Старее, мудрее, печальнее…
(Older, Wiser, Sadder…)


АВТОР: shalott
ПЕРЕВОДЧИК: lilith20godrich
БЕТА: Helga
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос отправлен.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Когда отношения только начинались.

Этот перевод сделан в подарок для Яэль, измученной созданием сайта, посвященного Снарри, и потому заказавшую историю с дружескими отношениями Гарри и Северуса. Благодарное человечество в моем лице выражает искреннюю признательность за создание чудесного сайта и от всего сердца надеется, что этот подарок доставит вам удовольствие.


ОТКАЗ: все принадлежит мне (в моих мечтах). Хозяйка – Дж. К. Роулинг. Я просто ненадолго одолжила.




Чёрные волосы словно щедро присыпаны солью, складки вокруг рта Снейпа стали ещё глубже, но голос его все такой же желчный, как и всегда:

– Вы опоздали, Поттер – хотя не могу сказать, что меня это сильно удивляет.

Он закрыл дверь, как только Гарри оказался внутри, и направился вперёд, слегка прихрамывая. Запах Волчьего Проклятия казался слишком резким даже на самых первых ступеньках лестницы, ведущей в лабораторию.

Несмотря на укор, которым Гарри встретили вместо приветствия, зелье еще не было окончательно готово. Руки Снейпа деформировались, покрытые многочисленными шрамами от заклятий; суставы распухли; и двигался он, добавляя недостающие ингредиенты в котёл, невероятно медленно. Гарри наблюдал за ним с невольным беспокойством: в Британии по-прежнему не было другого зельевара, который мог бы приготовить Волчье Проклятие, а без него Люпину, который и так был прикован к постели, станет еще хуже.

– Вы когда-нибудь пробовали…

– Избавьте меня, Поттер… – рявкнул Снейп.

Гарри осторожно взял ещё дымящийся кубок и ушёл, безмолвно пообещав самому себе, что Ремусу никогда больше не придётся возвращаться сюда, даже если ему станет лучше.

* * *

Весь следующий месяц Гарри провёл за изучением тонкостей процесса приготовления Волчьего Проклятия. Он никогда особо не блистал в зельеварении, но Гермиона была слишком занята, разрываясь между первокурсниками Гриффиндора и малышом. По крайней мере, ему было чем заняться в свободное время в те дни, когда специально нанятые для этого домашние эльфы выносили Люпина в сад, чтобы тот погрелся на солнышке; и вечера, когда они с Ремусом не играли в волшебные шахматы и не читали, сидя бок о бок в уютной гостиной.

К тому времени как луна прошла основные фазы, он решил, что наконец-то добился успеха и приготовил зелье правильно. Он не собирался пробовать его на Люпине, просто налил в бутылку порцию и захватил с собой, когда отправился к Снейпу за свежей порцией Волчьего Проклятия.

Когда Гарри попросил Снейпа оценить его зелье, тот не отказался немедленно, и одно это должно было сразу его насторожить. Гарри открыл бутылку над раковиной, на которую указал Снейп, и заорал от удивления, когда его окружили густые клубы дыма. Снейп смеялся, не разжимая губ, тихо и злорадно. На мгновение Гарри вскипел от ярости, но потом краем глаза уловил свое отражение в висевшем на стене зеркале – оставшиеся чистыми стекла очков блестели как иллюминаторы на покрытом толстым слоем копоти лице, и тоже рассмеялся.

– Ясно, больше никаких бутылок, – сказал он. – Вы можете сказать, а как я справился со всем остальным?

Снейп прекратил смеяться и нахмурился. Гарри только ухмыльнулся в ответ, чувствуя лёгкое самодовольство от того, что смог испортить ему настроение. Неохотно Снейп нагнулся, вытряхнул из бутылки немного оставшегося на стенках зелья и осторожно понюхал.

– Слишком мало белладонны, слишком много аконита, – резко сказал он. – Ошибка, непростительная даже для пятикурсника, Поттер.

– В следующий раз мне повезёт больше, – ответил Гарри, по-прежнему довольный собой, и осторожно взял кубок испачканной копотью рукой.

* * *

К следующему месяцу он использовал белладонну и аконит в нужных пропорциях, но Снейп всё равно нахмурился, разглядывая кубок:

– Вы совершили ошибку, причём настолько бездарную, что мне придётся провести детальный анализ, чтобы обнаружить её, – сказал он. – Избавьте нас обоих от лишних забот, направьте свою энергию на что-нибудь, больше подходящее Вам по интеллекту – например, уборку отхожих мест.

Чудовищным усилием воли Гарри сдержался и не высказал первое, что пришло ему в голову.

– Если я всё сделаю правильно, Вам больше не придётся самому готовить Волчье Проклятие.

Снейп фыркнул, но мгновение спустя ответил:

– Если при этом мне придётся тратить время на исследование Ваших дилетантских потуг, то, по крайней мере, избавьте меня от чёрной работы.

И остаток дня Гарри потратил на мытьё обширнейшей коллекции самых грязных склянок и пробирок, которые ему когда-нибудь доводилось видеть. Его спина начала ныть уже после первого часа, который он провёл над раковиной, не разгибая спины, а к тому моменту, как Снейп встал со своего стула, он уже был грязным с ног до головы.

– Полынь должна быть только что сорванной, мистер Поттер; если Вы не способны следовать даже таким элементарным инструкциям, то вряд ли добьётесь вообще хоть какого-нибудь успеха, – сказал он и нацедил в кубок очередную дозу готового зелья.

Месяц спустя Снейп, в очередной раз исследовав содержимое, с отвращением отшвырнул принесённый ему Поттером кубок в другой конец комнаты и заставил Гарри два часа резать корни хмельного дерева, пока не добился должного результата.

– Измельчить, Поттер, если Вы вообще в состоянии уловить смысл этого слова, – сказал он, растирая резко пахнущие корни между пальцами, и держа их так близко, что глаза Гарри начали слезиться. – Интересно, как Вы умудряетесь по утрам завязывать шнурки на своих ботинках – или Грейнджер подобрала в библиотеке заклятие для выполнения столь сложной миссии?

В этот раз в качестве наказания Гарри остаток вечера провёл за выскабливанием столов и стиранием пыли с многочисленных бутылок и сосудов, расставленных по полкам. Это странно успокаивало и было почти привычным – заниматься уборкой под непрекращающийся аккомпанемент ехидных замечаний Снейпа; прошло уже много времени с тех пор, когда он жил у Дурслей, а домашние эльфы никогда не позволяли ему ничего делать по дому. Он вернулся домой приятно уставшим, держа в руке кубок с ещё дымящимся зельем.

Месяц спустя Гарри пришёл к Снейпу с пустыми руками.

– Я хотел бы чаще видеть тебя, – сказал Ремус слегка печально. После очередного приступа кашля его голос звучал слишком слабо и пронзительно.

Гарри старался как можно больше времени проводить с ним, поэтому расположенной на чердаке импровизированной лаборатории какое-то время пришлось пустовать.

Снейп, похоже, уловил его настроение – он открыл дверь и подал ему кубок в полном молчании, обойдясь без обычных своих упрёков и понуканий.

* * *

В мире магов оборотней хоронить не принято – могилы слишком часто раскапывали и оскверняли охотники за магическими ингредиентами, выискивавшие мех, зубы, слюну, кровь. Поэтому ночь перед кремацией Гарри провёл в поминальной комнате, поглаживая тонкие седые волосы. Лицо Ремуса казалось умиротворённым и даже немного радостным, на губах застыла легкая улыбка. Незнакомые люди несколько раз заглядывали в дверь, но в комнате было слишком темно, чтобы как следует разглядеть их лица; завидев Гарри, они сразу исчезали.

Утром приехала Гермиона, за её спиной сама по себе катилась детская коляска. Гарри немного нервно подержал на руках своего крестника, пока тот не начал реветь и лицо его не стало таким же морковно-красным, как и его волосы; и потом поспешно протянул его обратно.

– Мне нужно покормить его, – сказала Гермиона и забрала малыша.

Гарри был один, когда пришел Снейп. Тяжело опираясь на трость, он даже не глянул в сторону Гарри, сразу направившись к гробу. На его лице, таком же хмуром, как всегда, не было и намёка на скорбь. Он ничего не говорил, только смотрел неотрывно на лицо Люпина и на сложенные руки, которые несмотря на все старания гробовщика казались похожими на изогнутые лапы.

– Вот я и пережил всю вашу четвёрку, - сказал Снейп, обращаясь к выставленной на постаменте фотографии. Они все были там, все четверо, потому что не удалось найти снимок с изображением Ремуса, Сириуса и Джеймса; Питер раболепно скрючился в дальнем углу фотографии, как можно дальше от Сириуса, его круглое бледное застывшее лицо торчало на самом краю.

Сириус и Джеймс ответили Снейпу непристойными жестами, а Ремус терпеливо закатил глаза, глядя на своих друзей; краешек рта Снейпа слегка приподнялся в горькой усмешке.

– Посмотрите на это с другой стороны, Поттер, – сказал он через плечо, ковыляя к выходу, – по крайней мере, он умер прежде чем Вы смогли его отравить во время очередной попытки.

Слишком измученный, чтобы нагрубить в ответ, Гарри только потом понял, что из уст Снейпа это был почти что комплимент – тот признал, что Гарри был близок к тому, чтобы правильно приготовить Волчье Проклятие.

* * *

Домашние эльфы уже привыкли к его визитам. Снейп посмотрел из-за лабораторного стола на него, и на дымящийся кубок в его руке, и не ухмыльнулся:

–А теперь это Вам зачем?

– Я все равно хотел бы приготовить зелье правильно, – ответил Гарри. Дом и сад казались такими пустыми, а Гермиона снова вернулась в Хогвартс.

Снейп понюхал содержимое, осторожно опустил мизинец в кубок, слизнул несколько капель:

– На первый взгляд похоже… – сказал он, – но надо бы проверить наверняка, мало ли что… А пока я буду исследовать это Ваше зелье, наведите порядок в книгах.

Он разжёг огонь, поставил на него котёл и потянулся к полке за пузырьком.

Комната была заполнена книгами, наваленные в беспорядке стопки высились от пола до потолка – казалось, здесь работы явно не на один день.

– Для изготовления Медео используется та же основа, что и для Волчьего Проклятия? – задумчиво спросил Гарри, беря наугад книги из первой стопки.

Снейп оглянулся через плечо:

– Приготовление Зелья Медео доступно только взрослым и могущественным магам, Поттер, – холодно ответил он, в его голосе звучала нотка вызова, – Вам понадобится около года только чтобы научиться создавать его самую слабую и лёгкую форму.

– Ну, – сказал Гарри, тщательно разбирая книги, – посмотрим…



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni