И
(And)


АВТОР: greenie
ПЕРЕВОДЧИК: Марси
БЕТА: Рене
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: Автор разрешил размещать данный перевод на русскоязычных сайтах.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Сириус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Гарри, я люблю тебя. Я никогда тебя не брошу. Никогда.

ПРИМЕЧАНИЕ: это запоздалый подарок на день рождения Аndrew_clean, замечательной беты и талантливого писателя фэндома.


ОТКАЗ: Эта история основывается на событиях, описанных Дж. Роулинг, герои оттуда же. Все принадлежит Bloomsbury Books, Scholastic Books и Raincoast Books, а также Warner Bros., Inc. Денег не надо, торговую марку тоже оставьте себе.



И…

Гарри лежит в постели

пальцы медленно скользят по влажной от пота коже, там, где только язык Сириуса дотрагивался до него, отчего Гарри хватал его за черные как смоль волосы, и все давние мысли, которые когда-либо были - о Чоу, извивающейся под его руками, или о Гермиониной улыбке, уносились прочь, за оконные занавески, шевелящиеся от ветра.

Он слышит, как Дадли внизу терзает гитару, которую получил на день рождения ("Я хочу быть рок-звездой!" - орал он шокированным тете Петунии и дяде Вернону), и на мгновение, когда толстые пальцы Дадли в очередной раз срываются, и гитара издает странный хриплый звук, он возвращается на Гриммолд Плейс.

мелодия, которую передают по радио, звенит в залитой солнечным светом кухне, и Гарри захлопывает холодильник, держа стакан молока. "А где все?" "Ушли" И молоко забыто, две пары рук нерешительно (Сириус провел двенадцать лет в Азкабане, и это делает его по-юношески неловким, когда дело доходит до секса, и его большие руки столь же неуверенны, как и Гаррины, расстегивая пуговицы на мантии или джинсах, его дыхание такое же горячее и возбужденно-нетерпеливое, как и у Гарри) ерошат черные волосы, и они цепляются друг за друга, зная, что это неправильно, и Молли убила бы их, если б застала. Сириус отклоняется назад и смотрит на Гарри, одним пальцем поднимая его подбородок. Песня закончилась. "Ты знаешь, - говорит он, - ты очень похож на Джеймса".

Это воспоминание мимолетно, но оно вспышкой пронизывает его мозг, и заставляет рассеянно, пытаясь отвлечься, перебирать кипу открыток, полученную на день рождения от друзей. Наткнувшись на знакомый почерк, он задыхается.

"Дорогой Гарри, как учеба? Я все еще торчу в этом проклятом доме на Гриммолд Плейс, и мне абсолютно нечего делать. Скучаю по тебе. Передавай привет Гермионе и Рону. Не могу больше писать; я знаю, я говорил, что у меня полно свободного времени, но Муни хочет, чтобы я помог ему прибрать в ванной комнате, и ты знаешь, как он может быть настойчив… Ну, в общем, если получится, приезжай обязательно. Моя постель так холодна и я… О, Муни заглядывает мне через плечо. Завтра я напишу тебе еще; увидимся (скоро?). Мягколап."

он роняет остальные открытки, разрисованные болваном Роном (предполагается, что эта тощая фигура - Гарри?) и тысяча ужасных, болезненных, страшных и прекрасных воспоминаний исчезают, и остается только один вопрос - почему?

Сириус мертв. Он повторяет это себе тысячу раз в день, но это бесполезно…

Стук в дверь. Он садится на кровати, отбрасывая волосы с лица.

- Си…

- Мальчишка. Телефон. - Дядя Вернон говорит односложно, видимо, от шока, что Гарри кто-то позвонил. Он выходит, оставляя дверь приоткрытой, и Гарри машинально следует за ним, худой и невысокий, пытаясь не думать о синих глазах, сильных руках и долгих страстных поцелуях.

Это Гермиона.

- Гарри? Как ты?

Я похож на бумажную куклу, которую порвали на клочки и за ненадобностью выкинули в корзину для бумаг. Я похож на…

- Я в порядке, Гермиона. Я - жив…. И это главное, верно?

- Я только не была уверена… я хочу сказать, ты…. Он…

- Не надо.

- Мне так жаль.

Гарри кладет трубку, поворачивается и обнаруживает тетю Петунию, наблюдающую за ним.

- Почему ты плачешь? - спрашивает она, ее голос нельзя назвать по-матерински заботливым, но и обычных сухости и неприязни в нем нет.

"Почему ты плачешь?" - спрашивал он Сириуса, когда два сплетенных тела лежали на простынях, как будто это было самой естественной вещью в мире. Сириус приподнимается на локте и гладит длинным пальцем Гарри по носу, вдоль скулы. "Я люблю тебя", - шепчет он. Гарри отшатывается от неожиданности. "Это потому, что он мертв, не так ли?" Сириус не отвечает, он только снова целует Гарри, но на этот раз настойчиво, повелительно, жестко. Впервые Гарри боится, что Сириус применит силу - и затем ему становится стыдно, что он даже подумал об этом, и он уступает натиску его губ. Он притворяется, что не слышит шепот Сириуса: "Он не мертв".

- Он не мертв, - в отчаянии говорит Гарри, он отказывается в это верить. Он снова лежит в постели, в том же самом положении, изучает потолок, а по ту сторону закрытой двери - жалостливые глаза тети Петунии. Он проводит пальцем по собственному носу.

"Гарри, я люблю тебя. Я никогда тебя не брошу. Никогда".

И если бы у него было что-нибудь в руках, он бросил бы это в стену, чтобы оно разлетелось на миллион осколков. "ЛЖЕЦ, - крикнул бы он. - Лжец, я ненавижу тебя, почему ты меня бросил?!"

И не получил бы ответа.

- Он не мертв!

Закрылись глаза, и закрылось сердце, осталось только шевеление занавесок, потому что на сей раз действительно все кончено.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni