Ищите и обрящете
(Finder’s Fee)


АВТОР: Gatewaygirl
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Мерри
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: На седьмом курсе Гарри Поттера Снейп упоминает о том, насколько редка чешуя василиска. После того, как Гарри отводит его в тайную комнату, Снейп находит не только чешую, но и кое-что еще.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА: Отношения учитель/студент (конкретнее Северус Снейп/Гарри Поттер, так что перед тем, как читать это, выкиньте Blood Magic из головы).

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: Этот фик мы с Мерри дарим Яэль на день рождения. Яэль, солнышко, пусть исполнятся все твои желания! С Днем Рождения!


ОТКАЗ: Все права принадлежат ДКР и компании Warner Bros.




– И самым важным компонентом зелья Окаменения является заключительный: толченая чешуя василиска, – сказал профессор Северус Снейп, оглядывая студентов-семикурсников. Одни покорно записывали, другие уставились на него или на доску. Гарри Поттер не делал ни того, ни другого – он тупо пялился в пространство. Северус заметил, как мальчик вздрогнул и посмотрел на свой девственно чистый пергамент.

– Именно поэтому мы не будем варить это зелье, – заключил Северус. Последнее замечание привлекло внимание еще нескольких скучающих студентов, и даже Поттер повернулся к нему, хотя глаза, горящие зеленым огнем на собраниях Ордена или во время боя, сейчас были сонными и по-совиному тусклыми. – Поскольку разведение василисков запрещено еще со времен средневековья, – продолжил Северус, – и последние василиски в Британии вымерли четыреста лет назад, а на континенте – около двухсот, их чешуя чрезвычайно редкая и крайне дорогая. Мы не можем позволить себе тратить ее на студентов, еще не сдавших Т.Р.И.Т.О.Н.ы, поэтому целью урока является проверка ваших способностей отвечать на вопросы. У вас десять минут, чтобы просмотреть записи. Учебники можете не открывать.

Занятие, подумал Северус, с жестоким удовлетворением наблюдая за выражением ужаса на их лицах, не научит их готовить зелье Окаменения – никакая лекция не могла бы научить этому, – но, возможно, заставит их в следующий раз уделить больше внимания конспектам. В конце урока Северус с удивлением увидел, как Гарри Поттер, вместо того, чтобы выйти вместе с остальными студентами, подошел к нему.

– В чем дело, Поттер? – холодно спросил он. – Давайте быстрее.

После того как летом мальчику исполнилось семнадцать, Дамблдор позволил ему принимать участие в деятельности Ордена Феникса, и Северусу пришлось научиться с ним работать. Под зорким оком директора школы они процедили сквозь зубы слова извинения, установили рамки, за которые не стоило заходить, и их яростные ссоры, наконец, прекратились. Северус по-прежнему не любил мальчишку. Этот Поттер, как некогда его отец, был высокомерен, самовлюблен и абсолютно уверен в своем моральном превосходстве над всеми и каждым, включая – Северус был уверен в этом – Альбуса Дамблдора.

– Я просто хотел спросить, сэр ... а как насчет того василиска, которого я убил?

– Василиска, которого вы убили? – уставился на него Северус. Высокомерие мальчишки наконец перешло в манию величия, осложнившуюся бредом? Теперь голос Северуса буквально сочился сарказмом: – И что же это за василиск, Поттер?

– Тот, что был в Тайной Комнате, – упрямо повторил Поттер, – на моем втором курсе, – он нахмурился. – Разве Дамблдор не говорил вам, что чудовище было василиском?

– Что?! – ахнул Северус. Перед глазами все плыло. «В школе находился василиск, и директор ничего не сделал...». Он заставил себя успокоиться. – Вы бредите, Поттер. Василисков больше не существует.

– Он, наверно, был очень старым, – задумчиво протянул Поттер. – В конце концов, если его поместил туда Салазар Слизерин... – и осекся, поймав взгляд Северуса. – Так или иначе, он был очень большим. Футов сорок в длину, я думаю, или даже больше. Не знаю, правда, сохранилась ли чешуя за четыре с половиной года...

– И вы думаете, что я поверю в эту чушь?!

Гарри Поттер гордо вскинул голову: – Хорошо. Можете пойти со мной и пороверить, если хотите, – сказал он. – Конечно, его могли сожрать крысы, или еще что-нибудь, но я думаю...

– Прекрасно, – Северус пднялся. – Показывайте дорогу.

– Но у меня сейчас Чары, – побледнел мальчик.

– Показывайте дорогу, Поттер. Прямо сейчас. Посмотрим, правду ли вы говорите.

Северус не ожидал от похода многого, кроме разве что возможности смутить Поттера. Когда мальчик остановился перед дверью на втором этаже, Северус замешкался.

– Это – женский туалет, Поттер, – язвительно заметил он.

– Я знаю, сэр, – Поттер слегка приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

– И часто вы наслаждаетесь жизнью в женских туалетах?

– Только в некоторых, – парировал Поттер, развязно улыбнувшись через плечо. – Кроме того, мне кажется, что если бы я наслаждался жизнью в мужских туалетах, это могло бы меня дискредитировать, – и с этими словами вошел в туалет. Северус решил последовать за ним. Гарри подошел к раковине, и наклонился, чтобы заглянуть под нее.

– Хотите сказать, что ваш сорокафутовый василиск прячется под раковиной?

Поттер не обратил на издевку никакого внимания. Из его приоткрытого рта лилось медленное, жуткое шипение. Северус порадовался, что давно научился скрывать свои чувства под маской безразличия. Серпентарго! За эти нелегкие пять лет он и забыл, что мальчишка-гриффиндорец был змееустом.

Шипению ответили скрип и скрежет, и раковина отодвинулась. Теперь на ее месте зияло огромное отверстие.

– Нам вниз, – сказал Поттер. – Только там жутко грязно. Как думаете, мы сможем спуститься как-нибудь по-другому, или все-таки придется нырять в трубу?

Сейчас, когда свистящие звуки серпентарго все еще отдавались в голове, а на месте раковины чернела дыра, Северус счел историю о мертвом василиске более правдоподобной. Он взмахнул палочкой и от основания трубы до не видного отсюда дна протянулся толстый канат. Одним из заклинаний, которые использовались для спуска со скал, он привязал Поттера к канату и, опустив мальчика на десять футов, применил то же заклинание к себе. Спуск оказался довольно удобным, но липкая сажа, покрывающая все вокруг, все равно выпачкала края развевающихся мантий, и Северус от души порадовался, что им не пришлось скользить по самой трубе.

Долгий спуск привел их в длинный проход, но ничто вокруг не подтверждало того, что поблизости находится сорокафутовый мертвый василиск. В воздухе ничем не пахло, а проход заканчивался тупиком.

– Далеко еще, Поттер?

– Думаю, еще немного, – бросил Поттер через плечо. Он уже шагал по туннелю, освещая дорогу палочкой. – Точно не помню – когда я был здесь в прошлый раз, мне было немного не до того.

– Я не чувствую никакого запаха.

– Там еще другая дверь, профессор, – тяжело вздохнул Поттер. По его тону Северус мог судить о высокомерном выражении, появившемся сейчас на лице мальчишки. – Мы пока не дошли до Комнаты.

Северус стиснул зубы, чтобы сдержать резкий ответ и пошел дальше. Если там действительно василиск... Что ж, за это он мог бы простить Гарри Поттеру даже его отца, не то что вздох. Если же нет, то Поттеру отсюда живым не выйти.

Когда перед ними появилась причудливо украшенная дверь, сомнения Северуса сменились надеждой. Когда мальчик прошипел резкую команду, и вырезанные на двери змеи задвигались, надежда превратилась в возбуждение. Но когда тяжелая дверь распахнулась, и в нос ударил сладковатый, тошнотворный запах тления, это уже было больше, чем возбуждение. Это была победа. Дверь захлопнулась так же быстро, как и открылась. Мальчишка Поттер прислонился к стене, зажимая себе рот, сплевывая и явно пытаясь сдержать рвотные позывы. Северусу понадобились вся его стойкость и опыт, чтобы не поступить так же. В конце концов Поттер справился со своими рефлексами и вытер глаза рукавом.

– Хватит тебе запаха, Снейп? – выдохнул он.

– Мистер Поттер! – рявкнул Северус. – Комната – все еще часть Хогвартса, так что извольте обращаться ко мне должным образом. Вам ясно?

– А я змееуст, – вызывающе усмехнулся Поттер, – Так что тут командую я.

– Гриффиндорец командует в Тайной комнате? Едва ли. Десять очков с Гриффиндора.

– Прекрасно, сэр, – закатил глаза Поттер. – У вас есть идея, как туда войти?

– Заклятье Головного Пузыря, мистер Поттер, – позволил себе слегка улыбнуться Северус. Сейчас он был очень рад, что Диггори разыскал это забытое заклинание для второго тура Тремудрого турнира. Северус немедленно оценил полезность заклятья и выучил его. С тех пор он самостоятельно мог добывать некоторые компоненты для зелий, ради которых ему раньше приходилось меняться с русалками.

Поразмыслив, Северус решил, что ему может понадобиться связь с проводником, которым, к его немалому раздражению, являлся мальчишка. Наложив на них обоих заклятье Головного Пузыря, он добавил заклятье Связи, позволяющее слышать друг друга, и негромко произнес: – Как вы меня слышите, Поттер?

– Прекрасно, сэр, – ответил Поттер. Северус заметил, что мальчик дрожит. Подобное поведение не соответствовало его обычной безрассудной отваге – по сравнению с прошлым годом Поттер вел себя куда более дерзко и смело возражал Северусу на собраниях Ордена, хотя до сих пор вздрагивал, когда тот кричал на него во время урока. С другой стороны, это было не так уж и странно – на уроке у него не было столь сильных защитников.

– Открывайте, – приказал Северус, и в воздухе вновь зазвучало резкое шипение змеиного языка. Северус не осознавал, что слабо стонет, пока звуки серпентарго не стихли.

Поттер вошел внутрь.

– Вы это имели в виду, Поттер? – спросил Северус, переступая через порог.

– Лучше подумайте, сможете ли вы так, профессор, – ответил Поттер.

Насмешливое ударение на слове «так» требовало более пристального внимания, но Северус не обратил внимания на насмешку. – Совершенно незаслуженная ошибка природы, – проворчал он. – Гриффиндорец, владеющий серпентарго!

– Шляпа была очень любезна.

Северус собирался спросить, что означает это загадочное замечание, но глянул вперед и понял, что они уже в самой Тайной Комнате. С обеих сторон входа возвышались огромные столбы, перевитые каменными змеями. Предположив, что на столбах должен быть факелы, Снейп вытащил палочку и прошептал заклинание. Он оказался прав; факелы вспыхнули ярким светом. Комната была великолепна.

Они стояли в начале большого каменного зала со сводчатым потолком, который поддерживали столбы, похожие на столбы у входа. Между ними шел широкий проход, и тени столбов танцевали в свете факелов. Проход заканчивался огромной статуей Салазара Слизерина, мрачно взирающей на окружающее ее холодное великолепие. Но больше всего потрясали разложившиеся останки огромной змеи, лежащие в ногах статуи.

– Вы убили его? – Северус был крайне раздражен восхищением, невольно прозвучавшем в его голосе.

– Вроде того, – с необычной для себя скромностью ответил Поттер, пряча палочку. – Фоукс выклевал ему глаза, а потом кинул мне меч Годрика Гриффиндора. Я только держал меч между собой и василиском, пока глупая тварь пыталась как-то достать меня, – и со следами обычного высокомерия добавил, – куда труднее было пробить дневник Тома Реддла клыком василиска, вонзившимся мне в руку. Это не дало Волдеморту убить Джинни.

– И как же вы выжили с клыком василиска в руке? – сухо спросил Северус.

– Фоукс, – ответил Поттер. – Слезы феникса, – он вздрогнул. – Иначе мой труп лежал бы сейчас рядом. И ее тоже, – Поттер почти шипел, но сейчас в этом звуке не было ничего змеиного. – Ну и как мы будем собирать чешую? Там ее много. А клыки вам тоже нужны?

Мальчишка уже шагнул вперед, но Северус остановил его: – Василиска можно разделывать, лишь имея надлежащие средства защиты и подходящие противоядия на случай возможного отравления, – сухо сказал он. – И даже если бы у нас все это было, все равно безопаснее воспользоваться магией.

Глядя на лежащую в отдалении тушу, Северус поднял палочку и резко провел ею слева направо, «рассекая» кожу змеи от головы до хвоста. Твердая чешуя осыпалась с разложившейся, иссохшей плоти. В воздух взмыло облачко мошкары, и Северус уничтожил его заклятьем и повторил его, чтобы разобраться со вторым облачком, появившимся после того, как он перевернул разложившийся труп, чтобы снять кожу. Поттер громко сглотнул.

– Не думай об этом, – отрывисто бросил Северус. – Думай о чешуе, – он коротко, резко рассмеялся. – Мы с тобой монополизируем рынок чешуи василиска, – смысл этих слов постепенно дошел до него. – Забудь о зелье! – воскликнул он. – Забудь о деньгах. Думай о власти.

Поттер в ответ издал странный звук – то ли всхлипнул, то ли шмыгнул, и Северус удивленно посмотрел на него. – Можете взять себе все, – быстро сказал мальчик. – Мне оно не нужно, правда.

Северус понял, что мальчишка боится. Вообще-то это было не так уж и неразумно с его стороны – в конце концов, они здесь одни и никто не знает о том, куда они пошли... Он придвинулся ближе, наслаждаясь смущением Поттера, и быстрым движением обхватил руками грудь мальчика, все еще узкую, несмотря на то, что за последний год Поттер заметно вытянулся. Поттер потянулся было за палочкой, потом, очевидно, передумал и замер.

– Ты в полной безопасности, Поттер, – шепнул Северус, понижая голос до шелковистого злого шепота, который, как он знал, заставлял Поттера дрожать. – Уверен, что мне нет нужды тебя убивать.

Несгибаемый Гарри Поттер всхлипнул. Звук был настолько тихим, что Северус вряд ли услышал бы его без заклятья Связи. Внезапно он усомнился, что именно страх или даже гнев заставляли мальчика дрожать, когда он говорил с ним подобным образом. Конечно, отважный гриффиндрец при любых обстоятельствах не стал бы бояться его. Если бы мальчик ожидал нападения, он принял бы вызов и дрался бы, как дикая кошка.

Движимый странным импульсом («Просто любопытство, ничего более!») Северус продолжал прижимать мальчишку к себе все то время, что нарезал кожу на пятифутовые лоскуты и левитировал их к подножию ближайшего столба – подальше от ничего не стоящих, гниющих останков василиска. Поттер замер, как кролик перед удавом, но Северус мог слышать его тяжелое дыхание.

– Хочешь увидеть настоящие Темные Искусства? – нарочито небрежно спросил Северус. Он заметил, что начинает возбуждаться и сейчас его растущая эрекция находилась в дюйме от напряженных ягодиц знаменитого Гарри Поттера. Понизив голос до вкрадчивого шепота, Северус продолжил: – Те заклятья, конечно, тоже относились к Темным Искусствам, но это будет куда более... впечатляющим.

Он притянул Поттера еще ближе и поднял палочку: – Conflagrio!

Разложившиеся останки вспыхнули, и ветер загудел между пляшущими языками пламени. Под шумок Северус слегка прижался к спине Поттера. В ответ Поттер прижался к нему всем телом.

Северус замер.

С помощью заклятья Связи он мог слышать тяжелое дыхание мальчика, который отчаянно извивался, елозя задницей взад-вперед так, что возбужденный член Северуса упирался в щель между ягодицами.

Дар речи вернулся к Северусу, лишь когда огонь начал гаснуть и ветер стих.

– Ах ты маленькая потаскушка, – прошептал он. Не успел он пожалеть о своих словах, как Гарри застонал и начал извиваться еще сильнее. Северус с трудом удержался от смеха. «Да он трясется от возбуждения, когда я его ругаю. Жаль, что я никогда не смотрел на его коленки в классе».

– Потаскушка, – на сей раз умышленно повторил Северус. – Трешься о меня, когда у тебя есть повод. Ты об этом думаешь на занятиях, когда портишь зелья? Надеешься, что я разложу тебя на столе и трахну так, как ты этого хочешь?

Поттер – Гарри – лишь хныкнул, не говоря ни слова, и кивнул. Сейчас он меньше всего походил на юношу, яростно возражающего против любого предложения Северуса на собраниях Ордена. «Что ж, должен же он был уступить хоть когда-нибудь.

– Жалкий сопляк, – прорычал Северус, проведя рукой по внутренней поверхности бедер Гарри и скользя второй рукой по телу мальчика. Кожа юноши была гладкой, очень гладкой, понял он. В свое время он отругал мальчишку за то, что на нем не было форменной рубашки с воротником-стойкой, но тогда он совершенно ошибочно решил, что мальчишка просто носит рубашки другого фасона. Рука Северуса прошлась от груди к бедру, не встретив и намека на шов. – Ты ведь знаешь это, правда?

Гарри застонал и попробовал обернуться, чтобы посмотреть через плечо, но заклятье Головного Пузыря не давало ему такой возможности. Северусу и самому хотелось от избавиться от заклятья – с пузырем на голове он не мог лизать и кусать нежную кожу, скрытую под мантией.

– Подожди-ка, – сказал он, отодвигаясь. Гарри всхлипнул и замер, не глядя на него.

«Думаешь, если ты молчишь, зажмурив глаза, то вроде как ничего не происходит?? – насмешливо подумал Северус. – Ну-ну!»

От василиска теперь оставалась лишь кучка пепла. Северус сотворил язычок пламени для проверки. Воздух был пригоден для дыхания, но жуткий запах, скорее всего, еще не выветрился. Взмахнув палочкой, он воздвиг вокруг них небольшой купол и очистил в нем воздух, потом снял с себя заклятье Головного Пузыря. Особой свежести не наблюдалось, но зловоние исчезло.

Гарри все еще стоял неподвижно, но теперь он заметно дрожал. Вместо того чтобы прижаться к мальчику, Северус медленно обошел кругом, исподтишка наблюдая как Гарри облизывает губы и поеживается. Зайдя Гарри за спину, он снова прижался к нему и быстрым "Finite Incantantum" устранил заклятье Пузыря. Теперь он мог слышать задыхающееся дыхание Гарри непосредственно, а не с помощью магии. Он обхватил бедра мальчика и плотнее прижался к его заднице.

– Так-то лучше, – он жадно впился в шею Гарри, будто мартовский кот, и зарычал. Тот вскрикнул и судорожно задрожал – Северус был уверен, что мальчишка кончит, стоит дотронуться до его члена.

«Позволю ему это, а потом снова возбужу, – решил он. – Ему семнадцать, через мпнуту он снова будет готов».

Северус обошел кругом и начал расстегивать верхние пуговицы на мантии Гарри. Тот принялся было помогать, затем остановился, и его руки неловко повисли вдоль тела.

– Ну что? Ты собираешься ее снимать или так и будешь тут трястись?

Это явно помогло – Гарри принялся расстегивать мантию со всей доступной скоростью. Когда мантия была расстегнута до пояса, Северус сдернул ее с плеч мальчика, и она упала на пол, закрывая лодыжки Гарри.

«Именно так. Нет ничего менее сексуального чем кто-то, стоящий в ботинках и носках».

– А трусы, Гарри? – лукаво укорил Северус. – И я еще думал, что ты хорошая шлюшка.

Гарри тяжело выдохнул и несколько раз открыл рот, прежде чем смог выдавить: – Я... если я не... у меня...

Он прекратил неловкие попытки объяснить что-то и вместо этого стащил упомянутый предмет одежды. Северусу и раньше было ясно, что эрекция Гарри была весьма основательной, но сейчас, когда мальчик был обнажен и возбужденный член гордо вздымался, презрев законы тяготения, мужчина не смог скрыть восхищения столь внушительными размерами. Взглянув через плечо Гарри, Северус увидел влажную красную головку, торчащую между напряженных бедер.

– Ну, это и так было ясно, правда? – промурлыкал он. Гарри кивнул, явно довольный, что они вновь вернулись к вопросам, на которые он мог отвечать без слов.

– Тогда можешь их носить, – позволил Северус. – Большую часть времени. – Он провел рукой по груди, слегка покрытой тонкими черными волосками, вниз к гладкому мускулистому животу. Кожа под пальцами была шелковой. – Но в следующий раз, когда я назначу тебе отработку, придешь без них. И мне безразлично, что кто-нибудь из встречных может заметить, как топорщится твоя мантия.

Гарри застонал и попробовал повернуться к нему лицом.

– Глупый мальчишка, – рявкнул Северус, сжимая одной рукой основание члена и придерживая другой бедра мальчика. – Стой смирно!

Несколько движений – и мальчик кончил, белая сперма струей выстрелила из члена, забрызгивая каменный пол и разбросанную одежду. Он шумно дышал, пока Северус вытягивал последние капли, пачкая руку в теплой липкой жидкости. – Никакого самообладания, – прошипел Северус, изображая неудовольствие. – Но ведь это – все, что ты знаешь, так? Я забыл.

Гарри наконец обрел дар речи: – Я так боялся, что вы передумаете, профессор, -пробормотал он. – Что вы остановитесь. Но я сделаю все, что вы хотите, обещаю.

– О? – Северус был явно заинтригован. – А что, кто-то очень благородный поступил с тобой так?

Гарри кивнул. «Опять решил вернуться к невербальной системе общения?» – подумал Северус.

– И кто это был? – резко спросил он.

Гарри слегка прикусил губу: – Чарли, – сказал он, отведя глаза. – Чарли Уизли. Я пришел в его комнату... – мальчик запнулся.

– Продолжай.

– Этим летом я... Все были заняты, он привел меня в свою комнату, и пока я разглядывал яйцо дракона, стянул с себя боксеры. Я посмотрел на него и увидел, что он возбудился. Он положил мою руку на свой член и велел мне гладить его. Я начал, и ему это нравилось, и он даже принялся раздевать меня, но потом остановился и велел мне уходить.

«Бьюсь об заклад, это окончательно отвернуло тебя от «хороших парней»», – торжествующе подумал Северус и фыркнул: – Типичный Уизли – добродетелей больше, чем мозгов. Он поднес к лицу Гарри покрытую спермой руку. – Вылижи дочиста.

Гарри принялся жадно слизывать с руки Северуса собственную сперму. Его язык прошелся между пальцами и перешел к большому. Когда язык добрался до кончика пальца, Северус засунул палец в рот мальчика. Гарри немедленно заскользил языком вверх-вниз по всей длине.

– Жадина, – укорил его Северус, пытаясь не застонать. Гарри начал сосать сильнее, обвивая язык вокруг пальца.

– Хочешь доставить мне удовольствие?

Гарри нетерпеливо кивнул, его покрасневшее лицо расплылось в блаженной улыбке.

– Тогда встань на колени

Расстегивать мантию было трудновато – мешала дрожь в руках. Единственным утешением служило то, что Гарри, скорее всего, был все еще слишком возбужден, чтобы обратить на это внимание. Гарри тем временем возился с нижними пуговицами, позволяя Северусу заняться брюками.

Северус решил, что прерванные ласки с Чарли были пределом сексуального опыта Гарри. Несмотря на все желание, мальчик на мгновение замер, когда увидел напряженный член Северуса. Он несколько раз провел рукой вверх и вниз по всей длине со старательностью, вполне компенсирующей нехватку опыта, нерешительно поцеловал головку члена и, наклонившись ниже, провел языком от основания до головки.

– Ты знаешь, что делать, Поттер? – удивленно спросил Северус, когда мальчик повторил последнее действие еще два раза. Гарри робко улыбнулся и покачал головой, но сразу после этого взял головку в рот. Северус захлебнулся воздухом и вцепился в плечи мальчика. После такого поощрения Гарри прошелся по члену губами, всосав достаточно глубоко, чтобы, по крайней мере, заполнить рот.

– О да, – простонал Северус и одернул себя. Несколько секунд он задыхался, пытаясь взять себя в руки. Неопытные ласки Гарри были достаточно хороши и сами по себе, но осознание того, что Гарри Поттер – более того, сын Джеймса Поттера – стоял перед ним на коленях, а неподалеку лежала груда бесценной чешуи василиска, наполняло его таким восторгом, что он был не в состоянии мыслить трезво. Нужно заставить себя что-то сказать, чтобы прийти в себя.

– Наконец-то твой большой рот нашел себе достойное применение, Поттер, – насмешливо протянул Северус.

Гарри поднял голову. Что за глаза – будто в огонь высыпали соль меди. Эти глаза полностью прогнали все воспоминания о Джеймсе. Северус не был уверен, что когда-нибудь снова сможет увидеть Джеймса в этом лице. Неожиданно для себя он нежно провел рукой по взлохмаченным волосам. Гарри вздрогнул и на мгновение перехватил член рукой, чтобы освободить рот.

– Я не совсем знаю, что делать, – произнес он извиняющимся тоном. – Скажи мне, как...

– На спину, – рявкнул Северус.

– На спину? Лечь? – недоуменно повторил Гарри.

– Да, Поттер. Ляг на спину.

Гарри взглянул на него с легким испугом, но послушно подчинился и явно расслабился, когда перед его лицом оказался пах Северуса. Не дожидаясь дальнейших указаний, он выгнулся, снова пытаясь взять член Северуса в рот, но не смог дотянуться. Северус наклонился вперед, и оперся руками о пол по обеим сторонам бедер Гарри, чтобы дать тому лучший доступ.

– Боюсь, это не слишком удобная поза, – заметил он равнодушно. Перенеся вес на одну руку, чтобы освободить другую, Северус медленно провел ногтями по нежной коже живота Гарри вниз, к внутренней части левого бедра, намеренно обойдя напряженный член и яички и слегка качнул бедрами, глубже входя в рот мальчика, но лишь на несколько секунд. – Ты еще не умеешь контролировать глубину, – заметил он. Гарри, заходившийся в кашле, должен был согласиться с его заключением. – Но руки у тебя свободны, так что можешь воспользоваться ими.

Проведя рукой выше по бедру, Северус слегка сжал яички Гарри, провел пальцами по паху и обхватил ожившую плоть. Стон Гарри вибрировал вокруг его собственного члена. – Но преимущества очевидны, – добавил Северус, не вдаваясь в подробности, и через секунду его рот был занят твердым членом Гарри, достаточно большим, чтобы заглушить стоны удовольствия.

В голове крутилась нечеткая мысль, что техника Гарри стремительно улучшается благодаря наглядному примеру и что мальчик с подобными внешними данными способен научиться сексу куда быстрее, нежели чему-то другому, требующему определенных умственных усилий, но эта гипотеза быстро утратила стройность вследствие эмпирических доказательств. Чувствуя, что он уже на грани, Северус утратил всякую сдержанность и с силой втолкнулся глубже в горло Гарри. Гарри, догадавшись, что его ожидает, обхватил основание члена рукой, чтобы не дать ему войти на всю глубину. К счастью, мальчик додумался начать двигать рукой в быстром ритме. Он весь был гладкий и горячий, бедра его поднимались и опускались в такт движению руки. Северус дернулся, задыхаясь, мысли спутались, и мир вокруг потемнел и взорвался, и он кончил в этот горячий рот.

Гарри слегка поперхнулся, глотая, и возобновил нежные движения губами и языком. По коже Северуса рассыпались искры удовольствия. Он позволил мальчику продолжать ласки, пока не смог снова нормально дышать. Как только Северус снова мог контролировать себя, он отодвинулся. Теперь, когда способность к концентрации восстановилась, подумал он, ему стоит использовать более удобный угол, чтобы достойно отплатить мальчику за старания. Угрозы и насмешки могли привлечь внимание Гарри здесь, в Тайной Комнате Салазара, но если он хочет, чтобы мальчик продолжил интересоваться им и после возвращения к привычному образу жизни в школе, ему стоит продемонстрировать определенное мастерство. Северус передвинулся так, чтобы лечь между ногами Гарри, и длинным медленным движением облизал его член. Гарри всхлипнул и вцепился в его волосы. «Мне действительно стоит уделять им больше внимания», – промелькнуло у Северуса в голове. Мысль пропала сразу же, как только он взял член Гарри в рот, подвигал губами крайнюю плоть, обвел языком вокруг головки и лизнул крошечное отверстие. Гарри застонал и толкнулся бедрами вверх, стараясь войти как можно глубже. Северус любезно позволил ему это.

Он собирался растянуть удовольствие, но мальчик был слишком возбужден. Его толчки стали совсем неистовыми, и Северус слегка выпустил член, чтобы суметь проглотить, сжал рукой основание, и задвигал ею в такт толчкам. Он успел как раз вовремя – мальчик выгнул спину, вскрикнул и кончил. Три быстрых всплеска – и сперма наполнила рот Северуса. Он проглотил густую, горьковатую жидкость, и насладился, вылизав языком последние капли. «Это всегда самое вкусное, – подумал он, – самый смак».

Когда дыхание немного успокоилось, Гарри счастливо застонал и приподнялся на локтях: – Просто потрясающе. А мы сможем сделать это снова?

Северус не сомневался, что они сделают это снова – он собирался продолжать это столько времени, пока странный интерес Гарри не угаснет, и так часто, как это позволят обстоятельства.

– Боюсь, директор будет возражать, – осторожно ответил он. Раздвинув сведенные судорогой и болящие от соприкосновения с жестким полом ноги, Северус решил, что следующая встреча должна состояться в более комфортабельном месте – здесь было уж слишком неприятно.

Гарри сел и абсолютно невинно взглянул на него: – Он же все время твердит, что мы должны научиться работать совместно.

– Сомневаюсь, что взаимный минет – это именно то, что он имел в виду.

Гарри пожал плечами: – Ну, если он не высказался более определенно, я в этом не виноват, – сказал он. – Я лишь выполняю его пожелание.

– Конечно, – фыркнул Северус.

Им снова пришлось воспользоваться заклятьем Головного Пузыря. Гарри заметил, что самым безопасным местом для хранения чешуи василиска является сама Тайная Комната, так что Северус захватил с собой лишь один пятифутовый лоскут кожи – больше богатства, чем у него хоть когда-то было в жизни, и вполне достаточно, чтобы заинтересовать даже Малфоя. Когда они вышли, Гарри повернулся и зашипел. Вырезанные на двери змеи медленно задвигались, вновь запечатывая свою тайну. Северус отменил заклятье Головного Пузыря и прижался к Гарри сзади.

– Что, еще раз? – спросил Гарри. Удивление на его лице мешалось с желанием. Северус рассмеялся, ухватил мальчика за подбородок и запрокинул ему голову так, чтобы управлять поцелуем. Он вдруг понял, что еще не целовал мальчика. У Гарри был вкус спермы – его спермы. Северус засунул язык поглубже, чтобы оценить невидимые следы, оставленные им.

– Не глупи, – холодно заметил он, когда поцелуй прекратился, разжал объятья и отступил назад. – Нам придется подождать.

– Вот как, – внезапно потухшим голосом отозвался Гарри, ковыряя пол носком изношенной кроссовки.

– Не можешь же ты прогулять сегодня все уроки. Люди начнут задавать вопросы. И тебе нужно поужинать, если ночью ты хочешь быть на что-то годен.

– А, ну тогда ладно, – широко улыбнулся Гарри.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni