Нарцисс и Отражение

АВТОР: Anatolia

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: безответной любви не существует. Это миф - вы убедитесь сами...






...А за лесом рыдала свирель о любви безответной.
Ей внимали дриады, попарно усевшись на ветках,
И раскрылась бутоном душа моя в стебле высоком,
Белоснежным цветком с ароматом хмельным и жестоким.

(с) Лора.

Обмотав вокруг шеи яркий полосатый шарф, Гарри сбежал по ступенькам вниз, на улицу. Занятия только что закончились. Снейп слег в постель с обычной маггловской свинкой, и задавать длиннющие доклады было некому. Засунув руки в карманы, он задумчиво шел по аллее. Земля была устлана кленовыми листьями – червонное золото с алыми прожилками… Цвета Гриффиндора. Здесь он был в безопасности.

Прислонившись к вязу, Гарри провел ладонью по шершавому стволу. Казалось, дерево и то отзывчивее, чем…. Он не хотел произносить это имя вслух, но оно вырывалось с дыханием, тая в морозном воздухе облачком пара.

Пусть Джастин подшучивает над его «увлечением», пусть дразнит; главное – не позволять ему узнать правду. Да, Финч-Флетчли хорош в постели. Да, он ласков и внимателен. Говорят, они хорошо смотрятся вместе. Но Мерлин… какая чушь. На его месте могла бы быть какая-нибудь рэйвенкловка с пышным бюстом – Гарри бы не почувствовал разницы. Главное – унять боль, убаюкать свое сознание этим шепотом, упиться поцелуями, как плохим вином. И, произнося в сотый раз «я тоже тебя люблю», он думал про себя: лжец, проклятый лжец, остановись, что ты делаешь? Но увы - Джастин не замечал дрожи в его голосе, а если Гарри уклонялся от поцелуя - не настаивал…

Да, он пытался забыть. Но каждый раз, видя светлый всполох поблизости, замирал и терял нить разговора. А Малфой шел мимо со своими приятелями, как ни в чем ни бывало. Они смеялись и шутливо толкали друг-дружку в спину, а Гарри готов был выть от тоски.

Драко не был красавцем, - кто угодно мог бы это подтвердить. Зубы, например, слегка кривоваты. Это было даже не смешно: он видел все малфоевские недостатки, но это ничего не меняло. Усилием воли Гарри мог заставить себя не смотреть, не замечать. Раньше и это плохо удавалось, - куда бы он не шел, ноги сами приносили его к подземельям, а на совместных занятиях, когда Драко за что-то отчитывали, он злился и не находил себе места. Теперь Гарри научился держать себя в руках. Но изменился только фасад; внутри он был все тем же безнадежно влюбленным, что обнимал малфоевские колени, прижимаясь к ним лицом.

Нет, Драко ни с кем не встречался, - это немного утешало его. Малфой был словно засушенный цветок, что продавались в джинниной любимой лавке рядом с душистым мылом. Очаровательно ассиметричен, он колол пальцы, как только ты пытался взять его в руки. Драко… он тоже был предназначен для того чтобы смотреть. И Гарри смотрел.

Поттер бережно хранил в памяти каждую деталь, жест, поворот головы. Все привычки и предпочтения Драко – даже самые нелепые, казались ему делом естественным. Для него он всегда был прав – даже когда за спиной все перешептывались и хихикали. Гриффиндорец до мозга костей, он был верен себе: если любил кого-то, то без оглядки. Но Малфой… он любил только себя, и, кажется, это было взаимно.

Взаимно? Черт… ему и в голову раньше не приходило. Гарри провел много часов, размышляя, почему он не подходит Драко, что в нем не так. Но сейчас все встало на свои места. Ну конечно… Гарри помнил легенду о прекрасном юноше, которого разгневанная богиня любви прокляла любовью к себе.

Но… что, если это не проклятие, а благословение?

* * *

…Пальцы нервно комкали и вновь разглаживали выдранный из старинного фолианта клочок пергамента. Черт бы побрал эту Пинс… из-за нее он чуть не нарвался на взыскание. Это надо же уметь так неслышно подкрадываться сзади… да еще эти ковры – в Запретной Секции повсюду были ковры с толстым и мягким ворсом…

Он уже ни в чем не был уверен. Но отступать было поздно – Снейп уже внес его в список, и отныне Поттер должен был являться на дополнительные зелья три раза в неделю. Все необходимые ингредиенты были закуплены; ради этого он наполовину опустошил отцовский сейф в Гринготтсе. Гарри должен был исполнить задуманное.

Теперь они виделись чаще. Наблюдая за слизеринцем, методично шинкующим коренья в двух шагах от его стола (светлая челка падает на лоб, и он отводит ее мизинцем), Поттер клялся, что тот узнает, каково это: быть безответно влюбленным в Драко Малфоя. Желать его, - и не иметь возможности даже прикоснуться. О да, он поймет…

В сочельник, попросив Рона отвлечь слизеринца, он незаметно подлил ему зелье в кубок. Раскрасневшийся после ссоры Малфой выпил все залпом… вытер губы тыльной стороной кисти. А затем поднял голову и увидел сузившиеся глаза Поттера. Он нехорошо улыбался. Позже, когда юноша вспоминал этот момент, в памяти всплывал тихий шепот:

- Твоя очередь, Драко.

* * *

Пол в спальне буквально ходил ходуном – внизу, в Большом Зале, играла музыка, хлопали пробки от шампанского… Гарри сидел на своей постели, в темноте, закутавшись в плед. Он смотрел в окно: сквозь морозные узоры было видно, как медленно кружатся пушистые снежинки, оседая на подоконник. Подперев подбородок руками, юноша ждал. Чего? Он и сам бы не смог ответить на этот вопрос.

Удар ботинка – и дверь распахнулась. Кто-то зажег свет, и Гарри зажмурился. Когда он открыл глаза, то увидел Малфоя, нетерпеливо расстегивающего крючки на своей мантии. Озябшие пальцы не слушались, но ему было плевать. Скинув обувь, слизеринец направился прямо к нему. От волнения в горле пересохло…

Опустившись перед ним на колени, Драко без слов протянул склянку со странно пахнущей жидкостью. Гарри принюхался… так пахла только всеэссенция. И он понял. Наклонившись, юноша двумя пальцами выдернул волосок на виске у Малфоя. Тот даже не поморщился. Откупорил склянку. Белый волос с шипением утонул в темной вязкой жидкости.

И когда Гарри пил ее, он держал глаза открытыми. Неприязненное выражение на лице Драко постепенно сменялось чистой похотью.

Они были созданы друг для друга, как рука и облегающая перчатка из лайковой кожи. Они были как дрожащее отражение в глубине ручья. Губы слились в томительно-сладком поцелуе, и было уже не важно, кто прав, а кто виноват.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni