It’s Probably Me

АВТОР: Blaze

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР:

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Мерлин храни гриффиндорцев

Дисклаймер: песня It’s Probably Me принадлежит г-ну Стингу, которого я очень уважаю и ни в коей мере не хочу обидеть. Перевод песни – лишь скромное преклонение перед его творчеством. Ну а мир Гарри Поттера и иже с ним уж точно не мой, а Сами-Знаете-Кого.

ПОСВЕЩЕНИЕ: подарок на день рождения очаровательной девушке по имени Nix






If the night turns cold And the stars look down
And you hug yourself On the cold-cold ground
You wake the morning In a strangers coat
No one would you see
And you ask yourself
"Who watch for me
My only friend
Who could it be?"
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

Если ночь холодна, Звезды светят тебе
И ты ищешь тепла На холодной земле –
Вдруг проснешься с утра, А вокруг ни души,
Лишь тепло от плаща...
И ты спросишь себя
"Позаботился кто?
Кто единственный друг?
Кто бы мог?"
И сказать тяжело,
И мне слов не найти
Лишь: "it' probably me"...

Ночь вообще время темное, а уж ночь на Ноктюрн-аллее…

- Апчхи! Черт, до чего же холодно...

Темная сгорбившаяся фигура, кравшаяся в сгущающейся тени подворотни, витиевато выругалась, споткнувшись о какую-то кучу мусора.

* * *

Лежать было больно. Ноябрьские заморозки уже стали превращать то, что днем было мерзкой кашей грязи, в жутко неудобные бугры.

"А черт с ним... Пять минут можно и отдохнуть. Я так давно не отдыхал... Вечно по этим переулкам, а еще и личности все подозрительные... А тут тихо, никого не-е-е-т... Эээааах... Так, полежу... чу-чуть... ща встан..."

* * *

"Сколько времени прошло?! Туман появился, а луны уже нет. Черт, как я так заснул?! Ведь замерзнуть же можно, как тот парень вчера... Надо встать. Надо. Надо, говорю!"

Поднявшись кое-как на четвереньки, он внезапно обнаружил, что на нем чья-то теплая мантия. Странно. Ткань плотная, дорогая, наверное. Но откуда? "Это явно не моя. Моя дома осталась... Дома... Там тепло, небось. Камин горит, Ремус ужин готовит, а Сириус ему мешает. И оба смеются... Нет. Нельзя так думать! Им и так досталось, я не могу их подвергать опасности... Но все же... Чья это мантия? Кто мог обо мне тут позаботиться? И где он, собственно? Так, точно нужно встать! И бегом, бегом отсюда... Ну, или ползком хотя бы..."

Внезапно за углом раздались голоса. Неприятные такие голоса, злые. Уж точно их владельцы не обрадуются, если найдут его здесь. Или наоборот обрадуются... "Что-то не хочу я с ними встречаться...". Гарри попытался встать, но поскользнулся и шлепнулся снова. Голоса стали громче и явно приближались.

"Черт-черт-черт!!!" Поттер попытался ползти, но лишь запутался в ставшей теперь неуместной мании.

Внезапно, кто-то схватил его за шиворот и потащил в противоположную от приближающихся голосов сторону, запихал в темную щель и прикрыл ее мусором. Голоса раздались совсем рядом. Теперь в них сквозило удивление, и, как будто, разочарование. Он не смог разобрать слов, но почувствовал, что незваный спаситель вполголоса убеждал в чем-то новоприбывших. В попытке разобрать слова, он поддался вперед... и запнулся о какую-то коробку. Коробка зашуршала, голоса подозрительно стихли, а Гарри совсем поплохело: "П...ц..."

- Крыса…

Голос показался смутно знакомым, но он никак не мог сосредоточиться и вспомнить, где его слышал. По лбу стекало что-то липкое, голова закружилась еще сильнее. Гарри успел увидеть, как перед его глазами мелькнул лунный блик, и мир окончательно перевернулся…

* * *

If your belly's empty And the hunger so real
And you too proud to beg And to dump to steal
You search the city For your only friend
No one would you see
And you ask yourself
"Who could it be?"
The solitary voice that speak out and set you free
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

Если голод взыграл, Ни гроша за душой,
Ты просить не привык, но и вор - никакой
Ты блуждаешь по городу В поисках друга
Но не можешь найти
И ты спросишь себя
"Кто же был он тогда?"
Тот, чей голос лишь спас от плена тебя...
И смолчать нелегко,
И сказать мне нельзя,
Что это был я...

Он очнулся в постели. В самой настоящей постели, среди подушек и одеял. Над головой нависал бледно-зеленый балдахин. Было так тепло и уютно. Глаза сами собой закрылись, и он снова заснул.

* * *

Голова болела нещадно. Все тело ломило. Свет резал глаза.

- Слишком светло, больно...

- Поттер-Поттер... Угораздило тебя...

Размытая фигура склонилась над ним, он попытался разобрать, кто это, но тут что-то влажное легло на лоб, принося благодатную прохладу. Он благодарно промычал и снова заснул.

* * *

На этот раз он проснулся окончательно. Голова почти не болела, чувствовалась слабость, но болезненная ломота отступила, а глаза не слезились от света. Пошарив руками по прикроватному столику, Гарри нащупал очки. Миру вернулась четкость. Все еще лежа в постели, он огляделся.

Его принесли в светлую комнату, обставленную не броско, но со вкусом. Зеленый балдахин кровати, белоснежные простыни и серебристое покрывало. Гобелены на стенах, изображающие памятные сцены из истории магии. Уютно потрескивающий камин. Тепло и спокойно. Гарри лениво потянулся в постели... И вдруг все вспомнил. Холод, голоса, темнота...

"Где я?!"

Сев в постели, он решил провести более тщательное обследование существующего положения. Его грязную мантию сменили черные брюки и черная же рубашка, легкая материя приятно ласкала кожу. Ботинок на полу не оказалось, но каменный пол был на удивление теплым. С трудом поднявшись на ноги, Гарри осмотрелся. Справа от кровати у стены был письменный стол с кабинетом, стеллаж с книгами. И окно. Окно. Цепляясь за все, что было хоть мало-мальски устойчивым, Гарри побрел к окну.

Прикроватный столик. Один столб, другой. Письменный стол. Стул. Стеллаж. Стена. Занавески. И вот он, желанный вид из окна.

Гарри нахмурился. Снаружи во всю бушевала метель. Кружились в вихре хлопья снега, вокруг, куда ни глянь - сплошное белое безумие…

- Сколько ж я спал?

Когда первое удивление прошло, здравые соображения все-таки победили.

"Видимо, я где-то значительно севернее Лондона. Не мог же я, правда, проспать до зимы... В спячку пока не впадал". Последняя мысль немного его приободрила, и он решился на более подробное обследование предоставленной в его распоряжение территории.

- Итак, что мы имеем... - привычка рассуждать вслух пришла еще во время войны. Тогда они с друзьями всегда все обсуждали вместе… Только построением логических выводов обычно занималась Гермиона… Герми…

* * *

- А имеем мы, Гарри, не много. Отряды Упивающихся были замечены возле Честертона, Бредсби и Гастингса...

Их отряд собрался в одной из комнат очередного безлюдного дома из череды других таких же домов, сменивших Гиммаулд-плэйс на роли штаба Ордена.

- Дамблдор уже передал информацию аврорам. Но людей катастрофически не хватает... На собрании... они упоминали, что...

Пауза. Рона вдруг увлек орнамент ковра, Джинни проверяла аптечку, Дин и Симус шептались над картой. Только Невилл, казалось, прислушивался к разбору последних событий.

- Герм?

- В общем, они считают, что мы продержимся в лучшем случае еще месяц...

Молчание. Шорох цикад и тихие шаги караула под окном.

- Гарри...

- Я знаю!

- Гарри, нет больше времени решаться... Мы должны...

- Я, Герм. Я должен...

* * *

- Мда, должен был... Был да сплыл... - продолжил размышления Гарри, исследуя полки с книгами. Ничего особо интересного на полках пока не обнаружилось. Разнообразные авторы, разнообразные стили и темы... Все, что может подойти особи вида Маг Начитанный в качестве литературы "на сон грядущий"...

- О да... Огнедых Бенгальский. "О тонкостях использования когтей и чешуи Антиподского Опалоглаза и Китайского Огнешара в жутко сложных неваримых взварах". Самое то снотворное...

Вернув последнюю книгу на полку, Гарри подвел неутешительный итог анализу существующей ситуации. Местонахождение - неизвестное помещение. Местоположение помещения - неизвестно вследствие неподходящих для анализа погодных условий. Местные обитатели - в процессе проведения исследования не обнаружены, но, видимо, являются существами разумными, обученными навыкам чтения.

Грустные мысли бесцеремонно прервал пустой желудок. Он, видите ли, решил напомнить Гарри, что хоть тот и не проспал до зимы, но времени с последнего принятия пищи прошло возмутительно много.

- Хм... А кормить меня в этой богадельне будут, интересно?…

На мгновение его обуял страх, что его заперли в этой комнате умирать голодной смертью. В порыве сильных чувств он даже дошел до двери, обнаружившейся в конце небольшого коридорчика напротив окна. Дошел и обнаружил, что она-таки закрыта... Немного попаниковав (право слово, разве можно назвать паникой пятиминутные вопли, пинки и попытки выломать дубовую дверь?), Гарри окончательно выбился из сил и сполз по стеночке на пол…

Голод…

Сперва у него были деньги. У него было с собой несколько галеонов, их хватило бы на первую пару недель. Но только не в маггловском Лондоне... А так пришлось болтаться по вокзалам, паркам, подворотням. Он вытерпел три дня. А потом вернулся на Диагон-аллею: прошмыгнул через Дырявый котел, с головой закутавшись в мантию. Но там было слишком людно, слишком высока вероятность встретить знакомых. Или просто кого-то, кто знал его в лицо. Хотя скорее, это вероятность встретить того, кто НЕ знает его в лицо, была близка к нулю. И он придумал. Все, казалось, гениально. Ноктюрн-аллея. Приют отчаявшихся и скрывающихся. Место, где никто не смотрит тебе в лицо, где каждый стремится сохранить инкогнито...

Голод... Голод лишил его здравого смысла, лишил осторожности. Он так трясся над миской супа в таверне, что не заметил подножки и облил сидящего за ближайшим к проходу столом. Под гогот окружающих, он бросился в извинениях к облитому мужчине. Вдолбленная с детства привычка. Это был Макнейр...

Он бежал, сворачивал, плутал... За ним началась охота. Два дня он не мог вылезти из тени. Слабость... Голод... Ночные заморозки... Все кончилось, когда он чуть не замерз в подворотне на третьи сутки. И кто-то его спас... Кто-то со странно знакомым голосом... Подхватил его, когда он почти уже коснулся земли... Поднял на руки... И стал трясти...

* * *

- Господин! Господин! Проснитесь, Господин! - тряска не прекращалась и, когда Гарри стукнулся головой о стену, он, наконец, открыл глаза: "Нееет, пора избавляться от привычки засыпать где попало!..."

Над его лицом нависала чья-то перекошенная морда! Тем не менее, после того как он открыл глаза, морда сменила выражение ужаса на нечто более спокойное и даже соблаговолила чуть-чуть отодвинутся. Оказалось, что его разбудил появившийся у дверей домовой эльф.

- Господин не должен спать на полу. Господин болен, он должен спать в постели. Хозяин велел, чтобы Пэтьюл следил за здоровьем Господина! И Пэтьюл будет следить! Господин не должен покидать постели, пока не поправится! - сердито увещевал эльф, подталкивая ничего не соображающего Гарри к кровати.

- Эй-эй-эй, погоди! Хозяин? Кто он? Да стой ты! – в сердцах воскликнул Гарри на особо усердную попытку запихать его под одеяло, и сел в постели. Эльф насупился, но, кажется, удовлетворился закутыванием ног Гарри в одеяло.

- Кто твой Хозяин? Где я?

- Кто, где... Пэтьюл не может говорить о семье, в которой служит! Хозяин запретил Пэтьюлу отвечать на вопросы!

Беспокойно поглядывая, чтобы Гарри не выполз из-под кипы одеял, раздраженный эльф вернулся к дверям. Кряхтя, он нагнулся к полу за чем-то, видимо, оставленным в стремлении загнать больного на положенное место. Когда он повернулся, желудок Гарри выкинул восторженный кульбит: в руках эльфа оказался поднос, заставленный тарелочками, плошками и дымящимися кастрюльками. Голодная смерть пленнику не грозила...

* * *

Странно. Похоже, внезапное пленение пошло ему на пользу: метания последних дней войны и пришедшие им на смену послевоенные кошмары перестали терзать Гарри.

Он просыпался, завтракал, листал книги, подшучивал над Пэтьюлом, опять ел, спал, читал... В общем, наслаждался жизнью, ни мало не заботясь о том, где он и кто его сюда притащил. Хотя нет, мысли о спасителе, столь яркие и требовательные первые пару дней, стали стираться, сливаясь со смутным рядом воспоминаний. Да, именно такой покой нужен был его мятущейся душе, именно такое спокойствие сытой безмятежности…

Насвистывая что-то из детства, Гарри с удовольствием растирался большим мохнатым полотенцем.

Обнаруженная на второй день исследований ванная стала его любимым местом времяпрепровождения. Конечно, он бывал и в других комнатах, примыкавших к его спальне (к своему стыду Поттер вынужден был признать, что без эльфа не нашел бы ни одной потайной двери), но удовольствие водных процедур не могло сравниться даже с прелестями ничего-не-делания-в-кресле-у-камина… ну если только притащить к креслу пару бутылочек сливочного пива… и прокалить орешков в камине… Но когда он это попробовал, Пэтьюл пробурчал что-то о порче предметов благородной старины и отсутствии вкуса у современной молодежи... Стало чуточку стыдно...

А вот в ванной… В ванной он был предоставлен сам себе. Единственное что здесь может оказаться безвкусицей - это отражение нагого тела. Мда… Поттер даже с зеркалом быстро нашел общий язык... И ведь это о чем-то да говорит: много повидавшее на своем веку серебряное зеркало знает себе цену. О, ванная - цитадель удовольствий... (это чтоб не сказать "питомник разврата")

- ... и вот тогда она, наконец, выплыла из пены и засмеялась в голос. Ты себе не представляешь, что с ним было!

Зевнув, Гарри отбросил полотенце.

- И не говори. Я бы точно не выдержал.

Он подошел к зеркалу и с удовольствием осмотрел свое раскрасневшееся отражение. Отражение зарделось, а зеркало едва слышно выдохнуло.

- Нет, парень, ты все-таки хорош… Эх, не мои б годы…

- Хорош, да? - довольный Гарри завертелся, оглядывая себя со всех сторон.

Зеркало фыркнуло:

- Он еще спрашивает! Я, между прочим, старой закалки - никаких фокусов, никаких тебе "Подбавим здесь, уберем вон там…"

- Окей! Учту на будущее…

- До вечера…

- Пока, - накинув на соблазнительно голое тело черный махровый халат, Поттер изволил удалиться.

* * *

В спальне было тепло, щелкали поленья в камине, Пэтьюл зажигал свечи... Стоп. Свечи? Днем?

- А-а-а, Мистер Поттер... Вы, наконец, закончили...

Поттер заметил на себе испуганный взгляд эльфа и медленно обернулся.

Позади него, в кресле у камина с бокалом в руке и в своем обычном облачении сидел Люциус Малфой.

- М-мистер Малфой?…

- Приятно, что Вы меня помните, Мистер Поттер. Но, может быть, Вы также потрудитесь объяснить, что Вы здесь делаете?

- Э… а где "здесь", сэр?… Я не знаю… где я… - "Супер. Глупее я ничего сказать не мог…"

Малфой, приподняв бровь, оглядел залившегося краской Поттера и перевел взгляд на притихшего эльфа.

- Пэтьюл?…

Эльф смотрел в пол и нервно теребил кончик задернутой им гардины. В глазах блондина появился опасный огонек:

- Убирайся! Я поговорю с тобой позже, - ледяной тон не обещал бедному созданию ничего хорошего.

С легким хлопком эльф исчез. Гарри нервно сглотнул и вновь взглянул на Малфоя.

- Вы отвратительно влияете на моих слуг, Мистер Поттер…

Несмотря на вспышку гнева, Люциус продолжал также созерцать его, подняв бровь. Затем слегка откинулся в кресле, в глазах его появилось задумчивое выражение…

Чувствуя себя чрезвычайно неуютно под испытующим взглядом Малфоя и остро осознавая отсутствие какой бы то ни было одежды помимо халата, Гарри неловко преступил с ноги на ногу.

- О, Мистер Поттер, что же Вы стоите! Присаживайтесь, прошу Вас! - ироничная улыбка, мелькнувшая на губах блондина, нисколько не ободрила Гарри. Но что ему оставалось? Стараясь поплотнее запахнуть полы халата, он сел на кровать.

- Итак, Мистер Поттер, Вы не знаете, ни где находитесь, ни как сюда попали… Что же мне с Вам делать, - задумчиво продолжил блондин. /* Гы, так и хочется сказать Блонди... все время Ясон мерещится :) */

- Предлагаю объяснить, что происходит или хотя бы где я… - угрюмо бросил Гарри. Абсурдность собственного положения все больше действовала ему на нервы.

- Ах, Мистер Поттер, дело, видите ли, в том, что Вы находитесь в моем доме…

Гарри застыл. Оказаться в Особняке Малфоев, да еще лишь через пару недель после падения Волдеморта... Это было, мягко говоря... странно. Особенно, учитывая видимую непричастность к случившемуся с ним самого хозяина особняка.

- Что касается первой части Вашего вопроса…

Люциус встал и щелкнул пальцами. Перед ним появился домовой эльф, тут же склонившийся в низком поклоне.

- Помоги Мистеру Поттеру одеться и проводи в библиотеку.

Эльф склонился еще ниже, а опешивший Поттер лишь заикнулся:

- Но… у меня нет… одежды, - но тут же прикусил язык, заметив приподнятую в удивлении бровь.

- То есть… я имею в виду, она была… но теперь ее забрали… и я… - Гарри неудержимо краснел под ироничным взглядом Малфоя.

- Конечно, Мистер Поттер, - в глазах Люциуса светилось уже неприкрытое веселье. - Принеси нашему гостю одежду и помоги одеться. А потом - проводи в библиотеку.

Как только дверь за Малфоем захлопнулась, Гарри выругался. "И что я так смутился?! Ну, нет одежды, так не я же ее снял…" Самовнушение не помогло, он все равно чувствовал себя в высшей степени глупо. Мысли прервало деликатное покашливание - вызванный Малфоем эльф стоял рядом с разложенной на кровати одеждой.

- Господину следует одеться. Господин может замерзнуть в одном халате...

Внезапно, Гарри почувствовал, что его действительно трясет, а ноги на каменном полу заледенели. К счастью, под разложенной одеждой стояла пара черных ботинок.

* * *

По пути он продумал план действий: нападение. "Да! Лучшая защита - на-па-де-ни-е!" С таким вот воодушевлением он вошел в библиотеку.

- Мистер Малфой! Я требую, чтобы Вы немедленно объяснили мне…

Но решительность Гарри мгновенно испарилась под взглядом владельца дома: в нем не было и следа недавней иронии.

- Вы забываетесь, Мистер Поттер. Я бы не советовал Вам давать мне повод еще сильнее сожалеть о недостатке времени. Уверяю Вас, я с удовольствием посвятил бы его Вашему обучению манерам.

Гарри предпочел не рисковать. Он хорошо осознавал, что в руках Малфоя была небезызвестная трость, а его палочка осталась лежать рядом с телом Волдеморта. Да, собственно, и само пребывание упомянутого тела в недееспособном состоянии, известном также как трупное, не прибавляло ему уверенности в себе.

- Теперь, когда мы решили это небольшое недоразумение, я хотел бы услышать, что Вы помните о своем появлении в этом доме.

Гарри молчал.

- Мистер Поттер, - тон блондина стал многообещающим. - Существуют гораздо более неприятные для Вас способы получения информации, нежели беседа. Мне не хотелось бы прибегать к ним.

Вздохнув, Гарри признался:

- Да не помню я ничего! Я потерял сознание, а очнулся уже здесь!

Несколько долгих мгновений Люциус изучал лицо Гарри, а затем протянул ему какой-то продолговатый предмет. Тот машинально взял его.

- Мой сын слишком упрямо следует принятым решениям. Это не всегда идет ему на пользу.

- Что Вы имеете в…. - резкий рывок прервал вопрос на полуслове. Последовавшее за ним тянущее ощущение внизу живота показалось неприятно знакомым. Последнее что Гарри увидел - это удовлетворение на лице блондина.

* * *

If the world's gone crazy And it makes no sense
And there's only one voice that comes to your defence
The jury's out And your eyes search the room
And one friendly face is all you need to see
If there's one guy, just one guy
Who'd lay down his life for you and die
I hate to say it
It's hard to say it
But it's probably me

Если мир обезумел, Если логика спит,
А в защиту твою лишь один говорит,
Все присяжные вышли, и поддежка во взгляде -
Это все что ты хочешь найти в этом зале.
Быть может есть, хоть кто-то есть,
Кто жизнь тебе отдаст не сомневаясь?
И я признаюсь,
С трудом сознаюсь,
Что это я.

Три Метлы. Портшлюз принес его в "Три Метлы". В "Три Метлы"?! Нет, не так. Люциус Малфой отправил его в "Три Метлы"?!?!?! Зач...

- Эй, глянь-ка, это ж Поттер...

- Мистер Поттер...

- Ой, смотри!

- Точно! Поттер! Гарри Поттер!

"Ясно. Зачем…" Гарри попытался скрыться, но не тут-то было.

- ГАРРИ!

И вот уже рыжий верзила обнимал его. Нет, откровенно лапал, ощупывал, похлопывал и совершал тому подобные предосудительные действия.

- Рон! Прекрати немедленно!

- Герм, я всего лишь хочу убедиться, что это он и что он действительно здесь, - ухмыляясь, верзила все-таки выпустил Гарри из объятий и отошел.

- Гарри, как же я рада, что ты вернулся! Мы тебя везде искали! Дамблдор боялся, что смерть Волдеморта как-то повлияла на тебя...

- Да, ты исчез и даже палочку оставил!

Друзья, улыбаясь, уже тащили его куда-то наверх, рассказывая по пути новости последних дней.

- Когда антиаппарационная защита пала, авроры смогли попасть в замок. Схватили почти всех Упивающихся, кроме тех, кто почувствовал падение защиты и успел дезаппарировать.

- Да, потом их неделю выслеживали и отлавливали. Пока, правда, не всех нашли, но ничего! Найдутся, - Рон был полон энтузиазма и чуть не подпрыгивал на лестнице вокруг Гарри.

- Рон! Да успокойся ты! Дай ему минутку!

- А лучше часок, - улыбаясь, пробурчал Гарри.

Гермиона затащили его в одну из комнат, зажгла камин, пихнула его в кресло. Рон уже совал ему в руки бокал с каким-то подозрительно дымящимся напитком...

- Гарри, что это? - Гермиона кивнула на предмет, судорожно зажатый в его руках. И только тогда он осознал, что до сих пор сжимает портшлюз.

- "Пророк", наверное, - вспомнив о том, как он сюда попал, Гарри нахмурился. - Это был портшлюз...

- Что? А... ну так вот. Найдутся, говорю, а пока...

Гарри развернул газету и взглянул на заголовок

- "СУД НАД УПИВАЮЩИМИСЯ!"... Суд? Когда?

- Завтра... А что, хотел бы поприсутствовать? - Рон подмигнул.

- Погоди, Рон. Гарри, это сегодняшний "Пророк"?

Гарри посмотрел на дату:

- Ну, если сегодня 12, то да.

- Можно? - Гермиона вытащила из рук Гарри газету. - "Завтрашний суд над приспешниками Того-Кого-Все-Еще-Не-Принято-Называть-По-Имени обещает быть самым грандиозным юридическим событием последних 50 лет! Бла-бла-бла... Среди обвиняемых сотрудник Министерства Волден Макнейр, считавшийся погибшим Питер Петтигрю, выпускник Слизерина Драко Малфой, а также Винсент Го..."

Сердце Гарри вдруг стало биться ооочеень грооомкоо, все звуки потонули в шуме... "Мой сын слишком упрямо следует принятым решениям..." - прозвучал в голове холодный высокомерный голос.

- Гарри! Гарри, что с тобой?! - голос Гермионы словно прорывался через слой ваты.

- Мал... грм... - горло внезапно пересохло. - Малфой?

- Да...

- Когда... когда его поймали?

- Э... сейчас... где-то через неделю, после смерти Волдеморта… - шуршание переворачиваемых страниц.

- Да, Лорд погиб 30 октября, а тут говорится, что он был "пойман 7 ноября…"

Мир перевернулся.

- Где? - сердце стучало как сумасшедшее. - Где его поймали?

- Э... "в деревне неподалеку от пресловутого Особняка Малфоев, когда он разговаривал с местным лекарем…" Гарри, в чем дело?

А в голове Гарри кружилось "Лекарь. Неделя. Особняк. Лекарь…"

* * *

- Гарри! - Гермиона была в отчаянии.

- Я сказал, что должен попасть на суд!

- Но Гарри, - поддержал подругу Рон. - Суд закрытый, нужно разрешение…

- Я ДОЛЖЕН...

- Хорошо, хорошо! - Рон примиряюще поднял руки. - Уверен, для тебя они сделают исключение.

Троица стояла перед лифтами в холле Министерства. Мимо пробегали работники, некоторые, улыбаясь, здоровались. Пара молодых волшебников хотела было войти в подошедший лифт, но, заметив, угрюмую физиономию Гарри, поспешно отошли. Оставшись наедине с друзьями, Гарри достал плащ-невидимку.

- Гарри... Это же незаконно, - выдохнула Гермиона.

- У нас нет времени на выбивание разрешения. Пойду так.

Он закутался в плащ, видна была лишь голова. Гермиона приняла решение:

- Нет, Гарри. Один ты точно не пойдешь. Я прослежу, чтобы ты не натворил глупостей. Нет, Рон, - прервала Гермиона пытающегося возразить друга. - Ты останешься снаружи. Мы все не влезем.

Она заползла под плащ и невозмутимо продолжила:

- И, кроме того, в твой здравый смысл я верю еще меньше.

Лифт прибыл и, подмигнув потерявшему от возмущения дар речи Рону, девушка прикрыла обе головы капюшоном.

* * *

- Ну и как мы пройдем мимо Хмури?

Сумасшедший параноик стоял у дверей в зал суда. Еще раз выглянув из-за угла, Гермиона вернулась к спрятавшемуся в темной нише Гарри.

- Не знаю. Не думал, что он тут будет. Может, его как-то отвлечь?

- Как?

Когда Гермиона излишне эмоционально начала развенчивать очередной безумный план Гарри (включавший взрывы, мантикрабов и визги о помощи), проходящий мимо них молодой мужчина внезапно остановился. Гарри зажал девушке рот и замер. Мужчина посмотрел прямо на Гарри прямо, затем отвернулся и пошел дальше.

- Стэнфорд. Явился-таки.

- Рад слышать, М-р Хмури, что Вы совсем не изменились, - новоприбывший даже не пытался скрыть иронию.

Аврор что-то неразборчиво буркнул в ответ.

- О, насчет этого я не сомневаюсь! Но я советовал бы Вам лучше присматривать за своими подчиненными. Этот, с позволения сказать, охранник на входе, умудрился упустить мантикрабов. Так что если в ближайшее время ему никто не поможет, мы станем свидетелями прелестного фейерверка в здании Министерства...

Гермиона выглянула из укрытия как раз вовремя, чтобы увидеть, как ругнувшийся Хмури исчез. Молодой человек улыбнулся и прошел в зал.

- Идем, - шепнула Гермиона. И, накрывшись плащом, они неуклюже проковыляли в зал.

* * *

- Смотри, тут Дамблдор и Снейп. И Фадж, - они спрятались за статуей Мерлина и разглядывали присутствующих.

- А Рон говорил, что заседание закрытое. Тут море журналистов и гостей.

Раздался стук молотка, и все стихли. В зал вошли присяжные и судья. За ними ввели первого обвиняемого. Началось долгое заседание. Наконец, подошла очередь и для Малфоя-младшего.

- Адвокат обвиняемого... М-р Стэнфорд.

Мужчина, так вовремя отвлекший Хмури, встал и коротко поклонился.

- Господа присяжные. Господин судья. Прокурор...

- Я о нем слышала, - прошептала Гермиона. - Говорят, он работал во Франции. Был очень популярен несколько лет назад.

Представление адвоката Малфоя вызвало легкий шум в зале. Это было понятно. Такой молодой с виду мужчина - и в защитники наследника одной из самых богатых волшебных семей?

До ребят донесся шепот:

- Уж Люциус-то Малфой мог бы и прийти на разбирательство. Сын все-таки...

- Да ты что. Он же скрывается. Говоря, этот суд - для него приманка. Парень-то еще слишком мал для этих...

- Тшшш...

Разбирательство началось.

- А он не так прост, как кажется, - задумчиво прошептала Гермиона, глядя на выступающего адвоката.

Гарри пригляделся. И действительно, мужчина лишь на первый взгляд казался молодым. Проницательные глаза, умное и серьезное лицо, никакой неуверенности в позе или жестах. С первых секунд он завладел вниманием зала и присяжных. Хорошо поставленный голос завораживал. Тщательно продуманная речь убеждала, оправдывала...

Гарри уж было уверился в быстром решении судьбы Малфоя, как внезапно волшебство кончилось. Министр Магии Корнелиус Фадж решил вмешаться:

- Это все хорошо, господин Стенфорд. Но все Ваши доводы построены на Ваших же умозаключениях. Ваши доказательства, - он махнул рукой в ответ на возмущенный возглас адвоката. - не объясняют того факта, что свидетель обвинения... М-р Лонгботтом, прошу, выйдете... Так вот, свидетель обвинения видел подсудимого 30 октября в замке Темного Лорда. Это притом, что есть неопровержимые доказательства того, что именно на этот день была назначена инициация М-ра Малфоя в качестве Упивающегося Смертью. Это верно, М-р Лонгботтом? Вы видели обвиняемого?

- Д-да...

- Он был жив?

- Да, но...

- Прекрасно, - перебил Министр. - Он был жив, значит, он принял Метку.

- Как это у Вас просто получается, - холодно возразил адвокат. - Жив - значит виновен.

- Вы же не будете отрицать, что Лорд казнил бы подсудимого, если бы он ослушался? А инициация уже включается в себя убийство. Думаю, если Вы не можете представить суду свидетелей или неопровержимых фактов, сводящих воедино теоретический отказ М-ра Малфоя и возможность после этого выжить, то...

Адвокат слегка побледнел. В лице его появилось отрешенное выражение, словно он что-то обдумывал и взвешивал.

- Гарри, посмотри на Снейпа... - Профессор Зельеделия неотрывно смотрел на адвоката Малфоя.

- Гарри... - Гермиона обернулась, чтобы привлечь внимание, но позади нее никого не было. - О нет...

- М-р Фадж. Если позволите... - Гарри шел по проходу. Адвокат, мгновенно обернувшийся на голос, просветлел и тут же произнес:

- Защита вызывает свидетеля. М-р Гарри Поттер.

Гомон, поднявшийся в зале с появлением Поттера, удалось унять только после нескольких очень требовательных призывов.

- М-р Поттер. Расскажите суду о том, что произошло 30 октября. В день смерти Волдеморта.

* * *

- Поттер-Поттер... Такой же самоуверенный, как и твой отец, - Волдеморт был доволен. Враг сам шел в руки. - Питер, забери его палочку.

Петтигрю поклонился и выполнил указание. Гарри с ненавистью взглянул на предателя.

- Драко, мальчик мой, - продолжил Лорд. - Я приберег эту честь для тебя. Твоя инициация будет в том, что ты, именно ты убьешь для меня великого Гарри Поттера.

Лорд издевательски захохотал.

- Нет.

Смех стих.

- Что???

- Я не буду его убивать...

Лорд оторопел. Он медленно поднимал палочку, когда раздался холодный голос:

- Ступефай!

- Люциус!

От заклятья Волдеморт опешил, и этого хватило, чтобы Невилл, следивший за Гарри и успевший спрятаться, когда того схватили, смог выкрикнуть:

- Авада Кедавра!

И Лорд пал. Так просто. Из-за своей собственной ошибки...

* * *

Гарри вздохнул:

- А дальше Вы знаете. Защита пала, авроры аппарировали. Я - дезаппарировал. Все. Он отказался, а Волдеморт не успел его убить.

Тишина в зале взорвалась сотней голосов. Все на перебой обсуждали услышанное. Предательство Лорда Малфоем, внезапное спасение, ошибка Волдеморта. Репортеры бросились к покрасневшему Невиллу...

Судья вздохнул и ударил молоточком:

- Невиновен. Освободить Мистера Малфоя...

* * *

You're not the easiest person I've ever got to know
And it's hard for us both to let our feelings show
And some will say
I should let you go your way you only make me cry
But if ther's one guy Just one guy
Who'd lay down his life for you and I
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

И не сказать: "С тобой мне легче чем с другими"
Нам не легко обоим чувства показать
Пусть кто-то скажет, быть с тобою - бремя,
Что должен путь позволить я тебе избрать.
Но если есть, хоть кто-то есть,
Кто жизнь тебе отдаст не сомневаясь
То я признаюсь,
Во всем сознаюсь...
Ведь это я...

Среди гама репортеров, вспышек фотокамер, сумятицы расходящейся публики, Гарри едва не потерял Драко из виду. Тот стоял в стороне от возбужденной толпы и о чем-то тихо беседовал со своим адвокатом. Почувствовав взгляд, он мельком глянул на Гарри, и вернулся к беседе.

Досада и какая-то детская обида охватили юношу. "Ну что он, в самом деле... Мог бы хоть спасибо сказать..." Отмахнувшись от очередного журналиста, Гарри стал пробираться к выходу.

- Мистер Поттер, можно ли это считать заявлением о ваших отношениях с Драко Малфоем?

"Господи, каких еще отношений? Бред какой... Надо уходить, пока они еще что не придумали!"

Начав с удвоенным рвением продираться к выходу, Гарри споткнулся и врезался во что-то мрачное и высокое. Раздался звон стекла и возглас досады:

- Мистер Поттер, Ваша избирательная неуклюжесть делает Вас еще более невыносимым, чем Лонгботтом!

- Профессор Снейп?...

- Я уже давно не Ваш профессор, Поттер. Причин для радости по этому поводу прибавляется с каждой встречей. Удивительно, что два таких недоразумения как Вы и Лонгботтом умудрились победить Волдеморта.

- Простите, сэр... Я не нарочно...

Он дернулся было собрать осколки, но Снейп одернул его:

- Оставьте, Поттер. Уже поздно. Accio. Reparo.

Осколки налету соединились, и в руку профессора прилетела уже целый пузырек из-под зелья.

"Интересно, он всегда их с собой таскает?", подумал Поттер, провожая глазами удаляющуюся в раздражении спину зельевара. Закончив путь к дверям, он еще раз обернулся. Гермиона пересказывала Рону случившееся. Драко же исчез - адвокату что-то раздраженно говорил Снейп. Внезапно, Стэнфорд посмотрел прямо в глаза Гарри.

Во взгляде мелькнула усмешка и, сжавшись, Поттер, наконец, выскользнул на свободу.

* * *

Гарри успел отойти на порядочное расстояние от здания Министерства, когда его окликнули:

- Поттер!

Его догонял Драко Малфой.

- Спасибо, что не сказал про Круциатус Отца.

- Ну, я подумал, что это не имеет отношения к делу, а тебе было бы неприятно воспоминание об этом.

Малфой усмехнулся.

- Этим он спас мне жизнь, - заметив непонимающий взгляд, Драко пояснил. - Поттер, ты все так же наивен. Я отказал Лорду. Думаешь, он простил бы меня? Он просто позволил провести... воспитательную акцию. Прежде чем убить меня.

- И твой отец знал... и поэтому наложил его... Но он мог выбрать что-нибудь помягче! - недоверчиво сказал Гарри. Воспоминания о том, что такое Круцио, заставили его вздрогнуть.

- Ну да... И Лорд бы убил нас обоих, почувствовав фальшь. Нет. Отец с детства приучал меня к Круцио. Он знал, что я выдержу.

Они молча шли к ближайшей подворотне, чтобы аппарировать, когда Гарри решился, наконец, спросить:

- Малфой... Почему ты отказался меня убить?

Драко усмехнулся.

- Не льсти себе, Поттер. Я отказался не тебя убить, а принять Метку. Не люблю, знаешь ли, когда портят мой внешний вид.

Гарри помолчал. Драко уже собрался было аппарировать, когда он промолвил:

- Спасибо...

Малфой приподнял бровь.

- За то, что спас меня тогда ночью...

Драко хмыкнул:

- Ты спас меня в суде. Мы квиты, Поттер.

Но на лице его, когда он произносил заклинание аппарации, была легкая улыбка.

* * *

PS:

А где-то во Франции в это время шумело Средиземное море. Появившийся в прохладе комнат белоснежной виллы молодой на вид мужчина со вздохом сел в плетеное кресло. Умное и серьезное лицо расслабилось. Проницательные глаза закрылись. Он откинулся на спинку...

- Мерлин храни гриффиндорцев, - произнес он чужим голосом. Черты его смазались, стали неудержимо меняться, заостряясь, волосы стремительно отрастали и неудержимо светлели, приобретая платиновый цвет... Через несколько мгновений в строгом сером костюме довольно откинувшись в кресле сидел Люциус Малфой.

It's Probably Me
If the night turns cold And the stars look down
And you hug yourself On the cold-cold ground
You wake the morning In a strangers coat
No one would you see
And you ask yourself
"Who watch for me
My only friend
Who could it be?"
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

If your belly's empty And the hunger so real
And you too proud to beg And to dump to steal
You search the city For your only friend
No one would you see
And you ask yourself
"Who could it be?"
The solitary voice that speak out and set you free
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

You're not the easiest person I've ever got to know
And it's hard for us both to let our feelings show
And some will say
I should let you go your way you only make me cry
But if ther's one guy Just one guy
Who'd lay down his life for you and I
It's hard to say it
I hate to say it
But it's probably me

If the world's gone crazy And it makes no sense
And there's only one voice that comes to your defence
The jury's out And your eyes search the room
And one friendly face is all you need to see
If there's one guy, just one guy
Who'd lay down his life for you and die
I hate to say it
It's hard to say it
But it's probably me


Если ночь холодна, Звезды светят тебе
И ты ищешь тепла На холодной земле –
Вдруг проснешься с утра, А вокруг ни души,
Лишь тепло от плаща...
И ты спросишь себя
"Позаботился кто?
Кто единственный друг?
Кто бы мог?"
И сказать тяжело,
И мне слов не найти
Лишь: "it' probably me"...

Если голод взыграл, Ни гроша за душой,
Ты просить не привык, но и вор - никакой
Ты блуждаешь по городу В поисках друга
Но не можешь найти
И ты спросишь себя
"Кто же был он тогда?"
Тот, чей голос лишь спас от плена тебя...
И смолчать нелегко,
И сказать мне нельзя,
Что это был я...

И не сказать: "С тобой мне легче чем с другими"
Нам не легко обоим чувства показать
Пусть кто-то скажет, быть с тобою - бремя,
Что должен путь позволить я тебе избрать.
Но если есть, хоть кто-то есть,
Кто жизнь тебе отдаст не сомневаясь
То я признаюсь,
Во всем сознаюсь...
Ведь это я...

Если мир обезумел, Если логика спит,
А в защиту твою лишь один говорит,
Все присяжные вышли, и поддежка во взгляде -
Это все что ты хочешь найти в этом зале.
Быть может есть, хоть кто-то есть,
Кто жизнь тебе отдаст не сомневаясь?
И я признаюсь,
С трудом сознаюсь,
Что это я.


The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni