Обугленные
(Firebrand)


АВТОР: Dee
ПЕРЕВОДЧИК: Ferry
БЕТА: Мильва
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Джинни умерла. Гарри доставляет ее письма. Мир меняется.

ПРИМЕЧАНИЯ: Послевоенное, АУ. Написано до выхода 6 книги. Переводчик постарался сохранить специфический стиль автора.


ОТКАЗ: Все персонажи принадлежат Дж.К. Роулинг




И ты свои тайны можешь
Хранить у меня под кожей
Фиона Эппл, «Я знаю»

and you can use my skin
to bury your secrets in
- fiona apple, "i know"

1 Лондон - Англия

Гарри никогда не привыкнуть к тому, сколько раз магглы считают нужным фотографировать трупы. Все мертвые тела в его памяти были залиты светом фотовспышки. Это делало хождение по ночным клубам малоприятным. Ну, менее приятным.

Он был рад, что Джинни не суждено превратиться еще в одну дискотечную картинку у него в мозгу. Они вызвали его, только когда ее уже перевезли в морг. И даже тогда ему не пришлось выполнять официальные функции. Даже тело опознавать не пришлось – это сделали ее братья, и он понимал, почему они не вызвали его раньше, почему он узнал об этом из выпуска новостей, главной темой которого стала ее смерть.

Она в центре внимания в эти дни. Была. Умная, фотогеничная, с необычайным вдохновением пишущая о блестящем будущем объединенных магического и светского миров. Она была главной знаменитостью магической Британии, если не считать Гарри – а многие его и не считали. Ее вторая книга все еще возглавляла списки бестселлеров. По пути в морг Гарри видел книжную витрину, полностью заполненную ее изображениями.

- Старик велел позвонить вам в порядке исключения, - сказала констебль, - говорит, вы оцените.

Гарри прислонился к стерильной стене и потер ладонью лицо. Попытался вспомнить, когда он в последний раз спал. Семь часов назад он был в Ланкашире. Присоединяйтесь к Волшебным Силам, если хотите посмотреть мир – или по крайней мере самые грязные его дыры, в которых прячутся жалкие осколки группировок, которые правительству угодно почитать опасными. Тебе даже почесаться некогда. Ты проводишь все свое время, вздрагивая от резких звуков и оглядываясь через плечо, в полной уверенности, что Фронт Феникса добрался до тебя наконец. И когда ты, впервые за полгода, видишь последнюю из своих школьных друзей – она лежит на цинковом столе.

- Все нормально, Поттер? – Гарри поднял взгляд на констебль, вошедшую с папкой в руках, на которой балансировали два картонных стаканчика с чаем, - у вас такой вид, словно вас сейчас вывернет наизнанку.

Он слабо улыбнулся, принимая стаканчик и вежливо отпивая чай:

- Это результаты вскрытия?

- Ага, - она помахала папкой, - Хотите взглянуть?

Гарри был почти уверен, что это выходит за рамки его юрисдикции, а значит, она не должна была предлагать, но только помотал головой. Не хватало еще, чтобы у кого-то были из-за него неприятности

- Мне сказали, что это был обычный несчастный случай.

Она кивнула, с каким-то жизнерадостным фатализмом:

- Похоже на то. Никаких следов Фронта, если вы об этом. Просто почтовый фургон, проехавший на красный свет, и - бац! Вот ведь, не повезло. Ну, в смысле, она была такой знаменитой, ее показывали по ТВ, и она была ведьмой – и ее тупо сбила машина. Заставляет задуматься, да?

Заставляет. Это заставляет Гарри думать о том, что будь у нее палочка, она могла бы спастись. Закон о Магическом Ограничении, будь он неладен. Если бы у нее не было этого клейма… И оно все еще на ее теле, врезанное в ее плечо, он увидит его, если посмотрит. И Гарри не смотрит.

Он понимает, что констебль сказала что-то еще, и переспрашивает:

- Что?

И она повторяет, мотнув головой в сторону тела за стеклом:

- Она была беременна.



Квартира Джинни пропитана тишиной и ожиданием. И заперта. Но когда у него забрали палочку (всеобщее десегрегированное маго-маггловское законодательство в действии), ему сразу выдали новую. Набор отмычек в комплекте с длинной лекцией об ответственности и далеко идущих последствиях.

Но Гарри не сильно раздумывал, прежде чем войти в ее квартиру.

Все изменилось с тех пор, как он был здесь последний раз. Ну конечно. Прошло шесть месяцев е-мэйлов и коротких перерывов на кофе, из тех, о которых договариваются в последний момент. Она переставила цветочный горшок ближе к окну, и он хорошо там смотрелся. На ковре было новое пятно, похоже, что от красного вина. Ему нужно было постараться увидеться с ней на прошлой неделе. Но его послали в гребаный Уиган.

Он не знал, зачем он здесь. За исключением того, что она была беременна и не сказала ему, и даже не упомянула, что у нее кто-то есть.

Он не хотел рыться в обрывках ее жизни, поэтому ограничился поверхностным осмотром. Потыкал в новые картинки на стенах и заглянул в шкафы, не трогая содержимого. У нее было новое платье – голубое, очень женственное и модное, оно висело в шкафу с неснятой этикеткой. Ему хотелось что-нибудь разбить, но все здесь принадлежало ей.

Уже собираясь уходить, он наткнулся на письмо, засунутое в какой-то мусор на столике в прихожей. Адресат был ему незнаком – какой-то врач в Аргентине, но когда он увидел надпись на конверте: «Д.М. Феррет*», то просто что-то почуял.

Письмо не было запечатано. Оно начиналось со слов: «Дорогой Драко».



- Я еду в отпуск.

Гриффит поперхнулся кофе.

- Куда, твою мать, ты едешь? Нет, парень, это вряд ли.

Гарри спокойно наблюдал за ним. Он не побеспокоился прикрыть дверь кабинета, и теперь краем глаза видел, как секретарь и связист в приемной прекратили сплетничать и глазеют на них

- И не думай, что ты можешь разводить тут тайны, мальчишка, - заявил Гриффит. – Ты меня не запугаешь, я знаю, что ты клейменый. И у тебя контракт, так что если ты думаешь, что можешь вот так заявиться и сообщить, что ты сваливаешь, когда у нас проблемы в…

- Мне без разницы, даже если у вас община нудистов обосновалась на Пикадилли, - отрезал Гарри, но все-таки захлопнул дверь, прежде чем наклониться над столом, впечатывая кулаки в стопки бумаг. – У меня есть след, ведущий к Драко Малфою.

Это заставило Гриффита заткнуться. Гарри наблюдал, как тот мучительно переключает мозги на новую задачу.

- Драко Малфой?

В улыбке Гарри не было ни тени веселья:

- Ну да, знаете - разыскивается Интерполом, организатор взрывов в Гааге, предполагаемый руководитель Фронта Феникса. Не припоминаете?

Гриффит скривился:

- Руководитель чего?

- У меня есть шанс выяснить, где он скрывается.

- Ну, надо подумать…

- Нет.

Гриффит вскинул брови:

- Что значит – нет?

Гарри выпрямился.

- Это значит, что он мой. Я выслежу его сам, и на этот раз никто из ваших макак не будет путаться у меня под ногами.

Большого впечатления на Гриффита это не произвело.

- И что ты будешь делать, когда найдешь его?

- Доставлю его сюда. Он тоже заклеймен, знаете ли. При мне.

Гриффит так долго разглядывал свою чашку, что Гарри уже решил было, что разговор окончен. Но затем его шеф поднял голову и заявил:

- Не будь таким нелепым придурком, Поттер.

Гарри вздохнул почти с облегчением:

- Или это будет по-моему, Гриффит, или я сваливаю. И мне плевать на контракт – я ухожу, и вы можете меня ловить, но прежде, чем вы до меня доберетесь, я так испоганю репутацию вашего гребаного Меж-Оккультного Отдела, что Волдеморт покажется вам доброй феей. Я понятно выражаюсь?

Он вылетел из Хитроу в понедельник.



2 Буэнос-Айрес - Аргентина

Как оказалось, адрес на конверте принадлежал одному из ночных клубов в центре Буэнос-Айреса. Гарри понял, что это именно он, как только увидел вывеску, переливающуюся неоновыми буквами над светящейся красным пентаграммой: «У Гекаты»

Честно говоря, ему бы и в голову не пришло искать Малфоя в ночном заведении, спекулирующем на сомнительном очаровании запретного культа. Однако сомнений быть не могло. Мелкий дождик, моросящий этим вечером, не распугал длинную очередь дрожащих от нетерпения молодых людей, кучковавшихся снаружи заведения, щеголяя голыми руками без малейших следов клейма. Их путь к сверкающим ночным радостям преграждал Грегори Гойл, все та же безмозглая гора мышц с закатанными рукавами черной футболки, демонстрирующими клеймо.

Безразличный взгляд скользнул по Гарри, когда тот обошел очередь.

- У меня письмо для Малфоя, – произнес Гарри, и Гойл взглянул чуть более внимательно.

Он протянул руку, но Гарри только покачал головой:

- Только в собственные руки.

Гойл нахмурился, но потянулся к закрепленному на вороте футболки микрофону:

- Мисс П, тут парень спрашивает ДМ.

Последний кусочек мозаики со щелчком встал на место – и все сложилось.

- Скажи ей, что это Гарри Поттер, - велел он.

Гойл наградил его мрачным взглядом.



Панси ждала его в своем кабинете, расположенном над танцполом, но настолько хорошо звукоизолированном, что грохочущая музыка ощущалась как отдаленная пульсация.

- Хорошо выглядишь, - заметил Гарри, и это было правдой.

Блестящие волосы вокруг полного лица, великолепная и почти натуральная фигура в шокирующе-красном платье. Еще бы, когда он видел ее в последний раз, она орала от ярости и боли, привязанная к столу, и посылала бесчисленные проклятия на его голову, пока клеймо впечатывали в ее плоть.

Он хотел потом извиниться. Он всегда этого хотел. Но ему слишком часто плевали в глаза.

Она закурила, огонек сигареты бросал странные тени на ее лицо.

- Как, черт тебя возьми, ты нас нашел?

Гарри бросил письмо на стол, но стоило ей к нему потянуться, как он тут же подался вперед, прижимая конверт пальцем к столешнице. Панси взглянула него раздраженно, наклонилась, чтобы прочитать адрес на конверте, и затем невозмутимо откинулась на стуле.

- Понятия не имею, с чего ты взял, что это он.

- Да ладно тебе! – фыркнул Гарри, забирая письмо. - Д.М. Феррет?

Он бы расхохотался, если бы не был так зол. Она пожала плечами.

- Это письмо адресовано ему. Внутри. Драко – не самое распространенное имя, Панси. Особенно, если его пишет Джинни Уизли.

Она уставилась на него широко раскрытыми глазами. Сейчас она выглядела почти девчонкой. Как будто ничего не случилось. Неужели она и впрямь надеялась облапошить его, даже после того, как адрес на конверте привел его к ней? Это само по себе уже было доказательством.

- Ты работаешь на него? – спросил Гарри, и она нахмурилась. - На фронт?

Панси глядела на него с таким застывшим выражением лица, как будто бы оно принадлежала кому-то другому. Забытая сигарета в ее пальцах медленно догорала, пепел падал крупными хлопьями.

- Мы только маленькая ячейка, - сказала она наконец, - отмываем деньги, переправляем некоторые вещи и сообщения. Иногда людей. Всего лишь безопасный канал связи.

Гарри и не рассчитывал найти здесь Драко. Не рассчитывал с того момента, как переступил порог этого заведения. Он кивнул:

- Но если Джинни писала ему на этот адрес, значит, вы знаете, как передать ему письмо.

- Ты не собираешься передавать ему письмо.

Это не было вопросом, но он все равно ответил:

- Нет, не собираюсь.

Панси заметила, что сигарета догорела, за секунду до того, как она обожгла ей пальцы.

- Я не знаю, где он, - отрывисто произнесла она, беря блокнот и постукивая наманикюренным ногтем по авторучке, - Но я могу отправить тебя к тому, кто может знать.



3 Брисбен - Австралия

После кондиционированного воздуха в аэропорту и такси, на улицах полуденного Брисбена было жарко, как в бане. Гарри стоял напротив служебного входа в складские помещения и ждал, пока на его присутствие отреагируют. Ни движения вокруг. Гарри снова вдавил кнопку звонка.

Но стоило ему поднять руку, чтобы заколотить в дверь, как она распахнулась. Мальчишка, который открыл дверь, был именно тем, чем казался – мальчишкой, моложе Гарри лет на семь, если не десять. Его клеймо, виднеющееся из-под рукава футболки, казалось бледным и почти зажившим. Ему не раз говорили, что у детишек, которых клеймили сразу же, как только у них начинались неконтролируемые проявления магии, во взрослом состоянии клеймо будет практически незаметным. Он даже не знал, хочется ему в это верить или нет.

У мальчишки был «ирокез» на голове, прижатый к уху телефон и недовольное выражение лица.

- Чего вам? – требовательно спросил он у Гарри, и тот протянул ему листок с нацарапанными Панси координатами.

- Мне нужно видеть Мастера зелий.



Снейп совершенно не изменился. Волосы стали чуть-чуть длиннее и были собраны в «хвост» на затылке. Лицо все такое же бледное, только морщин стало больше. Взгляд все такой же тяжелый. Он не был удивлен и только усмехнулся, закрывая за собой дверь во внутреннее помещение, служившее, насколько Гарри мог судить, химической лабораторией.

- Поттер. Какая тщательно незапланированная радость.

- Моя поездка тоже оказалось необычайно познавательной, - отозвался Гарри, - Я видел Панси в Буэнос-Айресе. Она сказала мне, где вас искать.

- Встреча выпускников на выезде? – поинтересовался Снейп, опуская рукава рубашки.

Прежде чем рукав скрыл Темную метку, Гарри успел заметить, что какой-то искусный татуировщик превратил ее в дракона, обвивающего предплечье.

- Нет, - ответил Гарри, - я играю в курьера для Джинни Уизли. – Она написала письмо Драко перед смертью.

Дальше по коридору раздался смех болтающего по телефону мальчишки и восклицание:

- Да ни фига!

Снейп и глазом не моргнул, по-прежнему сверля взглядом лоб Гарри.

- Не здесь, - сказал он.



Они отправились в суши-бар. Модное и безликое место, в котором Снейп выглядел совершенно естественно, а Гарри было неловко. Он мог побиться об заклад, что во всем заведении нет больше ни одного клейма, и пытался представить себе, каково здесь должно быть Снейпу с его чистокровным гонором.

Гарри никогда особенно не любили суши. Так что он взял с тележки только одну тарелочку, а затем принялся макать пальцы в оставшуюся васаби. Снейп явно еще не обедал, и сейчас перед ним скопилась изрядная стопка тарелочек.

- Мы гадали, куда вы подевались, - начал Гарри.

- Я так понимаю, что под «мы», - отозвался Снейп, доставая с тележки еще одну тарелочку, - вы подразумеваете эту насмешку над организацией, в которой вы служите.

Гарри был горд, что ему удалось не начать с обвинений и соблюсти минимальную вежливость:

- Вы на самом верху в списке разыскиваемых, вы знаете. Номер третий.

Сложно сказать, было ли это новостью для Снейпа.

- Дурная слава со временем приедается.

- Но почему именно Австралия?

Снейп побарабанил пальцами по салфетке:

- Я им сказал, что не поеду никуда, где бы мне пришлось жить как свинье в хлеву или разговаривать на другом языке. И я определенно не желал отправляться в Америку, - рожу он все таки не скорчил, но интонация была очень выразительной. И ядовитой.

- Вы изготавливаете наркотики для Фронта, - обвинил его Гарри, не в силах более сдерживаться.

Но Снейп только кивнул в ответ, внимательно изучая тележку:

- Терроризм – дорогостоящее удовольствие. На одном энтузиазме и демагогии далеко не уедешь.

Бесполезно. Это все бесполезно. Гарри знал это с самого начала. Он посмотрел в окно, под которым лениво прогуливались люди, которые даже понятия не имели, каково это – держать палочку.

- Панси сказала, что вы знаете, где Драко.

- Возможно.

Гарри обернулся, и Снейпом встретился с ним взглядом:

- И что же мисс Уизли пишет мистеру Малфою?

Снейп задал вопрос с той же интонацией, с какой он делал это в школе, заранее зная, что ученик на него не ответит.

- Я не читал письма – буркнул Гарри.

Снейп поднял одну бровь.

- Я правда не читал. Только первую строчку. «Дорогой Драко». Это все, что я знаю.

- И отчего же?

Гарри нахмурился:

- Потому что это было бы неправильно.

Снейп с холодной улыбкой потянулся за чистой салфеткой, достал огрызок карандаша, едва заметно пропечатывающийся на тонкой бумаге.

- Поттер, если бы вы с таким же здравым смыслом подходили к понятию «правильно» будучи в школе, мне бы не приходилось так часто протестовать против вашего поведения, - он протянул Гарри салфетку. - Вы можете найти Драко по этому адресу. Если уверены, что хотите этого.

- Почему я должен быть не уверен, - спросил Гарри, забирая салфетку.

Снейп только улыбнулся.



4 Владивосток - Россия

Ему пришлось сначала лететь в Токио, потом - другим рейсом - во Владивосток, потом искать во Владивостоке такси. Ему казалось, что он всю жизнь провел в дороге, таможня была чудовищной, его русский язык был еще хуже, точнее его просто не было, а таксист завез его, похоже, куда-то в Сибирь. Гарри подумал, что надо было посмотреть карту прежде, чем ехать. Но глядя на безумное переплетение улиц и торчащие призраками Советской власти многоэтажки, он засомневался, что от карты был бы какой-то толк.

День был слишком ясным и солнечным для такого чудовищного холода. Свет переливался на замерзших стеклах. Гарри сверился с адресом на салфетке, и направился к нужному, как он надеялся, зданию. Схваченная морозом трава хрустела у него под ногами. Цементная лестница уходила в бесконечность, а на ее нижней ступеньке сидела с вязанием пожилая женщина, пробормотавшая при виде него что-то непонятное.

- Я ищу, - пробормотал Гарри, отчаянно жалея, что не взял с собой фотографию, - Драко Малфоя.

Она закудахтала что-то эмоциональное, и Гарри задумался, а не имеет ли то, что он произнес, на русском какого-то другого значения. Но затем она указала наверх и подвинулась на ступеньке, позволяя ему пройти. Она все еще кудахтала и щелкала своими спицами, когда он миновал первый пролет.

Если он правильно разобрался в нумерации, нужная ему квартира находилась на восьмом этаже. Он убедился в своей правоте, когда на лестничной клетке между седьмым и восьмым этажами что-то тяжелое врезалось ему в живот, вышибая звезды из глаз. Холодный цемент под коленями, рука заломлена и чье-то колено упирается в спину, прижимая его к полу.

- Полегче, - донесся откуда-то издалека голос, холодный, как русское солнце, - не сломайте ему ничего.

Гарри вывернулся и заморгал, пока зрение не прояснилось, и размытые образы не превратились в ведущую наверх лестницу и человека на ней. На нем были джинсы и серый свитер с высоким горлом, коротко остриженные волосы аккуратно расчесаны, и Гарри было бы сложно представить себе кого-то менее похожего на самого известного террориста, если бы не автомат Калашникова, небрежно свисающий с его правой руки.

- Привет, Поттер, - сказал Драко Малфой. - Рад тебя видеть.



Квартира была тщательно убранной, но очень тесной, и Гарри был рад, что Драко велел Краббу остаться снаружи. Винсент Крабб; не внесен в списки разыскиваемых только потому, что все считали его мертвым. Гарри чуть не опрокинул маленький столик, когда садился.

Драко прислонил «калаш» ко второму стулу.

- Пить будешь? – спросил он, вытаскивая из шкафа два пластиковых стаканчика и пустую на треть бутылку из морозилки.

- Что это?

Драко фыркнул:

- А ты как думаешь?

- А не рано для выпивки?

Драко сел, передвинув автомат, резким движением открыл бутылку и начал:

- Когда я был в Риме…

- Но я не в Риме, - заметил Гарри, глядя, как он разливает.

- Вот именно. Так что жри водку и не выпендривайся.

Драко чокнулся с ним, и Гарри вежливо выпил. Жидкость скользнула в желудок как жидкий огонь, заставив его зажмуриться.

- Так-то лучше, - откомментировал Драко, разливая по новой. – Ну и какого хера ты здесь делаешь?

Гарри уставился на выпивку в своем стакане.

- Джинни погибла.

Бутылка громко стукнула по столу.

- Что? – резко спросил Драко. - Это невозможно.

- Знаешь, чего я не понимаю? – неожиданно спросил Гарри, хотя опьянеть он еще явно не мог. - За каким дьяволом ты по-прежнему воюешь со мной. Или ты слишком упертый, чтобы признать, что я был прав? Это было лучшим выходом, Драко.

Драко посмотрел вниз, и Гарри выпустил его руку. Взял стакан, выпил, снова налил. И чуть не уронил бутылку, когда Драко заговорил.

- Это было единственным выходом, - лицо его застыло, словно схваченное цементом. - Не было другого пути остановить Волдеморта, кроме как превратить нас всех в магглов. Ты был прав, Поттер, они в этих вещах разбираются лучше нас. Стоило им выяснить, как это делается. И они его припечатали с такой скоростью, что это почти смешно. Это было, мать твою, гениально.

Драко допил водку, и Гарри почему-то обрадовался тому, как тот поморщился, передавая ему бутылку.

- Но тогда – почему?

- Я не воюю с тобой, чертов самоуверенный ублюдок, я вообще не воюю по-прежнему. Война закончилась в тот день, когда ты, магглы и эта жалкая сука Грейнджер придумали, как сделать метку. Я воюю по-новой. Потому что они лучше нас разбираются в том, как уничтожать все непохожее на них, как его выделить, загнать в угол и перемолоть до полного исчезновения этой непохожести. И я не знаю, как тебе, Поттер, а мне не хочется жить в мире, где к нам относятся как к гребаной скотине. - Драко резко втянул воздух, стискивая пальцами горлышко бутылки. – И Джинни думает так же.

- Думала. – Гарри прищурился. – Что?

Драко смотрел в одну точку.

- Она правда умерла?

Когда все сложилось на этот раз, щелчка не было. Очень медленно, от холода, и от водки, и половины мира, оставшейся за плечами, все кристаллизовалось в ту разновидность уверенности, которая легко может стать слепой, если смотреть на нее слишком долго.

- Ты - не руководитель Фронта Фенкса, правда? – спросил Гарри.

И Драко ответил:

- Нет.

Гарри вытащил из кармана письмо. Перед глазами все плыло, но не плачет же он? Он не плакал по ней до сих пор, с чего бы ему реветь сейчас? Он сморгнул слезы, и увидел, что Драко держит другой край письма, очень легко, почти невесомо.

- Дорожно-транспортное, - объяснил он, - ее сбил фургон.

И, заметив, как дрогнуло от боли лицо Драко, добавил:

- Она была беременна.

Потому что Драко имел право знать.

Драко имел право вынуть письмо из его онемевших пальцев, забрать с собой бутылку и уйти с ними к окну, в тот максимум уединения, который только могла дать тесная советская квартирка, и там, залитый светом, открыть конверт и достать письмо.

Драко имел право прочитать дальше первой строчки.

«Калаш» стоял, прислоненный к столу, в нескольких дюймах от руки Гарри. Но он взял не его, а стакан с водкой.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni