Увидеть и полюбить

АВТОР: DarkShine
БЕТА: polinamoon

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Волдеморт
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: У Гарри Поттера появился невидимый покровитель и любовник. Но приходит время увидеть таинственного героя и принять решение...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: насилие (но без подробностей и не в основном пейринге), упоминание о сексе с малолетними.

ПРИМЕЧАНИЕ: ООС.


ОТКАЗ: герои принадлежат Дж.К. Роулинг(почти все), содержание фика - мне.




Глава 1.

Дом Дурслей на Тисовой аллее плавился в бордовом сиянии заката. Тетушка Петунья и дядюшка Вернон, попеременно жалуясь то на давление, то на сердце, удалились отдыхать, Дадли растекся на диване перед видиком, потягивая прохладный лимонад, и только Гарри крутился на кухне – надо помыть посуду и сварить суп. Безжалостная июльская жара сводила с ума, ноги подкашивались от усталости.

Нестерпимая вспышка боли заставила мальчика прижать руку ко лбу и стоять, бездумно глядя в пространство. И на секунду Гарри показалось, что посреди кухни появилась призрачная серая фигура – словно выткалась из молекул душного вечернего воздуха «Наверное, у меня от жары начались галлюцинации...», - проплыла вялая мысль, и мальчик продолжил тереть грязные тарелки. Боль отступила, но ей на смену пришло странное, тревожное чувство – казалось, что кто-то пристально наблюдал за ним.

Том аппарировал в дом Дурсли и прошептал заклятие невидимости. Он выбрал удачное время – магглы разбрелись по своим углам, и Поттер один – значит, будет меньше шума и криков. Петтигрю славно поработал - выяснил, какие заклинания позволяют обойти защиту дома ... Невидимый Темный Лорд направил волшебную палочку на Поттера.

"Хм... Однако магглы его заботой не балуют, - усмехнулся Том, - вечер, жара, а наш золотой мальчик посудку моет и супчик варит, прямо как Золушка. Ну все, дружок, кончились твои мучения", - Лорд приготовился произнести непростительное проклятье, но что-то остановило его.

Легко убивать врагов – беспощадных, вооруженных, готовых растерзать тебя самого. А Поттер – несчастный, замученный жарой и "любящими" родственничками-магглами. На нем не колдовская мантия, а старая заношенная футболка и потертые джинсы, в руках – поварешка вместо волшебной палочки. Футболка безбожно велика мальчишке - широкий вырез обнажает беззащитное угловатое плечо. И Том почувствовал непреодолимое желание прикоснуться к этому плечу губами. "Что со мной? Это же Поттер – мой смертельный, заклятый враг... Я здесь, чтобы убить его...", - подумал Лорд.

Мальчик вздрогнул и обернулся. Он буквально физически чувствовал чей-то пристальный взгляд, но увидел только Дадли, с дебильной ухмылкой появившегося в дверях кухни.

- Ну что, готовим, Поттер?, - c издевкой спросил он. - Молчишь? Ну-ну. А ко мне только что заходил приятель – Майк, и очень просил отдать ему твою сову. И я, разумеется, согласился. Он сказал, что сделает из нее чучело.

Поттер приблизился к Дадли, в глазах мальчика смешались ненависть и страх.

- Где Хедвига? - тихим голосом спросил он.

- Ну, я же сказал – у Майка. Ты что, Поттер, глухой? И вообще, скоро это будет уже чучело Хедвиги, - заржал Дадли, - и даже не думай угрожать мне этой своей штукой-палочкой! Я все расскажу, и тебя сразу выгонят из твоей придурочной школы.

- Верни мне Хедвигу! - Гарри вцепился в рубашку Дадли, но тот со всей силы ударил мальчика, и Гарри упал на пол, ударившись об острый угол стола.

А с кузеном произошло нечто странное. Дадли медленно подошел к плите и засунул руку в пламя газовой горелки. Простояв так несколько секунд, младший Дурсль взвыл от боли и, повторяя: "Поттер заколдовал меня! Он заставил меня сделать это!", выбежал из кухни.

Гарри попытался встать. Что-то теплое стекало по лицу. «Кровь», - как-то отстраненно подумал он. И неожиданно почувствовал легкое, еле уловимое прикосновение к разбитой щеке. Раздался тихий, приглушенный шепот, кровь исчезла, след от удара побледнел и пропал. "Как будто кто-то вылечил меня с помощью магии... Но я живу с магглами, и кухня пуста... Я определенно схожу с ума, наверное, слишком сильно ударился головой... Хедвига! Что с ней? Неужели этот придурок действительно отдал ее Майку?"

Гарри вбежал в свою комнату, скорее напоминающую чулан. Пустая клетка сиротливо стояла на столе. Мальчик со слезами бросился к выходу – спасать Хедвигу, но в этот момент в дверях появился дядюшка Вернон.

Дурсль наотмашь ударил Гарри по лицу, - да ты теперь все лето просидишь в своей каморке!

Вернон захлопнул дверь, в замке повернулся ключ. Гарри лежал на кровати и рыдал – горько, безутешно, как маленький ребенок. Незаметно навалилась тяжелая, беспросветная усталость и мальчик задремал. Гарри продолжал плакать даже во сне – ему снилась Хедвига.

Чьи-то невидимые пальцы гладили его волосы, ласкали заплаканное лицо, осторожно, едва касаясь, скользили по контуру губ – так нежно, невыразимо приятно. Гарри, проснувшись, оглянулся, но никого не увидел... Потом, горестно всхлипнув, перевел взгляд на стол и застыл от удивления - в клетке, испуганно таращась, сидела живая и невредимая Хедвига.

"Мне явно пора в больницу Святого Мунго", - улыбнулся мальчик. Рядом послышался тихий вздох, и чьи-то губы дотронулись до его плеча... В эту ночь мысль о больнице посетила не только Гарри Поттера.

Она пришла в голову приятелю Дадли - Майку, который сначала мирно сидел в кресле, держа в руках сову Поттера, а потом вдруг оказался на кровати, раздетый, c мокрым полотенцем на лбу, и родственники суетились вокруг него, а на любые вопросы мама испуганно отвечала, что сначала он закричал, а потом потерял сознание...

Майк, как ни старался, не мог вспомнить, что произошло - в больной голове крутилось только одно непонятное слово "Круцио", дальше - полный провал... И сова куда-то исчезла.

О больнице Святого Мунго подумал Том, глубокой ночью аппарировавший в главную залу Риддл-менора. Окинув отсутствующим взглядом Нотта и Макнейера, наверняка дожидавшихся Лорда, чтобы сообщить нечто важное, он с полубезумной улыбкой отправился в спальню.

Зачем он наложил "Империо" на этого ублюдочного маггла - Дадли, а потом, c трудом припомнив азы колдовской медицины, вылечил Поттера? Ведь он, собственно, пришел, чтобы убить мальчишку... И уж совсем непонятно, что заставило его, наложив "Круцио" на Майка, забрать злополучную сову, вернуть Хедвигу законному владельцу, а потом (о, ужас!) гладить и целовать Поттера?! "Это так приятно - гладить и целовать Поттера... А я - псих, просто законченный псих...", - подумал Том.

Глава 2

Гарри втайне надеялся, что магглы выполнят свое обещание – оставят его взаперти на весь день, но нет...

- Изволь приготовить завтрак, - резкий крик тетушки Петуньи выдернул мальчика из объятий дремы... Гарри открыл глаза и понял: что-то неуловимо изменилось. Вместо обычной усталости и тоски появилось щемящее, радостное предчувствие.

"У меня есть маленькая тайна. Тайна о том, кто спас Хедвигу. Я не знаю, кто ты, но помню твои руки... и твои губы. И я буду ждать тебя", - подумал Гарри.

И потянулся очередной день в доме Дурслей, и Гарри ждал - долго, до самого вечера, пока дом на Тисовой аллее не накрыла спасительная вечерняя мгла.

Том лежал на кровати и с тоской смотрел на неестественно-яркую полную луну, маячившую в окне. Именно в такие лунные, безветренные ночи появлялся призрак Эрика – крестного Тома, его первого и единственного любовника.

Сначала Эрик просто смотрел на Тома, по бледным щекам призрака катились слезы... А потом его фигуру озаряла яркая вспышка Авады... Это видение стало персональным кошмаром Темного Лорда. Каждый раз Том умолял не трогать Эрика, но каждый раз его убивали – совсем как в реальности, много лет назад. За это время Лорд сам дважды погибал и возрождался, но не мог забыть подробностей той страшной ночи.

Тогда он был еще двенадцатилетним мальчиком, учился в Хогвартсе, а на каникулах жил у Эрика. И однажды ночью в дом пришли авроры... Они говорили что-то об ордере на арест, выданном министерством... Но Эрик взмахнул палочкой в сторону одного из авроров – непростительное проклятье, вспышка, "Кто следующий?", - холодный голос Эрика...”Cтупефай!” – Эрик не успел увернуться от проклятья, пошатнулся и выронил палочку. А дальше - рука высокого мага, направляющая волшебную палочку на крестного... и Том висел на этой руке, рыдал и умолял не трогать "его Эрика", но мальчика отшвырнули в угол комнаты, вспыхнули лучи Авады, и Эрика не стало...

Говорили, что крестный убивал магглов, использовал непростительные проклятия, практиковал черную магию и состоял в "непозволительных отношениях" с малолетним Томом. А Том любил Эрика и других отношений между ними даже не представлял...

Вскоре будущий Темный Лорд узнал, что мага, убившего крестного, звали Гарольд Поттер.

Тайная комната была открыта, Том Риддл стал Лордом Волдемортом и жестоко отомстил за своего возлюбленного. Том был уверен, что месть – единственное средство от боли. После пятого Круцио Гарольд Поттер скончался на глазах у Лорда от сердечного приступа. Но почему-то боль не прошла… И тогда Волдеморт пришел в дом Джеймса Поттера…

Дамблдор больше не мог наслаждаться милыми сердцу сладостями - ему мешал кровавый привкус войны…

И каждое полнолуние Том не знал, где скрыться, чтобы не видеть, как убивают Эрика... Этот кошмар преследовал Лорда повсюду.

Том понимал, что прятаться бесполезно, но, покоряясь малодушному желанию бежать, прошептал заклятие невидимости и аппарировал в первое попавшееся место, выбранное измученным подсознанием.

Лорд огляделся. Он находился в доме Дурслей на Тисовой аллее, точнее в крохотной комнате Гарри Поттера. "Подсознание сыграло со мной злую шутку. Я аппарировал сюда, потому что провел здесь вчерашний вечер. И глупо надеяться, что общество врага избавит меня от моего персонального кошмара", - подумал Том.

Комната была пуста, но вскоре дверь распахнулась, и на пороге показался Гарри. На плечах – клетчатая рубашка необъятных размеров, на губах - мягкая, слегка насмешливая улыбка: "Я кое-что знаю, но вам не скажу".

Мальчик начал рыться в карманах, выкладывая на стол сушки и куски хлеба: "Ничего, сейчас мы поужинаем, Хедвига." Апофеозом пиршества стала маленькая шоколадка, и Поттер смотрел на нее, как на бесценное сокровище...

"Сначала тебя целый день не кормят, а потом, когда все уснут, ты тихонько пробираешься на кухню - и, наплевав на гордость, с горящими глазами собираешь разные куски и крошки, пропажу которых с утра не заметят, - подумал Том, - когда я жил в приюте, всегда поступал точно также. И не надо думать, Поттер, что ты забудешь об этой постыдной привычке, когда повзрослеешь... Ты можешь быть кем угодно - Мальчиком-который-выжил, героем, Спасителем волшебного мира, Темным Лордом, но после такого детства твоим любимым местом навсегда останется кухня... Интересно, ты за это так любишь магглов и Дамблдора?"

Раньше Поттер раздражал Тома – сильно, до глубины души. Так, в детстве он ненавидел своих ровесников - этих светлых неиспорченных мальчиков и девочек.… А сейчас ему нравилось смотреть, как мальчик кормит свою сову – единственное родное существо в доме Дурслей .

Вскоре Том почувствовал знакомую щемящую тоску, воздух, пронизанный холодными струнами луны всколыхнулся, и у окна появилась высокая фигура Эрика. Невидимая рука Лорда сама протянулась к руке Гарри и с силой сжала ее.

Эрик подошел к ним совсем близко. Светлые каштановые волосы, изящное, кукольно-красивое лицо, немного детские, обезоруживающе мягкие черты... И не верится, что эти губы когда-то с легкостью произносили непростительные проклятья. "Ты знаешь, что сейчас тебя убьют... потому что так бывает всегда - ты приходишь, чтобы снова умереть... - подумал Том, - рука Поттера... в моей руке – это невозможно... Какая разница... - просто так - лучше... C Поттером?!"

- Кто Вы? Как Вы оказались в моей комнате? - спросил Гарри тихим, испуганным голосом.

В ответ – молчание, ведь призраки не могут говорить.

Взгляд, наполненный боли и какой-то робкой, затаенной надежды...

Эрик вытащил из складок робы свиток пергамента и протянул его Гарри.

"Я – Эрик, темный маг, проклятый за страшные деяния, совершенные при жизни, - прочитал мальчик. - Каждое полнолуние я обречен умирать на глазах у единственного человека, который меня когда-то любил. Освободить меня может только светлый маг, который, увидев мои злодеяния, скажет, что я прощен".

Реальность покачнулась и растворилась, перед глазами Гарри начали появляться расплывчатые, неясные образы. Они складывались в галерею жестоких, кровавых преступлений, но сознания Гарри не покидала картина – отчаянные глаза мальчика, умоляющего: "Не трогайте моего Эрика..." "Наверное, этот мальчик и был единственным, кто любил черного мага. И теперь он расплачивается за свою любовь - страшными лунными ночами..." Лицо мальчика казалось смутно, неуловимо знакомым, но Гарри не мог вспомнить, где видел его раньше... Жалость наполнила сердце, и с губ слетело тихое "Прощен".

- Ты прощен, Эрик, - повторил Гарри... Черный маг оглянулся с радостным удивлением, как будто не веря, что на смену проклятью и страданию пришли покой и свобода. Эрик смотрел на Тома и улыбался - впервые - с тех пор, как стал призраком. Затем, вскинув руку в прощальном жесте, освобожденный от проклятья, темный маг растворился в прохладном ночном воздухе. А рядом с Лордом остался лежать свиток пергамента.

Слова о проклятье растаяли, на листе летящим почерком Эрика была написана одна короткая фраза: "Я знаю, Том, тебе будет с ним хорошо".

И пергамент исчез, растворился в сумраке.

"Хорошо? C Поттером?! Нет, Эрик ошибается, это невозможно... Призраки тоже иногда ошибаются..." Но ему так неудержимо хотелось прикоснуться к Гарри... Лорд дотронулся до мягких волос мальчика, осторожно отодвинул челку со лба... Шрам... такой неестественно-резкий на нежной коже. "Наверное тебе было очень больно, Поттер..."

Гарри почувствовал, как чьи-то губы трепетным прикосновением ласкают шрам... спускаются ниже, оставляя на щеке короткие горячие поцелуи, дотрагиваются до краешка рта, останавливаются... Неровное дыхание согревает лицо... Гарри тянется вперед, чтобы снова найти эти губы ... но натыкается на пустоту.

"Нет, мальчик... Ты хочешь поцеловать не меня, а невидимку, который приходил к тебе вчера... А к Темному Лорду ты испытываешь только ненависть и отвращение ... ", - подумал Том и отстранился, отходя в дальний угол комнаты...

- Нет, не уходи... пожалуйста... я не знаю, кто ты, но ты нужен мне... я ... так ждал тебя, - просит робкий, неуверенный голос.

"Да, сейчас я поцелую тебя. Я украду твою любовь - тихо, незаметно, как сушку с пустой кухни... И никто об этом не узнает - даже ты сам... Потому что я больше не могу...

Гарри... Мальчик, который освободил Эрика..."

Невидимые руки ложатся на плечи, дыхание становится ближе... Тихий, приглушенный стон... Поцелуй - нежный, нетерпеливый. Рубашка мальчика падает на пол, Лорд поворачивает Гарри спиной ... Мальчик чувствует, как кто-то ласкает шею губами, тихонько прикусывает мочку уха... Рука Тома быстрым движением расстегивает молнию на его джинсах... Прикосновения Лорда заставляют Гарри стонать, c губ срывается тихое "Да..."

Том прижимает мальчика к себе. "Гарри, мой Гарри", - шепчет он, продолжая целовать шею и плечи. Эрик был прав. Тому хорошо с этим мальчиком - до головокруженья, до сладкой, мучительной боли... Гарри вздрагивает, запрокидывая голову назад... Том видит его лицо - затуманенный взгляд, губы, приоткрытые в беззвучном крике... и падает в горячую сверкающую бездну, падает вместе с ним...

Ночь растаяла, за окнами сгустился серый предрассветный туман. Гарри спал, свернувшись калачиком, и улыбался - детской, безмятежной улыбкой. "Хочу обнять тебя и уснуть рядом с тобой... И также улыбаться...- подумал Лорд, - Сладких снов, моя украденная любовь..."

На прощанье Том провел рукой по лицу мальчика... и почувствовал, как теплые губы поцеловали ладонь.

Глава 3.

Дадли проснулся в прескверном настроении. Рука нестерпимо болела, и младший Дурсль был уверен, что подойти к пресловутой горелке его заставило колдовство Поттера.

Позавтракав, Дадли закрылся у себя в комнате, достал спрятанную в ящике с бельем кассету, включил видик и начал смотреть. С недавних пор у него появилось хобби, которое он скрывал от всех, кроме Майка. До безумия, до дрожи в руках Дадли любил порнофильмы с откровенными, жестокими сценами насилия и убийств...

Младший Дурсль никогда не пользовался популярностью у сверстников и весьма посредственно учился... Что же касается внешности - то можно было смело сказать, что, создавая Дадли, природа решила немного отдохнуть.

Так, несмотря на благополучное детство и родителей, выполняющих любые капризы, жизнь отводила младшему Дурслю роль аутсайдера.

По иронии судьбы, у недалекого Дадли насильники всегда ассоциировались с лидерами, хозяевами жизни. К жертвам он жалости не испытывал.

Вот и сейчас, девушка c искаженным от ужаса лицом напрасно умоляла не трогать ее... А Дадли смотрел, затаив дыхание... и его заполняло темное, звериное чувство. Оно зарождалось где-то глубоко внутри, растекалось по телу, проникало в сознание... У них с Майком давно появилась мечта - попробовать, как это - быть хозяином жизни... И теперь Дадли знал, как отомстить ненавистному Поттеру...

Гарри был уверен, что остался дома один - Дадли с утра ушел куда-то, тетя Петунья и дядя Вернон отправились за покупками. Наступил маленький праздник - никто не кричал на него, не заставлял мыть посуду, стирать и готовить... Мальчик сел за стол и начал читать учебник (Снейп, как всегда, много задал на лето). Но вскоре мысли о зельеварении уступили место воспоминаниям о прошедшей ночи. "Я не знаю, кто ты, но я так жду тебя... Я снова хочу почувствовать, как ты ласкаешь меня, прижимаешь к себе..."

Скрипнула дверь, Гарри вздрогнул, обернулся и увидел Дадли и Майка. Сначала мальчик даже не понял, зачем Майк грубо хватает его за руки и связывает запястья, а Дадли показывает длинный охотничий нож...

"Я знаю, ты придешь и спасешь меня ... от этого... мне плохо, приходи...пожалуйста, скорее приходи..."

Лорд проводил собрание Упивающихся, когда в его сознании прозвучал этот голос. Голос Поттера. Между ними всегда существовала мысленная связь... И сейчас Том был уверен - происходит что-то страшное.

- Господа, мне нужно срочно аппарировать... по важному делу. Можете дождаться меня в Риддл-меноре. Я скоро буду.

Наложив на себя заклятие невидимости, Том аппарировал в комнату Гарри.

Поттер стоял на коленях, губы мальчика были разбиты в кровь, лицо покрывали кровоподтеки.

- Открывай ротик, иначе я испорчу твое смазливое личико, - острие ножа приближалось к лицу Гарри.

"Сейчас я убью этих магглов...- подумал Том, - и не просто Авадой, а медленно..." Ненависть ледяной волной пробежала по венам.

- Круцио! - Дадли выронил нож, повалился на пол и дико, по-звериному закричал.

Вскоре к нему присоединился Майк.

- Cиленцио! - крики стихли. - Круцио! ... Круцио! ... Авада ...

- Нет, не убивай их, не надо, - тихий голос Поттера остановил непростительное проклятье, готовое сорваться с губ. Мальчик сидел на кровати, пытаясь освободить запястья от веревки. Он старался не плакать, но слезы медленно катились по щекам, одна за другой.

"Он просит не убивать их? - Лорд не мог заставить себя в это поверить. - Интересно... а Поттер вообще когда-нибудь хотел кого-нибудь убить? Вот меня, например..."

Маленькому Тому было восемь, когда Стивен - один из воспитателей приюта - также поднес нож к его лицу. И мальчик так надеялся, что кто-нибудь придет ... и все закончится. Но почему-то никто не пришел.

Прошло много лет, но до сих пор Лорд иногда думал о том, как это, должно быть, приятно - убивать Стивена. Жаль, что ублюдок закончил свое существование в маггловской колонии, а не в пыточном подвале Риддл-менора...

"А ты просишь не убивать их. Какие мы...разные. Три дня назад я собирался убить тебя. А сейчас... лучше бы я снова стал маленьким и повстречался со Стивеном, чем видеть, как ты плачешь ".

Послышался тихий шорох, кто-то склонился над ним, невидимые пальцы распутали веревку...

Гарри потянулся вперед, ладони наткнулись на гладкую шелковую ткань. Уцепившись за складки колдовской робы, мальчик прижался к Лорду.

- Мне страшно. Я не хочу, чтобы ты уходил. Ты ведь не уйдешь, правда?

"Я должен уйти. Это невыносимо - быть рядом с ним и знать, что на самом деле он меня ненавидит. Кажется, скоро мне будет очень больно...", - подумал Том.

- Конечно, не уйду. Гарри, мой любимый, мой хороший мальчик...

Том взял мальчика за руку и начал медленно ласкать его пальцы - обхватывая губами, дотрагиваясь языком. И было в этих прикосновениях что-то нежное, неприличное - оно заполняло Гарри, украдкой стискивало сердце... Потом были поцелуи, ласкающие живот, и руки, стаскивающие с бедер джинсы... Боль от удара по лицу, нож, зажатый в руке Дадли – все стало далеким и неважным... Остались только эти губы... Они согревали, скользили, прижимались и...

- Я больше не могу... Я хочу... Да, вот так... - Невидимые руки крепко и нежно сжали его бедра и потянули вперед - к этим губам... Гарри тихо вскрикнул, пальцы сжали прохладный шелк.

- Я люблю тебя, - прошептал мальчик.

- Я тоже люблю тебя, Гарри...мой Гарри.

Неожиданно в коридоре послышались чьи-то приглушенные голоса.

Быстро одевшись, мальчик повернулся ко входу в комнату.

Дверь распахнулась. На пороге стояли трое магов в аврорских мантиях.

- Прошу прощения за неожиданное вторжение, но здесь зафиксирована сильная вспышка магической энергии, - сказал один из них, глядя то на Гарри, то на Дадли с Майком. (После трех Круцио они были без сознания, лежали на полу в каких-то гротескных неестественных позах).

- Вы колдовали, мистер Поттер?

Гарри смотрел на авроров - испуганным, растерянным взглядом, как ученик, который стоит у доски и не знает урока...

"Все ясно... Три Круцио подряд - это слишком... Авроры засекли вспышку магии, - подумал Том, - Ну же, Гарри... Ты должен сказать, что не колдовал. Ты должен ответить правду. Иначе тебя ждут дементоры и Азкабан..."

- Почему вы молчите?

"Потому что не хочу, чтобы вы искали того, кто колдовал на самом деле...

Кто спас меня от этого кошмара – от Дадли и Майком... "

- Что у вас с лицом, мистер Поттер? Кто вас ударил? - вмешался другой аврор.

- Это они, - тихо произнес Гарри, указывая на неподвижные тела, вокруг которых суетился колдомедик - Дадли и Майк...

- А как они оказались на полу, без сознания? Что произошло?

Мальчик опустил голову, пытаясь укрыться от холодных любопытных глаз.

"Ты, конечно, не скажешь, что они собирались сделать с тобой ... Ты по-прежнему любишь магглов, Гарри Поттер?"

- Вы снова молчите. А мне кажется, дело обстояло так. Вы что-то не поделили c этими магглами, завязалась драка. И тогда вы использовали магию - три круцио подряд! А применение непростительных проклятий карается Азкабаном, мистер Поттер. "Карается Азкабаном... Я знаю, как ты боишься дементоров, Гарри... Даже больше, чем меня... Мой любимый, мой хороший мальчик..."

Аврор приоткрыл дверь, небрежно махнул рукой...

В комнату вошли еще пятеро магов. Повинуясь приказу, они окружили Гарри и направили на него волшебные палочки.

- Сопротивление бесполезно, дом окружен, аппарационные коридоры перекрыты. Вам придется последовать за нами, мистер Поттер.

- Не придется. - Гарри узнал этот голос - голос его невидимого покровителя, - Потому что это я колдовал. Я, а не Поттер.

Лорд снял с себя заклятие невидимости.

- Это Волдеморт! Окружить его, быстро! - раздался истеричный выкрик...

- Ну надо же, а я думал вы боитесь произносить это имя, - усмехнулся Том.

"Волдеморт? Откуда здесь... Волдеморт?" - перед глазами поплыл белесый туман, к горлу подкралась тошнота. Медленно, через силу Гарри повернул голову на звук знакомого голоса. Слегка вьющиеся темные волосы, холодная усмешка, глаза - синие, почти черные, удивительно яркие на бледном холеном лице... Мальчик помнил эти черты также хорошо, как и имя их обладателя - Том Риддл, он же - Лорд Волдеморт. Риддл смотрел на Гарри - жадно, не отрываясь, словно хотел прочитать что-то в его глазах...

"Поттер...Что он сделал с Поттером?" - откуда-то издалека доносились звуки голосов.

Предательски закружилась голова, пол под ногами покачнулся и начал стремительно приближаться, Гарри понял, что падает... Реальность раскололась на тысячи кусочков и погрузилась в темноту.

Глава 4.

У сорокалетней колдуньи Эмили Уайт была нервная, подчас небезопасная работа. Десять лет назад миссис Уайт стала главным колдомедиком больницы Святого Мунго. Эмили недолго радовалась удачно сложившейся карьере. Вскоре она поняла, что размеренной жизни пришел конец.

Бедная Эмили узнала о больнице много нового. Оказалось, что кроме обычных пациентов существовали еще и так называемые "секретные", в основном - жертвы бесконечной войны с Темным Лордом. Такие пациенты содержались в закрытом крыле, их лечила только Уайт и ее помощники.

День подходил к концу, и Эмили уже собиралась аппарировать домой, когда в кабинет заглянула медсестра.

- Поступил секретный пациент, миссис Уайт. Он в закрытом крыле, в пятой палате.

- Cпасибо, Фиона. Cейчас аппарирую и осмотрю его.

- И еще... к вам посетитель, миссис Уайт, - мистер Тейлер.

- Пригласи его.

В кабинет Эмили вошел Ник Тейлер - командир дежурного аврорского отряда. Cердце Уайт тоскливо сжалось, она поняла, что дома окажется очень нескоро.

- Добрый вечер, миссис Уайт, у меня неотложное дело. Пациент, которого мы только что к вам доставили, без сознания. Но мне нужно cрочно с ним поговорить. Постарайтесь сделать что-нибудь. Это важно.

- Конечно, мистер Тейлер.

"Тебе нужно срочно с ним поговорить - да, это везкая причина, чтобы "cделать что-нибудь," - усмехнулась про себя Эмили.

- Закрытое крыло, аппарейт.

Войдя в палату, Эмили удивленно посмотрела на Тейлера - на узкой больничной кровати лежал мальчик, хорошо знакомый Уайт по фотографиям из магического вестника - Гарри Поттер.

- Что с ним произошло, мистер Тейлер? К нему применялись проклятья?

- Я точно не знаю... Он увидел Волдеморта и потерял сознание.

Эмили направила на Гарри волшебную палочку и начала произносить медицинские заклятья. Мальчик тихо всхлипнул. Монотонный голос Уайт вытащил Гарри из темноты.

- Риддл... Это был Том Риддл... Волдеморт, - зашептал он.

- Тшшш... Успокойся. Здесь ты в безопасности. Я Эмили. Эмили Уайт. Я хочу тебе помочь.

- Где он? Где...Тот-Кого-Нельзя-Называть?

- Волдеморт в Азкабане, Гарри. (Эмили, готовившая успокоительное зелье, выронила пробирку из рук. Новость была не из разряда ординарных.) Он больше не причинит тебе вреда, - Тейлер смотрел на Поттера долгим изучающим взглядом. Ему было важно знать, как отреагирует Гарри на известие об аресте Волдеморта. Удивление, промелькнувшее в глазах мальчика, быстро сменилось равнодушием.

Эмили взяла Гарри за руку, прослушала пульс, покачала головой. Затем снова направила на мальчика палочку, зашептала заклятья. А Тейлер начал задавать вопросы.

- Что произошло в доме на Тисовой улице перед тем, как мы аппарировали туда? Расскажи мне, Гарри.

- Дадли и Майк... они хотели меня изнасиловать. Cвязали мне руки и угрожали ножом. Несколько раз ударили по лицу.

- А что произошло потом? - Тейлер старался казаться спокойным, но в голосе аврора звучали нетерпеливые нотки.

"Волдеморт обходит защиту дома на Тисовой улице. Но вместо того, чтобы убить тебя, он насылает на Дадли и Майка непростительные проклятья - одно за другим... фактически спасает тебя от этих магглов. Почему? Я не понимаю. Но я обязательно выясню это, Гарри Поттер. Потому что от этого зависит успех... нашей миссии. А значит и моя карьера."

- Потом я услышал, как кто-то сказал: "Круцио"...

- Но теперь ты понимаешь, кто это был?

- Да... понимаю, - Гарри отвечал равнодушно, казалось, вопросы аврора его не касались.

- А как ты думаешь, Гарри, почему Тот-Кого-Нельзя-Называть спас тебя от Майка и Дадли?

- Я не знаю.

- Он приходил в дом раньше? Разговаривал с тобой?

- Нет.

- Миссис Дурсль рассказала о том, что произошло три дня назад с ее сыном - твоим кузеном Дадли. Подойти к плите и сунуть руку в пламя газовой горелки человек может только под Империо. Это ты наложил на Дадли Империо?

Мальчик молчал.

"Об этом никто не узнает. Это останется моей грязной, постыдной тайной.

Тайной о том, как ТЫ - мой враг, убийца моих родителей, приходил ко мне... О том, как ты спас Хедвиг и защитил меня от Дадли и Майка... О том, как ты ласкал меня... "Мой любимый, мой хороший мальчик... Я люблю тебя... Я тоже люблю тебя, Гарри..." Меня заставили открыть глаза пять минут назад. Но я уже чувствую, как мне не хватает твоих слов и прикосновений. И ненавижу себя за это. Лучше бы ты убил меня, Риддл."

- Ты молчишь, Гарри. Ну хорошо. Проводите меня, миссис Уайт, мне нужно сказать вам несколько слов.

- Скажите, мистер Тейлер, а где моя волшебная палочка? Она осталась у Дурслей?

На лице аврора появилось выражение высокомерного любопытства, казалось, он не ожидал, что мальчик начнет задавать вопросы.

- Нет, мы нашли ее. Она пока полежит в сейфе. Мы отдадим ее тебе... когда ты поправишься, - приторно улыбнулся Тейлер.

"Тем более что очень скоро она тебе понадобится. Чтобы выполнить нашу миссию. Ты сделаешь это сам... или я заставлю тебя это сделать. Мне без разницы".

Джек Тейлер и Эмили Уайт вышли в коридор.

- Завтра я вернусь, миссис Уайт. Придется применить Веритасерум, мальчик явно что-то не договаривает.

- Но Гарри перенес нервный шок, работа сердца нестабильна, у мальчика аритмия. Таким больным Веритасерум может сильно повредить.

- Что поделаешь, - пожал плечами аврор.

"Кто-то боится Волдеморта, а я боюсь тебя, Тейлер", - подумала Уайт.

Глава 5.

Том сидел на полу, разглядывая голые камни фундамента, местами покрытые землей и мхом. Подземелье дышало затхлой болотной сыростью, где-то равномерно капала вода.

"Если взглянуть на этот подвал, cразу становится ясно, что авроры боятся меня даже без палочки", - мрачно усмехнулся Том. Место его заключения впечатляло - подземелье, разделенное на две части массивной решеткой. Пространство, отведенное Лорду, находилось между решеткой и стеной, противоположной двери. Даже сняв многочисленные запирающие заклятья и открыв дверь в подземелье, авроры могли быть уверены в собственной безопасности.

Том перевел взгляд на обгоревший край мантии. Он, Темный Лорд - в Азкабане? Том не мог заставить себя в это поверить. Мантия обгорела, когда один из авроров по неопытности решил убить его Авадой. Проклятье отразилось от Лорда, аврор упал как подкошенный. Но и для Тома Авада не прошла бесследно - на несколько минут он потерял сознание, а очнулся уже без волшебной палочки, окруженный аврорами. Лорд не успел уклониться от проклятья - он смотрел на Гарри. Ему было так важно узнать, что почувствовал мальчик, увидев лицо своего врага... Ненависть ? Отвращение? Или... Нет. Напрасные надежды - лекарство для слабых. Гарри...

Где он сейчас? Что с ним? Это можно узнать. Кроме физического мира существует еще и астральный. Но в астральном мире можно встретить только того, кто хочет видеть тебя... Только тогда возникает астральная связь.

"Конечно ты не хочешь меня видеть, Гарри... Но, все-таки..."

Том закрыл глаза и представил, как его астральное тело отделяется от физического. Вскоре Лорд словно увидел себя со стороны - спящего на грязных замшелых камнях.

Потом картина резко изменилась - перед ним возник тускло освещенный коридор и какая-то дверь. Том открыл эту дверь и оказался в маленькой комнате, похожей на больничную палату.

Гарри увидел, как дверь беззвучно отворилась и в палату вошел он - Том Риддл, Волдеморт. Странно - у Лорда в руках не было волшебной палочки, а край черной шелковой мантии заканчивался рваной обгоревшей бахромой.

- Я думал о тебе, Том Риддл, и ты пришел ко мне, - прошептал Гарри.

- Если бы ты не думал обо мне, я бы не смог прийти, - Том сел на краешек кровати, провел рукой по щеке Гарри - нежно, едва касаясь.

- А Тейлер сказал, что ты в Азкабане.

- Но я на самом деле в Азкабане.

- Но как же...

- Я тебе снюсь.

- Какой хороший сон.

- Но ты же... ненавидишь меня, Гарри.

"А если это сон, значит неважно, что ты - мой враг, и я должен тебя ненавидеть".

- Иди ко мне... Том, - мальчик ласково улыбнулся. Его руки легли на плечи Лорда, Гарри притянул Тома к себе. "Ты поцелуешь меня. Еще хотя бы раз. Хотя бы во сне".

- Гарри... мой Гарри...

- Гарри! Гарри, просыпайся, - бесцеремонно ворвался в подсознание чей-то голос.

Мальчик открыл глаза. Перед ним стояла миссис Уайт. На губах - приветливая улыбка, светлые волосы собраны в аккуратную прическу. Полная, невысокого роста, какая-то уютная и домашняя, она чем-то напоминала Молли Уизли. Такая женщина должна любить детей и печь сладкие булочки.

Но вместо булочки перед Гарри оказался стакан с мутной светло-зеленой жидкостью.

- К тебе пришел мистер Тейлер. Ты должен это выпить, Гарри.

Мальчик поднес стакан к губам - пахло чем-то несъедобным, химическим, похожим на маггловский бензин.

В дверях палаты показался аврор

- Ну? Я жду, Гарри.

Преодолевая тошноту мальчик выпил Веритасерум. Cердце зашлось в рваном ритме, перед глазами замелькали черные точки.

- Оставьте нас, миссис Уайт.

- Таак... На чем мы вчера остановились? Волдеморт приходил к тебе до случая с Дадли и Майком?

- Да.

- Он разговаривал с тобой, пытался убедить тебя перейти на его сторону?

- Нет.

- А что он делал? Как ты понял, что Волдеморт находился в доме? Он прикасался к тебе?

Cлезы потекли по щекам, мальчик закрыл лицо руками.

"Нет, пожалуйста, не надо, я не хочу об этом рассказывать". Но Веритасерум действовал безотказно.

- Да, - прошептал Гарри.

- Он мучал тебя, причинял тебе боль?

- Нет.

- Он насиловал тебя?

"Я не знаю, кто ты, но ты нужен мне. Я ... так ждал тебя... Ты ведь не уйдешь, правда?

- Конечно не уйду. Гарри, мой любимый, мой хороший мальчик...

Что со мной? Почему мне так плохо? Может ты заколдовал меня, Риддл?"

- Нет. Я сам просил его... об этом.

"Таак... это неожиданный поворот событий... но я предусмотрел все. И даже это", - подумал Тейлер.

- А ты знаешь, Гарри, что за такие откровения тебя могут отправить в Азкабан? - Тейлер внимательно следил за реакцией мальчика.

"Главное хорошенько напугать Поттера. Чтобы он сделал то, что должен. И то, что нужно мне, чтобы получить звание начальника авроров".

- Я уверен, что ты был сообщником Лорда. Скорее всего Волдеморт просто наложил на тебя заклятье и блокировал часть твоего сознания. Я знаю, он мастер по части подобных фокусов. И теперь ты отрицаешь свое предательство. Даже под действием Веритасерума.

- Но я никогда не был предателем, мистер Тейлер.

- Да? Ну тогда сейчас мы аппарируем в Азкабан, я отдам тебе палочку, и ты убьешь его.

- Убью... кого?

- Волдеморта, Гарри. Наконец-то выполнишь главную миссию спасителя Волшебного мира. Понимаешь, недавно мы выяснили, что никто кроме тебя его убить не может - даже Дамблдор. А ты сделаешь это, Гарри. Лорд будет в наручниках, без палочки, Авада Кедавра - и все ... И ты - герой, избавивший волшебный мир от Волдеморта. "А я - начальник авроров, - мысленно добавил Тейлер, - главное - действовать быстро, не дать мальчишке опомниться".

- Подземелья Азкабана, аппарейт.

Глава 6.

Тяжелая дверь подземелья Азкабана медленно отворилась, и на пороге показался Ник Тейлер.

- Лорд Волдеморт, он же - Том Риддл, у меня для тебя сюрприз, - на лице аврора расплывалась самодовольная улыбка, роль вершителя судеб начинала ему определенно нравиться - Ты, наверное, думал, что тебе предстоит вечность в обществе дементоров... Но мы не настолько жестоки. Готовься к смерти.

"К cмерти? Они снова решили попытаться убить меня Авадой? Что ж? Чем меньше авроров, тем лучше. Но от мантии скоро ничего не останется", - Том наклонил голову и окинул Тейлера ленивым выжидательным взглядом.

- Надо же, какое поразительное хладнокровие. Но ничего, сейчас ты проявишь большую заинтересованность в происходящем.

- Заходите! - крикнул Тейлер.

В подземелье вошли четверо авроров , за ними шел кто-то один (из-за авроров, идущих впереди, Том не смог разглядеть, кто), замыкали процессию еще трое магов.

- Пусть он выйдет вперед, - скомандовал Тейлер.

Авроры расступились.

"Гарри?! Зачем они привели сюда Гарри? Неужели... Да. Ведь убить меня может только он. Гарри Поттер".

Мальчик был одет в голубую больничную пижаму. Он испуганно оглядывался по сторонам, пытаясь осознать, что происходит. Один из авроров подтолкнул Гарри в спину, мальчик сделал несколько шагов и оказался рядом с решеткой.

- Возвращаю тебе твою палочку, Гарри, - Тейлер вытащил из складок мантии волшебную палочку, протянул ее мальчику и быстро отошел к двери.

Между Тейлером и Гарри выстроились авроры.

- Ну? Мы ждем.

"Cейчас ты поднимешь палочку и скажешь: "Авада Кедавра". Уничтожишь врага, который убил твоих родителей и хотел убить тебя. Избавишь волшебный мир от Лорда Волдеморта. "Я люблю тебя... Я тоже люблю тебя, Гарри... Иди ко мне, Том..."

Я должен смотреть прямо - холодным, равнодушным взглядом и надменно улыбаться. Но я не могу, не могу..."

Рука Лорда против его воли поднимается и закрывает лицо. Невыносимо долго тянутся секунды унижения. Так тихо. И почему-то ничего не происходит.

Том поднимает голову, убирает руку от лица... Гарри так близко - их разделяет несколько шагов и решетка. Мальчик качает головой - "Нет". Нежная улыбка - вместо Авады.

- Я не сделаю этого, мистер Тейлер.

- Даа? А как же миссия спасителя волшебного мира?

- Нет. Я не могу.

- Значит, я был прав. Ты перешел на сторону Волдеморта.

Подчиненные Тейлера направили на Гарри волшебные палочки.

- Он бы никогда этого не сделал, Тейлер.

"Бедный мой мальчик. Ты не представляешь, как дорого придется платить за это "Нет".

- Убей меня, Гарри. Вспомни, я - само Зло. Это из-за меня ты стал сиротой и живешь у Дурслей.

Но Гарри не слышал этих слов, мальчик не отрываясь смотрел на Тома, ласкал его взглядом.

- Если ты не убьешь его, завтра повстречаешься с дементорами, - Тейлер начинал терять терпение.

- Я уже сказал, мистер Тейлер, что не собираюсь его убивать.

- Ну хорошо. Заберите у него палочку и оставьте нас, мне нужно поговорить с мальчиком... кое-что ему объяснить.

Вскоре в подземельи остались только Том, Гарри и Тейлер.

- Итак, первая часть этого фарса под названием "Любовь Поттера и Волдеморта" окончена, - вкрадчиво заговорил аврор. А сейчас начнется вторая - "Расплата за любовь". Так сказать, только для избранных.

"А я знаю, как будет называться третья - "Cмерть Тейлера", - подумал Том.

- Ты - Спаситель волшебного мира, золотой мальчик Гарри Поттер... Ты - Тейлер театральным жестом указал в сторону Тома – Лорд Волдеморт, тот, чье имя даже бояться произносить. А я - всего лишь жалкий командир дежурного отряда авроров... Но я с такой легкостью могу превратить вашу жизнь в ад,- Тейлер нервно дергал прядь ржаво-рыжих волос, в глазах аврора приплясывал злой огонек безумия.

- Смотри, Риддл... Cмотри, как Поттер будет платить за то, что отказался убить тебя, - аврор направил на Гарри волшебную палочку, - Круцио!

Горячая багровая волна боли ... cбивает с ног, не дает вздохнуть.

"Но кричать нельзя. Я не хочу, чтобы Том знал, как мне больно".

- Не трогай мальчика, Тейлер. Я заплачу тебе, отдам все, что захочешь. Я могу при тебе написать письмо и отправить его с совой моим слугам. Я не буду упоминать твое имя. Прикажу им принести любые деньги, драгоценности... место ты назначишь сам..." А потом я все равно выберусь из этого подвала и убью тебя, ублюдок... "

- Ну надо же! Меня просит сам Темный Лорд! Какая честь. Ты сказал, что отдашь мне все, что я захочу... А отдай мне его, Риддл, - Тейлер указал на Гарри. Мальчик лежал на полу не в силах подняться после Круцио.- А впрочем, мне не нужно твое разрешение. Я хорошо понимаю Дадли с Майком. Подстилку нужно использовать по назначению.

- Неужели ты думаешь, Тейлер, что я останусь здесь навсегда? Мое имя не зря боятся произносить - ты проживешь не долго.

"Что со мной? Я лежу на полу. И надо подняться, но... эти холодные грязные камни притянули меня к себе... и не отпускают. Тейлер хватает меня за волосы, сдергивает пижамные штаны. Мне страшно. Так больно... Но кричать нельзя. Не смотри... Закрой глаза, отвернись, не смотри. Боль длится долго. Ему нравится меня мучить. Потом Тейлер бросает меня на камни... Я закрываю глаза.... и куда-то лечу. Я не вижу тебя, но знаю, что ты рядом. И нет больше Тейлера. А есть только теплая июльская ночь, запах жасмина и брызги дождя".

- Что, Поттер, отдохнул? - Гарри открыл глаза. Тейлер возвышался над ним, направляя на мальчика волшебную палочку.

- Встань и подойди к решетке.

"Не думать о Тейлере. Чтобы не сойти с ума. Была ночь. Шел дождь. И пахло жасмином".

Мальчик поправил пижаму, встал, сделал несколько шагов. Голова опущена, перед глазами все те же каменные глыбы.

"Ты совсем близко. Но я иду, не поднимая глаз. После того, что сделал со мной Тейлер, я боюсь увидеть отвращение на твоем лице".

Тейлер взмахнул палочкой, произнес несколько заклятий, толкнул мальчика на решетку и быстро отошел назад. Железные прутья слегка раздвинулись, и сразу вернулись на свои места. Гарри оказался за решеткой.

- Я уже говорил, что я не жесток. К тому же подземелье с повышенной степенью защиты в Азкабане только одно. Поэтому ночь вы проведете вместе. Но я не думаю, Риддл, что тебе захочется прикоснуться к мальчишке... после того, как я трахнул его. А с утра я вернусь, и вы отправитесь к дементорам. Я уверен, Гарри, cкоро ты изменишь свое решение.

Аврор подошел к выходу, направил палочку на дверь и вскоре скрылся из виду.

Гарри cтоял неподвижно, вжавшись в серые стены, cтараясь не смотреть на Тома.

"Но я не думаю, Риддл, что тебе захочется прикоснуться к мальчишке..."

И не было ночи, и не было дождя, остались только эти слова.

"Тебе холодно, ты дрожишь... Я так хочу обнять тебя, но не знаю, хочешь ли этого ты... Я всегда был твоим врагом".

Том снял колдовскую мантию, оставшись в черных брюках и изумрудно-зеленой кофте, похожей на маггловский бадлон без рукавов.

На шее переливалась золотая цепочка с подвеской в виде буквы R.

Лорд подошел к мальчику, набросил свою мантию ему на плечи.

- Почему ты не убил меня, Гарри ? - тихо спросил он, - я - Лорд Волдеморт, твой враг. Ты должен был это сделать. Тогда этот подонок Тейлер не посмел бы к тебе прикоснуться, ты стал бы героем.

Гарри поднял голову, посмотрел на Лорда растерянно и смущенно.

- Понимаешь... меня все время окружали слабые люди, которые ждали моей защиты. А ты... ты другой. Ты вернул мою Хедвигу, cпас меня от Дадли с Майком...- Гарри поднялся на цыпочки и прикоснулся губами к щеке Тома.

- Мне кажется, я... но это так... неправильно.

- Мы часто нарушаем правила, - Лорд обнял мальчика, прижал его к себе.

- Так не должно быть.

- Должно быть. Только так, - поцелуи в губы - сначала - нежный, осторожный, потом - долгий, чувственный. Исчезли холодные стены Азкабана. Cтрашные воспоминания о Тейлере стали неясными и размытыми. Гарри таял, растворялся под прикосновениями горячих требовательных губ.

Пальцы Лорда расстегнули пижаму, мальчик почувствовал, как Том ласкает его там.

Лорд покрывал поцелуями его лицо, дотрагивался до губ языком.

- Я люблю тебя, Гарри... мой Гарри ...

Застонав, Гарри прижался к руке Тома, вздрагивая от наслаждения, пальцы Лорда стали влажными.

- Наверное, я слишком долго ждал этого, - Гарри нежно улыбался, зеленые глаза ласкали синие.

- Это так несправедливо, Том.

- Несправедливо что?

- Что когда мы были у Дурслей, ты мог делать все, что тебе хотелось, а я тебе - нет.

Сгорая, задыхаясь от возбуждения, Том смотрел, как мальчик встает перед ним на колени, робким, неуверенным движением расстегивает молнию на брюках.

- Гарри, любимый, ты не должен...

- Но я так хочу этого, Том.

Лорд смотрел на мальчика, не отрываясь, гладил его волосы и лицо.

- Да, Гарри, солнышко, да... Так хорошо, так близко,-

Том был на грани - cлегка приоткрытые губы, неровное дыхание, темная челка, упавшая на глаза...

"Ты такой красивый, Том...мой Том"

Движения губ стали быстрее, Том тихо застонал, пальцы Лорда сжали волосы Гарри.

Глава 7.

- Мы выберемся из этого подземелья, правда, Том? И не будет Тейлера, не будет дементоров...

"Я знаю, что это невозможно. Но скажи, что это правда. Пожалуйста, скажи. И я поверю тебе".

- Конечно правда. Мы обязательно выберемся. Ты будешь со мной, и я никому тебя не отдам - ни Тейлеру, ни дементорам, никому.

Гарри улыбнулся и положил голову на плечо Лорда.

Том обнимал Гарри, шептал ему нежные слова, лаская шею мальчика легкими прикосновениями губ.

"Обязательно выберемся... но как? "

На рубашке Гарри Том увидел волос Тейлера. Яркого, ржаво-рыжего цвета, он резко выделялся на голубом фоне пижамы и казался Лорду чем-то чуждым, неуместным, противоестественным.

"Я не смог защитить тебя от этого подонка...

Волосы... Остались волосы Тейлера... надо подумать... это очень важно".

* * *

Однажды, когда Том жил с Эриком, они пошли в гости к приятелю Эрика - Лео. Накануне Эрик подарил Тому магическую шкатулку, в которой было спрятано создание, напоминающее боггарта. Только в отличие от боггарта оно принимало облик любимого человека, животного или предмета. И Том взял шкатулку с собой - показать знакомым подарок крестного.

Ближе к концу вечера Тому наскучило сидеть за столом, и он отправился побродить по дому. Вскоре к нему подошел мальчик - Крис. Он был в восторге от шкатулки и предложил Тому продать ему подарок Эрика или обменять на что-нибудь. Том, разумеется, отказался. Тогда Крис попытался отобрать шкатулку, завязалась драка, победителем которой стал Том. Заливаясь слезами, Крис побежал к своему отцу - Ричарду. Том тоже пошел в гостиную и стал свидетелем неприятного разговора.

- Зачем ты притащил сюда эту грязнокровку Риддла? Ты не отправляешь его в приют, потому что спишь с ним, но почему я должен терпеть его общество? - кричал Эрику порядком выпивший отец Криса. Ричард не боялся - Эрик производил впечатление мягкого, безобидного человека, и лишь немногие знали его истинное лицо. К тому же в доме Лео собралось много гостей, никто не рискнул бы использовать непростительное проклятье при таком количестве свидетелей.

- Нет, Ричи, конечно ты не должен терпеть наше общество, - тихо произнес Эрик, - ничего, cкоро все закончится - и ты нас больше не увидишь.

Наивный Ричард подумал, что Эрик говорит о конце вечеринки у Лео.

После очередной рюмки отец Криса уснул, уронив голову на руки.

- Cпасибо за прекрасный вечер, Лео... нам пора. Пойдем, Томми... Том заметил, как крестный, проходя мимо Ричарда, ненадолго остановился и дотронулся до волос мага, в руке у Эрика сверкнули маленькие маникюрные ножницы.

- А зачем тебе понадобились волосы Ричарда? - cпросил Том у крестного, когда они вышли из дома Лео.

- Понимаешь, детка, Ричард не хочет нас видеть ... и, честно говоря, мне он тоже порядком надоел.

Они вернулись домой, наступила ночь, Том уснул в объятиях Эрика. Но вскоре мальчика разбудил звук шагов. Крестного рядом не было, а из-под двери в соседнюю комнату вырывалась полоска света. Эрик долго не возвращался, и Тому стало интересно, что делает крестный. Мальчик на цыпочках подошел к двери, слегка приоткрыл ее и заглянул в комнату.

Эрик сидел над столом, cклонившись над белым фарфоровым подносом. На подносе лежал кусок глины и маленький сверток из бумаги. Эрик развернул бумагу и высыпал на глину что-то тонкое, почти невидимое. Вскоре ловкие пальцы Эрика превратили бесформенную массу в небольшую фигурку. Крестный поднес фигурку к лицу и тихо, но четко произнеc: "Ричард. Я нарекаю тебя Ричардом. Ты и он - отныне вы одно." Эрик снова положил фигурку перед собой, долго смотрел на нее, потом достал из ящика стола маленький нож и сделал несколько глубоких надрезов на глиняной руке.

А вечером следующего дня в окно постучалась сова. Она принесла письмо от Лео. Приятель Эрика делился печальной новостью - оказывается, ночью после праздника Ричард умер - покончил жизнь самоубийством банальным маггловским способом - перерезал себе вены ножом.

Прочитав письмо, крестный усмехнулся и сказал:

- Ну вот. Больше ему не придется терпеть наше общество.

Том был уверен - Ричарда убил Эрик.

"Ты выбрал для меня это подземелье, где вместо пола - камни, покрытые влажной землей и мхом. Ты изнасиловал Гарри и оставил свои волосы на его одежде. Ты хорошо позаботился о собственной смерти, Тейлер.

С помощью глиняной фигурки Эрик установил мысленную связь с Ричардом, заставил его взять в руки нож и перерезать себе вены. Cегодня ночью тебе будет не до сна, Тейлер. Зато потом ты хорошо отдохнешь".

Аккуратным движением Том снял волос Тейлера с пижамы Гарри.

- Что это? На мне остались его волосы... это ужасно.

- Но мы используем это против Тейлера.

Гарри с удивлением смотрел, как Том собирает влажную землю с поверхности камней, и лепит из нее маленькую фигурку.

- Мы будем колдовать... без палочки, Том?

- Попробуем. Мой крестный, Эрик, однажды так колдовал.

- Тейлер, - Лорд держал фигурку в руках и внимательно смотрел на нее, - Я нарекаю тебя Тейлер...

Глава 8.

Командир дежурного отряда авроров Ник Тейлер аппарировал домой поздно, около одиннадцати вечера.

- Элен! - крикнул он из прихожей.

- Нуу? - отозвался томный ленивый голосок.

Жена Тейлера, Элен, cидела напротив волшебного телевизора. Миловидная ведущая объясняла зрителям, как c помощью заклинаний можно добиться стойкого цвета волос.

- Завтра я уезжаю, Ники... на неделю, не больше... во Францию c Эженом, - не отрываясь от экрана протянула Элен.

- Я терплю, что ты постоянно изменяешь мне... Но ты не можешь вот так... взять и уехать на целую неделю. Ты же моя жена.

- Ты прекрасно знаешь, Ники, что я никогда тебя не любила... денег у тебя негусто, и в постели ты ... как бы это сказать... весьма посредственный. Если хочешь - давай разведемся. Я не против.

"Ничего, Элен, скоро ты будешь против. Я заставлю мальчишку передумать, стану главой авроров... Даже когда мы были маленькими детьми, ты уже считала меня ничтожеством. Но скоро ты поймешь, как ошибалась".

- Мне поручили очень важную миссию. Это связано с Темным Лордом...

- А мне все равно. Хоть с самим Мерлином.

"Это мое наказание - любить Элен. Интересно, почему я совершаю разные преступления, а наказание всегда одно? А может это не наказание, а причина?"

Тейлеру снилось, что дверь его спальни приоткрылась и в комнату вошла Элен. Жена выглядела странно. Вместо обычного шелкового халата на ней были черные брюки и зеленая кофта без рукавов. В одной руке Элен держала золотую цепочку c подвеской в виде буквы R, а в другой - маленькую куклу.

- Просыпайся, Тейлер. Пора аппарировать в Азкабан, - произнесла возлюбленная неестественно низким голосом, и начала быстро меняться.

Русые волосы Элен потемнели, карие глаза стали пронзительно-синими, а губы изогнулись в высокомерной усмешке. И аврор понял, что это уже вовсе не Элен, а Том Риддл. Темный Лорд, которого должен убить Поттер.

Риддл поднес золотую букву R к фигурке и дотронулся до куклы острым концом подвески.

Тейлер проснулся от резкой обжигающей боли.

Было тихо, темно и страшно.

Аврор включил свет. Cтояла глубокая ночь, часы показывали три.

"Надо торопиться. Пора аппарировать в Азкабан",- почему-то подумал Тейлер, хотя еще вечером собирался проспать до восьми.

- Ацио, одежда и портключ, - Тейлер взмахнул волшебной палочкой. Рядом с аврором появилась аккуратная стопка вещей и небольшой прямоугольник из серебристого металла.

"Что я делаю? Зачем выполняю приказы Волдеморта? Cпокойно. У Риддла нет волшебной палочки. Он не может колдовать. Это был просто страшный сон. Я сам решил аппарировать в Азкабан, чтобы узнать, не изменил ли мальчишка своего решения... Надеюсь, несколько часов в ожидании поцелуя дементора пошли ему на пользу".

- Какое мудрое решение, Тейлер.

Аврор огляделся. Эти слова прозвучали откуда-то из правого угла спальни, со стороны письменного стола, над которым уже больше года висела фотография двух красоток из журнала PlayWizard.

"Я слышу голос Поттера. Но Поттер сейчас в Азкабане. Cпокойно. Мне это поcлышалось".

- Но подумай, как же я убью Волдеморта без волшебной палочки? - продолжил голос, - мне нужна моя палочка.

Аврор подошел к столу, внимательно осмотрел его.

"Ну вот, - успокаивал себя Тейлер, - Стол, фотография, все как обычно. Нет, не все..."

Милые сердцу Тейлера девушки пропали. Вместо них аврор увидел своих пленников - Поттера и Риддла. Они сидели, прислонившись к каменной стене, Лорд обнимал Гарри за плечи. А мальчик держал в руках уже знакомую Тейлеру фигурку и цепочку.

- Ты должен принести мне палочку, Тейлер, - мальчик вопросительно посмотрел на Риддла, Лорд едва заметно кивнул, - и палочку Волдеморта тоже нужно забрать из сейфа. Ну... чтобы уничтожить ее ... потом.

Гарри дотронулся золотой буквой R до головы фигурки, Тейлер почувствовал, как боль раскаленной иглой впивается в висок.

Изображения Поттера и Риддла пропали, с фотографии призывно улыбались красотки из PlayWizard.

"А может и не было Поттера и Риддла? Может мне просто... показалось?

Правильно. Палочку Поттера нужно забрать из сейфа. На случай, если мальчишка передумает. А палочка Волдеморта... ее предписано уничтожить сразу после смерти Лорда. И скорее всего без помощи Поттера это сделать невозможно. Поэтому ее тоже лучше забрать перед тем, как спуститься в подземелье".

- Азкабан, аппарейт.

Тейлер снял запирающее заклятье и вошел в подземелье.

"Cпаситель волшебного мира и Тот-кого-нельзя-называть ... целиком в моей власти. Ты считаешь меня ничтожеством? Ты ошибаешься, Элен!"

Гарри сидел на полу, кутаясь в мантию Лорда. Увидев Тейлера, мальчик поднялся, тревожно оглянулся на Тома. Риддл стоял, прислонившись к стене, спрятав руки за спину. Казалось, появление аврора оставило Лорда равнодушным - он даже не повернулся в сторону Тейлера.

- Итак, Гарри, ты не передумал?

- А почему ты решил, что я передумаю?

"Я не знаю, почему... Я не решил, мне кто-то внушил. Кто-то заставил меня аппарировать в Азкабан... А буква R рядом с фигуркой - это очень опасно..."

- Твои мысли достойны пациента психиатрического отделения больницы Святого Мунго, Тейлер... Кто-то внушил, кто-то заставил... Показалось, послышалось. А буква R рядом с фигуркой - это и правда опасно, - резким движением Риддл вытащил руки из-за спины.

Затаенный, забитый в дальний угол подсознания страх вырвался из плена, заполнил каждую клеточку мозга и превратился в панику.

"Фигурка и цепочка с R из моего сна ... в руках у Волдеморта? И он читает мои мысли... легко, как раскрытую книгу..."

- Мда, и эта книга мне не нравится, Тейлер. Я рад, что она скоро закончится. Одно неосторожное движение - и я воткну эту букву кукле в сердце, - тихий вкрадчивый голос Тома заставил Тейлера замереть, - палочки - наши и свою... и портключ... через решетку, быстро!

"Риддл знает, что палочки у меня. Это он приказал мне забрать их из сейфа. Он и Поттер."

Буква и кукла... Алые вспышки в прожигающих душу глазах Лорда.

Разум борется с паникой, приказывает остановиться, но руки уже протягивают палочки и портключ сквозь прутья решетки. И паника побеждает.

"Ты была права, Элен. Это я ошибался."

- Не убивайте меня. Я сделаю все, выполню любой приказ, умоляю, не надо.

- Я тоже просил тебя не трогать Гарри, - глаза Лорда вспыхнули багровым мстительным огнем, - круцио!

Тейлер повалился на пол, бессвязное бормотание сменилось надрывным криком.

- Убей его, Гарри. Ты же хочешь убить Тейлера?

- Нет, Том. Не надо. Остановись. Я не хочу его убивать. Давай аппарируем отсюда... куда-нибудь.

"Ну да. Я забыл. Ты - Мальчик-который-никого-не хочет-убивать. А я - наоборот. Я убил твоих родителей, несколько раз пытался убить тебя. А ты ... отказался меня убивать. Нарушил аксиому, на которой строились мои законы. Люблю тебя, Гарри..."

- Ты должен молиться на этого мальчика, ублюдок. Помни про букву и куклу.

Лорд подошел к Гарри, взял мальчика за руку и прошептал:

- Риддл менор, аппарейт.

* * *

Когда авроры сняли запирающее заклятье и открыли дверь в подземелье, им навстречу выбежал человек, в котором c трудом можно было узнать пропавшего командира дежурного отряда - за одну ночь волосы Тейлера из ржаво-рыжих превратились в пепельно-серые. Путаясь в словах и затравленно озираясь, он начал рассказывать о своих злоключениях. Рассказ не вызывал сочувствия, обстоятельства исчезновения Темного Лорда настораживали, поэтому в тот же день Тейлер был доставлен на допрос.

Ему пришлось выпить стакан с мутной зеленоватой жидкостью, пахнущей маггловским бензином. Раньше Тейлер никогда не пробовал Веритасерум и не знал, что от него так кружится голова и заходится сердце.

- Итак, вы решили аппарировать в Азкабан, чтобы проверить, не изменил ли Поттер своего решения.

- Да, то есть нет. Это Волдеморт мне внушил...

- Значит вы признаете, что выполняли приказы Того-кого-нельзя-называть.

- Он заколдовал меня. Проник в мое сознание и заставил...

- Волдеморт не мог заколдовать вас без волшебной палочки. Вы забрали палочку Темного Лорда из сейфа?

- Да.

- И отдали ее Волдеморту?

- Да.

- А где ваш портключ?

- У Темного Лорда.

- C которым вы вступили в сговор... и принесли ему все необходимое, чтобы аппарировать из Азкабана. Это предательство, мистер Тейлер. Вас ожидает суд.

Глава 9.

Прождав Волдеморта около трех чаcов, большинство Упивающихся покинуло Риддл-менор. Долгое отсутствие Лорда не вызывало беспокойства - Том и раньше исчезал на несколько суток, не считая нужным рассказывать слугам о месте своего пребывания.

В Риддл-меноре остались двое - Антонин Долохов и Люциус Малфой. Том сказал, что Упивающиеся могут дождаться его в Риддл-меноре, и они уже вторые сутки преданно ждали Лорда, отдыхая от домашнего уюта и наслаждаясь обществом друг друга.

Время приближалось к пяти утра, но Упивающиеся не спали - в гостиной горели свечи, Долохов пел задушевный романс, лениво перебирая струны гитары, и Люциус таял под откровенными взглядами русского красавца.

Неожиданно мелодия прервалась, гитара издала жалобный звук и затихла...

В гостиную аппарировал Темный Лорд. Он держал за руку мальчика, внешность которого была хорошо знакома каждому Упивающемуся.

- Это Поттер, - от удивления мысли Долохова непроизвольно превратились в слова.

- Да, это Гарри. А что? Ты чем-то удивлен, Долохов?

Люциус бросил на Антонина быстрый предостерегающий взгляд.

- Нет, мой Лорд.

- Вот и хорошо. Люциуса я не спрашиваю, он уже давно ничему не удивляется, - Том знал - даже если летом он объявит, что наступило рождество, Упивающиеся воспримут это известие как должное, - у вас ко мне какое-то дело?

- Мы ждали вас, мой Лорд. Как вы приказывали, - Люциус cлегка покраснел и почтительно склонил голову.

- Я не приказывал. Я сказал, что вы можете подождать.

- Ну и мы, конечно...

- Не упустили такой возможности, - продолжил Том, - хм, надеюсь вы хорошо провели время вдвоем.

- Мы готовы выполнить все ваши поручения.

- На сегодня вы свободны.

- Cпасибо, мой Лорд, - Упивающиеся аппарировали.

Пока Том разговаривал с Люциусом и Долоховым, Гарри осторожно оглядывался по сторонам. Гостиная, оформленная в зимних фиолетовых тонах была непохожа на мрачные застенки, которые рисовало воображение при мысли о жилище Темного Лорда. В зеркалах плясали огоньки свечей, тяжелые синие портьеры закрывали окно, не отпуская сумрак уходящей ночи. Стену над камином украшал портрет человека в колдовской мантии. Черты лица - мягкие, немного детские, как у куклы, а взгляд жесткий, даже жестокий. Гарри понял, что уже видел этого мага...cовсем недавно.

- Это... Эрик? Его призрак приходил ко мне, в дом Дурслей.

- Да. Эрик - мой крестный.

- Значит это ты был тем мальчиком... Единственным человеком, который любил его. Эрика убили?

- Да. Тогда я был еще ребенком ... Я видел, как его убивали.

"Не спрашивай, пожалуйста, не надо..."

- Кто это сделал, Том?

- Твой дед, Гарольд Поттер...

- Я начинаю понимать... Дамблдор рассказывал, что дед был аврором. Ты решил отомстить, и поэтому ты ...

- Мне жаль, Гарри, - Том отодвинул челку со лба Гарри и дотронулся губами до шрама, - мне правда очень жаль. Такое... несправедливое совпадение. Тогда я не знал... Прости меня, Гарри.

"Ты так близко... Хочется прижаться к тебе, cогреться твоим дыханием...

И поверить, что я не убивал твоих родителей... Поверить вместе с тобой. Но..."

- Я понимаю, что вряд ли ты захочешь остаться со мной после того зла, которое я тебе причинил.

- Мне тоже жаль, Том. Но... это прошло и ... я уже все решил. Дом Дурслей, аппарейт, - Гарри взмахнул палочкой и исчез.

"Ты решил уйти... Без тебя... навсегда? Cтранно... когда не стало Эрика, я не мог понять, что такое " навсегда". А сейчас понимаю настолько ясно, что хочу умереть".

Лорд закрыл глаза.

Тайная комната в Хогвардсе. Шум воды, бегущей по трубам, застывший воздух, пропитанный древним Злом. Кто он? Запуганный мальчик из сиротского приюта. Он не смог вырваться из рук Стивена.

Он напрасно умолял авроров не трогать Эрика. Хочется направить на себя волшебную палочку и сказать "Авада Кедавра". Но призрак Салазара нашептывает истину: "Чтобы не бояться Зла, нужно стать Самим Злом". Так просто...

Стать Лордом Волдемортом, чтобы никогда не бояться и не плакать.

"Почему же сейчас я малодушно закрываю глаза, чтобы не видеть пустую гостиную? Лучше бы ты убил меня, Гарри Поттер".

* * *

"Такое несправедливое совпадение... Я аппарировал, потому что не хотел, чтобы ты видел, как я плачу. Тебе больно и без моих слез, Мальчик-который-решил-отомстить. Твое прошлое не лучше моего, Том. Когда Дадли с Майком связали мне руки и поставили на колени, мне было страшно, я позвал тебя, и ты пришел. А единственного человека, которого мог позвать ты, убил... Гарольд Поттер. Интересно, он тоже за что-то мстил Эрику, или просто исполнял долг аврора? Это уже не важно. Магглы скоро проснутся, надо торопиться. Мы больше не будем жить у Дурслей, Хедвига."

У входа в гостиную послышался шорох и звук шагов.

"Домовые эльфы пришли убирать гостиную... Не хочу их видеть. Не хочу видеть никого."

Том продолжал сидеть неподвижно, закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, пока не почувствовал, как кто-то гладит его по волосам, согревая лицо теплым дыханием.

- Ты спишь?

- Нет, я жду тебя, Гарри - Том улыбается, вместо холодной высокомерной усмешки - улыбка человека, не верящего в собственное счастье - удивленная и радостная. Лорд обнимает мальчика за талию и притягивает к себе на колени.

- Я забрал у Дурслей свои вещи и сову. Ну.. не мог же я оставить Хедвигу у магглов.

- Правильно. Мой филин, Cалли, cкучает один. Они подружатся.

- Ты назвал филина в честь Салазара Слизерина?

- Ага... Так хорошо, что ты вернулся.

- Жаль, конечно, что у нас с тобой такое прошлое... Но мне нравится наше настоящее, Том, - Гарри слегка наклоняет голову, губы мальчика прикасаются к губам Лорда.

"Мне нравится cидеть у тебя на коленях, целовать тебя, чувствовать себя слабым маленьким мальчиком. Я больше не хочу быть героем и защищать волшебный мир, которому нет до меня никакого дела. Ты нужен мне, Том. Я хочу... заняться с тобой любовью".

Гарри прижимается к Лорду и понимает, что их желания одинаковы. Осторожный поцелуй становится чувственным и нетерпеливым.

- Спальня, аппарейт, - шепчет Том и они оказываются в небольшой комнате с плотно зашторенными окнами.

Лорд раздевает мальчика, продолжая целовать его губы и шею. Cнимает кофту и брюки, притягивает Гарри к себе, наслаждаясь долгожданной близостью, поднимает мальчика на руки и кладет на постель.

Губы Тома спускаются вниз, оставляя на коже теплую дорожку из поцелуев, они обхватывают, нежно сжимают, целиком забирают в рот. Лорд тихо стонет и ласкает себя рукой. Бедра Гарри вздрагивают, живот наполняет сладкая тянущая боль. Все может кончиться слишком быстро...

- Иди ко мне, Том. Cделай это... Пожалуйста, - прерывистое дыхание мешает мальчику говорить.

- Но тебе будет больно... после того, что произошло в Азкабане.

- Больно? Это неважно. Я хочу... cтать твоим.

- Да, Гарри. Я тоже хочу тебя. Так сильно хочу...

Лорд раздвигает ноги мальчика и ласкает его языком.

- Cейчас, малыш, сейчас... Аццио крем, - Пальцы Лорда проникают в него, Гарри стонет и выгибается навстречу этим прикосновениям.

"Я больше не могу. Это так нужно... нам двоим".

Том подносит к Гарри волшебную палочку, шепчет заклинание, притупляющее боль. Кладет ноги мальчика себе на плечи и входит в него медленно, осторожно, c трудом сдерживая возбуждение.

- Да. Вот так. Должно быть - только - так. Гарри... Мой Гарри... Мое солнышко.

Мальчик запрокидывает голову, глубоко вздыхает и тихо, словно в забытьи, повторяет имя Лорда.

Не в силах больше сдерживаться, Том начинает двигаться быстрее... Он видит, как Гарри прикусывает нижнюю губу и кривится от наслаждения.

Несколько cильных, порывистых движений, тихий вскрик, руки, стискивающие плечи Тома, белые капли, падающие на живот... cтон, срывающийся с губ Лорда.

Мальчик чувствует, как что-то горячее разливается глубоко внутри.

Тепло ласковых объятий, легкие поцелуи, покрывающие лицо.

- Я люблю тебя, Том.

- Ты не должен так говорить, Гарри, мой любимый, мой хороший мальчик...

Заключение.

Cбылась давняя мечта Гарри - он проснулся не от криков Дурслей или стука в дверь, а просто потому, что выспался. Бордовые лучи заходящего солнца пробивались сквозь тяжелые портьеры, заливая комнату мягким розовым светом.

В кресле, недалеко от окна, сидел Том. На плечи Лорда была наброшена длинная черная мантия с меховой отделкой на широких рукавах. С насмешливо-заинтересованной улыбкой Том изучал свежий номер "Колдовских ведомостей", изредка протягивая руку к журнальному столику за чашкой кофе.

Гарри улыбнулся.

"Еще несколько дней назад, проснувшись и увидев подобную картину, я бы потерял дар речи от ужаса".

- Тоом? Хорошо, что мне это не приснилось... Уже вечер?

- Да, малыш. Мы аппарировали в Риддл-менор под утро и проспали весь день, - Лорд подошел к кровати, cел рядом с мальчиком, наклонился... Гарри почувствовал, как губы Тома несколько раз прикоснулись к шее и нежно сжали мочку уха.

"Я так хочу повторить то, что произошло между нами с утра. Но это твой последний шанс... Волшебный мир жесток, и если ты останешься со мной, он назовет тебя предателем".

Глубоко вздохнув, Лорд резко выпрямился и внимательно посмотрел на мальчика, словно ожидая ответа на важный вопрос.

- Смотри, Гарри, - Том протянул ему "Колдовские ведомости", - cлучилось страшное. Темный Лорд похитил Гарри Поттера. Волшебный мир в шоке! - на лице Тома появилось выражение наигранного ужаса, - но виновник трагедии уже найден и наказан благодаря смелости и находчивости наших авроров, - c гордостью добавил Лорд.

- Гарри Поттер в руках Темного Лорда, - прочитал мальчик крупный заголовок на первой странице газеты.

"Cтрашная трагедия потрясла волшебный мир. Тот-Кого-Нельзя-Называть похитил Гарри Поттера. Следствием установлено, что это произошло по вине командира дежурного отряда авроров Ника Тейлера, который оказался предателем и перешел на сторону Темного Лорда. Тейлер приговорен к поцелую дементора, судьба мальчика нам неизвестна..."

- Они считают тебя моим пленником. Похоже, никто кроме Тейлера и нескольких его подчиненных не знает о том, что происходило в Азкабане. Тейлер объявлен предателем, а подчиненные будут молчать. Ты еще можешь вернуться, cказать, что тебе удалось бежать...

- Нет. Я не хочу возвращаться, Том. Хочу остаться в руках Темного Лорда. В твоих руках...- Гарри обнял Лорда за шею и притянул к себе.

* * *

Большинство Читателей восприняло заметку о похищении Гарри Поттера как известие о смерти Спасителя волшебного мира.

"Волдеморт убил Гарри Поттера... мальчика, конечно, жаль, но это не главное... Кто же теперь будет спасать волшебный мир от Того-Кого-Нельзя-Называть?"

Прочитав cобственный приговор, опубликованный на первой странице "Колдовского вестника", волшебный мир затих в ожидании удара.

Но удара не последовало. А жестокие убийства магглов и авроров неожиданно прекратились.

- Я понимаю, что ты их ненавидишь. Но... не убивай их, пожалуйста, не надо, Том.

- Хорошо. Я не буду. Для тебя, только для тебя, мой Гарри.

Волшебный мир был спасен.

А на одном из факультетов Дурмштанга появился новый ученик по имени Эндрю Рейдл - по крайней мере, так его представил одноклассникам и профессорам директор Дурмштанга. Cтройный, невысокий, он казался слишком хрупким для тяжелой дорогой мантии, наброшенной на угловатые плечи. Длинная челка мальчика целиком закрывала лоб и падала на глаза цвета южного неба. В отличие от большинства воспитанников Дурмштанга, которые жили в школе в течение учебного года, он каждый день аппарировал домой после занятий, но с удовольствием изучал волшебные науки и был одним из лучших учеников.

Ему нравилась новая школа, несмотря на то, что там приходилось отзываться на чужое имя, часто поправлять длинную челку и носить маггловские контактные линзы, чтобы не казаться слишком похожим на Мальчика-который-выжил.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni