с глаз моих. Хорошо бы вы совсем убрались из школы, - вмешался второй Уизли. - Мы и не собирались вас задерживать, - с почти искренним негодованием добавил он. - Неохота с придурками связываться

- Замечательно, - протянул Драко. - А вот я не побрезгую.

Мораг, Миллисент и Салли- Энн уже ушли. В такой ситуации почти ничего нельзя сделать, остается только помнить и искать удобный предлог для мести.

Пэнси стояла между Элоизой и Драко и ждала, когда можно будет уйти. Однако, двинувшись с места, Малфой тихо прошептал:

- Такой уступчивости ваш отец обязан своей теперешней должностью и зарплатой.

Уизли впечатал его в стену.

- Да что ты о себе возомнил, мерзавец!- заорал он.

И тут сзади, со стороны входа в подземелья (на который Драко все время косился) донесся тихий голос:

- Что вы себе позволяете, мистер Уизли?

Это был профессор Снейп, учитель с сальными волосами. Пэнси считала его забавным, хотя и побаивалась.

- Он говорил гадости о моем отце! – взвизгнул Уизли.

Тут Элоиза сказала очень натурально дрожащим голоском:

- Они смеялись надо мной, сэр. Над моим носом, – и, под яростными взглядами близнецов, выдавила несколько слезинок.

- Минус тридцать баллов с Гриффиндора, - шелковым голосом подытожил Снейп. - Вы трое можете идти на следующий урок.

Слизеринцы послушались. Драко сдерживал злорадное хихиканье, пока они не повернули за угол.

- Я гений коварства, - шумно радовался он, - мастер обмана! Я буду править всеми вами.

Пэнси улыбнулась, но тут же урезонила его:

- Я бы и сама с ними справилась.

- Где ты научилась драться? – с любопытством спросила Салли- Энн.

- Мой брат – Пизблоссом Паркинсон, - ответила Пэнси. - Еще намеки нужны?

Она вспоминала этот случай, когда Драко в очередной раз вляпывался, пытаясь подшутить над Поттером. Это помогало ей сохранять серьезность.

* * *

Если небесных богов не склоню – Ахеронт я подвигну

А ведь удержаться от смеха было иногда довольно трудно. Особенно когда Грандиозные хитроумные планы Драко рушились один за другим. Дела шли все хуже и хуже, и, казалось бы, Драко уже ничто не могло спасти от участи всеобщего посмешища, но он всегда умудрялся выйти сухим из воды.

Либо ему действительно все было нипочем, либо остальные слизеринцы были одержимы патологическим любопытством.

Непостижимым образом Драко удавалось сохранять чувство собственного достоинства и самоуверенность в любых ситуациях.

- Ну откуда я мог знать, что он на меня набросится, а? – петушился Малфой, когда Пэнси пыталась приложить холодный компресс к его заплывшему глазу.

Очевидно, сегодня Малфой изводил самого младшего Уизли (которого повсюду таскал за собой Поттер).

- Он испортил тебе лицо, - сказала она, легонько ткнув его локтем в горло, - а сам, наверняка ушел без единой царапины.

Когда-нибудь она все- таки найдет повод с ним подраться. Обязательно.

Драко задрал нос.

- Ничего подобного, - с глубоким удовлетворением сказал он. - Я ему чуть нос не расквасил!

Вряд ли бы ему это удалось. Рон Уизли вырос с кучей старших братьев и был довольно крупным мальчиком, но что толку говорить об этом Драко. С абсолютно ослиным упрямством он мог биться головой о кирпичную стену, пока та не скажет «Ой».

Увы, тонкий подход был ему совершенно не свойственен. Пэнси и сама не могла похвастаться большими успехами на этом поприще, однако, по ее мнению, если что- то задумал - делай, как следует, а не нарывайся на взыскания в Запретном лесу.

Этот дурачок действительно заслужил хороший щелчок по носу, поэтому Пэнси так и не смогла понять, что заставило ее встать ночью с постели, накинуть платье и спуститься в гостиную посмотреть, как там Драко.

Он сидел, съежившись, так и не сняв плаща, на резном стуле у самой решетки погасшего камина. Пэнси знала, что он старше ее (недавно Драко исполнилось двенадцать), но сейчас он был больше похож на шестилетнего малыша.

- Драко, - позвала она. - Что... что с тобой?

Он поднял глаза, лицо все еще искажено страхом.

- Что ты здесь делаешь? – настороженно спросил Малфой.

- Воды хотела попить, - без запинки солгала Пэнси, прошла через гостиную и села рядом. Она взглянула на Драко, и ей захотелось сказать: «Мы здесь самые младшие, и нам нужно держаться вместе. Ты можешь рассказать мне все, я пойму и помогу тебе». Вслух она произнесла:

- Они заставили тебя работать вместо домовиков?

Его судорожно сжатые в кулаки руки были такими маленькими и бледными...

- Они бросили меня с Поттером и трусливой псиной в лесу, - напряженным голосом ответил Драко, - и мы увидели... Там было темно и ... Пообещай, что ...

Он собирался попросить ее не никому рассказывать, но передумал. Драко принципиально не верил людям.

Малфой взял себя в руки.

- Это был Темный Лорд, - тихим голосом продолжил он. – Он. Точно он, я уверен. И он пил кровь единорога и... Все отцу расскажу!..

- Тише, все хорошо, - успокаивала его Пэнси, хотя сама чувствовала себя очень маленькой и беззащитной. А ведь в каждом темном углу затаилась опасность.

Драко трясло.

- Мне пришлось сбежать, - пробормотал он. Горечь, прозвучавшая в его словах, эхом отозвалась в ее сердце. - Пришлось. Разумеется, сначала они спасли своего драгоценного Поттера. А про меня чуть не забыли. Я бродил по лесу совсем один, а ведь я видел его и...

Темный Лорд. О нем со страхом и надеждой говорили их родители. Они скорбели о нем. Но он ушел навсегда, став призрачным и далеким, как Эпоха Костров.

Внезапно Пэнси поняла, какими они с Драко были юными.

- Я ни капельки не испугался, - с яростной категоричностью вдруг заявил Малфой.

- Ну, разумеется, - не стала спорить Пэнси и, нет, конечно, не взяла его за руку, но положила свою ладонь рядом, так чтобы он мог почувствовать ее тепло.

Пальцы Малфоя были просто ледяными и слегка дрожали.

- Там было очень холодно, - вызывающе произнес Драко. – Все отцу расскажу!

Он ничего не сказал отцу. Она просидела рядом с ним остаток ночи. Драко искал случая отплатить ей за услугу, но Пэнси проследила, чтобы такая возможность не представилась.

Она убедила себя, что будет гораздо лучше, если Малфой останется ее должником.

* * *

Никто не защитил Драко. Никто не защитит их. Слизеринцы убедились в этом в конце года. Они сидели за праздничным столом, сияя от гордости, и радовались победе факультета. Радовались тому, что они лучше других, тому, что все это видят.

А потом старик директор, стоя под знаменами Слизерина, плюнул им в лицо, наградив Гриффиндор нужным для победы количеством очков под совершенно идиотскими предлогами. Как будто это не была просто откровенная пощечина их факультету.

Они сидели и смотрели, как школа радуется их унижению.

- Мы можем рассчитывать только на себя, - произнес тихий робкий Тедди Нотт.

Рука Драко крепко сжала кубок, которым он до этого весело стучал по столу. Пэнси вспомнила его бледные трясущиеся руки той ночью.

- Так даже лучше, – процедил Малфой, одарив презрительной усмешкой всех присутствующих в зале.

Пэнси размышляла над его словами, выходя из зала вместе с Мораг, и аккуратно поставила подножку этой самоуверенной нахалке, Гермионе Грейнджер. Та упала лицом вниз.

- Ой! - вскрикнула она. - Ах ты... чертова слизеринская корова!

Пэнси продолжила путь.

- Уж какая есть, - бросила она через плечо.

К концу первого года Пэнси уже понимала, что к чему

* * *

В ярость друг меня привел - гнев излил я, гнев прошел.
Враг обиду мне нанес - я молчал, но гнев мой рос.
Я таил его в тиши, в глубине своей души...

Этим летом братья Пэнси редко бывали дома. Даже у Пизблоссома не было на нее времени. Поэтому слишком часто ей приходилось сидеть с матерью и ее подругами в розово- золотой гостиной.

- Ах, ну, конечно же, они с Драко лучшие друзья, - ворковала мать. - Это крайне лестно, ведь Люциус такой блистательный мужчина...

- О, да. И такой властный, - поддакнула миссис Пьюси

Люциус Малфой был богат, влиятелен, и все его боялись. Потому- то Пэнси и рассказывали о его сыне чуть ли не с рождения.

- Ну, а мы ...мм…вполне обеспеченная и очень уважаемая семья, – сказала мать с легким смешком.

- Конечно, - вежливо согласилась миссис Пьюси, протянула руку и убрала Пэнси волосы назад, так чтобы обе женщины могли взглянуть девочке в лицо.

Намек был очевиден. Миссис Паркинсон опустила голову:

- Если б только моя дочь была красивее... - вздохнула она. - Я слышала, младший Малфой – настоящий ангелочек.

Пэнси вскочила на ноги:

- Он коротышка, - отрезала она, - и мой друг! – И выбежала из комнаты.

Братья были угрюмы, неразговорчивы и никогда не бывали дома. Отец вообще не замечал ее, а мать...

- Пэнси, дорогая, – спросила мать, так туго накручивая ее волосы на вычурную расческу, что Пэнси зажмурилась и сжала зубы, - ты не скучаешь по своим друзьям?

* * *

Когда она вернулась в школу, стало не намного лучше.

Драко был просто комок нервов. Он упорно тренировался, чтобы принять участие в конкурсе на место Ловца. Пэнси, было, решила, что это очередная отчаянная попытка достать Поттера, но потом Драко рассказал ей и Блейзу, что если он пройдет, Малфой- старший обещал купить команде новые метлы.

Глядя на его переживания, Пэнси вспомнила, как на прошлое Рождество (после того, как она сдружилась с Драко), мать предлагала ей выбрать украшения и платья. Девочка живо представила себе, как была бы счастлива, если бы мнение матери для нее хоть что- то значило: Драко до безумия обожал своего отца.

Пэнси отчаянно болела за Малфоя и, когда он выиграл, улыбалась от уха до уха, как последняя идиотка. Драко, пританцовывая от радости, вошел в гостиную Слизерина. Он просто светился от счастья. Глядя на него, остальные тоже невольно заулыбались. Он слишком редко был столь открыто и безоглядно счастлив.

И все испортила Гермиона Грейнджер, обвинив его в подкупе команды.

- Разве это для меня сделали особое исключение? - бушевал Драко в гостиной. - Или, может, это мне учительница подарила метлу? – Намеки профессора Снейпа были более чем прозрачны. - Нет, но я буду лучше! И это увидят все, в том числе и эта недалекая грязнокровка!

Они никогда не произносили это слово вслух, хотя и слышали, как его говорят другие. Это было опасное слово, но Драко выкрикнул его, и слизеринцы поняли, что в их жизни что- то навсегда изменилось.

Он не смог победить Гарри Поттера, но разбил Хаффлпафф с Равенкло, и Маркус Флинт нехотя похвалил его. Новые первокурсники робко подсаживались к их компании, послушать, что говорит Драко.

Еще больше к словам Малфоя стали прислушиваться, когда пошли слухи о Тайной комнате. В кои- то веки Драко смог с полным правом ходить, задрав нос, потому что правильно повел себя, когда речь зашла о серьезных вещах. Еще он передал слова своего отца о том, что с ними все будет в порядке, если они будут держаться в стороне.

Увы, заверения Люциуса Малфоя не слишком помогли, когда ночные кошмары о чудовище поблекли, уступив место проблемам реальной жизни.

- Никто из слизеринцев не пострадал, – прошептала кудрявая девочка из Равенкло.

Пэнси развернулась к ней.

- Но из- за нас тоже никто не пострадал! – рявкнула слизеринка и пошла дальше с мрачным и непримиримым выражением лица (ее черты для этого прекрасно подходили). - Разве мы не душки?

После этого шепот можно было слышать отовсюду. Большой и дружной семьей Хогвартс не был никогда, но теперь люди, чувствуя нависшую опасность, начали искать виновных и угрожать.

Оставалось только огрызаться и не давать себя в обиду.

* * *

- Все было бы в порядке, если бы повыгоняли слизеринцев, - сказали как- то в коридоре близнецы Уизли. Учителя вокруг притворились, что ничего не слышали.

Флинт пошел разбираться с наглецами, и Слизерин тут же потерял 30 баллов. Пэнси была возмущена до глубины души. Она злилась до тех пор, пока профессор Снейп не снял столько же баллов с каждого факультета под любыми предлогами. Пэнси тогда заметила, что глаза Драко сияют от гордости за их профессора. Все знали, что младший Малфой был любимчиком Снейпа.

В тот день, когда с Гриффиндора были сняты последние десять баллов, та самая девочка из Равенкло, проходя мимо, так сильно толкнула Пэнси, что слизеринка упала и заработала уродливый синяк от запястья до локтя.

- Не бери в голову, - утешал ее Блейз, накладывая целебную мазь (мадам Помфри задавала слишком много вопросов и так решала кто прав, а кто виноват, что мстить хотелось еще больше). – Она просто тайком встречается с занудой Уизли. Они скрывают свои свидания ото всех, но я позабочусь, чтобы родственнички узнали об интрижке своего братца.

Они сидели в спальне девочек, на ее кровати. Пэнси закусила губу от боли. В подземельях было холодно, но безопасно.

- Хорошо бы монстр из всех прикончил, - с ненавистью процедила она. Стало легче.

Они закутались в одеяло и притворились, что им совсем не страшно, что им не двенадцать лет, надеясь, что их желания станут реальностью, и тогда все очень сильно пожалеют.

Мрачное, загадочное лицо Блейза выглядело очень усталым.

- Нотт постоянно просыпается с криком, - сказал он. - Я ни за что не стал бы кричать.

- Я тоже, - пылко согласилась Пэнси, - никогда.

Они замерзли, но старались не касаться друг друга, пока Пэнси не поняла, что они сидят очень близко лицом друг к другу. Ее грудь только начала расти, и она еще к ней не совсем привыкла. Пэнси замерла, почувствовала себя очень неуютно и с ужасом поняла, что краснеет.

Дома никто никогда не прикасался к ней просто так. Сейчас Пэнси было очень одиноко и страшно. А еще она знала, из- за чего люди могут касаться друг друга.

Они неуклюже наклонились друг к другу и поцеловались. Их губы были робкими и мокрыми, но, целуясь, можно было держаться за плечи и руки. Так они могли согреться. Так было теплее и спокойнее.

Пэнси сосредоточилась на дыхании через нос. Когда так дышать стало слишком тяжело, она отодвинулась.

Блейз моргнул, его темные настороженные глаза впервые казались странно уязвимыми.

- Пэнси, - сказал он тихо, - кажется, мне нравятся мальчики.

Она позволила себе задержать его руку в своей.

- Это хорошо, - прошептала она с неуклюжей нежностью, - потому что ты совершенно не умеешь целовать девочек.

Он рассмеялся и шутливо пихнул ее. Затем они вновь притворились, что их совсем не трясет, что рука у Пэнси совсем не болит, и тихо говорили о мести.

* * *

Однажды ночью Тедди Нотт проснулся с особенно громким криком, и Пэнси была уверена, что монстр их всех уже съел. Девочки бросились в спальню мальчиков и вломились как раз тогда, когда Драко отвешивал Нотту звонкую оплеуху. Тедди замолчал.

Тогда они притворились, что собираются повеселиться, нарушая правила. Они сидели на кровати Нотта, забравшись под одеяло, болтали о квидиче и способах подлить Гермионе Грейнджер зелье Немоты.

В конце концов, Тедди заговорил:

- Это случилось после смерти Сами- знаете- кого, - жестко сказал он. - Прошел слух, и собралась толпа. Все случилось так быстро... Они сожгли моих отца и брата. Ему было только пятнадцать. Мне три.

Никто не стал спрашивать, был ли его отец Пожирателем Смерти. Все знали о его дяде.

Негодующие слизеринцы молча слушали. Это же совсем как в Эпоху Костров, о которой шептались родители. История может повториться, и тогда в огонь пойдут они.

- Хорошо бы монстр их всех прикончил, - сказал Тедди, и у Пэнси мороз прошел по коже, хотя она сама совсем недавно сказала то же самое. - Мы не будем в безопасности, пока они все не умрут. До тех пор всегда есть шанс, что магглы узнают о магах, а грязнокровки и любители магглов всегда будут против нас. Либо мы, либо они.

На осунувшемся лице Тедди глаза казались огромными и совсем черными. Пэнси поняла, что он не шутит.

В конце года монстр исчез, а гриффиндорцы ни с того ни с сего опять заполучили Кубок. Разумеется, это могло быть никак не связано с исчезновением василиска.

Драко, подражая Дамблдору, сказал:

- Еще один великолепный день, и все это благодаря Гарри Поттеру! Так отдадим же Гриффиндору Кубок школы, и скажем им спасибо за такую прекрасную солнечную погоду!

* * *

В это лето Пизблоссом однажды объявился поздно ночью. Его мантия была в крови. Он попросил Пэнси спрятать ее в шкаф, чтобы мама не увидела.

- Да, конечно, - растеряно ответила Пэнси, обливаясь холодным потом. Ей было страшно, и все еще хотелось спать. – Ч- чья это кровь?

Он сел к ней на кровать и взял ее за руку. Это же ее брат, он учил ее, как постоять за себя. Она хотела, чтобы он обнял ее, как пару раз в детстве, но у него одежда была в крови.

- Пэнси, ты должна понять, - мягким настойчивым голосом сказал он, - либо мы, либо они. Темный Лорд знал, что нам нужно держаться вместе, тогда мы сможем выстоять против них. Ты ведь знаешь, мы должны защищать себя? Дамблдор уже почти прибрал к рукам Министерство, неужели ты хочешь, чтобы он и тобой командовал?

- Нет, - тонким голосом выкрикнула она.

- Умница, - сказал брат. - Все мы делаем то, что должны.

* * *

Он ушел и не разговаривал с ней несколько месяцев. Окровавленная одежда лежала в ее шкафу, и Пэнси стала частенько просыпаться посреди ночи. Она была очень рада, когда Драко прислал сову с приглашением погостить у него.

Винс и Грегори, как его лучшие друзья и преданные слуги оставались в его доме с начала каникул. Пэнси, Мораг и Блейз прибыли вместе. Драко представил их равнодушной матери и грозному отцу. Слизеринцы сидели тихо и старались произвести приятное впечатление.

Особняк Малфоев был мрачным, огромным и совершенно не понравился Пэнси. Драко был здесь чужой. Он же вел себя так, словно чужим не был, и бросал вызов этой тьме своей бьющей через край энергией. Как будто участвовал в еще одной идиотской схватке с ветряными мельницами.

Тихим и молчаливым он был только во время еды, когда отец произносил речи или выговаривал ему что- то строгим голосом. Иногда Драко пытался спорить, но потом замолкал, убежденный, что поступил неправильно. Он молча дулся, но как только обед заканчивался, повторял, что говорил и что обещал купить его отец, как будто они не слышали этого собственными ушами.

Пэнси не нравился отец Драко, но она знала, что Люциус Малфой - очень важный человек, поэтому юные слизеринцы внимательно слушали его. Он говорил то же, что и все, но очень убедительно. Она понимала, почему он был таким хорошим политиком. Изредка она даже попадала под влияние старшего Малфоя и тогда осознавала, что видит человека, которым Драко всегда хотел и никогда бы не мог стать.

Ей больше нравилось, когда они были предоставлены сами себе. Об этом она вспоминала с удовольствием. Например, однажды они в одних пижамах крались в темноте по портретной галерее, и какой- то портрет закричал на них, а они завопили и бросились наутек в комнату Драко.

Уже под одеялом, пытаясь отдышаться, Пэнси осуждающе заметила:

- Ты визжала, Мораг!

- Это не я, - открестилась та. - Это Малфой.

Драко нахмурился и пробурчал:

- Вовсе нет, - и тут же выдал себя, нервно проведя рукой по волосам.

«Нам нужно держаться вместе, тогда мы сможем выстоять», - вспомнила Пэнси. Вшестером они свернулись на кровати, засыпая. Драко ворчал, что ему тесно, неудобно и, что он заработает себе ревматизм, а Пэнси совсем не хотелось ехать домой. Она точно знала, что

будет делать, когда вернется в школу.

* * *

Коль дух неукротим,
В нем все - мятеж:
Скорбь - слабым лишь одним!

Новый учебный год начался плохо. Повсюду шныряли дементоры, и каждый раз, когда они проходили мимо, Пэнси вспоминала кровь и чувствовала тошноту, Драко начинал паниковать, а Тедди замирал на месте от ужаса.

Единственным лучом света было то, что Гарри Поттер при виде этих тварей грохнулся в обморок. Осчастливленный Драко не одно утро провел, изображая умирающего лебедя на руках у всех и каждого.

- Хватит, Драко, тебя уже просто тошнит от счастья, это вредно для здоровья, - зачерпнув кукурузные хлопья, спокойно сказала Пэнси, когда Малфой положил белокурую голову ей на плечо. Она налила кофе и протянула ему кружку.

Драко улыбнулся ей с видом победителя.

- О, кофе, моя истинная любовь! – провозгласил он. - Рассказывал ли я тебе о своих занятиях Творческой магией?

- Всего лишь каждые пять минут, - ответила она.

Небольшое занудство было одним из недостатков Малфоя.

Еще одним было то, что, скрывая страх за внешней бравадой (вполне понятное стремление), он всегда заходил слишком далеко.

* * *

Вполне в духе Дамблдора назначить учителем человека, в роду которого, как подозревала Пэнси, были великаны. И вот она оказалась в компании этого внушающего ужас громилы, которого раньше видела только рыскающим вокруг школы. Когда тот объявил, что им предстоит встреча с огромными когтистыми тварями, девочка поняла, почему нельзя доверять полукровкам. Они все психи.

Ее сердце сжалось, когда она увидела, как Драко нарывается, с надменным видом приближаясь к гиппогрифу. Затем Пэнси расслабилась, рассудив, что этот прохвост выкрутится как обычно, и занялась своими делами, тягучий голос Малфоя плыл сквозь нее, добавляя уверенности.

- Держу пари, ты не такой уж страшный, - самодовольно и почти нежно говорил Драко, - не страшный, уродец, а?

Услышав пронзительный вопль, она застыла от ужаса. В голове лихорадочно крутилось: Хагрид не мог, просто не мог привести тринадцатилетних детей на встречу с животными, которые из- за такой ерунды бросаются на людей. Драко ведь всегда так говорит, это даже не оскорбление. О, Боже мой!

Она думала об искаженном лице Тедди Нота и об окровавленной мантии брата, но видела только ярко- красную кровь Драко.

Только когда его увели, она, похолодев, осознала, что заплакала от испуга.

Она яростно вытерла глаза, но слезы продолжали капать. Даже Поттер и его ручной Уизли заметили это. Рыжий был просто потрясен тем, что слизеринцы умеют плакать. Пэнси сквозь слезы бросила на него злобный, полный унижения взгляд, а он сморщил свою веснушчатую рожу и тоже злобно уставился на нее.

- Его надо уволить немедленно! – заорала девушка вместе с остальными, позволяя гневу занять место страха, все еще не в силах совладать с такими унизительными слезами.

Дамблдор на это не пойдет. Раненый слизеринец для него не достаточный повод. Им это было хорошо известно.

Драко сказал, что умирает, вдруг ужаснулась Пэнси.

Смерив напоследок гриффиндорцев ненавидящим взглядом, слизеринка плюнула на гордость.

- Я посмотрю, как он там, - крикнула она и побежала вверх по ступенькам, ее сердце стучало, как у зайца.

* * *

Сначала мадам Помфри не пускала ее.

- Разумеется, жив. Сейчас он спит, так что зайди позже, - непререкаемым тоном сказала медсестра.

Пэнси не знала, куда подевалась ее сдержанность. Она никогда раньше так себя не вела.

- Ну, пожалуйста, - взмолилась она, с трудом сдерживая всхлипы, - ну, пожалуйста, разрешите мне его увидеть.

Драко обязательно вывернется, он всегда выходил сухим из воды, она была в этом совершенно уверена.

Пэнси так и не поняла, почему Помфри согласилась ее впустить. Наверное, потому что на несколько минут она стала Драко, ведь она так отчаянно стремилась войти, что добилась своего. Тогда она подумала, неужели Драко всегда так сильно хочет того, чего добивается?

Когда она увидела его, с забинтованной рукой, с белым, даже на фоне подушки, лицом, такого маленького - совсем как на первом курсе - то бросилась к Драко и вцепилась в него, разревевшись от нахлынувшего облегчения, как последняя идиотка. Пэнси поцеловала его четыре раза, прежде чем поняла, что он открыл глаза и смотрит на нее.

- Пэнси, – только и смог сказать шокированный Малфой.

- Прости, - задыхаясь, вымолвила она, - я подумала, что ты умер!

Она закрыла лицо руками и, наконец, нашла в себе силы прекратить истерику.

- Что? Прямо сейчас? Извращенка! – всполошился Драко.

- Да нет же! Раньше! – взвизгнула она, садясь, и вытирая мокрые щеки.

- А- а... – успокоился Драко. - Ну, я почти умер, - добавил он. Малфой уже оправился от шока и потихоньку возвращался к привычному брюзжанию. – Еще не факт, что выживу. Тварь была очень грязной. Я уже молчу о нашем учителе, который замышлял убить меня, натравив дикое животное. Надо написать отцу.

- Обязательно, - согласилась Пэнси, подавляя желание расплакаться от радости еще раз. – Надо от него избавиться. А до тех пор быть особенно внимательными на его уроках. Если кто- то из нас пострадает, он и не почешется.

- Пострадает?! – зашипел Драко. - Да меня чуть не убили! И почему на меня валятся все шишки?

- И еще одно, - вспомнила Пэнси и нехорошо на него посмотрела, – мне совсем не смешно, когда ты так себя ведешь, Драко.

На его бледном лице заиграла самодовольная ухмылка.

- Еще бы тебе хотелось смеяться, ты же считаешь меня неотразимым. Впрочем, это вполне объяснимо, - снисходительно добавил он.

Они впервые пошутили на эту тему.

- Будешь продолжать в том же духе, и у тебя появятся проблемы с другой рукой, - сладким голосом намекнула она.

Он откинулся на подушки и прикрыл глаза. Его голос звучал немного сонно.

- Боже Всемогущий, женщина, неужели красоту вменяют мне в вину? – Малфой приоткрыл глаза, чтобы посмотреть на ее реакцию. Оба весело рассмеялись.

- Взбей мне подушки, - печально добавил Драко, заходя с другой стороны, - я ранен.

Она подчинилась, только потом сообразив, что наделала. Драко ухмыльнулся.

Тут пришла мадам Помфри и прогнала Пэнси. Уходя, слизеринка слышала звонкий голос Малфоя:

- А кто будет кормить меня с рук, если мне захочется винограда? За мной ухаживает профан! Все отцу расскажу!

* * *

Вернувшись, Пэнси обнаружила, что во время ее кратковременного помешательства остальные строили коварные планы. Она выслушала их за обедом, попутно терпя неминуемые и беспощадные насмешки.

Приступ помешательства повторился на следующее утро, когда Драко появился с забинтованной рукой. Пэнси боролась с желанием броситься к нему и укутать одеялом.

- Как рука, Драко? Очень болит? - спросила она, пряча за улыбкой позорную дрожь голоса.

- О, да, – простонал тот.

Только увидев, что Драко еле заметно подмигнул ей, Пэнси догадалась, что он строит из себя несчастного израненного мученика, и поразилась собственной тупости.

Драко вдохновенно играл свою роль. Было очень забавно наблюдать, как гриффиндорцы скрипят зубами от злости. Когда профессор Снейп подрядил Поттера и Уизли работать за Драко, она внимательно посмотрела на учителя и заметила озорные искорки у него в глазах. Пэнси радостно улыбнулась Снейпу. Она действительно начинала понимать, что Драко в нем нашел.

* * *

Жизнь была бы совсем прекрасна (если не принимать во внимание, что Хагрид удержался на должности), но Пэнси была всерьез обеспокоена своим недавним поведением. Выставить себя жалкой плаксой перед гриффиндорцами было абсолютно недопустимо. Однажды она услышала, как Парвати Патил хихикала и шушукалась с подружкой, обсуждая ее с Драко отношения.

Мораг наклонилась поближе к Пэнси и громким голосом сказала, что если Патил и дальше будет так щедро поливать себя духами, то скоро станет похожа на египетскую мумию. Пэнси рассмеялась, а Парвати с подружкой смерили слизеринок злобными взглядами.

Пэнси ничего не могла поделать – Драко был ей нужен как воздух. Не только ей – слизеринцам. Она постоянно думала о том, что он освещает своим присутствием подземелья, как и раньше – свой замок, и каждый раз вновь изумлялась, столкнувшись с новым свидетельством его неотразимого нахальства.

* * *

Однажды она вернулась с прогулки в Хогсмид раньше обычного и застала у Драко очередной припадок бешенства. Оказалось, Поттер швырнул в него грязью.

- Она попала мне на волосы,- завывал Драко, яростно тыча пальцем в испачканное место. – На мои прекрасные волосы! Это было гнусное и ничем не спровоцированное нападение. Все отцу расскажу!

Как подозревала Пэнси, «гнусное и ничем не спровоцированное нападение» вполне могло быть местью за последний Грандиозный хитроумный провал, гвоздем которого было переодевание в дементора.

Как бы там ни было, сейчас Драко, с диким взглядом и темными от грязи волосами, сильно смахивал на кандидата в Св. Мунго.

- Э, а почему бы тебе не сходить в душ? – тактично спросила девушка.

Драко провел в душе четыре часа. Его проклятья в адрес Поттера были слышны даже в гостиной.

Какой бы наглой малявкой не был Драко, он все равно был ей нужен.

В ночь перед решающим квидичным матчем он не мог уснуть и метался, бледный и издерганный, перед камином, рассуждая, как легко справится с Поттером. Блейз принес сливочного пива. Они сидели в гостиной у огня и говорили всю ночь напролет.

- Единственный плюс гриффиндорской команды, - с легкой улыбкой провозгласил Блейз, - очень симпатичный Защитник.

- Забини нравится гриффиндорец! – воскликнул Грегори, все дружно скривились.

- А тебе тогда кто нравится? – вполне миролюбиво спросил Блейз.

Грегори, похоже, вознамерился поймать взгляд Пэнси. Та старательно смотрела в сторону.

Мерлин Всемогущий, только не это.

Мораг и Миллисент взвыли от смеха.

- А все мы знаем, кто нравится Пэнси, - объявила Мораг. Пэнси совсем смутилась и отчаянно покраснела. – Лично я считаю, что в Седрике Диггори определенно что- то есть.

- Он же хаффлпафец, что с него взять, кроме профессиональной этики, – ухмыльнулся Драко.

- Я бы точно на вас глаз не положил, - хулиганисто заявил Тедди Нотт, - ни у одной даже намека на грудь нет.

В ответ Миллисент стала швырять в него пустые бутылки.

- Да как ты смеешь! – крикнула Салли- Энн и захихикала. – И потом, Пэнсина грудь очень впечатляет.

Пэнси никогда не думала о своей груди в этом смысле, и почувствовала себя очень неловко, когда все наклонились, чтобы рассмотреть ее.

- Перестаньте, - проворчала она и скрестила руки на этой чертовой груди.

- А ведь и правда, - сказал впечатленный Тедди, - а я и не заметил.

- Я заметил, - Драко окинул ее плотоядным взглядом и отсалютовал бутылкой. Она покраснела еще больше, и, к своему глубочайшему отвращению, не смогла удержаться от улыбки.

Мораг наклонилась и чмокнула Драко в щеку,

- Это тебе на удачу! – пояснила бесстыжая потаскушка.

- Не волнуйся, - позже сказала она Пэнси. - Для меня он слишком бледный и хлипкий.

- А мне- то что? - отмахнулась Пэнси. Вот ведь, сообразила, что зарвалась, развратница.

* * *

За завтраком, когда все факультеты ополчились против них, Пэнси сидела рядом с Драко, положив руку рядом с его, чтобы передать Малфою хоть немного тепла. Его пальцы снова были холодны, как лед.

Потом она сидела рядом с Винсентом и следила за матчем, так сильно прижав омниокуляры к глазам, что остались красные круги. Винсент крепко сжимал ее руку - чуть что не раздавил, - а она не замечала боли, пока не увидела, как Поттер, оттолкнув руку Драко, схватил Снитч.

Она, Грег и Винс разошлись в разные стороны, чтобы найти Малфоя. Пэнси прорвалась сквозь празднующую толпу и врезалась в брызжущего весельем Уизли.

- Смотри куда идешь! – зарычала она.

Это оказался Рон Уизли, который тут же бросил на нее сердитый взгляд.

- Не нравится, победил сильнейший?– огрызнулся он.

Она двинула ему в челюсть.

- Ты знаешь, кто первым увидел Снитч, - прошипела она, - подумай, что могло бы случиться, если бы у Драко была метла побыстрее. А теперь отвали!

Она продолжила свой путь, локтями прокладывая себе дорогу сквозь толпу и надеясь, что очень многим наставила синяков. Драко нашелся у квиддичной кладовки. С ним уже были Грег и Винс. Малфой все еще был одет в мокрую от пота квиддичную форму и неотрывно сверлил взглядом стену кладовки. Та выглядела так, будто кто- то ее недавно хорошо попинал.

- Почему вы все еще ходите за мной хвостом? – рявкнул Малфой, его лицо было искажено злобой. – Вы, что не поняли? Я проиграл!

Зачем вам лидер- неудачник?

Пэнси стояла совсем близко к нему. Ей хотелось положить голову к нему на плечо, но это было бы слишком слащаво и потом, они были одного роста.

- Забавы ради, – ответила она.

Тварь, приговоренная к смерти, за нападение на Драко, скрылась. Никто не хотел мстить за слизеринцев.

Профессор Люпин, который Пэнси очень даже нравился, и одежду которого Драко высмеивал только для поддержания репутации, оказался вервольфом. Никому, кроме себя, верить нельзя.

- Не дрейфь, - сказал Драко тем нарочито спокойным тоном, который использовал, когда убийцы и монстры бегали поблизости, или когда Гриффиндор выигрывал Кубок, что происходило прямо у них на глазах, - мы их сделаем. И я знаю, кого поставить к стенке первыми.

Он бросил злобный взгляд в сторону Поттера.

- Точно, - подтвердил Тедди. - Мы их сделаем.

Пэнси и остальные согласно кивнули.

* * *

В оправдание дьявола следует сказать,
что до сих пор мы выслушивали лишь одну сторону:
все священные книги написаны Богом.

Этим летом Пэнси позволила матери купить для себя новые платья. Девушке казалось, что она выглядит в них полной дурой.

Она сидела перед зеркалом (теперь она делала это чаще, чем когда- либо) в легкомысленной ночнушке, угрюмо глядя на свое отражение, и слова матери снова и снова звучали в ушах.

Ей казалось, что нос у нее ужасно задран вверх, а кожа - землистого оттенка. Длинные черные волосы сами по себе были ничего, но с ними лицо стало еще мрачнее. Она с ненавистью посмотрела в темные недовольные глаза.

Эксперименты с помадой показали, что красный цвет и ироничная усмешка ей определенно идут. Она вспомнила, что Драко говорил о ее груди, и начала усиленно заботиться о шее и декольте.

- Жаль, что дочка у нас лицом не вышла, - как- то сказала мать отцу. Тот неопределенно хрюкнул, даже не взглянув на Пэнси. Она метнулась к себе в комнату и, что есть силы, пнула кровать.

Она не красавица и никогда ею не станет, и вообще, в четырнадцать лет еще рано думать о таких глупостях.

Все же, она заметила, что Драко не позвал ее к себе в гости этим летом. Теперь приглашение для девушки говорило о чем- то большем, а на это рассчитывать не приходилось.

Пизблоссом и Пеллинор теперь совсем не бывали дома. Большую часть лета Пэнси провела в своей комнате, надеясь, что перестанет, наконец, расти.

Вернувшись в школу, она с ужасом обнаружила, что слегка возвышается над Драко. Ну, все, она дылда, нелепая и отвратительная.

Тем не менее, Драко, похоже, был рад ее видеть. Они были друзьями. Этого было достаточно, хотя Малфой больше общался с Грегори и Винсом, в преданности которых был совершенно убежден. Иногда ей хотелось стать глупее, меньше заботиться о том, какое влияние он оказывает на других слизеринцев, и как он должен это использовать, а просто стать ближе к Драко. Почему- то она чувствовала себя лишней, когда Малфой говорил Грегу и Винсу что- то типа: «Помните ту несостоявшуюся полуночную дуэль?»

Иногда ей казалось, что даже Гарри Поттеру Драко уделяет куда больше внимания, чем ей, хотя гриффиндорец ясно дал понять, что больше бы обрадовался стригущему лишаю.

Она испытывала странную гордость, когда Малфой доводил Поттера до ручки. Люди частенько сплетничали о Золотом мальчике, но никто не мог так качественно достать человека как ее Драко.

* * *

Поэтому, услышав о дуэли, она побежала скорее посмотреть на драку, но вместо этого увидела толпу учеников и их нового профессора, кошмарного Муди. Они внимательно следили, как какого- то кричащего от боли хорька швыряет о стены и потолок.

Ослепительно белого хорька. Пэнси замерла, глядя на зверька в молчаливом ужасе. Ей только оставалось читать бессильную ярость в глазах Грегори и Винса, слушать мягкие звуки удара плоти о камень, каждую секунду ожидая услышать хруст костей, а в голове непрерывно крутилось: «черепно- мозговая травма». Пэнси казалось, что прошла целая вечность, прежде чем прибежала профессор МакГонаголл и вернула хорьку человеческий облик.

Она еще никогда не видела столько крови на лице Драко, и ей хотелось подбежать к нему, обнять, помочь подняться. Однако он встал на ноги самостоятельно, и только по тщательно сдерживаемой гримасе боли, можно было догадаться, чего ему это стоило. Она была жутко горда, что Драко, мастер бурных театральных истерик, не позволил себе распустить нюни.

Профессор МакГонаголл позволила профессору Муди оттащить Драко к профессору Снейпу. Пэнси следовало бы догадаться, что из- за за такого пустяка как избитый слизеринец никого наказывать не будут.

Она вбежала в Главный зал и принялась лихорадочно сгребать в охапку булочки со стола. Видя, как нагло воруют общественный ужин, какая- то первокурсница собралась возмутиться, но, под вызывающим взглядом Пэнси, захлопнула рот.

Повернувшись к выходу, она бросила взгляд на гриффиндорский стол и услышала, как Рон Уизли произнес: «необыкновенный прыгающий хорёк...», а прочие самодовольные мерзавцы засмеялись над его словами. Так смеются люди, когда чувствуют себя в безопасности и знают, что весь мир у их ног. Она стояла в Зале, прижав к груди булочки, и всей душой ненавидела этих кретинов. Ей хотелось ударить Рона Уизли по лицу и крикнуть «Он ранен, его избил тот, кто должен был защищать и учить нас. И в этом нет ничего смешного!»

Им было плевать, ранен Драко или нет. Даже преподаватели забывали об учительском долге, как только речь заходила о слизеринцах.

* * *

Пэнси выбежала из Главного Зала и бросилась к спальням слизеринцев. Там вместе с Драко оказался профессор Снейп, который накладывал на раны мальчика лечебное зелье. Малфой был без рубашки. На его тощей бледной груди постепенно проявлялись страшные багровые синяки.

Он яростно отстаивал право присутствовать на завтрашних уроках.

- Хорошо, - сказал профессор Снейп, - но будьте уверены, что я переговорю по этому поводу с профессором Дамблдором. Я не позволю причинять вред моим ученикам!

- Драко, я принесла тебе поесть, - пискнула стоявшая у двери Пэнси.

- Замечательно, мисс Паркинсон. Будьте добры, присмотрите за ним. Я же пойду к директору, - холодно сказал Снейп.

Когда он выпрямился и обернулся, Пэнси увидела в черных глазах мужчины ту же бессильную ненависть и внезапно поняла, что он – один из них. Снейп тоже слизеринец. Он на их стороне.

- Спасибо, профессор, - неуверенно сказала она.

- Дамблдор не станет его слушать, - усмехнулся Драко, плюхнувшись на кровать после ухода Снейпа. – Даже если нас скормят спруту, он и ухом не поведет.

- Снейп это знает, - вздохнула Пэнси. - Давай, Драко, ешь булочки.

- Булочки на ужин, - протянул Драко. - Теперь школу можно официально считать филиалом Азкабана.

Она забралась на кровать и сунула булочки Малфою в руки. Он раздраженно их отпихнул.

- Ешь, - повторила Пэнси, - или, клянусь Богом, я проверю, как сильно болят твои синяки.

Драко, зная, что ее угрозы не пустой звук, быстро потянулся за булочкой. Набив рот, он огрызнулся:

- Тебе просто не терпится облапать меня, пока я без рубашки.

- Ты все еще уверен в своей неотразимости?

- Я придерживаюсь общепринятой точки зрения, - самодовольно сказал Драко. Хотя Пэнси знала, что самый маленький в классе и абсолютно неподверженный загару Драко был объектом насмешек учеников, Малфой почти заставил ее поверить своим словам.

Она закатила глаза:

- Драко, ты что, строишь из себя соблазнителя?

- Я – воплощение соблазна,- самоуверенно ответил Драко, затем горделиво откинул голову назад и, подражая Локхарту, продолжил: - Пэнси Паркинсон! Так ты говоришь, что не хочешь получить мой автограф, мою книгу с дарственной надписью, мое восхитительное тело?

Пэнси расхохоталась. Драко последовал ее примеру, потом посмотрел на свои ребра так, будто они его жестоко разочаровали.

- Ты уверен, что хочешь завтра присутствовать на занятиях? - посерьезнев, тихо спросила она.

От ненависти глаза Драко превратились в узкие щелочки.

- Я не доставлю им такой радости, - с нажимом сказал он.

- Ладно, - сказала Пэнси, сев радом с ним. Драко осторожно лег и раздраженно поинтересовался, где пропадают Винс с Грегори.

* * *

Пэнси ненавидела всех.

Она негодовала, сидя на уроках Муди, и задыхалась от бешенства, слыша, как Великого Героя Поттера объявили Чемпионом Тремудрого турнира. Пэнси смотрела на Драко и знала, что он чувствует то же самое.

Она злилась молча, но Драко, разумеется, придумал еще один Грандиозный хитроумный план.

- Вряд ли значки вызовут стенания и скрежет зубовный, – заметил Блейз, когда Драко склонился над своим творением.

- Я начал с малого, - надменно осадил его Малфой. – Это очень хитро. Кроме того, я считаю свое послание кратким и всеобъемлющим.

Пэнси, улыбаясь, смотрела, как слизеринцы, все до единого, прикалывают на одежду малфоевские значки «Поттер - вонючка».

Когда Поттер заметил значки, разъяренное выражение на его лице было неописуемым. Пэнси посмотрела на него, на его самодовольных дружков, вспомнила, как те смеялись над Драко, и почувствовала, что в ней растет злая, темная радость. Она смеялась так сильно, что заболели бока.

Поттер выкинул очередную глупость. Как предсказуемо. Пэнси была жутко горда. Затем она с огромным удовольствием наблюдала, как у проклятой Малфоем Грейнджер выросли огромные зубы. Слизеринку даже не слишком взволновала судьба попавшего под удар Грегори, потому что появился профессор Снейп, который должен был все уладить. Пэнси только хохотала до слез, тыча пальцем в эту самодовольную корову, посмевшую смеяться над Драко.

Снейп бросил взгляд на Грейнджер и процедил: «Не вижу разницы». Это было так жестоко, что Пэнси перестала смеяться, подняла голову и внимательно посмотрела на профессора. В его глазах она увидела ту же страстную, безысходную ненависть, с которой сама жила уже несколько недель, и вновь убедилась, что декан Слизерина – один из них.

- Так вам и надо, - прошипела она, проходя мимо Рона Уизли в класс. Выражение слепой ярости на его лице согрело ее душу.

* * *

Если бы у меня настойчиво требовали ответа,
почему я любил моего друга, я чувствую,
что не мог бы выразить этого иначе, чем сказав:
"Потому, что это был он, и потому, что это был я"

Объявили о проведении Рождественского бала. Когда Пэнси об этом узнала, то чуть не разревелась. Мальчики должны были приглашать девочек на бал, и выбирали они тех, кто им больше всего нравится, и кто будет лучше всего смотреться рядом. У нее не было ни малейшего шанса. Один только фасон мантии Драко выбирал часами.

Грегори предложил пойти с ним, и Пэнси нагрубила ему, а потом подумала, что зря отказала.

- Я пойду с тобой, если Драко тебя не пригласит, - угрюмо предложил Винс, и за это предположение она была ему благодарна больше, чем за предложение.

Разумеется, перед другими девочками надо было сохранять лицо. Она так себя поставила, что до самого бала никто не осмелился спросить, с кем она пойдет, несмотря на то, что это было главной темой для разговоров.

Блейз и Салли- Энн решили пойти вместе и казались идеальной парой. Только бы Блейз не начал слишком явно пялиться на хаффлпаффского Охотника, в которого был тайно влюблен. Пэнси долго не могла понять, почему Салли- Энн согласилась на Забини, но потом заметила какими глазами блондинка смотрит на хорошенькую до омерзения полу- вейлу Флер Делакур.

«Любопытно», - отметила Пэнси, а потом пожала плечами. Предпочтения Перкс волновали ее не больше, чем ориентация Блейза. Салли- Энн была слизеринкой и ее другом. Только это имело значение.

Мораг выбрала равенкловца Майкла Корнера, которому всегда доставались хорошенькие девушки. Из них получилась очень милая пара.

Честно говоря, Пэнси сочувствовала только возмущенной до глубины души Элоизе.

- Гермиона Грейнджер пытается меня с кем- нибудь свести, - сказала Миджен. – Жалеет меня, потому что слышала, как меня дразнили. Ее гриффиндорское высочество оказало мне любезность и взяло на себя ведение моих сердечных дел. Как будто я чертов домовик.

Ужаснувшись при мысли о таком унижении, Тедди пригласил Элоизу, а Миллисент улучила минутку и шепнула Пэнси, что ее пригласил Отбивала Секстус Деррик, сказав, что ему нравятся крупные женщины. Пэнси великодушно поздравила подругу, подавив желание откусить той нос.

- Я думаю, Пэнси пойдет на бал с тайным воздыхателем, как Гермиона Грейнджер, - игриво заметила любительница сплетен Мораг.

Драко оторвался от какой- то книги под названием «Большие надежды», которую учитель Творческой магии заставил его прочитать (и с которой Драко, в свою очередь, заставил их всех ознакомиться).

- Да, неужели? – оскорблено спросил он. – В таком случае она может сказать своему чертову воздыхателю, что идет на бал со мной. Я счел само собой разумеющимся, что мы пойдем вместе! Каков наглец!

Сердце Пэнси попыталось выскочить из груди и пуститься в пляс по комнате, но девочка попробовала принять невозмутимый вид.

- Ничего нельзя считать само собой разумеющимся, когда имеешь дело с леди, - в то ему ответила она. - Впрочем, я тоже не сомневалась, что мы пойдем вместе.

Она степенно вышла из комнаты, однако, лишь закрылась дверь, исполнила победный танец, обозвала себя идиоткой, и, обняв себя руками, взбежала по лестнице в спальню, твердо решив выбрать лучший из подаренных матерью нарядов. Они, правда, похожи на взбесившиеся кремовые торты, но, как игриво говорила мать, мальчикам нравятся пастельные тона. Должна же она быть хоть в чем- то права.

Перед балом Пэнси целую вечность укладывала волосы и красила губы. При этом она старательно делала вид, что ей смертельно скучно и эта суета ей совершенно неинтересна.

Но все труды пошли прахом, когда Драко подал ей руку, и Пэнси вцепилась в нее, что есть силы. Когда они спускались по лестнице, ее сердце лихорадочно стучало. Он выбрал ее!

- Ты выглядишь отлично, - тихо сказала девушка.

- А ты, э... похожа на кремовый торт, - с сомнением протянул Малфой. - Так и было задумано?

Пэнси натянуто рассмеялась:

- Да ладно, кого это волнует?

* * *

Как ни странно, первой красавицей на балу оказалась Гермиона Грейнджер. Типично гриффиндорское везение: герой девичьих грез пригласил ее на бал, и она тут же расцвела, как майская роза. Пэнси заметила, что Драко смотрит на гриффиндорку почти с восхищением. Она смотрела с завистью. Как же иначе: красавица Грейнджер заполучила мировую знаменитость, Поттер и Уизли пригласили очаровательных двойняшек Патил, а Драко всего лишь позвал друга, с которым чувствовал себя комфортно. Он уже наверняка пожалел о своем решении, увидев, что другие выбрали по- настоящему красивых девушек.

Она чувствовала себя очень жалкой, мечтала уползти в какую- нибудь дыру и ненавидела всех на балу за то, что они не оборудовали Главный зал даже маленькой норкой. Она даже танцы возненавидела, потому что Драко точно знал, как это делается, и с наслаждением применял свои навыки, а она только выставила себя полной идиоткой. Но Пэнси скорее бы умерла, чем дала кому- нибудь повод утверждать, будто она не наслаждается балом.

Они танцевали, танцевали, а потом пошли за пуншем и сели рядом с Блейзом и Салли- Энн. Блейза, казалось, осенила какая- то идея.

- Поттер и Уизли только что улизнули вдвоем, - объявил он. – Я всегда подозревал, что они слишком близки.

Пэнси и Салли- Энн рассмеялись, а Драко позеленел.

- Фи, Уизли, - поморщился он. – Даже Поттер мог бы подыскать себе кого получше. Готов поспорить, что у них в веснушках даже... Фу, люди, как вы можете спокойно сидеть и позволять мне думать такие мерзости? Меня сейчас стошнит.

Пэнси молча подала ему свой пунш. Она будет вести себя как идеальная подружка, чего бы ей это не стоило.

Малфой уговорил ее на еще один танец, и Пэнси даже показалось, что у нее начинает получаться. Разумеется, бал тут же кончился.

Повсюду, держась за руки, бродили влюбленные.

Мораг и Майкл Корнер, очевидно, смылись в розовый сад, где уже кишмя кишели парочки.

Как и следовало ожидать, Драко не выказал ни малейшего желания вести ее к розам. Он вновь предложил ей руку, в которую Пэнси снова крепко вцепилась, несмотря на отвратительное настроение. Он выбрал ее, и ничто не могло этого изменить.

- Что за придурки, - высокомерно протянул Драко, когда они вышли из Зала. - Ты единственная девушка в Хогвартсе, с которой стоит встречаться.

И Пэнси улыбнулась.

- Правда? – спросила она и пожалела, что не успела откусить себе язык.

- Разумеется, - ответил Драко. – Видела ту индианку с золотом в косичках? Какая безвкусица. Если бы ты со мной не пошла, я бы ни за что не согласился присутствовать на Балу.

Улыбка Пэнси стала шире, несмотря на ее отчаянные усилия сохранять невозмутимый вид.

- Ты же сказал, что мое платье похоже на кремовый торт.

- Да, это так, - честно признался Драко, - но ведь его выбрала твоя мать, верно? Ты не виновата. И потом, даже если бы ты на самом деле нацепила кремовый торт, то все равно осталась единственной девушкой, которая меня стоила. Почему меня должно волновать, что ты носишь? В смысле, тебя же не волнует, что я... эээ... не так долговяз, как эти хулиганы- переростки Уизли.

Он ухитрился произнести свою тираду до невозможности высокомерно, но Пэнси знала: раз он заговорил об этом, значит, переживает из- за маленького роста.

- Мне кажется с размерами у тебя все в полном порядке, - опрометчиво брякнула Пэнси. В конце концов, подслушивать было некому, а она - единственная девушка, которая его стоила.

Он приподнял брови.

- Знаешь, Пэнси, у тебя вряд ли была возможность это узнать, - протянул он.

Она взглянула на него и рассмеялась.

- Драко, неужели ты снова строишь из себя ловеласа?

Она могла поспорить, что его отец, мастер интриг, умел очаровывать и флиртовал со всеми женщинами подряд. Драко слегка порозовел. Они направились в сторону гостиной.

- Сколько раз я должен повторять тебе, женщина, что я – самый настоящий Дон Жуан, – заявил он, наклоняясь к ней. Они стукнулись носами.

- Ай! – вскрикнула Пэнси. - Прости, прости! Я просто хотела проверить, нет ли здесь еще кого- нибудь!

Она была совершенно безнадежна в любовных делах. Даже не смогла постоять спокойно, пока мальчик ее целует.

- Ой, - пожаловался Драко. – Уговорила, я еще не ловелас, но, черт возьми, обязательно им стану!

Пэнси засмеялась, надеясь, что еще не все потеряно, и даже перестала дышать, когда он вновь наклонился к ней.

- Ну, погоди, - сказал он, - вот стану Казановой... – и поцеловал ее.

Его губы были мягкими, и он даже перестал ухмыляться, что было очень непривычно. От него пахло кофе, что было совсем не удивительно, ведь этот маньяк повсюду таскал с собой фляжку. Ей очень хотелось обнять его покрепче, но она не знала, можно ли.

- Ух ты! Так держать, Малфой, - сказал Тедди, и Пэнси решила, что когда- нибудь точно его прибьет.

Они с Драко отскочили друг от друга. Пэнси точно знала, что стала совершенно пунцовой. Драко вновь величественно подал ей руку.

- Пойдемте, милая, - напыщенно провозгласил он, - я провожу Вас в Ваши покои. Благодарю Вас за столь восхитительный вечер.

И опять она в него вцепилась, как утопающий – в соломинку.

- Знаешь, ты действительно делаешь успехи, - заметила слизеринка. - Хотя до профессора Локхарта тебе еще расти и расти, - ехидно добавила она.

Драко запрокинул голову и расхохотался. Пэнси обожала Рождественские балы. Их не могли испортить даже гриффиндорцы.

* * *

После бала Драко вел себя так, будто ничего не произошло. Но он показал ей статью, в которой маньяка Хагрида назвали полу- великаном, раньше, чем Грегори и Винсенту, и познакомил ее с Ритой Скитер, когда Пэнси сочла новости достаточно интересными, чтобы выписывать «Ведьмополитен». А она показала ему первому статью о ночной бабочке Грейнджер, и они вдвоем хохотали над ней, а потом, когда профессор Снейп зачитывал статью вслух в классе, он поймал ее взгляд, и они вновь смеялись вместе.

Грейнджер посадили рядом с ней, и слизеринка всласть поглумилась.

- Какая жалость, что я не мальчик, - ворковала Пэнси. - Я же вижу, что тебе просто не терпится поиграть еще чьими- нибудь чувствами.

- Заткнись, корова, - прошипела гриффиндорка. - Обвинение в изготовлении любовных зелий, наверное, самая идиотская из твоих идей. Хотя, постой- ка, я ошибаюсь, ты же встречаешься с Малфоем, верно?

Пэнси промолчала, но в тот момент она почти полюбила Грейнджер.

Этот год удался, все новые статьи не давали им скучать, да и Тремудрый турнир поддерживал в тонусе. Она даже отшутилась в ответ на замечание Рона Уизли на том дурацком «Уходе за магическими существами», когда Ниффлер чуть не съел ее часы.

- Ах, ты бедняжка, – пробормотал Рон Уизли. - Носишь в классе часы из чистого золота.

Пэнси усмехнулась.

- Да, - сладким голосом сказала она. - Хорошо быть богатой.

Драко поздравил ее с удачной шуткой.

В время Третьего состязания, когда все стояли и без особого интереса созерцали лабиринт в котором исчезли чемпионы, Драко взял ее за руку.

- Устроим вечеринку в гостиной, если Поттер проиграет, - шепнул он. - Будешь моей девушкой.

- Да, неужели? – откликнулась Пэнси, стараясь не сжимать его руку слишком явно. – Я право, не знаю...

- Разумеется, знаешь, – ответил ей Драко тем надменным тоном, к которому всегда прибегал, когда чувствовал себя неуверенно. – Я же воплощение соблазна, помнишь?

- Это точно, - признала девушка. Драко наклонился к ней, чтобы поцеловать, как вдруг стоявший перед ними профессор Снейп согнулся пополам, сжимая запястье.

Драко метнулся вперед, обеспокоенная Пэнси маячила сзади. Она заметила, что люди за ними начали перешептываться.

Паника нарастала и, наконец, прорвалась, когда появился Поттер с телом Седрика Диггори. Царило полное смятение, слышались крики. Когда профессор Снейп удалился быстрым шагом, Пэнси схватила Драко за руку и, не стесняясь, уцепилась за нее как ребенок. Люди вокруг загалдели.

* * *

Позже вечером в гостиную пришла Мораг и рассказала, как было дело. Поттер утверждал, что Темный Лорд вернулся и убил Седрика Диггори.

Слизеринцы притихли и посмотрели на Драко. Пэнси запомнила это на всю жизнь. Все посмотрели на Драко.

Малфой не позволил другим заметить его неуверенность.

- Отец говорил, что у Темного Лорда была пара- тройка отличных идей, – обронил Малфой.

- Точно, - согласился Тедди. – Он хотел защитить нас от магглов.

Все разом громко заговорили, пытаясь убедить себя и остальных. Если придется выбирать между Дамблдором и кем- то еще, выбор будет не в пользу старого мага. Все понимали, что директор не собирается защищать слизеринцев. Для их же блага следовало пойти против всех и показать миру, что именно они были правы с самого начала.

- Кого волнует, что случится с грязнокровками вроде Грейнджер, - кривя губы, добавил Драко. Затем потянулся вперед и властным жестом взял Пэнси за руку, показывая, что он может сделать это, и никто не сочтет его слабаком.

Пэнси что есть силы вцепилась в него. Их пальцы не тряслись - они крепко сжимали их. Слизеринцы непрерывно говорили, убеждая себя, что будут в безопасности, что все будет хорошо, а она пыталась не думать об окровавленной одежде в шкафу, о согнувшемся от боли профессоре Снейпе, и об ужасе в глазах первокурсника Драко, когда тот рассказывал, как встретил пьющего кровь Лорда.

У них не было выбора, если они ждали мести и спокойствия. У них не было выбора.

Драко преувеличенно громким голосом грозился, что кое- кто за все заплатит. Под его нескончаемый монолог они и заснули. Утром Пэнси обнаружила, что он все еще держит ее за руку.

* * *

В поезде он зарвался так, что бросил эти слова в лицо Поттеру. За это поттерова банда и тупицы Уизли прокляли его, Грегори и Винсента так, что у слизеринцев выросли щупальца на лицах. Она и Мораг нашли ребят. Пэнси положила голову Драко к себе на колени и сконцентрировалась на лечении. Малфой- старший убил бы сына, если бы застал его в таком виде.

«У нас нет выбора», - напомнила она себе. Люди всегда объединяются и нападают на тех, кто испуган и осмеливается возразить.

У нее словно камень с души свалился, когда Драко открыл глаза.

- Клянусь, - прокашлявшись сказал Малфой, - я убью Поттера. Опять они меня обставили.

- У тебя на лице были щупальца, - сообщила ему Пэнси.- Я наделала снимков, и тебе придется выложить кругленькую сумму, чтобы заполучить фотографии.

Из соседнего купе высунулся пронырливый первокурсник, Малькольм Беддок.

- В чем дело? – поинтересовался он.

Драко и Пэнси поднялись на ноги.

- Не лезь не свое дело, - отрезал Драко и бесцеремонно затолкал мальчишку обратно в купе. Они помогли Мораг с Винсом и Грегом, и, к прибытию поезда на станцию, выглядели как обычно.

Пэнси взглянула на перрон, где стояли Малфои и ее мать. На лицах у них было незнакомое выражение. Почти такое же появилось и у нее, когда Пэнси вспомнила, что Поттер и его прихвостни сделали с ее друзьями.

«Почти такое же»,- подумала девочка.

Она и Драко стояли очень близко друг к другу.

- Я пришлю сову, - тихо сказал Малфой, - просто так, чтобы держать тебя в курсе. Отец наверняка будет держать руку на пульсе.

- Как хочешь, - ответила Пэнси, чувствуя себя счастливой несмотря ни на что.

* * *

Вы горн так раскалите для врага,
Что сами обожжетесь

Летом Пэнси жила письмами Драко. Как и раньше, домочадцы были вечно заняты, но Малфой постоянно давал о себе знать. Его письма были прохладными, полными самолюбования и глупыми, но его назойливая самоуверенность несмотря ни на что успокаивала и заставляла чувствовать себя лучше.

- Это правда? – спросила она Пизблоссома во время одного из его редких визитов. Лицо брата словно стало жестче за последние годы, но она заметила это только сейчас.

- Все может быть, - тихо ответил Пизблоссом. - А если и правда, разве ты бы не чувствовала себя лучше, если бы знала, что никто тебя больше не обидит, что ты в безопасности, что ты – привилегированный член магического мира, которого никто и пальцем тронуть не сможет? – Он наклонился к ней. - Они жгли нас на кострах, Пэнси, - сказал он. - Отбирали палочки и жгли, а теперь маглолюбы лгут нам, утверждая, что все было не так. С этим надо что- то сделать, так?

- Так, - уверенно ответила Пэнси.

- Мы им покажем, Пэнси, – сказал брат. - Для тебя будет лучше всего, если *это* окажется правдой. Ты мне веришь?

- Верю, – твердо ответила Пэнси и написала о разговоре с братом Драко.

* * *

Когда друзья вновь встретились осенью на платформе, она заметила, что к такому же выводу пришли все. К своему ужасу она по- прежнему была выше Драко, который хотя немного подрос, но не настолько. Он будет смеяться над ней.

Он не стал смеяться, но не взял за руку и не поцеловал. Они говорили о политике и восхищались значками префектов Драко и Блейза. Драко был само дружелюбие, и теперь уже каждый слизеринец прислушивался к его мнению. Пэнси гордилась Малфоем, но по- прежнему совершенно не представляла, как к нему подступиться.

По большому счету, ей не следовало думать об этом вообще, особенно сейчас, когда напряжение растет и все только усложняется, но...

Во время первого квиддичного матча Драко подрался с Поттером и одним из близнецов Уизли, а потом пришел к ней поговорить.

Они долго беседовали о Квиддиче, потому что ей тоже нравилась игра, и она прекрасно понимала злость и отчаяние, которые должен был чувствовать Драко, когда упустил снитч в последнюю секунду, только кончиками пальцев задев кисть Поттера.

- Слушай, Пэнси, - внезапно сказал Малфой, - ты же любишь подраться, не научишь меня парочке приемов?

Соглашаясь, она постаралась не выглядеть слишком довольной и напомнила Драко, что он ей должен. Он быстро схватывал, был решителен и как обычно упрям, так что после нескольких уроков уже многое умел. К ноябрю она объявила, что научила его всему, что знала сама.

- А теперь ты сможешь показать себя настоящим мужчиной и начать меня защищать, - лукаво улыбаясь, добавила она.

- От гнусных мужланов, что посягают на твою девичью честь? - предположил он, ухмыляясь в ответ и коснулся ее предплечья. Пэнси медлила, думая, что он собирается взять ее за руку, как раньше, но он продемонстрировал прием, которому она его научила, вывел ее из равновесия и опрокинул на кровать. Она ухватилась за него, и они свалились вместе.

Малфой приподнялся на локте.

- Можно сказать, для меня это грандиозная победа, - заявил он, слегка задыхаясь. - Видишь, какой я мужественный.

Затем он наклонился и снова ее поцеловал. В удивлении она открыла рот и тут же поняла, что неожиданные поцелуи - самые лучшие.

Она запустила руки в его волосы - такие мягкие, – легонько прикусила его губу и тут же услышала изумленный вздох.

- Много тренировался? – переводя дыхание, спросила Пэнси. К ее огромному удивлению, флирт давался ей очень легко.

- Еще с пеленок и почти не переставая, - нагло соврал Драко. - Могла бы и сама догадаться, по моему несравненному мастерству.

Тут зашли Миллисент и Элоиза. Они замерли, и раздосадованный Драко вновь приподнялся на локте.

- Простите, могу я побыть наедине со своей девушкой? – спросил он.

Той ночью Пэнси от счастья долго не могла уснуть и наутро нечаянно тепло улыбнулась Рону Уизли. Она с удовлетворением отметила, что остаток дня рыжий провел, подозрительно косясь в ее сторону, и ни на шаг не отходил от своей властной подружки Грейнджер.

* * *

Однажды, когда слизеринцы сидели в гостиной, перечитывали письма от родителей и строили планы, Пэнси вдруг почувствовала себя очень уставшей и подумала, что когда мы говорим, что хотим всем смерти, то имеем в виду, что все должны убраться с глаз долой и горько пожалеть, что плохо обращались с нами.

Тогда Драко взял ее за руку.

- Пошли, - сказал он, - устроим истинно романтичный побег.

- Что? Но у меня еще есть дела... у меня домашнее задание не сделано, - возразила Пэнси и пошла с ним: она была хитрой расчетливой слизеринкой, но, как последняя идиотка, растекалась сладкой лужицей по полу в присутствии этого парня.

Драко катал ее на новом пароме по озеру. Они стояли на корме, ветер запутывался в ее волосах, поэтому она ничего перед собой не видела и взвизгивала, а он все время толкал ее локтем и говорил, что сейчас сбросит в воду.

- Кстати, - важным тоном сказал Малфой, - мне нравятся твои волосы, - и попытался ее поцеловать. Это было все равно, что целоваться сквозь вуаль.

Затем он откинул ей волосы назад, Пэнси уткнулась лицом в теплую белую кожу его горла, и на какой- то миг не было ничего, кроме счастья и покоя.

- Уизли? – громко сказал Драко у нее над головой. - Как ты умудрился наскрести денег на проезд? Или ты тут зайцем?

Рон Уизли был слишком занят Гермионой Грейнджер и не ответил, но Гарри Поттер чуть не выкинул Драко с парома.

Пэнси помогла парой- тройкой стратегических тычков, и затем стояла рядом с невинным видом, пока паромщик отчитывал ребят.

- Он первый начал, - запротестовал Поттер.

- Вовсе нет, - пылко возразил Малфой и обнял Пэнси за талию. - Я всего лишь наслаждался обществом моей девушки, - сказал он. - Хотя, что ты об этом знаешь.

- Ох, я так ревную, - не остался в долгу Поттер, с отвращением поглядывая на Пэнси.

- Я так и думал, - парировал довольный Драко, а Пэнси повернулась и поцеловала его. В этот момент она очень хотела, чтобы Поттер убрался куда- нибудь подальше.

После парома они пошли в кофейню. Драко украдкой оглядел сидевшие там парочки, видимо, решил превзойти их всех, и, перегнувшись через стол, поцеловал ее с большим энтузиазмом.

Когда он сел на место, Пэнси захихикала, прикрыв рот ладошкой.

- Что такое? – спросил оскорбленный Драко.

- У тебя пена от капуччино на мантии, - пояснила она, и взяла чашку, пытаясь перестать хихикать.

Драко был страшно возмущен.

Они вернулись в Хогвартс, держась за руки. Пэнси была до смешного влюблена.

- Я был бы польщен, если бы ты согласилась провести немного времени со мной в моей комнате, – сказал Малфой, когда они вошли в гостиную.

Он уже показывал ей (а так же всем и каждому в Слизерине) отдельную комнату, положенную ему как префекту. Однако впервые ей представился шанс остаться там наедине, да еще после целого дня проведенного вместе.

Ему удалось произнести свою тираду с видом прожженного ловеласа, но он тут же все испортил, бросив на нее всполошенный взгляд и добавив:

- Если хочешь.

- Да, - ответила она, - конечно, хочу.

Они зашли в комнату. Драко оставил ее сидеть на кровати, буркнув: «Я быстро». Когда он вернулся, с мокрыми, наспех приглаженными волосами и влажным порозовевшим лицом, с подола его второпях постиранной мантии капала вода.

Это сняло ощущение неловкости. Она тихо рассмеялась, обхватила его лицо ладонями и поцеловала. От него пахло теплой водой и мылом. Он доказал, что был способным учеником, зубами потянув ее губу, и свалившись сверху.

Пэнси почувствовала, как что- то теплое дрогнуло там, где должно было находиться сердце, когда Драко отважился положить руку на ложбинку между ключицами. Затем, когда его пальцы остановились ее груди, бросил взгляд на ее лицо.

Это значило: «Можно?». Пэнси лениво и довольно потянулась. Это значило: «Да». Он стал поглаживать ее так нежно и аккуратно, как, она видела, он гладил кошек. К её удивлению, тепло в груди усилилось, и эпицентр находился под ладонями Драко. Она изумленно вздохнула, а этот паршивец только чуть улыбнулся с видом победителя и наклонился поцеловать ее.

Она, в свою очередь, подражая его движениям, начала поглаживать его грудь, неуклюже пытаясь доставить ему такое же удовольствие. Его грудь была непривычно худой. Пэнси понравился слабый звук который издал Малфой, когда она задела его сосок. Однако ее охватила тревога, когда, проведя кончиками пальцев по выступающим ребрам Драко, Пэнси поняла, какой он хрупкий, и вспомнила, что сейчас ясные, наполненные светом серые глаза Драко, были настороженными и недоверчивыми в ту ночь, на первом курсе.

- Мне тоже иногда бывает страшно, - призналась она, выдавая свой самый страшный секрет.

Его лицо посерьезнело, он продолжал ласково поглаживать ее грудь. Как испуганного котенка.

- Не волнуйся, - самым надменным тоном ответил Драко. - Я всегда буду тебя защищать.

Она потрясенно засмеялась и снова погладила его ребра, затем перешла к мягкой коже его живота и услышала еще один слабый скулящий звук. Драко коснулся ее живота: губы уверенно улыбались, но глаза спрашивали разрешения.

Она дала согласие, переместив руку за пояс его брюк. Его изумленный вздох вызвал у нее удивительно приятное чувство, особенно когда Драко тоже передвинул свою руку, спрашивая и успокаивая. Его пальцы двигались внутри нее. Пэнси расслабилась и тоже продолжила осторожные движения рукой, видя, как постепенно розовеют его щеки.

Чувствовать тяжесть тела на себе было приятно. Он целовал ее очень бережно и нежно, хотя она чуть сжала пальцы во время поцелуя. Челка Драко, такая воздушная и невесомая – совсем не такая как у нее, - коснулась лба Пэнси, и девушка не смогла бы отказать, даже если бы захотела. Она дернулась под ним, глубоко вздохнула, потом еще, чаще. Его дыхание участилось, и они одновременно вздрогнули, забыв как дышать от нахлынувших невероятно острых ощущений.

Через минуту Драко, все еще слегка задыхаясь, уныло осматривал свою мантию.

- Сначала пена, теперь это, - сказал он, лежа рядом с ней и излучая тепло. – Придется, видно, ее выбросить.

- Эльфы отстирают, - утешила его Пэнси.

- Они ее всю истреплют. Бездари полоумные. Итак... Ты хорошо провела время сегодня?

- Хмм.. – Пэнси притворилась, что раздумывает. - Наверное, да.

- Естественно, - Драко тут же задрал нос. - Я же лучший, – довольным голосом продолжил он. – Встречаться со мной так здорово.

- Терпимо, - признала Пэнси. – Пришлось же мне стать твоей девушкой.

- Пришлось? – спросил Драко. Проблеск беспокойства и недоверия в его глазах тут же заставил ее вспомнить об одиночестве и страхе.

Она приподнялась и поцеловала его, пытаясь убедить, что он будет с ней в безопасности.

- Пришлось, – ответила она. – Ты единственный парень в Хогвартсе, который может быть такой же язвой, как и я.

* * *

Когда они разъезжались по домам на Рождество, она даже осмелилась сказать, что будет скучать по нему. Пэнси бы с удовольствием провела каникулы с Драко в Хогвартсе, но он так радовался предстоящей встрече с отцом и катаниям на яхте всей семьей, что она не решилась предложить ему остаться.

Он поцеловал ее на прощанье, и стоявший поблизости Поттер поморщился.

- Надо объявить это вне закона, - сказал он Уизли.

Драко приподнял бровь:

- Скорее это, - ухмыльнулся он, кивнув в сторону Грейнджер, - надо объявить вне закона. Вот увидишь, вас поставят к стенке первыми!

Она вновь сидела в комнате, прячась от расточаемых матерью дифирамбов, когда стало известно, что Темный Лорд убил Люциуса Малфоя, а потрясенного Драко вытащили из ледяного озера.

Она не стала ждать и выяснять, можно ли ей его увидеть. Она просто поехала к нему.

* * *

О, любовь моя, узнаешь ли ты когда- нибудь,
как я любила тебя?

Выйдя из камина, она встретила домовика и приказала отвести себя к молодому хозяину. Служанка колебалась, поэтому Пэнси опустилась на колени и схватила ее за ухо.

- Отведи меня к нему, - рявкнула слизеринка, - или я тебе голову откручу.

У домовика хватило ума подчиниться.

Грегори и Винсент уже были там, и Винс даже улыбнулся ей. Мальчики не знали, что делать, и не придумали ничего лучше, чем просто стоять рядом Драко столбом.

Малфой сидел на кровати, его лицо казалось старше, глаза ввалились, губы плотно сжаты.

- Пэнси, - сказал он, – что ты тут делаешь?

Она хотела сказать: «Я не могла не прийти», но, под его гнетущим взглядом, побоялась признаться.

- Я сочла уместным навестить тебя, – ответила она.

- Понятно, - ровным голосом сказал Драко, - значит, ты уже слышала новости, - он прокашлялся. – Как вы все понимаете, политическое влияние моей семьи было серьезно ослаблено, - произнес Малфой тем же отстраненным взрослым голосом, - мне необходимо принять это в расчет.

«И вам тоже» повисло в воздухе. Боже, они дружили столько лет. Что такого ему наговорил отец, раз Драко поверил, что все дело только в политических интересах?

Пэнси подумала, приняла изменение баланса сил в расчет, но оказалось, и сами силы, и их баланс не стоили того, чтобы о них сейчас беспокоиться.

- Меня это не волнует, - храбро заявила она и села на кровать. – Драко, как ты?

Малфой вновь откашлялся. Очень болезненный звук.

- Я в порядке. Немного простужен, – рассеяно отозвался он. - Если домовик начнет рассказывать тебе про слабые легкие хозяина Драко, пожалуйста, не вздумай ее слушать. А лучше кинь чем-нибудь тяжелым.

Его гримаса была жалкой тенью некогда яркой язвительной ухмылки.

* * *

Им предоставили комнаты. Драко быстро поправлялся. Он почти не ел, но не жаловался на пищу. Страх и беспокойство так прочно переплелись в Пэнси, что она уже не могла определить, где кончается одно и начинается другое.

Однажды ночью, когда Малфой опять куда- то пропал, она пошла его искать и наткнулась на сидящую в одиночестве Нарциссу.

Равнодушие миссис Малфой уже давно стало легендой. За все время, проведенное в замке, Пэнси ни разу не видела, чтобы мать Драко прикасалась к сыну или пыталась подбодрить его.

- Думаю, ты найдешь его в кабинете отца, – холодно сказала миссис Малфой.

Пэнси задержалась на пороге.

- Почему бы вам самой не поговорить с ним, не утешить? – спросила она, удивившись резкости собственного тона.

- Не думаю, что подхожу для этой работы, - ответила Нарцисса и слегка улыбнулась, как будто сама мысль об этом была для нее странна. – Буду благодарна, если ты попытаешься... утешить моего сына.

Пэнси еще никого и никогда в жизни так не хотелось пнуть.

- Я пойду к нему совершенно не поэтому! – отрезала она и ушла, хлопнув дверью.

Из-за Драко она вела себя, как полная дура.

* * *

Она нашла его в кабинете Люциуса. Драко был полностью поглощен просмотром старых журнальных подшивок и исторических хроник. Черты его лица еще больше заострились. Пэнси смотрела на него, пытаясь совладать с охватившим ее беспокойством. Потом Драко обернулся, - теплые отблески свеч заиграли на белой гладкой коже - и она почувствовала, как страх возвращается, но уже по совершенно иной причине.

Боже Всемогущий, каким же он станет красивым.

Еще она заметила открытый хрустальный графин на столе и стакан с лучшим в коллекции его отца огневиски. Драко проследил за ее взглядом. Серые глаза были ясны и безжалостны.

- Отец не разрешал мне пить, - заметил Малфой. - Что ж, полагаю, он уже не сможет меня остановить.

- Драко, - сказала она.

- Они метят тебя, - продолжал он, не сводя с нее холодного расчетливого взгляда: раздевая, но, тем не менее, не видя. – Он метит тебя. Он выжигает на твоей руке черную змею и, вызывая, заставляет ее гореть каждый раз. Метка горит и горит, и ты не можешь скрыться или забыть. Мне это не нужно. Я и так не забуду, – его глаза сузились. – Я отомщу, – закончил он.

- Драко, - дрожащим голосом спросила она, - ты объявляешь войну Темному Лорду?

Пэнси испугалась, потому что хорошо его знала. Знала, что он никогда не отступит. Будет атаковать снова и снова, терпя одно сокрушительное поражение за другим, со всей страстью и невероятным упорством, пока неудачи не обернутся победой.

- А что если так? – высоким голосом яростно спросил Драко.

- Тебе пора в постель, - неуверенно сказала Пэнси. Не понимая как себя вести, она все же попыталась избежать грозы, которая ясно читалась в его лице и слышалась в его голосе.

Малфой поднялся на ноги. Она бы с ним, наверное, справилась в драке, но все же невольно отступила на несколько шагов назад.

- Замечательная мысль, - сказал он, - как мило с твоей стороны было предложить.

И вновь Драко одержал верх, потому что в какой- то момент заговорил совсем как его отец. Он подал девушке руку, Пэнси несмело приняла ее. Как будто на стальной брус оперлась.

Когда они дошли до его комнаты, Драко схватил ее за руку и потянул внутрь с непреклонной решимостью – или она пойдет с ним, или он сломает ей запястье.

Малфой втащил ее в комнату.

- Драко, ты не в себе, - сказала она, и применила последнее оружие. – Это из- за отца. Тебе по- прежнему больно и страшно.

- Мне не страшно, - со злостью бросил Драко, - и тогда тоже не было страшно. Там было темно, холодно, и он громко кричал, но мне совсем не было страшно, поняла? Я знаю, что делаю.

Драко крепко сжал ее запястья. Его руки дрожали. Он почти растеряно толкнул ее на кровать, как будто не сознавая, что делает, и яростно впился ей в губы. Она проглотила слабый протест вместе с кровью.

Пэнси могла бы остановить его, но в чем- то он был сильнее ее, и она знала об этом.

Холодный воздух коснулся ее груди. Его трясущиеся руки были почти ледяными, как всякий раз, когда он был испуган. Драко тяжело навалился на нее, даже его ребра и выступающее бедро причиняли Пэнси боль. Он снова поцеловал ее, просунув язык между ее губ, и она открыла рот так широко, насколько смогла.

Один раз он посмотрел ей в глаза, и она вспомнила, что таким взглядом он спрашивал разрешения. Отвечая, она вновь открыла рот для поцелуя.

- Не волнуйся Пэнси, - задыхаясь, сказал Драко сдавленным от боли и отчаяния голосом. Его глаза лихорадочно, пугающе блестели. – Я знаю, что делать. Я придумаю новый план.

Его руки тряслись еще сильнее, когда он снимал ремень, но губы уже изогнулись в мстительной усмешке. Он не знал, как иначе справится с болью, а Пэнси больше ничего не могла ему предложить.

Малфой положил руки на ее обнаженные бедра, и она попыталась сосредоточиться на боли от впивавшихся в кожу ногтей. Он резко вошел в нее, но слизеринка не собиралась кричать.

- Мы всегда говорили о мести, Пэнси, - бормотал Драко. Его прикосновения обжигали, даже, несмотря на то, что кожа Малфоя была ледяной, и его всего трясло. - И это были не пустые разговоры.

Драко двигался резкими, отрывистыми толчками. Даже когда все закончилось, их по- прежнему трясло, и Пэнси никак не могла унять дрожь.

Малфой рухнул на нее, и они отчаянно вцепились друг в друга, замерзшие и дрожащие от ужаса. Пэнси крепко прижалась к Драко, зарывшись лицом в его шею. Все внутри ныло, по бедрам сочилась влага.

Потом они заползли под одеяло и тесно прижались друг к другу. Драко спал, не шевелясь, как смертельно уставший ребенок, а Пэнси слишком замерзла, чтобы уснуть. Она свернулась калачиком под одеялом и лежала, дрожа, пока Драко, что- то тихо простонав во сне, не положил голову ей на плечо. Она посмотрела на бледное, измученное лицо Малфоя и начала медленно гладить его по светлым мягким волосам, так непохожим на ее собственные волосы.

- Шшш, - тихо прошептала она. Сейчас она могла говорить все, что хотела: она была в безопасности, и никто не мог ее услышать. – Все хорошо, милый. Я люблю тебя. Очень люблю.

Драко улыбнулся во сне. Она продолжала гладить его по волосам. Пэнси не чувствовала себя настолько в безопасности, чтобы уснуть, но все же она могла гладить его по волосам.

- Я люблю тебя, - снова прошептала она, получая какое- то запретное удовольствие от звучания этих слов. Она никогда не произносила их. Даже зная, что другие дети говорят их своим родным. Даже не всерьез.

Из- за Драко она вела себя, как полная дура.

* * *

Я в обитель ада
За демоном, как ты,
спуститься рада

До конца каникул Драко больше к ней не прикасался. Она встретила Новый Год с ним, Грегори и Винсом. Малфой поцеловал ее, слегка задев холодными губами. Он был слишком захвачен воспоминаниями об отце. Они пугали его, но он был слишком горд, чтобы признаться в этом.

В последний день каникул он отозвал их поговорить.

- Планы меняются, - сообщил он не терпящим возражений тоном (должно быть, был катастрофически неуверен в себе). – Мы не станем присоединяться к Темному Лорду, а войдем в Младший Совет.

Зная Драко, они молча внимали.

- Здесь содержится информация о том, сколько Пожирателей смерти было убито своими хозяевами, – тем же тоном продолжал Малфой, доставая бумаги, которые старательно изучал в библиотеке. - Во всех случаях, треть последователей Темного Лорда пала от его рук, а большинство подвергалось различным пыткам. Более того, никому из сторонников никогда не будет предложено участвовать в принятии решений, и, по моим сведениям, Темный Лорд может оказаться полукровкой. Он психически неуравновешен. С ним мы не будем в безопасности. Этот вариант неприемлем. Если мы примкнем к противоположной стороне, то в будущем сможем влиять на ход событий. Все потенциально опасные промагловские законы были приняты, потому что древние роды поддерживали темного Лорда и тем самым дискредитировали себя в глазах магического мира. Мы сможем изменить положение вещей. Деньги у нас уже есть, остается получить право голоса. – Его губы слегка изогнулись, и на секунду он оставил жесткий, деловой тон Люциуса Малфоя. – Я не говорю, что мы станем вести себя, как Дамблдор и его прихлебатели, - нервно бросил он, как будто кто- то осмелился ему возражать. – Я говорю, что мы обойдем их, играя по их же собственным правилам.

Он обещал им защиту и власть так, как будто действительно мог ими свободно распоряжаться. Пэнси знала, что это не так, но все равно верила.

- Я принял решение, - высокомерно бросил Драко. – Пойдете за мной или сваляете дурака?

- Можно и за тобой пойти, - наконец, сказала Пэнси. - Забавы ради.

Он ухмыльнулся, будто ждал этих слов. Он держал ее за руку так, что даже без ее помощи его пальцы не дрожали.

- Вот увидишь, как вытянутся их лица, когда мы появимся на собрании Младшего Совета, – сказал он. - Они нас запомнят.

Он уговорил остальных. Она не знала, как. Казалось, будто ослепительно белый жар его неиссякаемой энергии пронесся по подземельям, словно лесной пожар. За ним стояли безопасность, власть, посулы, имя, поддержка профессора Снейпа. И он четко обозначил свои позиции.

- Я не пойду на это! – закричал Тедди. – Они убили моих отца и брата, а я убью их всех! Можешь им так и сказать, если хочешь.

- Мы не станем предавать друг друга. – Драко осторожно подбирал слова. Он был обязан так поступать.

Они все еще оставались слизеринцами. Заключались союзы, и это были такие же чисто деловые соглашения, что и с Люциусом Малфоем, но Пэнси видела: причина, по которой люди шли на сделку, крылась в том, что каждая частичка пламенной души Драко принадлежала им, и они это знали.

Малфой пришел на заседание Младшего Совета с двумя третями слизеринцев. Пэнси шла по правую руку. Профессор Люпин взглянул на них, улыбнулся и предложил ему сесть. Они увидели потрясенные и возмущенные лица других членов Совета. Как Драко и обещал, это было незабываемое зрелище.

- Ну, что я вам говорил? - смеялся после Совета пребывавший в эйфории от собственного успеха Драко. – А вы не верили.

- Я верю тебе, Драко, - сказала Пэнси, протянула ему руку и уже с полной уверенностью повторила сказанное когда- то Пизблоссому слово. - Верю.

Он изобразил порочную усмешку.

- Веришь? А зря, – сказал он. - Я могу быть очень плохим мальчиком.

Пэнси обняла его за шею.

- Было бы интересно на это посмотреть.

Они пошли в комнату Драко. Пэнси посмотрела на него и вздрогнула, но он взял ее руку, погладил сначала ее, затем шею девушки, постепенно перешел к груди, затем к животу. Он продолжал ласкать Пэнси легкими уверенными движениями, которые заставляли ее дрожать и желать большего.

- Ох, - сказала она, - ты и правда быстро учишься.

Польщенный Драко рассмеялся и поцеловал ее. Затем его губы переместились на ее горло, повторяя путь его рук. Она закрыла глаза, сосредоточилась на осторожных движениях влажных губ, и выгнулась навстречу его прикосновениям.

- Драко, - шептала она, - Драко, Драко.

Ничего больше она не могла сказать. Пэнси взглянула на Драко, когда тот оказался сверху, двигаясь очень осторожно и сосредоточенно, губа закушена от напряжения. Она улыбнулась, подумав, что точно такое же выражение лица у него появлялось, когда он играл в Квиддич или делал домашнее задание по Творческой магии, и поцеловала его. Они целовались, улыбаясь, и дрожа, достигли обжигающего пика.

После он лежал рядом, касаясь пальцами кончиков ее волос и бисеринок пота на ее плече, и слегка улыбался.

- Теперь получилось как надо? – полувопрос- полутребование. - Я хочу сказать, в тот раз получилось не слишком удачно. Мы можем притвориться, что тогда ничего не было, и это наш первый раз.

На нижней губе Драко была небольшая ямочка, которая временами портила совершенство его злобной усмешки. Пэнси поцеловала ее.

- Как хочешь, Драко, - сказала она. - Сам знаешь. Все хорошо до тех пор, пока ты покупаешь мне отличные подарки на день рождения.

Он рассмеялся и перекатился на соседнюю подушку. Когда он затих, Пэнси протянула руку и, как раньше, погладила его волосы.

- Я люблю тебя, - прошептала она. Девушка не была уверена, что он уже заснул, но Драко улыбнулся во сне, и она тоже задремала рядом с ним.

После этого большую часть ночей она спала рядом с ним.

Вечерами Малфой либо сидел, склонившись над бумагами, либо бушевал в гостиной, расшвыривая книги, подсвечники и первокурсников. Пэнси не знала, чем ему помочь, и была не в силах взять управление на себя. Поэтому ей оставалось только молча стоять рядом, как Грегори или Винсент, и бросать в сторону гриффиндорцев хмурые взгляды, когда те с подозрением пялились на них во время собраний, или когда Поттер бормотал, что выведет Малфоя на чистую воду.

Тем не менее, ночью Драко мог расслабиться. Он смеялся и целовал ее. Ночью она всегда была с ним.

- Мы немного отличаемся от других членов Совета, - как- то отметил Блейз.

Драко оторвался от книги по древним рунам.

- Искренне надеюсь, что это так! - оскорблено сказал он. - Если бы у меня волосы стали как у Поттера, как друзья вы должны были бы счесть своим долгом пристрелить меня, как собаку.

Пэнси нахмурилась.

- Знаешь, а Блейз прав, - сказала она. – Эта ханжа Грейнджер расхаживает в блузке и джинсах.

- А, вы об этом, - сказал Драко, и на его лице появилось сосредоточенно- задумчивое выражение. Казалось, его осенила какая- то идея. – Не волнуйтесь, - сказал он. – Я придумал очень хитрый план.

* * *

Очень хитрый план обернулся подробным инструктажем в магазине одежды, за которым последовал шквал покупок. Драко вел себя как безжалостный диктатор.

- Элоиза! А ну вернись! – жестко говорил он. - Неужели ты думаешь, что с таким носом можешь носить шляпку набекрень? Опомнись.

Пэнси внимательно посмотрела на себя в красном магловском платье. Волосы казались чернее, а губы ярче, однако, она чувствовала себя немного неловко. Платье скорее облипало, чем драпировало фигуру, поэтому грудь и бедра выглядели непомерно, даже смехотворно большими.

- И ты туда же, Блейз! – распекал друга Драко. - И не надейся, что я не замечу, как ты смотришь на латекс. Забудь об этом.

Она пригладила платье, ожидая колкого комментария, и вдруг почувствовала, что чьи- то руки скользнули по ее бедрам.

У самого уха раздался самодовольный голос Драко.

- Эй, вы только взгляните на мою сногсшибательную подружку, - сказал Малфой. В зеркале она увидела спутанные черные волосы, красную ткань, плотно обтягивающую изгибы ее тела, вспыхнувшую на своем лице улыбку, когда Драко заглянул ей через плечо. Его руки обнимали ее, его светлые волосы служили фоном. Она подумала, что в раме из Малфоя смотрится почти красавицей.

Она так же заметила, что он стал выше.

* * *

У себя в спальне он примерил черные джинсы и нерешительно прошелся по комнате. Она хохотала до слез, потому что он двигался, как марионетка, но про себя отметила удлиненные пропорции его тела, то, как легко он приспосабливался ходить в непривычной одежде, и как изменились его черты. Они смягчились ровно настолько, чтобы его лицо казалось скорее угловатым, чем острым.

Он расхаживал по школе, задрав нос, как будто все только и делали, что пялились на него. Все и пялились. Он был привлекателен, но умудрялся убедить людей, что совершенно бесподобен.

Пэнси пыталась взглядом заставить других держаться подальше, но не была уверена, что Равенкло и Хаффлпафф поймут намек и подчинятся. На этих факультетах было несколько очень хорошеньких девушек, а Драко умел подать себя: имидж плохого мальчика тоже по- своему неотразим.

А она не могла сделать из себя красавицу.

* * *

Она подняла голову и увидела, что Драко смотрит на нее. Их окружали усталые лица.

- Идем, - сказал он, - мы собираемся в паб. С профессором Снейпом я договорюсь.

- Нас не станут обслуживать, - заметил Грегори, его лицо сморщилось от напряжения.

Драко вздернул подбородок.

- Я, вообще- то, Малфой, - сказал он. – Ты хочешь сказать, что для меня что- то невозможно?

Их обслужили, и они спустились вниз. Пэнси в красном платье, танцевала со своим парнем в черных джинсах, видя, как девушки смотрят на его руки на ее теле.

- Мне кажется, ты нравишься Мораг, - прошептала она, отбрасывая волосы назад и всем своим видом показывая, что находит это утверждение забавным.

- Как ей не повезло, а? – сообщил гордый собой Малфой. - Потому что ты по- прежнему единственная девушка, которая стоит моего внимания.

Изгибаясь, он скользнул вниз по ее телу, с вызовом глядя по сторонам, словно приглашая посмотреть на него во всем малфоевском великолепии. Драко вновь сумел превратить нелепое в эффектное. Она целовала его открытым ртом и была до смешного влюблена.

* * *

Ночью они, спотыкаясь, ввалились в комнату, не переставая хихикать и обниматься. Она перекатилась на него и торжествующе усмехнулась.

- Знаешь, - протяжным голосом сказал Драко, в его глазах плясали чертенята. - Раз уж ты здесь прописалась... могла бы немного сбросить вес.

Опять он в своем репертуаре. Пэнси стукнула его, и они превратились в борющийся, смеющийся и стонущий клубок. Как она обнаружила, в пьяном виде ей нравилось облизывать его горло. Секс был влажным, неряшливым и необузданным.

После они заснули, обнявшись. Перед этим она кончинами пальцев дотронулась до его волос, погладила их, расчесала, наслаждаясь ощущением струящихся сквозь пальцы прядей.

- Я люблю тебя, - прошептала она, почувствовала, как он слегка толкнулся в ее ладонь, и была совершенно уверена, что он только притворяется спящим. Она повторила свои слова и увидела на его лице слабую улыбку. Затем Пэнси легла рядом на подушку лицом к нему и погрузилась в сон.

Тогда она поняла, что Драко, возможно, не волнует, что она не красавица.

* * *

Дружба может перерасти и часто перерастает в любовь.
но любовь никогда не опустится до дружбы.

Весь март и апрель она шептала ему по ночам слова любви. Тем временем устоялся Младший Совет, и, казалось, после пары бурных разборок между Драко и Поттером жизнь вошла в привычную колею.

Драко придумал песенку про квидичные достижения Рона Уизли, с совершенно примитивными словами, но с навязчивой мелодией, которую мурлыкали все. И пока Малфой кружил в небе, Пэнси вставала перед слизеринцами и дирижировала с тем драматизмом, на котором он бы наверняка настаивал.

Как- то Поттер схватил ее за локоть в одном из коридоров и спросил низким разъяренным голосом:

- Ты же его подружка, ты должна знать, что он задумал.

- Не мог бы ты отвалить? – поинтересовалась Пэнси, что есть силы наступив парню на ногу.

- Я все равно узнаю, - Поттер смерил ее тяжелым взглядом и отвалил.

Даже Поттер знал, что она была девушкой Драко.

* * *

Постепенно Пэнси привыкла к улыбкам профессора Люпина, а слизеринцы – к магловской одежде.

- Как это мило, – заметила Грейнджер, с ужасом глядя, как довольная Пэнси за ухо убрала с пути первоклашку, а потом метнулась в коридор, где появился Драко. Слизеринка была уверена, что сейчас Грейнджер обсуждает со своим рыжим дружком длину ее платья, и запланировала небольшую месть, когда Драко подхватил ее на руки.

Малфой уже был достаточно высок, чтобы удержать ее, но все равно это было очень странно. Она захихикала, а он пошатнулся.

- Идиот, надорвешься, - прошептала она, наклонившись к нему. Его лицо скрылось за ее волосами.

- Это потому что ты такая необъятная. А я, между прочим, учтивый и обворожительный идиот, - фыркнул Драко и поцеловал ее, затем недовольно скривился и выплюнул прядь ее волос.

Она наклонилась поближе, коснувшись его носа своим. Он был так близко, вокруг было темно, и она была счастлива. Совсем как ночью.

- Я люблю тебя, – прошептала она.

Драко отпустил ее.

- Мне пора идти, - отрывисто сказал он, - у меня встреча с профессором Снейпом. Просто подошел сказать «привет», - добавил он, ухмыльнувшись. - Разве я не мил и внимателен?

Он развернулся и быстро ушел. Драко никогда не умел скрывать свой страх.

- Ты любишь это? – спросил знакомый раздражающий голос.

Пэнси тяжело вздохнула, возведя глаза к потолку. Ей следовало помнить, что эти трое бегают только в стае. Наверняка Поттер ошивался поблизости и раздавал указания, а Грейнджер и Уизли их выполняли.

- У меня есть на то причины, - парировала она и обольстительно улыбнулась, - нужны подробности?

Поттер отчаянно покраснел, даже шея заалела. Пэнси с интересом наблюдала за ним.

- Не будь вульгарной, - громко заявил гриффиндорец. - Не представляю, как кто-то может хоть пальцем дотронуться до Малфоя.

- Только пальцем? Я тоже не могу это представить, - сказала Пэнси, широко распахнув глаза. – Поттер, ты просто воплощение сдержанности.

Она была слегка разочарована, потому что до сердечного приступа у золотого мальчика дело не дошло. Но с удовольствием посмеялась над его побагровевшим лицом и пошла дальше.

* * *

Когда Пэнси вернулась в гостиную, Драко с надменным видом излагал каким- то третьекурсникам законы и правила жизни. Она подошла поучаствовать, и он взял ее за руку. Значит все в порядке.

Однако вечером, когда она потянулась к его волосам, чтобы погладить, он оттолкнул ее руку.

- Я хочу спать, - раздраженно сказал он.

Ей хотелось крикнуть, что раньше его это устраивало, и он спокойно притворялся спящим, но испугалась того, что может произойти. Побоялась все испортить, поэтому просто тихо лежала рядом.

Девушка убедила себя, что все понимает. Дома ей никогда не обещали особой любви, но Люциус Малфой, ловкий политик, посулил Драко звезды с неба, если тот будут соответствовать его требованиям. Драко старался изо всех сил, но потерпел неудачу. Теперь, как бы отчаянно ему не хотелось, он не поверит в любовь, так как считает, что не заслужил ее.

Злить его было бессмысленно, вместо этого, она должна была доказать, что ее слова – правда. Только не знала как.

* * *

Однажды, когда Малфой рисовал план будущей битвы для Ордена Феникса, она подошла и села рядом, обняв его за талию. Застигнутый врасплох, он посмотрел на нее. Ей нравилась четкая ровная линия его челюсти.

Затем Драко бросил взгляд на план, и его лицо прояснилось,

- Ах, - сказал он. - Не тревожься, Пэнси, я сумею тебя защитить.

Она сузила глаза и метнулась прочь. Девушка не могла сказать, что не хочет, чтобы он защищал ее и слизеринцев. Она любила его, потому что верила: он единственный, кто сможет это сделать.

Но она не хотела, чтобы их отношения выглядели еще одной сделкой. В этом случае, он бы никогда ей не доверился. Она не видела способа убедить его, что ей нужно совсем другое. Совсем- совсем...

Он начал злиться на нее, а Пэнси не знала, как на это реагировать. Она огрызалась, хмурилась, даже как- то пошла прочь. Тогда он совсем притих, и она поняла, что подтверждает его страхи. Поэтому она осталась, кусая губы, чтобы не сказать лишнего, а он глядел на нее с подозрением.

* * *

Когда профессор Дамблдор говорил с Младшим Советом, слизеринцы стояли позади Драко. Пэнси заметила, что все либо опираются на него, либо трутся неподалеку с умным видом, и поняла, что тоже стоит, прислонившись к нему.

«Я не такая», - хотела она сказать, но Драко не смотрел на нее.

* * *

Он пытался советоваться с матерью, но в ответ получал равнодушные предупреждающие записки и карт- бланш на расходы. Однажды она увидела его с подобным посланием в руке. Ножом для разрезания бумаги Драко чертил линии на крышке письменного стола.

- Драко, все в порядке, - сказала она, - я...

- Заткнись, - отрезал он. Она молчала, пока он не вышел из комнаты, и потом метнула злосчастный нож в стену.

* * *

- Всем что- то нужно, - как- то раз объявил Драко, разрабатывая план по привлечению в их ряды еще нескольких слизеринцев.

- Всем? – переспросила Пэнси, желая соглашаться с его словами.

- Да, - подтвердил Драко, поджав губы. - Так меня учил отец. Например, я хочу кофе, значит, нужно хорошенько выдрессировать первокурсников, чтобы получились хорошие рабы.

Позже он отказался от хитроумных планов, и орал на слизеринцев, пока те не подчинились. Это привело его в еще худшее расположение духа.

- Но ты же добился своего, - возразила ему Пэнси, - считается только это.

- Если не сработает вновь, не считается, - огрызнулся Драко. - Я должен сделать все как надо.

- Откуда ты знаешь, как надо? – спросила Пэнси.

- Не знаю! – заорал Драко. - Отец, наверняка, знал! Но есть только я, и помощи ждать не от кого... – он замолчал.

- Я бы помогла, если бы знала как, - сказала Пэнси. – Только скажи мне, что надо сделать.

- Я уже сказал, - холодно ответил Драко, - что не знаю. Не пошла бы ты к черту, а?

- Ну и пойду, - крикнула она и хлопнула дверью.

Только потом она поняла, что оставила Драко, после того как он признался, что не знает, как их спасти. Она сидела на кровати и рычала на соседок, пока те не убрались в гостиную, а потом в темноте пыталась придумать, что можно сделать, чтобы ему помочь.

Драко пришел и сел рядом.

- Прости, - неуклюже извинился он, и для Малфоя это был серьезный шаг. - Послушай, естественно, я знаю, что делать. Я, в конце концов, гений всех времен и народов, – он помолчал. - Я вымещал злость на тебе. Видишь ли, Пэнси, мы еще так молоды, нам еще рано связывать себя серьезными обязательствами.

Внезапно внутри образовалась холодная, отвратительная пустота.

Драко улыбнулся ей.

- И потом, было бы преступлением тратить такое платье на одного парня. Даже если этот парень – я.

- Особенно если этот парень – ты, – парировала Пэнси и усмехнулась. Если он хочет уйти, она не станет выставлять себя на посмешище.

Драко неожиданно обнял ее одной рукой и на секунду крепко прижал к себе.

- Помнишь, я обещал, что сумею вас защитить? - сказал он. - Я сдержу слово.

- Надеюсь, - согласилась она, - не хотелось бы иметь друга- лжеца.

Она не стала плакать.

* * *

Я все еще люблю тебя
приди ко мне, люби меня.

Она не стала плакать. Ни перед матерью, которая вежливо дала понять, что дочь ее очень разочаровала, ни перед Пизблоссомом, который ненадолго вернулся домой, чтобы сообщить о смерти Пеллинора.

Пэнси посещала собрания в доме Драко, потом возвращалась домой и на вопрос «чем ты занимаешься?» отвечала кратко и неохотно. До нее дошли слухи, что Драко встречается с какой- то девицей из Бобатона, но она сделала вид, что все в порядке. Она села рядом с ним на первом собрании Младшего Совета и бурно поддержала его решение голосовать против посвящения магловского премьер- министра в события мира магов.

Однажды ночью в клубе она увидела его (тонкий смеющийся силуэт) с Мораг в мерцающей черной мантии. Та смотрела на Малфоя голубыми шотландскими очами. Они смеялись и флиртовали, он посыпал свою нижнюю губу солью, Мораг слизала ее и опрокинула стопку текилы.

Пэнси не выдержала и побежала прочь со всех ног. Драко бросился за ней.

- Пэнси! Пэнси, ты куда? – раздраженно спросил он, поймав ее на улице. - Не нужно так разочаровывать Крэбба, - улыбнувшись, добавил он. – Парень мечтает потанцевать с тобой.

Девушка попыталась дать ему пощечину, но он перехватил ее запястье. Она посмотрела на него измученными глазами.

- Только не с ней, - гневно бросила она. - С кем угодно, только не с ней!

- Я не понимаю, на что ты на... – оскорбился Драко.

- Обещай! – ее голос сорвался.

Его лицо смягчилось.

- Обещаю, – сказал он. Его рука скользнула по ее запястью к пальцам и чуть сжала их. – Я правда скучаю по тебе. Иногда, – добавил он, бросив на нее опасливый взгляд, будто эта информация позволила бы ей причинить ему боль. – Очень. Но это бессмысленно, и ничего... Я просто не могу.

Он отпустил ее. Пэнси бегом вернулась в Хогвартс, в слизеринские спальни, домой. Там она заплакала, зарывшись лицом в подушку и отчаянно сжимая ее, как будто мешку перьев можно причинить боль.

Если бы Пэнси с той же силой и яростью настаивала на всем, Драко бы, наверное, уступил. Если бы он был ей меньше нужен или, наоборот, больше необходим, если бы она любила, ненавидела или боролась чаще, сильнее....

* * *

В следующий раз в ночном клубе, она развлекалась, не обращая внимания на Драко. Пэнси пила с Салли- Энн, и в результате две счастливые- счастливые девушки шли домой, отчаянно цепляясь друг за друга, чтобы не упасть, и признаваясь друг другу в вечной дружбе. Когда Салли- Энн плюхнулась вместе с ней на ее кровать, Пэнси посмотрела на ореол светлых волос и вновь почувствовала холод, одиночество и удивление, что кто- то такой красивый хочет быть с ней. Ища тепла, она придвинулась ближе, когда Салли- Энн прижалась своей грудью к Пэнсиной, почувствовала как мягкая, упругая плоть движется по ней, и закрыла глаза.

Она не хотела, чтобы Драко только флиртовал ней, не хотела, чтобы он соблазнял ее. Она хотела, чтобы он целовал ее, несмело ласкал, чтобы она чувствовала себя защищенной, и чтобы была уверена, что он ее не оставит. Собственно это было одно и тоже.

Утром она проснулась под одним одеялом с Салли- Энн. Бог знает, куда подевались их соседки.

- У меня голова раскалывается, - невнятно пожаловалась она.

Салли- Энн придвинулась ближе.

- Моя мать – грязнокровка, - тихо прошептала она Пэнси на ухо, широко раскрытыми глазами следя за реакцией слизеринки. - Ты меня ненавидишь?

Пэнси крепко сжала обнаженные плечи девушки.

- Что? Нет, конечно же, нет! Ты – слизеринка, – яростно воскликнула она. – Ты не виновата. Никто...

Она осеклась. Пэнси не знала, как поведут себя остальные, и, в отличие от Драко, она не могла заставить других плясать под свою дудку. И как это у него получалось? Но она была свято уверена, что пока ты защищаешь своих, они защищают тебя. Другого пути нет.

- Спасибо, - Салли- Энн почему- то успокоилась и закрыла глаза. Ее светлые волосы разметались по Пэнсиной подушке.

Пэнси все еще не могла понять, почему Салли- Энн захотела быть с ней.

* * *

Она ощутила скрытую силу, таящуюся в изгибах ее тела в мини- платье, и в линии рта, если знать, как следует улыбаться. Она не излучала тепло и радость, как Драко, и не привлекала внимание как Мораг, но сила и власть, это сила и власть. Она могла их использовать.

Следующей ночью в клубе, заказывая выпивку, она заметила знакомое лицо. Адриан Пьюси. Он играл в квиддичной команде, а его дядя был Пожирателем смерти. Сейчас парень внимательно смотрел на нее.

- Дай я заплачу, - сказал он.

- Нет, спасибо, - сощурилась она. – Прежде мне придется разориться и растерять всех своих знакомых красавчиков.

- Я слышал, юный Малфой объявил крестовый поход, чтобы отомстить за отца, - как ни в чем не бывало, продолжил парень.

- Откуда мне знать? Мы не настолько близки.

- Я слышал совсем другое, - ответил Пьюси. - На самом деле у Малфоя отлично получается командовать вами. Насколько мне известно, давление родителей усиливается, и все знают, как яростно Тед Нотт ненавидит магглов. Может случиться нечто очень неприятное, если он узнает, что кое- кто в вашей теплой компании не может похвастаться чистотой крови.

Она посмотрела ему прямо в глаза и забрала протянутый пакет. В нем оказались регистрационные записи, фотографии, свидетельства о рождении Салли- Энн и ее родителей.

- Я поговорю с Драко, - спокойно сказала она. - Возможно, нам удастся договориться.

- Все возможно, - ответил Пьюси, скользя взглядом по ее фигуре.

Пэнси прокляла свою недогадливость, но не опустила глаз.

– Польщена, - игриво сказала она. - Одна ночь?

- По меньшей мере, шесть месяцев, - не согласился Пьюси. - Ты достаточно привлекательна, и, хотя я не горю желанием принимать чью либо сторону немедленно, попробовать стоит.

- Тогда неделя.

Сговорились на двух месяцах. У него были большие и потные руки. Она позволила ему заплатить за выпивку.

Все оказалось не так уж и плохо. Он хорошо с ней обращался, платил за выпивку и еду, а она послушно хихикала над его остротами и показывала, как ей нравится секс с ним. Иногда ей действительно нравилось, хотя сам процесс был немного механическим.

Заполучив документы, она села в темной комнате одна и сожгла всё, одну бумагу за другой. Затем подошла к окну, чтобы вытряхнуть банку. Внизу, держась за руки, бродили Уизли с Грейнджер. Она подождала, пока они не окажутся под окном, после чего высыпала пепел им на головы.

Когда она вышла полюбоваться на дело рук своих, то удовлетворенно отметила, что космы Грейнджер стали темно- серого цвета, а Уизли шипел и плевался.

- Ах ты чертова слизеринская сучка! – заорал он. Его лицо побагровело под слоем пепла. – У тебя что, какие- то проблемы?

Она резко толкнула его.

- Похоже, не у меня проблемы, а у тебя, - поправила она и ушла.

* * *

Иногда, темными холодными ночами она признавалась себе, что не хочет сложностей, не хочет ни за что бороться, не хочет ничего выжидать. Ей до смерти надоело мучительно размышлять над неразрешимыми проблемами и постоянно подвергать свою жизнь опасности. Пэнси всего лишь хотелось быть любимой и уверенной в завтрашнем дне.

Ей хотелось вернуть Драко. Это решило бы все.

Нужно подождать, сказала она себе. Драко больше никого к себе не подпустит так близко, как бездумно позволил ей. Нужно подождать немного и потом рискнуть. Не самое лучшее решение, но он такой горячий, а ей так холодно...

Пэнси любила его. Она никого и никогда еще не любила. Иногда ей казалось, что ей было суждено полюбить только его.

* * *

Позови меня с собой,
Я приду сквозь злые ночи,
Обойду весь шар земной,
Что бы путь мне не пророчил..
.

Летом перед началом седьмого года мать заперла ее в комнате, объяснив Пэнси, что она, ради ее же блага, больше не вернется в Хогвартс.

Они с Драко были готовы к такому повороту событий. Пэнси обмотанными разорванной простыней кулаками разбила окно, вытащила спрятанную в чулане метлу Драко и к отходу поезда была на платформе 9 ? .

- Крошка моя, с тобой все в порядке? - кинулся к ней Драко. - Ах да, Пэнси, тебя я тоже рад видеть, - добавил он, баюкая метлу.

- Боже милостивый, Драко, что стало с твоими волосами за лето?

- Некоторые вещи ни в коем случае не должны становиться поводом для веселья, - ледяным тоном уведомил ее Драко. - Стыдно, Пэнси Паркинсон. Очень стыдно.

- Пойду куплю Шоколадных Лягушек, – объявила девушка.

- Потакание собственным слабостям до добра не доведет, - предупредил ее Малфой. – Да, если на тележке будет кофейник, захвати его для меня.

* * *

Ей пришлось ждать в коридоре, пока Грейнджер с Уизли затаскивали свои сундуки в купе. Грейнджер рассуждала об Арифмантике. Уизли смотрел на нее стеклянными глазами.

- Простите, но можно немного подвинуться, пока я не умерла тут от скуки – не выдержала Пэнси.

«Еще один придурок, который никогда не поумнеет», - подумала она. Потом вспомнила, что Уизли действительно безнадежен, но Грейнджер все равно его любит, они счастливы, и все у них просто замечательно, и что удача всегда на стороне гриффиндорцев, поэтому, проходя мимо, Пэнси «случайно» заехала парню локтем в солнечное сплетение.

Ей оставалось только заступаться за Драко. Поэтому она оберегала его, как могла. И когда Малфой мучился с очередным неудачным романом, и, что более важно, когда над его головой сгущались тучи, и люди подозревали его во всех смертных грехах.

Она не сдавалась. Не отступала.

Пока не пришел день, когда в подземелья спустился Поттер и захотел поговорить с Малфоем. Тогда она поняла, что Драко никогда бы не опустился до мести человеку, которого счел бы недостойным своего внимания.

Совсем как Драко, гриффиндорец выжидал, шел вперед, доказывал, что заслуживает внимания. Совсем как Драко, терпел сокрушительные поражения и падал все ниже и ниже, до тех пор, пока не одерживал победу.

Сначала Драко отказался от ее любви, а теперь Гарри Поттер вознамерился украсть у нее друга.

Блейз, не разобравшись, посчитал это забавным.

- Как продвигаются дела с нашим героем? – спрашивал он.

Драко ехидно щурился:

- Великолепно, - протяжным голосом говорил он. - Мы безумно влюблены.

Блейз вскоре поменял свою точку зрения.

Гриффиндорцы, получавшие все, что хотели, не имели никакого права забирать себе Драко. Он был нужен ей. Он был нужен всем слизеринцам. Он принадлежал им. Это она почти держала его холодную трясущуюся руку той ночью шесть лет назад! Ей оставалось только смотреть и ненавидеть Поттера и Драко, потому что она была до смерти напугана. Она терпеть не могла бояться.

Она считала, что больше ни на что не способна, пока Рон Уизли не встал посреди Младшего совета, не обвинил Драко в предательстве Хогвартса и не потребовал заключить Малфоя в Азкабан.

Чистая животная ярость затопила Пэнси. Она вспомнила несмелые поцелуи, безумные обещания, попытки отрицать собственные страхи и любовь, и прыгнула через стол, целясь Уизли в горло.

- Я убью тебя, Уизли! – кричала она, и была готова это сделать. Она бы убила его, не раздумывая ни секунды.

У нее было право любить Драко, идти за ним и верить в него. Несмотря ни на что.

Как и всегда.

The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni