Письма Молнии
(The Lightning Letters)


АВТОР: Ari Munami
ПЕРЕВОДЧИК: Дриада
БЕТА: Cooly
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: и размещение на Фанрусе получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Угадайте!
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: het-slash
ЖАНР: romance, drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: 880 лет прошло после падения Вольдеморта, и молодой историк пытается разгадать тайну Писем Молнии.



ОТКАЗ: все не мое.



Глава 1.

«Темный Период, как он был позже назван, хотя и имел место более 800 лет назад, все еще серьезно отражается на обществе. Популяция магов в Великобритании до сих пор пытается численно восстановиться и, хотя кровные проклятия, уничтожившее огромное количество семей столетие назад, были уничтожены, мы все не такие, как были раньше.

Несмотря на всю важность положения, в действительности мы знаем на удивление немного о том, что произошло в течение тех 20-ти лет, пока Темная Сторона не была побеждена, и не началось Восстановление. Книжное Сжигание было осуществлено, по-видимому, так называемыми «Упивающимися смертью», из-за того, что тексты не соответствовали их идеалам; по другой информации они были уничтожены, чтобы нанести вред Светлой Стороне. Однако это не означает, что мы ничего не знаем о том времени. Рассказы о Темной Стороне настолько укрепились в легендах и наших сердцах, что иногда становится трудно отделить факты от фикции. Тем не менее, мы знаем врага - это Вольдеморт и его сторонники, включая массового палача Лестранга. Светлую Сторону поддерживал Орден Феникса, во главе с Альбусом Дамблдором, и в состав которого входил также наиболее известный «герой» всех времен - Гарри Поттер.

Может показаться странным, что нам известно больше о ранних годах Гарри Поттера, нежели о его более поздней жизни, и, наконец, о его победе над Вольдемортом в «Бермудском сражении», которое произошло в 2015 году. Большинство историков согласны, что Поттер родился в 1980-ых годах и учился в Хогвартсе (Главной школе волшебства в Великобритании; эквивалент современной Роусмаунд) в 90-ых годах. Но школа была разрушена, и проверить эту информацию невозможно.

Поттер был рожден полумагглой Лили и чистокровным магом Джеймсом Поттером. Однако после того, как его родители были убиты Вольдемортом в конце Первого Восстания. Книги, дошедшие до нас, рассказывают, что Вольдеморт был «побежден и разрушен» маленьким Гарри Поттером, по крайней мере, на десятилетие, а Гарри остался невредимым, не считая шрама на лбу. Поттер сделался знаменитым, его провозгласили героем и присвоили титул «Мальчика-Который-Выжил».

Остается неизвестным, почему Вольдеморт жаждал смерти Гарри. Широко принятой теорией является то, что Поттер был потомком Годрика Гриффиндора, известного в магическом мире тем, что он помог основать Хогвартс чуть менее двух тысяч лет назад. Вольдеморт, как потомок Салазара Слизерина, другого Основателя Школы и врага Гриффиндора, хотел уничтожить любых живых родственников Годрика. Также было предложено к рассмотрению, что обе кровные линии передавали необычные волшебные полномочия их последователям. Однако ни одна из этих теорий не была доказана.

После обучения Поттера (предлагается прочесть А.А.Браун «Мальчик-Который-Пережил-Школу») считается, что он немедленно начал работать на Орден Феникса под руководством Дамблдора. Поттер смело участвовал во всех сражениях и битвах, таких, как «Фавское Стояние» и «Красный Ноль» (смотри «Темные дни - победы и поражения»). Существуют также предположения о способности Поттера находить Вольдеморта и узнавать его планы. Дамблдор верил, как нам известно из знаменитого письма «Дамблдор-Блэк», что это возможно благодаря шраму.

Поттер потерял жизнь во время Бермудского Сражения. Скорее всего, ему было около тридцати. Благодаря неизвестному смешению магии и маггловских технологий (не без помощи своих коллег) он нанес заключительный удар Вольдеморту и рассеял сторонников Темной Стороны, убив себя в процессе.

Гарри Поттер – известная историческая фигура, навсегда будет связана с художественной литературой. Так называемые «Письма Молнии», найденные в 2636 году под половицами одного из маггловских домов, наделали много шуму в литературных и исторических кругах из-за их невероятного значения.

Эти 42 письма, написанные, скорее всего, возлюбленной Поттера в течение 10 лет, как никакие другие свидетельства той войны придают человечности Темному Периоду, заполненному болью и потерями. Письма Молнии написаны с необычайной любовью, тоской и страданием. Все они адресованы «Молнии» - очевидная дань известному шраму Поттера в форме молнии. Несколько видных литературных персон, в том числе и Марта Нитсон, описали письма как «самую большую литературную работу в магическом мире за последние несколько столетий».

Автор, однако, остается тайной.

Это неизвестная и, очевидно, очень важная фигура в жизни Гарри Поттера, если учесть романтический контекст писем. Было множество попыток выяснить, кто же является загадочной любовью Поттера.

Есть две главные теории относительно личности автора. Генри Фересон предполагает, что это была Вирджиния Уизли, дочь известного члена Ордена Феникса Артура и сестра лучшего друга Поттера, Рональда. Очевидность заключается главным образом в хорошо зарегистрированном факте, что Вирджиния была влюблена в Поттера. Однако после ряда исследований можно предположить, что эта любовь не была взаимной. В первую очередь необходимо заметить, что все 42 письма тщательно законспирированы, как будто отношения должны были остаться в тайне. Это не было бы необходимо, будь Поттер влюблён в Вирджинию. Возможно, их отношения и должны были остаться тайной от Темной Стороны, но не от Ордена Феникса.

Ханна Ивестон в своей книге «Забастовки Молнии» 2709 года выдвигает теорию, что автором была близкая подруга Поттера Гермиона Грейнджер. Она также выдвинула на первый план таинственность писем, и предложила, что это было вследствие того, что Гермиона была вовлечена в романтические отношения с Рональдом Уизли (они оба выжили после Бермудского сражения и вскоре поженились). Это кажется мне неправдоподобным. Эти три товарища, упомянутые как «Команда Мечты» одним довольно циничным членом Ордена, были зарегистрированы, и нет никакого свидетельства романтических отношений между Гарри и Гермионой.

После придирчивого чтения «Писем Молнии» я пришла к выводу, что автор считал себя глупым из-за увлечения Поттером, но не мог перебороть себя, и, конечно, не мог раскрыться».

Ладно. Последний параграф был слегка мелодраматичен, но не так уж и плох для первого раза. Айрис Хендерсон отошла от стола, потирая болевшую руку.

- Ох, неужели ты еще не закончила? – спросил её Вилл, лежа на диване. Он был другом Айрис, соседом по квартире и резонатором.

- Это важно, - нахмурилась девушка. – Я остановилась на предмете моей следующей книги. Могут потребоваться годы, но я готова.

- Дай-ка я догадаюсь, - драматично вздохнул Вилл. – Некое скучное старое сражение?

- Нет. Я решила выяснить, кто написал «Письма Молнии».

Вилл застонал и схватился руками за голову: – Дорогая, нет. Этот случай произошел так давно, что всем уже наплевать.

- Мне не наплевать! – воскликнула Айрис. – И таких еще много!

- Так или иначе, - продолжал Вилл, словно она ничего не говорила. – Я думал, что они разгадали эту загадку… эта его подруга… Гермиона. Я думал, это была она.

- Это только теория, - сказала Айрис. – И я в нее не верю. Ты же недавно читал «Письма Молнии», так ведь, Вилл?

- Конечно, читал! – ответил Вилл с негодованием. Он мог быть ленивым, его могло тошнить от профессии подруги, но он никогда не признает свою неначитанность. – Мы почти весь семестр в Роузмаунд посвятили этой проклятой вещи.

- Тогда ты должен знать, что это была точно не Гермиона Грейнджер. И не Вирджиния Уизли. Нет, определенно, нет.

- Ты хочешь написать эту книгу лишь ради престижа, - сказал Вилл после минуты молчания, намеренно провоцируя девушку.

- Нет!!! Конечно, нет! Я очень заинтересована. Не то, чтобы престиж был бы так уж плох…

- Да ты просто фанатка Гарри Поттера! – продолжал Вилл.

- Я?? Нет! - сердито выдохнула Айрис. – Я думаю, что это ты таковым являешься.

Год назад Вилл увидел фотографию двадцатилетнего Гарри Поттера, объявил её божественной, увеличил и повесил на стену.

- Я все еще не понимаю, как ты умудряешься делать на этом карьеру, - растягивал слова Вилл, прикуривая сигарету. – Это было ТАК давно, они тогда использовали палочки!

Айрис вздохнула. Ей было 24 года, она снимала квартиру с Виллом Селфом около Драконьего переулка. Айрис была историком и писала исключительно о Темном Периоде. Словно маленькая девочка, она любила слушать рассказы бабушки о том времени, о Светлой Стороне, Альбусе Дамблдоре и, конечно, о Гарри Поттере, который привел их к победе. Она любила слушать об этом странном и благородном времени, где еще использовали палочки.

После окончания Роузмаунд, Школы Волшебных Искусств, в 18 лет Айрис начала писать свою первую книгу. На холодном чердаке, грызя яблоки, одетая в старый джемпер, она написала книгу за год. Называлась она «Ища их следы», в ней велась хроника Британского магического сообщества. Айрис имела талант оживлять историю, и её книги пользовались успехом. За этой последовали две другие - «Том», в ней говорилось о Вольдеморте, о том, что обратило его ко злу, и «Темные Дни – Победы и Поражения», где в деталях описывались все сражения Темного Периода. Как раз тогда она впервые заинтересовалась Гарри Поттером.

Вилл ничего не делал. Он происходил из богатой семьи и имел достаточно средств, чтобы жить, не утруждая себя работой. Он был ленивым малым и считал, что Айрис слишком много трудилась, на что она всегда закатывала глаза.

Айрис закатывала глаза очень часто. Особенно, когда её мать, милая, сладкая, прилипчивая леди спрашивала, когда же Вилл сделает из нее честную женщину. Айрис никогда не могла ей объяснить, почему это было маловероятно, что Вилл когда-нибудь женится (на девушке, по крайней мере). Она надеялась, что отец мягко введет мать в курс дела.

- Так кто ты думаешь, это был, Айрис? – спросил Вилл. – И как ты собираешься что-то доказать, если это не удалось никому в течение двухсот лет?

- Каждый исследователь допускал ошибку, - довольно улыбнулась она. – Они лишь изучали слова, а не текст. Я собираюсь увидеть оригинал «Писем Молнии».

В них наверняка есть что-то, что могло бы послужить ключом к разгадке…

- А почему ты так уверена, что это была женщина? – спросил Вилл, изгибая бровь. – Кому-нибудь приходило в голову, что это мог быть мужчина?

- Нет, это не мужчина, - покачала головой Айрис.

- Какая жалость, не правда ли? – вздохнул Вилл.

Айрис закатила глаза.



Глава 2.

В следующем месяце Айрис посетила Хогвартский Музей, высокое серокаменное здание, в котором хранилось большинство уцелевших артефактов Темного Периода. Ей потребовалось три недели, чтобы добиться разрешения в Консульстве увидеть оригинал Писем Молнии. Консульство очень трепетно относилось к своим находкам, особенно к таким важным и престижным. Но после огромного количества бесед и подкупов заявление Айрис было принято.

Честно говоря, Айрис была не в восторге от музея. Архивом заведовали гоблины, а они очень серьезно относились к своей работе. Девушка знала, что перед Темным Периодом они управляли самым большим британским колдовским банком. Теперь же они защищали артефакты так, словно это были самые драгоценные сокровища. Несмотря на то, что Айрис неоднократно пользовалась архивом во время написания своих первых книг, и её лицо уже должно было стать знакомым, гоблины все равно относились к ней с подозрением. Часто бывало, что она сидела и читала, когда вдруг неизвестно откуда высовывалось суровое бородатое лицо только для того, чтобы удостовериться, что она не делает что-нибудь предосудительное. Думаю, не стоит пояснять, что это очень нервировало девушку.

Она только что вручила принятое заявление главному гоблину, который наградил её подозрительным взглядом, когда почувствовала на своем плече руку и услышала, как кто-то произнес: – Извините меня…Мисс Хендерсон?

Айрис оглянулась и уставилась на незнакомца. Он выглядел чуть старше её, у него были яркие синие глаза, темные каштановые волосы и россыпь веснушек.

- Да…- произнесла она смущенно.

Мужчина улыбнулся ей: – Не смотрите на меня так нервно! – Он засмеялся. – Не волнуйтесь, мы не знакомы, так что вы не забыли мое имя или что-нибудь в этом роде. Меня зовут Роял Дейтон, я работаю в Отделе Древних Артефактов. Я узнал вас по фотографии на книге и просто решил сказать, что с удовольствием прочитал все три.

- О, Спасибо! – Айрис не привыкла к похвалам, поэтому тут же вспыхнула.

- Вы теперь работаете здесь? – продолжил Роял.

- В какой-то степени. Я собираюсь исследовать Письма Молнии для написания моей новой книги.

- Правда? Как интригующе! Вы собираетесь раскрыть тайну? Меня всегда интересовали эти письма, они заставили людей понять, что известные фигуры Темного Периода были реальными, живыми людьми, а не просто именами.

- Именно! – воскликнула Айрис. Наконец хоть кто-то понял. – Я полностью согласна с вами.

- Я так и понял, судя по вашим книгам. – Роял улыбнулся. – Извините, но я должен вернуться к работе. Надеюсь, скоро увидимся, мисс Хендерсон.

- До свиданья. И спасибо!

Весело посвистывая, Роял ушел. Айрис обратила внимание на весьма рассерженного гоблина, посылая ему чуть дрожащую улыбку. Само собой, она не получила ответной.

- ДА!!!!!!! ХВАЛА НЕБЕСАМ!!!!!!!!!!!!!!!!

Айрис подскочила почти на 10 футов и чуть было не раскидала хрупкие Письма Молнии повсюду, услышав вопль, который достиг самого отдаленного уголка архива. Она прижала руки к голове: и кто это так вопит, когда люди работают??? Айрис поднялась из-за неудобного стола и последовала на поиски крикуна, бессвязно бормоча «Третий слева… да… да… Теперь вот эти два… Угу… все правильно!»

Выходя из-за угла, Айрис столкнулась с Роялом, который сидел в море из старых фотографий, роясь в них. Когда Айрис увидела светящееся радостью лицо Дейтона, она не могла больше сердиться.

- Мисс Хендерсон, - закричал он, и залился дурацким смехом. – Я очень сожалею, если потревожил Вас! Но это… Просто я нашел раннюю фотографию Рона и Гермионы Уизли!

- Правда? – воскликнула заинтересованная Айрис. Существовало много более поздних фотографий, где они были окружены оравой детей. Девушка знала только два фото, на которых они были еще молодыми, но обе были в ужасном состоянии.

- Да! Я перечитывал письмо Рона к Гермионе во время их первого года в Ордене, где он говорит о прошедшем лете в Норе, и упоминает некие фотографии вместе с Чарльзом, который приехал поправляться после сражения и Биллом, ухаживающим за ним. Вы можете этого не знать, но Дэниэл Лоуренс, первоклассный исследователь из моего отдела, несколько месяцев назад нашел фотографию Билла Уизли, когда тот еще работал в Грингготсе в начале 90-ых XX века.

- Да, я что-то слышала об этом.

- В общем, я хоть и понимал, что это будет очень долго, но всё же решил в свободное время просмотреть файлы с фотографиями, чтобы убедиться в существовании упомянутой в письме фотографии. Теперь, когда я знал, как выглядит Билл, и что Чарльз был ранен, я смог начать поиски. Это заняло два месяца, но стоило того. Взгляните!

Роял впихнул фотографию в руку Айрис. На ней было изображено семейство, то, что она видела уже сотню раз на других фотографиях. В Архиве таких было тысячи, проблема заключалась в том, что никто не знал, кто были эти люди.

На бумаге были запечатлены четыре человека, трое из них - с ярко-красными волосами. Один юноша, примерно одного возраста с Айрис, сидел на стуле посреди фотографии, вытянув поврежденную ногу. Другой, чуть старше, с длинными волосами, собранными в конский хвост, говорил с ним, отвернувшись от объектива. На переднем плане было двое молодых людей: сияющий мальчик с такой же прической и симпатичная девочка с вьющимися каштановыми волосами. Они держались за руки и улыбались, смотря в камеру.

- Это они? – удивилась Айрис, аккуратно дотрагиваясь до изображения.

- Да, - мягко произнес Роял. – Им только что исполнилось 18.

В этот момент позиция мальчика и девочки изменилась. Они смотрели за фотографию, вероятно на кого-то еще. Тогда юноша (Рон?) подозвал невидимку, а девушка сердито вздохнула.

Другой молодой человек вступил на сцену. Он выглядел очень смущенным, добродушно усмехался, опустив голову, и не смотрел в объектив. Он очень отличался от того человека, которого Айрис видела на более поздних фотографиях, там он выглядел старше, более побитый сражениями, более уверенный, более опасный. Но Айрис знала это лицо.

Это был Гарри Поттер.

Она, Айрис Хендерсон, держала в руках самую старую из КОГДА-ЛИБО известных фотографий Гарри Поттера.

- Что ж… - дрожащим голосом вымолвил Роял. – Такого я не ожидал.

- Вы должно быть очень удивились моей реакции, когда я нашел эту фотографию, - застенчиво сказал Роял несколько часов спустя. После того как они оба пялились чуть ли не целую вечность на фото, Дэйтон умчался, чтобы показать её Главному Специалисту музея, и Айрис с большой неохотой вернулась к работе. Они договорились встретиться здесь, выпить чаю и обсудить находку.

- Нисколько, - почти правдиво ответила девушка. – Фотография насчитывает три самые известные фигуры Темного Периода, любой бы восхитился.

- Да, но дело в том, что четыре года назад на меня было наложено кровное заклятие. Так для забавы, но колдомедики случайно обнаружили, что я связан с Гермионой и Рональдом.

- Да? – задохнулась от удивления Айрис. – Как интересно!

Роял сиял:

– Я знаю. Только подумайте, я потратил последние десять лет на изучение этих людей, я посвятил свою жизнь поиску новых подробностей, и оказалось, что я всё это время был связан с ними, героями Темного Периода, с лучшими друзьями Гарри Поттера, и ничего не знал!

- Вы точно уверены, что это так? – спросила Айрис.

- Нет, - ответил Роял. – Пока нет. Я исследовал мое генеалогическое древо, но это было так давно, и результаты получились весьма неоднозначными. Во время Восстановления волшебное сообщество было занято более важными делами, нежели хранением точных данных. Но я медленно продвигаюсь. А как насчет Вас? Вы хотите определить автора Писем, значит, Вы считаете, что это была не Гермиона?

- Конечно, нет! Я вообще не понимаю, как эта теория смогла стать настолько популярной!

- Согласен, - кивнул головой Роял. – все-таки романтик во мне надеется, что Рон и Гермиона были счастливы в браке. И исследования доказывают это. У них было шесть детей, и они прожили долгую жизнь. Я не могу поверить, что она встречалась с Гарри, а потом взяла да вышла замуж за Рона.

- Аналогично, - согласилась Айрис. – Я также не думаю, что это была Вирджиния.

- Какой же теории Вы придерживаетесь?

- Это был кто-то скрытный и осторожный. Вы знаете, что письма никогда никому не адресовались, так что личность автора всегда остается тайной. Сами письма почти не содержат никакого свидетельства, откуда они были посланы, или же что автор делал в это время. Оба были, вероятно, напуганы тем, что их отношения могут всплыть. Но я думаю, это не было просто безрассудством, страх был реальным.

- Очень хорошо, - сказал Роял, весьма увлеченный её рассказом. – Но только как Вы собираетесь обнаружить, кто она?

- Есть два пути…- ответила Айрис, улыбаясь. – Смотреть между строк и… на пергамент.



Глава 3.

- Айрис, почему ты не сообщила мне, что стала еще более известной! – закричал Вилл на следующее утро, врываясь в её комнату и размахивая утренней газетой.

- Мпф? – пробормотала Айрис, натягивая подушку на голову.

- Вставай, дорогая и посмотри! Ты на первой полосе! Им, наверное, не о чем больше писать…

Слова Вилла наконец достигли ушей девушки, она быстро села, схватила газету и уставилась на надпись:

Обнаружена редкая фотография Гарри Поттера!!!

Под ней была опубликована фотография самой Айрис, Рояла Дейтона и бесценная находка. Устроившись поудобнее, девушка начала читать:

Важный исторический артефакт был обнаружен в архивах Хогвартского Музея. Роял Дейтон, служащий Отдела Древних Артефактов, сделал открытие.

Подтверждается, что на фотографии изображены несколько известных личностей Темного Периода. Нетрудно заметить на ней Рона и Гермиону Уизли, а также двух других членов Ордена Феникса Билла и Чарльза Уизли. Но самым существенным в этом открытии является присутствие Гарри Поттера.

Этот факт не был замечен, пока Айрис Хендерсон, известный историк и писатель, не заметила Поттера, неохотно появляющегося на фотографии. Майкл Томас, глава Отдела Древних Артефактов вчера заявил: «Это очень важное открытие. На фотографии изображен Гарри Поттер, которому не больше 18 лет. Это самая старая когда-либо обнаруженная фотография Гарри Поттера».

Автор задается вопросом, сколько других бесценных камней истории ожидают своего часа, чтобы быть обнаруженными, и сколько были затеряны из-за небрежности?

* * *

- Ох, нет… - сказала бедная Айрис, комкая бумагу. - Гоблинам это совсем не понравится. И мое имя здесь. Они меня всегда будут ненавидеть…

- Тебе повезло присутствовать там, - сказал Вилл. – Такая удача. А что это за тип, Роял? Дурацкое имя, но сам он ничего. Ой, Айрис, ты краснеешь! Неужели у маленькой Айрис появился бойфренд?

- Он не мой бойфренд! – зарычала Айрис. – Он слишком… впечатлительный. Я только пила с ним чай, ясно?

- ЧАЙ? Ты нашла время в своем ох-таком-плотном-графике, чтобы попить чая с Роялом Дейтоном? Ни фига себе! Когда свадьба?

- Заткнись, Вилл. По крайней мере, я не схожу с ума по типу, который умер столетия назад!

- Ладно, - быстро перевел тему Вилл. – Почему ты не сказала мне, что о тебе напишут в газете?

- Да потому что я не знала, - с сожалением произнесла Айрис. – А о фотографии я рассказала тебе вчера вечером. Ты был настолько пьян, что ничего не помнишь.

- Я не был!

* * *

После того как Вилл простил Айрис обвинение в пьянстве, она рассказала ему о своих последних действиях в решении тайны Писем Молнии.

- Я полностью исследовала пергамент, - сказала она. – Я также провела несколько магических тестов, пока гоблины не видели. Пергамент оказался очень дорогим и высококачественным.

- И что же нам это дает? – прервал её Вилл.

- То, что автор писем был очень богат! – презрительно посмотрела Айрис на друга, не знакомого с дедукцией. – Если она могла позволить себе такой пергамент во время войны, это значит, что у нее были частные фонды. Фонды, которые никак не пересекались с работой или Орденом. Богатство было независимым.

- Таким способом мы исключаем Гермиону Грейнджер и Вирджинию Уизли, - заинтересованно пробормотал юноша.

- Именно так, - торжествовала Айрис. – Я также исследовала чернила. Несмотря на то, что они совсем выцвели, я определила, что они были ярко-зеленые, изумрудные. И автор писала, что они подходят к глазам Гарри.

- Буфк! Меня сейчас вырвет, - сказал Вилл, зажмуриваясь.

- Это очень романтично! – с запалом воскликнула Айрис. – Так или иначе, чернила содержали также частицы Летучего порошка.

- Это старое вещество, которым они пользовались, чтобы передвигаться?

- Да. Он был в чернилах на 32-ом письме. И, так как в письме упоминается, что автор находился дома….

- Получается, что он точно волшебник, а не маггл, - закончил фразу Вилл.

- Вот видишь! Из тебя бы получился неплохой детектив!

- Итак, подводим итог: мы ищем независимую богатую девушку волшебницу, которая боялась быть пойманной с Поттером.

- Владеющая собственным имением, - добавила Айрис.

Вилл прикрыл рукой глаза. – Откуда вдруг такая мысль? – простонал он.

- Из истории! – сказала Айрис. – Неужели ты ничего не знаешь? 32-ое письмо было написано в 2010 году, так?

- Если ты так говоришь, - шутливо ответил Вилл.

- А что случилось в 2010 году? Давай, зря ты что ли учился в Роузмаунд?

Вилл задумался, но выглядело это так, словно он корчился от боли. – Была какая-то битва? – сказал он в итоге.

Айрис закатила глаза. – Не просто «битва». И не какое-нибудь сражение! Это была Тоттемская Резня!

- Оу…

- Это была одна из самых грандиозных побед Темной Стороны! Они почти полностью покорили Свет, они убили тысячи волшебников! Любой, кто находился на Светлой Стороне, вынужден был покинуть дом и прятаться в убежищах. Если конечно у него не было собственного магически защищённого укрытия, которое существовало бы в течение многих столетий. Тогда Пожиратели Смерти не смогли бы войти.

- Но, Айри, мы не знаем, когда именно в 2010 году было написано письмо. Это могло быть и до Резни.

- Но в письме автор говорит о «трагедии, которая прошла». Я уверена, что речь идет о Тоттеме.

- Есть и другое объяснение, Айрис, - хитро произнес Вилл. – Ты уверена, что эта девушка была на Светлой Стороне? Может, она была Упивающейся Смертью?

- Ох, не будь таким смешным, Вилл! Неужели ты думаешь, что Гарри Поттер был увлечен Упивающейся?

- Ладно, ладно, - проворчал Вилл. – Так что мы ищем богатую девушку с собственным имением. Раз оно у нее было, то, скорее всего она была «чистокровной» или как их там называли…

- Видишь! – счастливо воскликнула Айрис. – Мы на полпути! Не будет же это трудно?

* * *

В действительности это было очень трудно.

Отчеты того времени, как и сказал Роял, были очень скудными. Почти вся информация о членах Ордена Феникса попала во вражеские руки. Близнецы Патил были чистокровными и весьма обеспеченными, но у них не было собственного имения. То же самое со Сьюзен Боунс. Было еще несколько кандидатов, но после утомительных проверок и они отпали. В течение нескольких недель Айрис была уверена, что автором была Магдалена Файрхат, пока она не увидела её имя в списке погибших за 2012 год. Поиски заняли три месяца, а ответа так и не было. Все казалось безнадежным.

Она снова перечитывала седьмое письмо, ища новые ключи к разгадке. В этом письме говорилось, что зеленые чернила были выбраны не просто так. Девушка прочла строку, написанную каллиграфическим наклонным подчерком:

«Это мы оба, любовь моя».

Что, думала Айрис, это означает? То, что у них обоих были зеленые глаза? То, что они оба… оба что? У обоих был зеленый. Что автор имел в виду?

Её утомленный взгляд наткнулся на «Мальчика-Который-Пережил-Школу», одну из многих книг, валявшихся на столе. Она была открыта на первой странице, где изображался герб Хогвартса. На четверть зеленый.

Айрис разглядывала герб в течение нескольких минут. Потом она замерла, пытаясь вытащить что-то из дальнего уголка памяти. Внезапно она достала копии писем, одновременно листая страницы изношенной книги к 20-ому письму. Там она прочла:

«Все выглядит так, будто мы соперничаем. Ты рычишь, я показываю тебе язык. Но, если приглядеться, то станет понятно, что я улыбаюсь, и ты не выглядишь таким уж сердитым. Все спрятано на первом плане, всё очень прозрачно. Для нас, конечно».

Айрис была в шоке. Она всегда думала, что в параграфе говорилось об уничтоженной фотографии, на которой они вместе. Но ведь могло быть нечто другое? На первом плане – что может выделяться сильнее, чем герб Хогвартса? Гарри – Гарри здесь в роли льва – член дома Гриффиндор, и возможно даже сам родственник Гриффиндора. А автор - показывающий язык – змея, символ Слизерина. Он зеленый. Как и глаза Гарри. Это они оба…

Итак, Слизерин?



Глава 4.

На следующий день Айрис встала очень рано и буквально понеслась в самый большой книжный магазин Драконьего Переулка. Она прибыла как раз к открытию и уже рассматривала книги в отделе, посвященном Темному Периоду. Она искала что-нибудь о людях того времени, учившихся в Слизерине.

После получаса бесплодного поиска Айрис была вынуждена признать, что они располагали совсем небольшой информацией вообще о Слизерине, не говоря уж о людях, которые там обучались. Наконец, запихнув гордость в карман, она застенчиво попросила помощи у продавца.

Женщина была очень довольна тем, что Айрис Хендерсон пришла в её магазин и обратилась к ней за помощью, пока не услышала, что именно требовала Айрис.

- Учащиеся Слизерина? – улыбка на её лице тускнела. – Это один из древних Домов, в котором учился Вольдеморт? Зачем Вам они? Они все были злыми, разве нет?

- Только из-за того, что Вольдеморт был злой, мы не можем таковыми считать всех, - мягко произнесла Айрис.

- Ну, я не знаю, Мисс Хендерсон… - сказала женщина, обижаясь и становясь высокомерной. – Я говорю лишь то, что мне в свое время сказали…

- Проблемы? Ах, Мисс Хендерсон, рад видеть Вас, - это был Роял Дейтон.

- Ох, доброе утро, Мистер Дэйтон, - вспыхнула продавщица. – Какой чудесный сегодня день.

- Действительно, Мисс Рэйли. Так или иначе, я случайно услышал часть вашей беседы, Мисс Хендерсон.

- Пожалуйста, зовите меня Айрис.

- Хорошо. Тогда и Вы делайте тоже самое. Эу, не зовите меня Айрис, конечно, это выглядело бы несколько странно… Зовите меня Роем, - Айрис могла поклясться, что мужчина слегка покраснел.

- Я слышал, что Вы ищите информацию о Слизерине. Конечно, я не хочу лишать Вас работы, Мисс Рэйли, но я знаю неподалеку несколько магазинчиков, в которых может быть то, что Вы ищете. Если Вы не против, то я отведу Вас туда.

- Это было бы очень любезно с вашей стороны, - вскоре они уже выходили из магазина.

Айрис собиралась спросить, где именно находятся эти книжные магазины, когда внезапно Рой схватил её за руку и потащил вниз по переулку.

- Рой, - Айрис попыталась перевести дыхание. – Что Вы делаете?

Рой застенчиво взглянул на неё: – Магазин расположен не в Драконьем Переулке, - прошептал он.

- Что Вы имеете в виду?

- Ну-у-у… Его трудно найти. Он находится в Лютом Переулке. Лучше, если никто не заметит, что мы идем туда.

Айрис оценивающе посмотрела на мужчину. Рой теперь выглядел не таким законопослушным и приторно-вежливым. Это его новая сторона! Она была весьма удивлена.

- Что точно продается в этом магазине?

Рой облегченно вздохнул, радуясь, что девушка не начала суетиться. – Там все законно, ничего страшного! В магазине продаются редкие книги о персонах Темного Периода, их почти невозможно найти в популярных изданиях.

- Как раз то, что мне нужно! Вперед!

* * *

Книжный магазин был маленьким, мрачным и пыльным, и даже звонок не прозвенел, когда они вошли внутрь.

Айрис подошла к ближайшей полке и провела пальцем по переплетам: – Я никогда даже не слышала об этих книгах, - сказала она Рою.

- Я могу помочь Вам?

Голос был так близко, что дыхание коснулось уха Айрис, и девушка подскочила, чуть не сбив полку. Она повернулась и оказалась лицом к лицу с высоким высохшим стариком с лицом, глубоко прорезанным морщинами, странными голубыми глазами и ореолом прекрасных ослепительно белых волос.

- Ах, Профессор Ричч, - воскликнул Рой, выходя вперед. – Эта молодая леди надеется найти информацию относительно членов Слизерина в течение Темного Периода.

Мужчина усмехнулся, но почти сразу же закашлялся: – Кхм… Слизерин, Вы говорите? Это очень необычно.… Вряд ли Вы много найдете.

- Больше он ничего не сказал, и после долгой паузы Рой не выдержал: – У Вас есть какие-нибудь книги по этому вопросу?

- Зачем девушке такая информация? – спросил Профессор Риччи, направляя свои странные глаза на Айрис.

- Я пишу книгу, - гордо произнесла она.

Через секунду лицо профессора уродливо нахмурилось: – Опять пишите ложь о них? – прорычал он. – О том, что все они должны были быть казнены?

- Нет, вовсе нет, - нервно пискнула Айрис.

Профессор Риччи кивнул, и стало понятно, что он считает совсем по-другому: – Я уверен. Позвольте мне сказать Вам кое-что, леди. Только из-за того, что Темный Лорд вышел из этого Дома, не значит, что все пойдут по его пути!

- Я… Я этого и не говорила…

- Да, но Вы наверняка так подумали. Всё мое семейство, пока Хогвартс не был разрушен, десять поколений, все учились в Слизерине. Вы теперь думаете, что я злой? Что убью Вас во сне?

- Хм.. нет…

- Я знаю, что вы все так думаете. Только из-за того, что слизеринцы крепко стояли на ногах, были хитрыми и пытались выжить, вы вините их! Лишь потому, что люди из других факультетов убежали и взорвались/погибли, они были причислены к героям! Позвольте мне сказать, что дурак не заслуживает похвалы. Но их все еще почитают. Какой позор. Вы слышали о Северусе Снейпе?

- Да, я думаю, что сл…

- Видимо нет. Вот ведь был лукавый демон. Он начал шпионить для Светлой Стороны в конце Первого Восстания. Вернулся к Дамблдору во Втором. Он рисковал своей жизнью, спасая других, хотя понимал, что лучше всего залечь на дно и не высовываться – и его благодарили? Конечно, нет. Только потому, что его семья училась в Слизерине на протяжении многих лет, его сбросили со счетов. Большинство членов этого проклятого Ордена видели в слизеринцах врагов, и это продолжается до сих пор. Или Драко Малфой, другой шпион Светлой Стороны? Я предполагаю, что Вы никогда о нем не слышали? Он пошел против своего семейства лишь, чтобы выручить Орден. И мы когда-нибудь слышали о нем?! Нет, все сделали Гарри Поттер, Альбус Дамблдор. Люди не видят настоящих героев. Но я знаю, кого почитать за освобождение от Вольдеморта.

- Я клянусь Вам, Профессор, я не буду писать ничего унизительного, - воскликнула Айрис с негодованием, выпрямляясь. – Если люди смело боролись, то их нужно помнить, даже несмотря на их ошибки. Теперь скажите, у Вас есть книга, которую я ищу или мне уходить?

Профессор Риччи со скрытым уважением посмотрел на девушку: – А она мне нравится, - сказал он Рою.

* * *

- Я очень сожалею, - сказал Рой, после того как книга была куплена, и они благополучно покинули магазин. – Я не думал, что он наговорит тебе гадостей. Он всегда обладал славой раздражительного человека, но не настолько же!

- О, не извиняйся, - ответила Айрис. – Это превосходный магазин, полный редких книг. Что касается Профессора Риччи, то его лай куда хуже укуса. Но расскажите мне, как Вы нашли это место?

- Очень давно. Вы знаете, если место приобрело плохую репутацию, то от нее очень трудно избавиться. Когда я был молодым, я проводил исследование в Лютом Переулке, там нет ничего страшного. Люди сейчас слишком осторожны. Ох, я понимаю, они не хотят повторения Темного Периода, но вовсе не обязательно так отмахиваться от прогресса. В Британии вот уже два столетия как не было признаков Темной Магии.

- Вам не кажется, что мы должны быть осторожными и бдительными?

- Да, конечно, - ответил Рой со слегка саркастической улыбкой. – Но я думаю, стоит совершенствоваться, если Вы не в состоянии найти заклинание, способное уничтожить кучку тараканов.

Они в течение нескольких минут шли по улице в тишине, после чего Рой спросил: – Эта книга, которую Вы купили… Она как-то связана с исследованиями Писем Молнии?

- Да, - ответила Айрис, радуясь возможности поделиться радостью с другим историком. – Я думаю, что осталось совсем чуть-чуть.

- Это Слизеринка, да? – спросил Рой, усмехаясь. – Я предполагал это.

- Я восхищаюсь вашими дедуктивными способностями, - пошутила девушка. – Мы ищем материально независимую слизеринку, возможно, связанную с упивающимися Смертью и владеющую собственным имением.

Брови Роя взмыли ко лбу: – Вы хорошо поработали, - сказал он. – Все выполнили за несколько месяцев, должно быть, неустанно трудились.

Они прошли еще немного, и вскоре показался дом Айрис.

- Вот здесь я и живу.

- Вы пришлете мне сову? – внезапно спросил Рой. – Я имею в виду… Если Вы узнаете, кто это, или начнете новое исследование, – я всегда помогу.

- Если Вы действительно хотите… - произнесла Айрис, ошеломленная его серьезностью.

Рой быстро кивнул, улыбнулся на прощание и ушел, широко размахивая руками.

* * *

Купленная книга была содержательной и захватывающей.

Но ни одна девочка не подошла.

Айрис не могла этого понять, она была так уверена, что девушка принадлежала Слизерину. После исключения всех слизеринцев, которые были Упивающимися или умерли перед последней датой Писем Молнии, выбора почти не осталось. Если тайная подруга Гарри Поттера не была старше его (лет так на 30-ть), то поиск зашёл в тупик.

Айрис вздохнула и еще раз просмотрела книгу. Она понятия не имела, что делать дальше. Она пролистала несколько страниц, и натолкнулась взглядом на знакомое теперь имя «Малфой Драко».

Профессор Риччи что-то о нем говорил? Проснувшееся любопытство заставило её прочитать абзац:

«Драко Малфой был единственным сыном и наследником богатого имения Малфоев. Несмотря на воспитание и традиции (см. Люциус Малфой) он повернулся спиной к Темной Стороне и работал шпионом на Орден Феникса. Он пережил войну, но вскоре после победы умер».

Хммм. Айрис хихикнула. Если бы этот Драко Малфой был девочкой, то можно было бы считать её поиски завершенными. Слизеринец, с имением, и боящийся раскрытия отношений из-за причастности к Ордену Феникса. Может, Вилл был прав, и возлюбленный Гарри Поттера был мальчиком…

Внезапно Айрис застыла. Драко… Драко… Это имя… Она знала, что оно означает что-то на латыни…

Оно означает «Змея».

В письме говорилось:

«Все выглядит так, будто мы соперничаем. Ты рычишь, я показываю тебе язык».

Что если в письме имелась в виду не только принадлежность к Слизерину, но и кто-то с таким именем… Две змеи…

Что, если автором писем был Драко Малфой?



Глава 5.

- Айри? Айри, что ты делаешь? Если бы я не знал тебя так хорошо, то решил бы, что ты думаешь, - сказал Вилл, только войдя в квартиру.

- Вилл, ты не можешь быть серьезным хотя бы минуту? Я пытаюсь работать!

- Ах, над несуществующей книгой, моя конфетка?

- Вилл, просто заткнись. Мне кажется, я все поняла. Но если это не так, если это будет абсолютно не так, то мне останется только умереть.

Юноша не мог больше выносить тусклого вида подруги, и подсел рядышком.

- Так значит, ты нашла её, - сказал он слегка смущенно. – И кто она?

- Это мальчик.

После этих слов Вилл на минутку застыл в нерешительности, после чего взорвался от смеха.

- Я знал это! – выпалил он. – Я просто знал это! Вспомни, это я придумал эту теорию! Не забудь упомянуть это в книге, я собираюсь стать знаменитостью. Ну, почему у тебя такое выражение лица? Я не верю, что тебя шокировала мысль о том, что Поттер был геем.

- Конечно, нет! - воскликнула Айрис. – Как ты мог подумать такое? Но если я когда и издам свою теорию, оу, ты знаешь историков, Вилл. Они её не примут. Они не вынесут вести о том, что если бы Гарри Поттер выжил, то он не женился бы на девочке и не наплодил бы детей. Меня разорвут на кусочки.

- Айрис Хендерсон! – сердито рыкнул Вилл. – Неужели ты хочешь мне сказать, что боишься?

- Просто… Я не знаю….

- Если ты откажешься от всего этого, то ты не та девушка, которую я уважал, - возмутился Вилл. – Я не могу поверить в это!!!

- Я не говорила, что отступлю, - прошипела Айрис. – Но неужели ты не понимаешь, Вилл, что произойдет? Что действительно произойдет?

- Ты держишь меня за идиота? – воскликнул обиженный Вилл. – Естественно, это будет сенсация. Но это того стоит! Мы вынудим мир понять, что не все подразделяется на черное и белое, как они привыкли.

Айрис выдавила слабую улыбку. Забавно, но Рой сказал то же самое.

- Но ведь у меня нет никаких доказательств, лишь домыслы, - сказала она.

- Ну… - начал Вилл. – Я думаю, мы найдем что-нибудь. И, между прочим, кто этот мальчик? Красивый хотя бы?

Айрис закатила глаза.

* * *

Айрис была в шоке. Вилл пытался ей помочь. Реально, дествительно помочь. Это была не просто пустяковая помощь, лишенная энтузиазма, нет, Вилл действительно нашел много всего интересного.

- Ладно, - сказал он через полчаса, просматривая книги по Темному Периоду. – Оказывается поместье Малфоев все еще стоит, просто называется теперь по-другому. Драко Малфой умер вскоре после поражения Вольдеморта, и, так как у него не было детей или родственников, поместье перешло к двоюродному кузену или что-то в этом роде. Они сменили название, чтобы избавиться от враждебных взглядов. Теперь оно называется Рэйнольд Холл и находится в Йоркшире. Мы поедем туда?

Айрис вскинула голову: – Что, прямо сейчас? – спросила она.

Теперь была очередь Вилла закатывать глаза: – Айрис, сладкая моя, сейчас 9 часов вечера. Вряд ли нам там обрадуются.

- Но что мы хотим там найти?

- Айрис, ну ты же историк! Черт, неужели я должен делать всю работу? Я уверен, мы хоть что-нибудь найдем!

Айрис кое-что сделала ночью. Она послала сову Рою Дэйтону. Она была не уверена в своём решении, но все больше обдумывая свою теорию, и убеждаясь в её правоте, она послала небольшое примечание. Письмо ничего не объясняло, а лишь приглашало поехать в Рэйнольд Холл. Девушка описала причину для посещения весьма неоднозначно, она хотела получить доказательства, прежде чем делить свои умозаключения с историком. Скоро она получила восторженный ответ от Роя, и поняла, что поступила правильно.

* * *

На следующий день Рой, как культурный человек, прибыл на 10 минут раньше, а Вилл заставил себя ждать почти 2 часа. Айрис все больше нервничала. Ей было всего 24; была ли она слишком самонадеянной, думая, что разгадала тайну, когда бесчисленное количество более опытных историков терпело неудачу? Вилл согласился с её теорией, но это Вилл. Не самый надежный человек в мире. Айрис успокаивала себя тем, что владелец дома не знает причину их приезда.

В итоге оказалось, что владельца даже не было в поместье. Их встретила домоуправляющая: высокая, статная, гордая женщина около 50-ти лет, с длинными белыми волосами и прохладными синими глазами. Она сообщила им, что её зовут Ирэн Тецон. Она была родственницей профессора Рэйнольда и присматривала за всем, пока он был в отъезде. После нескончаемой лести Роя и Вилла о ней, о Холле, о саде и, снова о ней, женщина согласилась показать им дом.

Женщина была ходячей энциклопедией во всем, что касалось рода Малфоев. Водя их по дому, она рассказывала о каждой вещи; Рой и Айрис были на седьмом небе от счастья, Вилл же… Честно говоря, Виллу было ужасно скучно.

Мисс Тецон вела их по невероятно длинной галерее, полностью завешанной портретами.

- Одна из традиций Малфоев заключалась в том, что с наследника писался портрет на 21 году жизни, - объявила она. – Эта традиция продолжалась и во время господства Вольдеморта, до самого конца.

Айрис и Рой заинтересованно смотрели вокруг. Даже Вилл, казалось, немного повеселел. На каждой картине находился гордый надменный человек с белыми волосами и синими или серыми глазами. Все картины двигались: люди на них брали вещи со стола, читали книгу, поглаживали сову. Они чуть кивали посетителям, а более дружелюбные прохладным тоном здоровались с ними. Айрис чувствовала себя лишней, эти люди были так далеки от нее с их старомодной одеждой и странной манерой разговора.

Они продолжили шествие по галерее, Мисс Тецон уже собралась свернуть, как Вилл внезапно спросил: – Где портрет Драко Малфоя? Мы хотели бы его увидеть.

Домоуправляющая уставилась на Вилла, и в её взгляде было гораздо меньше гостеприимства, чем раньше. – Он в углу, – сказала она.

Айрис, Рой и Вилл пошли в указанное место, в самый темный конец комнаты. Роял произнес заклинание освещения, и они смогли разглядеть картину. Он выглядел слегка озадаченным, не понимая, почему Айрис и Вилл так стремятся увидеть её.

Айрис уставилась на молодого человека, одетого в черное и сидящего на высоком стуле. У него были те же платиновые волосы, серые глаза и заостренный овал лица. Но не это так изумило Айрис.

- О, мой бог! – воскликнул Рой. – Он не…

- Он не двигается. Вообще, - шепотом произнесла Айрис, заканчивая предложение.

И это была правда. На остальных картинах наследники или мигнули в приветствии, или сделали что-то ещё. А здесь всё было по-другому. Молодой человек сидел на стуле, рассматривая их, но не сдвинулся ни на дюйм. Айрис заметила, какой ослабленный, болезненный, безнадежный был у него взгляд. Лицо было бескровно, а губы сложены в тонкую линию. Девушка даже не смогла увидеть, как он дышит.

Вилл прокашлялся: – Извините меня, но что с ним не так? – спросил он Мисс Тецон.

- Так всегда было, сколько я себя помню, - ответила она. – Это очень странно. Портрет должен двигаться, здесь нет ничего неправильного, он просто не хочет. Легенда говорит, что после поражения Вольдеморта портрет Драко Малфоя вскочил со стула, начал вопить о чем-то, после чего вернулся на место и больше никогда не двигался. Это пугает многих людей, которые приезжают сюда, и я просила Профессора снять её, но он отказался. На самом деле, картина оказалась почти пророческой.

- Что Вы имеете в виду? – спросил Рой.

- Известно, что Драко Малфой вернулся сюда после Бермудского Сражения. Он был шпионом, вы знаете это, но и он хотел лишь немного спокойствия и тишины. Я не знаю, что случилось во время последней битвы, но после этого Драко Малфой перестал говорить, так же как и его портрет. Его тошнило от жизни, я уверена. Шесть месяцев спустя он умер, и поместье было передано семейству Рэйнольда.

Тишина последовала за этими словами, а Айрис, Рой и Вилл обменялись удивленными взглядами.

- Мы можем продолжать? – спросила Мисс Тецон.

Два молодых человека последовали за ней вниз по запутанной галерее. Айрис быстро прошептала портрету «Гарри Поттер», и заметила, как его голова повернулась, а взгляд выразил острый интерес. Две пары глаз встретились на секунду, но, казалось, мгновение длилось несколько часов. Потом окрик Вилла заставил Айрис отойти от портрета. Она быстро пошла к друзьям, чувствуя, что сделала что-то плохое, но с новым знанием в сердце.

* * *

- Это кабинет, где Малфой просматривал свою корреспонденцию, - объявила Мисс Тецон, показывая им большую квадратную комнату. – Он расположен рядом с совятней, а из окна открывается прекрасный вид в сад.

Вилл пошел взглянуть, а внимание Айрис привлекло кое-что другое. Она схватила Роя за руку: – Смотри, - прошептала она.

В другом конце комнаты стоял стеклянный кейс.

- Он заполнен письмами, - сказала Мисс Тецон. – Это показывает, как волшебники использовали в то время сов.

Но Айрис взволновало не это. Она уставилась на одно из писем, в котором, на первый взгляд, не было ничего примечательного.

«Сообщите матери, я желаю ей скорейшего выздоровления. Она приняла достаточно Перцовой Микстуры?»

Подпись рядом гласила: «Письмо, написанное домой из школы».

И Айрис узнала этот элегантный подчерк.

Её размышления прервал Рой. – Что случилось? – спросил он озадаченно. – Что Вы видите?

Из-за волнения Айрис забыла, что он ничего не знал о её теории.

- Взгляните, - прошептала она. – Это тот же подчерк, что и в Письмах Молнии. Таинственный возлюбленный Гарри – Драко Малфой.

Рой от неожиданности раскрыл рот. Он уставился на Айрис, затем на письмо, потом на Мисс Тецон, которая подозрительно их разглядывала. Даже Вилл смотрел на них. Рой взглянул на Айрис и пришел к выводу, что она была абсолютно серьезна.

- Сад выглядит прекрасно, - сказал он громко Мисс Тецон, игнорируя тот факт, что со своего места ему ничего не было видно. – Мы можем по нему прогуляться?

Пока Мисс Тецон вела их по дому, Рой крепко держал руку Айрис. Как только они вошли в сад, и он попросил Вилла удалиться и обратился к Айрис.

- Вы думаете, что автором писем был Драко Малфой?

- Не думаю, - сказала Айрис. – Я знаю. Как только я исследую подчерк на этих письмах и Письмах Молнии, у меня появится доказательство. Никто не сможет его отрицать.

- Вы станете знаменитостью, Айрис, - прошептал Рой.

- Вы будете упомянуты в книге, - прервала его Айрис. – И Вилл тоже. Имя Драко Малфоя будет помещено в Письма Молнии, как он и заслуживает. Вы можете вообразить, как это было? – она повернулась к Рою. – Это не романтично, не реально, но я уверена, что это будет понято именно так. Представьте, как можно жить так почти десятилетие... не имея возможности сказать о своих чувствах. И Письма. Представьте, что можно любить кого-то так сильно, чтобы написать такое. Это слова до сих пор, спустя 800 лет, все еще трогают людей, они все еще говорят с людьми, и люди их понимают.

Немного отдышавшись, Айрис вновь продолжила тираду: – О, боже! Рой, представьте, они ждали 10 лет, чтобы просто быть вместе! Они так много работали, победили Вольдеморта и что получили взамен? Один из них был убит, защищая нас. Нас. И это настолько травмировало Драко Малфоя, что даже его портрет почувствовал это… И он не смог жить без Гарри – это убило его; или он сам себя убил. Интересно, что действительно случилось на том сражении? Что Драко видел? Видел он умирающего Гарри Поттера? Вы можете представить, что он чувствовал? – закончила Айрис в страхе.

Рой оценил её слова очень серьезно: – Вы знаете, академикам это не понравится. Совсем.

- Я уже поняла это. Спасибо.

- Я имею в виду… если Вам понадобится помощь, я всегда поддержу вас, я подразумеваю, профессионально…

Айрис взяла его за руку: – Я понимаю, Рой. Спасибо.

Рой слегка вспыхнул, но нашел силы улыбнуться.

Они медленно шли по саду в сторону Вилла и Мисс Тецон. В это время разум Айрис был забит различными мыслями. О её книге, о том, какое это имеет для всех значение. Но больше всего она размышляла об этом бледном, холодном лице, и человеке, который сумел написать такое. А с какой целью? Чтобы быть забытым, чтобы чувства, которые он испытывал, остались без ответа, чтобы единственным, что осталось от него самого, оказался портрет?! Она напишет о Драко Малфое в своей книге, конечно, напишет; она найдет всю возможную информацию о нем, хотя это ничего не вернёт.

Но эти два человека и бесчисленное количество других ведьм и волшебников пожертвовали жизнями, чтобы другие смогли существовать в мире и безопасности. Она не подведет их.

- Смотри, Айри! - крикнул Вилл. – Гном! Настоящий, живой гном!!!

Радуясь счастью друга, Айрис схватила Роя и потянула к Виллу.

Правда откроется скоро. Очень скоро.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni