Билет в одну сторону

АВТОР: Умка
БЕТА: Анфиса

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Слава, торговая марка, нимб и новый сосед в подарок.



ОТКАЗ: Персонажи принадлежат Роулинг. Два острова в Северном море, судя по всему, - Соединенному Королевству.





Лондон-Абердин. Отправление через 10 минут. Скидка ветеранам-участникам войны.

Всеобщая благодарность и благоговение, а также всё, что начинается и заканчивается на "бла". Благодушие и благолепие входят в комплект. Бонусом для ветеранов-участников войны.

В «Ночном рыцаре» у него верхняя кровать, и он не станет рассказывать попутчикам, что он не спит, боясь свалиться, разочаровавшись уже взлететь. Даже во сне. Осыпаются перья на крыльях. Или только линяют?

Лондон и семья – родители и девочка-косички на соседнем месте.

Славные дети первого года войны. Они другие. Нахально-капризные теперь, зная, что им больше не скажут «нет», «нельзя», «не трогай» и «не лезь». Если только «ну, конечно, солнышко», «чего еще, радость моя» и, в крайнем случае, «может быть».

А эта пятилетняя радость заползает к нему и уже готова общаться, уткнувшись мордашкой в утреннее запотевшее стекло.
– Мы с мамой и папой едем на празднования. А ты?
– А я еду домой.

Да, они еще как ни в чем ни бывало обращаются к незнакомым взрослым на «ты», помнят, как звали Лорда, лучше, чем имена своих игрушек и произносят Авада Кедавра, старательно картавя.

Родители рады спихнуть дочку ненавязчивому соседу. И она уже запачкала его брюки на коленях грязью с сандалий, а рубашку вымазала малиной. В искреннем порыве поделиться. Ведь еще они щедры, готовы подарить каждому целый новый мир. В сияющих красках, которые ему отчего-то кажутся смесью угля и белил.

И у каждого из них его фотография над кроваткой. Но они еще произносят его имя всуе?

Она забавно супится и разглядывает его так, что это начинает смутно беспокоить. А вдруг?
Но в словах только неподдельная гордость за результат:
– А ты теперь похож на моего папу с тех фотографий, что мне не показывают.

«Ну, конечно». У него такой привычно-знакомый вид. Заляпанные колени и бурые разводы.

– Смотри, что у меня есть!
Хвастливо выкладывает волшебные карточки от шоколадных лягушек.
Ну, хоть в чем-то они всё те же. Успокаивает или тревожит?

– У меня почти все есть. Только с Гарри Поттером не хватает. Но она очень редкая. Все так говорят. А еще говорят, если ее соберешь, то в награду с ним можно даже встретиться. Представляешь?

Он представляет, разглядывая отражение в автобусном стекле.
Тогда, давно (или всё же недавно) самой редкой считалась карточка с Вольдемортом. Он ее так и не нашел. Но чтобы встретиться, и не пришлось.

Они выходят в Лестере, виновато поблагодарив, что он занял эту непоседу.
– Ну что вы, малина у вас очень вкусная.

А на стекле остаются отпечатки ладошек и с ошибкой написанное «Гари Потер».
Когда-нибудь эта девчушка непременно отыщет эту карточку.

Ноттингем и щуплая девушка с летним загаром.

– Вы куда?
– Домой.
– А-а, – разочарованно тянет она, явно надеясь, что он на празднования. – У меня нижняя кровать, но я могу с вами поменяться.

Она чересчур общительная и заразительно хохочет просто так. А у него иммунитет. Приобретенный за пять лет.
А ей повезло. Или нет?
Она умеет еще свесить голову набок и задумчиво пялиться в проплывающее в окне небо. Наверное, пишет стихи про «слезы небес».

– Ой, а у вас тут «Гари Потер» на стекле, – понимающе роняет она в восхищении. – А я только из Америки, меня родители туда отправили на время… ну, вы понимаете.

А он никогда не ездил в Америку. Лорда этот дикий край отчего-то не интересовал.
Жаль, у нее красивый загар и трогательно беззаботные манеры, ему бы они тоже пошли? Только вот не трогает. Почему-то.

– Но я кое-что покажу, вам точно понравится.
Приподнимает рукав майки, задиристо открывая недавно нарисованную магическую татуировку «Гарри Поттер – наше всё».
– Только вчера сделала. Три часа в очереди простояла, самая популярная сейчас. Супер, правда?

И правда, супер, в равнодушии разглядывая отражение в автобусном стекле на фоне перебирающегося неба. «Что грустишь, наше всё?»

И если он предложит ей вариант «наш бог и спаситель» вместо «наше всё» она только расстроится из-за собственной недогадливости, а по приезду непременно сменит и дорисует нимб.
Зарегистрированная торговая марка. Проценты с доходов на благотворительность.
Она прощается с ним в Лидсе, уходя, насвистывает новый хит «Он мой герой. И твой?»

И можно намекнуть ей не поминать его имя всуе. Ведь она читала сочетание «Авада Кедавра» только в газетных хрониках, неправильно ставя ударение на последний слог.

Мидлсбро и пожилой мужчина с «Пророком» в руках.

Мужчина неторопливо опускается на свое место по соседству и даже по началу не замечает его. Ну, неужели?
Правда, нервно теребит край нового «Пророка», лихорадочно пробегая глазами статью на первой странице.
Если он свесит с верхней кровати голову и взглянет на заголовок, обязательно выяснит, что там о нём. Но ведь и так все известно.

Не выдержав, мужчина всё же заговаривает, в спешке делясь находкой:
– Вы только посмотрите, что они пишут! Наши журналисты совсем совесть потеряли. Не могу поверить, в таком тоне – и о нём.
«О нём» он произносит с каждой заглавной буквы.
И можно не сверяться, благоговение входит в комплект.

– Послушайте, что они осмеливаются писать:
«Герой войны, победитель Вольдеморта, награжденный орденом Мерлина первой степени, Гарри Поттер исчез в прошлую пятницу. Особняк, подаренный великому Мальчику-Который-Выжил благодарными жителями всей страны, пустует, и даже приближенные особы не могут сообщить, где сейчас он находится.
По сообщениям из достоверных источников, Гарри Джеймс Поттер обращался в одну из лавок в Косом переулке, название которой мы не сообщаем, за зельем, меняющим внешность на длительный срок.
Пророк оставляет за собой право не комментировать данную информацию».

– Нет, вы представляете, писать такую чушь про Самого… Будто нашему Мальчику вообще может понадобиться такое зелье….
Да к тому же упоминать на той же странице, что этот… убийца-предатель Малфой также пропал не далее как… Ой, простите, что-то я… Но Вы, верно, на празднования?
– Нет, я домой.
– Наследство по завещанию, да? – со скорбным видом уточняет он. Еще немного и он добавит «Бедный мальчик».

Таким, как он, на вид можно дать все семьдесят, но часто им не больше пятидесяти.
Они, как никто, умеют понимающе кивать в такт, горестно вздыхая в нужный момент при слове «война». А еще каждый из них может похвастаться тем, что его племянник или сын служили в одном отряде с Самим…
И они уже не упоминают его имя всуе. Право, как можно?

– Ну, доброй дороги, молодой человек. Не расстраивайтесь так, Он обязательно объявится на празднованиях, вот увидите.

Стал накрапывать дождь, стекая каплями по стеклу, и отражения уже не видно. Иначе бы непременно: «Чего расстраиваешься, наш Мальчик?»

Он прощается в Эдинбурге. И, торопливо прячась под зонтом, растворяется в толпе.

Данди и неприметный юноша с нарочито медлительными манерами.

Этот парень не обращает на него ни малейшего внимания. Не пытается завести разговор или зачитать какую-нибудь статью из глянцевого журнала про Поттера.
Можно дать ему время до Арброта, если хватит сил продержаться. А можно помечтать и представить, что происходящее вокруг его вообще мало интересует. У каждого могут быть свои нелепые фантазии.

За окном уже стемнело, но повсюду вспыхивают праздничные огни, далекие фейерверки, и каждая деревушка, что они проезжают, может похвастаться народными гуляниями.
Довольные и уже хмельные лица. Радостные тосты и поздравления. Безудержное веселье.
И даже снег с неба – его осыпающиеся перья – не смогут ничего теперь изменить. Они только посчитают снег среди лета за еще один знак свыше.

Абердин и неуклюже выползающие из автобуса пассажиры. В гущу гулкой суматохи.

– Празднования… Что ж, с Днем рождения, Поттер, – всё тот же молчаливый парень, чья манера тянуть гласные всплывает воспоминаниями из прошлой жизни.
– Малфой?
– Ну, надо же. Я так и думал, что раньше сообразить у тебя мозгов не хватит. И если ты в порт, а что не на празднования всё же смею надеяться, тогда нам по пути, – самодовольная ухмылка.

И ему стоило бы предположить. От этого… Какое там «всуе»?

– Остров в двух километрах от твоего купил я. Ну, что, Поттер, быть нам соседями? Ты проставляешь, День Рождения, как никак.

И всё-таки они только линяют.


The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni