Абрикосовые сны
(Apricot Dreaming)


АВТОР: JayTryfanstone
ПЕРЕВОДЧИК: Ольга
БЕТА: Serpensortia
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Гарри
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Ты обещал мне абрикосы. Обещал - значит будут.

Примечание: сиквел к фику "По средам"




Снейп спит.

Он спит сном праведника. Лежа на спине, прямой, как рыцарь в доспехах, укрытый изношенным покрывалом слизеринского зеленого цвета с золотом, которое ему никогда не приходило в голову заменить. Пальцы его ног указывают точно на потолок, колени идеально выровнены. Руки сложены на груди. Над потрепанным краем стеганого одеяла - его лицо, все углы которого кажутся еще острее, подчеркнутые светом единственной свечи, отражающимся от высокого готического потолка. На голове у Снейпа ночной колпак - единственное, что выглядит нелепым в его облике - под который он тщательно убирает волосы. Между краем одеяла и резко выдающимся кадыком торчит воротник ночной рубашки - длинной, того неопределенного серого цвета, который придает белью многократная стирка. Кажется, когда-то рубашка была в полоску, но в какую, знала только тетушка Снейпа, а она давно умерла.

На столике рядом с кроватью Снейпа стоит стакан с водой - привычка, характерная для людей, употребляющих в одиночку слишком много виски. Рядом, параллельно краю стола, лежит "Использование растений семейства зонтичных в простейших зельях" Хэворфорда с закладкой. В оловянном подсвечнике горит простая восковая свечка.

Когда Снейп проснется, он, не открывая глаз, крепко обхватит палочку, которую всю ночь держал наготове, прижимая большими пальцами. Он проверит защитные заклинания вокруг кровати, на потолке и дверях, а также на пустых рамах, в которых раньше, до того, как Снейп решил убрать всех свидетелей, были портреты выдающихся магов, закончивших Слизерин. Потом перейдет к проверке спальни, кабинета (он же гостиная), ванной и, в завершение - замысловатой паутины заклинаний, охраняющих дверь.

Снейп не потягивается и не зевает. Его пробуждение похоже на бросок змеи: глаза распахиваются и взгляд уже острый, рука сжимает палочку, а все мышцы напряжены, будто среди дня. И перед нами уже Снейп бодрствующий.

Всю свою жизнь Снейп просыпался с ощущением, что мир распался, и сам он разбился вместе с миром. Но какая-то его часть ухитрилась пробиться наружу и прорасти, окружив обломки, как колючая живая изгородь - могучий дуб. Перед тем, как протянуть руку за мантией, всегда безупречно чистой, без единой складочки, висящей на крючке рядом с кроватью, и за ботинками, которые стоят как по линейке около двери, Снейп, словно последний скряга, пересчитывает свои грехи, а потом облачается в обычную неприступную броню. И вот он уже готов выйти навстречу новому дню в кольчуге из презрения и гордости, хрупкой, как прогоревший уголек и потрескавшейся, как фарфоровая статуэтка, обласканная океаном.

Не спрашивайте о том, что снится Снейпу.

Лучше позвольте дню затянуть вас в обычный круговорот. Снейп поднимается, одевается, завтракает. Сегодня у него должны быть уроки. Он должен собрать записи, поправить рукава, скрыть под привычной маской лицо и уязвленное самолюбие. Но сегодня ему не до этого. Шесть месяцев Снейп жил, движимый одной-единственной целью - ненасытной, всепоглощающей. Исчезнув, она оставила Снейпа пустым, как камин в летний день.

Сегодня четверг. Снейп должен бояться четвергов - времени, когда за дверью поджидают ловушки, капканы и мечты. Но он глуп. Он открывает дверь и обнаруживает, что мир изменился и стал новым.

За дверью нет коридора, спасительной темноты, знакомых стен. Солнечный свет бьет в камень и кажется вот-вот разрежет - настолько он ярок. Перед ним двор с зеленой, по-весеннему шелковистой травой и крытые аркады, изогнутые как спина морского змея. А над всем этим башни Хогвартса и развевающиеся флаги. Под ногами Снейпа гладкие и ровные плиты, а в щелях между ними цветущий мох, и лишайники, и маленькие пурпурные цветы стелющейся фиалки. Это редкий вид фиалки, digitalis morcumbus, и человек, не слишком хорошо разбирающийся в фиалках, может даже принять его за еще более редкий вид, digitalis morcumbus alpinus, используемый в большинстве сложных и дорогих зелий, согревающих душу.

Это первый взнос в счет уплаты долга, который Снейп не желает за собой признавать. Он отпускает дверь, которая закрывается за его спиной, но не с хлопком, а со свистом, только подстегивающим его гнев. Снейп идет к проходу под аркой, к лестнице, ведущей в полумрак. Мантия развевается за его спиной, шаги уверенны и неторопливы, и он не оглядывается. Он не собирается оглядываться. Он не будет оглядываться.

Он оглядывается.

- Вы ничем мне не обязаны, Поттер, - говорит Снейп. Он говорит громко, и его голос отражается от сводов, от арок и гулко разносится над травой и фиалками. - Ничем.

Последнее слово звучит резко, как удар трости. Снейп слышит собственное дыхание, и шелест ветра, и крики учеников в замке.

Гарри Поттер не произносит ни слова. Он сидит на низкой каменной стене сразу за дверью Снейпа. Он нашел времени на то, чтобы переодеться в мантию - точнее, небрежно накинуть ее на плечи. Из-под мантии видны джинсы. В руке он держит палочку, а около его ног стоит чаша из граненого стекла, играющего всеми цветами радуги. Он наблюдает за мыльными пузырями, поднимающимися в воздух - хрупкими как надежда, обманчивыми как обещания, манящими как грех - и улыбается солнечному утру.

- Ты считаешь, что я делал это ради тебя? - говорит Снейп. Он не кричит, но его голос страшен и отрывист, как щелчок челюстей мантикоры.

Пузыри поднимаются над травой, увеличиваются, меняют очертания: у них вырисовываются крылья причудливой формы, они поднимаются к солнцу и лопаются в вышине. Гарри Поттер пускает бабочек. В тот день, когда он уничтожил Волдеморта, в тот день, когда он исчез, солнце остановилось и звезды посыпались с неба. А теперь ему оказалось достаточно поднять бровь, чтобы вернуть миру гармонию.

- Чего ты хочешь? - говорит Снейп.

Он говорит так, как будто с трудом выдавливает из себя слова, низким хрипловатым голосом, и, едва договорив, начинает двигаться. Снейп убегает, и тень его летит вслед за ним, удлиняясь, растягиваясь на плитах двора. Он уже рядом со спасительным проходом под аркой: еще пара шагов, и он на лестнице. Но он оборачивается.

- Что бы вы ни делали, мистер Поттер, это не ….

Но теперь Гарри Поттер смотрит на Снейпа. Оценивающим, откровенным взглядом, полным неприкрытой чувственности. Этот взгляд скользит снизу вверх, оценивая очертания бедер, длину ног, силу рук. Этот взгляд лучше всяких слов говорит, что Снейп неплох, но лучше всего будет выглядеть на спине, с членом Гарри Поттера в заднице, и желательно со ртом, приоткрытым в крике. Но главное - это взгляд человека, который понимает, что раскрывает тайну, и хочет ее раскрыть. Хочет именно потому, что перед ним Снейп, с его злым языком и могущественными словами. Этот взгляд намеревается пробраться во все его щели и трещины и завладеть ими.

У Снейпа перехватывает дыхание. Его тень дрожит, как испуганный единорог.

Гарри Поттер отводит взгляд. И осторожно произносит:

- Извини. Но я решил, что ты должен об этом знать.

"Это сумасшествие", - думает Снейп. Он отворачивается, смотрит на небо, со всеми его оттенками голубого, устремленными в бесконечность. На облака, которые меняют форму, выстраиваются в причудливые узоры и тут же расплываются, словно видения.

- Посмотри вниз, - говорит Гарри Поттер. Сам он уже смотрит туда, на дорожку из плит. Он стоит на тени Снейпа. Нет. Это тень Снейпа свернулась около его ног.

- В какой-то момент что-то в тебе надламывается, - объясняет Гарри Поттер, - и мир изменяется. Ты можешь… есть шоколад на завтрак, - продолжает он. - Носить фиолетовое. - Он улыбается. - Мечтать о невозможном.

Тень Снейпа начинает двигаться, добирается до коленей Гарри, замирает в нерешительности, а потом один ее палец настороженно поднимается к бедру. Она продвигается медленно, вкрадчиво, обвивая ногу над коленом, целуя шов джинсов. Потом, набравшись смелости, быстро скользит к паху, там снова медлит, ласкает бедра, пробирается в карманы.

Снейп ничего не говорит. Просто не может.

Гарри стоит, слегка откинувшись назад, на каблуки, и запрокинув голову, но при этом не сводит потемневших, полузакрытых глаз со Снейпа. А безжалостная тень забирается в джинсы, очерчивает своими тонкими, уверенными пальцами контур члена - уже возбужденного. Тень заполняет все складки плотной ткани, ловко обхватывает член и поднимается - быстрая, уверенная и сладострастная - к самой его головке, облизывает ее.

Гарри Поттер стоит, опустив руки, но крепко сжав кулаки. Свет подчеркивает линии мускулов и прекрасно видно, как напряжено его тело.

- Если ты сейчас дотронешься до меня, - говорит Гарри Поттер и облизывает нижнюю губу, - хотя бы один раз - я кончу.

- Я даже не уверен, - продолжает он, и становится ясно, что в какой-то момент - только что, в последние пять минут - он сдался и прекратил стараться сохранять дыхание спокойным, и румянец его тоже больше не беспокоит, - нужно ли тебе до меня дотрагиваться.

Снейп закрывает глаза, но слышит, как Гарри Поттер кончает - не вскрикнув, а резко втянув в себя воздух. Сам Снейп не может вспомнить, когда в последний раз пытался вдохнуть. Его охватывает нестерпимое желание сжать в руке свою палочку, вернуться в свои комнаты, в свой рассудок: он открывает глаза и видит, что тень возвращается к нему и Гарри идет вслед за ней. Глаза Гарри темные от желания и зеленые, как трава, и Снейп знает это потому, что смотрит на Гарри, и Гарри тоже смотрит на него, прямо в глаза, а потом тень Снейпа заползает под мантию хозяина, а Гарри опускается на колени около его ног.

- Ты хочешь меня, - произносит Гарри Поттер.

И Снейп вдруг понимает, что весь он - само желание. Что он до дрожи, до боли в желудке, до головокружения хочет все изменить, хочет чего-то странного и нового.

- Гарри, - Северус произносит это имя так, будто нет слова запретнее. Будто это заклинание, способное вытянуть душу из тела, освободить ее, вознести к звездам… но Снейп еще не умер. Дыхание обжигает ему горло, и под неуверенными пальцами сердце Гарри бьется в унисон его собственному.

- Ты обещал мне абрикосы, - говорит Северус Снейп.

- Обещал - значит будут, - отвечает Гарри Поттер и улыбается.



Снейп спит.

Он спит на боку, полуприкрытый сбившимся стеганым одеялом из армянского шелка с узором в виде драконьей чешуи. Его бледная кожа кажется светящейся по контрасту с мрачноватым великолепием одеяла. Голова Снейпа покоится на подушке, набитой гагачьим пухом, в наволочке из египетского хлопка, ласкающего кожу не хуже, чем ирландский дамаст простыней. Его волосы спутались и лежат на снежно-белой подушке слегка расплывшимся пятном, темным и мягким, как глаз единорога. Сон смягчил его черты, уголки его губ приподняты в… если бы на его месте был кто-то другой, мы назвали бы это улыбкой. Его левая рука прижата к груди, правая вытянута и немного не достает до палочки, запутавшейся в сине-фиолетовом шелке.

Снейп больше не спит в темноте. На столике у кровати, на полках и сундуках, на подоконнике мерцают тысячи миниатюрных свечек, распространяющих запах сосен и свежей травы. Мантия Снейпа, пропитавшаяся этими запахами, брошена у порога, а рубашка, перламутровые пуговицы которой разлетелись по полу, небрежно перекинута через приоткрытую дверцу гардероба. Наполовину расшнурованные ботинки небрежно засунуты под кровать. Утром Снейп пришьет пуговицы на рубашку, зашнурует ботинки и приведет мантию в первоначальный порядок. Но все это будет утром. Ночи Снейпа… больше не принадлежат ему одному.

Приблизьтесь, только осторожно. На сгибе руки Снейпа, забравшись под одеяло с головой, лежит его ученик, его любовник, его господин. Если вы присмотритесь, вы разглядите торчащие из-под одеяла темные волосы и руку, лежащую на плече Снейпа. Только не надо - пожалуйста, не надо! - подходить ближе.

The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni