Такие слизеринские игры
(The Games Slytherins Play)


АВТОР: dented_sky
ПЕРЕВОДЧИК: TaiD
БЕТА: Elga, Гамма: Redwitch
ОРИГИНАЛ: здесь

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гермиона
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: het-slash
ЖАНР: pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Панси скучает. Драко предлагает поиграть.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ОТ ПЕРЕВОДЧИКА: фик писался до того, как стало известно, что у Панси темные волосы, поэтому… и вообще, здесь все аушное.


ОТКАЗ: Все принадлежит Роулинг, автор и переводчик никаких выгод не получают




Панси встретилась взглядом с Грейнджер и коротко хмыкнула.

Шел урок Зелий; ее напарником, как всегда, был Драко, и в данный момент они занимались тем, что нарезали корешки рефлезии.

- Какая тоска… – вздохнула Панси, на мгновение прерывая свое занятие.

- Да, – ответил Драко, вложив в одно короткое слово всю надменность потомственного аристократа.

Панси раздраженно закатила глаза и, тряхнув косичками, вернулась к прерванному занятию. Иногда Драко был невыносим из-за своей чрезмерной заносчивости.

Бросив через пару минут короткий взгляд на Грейнджер, Панси убедилась, что та по-прежнему смотрит на нее. Под слегка удивленным взглядом слизеринки Грейнджер вскинула голову и несколько пушистых, шоколадного цвета кудряшек упали ей на лицо. Затем гриффиндорка медленно развела плечи, выпячивая грудь. О, у этой грязнокровки определенно было право на такую демонстрацию – ее грудь выглядела… аппетитной.

Панси почувствовала некоторое неудобство, м-м-м, внизу… она поерзала на месте, скрывая покашливанием чуть было не вырвавшийся стон возбуждения. Драко взглянул на нее и поднял брови, насмешливо блеснув серыми глазами. Панси насупилась и, кинув в котел горсть Звездной Пыли, прошептала:

- Прекрати. Я просто закашлялась.

Драко лишь ухмыльнулся. Ну конечно, Малфоя так просто не обманешь.

- Панси, ты похотливая сучка.

Девушка промолчала. Черт, и как он всегда догадывается о ее возбуждении?

Они вернулись к приготовлению зелья, по очереди добавляя необходимые ингредиенты в кипящий котел. Полюбуйтесь - два совершенных студента готовят одно совершенное зелье.

Ведь Драко Малфой был совершенством: идеальная кожа, идеальные волосы, идеальная голос…

И Панси Паркинсон была совершенством: с волосами, отсвечивающими золотом, и глазами, переливающимися янтарем. А еще Панси красиво двигалась, легко поддерживала любую беседу и – самое главное! – была очень богата. Она любила деньги и одобряла все пути, ведущие к ним. И, разумеется, ее чистокровность проявлялась во всем, что она делала - так легко и непринужденно, словно принцесса.

Однажды Панси услышала, как Поттер раздраженно произнес: «…Что здесь вынюхивает эта слизеринская мопсиха?..» - и поняла, что речь идет о ней, но в ответ лишь только улыбнулась. Ее нос был идеальной формы, курносым ровно настолько, чтобы придать лицу лукавое выражение. Этот очкарик до сих пор не мог завести себе подружку, и поэтому его мнение о женской красоте никого не интересовало. Панси заметила, как Уизли после слов Поттера украдкой бросил на нее восхищенный взгляд и покраснел.

Мопсиха, ну конечно!..

Когда урок закончился, и они с Драко шли по коридору, Панси вдруг захотелось. Чего-то, что солоновато пахло и ощущалось на языке, как карамель… ну, или что-то похожее на это. К чему она могла бы прикоснуться своими тонкими наманикюренными пальчиками, а затем вдавить их в нежное, горячее, влажное… Ей захотелось.

- Драко…- многозначительно кашлянула она за спиной Малфоя, – мне скучно.

Он посмотрел на нее через плечо, усмехнулся и кивнул в знак того, что понял.

Умный мальчик.

Чуть позже он сидел на краешке стола в одной из пустующих комнат, а она, стоя на коленях, делала ему минет. Двигаясь ртом по напряженному члену, она рассеянно отмечала привкус мыла и свежего пота. Малфой едва слышно постанывал, и когда он откинул голову назад, отводя от нее взгляд, у Панси появилась возможность скучающе закатить глаза. Какая тоска... Она представила, как выглядела бы Грейнджер, если бы была сейчас на месте Малфоя. Мягкая упругая грудь под туго облегающим свитером, шоколадные завитки волос вокруг раскрасневшегося лица… о, да!.. Панси просунула одну руку между ног и прикоснулась к себе, представив, как колышется грудь под школьным свитером, а темные торчащие соски трутся о шерстяную ткань… колючую… грубую ткань… и вдавила свои пальцы в изнывающую плоть, лаская пульсирующий от возбуждения комочек… о, да!..

* * *

- Мой ядовитый цветочек, только что я кое о чем подумал, - произнес за обедом улыбающийся Драко, - мы с тобой могли бы поиграть.

Панси немного озадаченно взглянула на него.

- Поиграть? Мы слишком взрослые, чтобы играть, Дракончик.

Его щеки чуть порозовели, а серые глаза озорно блеснули.

- Поверь мне, будет весело. – Он не сводил с нее взгляда, – Я знаю, ты ужасно хочешь развлечься. А я ужасно хочу одну нахальную задницу.

Панси улыбнулась. Ммм… что ж, она не против, если очередной сладкий мальчик попадет в похотливые лапки Слизеринского Принца. Панси пододвинулась поближе к Малфою и томно улыбнулась ему.

- И что же предлагает мой маленький любитель задниц?

Его ухмылка стала шире.

- Мы выбираем себе жертву. Правила просты: первым трахнул свою цель – победил, влюбился – проиграл. Затем выбираем следующих и играем дальше.

Она мягко улыбнулась.

- Какие извращенные мысли приходят тебе на ум, дорогой... ставка в 100 галеонов тебя устроит?

Драко согласно кивнул:

- Выберешь?..

Она обвела взглядом Зал и, увидев кое-кого, не устояла перед искушением.

- Твоя цель - Поттер, моя - Грейнджер.

Драко тут же скривился и громко стукнул кружкой о стол. Выглядел он при этом чрезвычайно рассерженным.

Слизеринка удивленно подняла брови.

- Вечно ты поганишь даже самые лучшие идеи, – зашипел Малфой, - выбрать эту грязнокровку… трахнуть эту грязнокровку… да меня тошнит от одной мысли об этом. Неужели ты действительно ее хочешь?

Панси поджала губы и отвернулась, пожав плечами.

- Я ее хочу, – просто подтвердила она.

Снова посмотрев на гриффиндорский стол, она заметила, что мелкая Уизли буравит ее хмурым взглядом.

Какие проблемы, рыжая? Думаешь, уведу у тебя подружку?..

И уведу!..

* * *

Драко все еще сердился, когда они вместе с другими слизеринцами вернулись в факультетскую гостиную. Но вызов принял. Еще бы! Поттер не первый год был занозой в его сердце. Или, правильнее сказать, в другом месте.

* * *

Ясным субботним утром Панси сидела в укромном уголке школьного сада, любуясь яркими цветами. Пестрая бабочка пролетела перед самым лицом Панси, и когда девушка подставила свою ладонь, хрупкое создание уселось отдохнуть на один из тонких пальчиков. Маленькие мохнатые лапки приятно щекотали кожу девушки, а крылышки, в розовых, голубых и сиреневых узорах, обдавали ее лицо наилегчайшим ветерком. Панси безмятежно улыбалась, слегка поворачивая ладонь то влево, то вправо, чтобы бабочка не успокаивалась и не складывала крылышки, но вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Она резко обернулась.

Спокойно, детка.

- Грейнджер… - коротко кивнула она гриффиндорскому префекту.

Вторая девушка выглядела слегка удивленной, но не более. Она немного постояла, глядя на Панси, но глаза ее были совершенно непроницаемыми. А потом вдруг наклонилась, прикоснулась своими пальцами к вытянутой руке девушки. Темные завитки скользнули по лицу слизеринки, заставив задержать дыхание.

Панси любила прикосновения. Любила ощущать чужие пальцы на своей коже и удивлялась тому, что некоторые люди относятся к этому с опаской. Драко недовольно кривил губы, когда она пыталась обнять или погладить его без повода. А Панси радовалась, ощущая теплоту уютных дружеских объятий, непринужденное скольжение ладоней по телу, успокаивающие и ободряющее.

Но еще никогда касания не были настолько… будоражащими.

Подушечки чужих пальцев прошлись по ее предплечью, мягко надавливая и чуть щекоча кожу, в то время как внимательные темные глаза были прикованы к ее лицу. И Панси почувствовала, что сердце в ее груди тоже стало бабочкой, как оно взмахивает крыльями, тщетно пытаясь улететь, и задевая ребра краешками крыльев, высекает о низ покалывающие, обжигающие искры…

А потом бабочка переползла с пальчика Панси на ладонь Грейнджер. Гриффиндорка улыбнулась, выпрямилась и, развернувшись на пятках, ушла, унося с собой свою улыбку, пеструю бабочку и весь воздух из легких Панси.

И слизеринка решила, что пора уже что-то делать.

* * *

Матч Гриффиндор-Ровенкло прошел весело. Поттер весь матч преследовал Чоу, и никем не замеченный бладжер с характерным звуком огрел его по голове. Оглушенный Поттер еле удержался на метле, но, судорожно вцепившись в рукоятку, все-таки умудрился поймать снитч.

Панси этому фокусу не удивилась. Собственно, ей вообще было плевать.

- Ой, да ладно… - протянула она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Сидевший рядом Драко прошептал:

- Самое подходящее время, чтобы начать игру, как думаешь, цветочек?..

И ближе к вечеру они направились в Больничное крыло.

Там толпилась целая куча галдящих гриффиндорцев, и – предосторожности ради – двое слизеринцев притаились в дальнем углу холла, терпеливо выжидая момент. Наконец Больничное крыло опустело, и они зашли к Поттеру. Уизли и Грейнджер по-прежнему торчали там, а Поттер подремывал в кровати.

- Ты чего здесь забыл, Малфой? – произнес Уизли, как он, вероятно, думал, угрожающе. Панси фыркнула, когда Драко стал препираться с рыжим гриффиндорцем, и попыталась привлечь к себе внимание Грейнджер. Когда ей это удалось, Панси лукаво улыбнулась и гриффиндорка, удивленно подняв брови, несколько мгновений глядела в глаза Панси, а затем повернулась к Уизли и сказала:

- Не связывайся с Малфоем, Рон, просто игнорируй его и все, – и мягко добавила, – ты не возражаешь, если я тут задержусь ненадолго? Хочу посекретничать с Гарри...

Панси и Драко насмешливо наблюдали, как побагровевший Уизли тщетно пытался придумать отговорку, чтобы остаться.

Наконец Рон ушел, гневно бурча что-то себе под нос, и Панси, кивнув Грейнджер, направилась в дальний угол комнаты. Чуть помедлив, девушка последовала за ней.

Они забрались с ногами на одну из кроватей, застеленных белоснежным накрахмаленным бельем, и Панси решительно задернула полог, накладывая на него Заглушающее заклинание.

- Что ты хочешь от меня, Паркинсон? – спросила Грейнджер, однако, голос девушки не был удивленным, и ее взгляд сказал Панси, что гриффиндорка сама прекрасно все понимает.

С минуту Панси наслаждалась напряженной тишиной, заполнившей их маленькое убежище, а потом подняла руку и кончиками пальцев оставила на щеке гриффиндорки легкий теплый след прикосновения – как тень, как ветерок от крыльев бабочки. И Грейнджер не отпрянула, не нахмурилась и не сказала ни слова, просто подалась навстречу. Когда их губы встретились, сердце Панси ухнуло вниз, и ей захотелось еще больше, еще ближе, теснее, глубже. Этого вкуса – чужого и сладкого - на языке и настойчивых рук на коленях... нет, уже выше, и обняла, навалилась, придавила к кровати, не отпуская сладкие губы.

Панси провела ладонями по бедрам гриффиндорки и, дойдя до коленей, развела их в стороны и устроилась между ними. Поцелуи стали настойчивее и грубее, и губы уже саднило, но поцелуи не прекращались, даже когда Панси стала на ощупь стягивать с них обеих туфли и чулки, нетерпеливо и уверенно. Но вот она оставила губы ради других манящих мест и, резким движением задрав Грейнджер юбку, наклонилась и провела языком вдоль паховой складки. Оставляя нарочито влажные следы, она прошлась языком по обе стороны от белых трусиков, жадно вдыхая незнакомый пряный запах. Грейнджер приглушенно застонала, прикусив нижнюю губу, и чуть подалась бедрами навстречу. Панси снова потянулась к лицу девушки, скользя по ее телу, как змейка, и добравшись, тихо прошептала, обдавая щеку обжигающим дыханием:

- Надеюсь, тебе это понравится, – опустив руку, она просунула ладонь под трусики Грейнджер и мягко вдавила пальцы в горячую, влажную плоть.

Гриффиндорка тихо и сдавлено охнула, втянув живот, глянула из-под полуприкрытых век почти жалобно, но промолчала.

Да, ей это понравится.

Панси хмыкнула и перекинула ногу через левое бедро гриффиндорки, уселась на него верхом, ерзая изнывающей от возбуждения промежностью о горячее тело, и медленно заскользила по нему, опираясь на свободную руку: вперед, назад, изгибаясь всем телом от невыносимого наслаждения, продолжая ласкать ловкими пальцами все укромные уголки между ног Грейнджер. Та постанывала, зажмурившись. Панси решила, что некоторая слабость слизеринкам тоже простительна и, подавшись вперед, положила голову на грудь Грейнджер. И еще Панси позволила себе глухо застонать и слегка укусить нежный сосок, задорно торчащий из-под колючей ткани свитера. Желанная, мягко колышущаяся грудь под школьным свитером, прямо перед ее лицом – совсем как в недавних фантазиях.

Жар нарастал, и возникло неодолимое желание вдавить, сжать, прильнуть всем телом… Сердце билось как бешеное, было трудно дышать от переполнявших ощущений, запахов, стонов, чужих и своих. Панси быстро облизала пересохшие губы и, продолжая тереться о Грейнджер, ввела два пальца в ее узкое, скользкое от влаги отверстие, и тугая жаркая плоть плотно обхватила их, мускулы влагалища сокращались в неровном, тягучем ритме, будто всасывая пальцы внутрь. Гриффиндорка забилась под ней, заметалась, вцепилась в простыню обеими руками и, сквозь закушенные губы, стонала, стонала… Панси не удержалась на руке и навалилась на гриффиндорку всем телом, вжималась в нее, стискивала груди, целовала каждый сантиметр кожи, до которого могла дотянуться, и пик наслаждения уже подступал… вот сейчас… да…

Все смешалось в мыслях, все ощущения слились в одно чувство наслаждения… упругая грудь под колючим свитером… горячий член Драко во рту, вкус пота… пряный запах на трусиках гриффиндорки и… да… Грейнджер… да, о, да-а-а… а-ах!... да-да, Гермиона…

И нахлынула сладостная волна и накрыла Панси с головой… а секунду спустя она явственно осознала, какие слова вырвались у нее на пике оргазма. Она назвала грязнокровку по имени!.. И теперь эта… эта… смотрела на нее из-под спутанных, влажных прядей волос, упавших на лицо, и улыбалась. Панси прокляла свою несдержанность и, опустив голову, спрятала пылающее от стыда лицо под складками задранной гриффиндорской юбки. Прижавшись лицом к животу девушки, она ощутила короткие, редкие толчки - затихающие волны оргазма - и помимо воли улыбнулась, лизнула Грейнджер в пупок, и та в ответ сдавленно хихикнула, чуть дернув коленями.

Тихое дыхание и окутавшее их тепло действовали усыпляюще, и обе девушки лежали, полуобнявшись, в сонной неге, когда за занавеской вдруг раздался громкий настойчивый кашель. Панси очнулась от дремы, приподнялась и высунула голову наружу.

Драко стоял, скрестив руки на груди, и нетерпеливо постукивал по полу носком ботинка. Панси бросила взгляд в дальний угол и увидела приподнявшегося в кровати Поттера, который, щурясь на свет, не отрываясь, смотрел на Драко. Взъерошенные волосы, раскрасневшееся лицо, припухшие губы, и под смятой простыней - явно обнаженное тело… выглядел гриффиндорец как после хорошего траха. Драко демонстративно в его сторону не смотрел, буравя тяжелым взглядом подругу.

- Ладно, сейчас… – прошептала она.

Стараясь не смотреть на Грейнджер, слизеринка быстро нащупала в темноте вещи, натянула туфли, а чулки запихала в карман.

- Мне пора идти, – сказала она, надеясь, что Грейнджер промолчит и вся эта история закончится здесь, за пологом одной из больничных кроватей. Она собралась снять заклинания с полога, но почувствовала пальцы Грейнджер на своем плече.

- Панси…

Это было просто ее имя, в самом деле, просто имя, ничего особенного. Но когда это имя произносят, будто звуками ласкают кожу, как прикосновение… разве можно устоять? Панси вздохнула и вопросительно взглянула на Грейнджер.

- Когда мы встретимся опять?..

Панси слышала, как за пологом Драко нетерпеливо стучит носком ботинка по ножке кровати. Это должно было быть единственной встречей. Спором. Игрой. Но ей нравится эта девушка, и она хочет встретиться с ней снова. И плевать на все остальное.

Панси повернулась к Грей… к Гермионе и легко чмокнула ее в губы и, глядя прямо в глаза, почти беззвучно прошептала:

- Пришли мне сову.

А потом сняла заглушающее заклинание и выскользнула наружу, не оглядываясь.

* * *

Они вернулись в подземелья. Драко всю дорогу молчал, стиснув зубы. Пару раз Панси показалось, что юноша украдкой оглянулся, но она не была уверена. Он не заводил разговор о новом пари, и что бы ни означало его мрачное молчание, Панси оно устраивало.

Позже, после полуночи, школьная сова принесла слизеринке маленький, свернутый трубочкой, пергамент.

«Библиотека, завтра ночью, у секции 11-Н».

Панси фыркнула. Свидание в библиотеке?..

Какой идиотизм.

Но разглядев в самом углу пергамента нарисованную порхающую бабочку, улыбнулась и погладила ее кончиками пальцев.

Само совершенство.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni