Третье воспоминание

АВТОР: Galadriel
БЕТА: Marsi

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Фик был написан только с одной целью – показать, что инцест может быть только жестоким и отвратительным. Здесь не может быть ни романтики, ни любви. Об этом часто забывают.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: инцест

ПОЯСНЕНИЕ: в основе фика – пост XSha в дневнике Корнелии насчет того, что нам известно только два из трех плохих воспоминаний Снейпа (оборотень и демонстрация нижнего белья). Также в основе – мои впечатления от фильма «My brother Tom».


ОТКАЗ: все принадлежит тому, кому принадлежит, я не претендую.




Snape merely raised the wand to his temple and placed its tip into the greasy roots of his hair. When he withdrew it, some silvery substance came away, stretching from temple to wand like a thick gossamer strand, which broke as he pulled the wand away from it and fell gracefully into the Pensieve, where it swirled silvery-white, neither gas nor liquid. Twice more, Snape raised the wand to his temple and deposited the silvery substance into the stone basin

Третье воспоминание

- И все видели это?!

Молчание.

Я тебя спрашиваю, это видела вся школа?! Отвечай!

- Да.

Звонкая пощечина.

- Да, СЭР!

- Да, сэр.

- Что да? Что все видели?!

- Да, все видели, как Поттер перевернул меня вверх ногами.

- Ублюдок! Как ты мог позволить так унизить нашу фамилию? Почему ты ничего не сделал?

- Я пытался, сэр… Но их было четверо…

- Да?! Ты опять пытался. Твоя беда в том, что ты всегда только пытаешься! И тогда, зачем ты полез к оборотню? Отвечай. Думаешь, мы с твоей матерью ничего для тебя не жалели, чтобы ты так глупо погиб? Думаешь, ты ничего не должен нам… мне?

- Нет, сэр, нет…

- Ты просто обнаглел там без присмотра. Надеешься, что тебе снова сойдет с рук то, как ты опозорил меня?!

- Но…

- Не желаю больше слышать твоих отговорок! Почему у тебя нет троих друзей, Северус, которые стали бы защищать тебя?! Уж их, извини, я не в состоянии обеспечить. Разумеется, вряд ли кто захочет дружить с таким занудным неряхой. Иногда я думаю, что Марта принесла в подоле подкидыша. Ты просто не можешь быть моим сыном. Но это не извиняет тебя. Ты носишь фамилию Снейп, так что изволь соответствовать нашим стандартам. Понял меня?!

- Да, сэр.

- Ну, тогда пошел отсюда!


Северус Снейп коснулся палочкой поверхности, и Мыслеотвод всосал серебряную струю его воспоминаний. Самых плохих воспоминаний. При мысли об этом его всегда пробирала дрожь, а рот наполнялся слюной. Которой так не хватало тогда. И не становилось больше от пощечин.

Дома его ни разу не били по-настоящему. Когда мать была еще жива, она не позволяла отцу наказывать его. Говорила, что всегда есть другие способы воздействовать на ребенка. Ему только несколько раз доставались подзатыльники во время родительских ссор - так, что хрупкий мальчик отлетал к стене. А вот маме… Отец никогда не бил ее при нем; его всегда запирали в комнате, а оттуда были едва слышны удары и приглушенные крики. В такие минуты он забирался в угол между кроватью и шкафом и тихо плакал. Плакать в голос он боялся: однажды отец наказал его за это, заявив, что мужчина не должен плакать вообще, и обозвав Сопливиусом. Ему было 7 лет, он упал с дерева и сломал ногу; открытый перелом, море крови на зеленой лужайке. Соседская девочка, чья собака загнала его на дерево, позже рассказала об этом всему Хогвартсу. Прозвище приклеилось.


Когда мать умерла (став взрослее, Северус не раз подозревал отца в причастности к этому, но так и не смог ничего доказать), практически ничего не изменилось. Отец всегда умел настоять на своем. Однажды, через несколько месяцев после похорон, отец позвал его. Он, как всегда, сидел в своем затемненном кабинете с мебелью черного дерева; на столе лежали счета, в комнате стоял удушливый запах пыли и табака: все окна были закрыты, несмотря на лето.

- Иди сюда, Северус, - неожиданно мягко сказал отец. – Садись. Расскажи мне о себе.

- Что рассказать, сэр?

- Не знаю… вообще… как ты живешь. Я ведь почти не вижу тебя с этой школой. Как успехи в учебе?

- Хорошо, сэр.

- А в личной жизни, а? Есть у тебя девушка? – глаза отца неприятно заблестели.

- Нет, сэр, – Северусу все меньше нравился этот разговор.

- Ну, тебе хотя бы кто-нибудь нравится?

Северус решил не отвечать. Это было бессмысленно.

- Не молчи, когда я к тебе обращаюсь! – перемена в тоне отца была пугающей. Северус вздрогнул.

- Не знаю…

- Ладно, - отец, казалось, успокоился. – У тебя могут быть свои секреты. В твоем возрасте уже пора их иметь. Не бойся, я не собираюсь допытываться, - отец улыбнулся. – Просто если тебе понадобится… совет – ты всегда можешь прийти ко мне.

- Спасибо, сэр, – Северус встал.

- Постой! Я еще не отпускал тебя! Собственно, я не о твоей личной жизни хотел поговорить. А о нас с тобой. Теперь, когда мама умерла, мы должны заботиться друг о друге. Ведь правда?

- Конечно, сэр.

- Скажи, я хорошо забочусь о тебе? Может, есть какая-то вещь или книга, которую тебе хотелось бы иметь? В пределах разумного, конечно…

- Спасибо, сэр, у меня все есть.

- А ты сам, как думаешь, хорошо заботишься обо мне?

Северус не знал, что ответить. Он всегда считал, что отец меньше всех нуждается в его заботе.

- Знаешь, мне очень одиноко без мамы, - неожиданно тихо произнес отец. Северус сглотнул. Он не ожидал такого проявления чувств.

- Мне очень не хватает ее ласки и тепла. А твоя мать, несмотря на то, что мы иногда ссорились, не отрицаю, всегда понимала меня. Да.

Некоторое время они сидели в молчании.

- Скажи, если я попрошу тебя об одном одолжении… личного характера, ты сделаешь?

- Конечно, сэр.

- Нет, я не хочу, чтобы ты подчинялся моим распоряжениям только потому, что я твой отец. Я хочу, чтобы ты сделал это по собственной воле.

- Да, сэр.

- Вот и молодец. Иди сюда, мальчик, - голос отца стал необычайно мягким. – Вставай на колени.

На всю жизнь мальчик запомнил этот звук – расстегиваемой молнии на брюках. Сильные руки, которые притянули его голову.

- Ну, чего ты ждешь? – теперь в голосе явно сквозило раздражение. – Возьми его в рот. Неужели ты не знаешь, как это делается? Точно так же, как ты мастурбируешь в душе, только не руками, а языком!

«У меня просто не было выбора», - столько раз повторял себе потом Северус.

- Вот так. Аккуратней, черт!

Северус чуть не захлебнулся, когда ему в глотку ударила струя спермы, и невольно сжал зубы.

- Что ты делаешь, скотина! – жестокая пощечина. Северус сделал усилие и проглотил остатки вязкой жидкости.

- Ну вот… молодец… хороший мальчик.


Через несколько дней Северус уехал в Хогвартс. А на зимних каникулах все повторилось. И на летних. Он пытался избежать этого. Уходил из дома. Но его всегда ловили и возвращали. Служители порядка возмущались, что у столь уважаемого человека такой непутевый сын. Отец защищал его на людях, а дома расплачивался с ним сполна. Так продолжалось почти два года. А потом, незадолго до его выпуска, отец умер. Просто умер от сердечной недостаточности, и Северус вначале даже не поверил: это было бы слишком просто. Но отец действительно был мертв, и, машинально бросая горсть земли на гроб, Северус не знал, что ему теперь делать. Однако что-то исправлять было уже слишком поздно.

- Знаете, Поттер, хотел бы я быть на вашем месте.

- Что вы имеете в виду, сэр?

- Хотел бы я не знать своих родителей.

The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni