Гидротерапия
(Water Therapy)


АВТОР: MusIgneus
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Мерри
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Ремус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Физиотерапия оказывается неожиданно приятной. Фик из серии "Dreams & Nightmares".

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: АУ по отношению к шестой книге.

Все фики серии "Dreams & Nightmares":
"Короткое мгновенье"
"Ночной кошмар"
"Лекарство от сновидений"
"По кривой дорожке"
"Покачнувшийся мир"
"Гидротерапия"
"Тихий вечер"
"Жизненный опыт"
"Все хорошее..."



ОТКАЗ: Все герои принадлежат JKR и компании Warner Bros.




Северус Снейп, мрачный как туча, стремительно шел по коридору. Студенты, завидев своего профессора зельеварения в таком настроении, спешили убраться у него из-под ног, но он был слишком зол, чтобы наслаждаться их реакцией. Да что же это такое, в самом деле! А все эта Поппи Помфри... Помфри и Альбус, который отказывался допускать его до занятий, пока он не согласился с ее дурацкой идеей...

Закончив подъем, зельевар остановился и тяжело перевел дух. Можно позволить себе подобное, пока студентов нет поблизости. Ну что с того, что он еще достаточно легко утомляется? Он полностью пришел в себя и прекрасно себя чувствует. Все повреждения, нанесенные Темным Лордом, зажили. И уж конечно, не нужна ему никакая гидротерапия. Северус злобно усмехнулся, припомнив тираду Помфри:

– Северус, плаванье поможет тебе восстановиться лучше любой другой лечебной гимнастики. За время болезни ты потерял серьезную долю мышечной массы...

За время болезни, ха! Основную долю мышечной массы он потерял оттого, что Волдеморт просто срывал мышцы с его костей, волоконце за волоконцем, слушая, как он вопит от боли.

– Просто подойди к Выручай-комнате, думая о замечательном теплом бассейне...

Северус нетвердыми шагами прошел мимо украшавшего стену дурацкого гобелена. Трудно винить троллей – он и сам бы с удовольствием отлупил Барнаби Бестолкового. Хотя отлупить Помфри за то, что она сотворила, ему хотелось намного больше.

– Нет ничего лучше плаванья – по полчаса в день. Отличная тренировка и великолепно снимает стресс.

Если бы он мог убить Волдеморта – это, может, и помогло бы снять стресс. Или столкнуть Поппи Помфри и Альбуса Дамблдора в замечательный теплый бассейн. Хотя... что бы уж точно снять стресс, стоит столкнуть их в бассейн с ледяной водой. А плавать – пф-ф! Это же... унизительно. Северус резко развернулся и вновь прошел мимо болванов-троллей, припоминая теперь слова Альбуса:

– Я согласен с Поппи, Северус. Все, что тебе сейчас необходимо, – это прийти в себя и успокоиться. Ну и лечебная гимнастика, разумеется.

Вот сам бы и плавал, раз уж это настолько замечательно. Северус дошел до конца коридора и вновь развернулся.

– Ремус тоже плавал, когда выздоравливал. Он говорит, что это очень приятно.

На этот раз в стене появилась дверь. Вот черт! Он-то надеялся, что Выручай-комната просто не появится и неприятной процедуры удастся избежать.

– Ступай, Северус. Или ты предпочтешь купаться в озере?

Ну, с Альбуса станется – директор вполне может столкнуть Северуса в озеро перед половиной студентов и всеми преподавателями. И ведь не посмотрит, что сейчас зима, если только зельевар не выполнит требование Помфри.

Смирившись с неизбежным, Северус рывком открыл дверь и шагнул внутрь. Может, с Помфри и Альбуса хватит, если он просто... Зельевар остановился на пороге и огляделся. А вот и бассейн.

Тяжелая дверь с грохотом захлопнулась позади него, наподдав ему в спину, так, что он кубарем влетел в комнату, но Северус даже не заметил этого. Все его внимание было сосредоточено на обнаженном мужчине, плещущемся в бассейне. Ну, не совсем обнаженном – плавки-то на Ремусе были. Очень... откровенные плавки, выставляющие напоказ большую часть тела.

Капельки воды, взмывающие в воздух от движений оборотня, легко рассекающего водную гладь, искрились в лучах послеполуденного солнца, проникающих в комнату через маленькие окошки под потолком. Северус не мог отвести глаз, завороженный игрой мышц под кожей Ремуса, когда тот доплыл до конца бассейна и ловко перевернулся под водой, собираясь плыть в обратную сторону.

Северус пошарил у себя за спиной, пытаясь нащупать дверь. Пальцы уже сомкнулись на ручке, когда Ремус неожиданно заметил его и, повернувшись, подплыл к тому бортику, на котором стоял зельевар.

Высунувшись из воды и отряхнувшись, он облокотился на бортик и посмотрел на Северуса:

– Ты меня искал, Северус?

Северус, загипнотизированный видом капель, срывающихся с волос Ремуса и медленно ползущих по груди, смог лишь пробормотать в ответ: – Нет. Помфри... то есть я... – потом, заставив себя, наконец, взглянуть оборотню в лицо, ответил более связно: – Помфри считает, что мне нужно заняться плаваньем. Вот Альбус и заставил меня.

Ремус чуть улыбнулся в ответ.

– Ясно. Тогда присоединяйся. Я вовсе не возражаю против компании.

Он отвернулся и уже снял руку с бортика, готовый вернуться на дорожку, но остановился, услышав Северусово:

– Нет, я... я лучше попозже приду.

Пробормотав это, зельевар развернулся, распахнул дверь, шагнул за порог... и обернулся на негромкий оклик Ремуса. Удивление, мелькнувшее на лице оборотня, исчезло, сменившись непроницаемо-вежливым выражением: – Не стоит. Я все равно собирался уходить. Бассейн в твоем полном распоряжении, – с этими словами Ремус выбрался наверх и принялся растираться быстрыми скупыми движениями.

Северус, выпустив мгновенно захлопнувшуюся дверь из рук, залюбовался открывающимся зрелищем: как прилипшие к груди, потемневшие от воды русые волосы Ремуса, светлеют и начинают виться после прикосновения полотенца. Северус пришел в себя лишь после того, как Ремус потянулся за своей одеждой. До него вдруг дошло, отчего тот уходит. Они впервые остались наедине, с того самого раза, как Ремус приходил к нему в Сент-Мунго. Нет, они, конечно, виделись – читали, играли в шахматы, спорили о квиддиче, обсуждали книги, студентов и действия Волдеморта – пока Северус лежал в больничном крыле, но заниматься всем этим приходилось под бдительным оком Помфри. Наблюдать каждое утро за тем, как Ремус ест пончики, слизывая с пальцев сахарную пудру, было истинной пыткой. Единственное, чего они не делали – это не говорили о себе. Об их... отношениях, чем бы эти отношения ни были. И теперь Ремус мог решить, что Северус вовсе не заинтересован в их продолжении.

– Люпин, это не... просто я...

Черт! Похоже, вид обнаженного Ремуса полностью лишил его способности связно выражать свои мысли.

– Все в порядке, Северус, – ровным, невыразительным голосом ответил Ремус. – Я все прекрасно понимаю.

– Я не умею плавать, – выпалил Северус и напрягся, готовясь услышать неминуемую насмешку.

– Что?

– Я не умею плавать, – сердито буркнул зельевар. «И вовсе не желаю делать из себя идиота, бултыхаясь перед тобой».

Ремус положил рубашку назад и сказал: – Я могу тебя научить. Если хочешь, конечно, – прибавил он чуть неуверенно.

Северус поднял глаза от пола и с подозрением спросил:

– Правда?

– Правда. Может, тебе даже понравится, – ответил Ремус.

– Ты хуже Альбуса, Люпин, – нахмурился зельевар. – Если ты посмеешь хоть слово сказать о снятии стресса...

Ремус расхохотался в ответ и заметно расслабился. «Возможно, – подумал Северус, – и стоит выставить себя идиотом в этом долбаном бассейне... только чтобы увидеть, как напряжение покидает сведенные плечи Ремуса». Нет, лучше сейчас не думать о его плечах, о том, какими теплыми и надежными ощущаются они под руками – сейчас, когда на Ремусе нет никакой одежды, кроме этих мало что прикрывающих плавок, оставляющих на всеобщее обозрение выступающие бедра, на которые так удобно ложатся его собственные ладони... Нет, о бедрах Ремуса тоже думать не стоит. Северус внезапно понял, на что глазеет, и заставил себя снова взглянуть Ремусу в лицо.

На лице Люпина было написано легкое веселье, но он лишь сказал:

– А ты плавки принес, Северус? Если нет, то тут есть запасные.

Северус неловко кивнул и неохотно подошел к груде одежды, на которую указал Ремус. К его немалому облегчению, там нашлись и более консервативные плавки. Он выбрал черные, и тут до него дошло, что ему придется раздеваться на глазах у своего собеседника.

– Я, пожалуй, еще поплаваю, пока ты переодеваешься, – заметил Ремус. – А то так сидеть прохладно.

Северус, дождавшись, пока Ремус доплывет до противоположного края бассейна, торопливо разделся и натянул плавки. Ну до чего ж неприятное чувство. Необъяснимый интерес Ремуса уж точно пропадет в ту же секунду, стоит лишь тому повнимательней разглядеть его нагое тело при свете дня – с этими тощими конечностями и бледной кожей, испещренной розовыми пятнами в местах, где целителям из Сент-Мунго пришлось ее восстанавливать. Может, под водой это будет не так заметно...

Но все волнения по поводу того, как он выглядит, исчезли, стоило лишь ему окунуть ногу в воду. Он сразу отдернул ее, воскликнув:

– Бр-р, холодная!

Ремус только мягко рассмеялся.

– Это только поначалу, Северус. Как только ты окажешься в бассейне и начнешь двигаться, то поймешь, что это совсем не страшно. А плавать лучше в прохладной воде – меньше устаешь, – добавил он, делая вид, что не замечает недоверия, написанного на лице зельевара аршинными буквами. – Спустись отсюда. Здесь мельче – ты сможешь встать.

Северус неохотно поплелся к тому концу бассейна, где был Ремус, и соскользнул в воду, от всей души проклиная Альбуса, Помфри и целителя, подавшего ей эту идею.

– Отлично, – заметил Ремус. – а что ты вообще знаешь о плаванье?

«Кроме того, что все это умеют, а я нет, и не хочу учиться этому?» – подумал зельевар, но вслух сказал лишь: – Ничего.

Его трясло, несмотря на то, что он обхватил себя руками, пытаясь унять дрожь.

Ремус подошел поближе.

– Отлично. Перво-наперво нужно, чтобы ты уютно чувствовал себя в воде.

Северус фыркнул.

– Гораздо уютнее, – улыбнулся Ремус. – Почему бы тебе не попробовать полежать на воде? Сразу у тебя не получится, слишком уж ты изможден, но можно попытаться. Я тебя поддержу, – он ласково пробежался рукой по напряженной, дрожащей мелкой дрожью спине зельевара. – Северус?

– Что? – огрызнулся тот.

– Ничего, – вздохнул Ремус. – Просто откинься назад – мне на руки. И постарайся оторвать ноги от дна.

Поколебавшись, Северус заставил себя сделать то, что ему было сказано. Но едва лишь его ноги потеряли опору, как он изогнулся и отчаянно забился, изо всех сил пытаясь снова упереться ногами и мертвой хваткой уцепившись за предплечье Ремуса.

Ремус слегка опешил, но руки не отнял. Северус знал, что взгляд у него сейчас совершенно дикий; покраснев, он постарался чуть расслабить судорожную хватку – ведь Ремус заметит, насколько он перепуган.

Но Ремус, даже если и заметил это, вида не подал. Вместо этого он спокойно произнес: – Давай попробуем по-другому. Я сейчас подниму тебя и помогу удержаться на поверхности. Доверься мне, Северус, – с этими словами он обхватил зельевара одной рукой за плечи, второй под коленями и, не дожидаясь ответа, поднял.

Вначале Северус напрягался изо всех сил, дергаясь всякий раз, когда вода плескалась слишком близко у лица, но руки Ремуса были такими теплыми и надежными. Заметив, что Ремус не сводит с него глаз, чувствуя, как грудь оборотня прижимается к его боку при каждом ровном вдохе, Северус немного расслабился. Честно говоря, это не было так уж неприятно, даже наоборот – когда каждая волна легонько встряхивает его на руках Ремуса... Мерное биение воды о дальний край бассейна успокаивал. Северус уже полностью расслабился, когда Ремус вдруг заговорил:

– Попробуем еще что-нибудь, Северус?

Северуса вновь охватил иррациональный страх. Напрягшись и не отводя глаз от лица Ремуса, он взмолился: – Только не отпускай меня!

Ремус моргнул и успокаивающе ответил: – Ну что ты, конечно не буду. Я просто хотел, чтобы ты взялся за мои плечи. Я повожу тебя по бассейну, так, чтобы ты почувствовал каково это – двигаться в воде. Только и всего.

Северус опять покраснел – ну что за дурацкое положение! – но позволил Ремусу поставить его на ноги. Ухватившись за плечи оборотня, он спросил: – Что ты от меня хочешь? – стараясь не думать, как легко было бы наклониться и прижаться губами к ямочке между ключицами Ремуса, слизать стекающие капельки воды...

На лице Ремуса заиграла плутовская улыбка:

– Много чего. Но прямо сейчас я хочу, чтобы ты взялся за мои плечи. Я придержу тебя за руки. Ты только ноги от дна оторви.

Северус сначала смущался от того, что его катают по бассейну, точно малыша, но это чувство быстро прошло. Да и как смущаться, когда ощущаешь под пальцами голые плечи Ремуса, когда дыхание оборотня касается твоей щеки... Он даже почувствовал разочарование, когда Ремус помог ему встать на ноги и отошел в сторону.

– Замечательно, – заметил Ремус. Голос его почему-то звучал искренне. – Теперь слушай: для плаванья тебе необходимо скоординировать дыхание и движения рук и ног. Лучше начать с ног – научиться этому проще всего...

Северус внимательно наблюдал за тем, как Ремус демонстрирует странные движения в воде – «Смотри, это называется брасс» – а потом показывает, как нужно отталкиваться ногами, абсолютно по-лягушачьи дрыгая ими. Короткое время спустя Северус уже держался за бортик бассейна, старательно выполняя упражнение, в то время как Ремус изо всех сил старался не расхохотаться, наблюдая за его усилиями. Неожиданно руки Северуса соскользнули, и он с головой ушел под воду. Вынырнув и отплевавшись, он взглянул в лицо Ремусу, который сохранял подчеркнуто невозмутимое выражение лица, хотя в глазах его скакали чертенята.

– Хватит с меня. Это просто глупо, смехотворно...

Северус уже принялся карабкаться наверх, но Ремус остановил его, взяв за руку: – Попробуй снова. Я помогу тебе работать ногами. Тебе просто нужно немного подучиться и все получится, – уговаривал он.

Зельевар сердито сверкнул глазами, но позволил оборотню стащить его в воду. Когда руки Ремуса заскользили по его ногам, он вцепился в бортик так, что костяшки побелели. Ремус что-то бормотал, сгибая ему колени, а потом распрямляя ноги, но Северус едва слышал его. Все, что занимало его сейчас – руки Ремуса, спускающиеся по его бедрам, да член, так и норовивший выскочить из ставших вдруг крайне тесными плавок.

– Северус? Северус, – судя по тону Ремуса, тот повторял что-то уже не в первый раз, – ты слышал, что я сказал?

Северус встал на ноги и повернулся к Ремусу лицом. Они стояли совсем рядом.

– Да. Ты сказал, что в следующий раз я буду сверху.

Он видел, как быстро сглотнул оборотень, как расширились его глаза, как на лице медленно появилась улыбка.

– Да. Северус, ты хочешь...

– Хочу.

Северус наконец пробежался пальцами по пути, по которому уже не в первый раз сегодня проходил глазами – по следу капель воды, срывавшихся с волос Ремуса на плечи и стекающих по груди. Ремус задрожал и резко шагнул вперед.

Движение застало Северуса, завороженного зрелищем бегущих капель, врасплох – он отпрыгнул, поскользнулся на скользком полу бассейна и свалился в воду.

Зельевар встал, отплевываясь и откинул с лица прилипшие волосы, но гневное: – Твою мать! Это... – было прервано на середине – Ремус, только что поддержавший его под локти, расцепил руки и накрыл его рот своим.

Поцелуй был грубым. Ремус буквально впечатал Северуса в стенку бассейна, врываясь языком в рот любовника. Зажатый между теплым телом Ремуса и неровной каменной кладкой, Северус высвободил руки, коснулся вздымающейся все сильнее груди оборотня, потом обнял его, сцепив руки на его затылке и прижимая любовника еще ближе. Чувствуя, как разрывается от возбуждения член, он застонал и толкнулся вперед, чтобы потереться о ногу Ремуса. Тот ответил тем же. Северус провел руками по вьющимся волосам, по гладкой спине, к бедрам и еще ниже, стянув по дороге эти дурацкие плавки, так, чтобы влажная ткань не мешала ощущать игру напряженных мышц.

Ремус, наконец, оторвался от рта Северуса и спросил: – Чего ты хочешь?

– Всего, – хрипло ответил Северуса, не отводя от любовника взгляда, и добавил, заметив, как тот задрожал от возбуждения: – Люпин, вылезай из воды и садись на бортик.

Стоило лишь Ремусу усесться, как Северус полностью сорвал с любовника приспущенные плавки и швырнул их в бассейн. Нежно разведя колени оборотня, он наклонился и взял в рот головку члена. Ремус громко ахнул в ответ и чуть приподнял бедра, откинувшись назад и опершись на руки.

Всосав член так глубоко, как только мог, Северус принялся слизывать воду с напряженного ствола, наслаждаясь контрастом между прохладными каплями и горячей шелковистой кожей. Придавив член языком, он задвигал головой взад-вперед, чуть напрягая горло, пока вместо воды на языке не начала ощущаться вязкая, солоновато-горькая смегма. Тогда он слегка отстранился, обхватив член рукой, и прошелся дразнящим движением языком по головке, одновременно проведя другой рукой по нежной паховой складке.

Услышав, как тихонько стонет Ремус, Северус глянул вверх. Любовник полулежал, опираясь на локти, широко раздвинув ноги. Заметив взгляд Северуса, он спросил прерывающимся голосом: – Северус... ты хочешь...

Он не договорил – Северус, оторвавшись от его бедра, передвинул руку к промежности и чуть сжал яички, одновременно с этим двигая другой рукой по наполовину вобранному в рот напряженному члену. Почувствовав, как дернулись бедра любовника, Северус ускорил движения, все сильнее прижимая член языком, пока Ремус, вскрикнув, не кончил ему в рот.

Зельевар продолжал стоять неподвижно, прижавшись головой к бедру оборотня и слыша, как медленно успокаивается их бурное дыхание. Минуту спустя Ремус подхватил его под руки и помог выбраться из воды. Взглянув на Северуса, стоящего в полный рост, Ремус медленно опустился перед ним на колени, пробежавшись рукой по ноге любовника.

Болезненное воспоминание пронзило Северуса – Ремус, связанный, стоящий перед ним на коленях, на щеке безобразный синяк, там, где Северус его ударил...

– Нет, – хрипло сказал он, но увидев настороженность, мелькнувшую в глазах оборотня, постарался смягчить тон. – Нет... не так, – он наклонился, помогая любовнику встать на ноги. – Ты сказал, что в следующий раз я смогу прикасаться к тебе сколько захочу.

Настороженность Ремуса исчезла, сменившись улыбкой: – Да, конечно. Но разве ты не хочешь...

– Нет. Я хочу, чтобы ты лег вон на те полотенца. Хочу целовать и ласкать тебя, пока ты снова не возбудишься. А потом хочу войти в тебя и заняться любовью – медленно-медленно, – пока ты не начнешь умолять меня двигаться побыстрее, так, как просил я в прошлый раз. И я послушаюсь тебя, Люпин, я буду входить все сильнее, все глубже, пока мы оба просто не сможем дышать.

Ремус открыл было рот... но сразу же закрыл его и просто кивнул в ответ.

* * *

Когда Гарри, Рон и Гермиона оказались у гобелена с Барнаби Бестолковым, Гарри как раз закончил рассказывать друзьям о контрзаклятьях, которым научил его Ремус, и о том, как их применять.

– А знаешь, дружище, неплохо бы нам попрактиковаться на каком-нибудь Пожирателе Смерти, – шутливо заметил Рон.

Гермиона, задумчиво нахмурясь, добавила:

– Или найти кого-нибудь, понимающего стиль их мышления. Это пригодилось бы...

Она странно пискнула, когда Гарри распахнул дверь, и залилась краской. Рон заморгал, а Гарри просто замер на месте.

Все трое не отрываясь смотрели на открывшуюся им картину: два переплетенных на полу человека, один с силой вжимается в другого, выгибающегося дугой навстречу первому. Потом Гарри, как сохранивший наибольшее присутствие духа, заметил взгляд свирепых черных глаз и поспешно захлопнул дверь.

– Что это... как они... – проскрипела Гермиона.

– Ты видел, что... – тупо вторил ей Рон.

Гарри быстро перебил их:

– Бежим!

Рон и Гермиона несколько мгновений просто смотрели на него, потом все трое повернулись и бросились к лестнице. Слишком поздно – дверь с грохотом распахнулась, и они оказались лицом к лицу со своим разъяренным профессором зельеварения. И хотя из одежды на нем было лишь обернутое вокруг бедер полотенце, но палочка, зажатая в руке с побелевшими костяшками, доказывала, что шутить он не намерен.

– Внутрь. Немедленно, – прошипел он, повелительно взмахнув палочкой.

Они подчинились. Гарри неожиданно пришло в голову, что Снейп, завернутый лишь в полотенце, выглядит... пугающе, хотя больничная рубаха в голубой цветочек придавала ему почти смешной вид. Может, из-за того, что Гарри лишь раз в своей жизни видел зельевара настолько рассерженным – тот побелел и весь дрожал от ярости, совсем как тогда, когда застал Гарри подглядывающим в его думосбор.

Гермиона, отчаянно пытавшаяся смотреть на что угодно, лишь бы не встречаться глазами ни со своим преподавателем зельеварения, ни с бывшим учителем защиты, перевела взгляд на бассейн... и покраснела еще сильней, заметив мерно колыхающиеся на воде плавки. На Рона просто было жалко смотреть.

– Если вы хоть словом обмолвитесь о том, что видели... – прорычал Снейп.

– Не обмолвимся, – перебил его Гарри.

Гермиона и Рон энергично закивали, подтверждая его слова.

Хоть Гарри и был уверен, что Ремус не позволит Снейпу их убить, он все же подумал, что чувствовал бы себя спокойнее, если бы Снейп опустил палочку. Поэтому он умоляюще взглянул на прислонившегося к стене и прикрывающего рот рукой оборотня, тоже замотанного в полотенце.

Ремус выпрямился и сказал: – Что ты собираешься с ними делать, Северус? Это же, в конце концов, просто несчастный случай.

– Я предпочел бы наложить на них Obliviate, – ответил Снейп, все еще сверкая глазами.

– Ну и пожалуйста, – отчетливо пробормотал Рон. А вот Гермиона явно перепугалась. Гарри понимал, насколько ненавистна подруге сама мысль о том, что кто-то способен повлиять на ее мозг. Сам-то он, по идее, был согласен с Роном, но нужно что-нибудь придумать, чтобы помочь Гермионе.

– Я уверен, что они не специально, Северус, – спокойно заметил Ремус, и повернулся к ним: – А что вы, вообще-то, здесь делали?

– Да мы только на несколько минут забежали – подготовиться. Тут сегодня занятие ДА. Мы хотим повторить основы, и я собирался показать те контрзаклятья, которым ты меня научил, – объяснил Гарри.

Взглянув на Снейпа, который до сих пор больше напоминал хладнокровного убийцу, чем профессора зельеварения, Гарри запнулся, но все же продолжил:

– Рон как раз говорил, что нам бы попрактиковаться на каком-нибудь Пожирателе Смерти, а Герм...

Услышав, как громко ахнула Гермиона, Гарри содрогнулся: до него дошло, что он только что сказал, – и приготовился к неминуемому взрыву. Но Снейп почему-то вместо этого опустил палочку и протянул шелковым голосом:

– Да это же почти по-слизерински, Поттер, – моя помощь в обмен на ваше молчание... и сколько же уроков, по-вашему, это стоит?

Гарри не вполне понял, о чем это Снейп толкует, но тот хотя бы не брызгал слюной и не проклинал их – пока, по крайней мере. Гермиона довольно ощутимо пихнула его в бок, и Гарри вопросительно пробормотал:

– Э-э... четыре?

– Мисс Грейнджер? Мистер Уизли? – спросил Снейп.

– Мы согласны, сэр, – отозвалась Гермиона.

Рон, все еще бледный до того, что даже веснушки поблекли, только кивнул.

– Отлично, – резко сказал зельевар. – Четыре. Придете в четверг. В семь. Все трое. А теперь – вон отсюда.

Они со всех ног ринулись наружу.

* * *

Когда дверь за ребятами захлопнулась, Ремус вновь сполз по стенке и затрясся от хохота.

– Люпин... – рявкнул Северус, смерив оборотня гневным взглядом.

– Ой, Мерлин, неудобно-то как... – Ремус, не в силах больше сдерживаться, рассмеялся в голос. – Северус, ты их лица видел? Я трясся от одной мысли о том, что придется поговорить с Гарри про ЭТО, и уж никак не собирался начинать с практической демонстрации.

Северус лишь скривился от отвращения, наблюдая за подвывающим от смеха Ремусом, и, покачав головой, сел рядом, не сводя с любовника угрюмого взгляда. Отсмеявшись наконец, Ремус спросил:

– Только я что-то не понял – это Гарри шантажом выманил у тебя уроки по защите или ты сам вызвался, Северус?

Северус фыркнул.

– Ни то, ни другое. Я просто воспользовался моментом. Позавчера Альбус попросил меня помочь тебе вдолбить Поттеру кое-какие навыки самозащиты. Может, если этот сопл... – он бросил на Ремуса чуть виноватый взгляд и быстро поправился: – ...этот сорванец решит, что это он принудил меня, то будет готов заниматься и выполнять указания.

– Альбус попросил... – покачал головой Ремус. – Ну и хитер же ты, Северус Снейп.

– Я знаю, – ухмыльнулся Северус.

Они по-прежнему сидели у стены, не глядя друг на друга. Через минуту Северус набрался храбрости: – Поттер... не одобрит.

Ремус не стал притворяться, что не понимает. Грустно улыбнувшись, он ответил: – Да я и не надеялся, – и прибавил, опершись головой о стену: – И рассказать ему я собирался... несколько другим образом.

– Ты собирался рассказать ему про нас? – пораженно спросил зельевар.

– Конечно, – нахмурился Ремус. – А ты что, полагаешь, что следует хранить это, – он махнул рукой, показывая на них обоих, – в тайне?

– Я бы предпочел именно это, – честно ответил зельевар. – Связь со мной все еще может быть опасна для тебя, Люпин. И не думаю, что ты захотел бы того, чтобы кто-то знал, что ты... что мы...

– Неужели ты думаешь, что я стыжусь наших отношений? – Ремус прочел ответ в расширившихся глазах Северуса и сердито насупился. – Нет. Когда я говорил тебе в Сент-Мунго, что мне нет дела до того, кто услышит, как ты выкрикиваешь мое имя, я именно это имел в виду. Мне все равно, кто о нас узнает.

«И даже Поттер? Спадет первый шок – и он прибежит к тебе в ярости и потребует выбирать между ним и мной. Кого ты выберешь тогда, Люпин? Я знаю. Я знаю, что не меня. Да и сейчас ты в любой момент поймешь, что тебе следует бежать за Поттером и успокоить его».

– Нам пора идти, Северус, – сказал Ремус.

«Вот видишь? Я знаю».

Северус медленно поднялся, стараясь глядеть в сторону. Что ж, даже те разы, которые им удалось провести вместе с Люпином – это больше, чем он ожидал...

– Если здесь должно быть занятие ДА, то через минуту тут будет куча старшекурсников, – продолжил оборотень, собирая свою одежду. – Так что нам стоит переместиться в более укромное местечко.

«Что?! Так он не собирается бежать за Поттером?» – губы Северуса расползлись в улыбке. Может, он все же ошибся, считая, что знает, что именно выберет Ремус.

– Да, Люпин. Полагаю, что стоит.

* * *

За ужином и Альбус и Помфри отметили, что зельевар выглядит куда спокойнее, чем обычно.

– Ну, вот видишь, Северус, – заметил Альбус. – Я же говорил, что гидротерапия, предложенная Поппи, пойдет тебе на пользу.

Северус, припомнил, как они возвращались из его комнат и Ремус, оглянувшись через плечо, улыбнулся и спросил: «Завтрашний урок в то же время, Северус?» – и с трудом ответил директору привычной кривой усмешкой.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni