Пес

АВТОР: Сон
БЕТА: Небеса, ПРАВКА: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Сириус, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Если собака виляет хвостом, не спешите радоваться, возможно, это только возбуждение, вызванное агрессией.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: AU. Возможно, ООС. Инцест, по-видимому.

ОТКАЗ: Все принадлежит Дж.К. Роулинг, но если она от чего откажется…



Вдох. Секундная пауза.

Глаза быстро привыкают к новой цветовой палитре, мозг приспосабливается к изменившемуся ракурсу.

В ноздри врывается целая гамма запахов, уши чуть двигаются, улавливая мельчайшие оттенки шорохов.

Да!

Он снова сумел.

Об этом никто не знал, даже близкие, самые близкие люди, но Сириус Блэк, превращаясь, каждый раз испытывал мимолетный страх – а вдруг не получится?

Получалось всегда. И теперь – тоже.

Из общего аромата… «Хогвартс» Резко выделяются составные – живое, неживое и Магия.

Звуки становятся узнаваемыми. Фоновый гул – музыка по случаю выпускного бала и приглушенные расстоянием разговоры.

Лапы резво несут его к выходу. Вниз и вверх по неподвижным лестницам – сегодня единственный день в году, когда они стоят.

Выпускной.

День, к которому он готовился, которого он ждал.

День его мести.

«Много лет назад…»

Не так уж и много – для него. Он вернулся из-за завесы почти таким же, как был, но все вокруг изменилось.

Гарри – его крестник, то, что оставил ему… «Вожак» больше не был ребенком, превратившись в жесткого, уверенного в себе… «Члена стаи?».

Его анимагическая форма диктовала собственные условия человеку, что делало его существование в собачьем теле подчас весьма странным.

Ремус. Волк-оборотень… Когда они перестали быть друзьями? Может быть, когда друг поверил в предательство? А может, когда увидел того Сириуса, что вышел к ним, вернувшись оттуда, откуда не возвращаются…

«Падение, погружение, толчок, всплытие».

Для пса прошло не больше двух минут.

В его мире прошло четыре года.

Сам Сириус обнаружил, что его тело стало таким, каким могло быть в тридцать лет, если бы не… «Азкабан».

Уши непроизвольно прижимаются к голове, верхняя губа вздергивается, обнажая клыки, воздух с трудом проникает в ноздри. Он чувствует, как шерсть встает дыбом от поджатого хвоста до холки, в горле бьется высокий истеричный рык.

«Плохо».

Сириус с мимолетной благодарностью к псу выкидывает мысли о страшном месте из головы и продолжает движение.

Его ведет знакомый запах, такой привычный, так легко различимый.

«Только что».

Фиксирует зверь, и Сириус, не удержавшись, облизывает свой шершавый нос, будто стараясь попробовать уловить вкус. Дрожь предвкушения пробегает по телу.

«Ты ответишь. Ты ответишь за все. За своего папашу, настоящего ублюдка…»

Мысль о том, что мерзавец, причинивший ему столько боли, погиб, не дождавшись, пока он вернется, вызвала знакомый прилив гнева. Настолько сильного, что приглушенный рык снова рвется наружу, а хвост движется из стороны в сторону с упорством бешеного метронома.

Блэк снова берет контроль над псом.

«За Джинни…»

Бедная девочка решила, что ей нравится самовлюбленный мальчишка…

«Враг» - подчеркивает пес, продолжая перебирать лапами, разматывая путаницу ароматов, безошибочно определяя направление.

«Уже близко».

На секунду зверь отвлекается, улавливая верхним нюхом что-то интересное – то ли мелкую живность, то ли знак, оставленный… «Чужак». На его территории.

Неважно, сейчас это неважно. Вперед, быстрее, все складывается так удачно, что шанс упускать нельзя.

Мальчишка, отказав Джинни в танце – высокомерно приподнятые брови, резкий взмах пушистой челки – потихоньку выбрался из помещения и направился в сторону озера.

«Один».

Нет запаха его спутников, пес не улавливает людских запахов вообще – только бледные тени, оставшиеся в наиболее популярных местечках окрестностей.

«Рядом».

Он здесь.

Темная фигура четко видна на фоне озера. Мальчишка сидит на скамье, чуть ссутулившись, спиной к замку.

Запах вливается в ноздри. Аромат отчаянья и тоски.

Пес недоумевает. Блэк тоже.

«Враг».

Зверь прав – какая ему разница, что чувствует его будущая жертва, тот, кто ответит за боль, принесенную…

«Давно».

«Недавно», - возражает Блэк.

…смятые простыни, скрученные в жгуты, бледный рассвет, сочащийся в окно.

- И что теперь?

- Ничего.

Тягостное молчание, сердце проваливается в бездонную яму и там – бьется, бьется, бьется. Руки терзают и комкают невовремя подвернувшуюся подушку…

Тогда он ушел, он забыл. Почти забыл.

…серый бесстрастный взгляд в прорезях маски, взмах рукой – прощание? Проклятие?

И он падает, цепляясь взглядом за одну-единственную деталь – серебряную прядь, текущую по черному шелку мантии…

Пес вывешивает язык и тяжело дышит, чувствуя, как уходит жар, скопившийся от напряженного бега и человеческих воспоминаний. Легко, так что шороха не слышит даже он сам, подбирается к скамье, прямо-таки окунаясь в знакомый запах.

«Зачем?»

Но Блэк уже стоит в своем настоящем обличье, глядя в узкую напряженную спину, по которой струятся волосы почти такого же оттенка, как он помнил. «Мягкие, как шелк».

То ли он дернулся, то ли невыносимое напряжение вырвалось наружу, но сидящий человек вздрагивает, как от толчка и резко оборачивается. На белеющем в темноте лице не разобрать выражения, но в голосе звучит… «Радость?».

- Сириус… - короткая пауза, - Блэк?

Мальчишка вскакивает и всматривается в его лицо, медленно отступая по свою сторону скамьи.

Не успев ничего подумать, Блэк быстро вызывает пса и протискивается под плохо пригнанными деревяшками. Жесткая шерсть на спине с противным скрипом, отдающемся на зубах, трется о дерево.

Миг – и он стоит напротив растерянного юноши, яростно виляя хвостом, не успев осознать, что, кажется, первый раз не успел испытать опасения.

Запах, кричащий о недоумении, смешанном с опасениями, сменяется…

«Облегчением?»

Жестом, в котором больше уверенности, чем заискивания, юноша протягивает руку…

Пес больше не сдерживается.

Он не рычит и не лает.

Он кидается на «жертву», упираясь мощными лапами в грудь, опрокидывая, дыша в лицо яростью, молча стараясь добраться до горла.

«НЕТ».

Блэк с трудом обуздывает зверя, возвращаясь в человеческое состояние.

Привкус крови во рту…

Он ранил его?

Сириус быстро оглядывает мальчишку под собой. Тот лежит неподвижно, видимо, удар от падения застал его врасплох.

«Руки».

Опираясь на локоть, он одну за другой осматривает бледные узкие кисти – ни царапины.

«Не дышит».

Эта мысль обрушивается на него, погребая под собой другую, мимолетную, недодуманную… «Не тот».

Все другое – другой запах, другие волосы, другие руки.

…Общая душевая. Пустая, после матча по квиддичу. Он не помнил, зачем зашел туда.

Ослепительно белая кожа, белее, чем полотенце на бедрах, потемневшие от воды волосы, длинные стройные ноги, сияющие серые глаза… Легче, мягче, чем он помнил, теплее…

А потом были сны. И не Люциус прижимал его к влажным простыням, а он сам терзал и мучил податливое тело. Гибкое, отзывчивое… Другое.

И странные взгляды, которые кидал на него юноша. Может, догадался? Но как? Сириус всегда старался относиться к нему ровно – как ко всем своим ученикам…

Мальчишка, кажется, не дышит. Руки совсем холодные.

Сириус глубоко вдыхает и прижимается к бледным безвольным губам, раскрывая их, вталкивая вдруг ставший твердым воздух в пассивно застывшее тело.

«Ну же!»

Сердце кувыркнулось в немыслимом прыжке, когда он почувствовал ледяные пальцы, робко касающиеся шеи, затылка. Пару секунд они делят воздух на двоих, затем губы под его губами вздрагивают, превращая движение в поцелуй.

«Какого…»

Блэк пытается отстраниться, но юноша, как завороженный, тянется следом, зарываясь пальцами в его волосы, словно не понимая, что играет с огнем.

- А что потом? – само собой вырывается у Сириуса.

- Все, что захочешь…

Пожалуй, слухи о сладости мести сильно преуменьшены.


А может быть и нет…

А может быть, ну ее к черту, эту месть?

Может быть, хватит жить прошлым?

Пес где-то далеко-далеко виляет хвостом.

На этот раз – дружелюбно.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni