The Sorting
(Сортировка)


АВТОР: Cybele
ПЕРЕВОДЧИК: ghope
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: Переводится с разрешения автора.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Джеймс
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Это небольшой рассказ из вселенной «Мальчик, который не знал». Появился в свое время на livejournal Cybele в качестве sidestory, как она сказала: «Я написала это очень давно, но блокнот в котором всё было записано, потерялся».



ОТКАЗ: Персонажи принадлежат Дж.Роулинг.



Очередная чертова церемония сортировки.

Очередной класс необразованных идиотов, которых он попытается обучить.

Северус смотрел на шеренгу взволнованных первоклассников, которые ждали, когда закончится песня Шляпы. Ученики ждали, нервно переступая с ноги на ногу, шепча друг другу подбадривающие слова и надеясь, что их ранее приобретенная дружба не ограничится рамками факультета, если дело до того дойдет.

Макгонагалл прочистила горло, чтобы назвать первое имя, и Северус приготовился сыграть в Игру сортировки. С годами у него стало отлично получаться. Хотя бывало, что интуиция подводила, но это случалось очень редко. И за почти десять лет, что он сидит за Главным Столом, он ошибся ровно три раза.

«Эбботт, Ханна».

Девчушка с поросячьими хвостиками осторожно взобралась по ступенькам, круглое личико застыло, и она скованно улыбнулась. Хаффлпафцы всегда улыбаются, когда первый раз видят Шляпу. Всегда хорошо воспитаны, поэтому действуют быстро и не заставляют остальных учеников ждать. Они быстрее других спрыгивают со стула, как только Шляпа назвала факультет.

«ХАФФЛПАФ!» – проорала Шляпа. Северус хмыкнул, довольный.

Было несложно определить, кто из учеников окажется на его собственном факультете. Это те, у кого маска невозмутимого самодовольства не исчезала ни на секунду. Они пристально смотрели на шляпу, как будто бросали ей вызов – пусть только она посмеет определить их на какой-нибудь другой факультет, пусть только попробует опровергнуть уверенность, что их настоящее место в Слизерине и только в Слизерине.

Гриффиндорцы, не зависимо от обстоятельств, забирались по ступенькам сперва осторожно, затем делали ободряющий вдох и залезали на стул. Ученики Равенкло, с другой стороны, хитрили. Они подходили к шляпе с мрачной сосредоточенностью, и это можно было легко перепутать с вызывающим взглядом слизеринцев, или же настороженно глядели на шляпу, перед тем как собраться с духом и сесть, и это вызывало мысли о Гриффиндоре. Разница, которую за столько лет отметил Северус, была в том, что только Равенкло сначала поворачивались и потом забирались на стул задом наперед. Остальные ученики влезали на стул и только потом поворачивались. Действия Равенкло были более целесообразными.

«Крэб, Винсент».

Северус внимательно всмотрелся, в желудке едва замутило, когда он услышал имя. Лицо мальчика не вызывало сомнений…такое же тупое выражение лица, как и у отца. «Слизерин», – едва проговорил Северус.

«СЛИЗЕРИН», – эхом повторила шляпа. Северус вздохнул, провожая мальчишку взглядом, пока тот плелся к столу факультета. Он кивнул и вернулся к игре. Вынеся приговор еще нескольким ученикам, Северус еще раз вздрогнул, когда услышал: «Гойл, Грегори».

Он пристально разглядывал шеренгу учеников, изучая лица. Его взгляд остановился на Драко Малфое, и он сноваусмехнулся. Сразу за Малфоем стоял мальчик с заостренным жестоким лицом, и без сомнения это был Нотт. Он мог бы посмеяться над этим, если бы не внезапная тошнота. Казалось, кто-то вновь созвал собрание Упивающихся Смертью. Младшее поколение. Он непроизвольно легко провел рукой по левому предплечью. Прошло много времени с тех пор, как поблекла Метка, но как только начали называть имена и места за столом Слизерина стали постепенно заполняться, он почувствовал, как призрак знака впился в кожу. Магия, замкнутая внутри метки, казалось, гудела от дурного предчувствия.

Скользя взглядом по толпе, он почти мог представить самого себя: холодное выражение лица, скрывающее страх, нервно сглатывающий и переступающий с ноги на ногу, ожидая пока шляпа доберется до буквы С.

Не хватало только одного человека.

Он лихорадочно искал взглядом в толпе, и подсчитывал в уме года. Тут он увидел его.

Джеймс был здесь: бледное лицо, растрепанные черные волосы, очки, чуть съехавшие с носа, мягкие розовые губы, бормочущие тихие молитвы. Но у него были ее глаза – единственная отличительная черта этой умершей женщины. И мальчик выглядел куда менее уверенным, чем Джеймс в тот день, вспомнил Северус.

«Ну давай, Сев. Это будет не так уж плохо».

«А что, если мы не будем вместе?»

«Не волнуйся, мы будем вместе».

Всегда самоуверенный Джеймс Поттер ошибался. Когда шляпа объявила «Слизерин», подтверждая сомнения Северуса, Джеймс пожал плечами и ободряюще улыбнулся, после чего растворился в толпе гриффиндорцев.

«Поттер, Гарри».

Северус задержал дыхание, а Большой Зал замер в ожидании. Мальчик нервно подошел к стулу, бросил на шляпу взгляд, в котором смешались опасение и решимость. Он глубоко вздохнул и забрался на стул. Не Слизерин, молча молился Северус.

Где-то внутри еще один голос просил Не Гриффиндор.

Хотя мысль и была нелепой, он не мог от нее избавиться. Еще одна возможность. Возможность, что все будет как надо.

Переписанная история.

«Пришло?» – встретил возгласами Джеймс Поттер, дверь открылась шире, и по другую сторону порога показался мальчик. Северус помахал листом пергамента, который извещал о приеме в Хогвартс. Джеймс перепрыгнул через порог с радостным визгом.

«Утро доброе!» – поприветствовал он, просовывая голову через дверь в гостиную, где, читая газету и прихлебывая чай, сидела Элеанора Снейп.

«Доброй утро, дорогой. Как твоя мама?»

«Нормально. Они с папой куда-то поехали на его новой маггловской машине», – сказал Джеймс, закатывая глаза. Элеанора рассмеялась. «Она сказала, что заглянет к Вам попозже, обсудить вечеринку».

«Ах, да. В этом году это важно. Наши мальчики отправляются в школу».

Джеймс бросил на Северуса сердитый взгляд через плечо и ухмыльнулся. В ответ Северус тоже ухмыльнулся. Их родители всю жизнь это обсуждали. И как каждый одиннадцатилетний мальчик пытается казаться невозмутимым, точно так же они были взволнованы. Ежегодный вечер Снейпов-Поттеров был традицией, которая уходила корнями в прошлое так глубоко, что даже портреты на стенах не помнили, как она зародилась. В этом году это будет настоящее торжество. Единственный ребенок в каждой семье – их мальчики идут в Хогвартс вместе.

«Увидимся», – выкрикнул Джеймс и схватил Северуса за рукав, втаскивая на лестницу.

«Это будет здорово»,– произнес Джеймс, спеша в комнату Северуса, время от времени забегая вперед и поворачиваясь, чтобы вернуться на пару шагов назад, дожидаясь пока Северус его нагонит.

«Мама сказала, что на этой неделе мы можем отправиться за волшебными палочками и всем остальным. Я спросил у папы, можно ли мне новую метлу, а он ответил, что первоклассникам не разрешают иметь метлы. Глупо, да? Если только мы попадем в квиддичную команду, а первоклассников никогда не берут. Но в любом случае, мы попробуем. Папа сказал, что купит нам метлы, если мы будем в команде. Я бы не сказал, что он особо надеется на то, что это случится». Джеймс говорил без умолку, Северус внимательно его слушал, пытаясь поспевать за ним. Джеймс открыл дверь спальни и вломился в комнату.

«Я собираюсь быть Ловцом, а ты можешь быть Охотником. Мы будем лучшими игроками в истории Гриффиндора», – широко улыбнулся Джеймс.

Северус слабо улыбнулся в ответ. «А что если мы не…» Мальчик вдруг отвел взгляд и наморщил нос. Он открыл рот, чтобы закончить предложение, но его оборвал Джеймс.

«Ну, ты можешь быть Ловцом, а я буду Загонщиком. Так или иначе, ты меня меньше».

«Я хотел сказать, а что если нас распределят не вместе?» Северус неуверенно скривил губы.

Джеймс недоумевая взглянул на друга и приподнял очки. «А почему нет?»

«Ну, мой папа был слизеринцем, а мама из Равенкло. В моей семье нет гриффиндорцев», – ответил Северус.

«Я в твоей семье, а мои папа и мама были гриффиндорцами».

«Но мы с тобой по-настоящему не родственники. Может быть, тысячу лет тому назад, но не думаю, что это все еще можно считать семьей».

«Ну, мы ведь крестные братья», – насмешливо произнес Джеймс. «Думаю, мы довольно близки».

«Но…»

«Заткнись, ладно? Если я сказал, что ты гриффиндорец, значит ты гриффиндорец!» – решительно заявил Джеймс. Северус тихо вздохнул и пожал плечами, позволив Джеймсу увлечь его в бурю восторга.

Северус нетерпеливо поелозил на стуле, пока весь зал замер, ожидая решения шляпы. Все вместе задержали дыхание, готовые взорваться в радостном приветствии или разочарованном стоне, в зависимости от того, какому факультету посчастливиться получить в награду Мальчика Который Выжил.

Не Слизерин.

Так или иначе, это была глупая мысль. Нет ни малейшей возможности, что мальчика распределят в Слизерин. Гриффиндорец до мозга костей, придерживаясь традиции всех Поттеров. Но Шляпа сомневалась. Шляпа раздумывала и может быть…

Не Гриффиндор.

Может быть на этот раз…

Северус просидел весь праздничный пир, угрюмо уставившись на стол гриффиндорцев, а если точнее, на затылок одного единственного человека с его вечно растрепанной шевелюрой. Несколько раз Джеймс поворачивался к нему и ободряюще улыбался, потом отворачивался, и стол Гриффиндора оживлялся громким беззаботным смехом.

Когда основные блюда были убраны и заменены десертом, Северус бросил пристальный взгляд на стол Слизерина – судьба с издевкой насмехалась над ним, как будто глумилась над его бедой. Северус встал, не обращая внимания на чужие вопросительные взгляды, и направился к столу Гриффиндора.

Северус подошел незаметно, гриффиндорцы искрились от смеха, и всё их внимание было приковано к какому-то крикливому темноволосому мальчику.

«Слизеринец? Тебе туда не стоит идти. Там они держат полных уродов».

Взрыв хихиканья. Северус замер позади Джеймса, пристально уставившись на неприятного мальчишку, который дерзко смотрел в ответ.

«Чего тебе надо, слизеринец?»

Северус прищурился, в этот момент повернулся Джеймс.

Он улыбнулся. «Привет, Сев», – радостно сказал Джеймс. В его взгляде появилась тревога, когда Северус ничего не ответил. «Все в порядке?»

Притворная ухмылка на лице другого мальчишки приводила в ярость, Северус поджал губы и отвернулся, быстро возвращаясь к столу Слизерина и плюхаясь на скамейку.

«Ну и зачем ты туда ходил?» – спросил мальчик с каштановыми волосами и заостренным лицом.

Северус пристально на него посмотрел и пожал плечами. «Просто хотел посмотреть, куда распределили всех тупых», – угрюмо сказал он, складывая руки на груди.

Мальчишка в ответ хмыкнул, позади него захихикал светловолосый мальчик постарше.

Когда пир подошел к концу, все факультеты построились в очередь, чтобы отправиться по гостиным. Джеймс поискал глазами Северуса и виновато улыбнулся.

Так Северус узнал, что значит насмехаться над другими.

Не Гриффиндор. Не снова.

Это была возможность, чтобы все было по-честному. Восстановить вековые связи, которые были беспечно разрушены из-за детской вражды одного поколения. Все может быть по-другому. Северус смог бы рассказать ему о его семье и истории. Он смог бы исправить непоправимые ошибки, которые совершили они с Джеймсом. Не Гриффиндор. Что угодно, только не Гриффиндор.

«ГРИФФИНДОР!»

Взрыв аплодисментов заполонил Зал. Предательски захлопал Дамблдор. Северус откинулся на спинку стула, презрительно посмотрев на мальчика, который только что охотно занял свое место в этом мире. Свое правильное место.

История повторилась.

The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni