Тихий вечер
(A Quiet Evening)


АВТОР: MusIgneus
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Мерри
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Ремус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Фик-интерлюдия. Фик из серии "Dreams & Nightmares".

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: АУ по отношению к шестой книге.

Все фики серии "Dreams & Nightmares":
"Короткое мгновенье"
"Ночной кошмар"
"Лекарство от сновидений"
"По кривой дорожке"
"Покачнувшийся мир"
"Гидротерапия"
"Тихий вечер"
"Жизненный опыт"
"Все хорошее..."



ОТКАЗ: Все герои принадлежат JKR и компании Warner Bros.




Северус приподнял бутылку с огневиски, раздумывая – не напиться ли вдрызг, так, чтобы перестать думать. Он вновь взглянул на пару, радостно улыбающуюся ему с первой страницы «Ежедневного Пророка», и еще сильнее стиснул горлышко бутылки.

Золотистая жидкость медленно наполнила стакан. В конце концов, больше не нужно беспокоиться о том, что напиваться недопустимо – ибо вдруг последует неожиданный вызов от Темного Лорда. Рука дрогнула, и лишь мысль о том, что виски способно приглушить тяжкие мысли, удержала Северуса от того, чтобы швырнуть бутылку в камин. Да, больше нет нужды бояться вызовов – он в Хогвартсе, в полной безопасности. Только кому он нужен теперь, какая от него польза?

Горькие его размышления были прерваны стуком в дверь. Поспешно поставив бутылку и стакан на стол, Северус подошел к двери и рывком распахнул ее, готовый выплеснуть всю свою желчь на идиота, посмевшего побеспокоить его. Ну, мало тому не покажется! Но резкие слова замерли на языке, стоило зельевару разглядеть, кто стоит в коридоре:

– Люпин?

Оборотень устало улыбнулся в ответ:

– Можно войти, Северус? Я ненадолго.

Северус, не сказав ни слова, посторонился, пропуская Ремуса в комнату и с удивлением увидел, как тот рухнул в его любимое кресло, стоящее ближе к камину, откинулся на спинку и устало прикрыл глаза. Северус уселся в другое кресло, недоумевая, что понадобилось Люпину:

– Я думал, что ты собирался сегодня встретиться с Поттером.

Морщинки вокруг глаз Ремуса обозначились резче.

– Я и собирался. Он не захотел со мной разговаривать.

Кровь бросилась Северусу в голову.

– Неблагодарный сопляк...

Ремус открыл глаза и улыбнулся через силу.

– Нет-нет, все совсем не так, Северус. Просто... просто он еще не готов со мной говорить, – и прибавил, вздохнув: – Все лучше крика, которого я ждал.

Зельевар заметил, что стискивает подлокотники кресла так, что пальцы побелели, и заставил себя расслабиться.

– Никогда раньше не замечал, чтобы ты пил, Северус. Это что, значит, что у тебя день прошел не лучше моего? – поинтересовался Ремус.

Северус вместо ответа подтолкнул к нему «Пророк». Ремус вгляделся в фотографии, потом нахмурился:

– Знакомое лицо...

– Деррик. Был загонщиком в слизеринской квиддичной команде. Ты его вряд ли помнишь, на твоих занятиях он мало что из себя представлял. Женился сразу после выпуска, – пояснил Северус, не глядя на газету, явно не желая смотреть на плотного юношу, улыбающегося держащей его под руку жене на последних неделях беременности. Ремус взял газету и просмотрел статью.

– Да за что же? – спросил он, дочитав.

– Наглядное свидетельство того, что будет с людьми, посмевшими возражать Темному Лорду, – усмехнулся Северус, хватая со стола стакан. Не сводя глаз с колышущейся жидкости, он горько вздохнул: – Недоумок несчастный.

Ремус отложил газету в сторону, так, чтобы не было видно фотографии погибшей пары: – Северус...

– Уизли... Грейнджер... за их спасение я заплатил жизнью Дерриков, Люпин. И не знаю, чьей еще, – зельевар вновь отставил стакан и уронил голову на руки. – Да что уж говорить. Я не смогу убедить Темного Лорда принять меня назад, даже принеси я ему на блюде голову Поттера.

Ремус ничего не ответил, лишь терпеливо ждал, что последует за этими словами.

– Как бы мало я ни узнавал, другого шпиона у нас все равно не было. Скольких я еще приговорил? Альбус... – в голосе зельевара послышалась легкая хрипотца, – даже Альбус говорит, что не знает, верным ли было мое решение. Просто твердит, что оно было единственно возможным, – он безрадостно рассмеялся и смолк.

Ремус взглянул на лицо зельевара, бледное и измученное в свете камина. Оборотню была понятна сумятица, царившая в душе любовника, – в конце концов, ему нередко приходилось переосмысливать свою жизнь под давлением обстоятельств. Оставалось лишь надеяться, что Северус, в отличие от Сириуса сможет приспособиться... Ремус вздрогнул и заговорил: – Северус... я тоже не знаю, было ли это верным решением, но... Твоя информация была бесценна, да, но ведь ты и сам говорил, что Волдеморт все меньше доверял тебе и тебе все меньше удавалось разузнать. Риск, на который ты шел, все меньше и меньше оправдывал себя. И в ту ночь твой поступок спас несколько жизней, – честность заставила его добавить: – Хотя я, конечно, небеспристрастен. Не мне жалеть, что я остался в живых.

Северус обратил на оборотня горящие яростью глаза: – Да за что же меня благодарить, Люпин?! Не вляпайся я во все это, тебе не пришлось бы рисковать жизнью, вытаскивая меня.

– Нет, меня бы просто загнали в угол в том чулане и убили, как собаку.

– Что?!

– Я был там, Северус. Разве ты не знал?

Северус покачал головой.

– Альбус велел мне оставаться в Норе – ради моей же безопасности, – Ремус, услышав громкое фырканье зельевара, скривил губы в усмешке. – И если бы ты не предупредил их – нас, то на момент появления Пожирателей я все еще был бы заперт в чулане для метел. А так Чарли выпустил меня, и я убежал, – оборотень похолодел от простой мысли: «Он ни о чем не знал. А вдруг он решит, что я его просто бросил, или обвинит меня в том, что я столько времени не приходил?..» Натужно сглотнув, он продолжил: – Я не знал, что ты... я пошел туда лишь для того, чтобы убедиться – Пожиратели ушли и Уизли могут вернуться... и учуял кровь...

Он взглянул на побелевшее лицо зельевара и прошептал:

– Прости меня, пожалуйста. Я должен был прийти раньше.

Северус тряхнул головой, стараясь отогнать жуткую картину: огромный окровавленный волк, распростертый на земле, медленно трансформируется в Ремуса, бледного и бездыханного.

– Нет... нет. Я благодарен тебе за то, что ты вообще пришел, – пробормотал он и неожиданно решился: – Я тоже не жалею о том, что выжил. И вовсе не жалею о том, что мне больше не нужно возвращаться к Темному Лорду. Просто мне очень тяжело торчать здесь, сознавая свою никчемность. Я теперь совершенно бесполезен, точь-в-точь как Бл... – зельевар осекся, виновато взглянув на Ремуса.

Тот ответил совершенно ровным тоном: – Знаешь, Северус, по-моему, Сириус – это та тема, которой нам с тобой сейчас лучше не касаться.

Северус лишь слегка кивнул в ответ.

– Но у тебя в корне другая ситуация, – продолжал Ремус, чуть улыбнувшись. – Во-первых, за тобой охотится лишь одна сторона – ты приговорен только Пожирателями. Так что ты не должен безвылазно сидеть в Хогвартсе, а даже если бы и должен был, то эта тюрьма куда больше и уютней, чем другие.

«Вроде Азкабана или площади Гриммо», – повисли в воздухе непроизнесенные слова.

А Ремус тем временем загибал пальцы:

– Во-вторых, у тебя остаются твои учительские обязанности, твои зелья и твое знание Волдеморта и Пожирателей Смерти. Никто из нас не способен понять их так, как ты. В-третьих, ты, впервые в жизни, сможешь сказать своим слизеринцам то, что действительно хочешь. Всем своим студентам. Ведь ты лучше, чем кто-либо другой, способен понять, что именно заставило их примкнуть к Волдеморту.

Северус кивнул в знак согласия, подумав, что «заставило» – не совсем подходящее слово. Ремус просто не понимает, что некоторые студенты могли хотеть примкнуть к Волдеморту. Соблазн власти, привлекательность обещаний Темного Лорда – пустой звук для оборотня.

– И кроме того, Северус, – загнул следующий палец Ремус, – ты теперь живой символ сопротивления. Люди вроде Деррика знают, что им есть, куда пойти, если по какой-нибудь причине они не могут заставить себя обратиться к Альбусу.

Прислушиваясь к словам Ремуса, Северус, впервые за два года, – с тех пор, как Метка на его руке почернела и Альбус придумал этот план, – почувствовал, что у него может быть и другое будущее – не только шпионство и неминуемая гибель. Он наскоро прикинул, с кем из студентов стоит переговорить – приватно, разумеется. Бывших студентов тоже не стоит сбрасывать со счета. Как лучше всего построить разговор. Аргументы. Примеры. Выбор и последствия...

Поняв вдруг, что Ремус замолчал, Северус поднял голову и увидел, что оборотень привалился головой к спинке кресла, закрыл глаза и глубоко и ровно дышит. Понаблюдав за ним с минуту, зельевар встал, собираясь разбудить любовника и дотронулся до его плеча. Тело Ремуса было горячим – этот успокаивающий жар ощущался даже через одежду. Горло Северуса сжалось; он припомнил как, захлебываясь собственной кровью, мечтал о чем-то подобном – тихо сидеть у себя в гостиной и чтобы Ремус сидел напротив. А ведь сколько раз он мог потерять такую возможность.

Зельевар вновь уселся в кресло, не сводя взгляда с лица Ремуса, такого спокойного во сне. Непонятно, зачем Ремус пришел к нему сегодня вечером, но было очень приятно думать, что тот тоже мог хотеть что-то вроде этого – помолчать с близким человеком.

Глядя на мерно вздымающуюся грудь Ремуса, Северус ощутил странное чувство удовлетворения. Пусть поспит еще немного – Северус поднимет его через несколько минут...

Домашний эльф, разбудивший их утром, чтобы прибрать в комнатах, нашел на столе нетронутый стакан с огневиски.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni