На высоте

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: юноши отдыхают и развлекаются.

ПОСВЯЩЕНИЕ – Anni с искренней благодарностью за огромный труд, связанный с ведением Фанруса.

ОТКАЗ: все принадлежит Роулинг



Зимой 200* года отдыхал я как-то в горах Швейцарии. Швейцария – это страна кучи долин, по-местному, кантонов, рассыпанных щедрой горстью между изрезанными трещинами и пропастями высокими скалами. Где скала ненароком перетечет в горизонталь чуть больше дюжины ярдов в поперечнике, там поставит себе домик швейцарец.

Нигде более нет такого количества угрюмых ведьм и колдунов, как в этом суровом, но красивом крае, а поскольку с волшебством здесь туговато, – скудное энергопространство, загнанное в лабиринты стен, не может обеспечить фоновое количество магии, - именно здесь как нельзя более верна пословица «Бодливому единорогу Мерлин рог не дает».

Прибавьте к этому невозможность аппарации из-за постоянной смены карты межаппарационного пространства (землетрясения, лавины и пр.), передвижение на метле в пределах только одной долины (здесь все просто – разреженный воздух над перевалами) и периодическое «схлопывание» каминной сети (из-за закрытия магических туннелей), - и вы получите полный рай для мага-экстремала.

Впрочем, для таких богатых бездельников, как я, имелись и магические развлечения – дорогущие! Поднимите-ка резервуар с магэнергией из долины, к этому шикарному замку с шестью острыми шпилями, венчающими стрельчатые башни.

В одной из башен жил я; прочий народ, приехавший сюда не с такими деньгами (или не с таким желанием их тратить), ютился в переходах между нашими шестью красавицами: одной центральной и пятью угловыми. Таким образом, сверху замок напоминал пентаграмму, ну, или звезду Давида, кому что больше нравится.

Я жил в башне с внешними окнами, обращенными на восток, и имел возможность любоваться та-ки-ми рассветами…

Я бы и в центральной поселился, но, как мне сказали, кто-то ее уже снял. Ладно, в восточной тоже было неплохо.

Целую неделю я наслаждался простыми и доступными (мне) радостями. Лыжи я отверг на второй день: научился кататься (обучение прошло магическим способом), поухал со спусков, сбивая флажки, довел до кошмарных снов нашего инструктора, вычислявшего возможное сокращение заработной платы в случае, если «сумасшедший Поттер» навернется с обрыва кувырком, но это было… так по-маггловски. Больше всего меня убивала необходимость стоять в очереди к фуникулеру.

И я переключился на более дорогой вид спорта – значительно более дорогой – магический фуникулер. Это развлечение не для слабонервных: разбегаешься над пропастью, прыгаешь, подскакивая на доске-трамплине и…

обрушиваешься

вниз

прямо в кабинку.

Между двумя вершинами гор натянут канат, по которому стремительно несется хрупкое сооружение. В первый момент кажется, что ты летишь в пропасть.

Разогнанная инерцией твоего прыжка и твоим весом, кабинка скользит по канату примерно до середины, а затем начинается подъем. Тут уже действует инерция разгона и немного магии.

И это действительно напоминает полет.

Функционировали всего две линии, вторая, думаю, стояла вообще про запас: вдруг в один сезон приедут двое транжир, ни один ведь не захочет ждать.

Нет, обычные люди на них тоже катались, но по одному, по два раза, так, чтобы попробовать. И я парил в высоте в гордом орлином одиночестве.

Через неделю мне это уже слегка наскучило. И я сделал то, чего не делал до этого никогда: спустился к общему столу на ужин в расчете высмотреть себе девушку, способную скрасить мой досуг. Общий стол был в пристройке, окружавшей центральную башню, словно юбка-тюльпан, скрывающая ноги красавицы. Но гость, имеющий честь пользоваться гостеприимством этой леди, мог выйти и войти через любой ход: выводящий на галерку, соединяющую главную башню с угловыми, выходящий за стены (подземный), или самый обыкновенный – через столовую.

Почему я так много знаю?

Смотрел проспекты, когда сюда собирался, только супер-приз у меня перехватили, я же говорил.

И тут, когда я занял место, расстелил салфеточку на коленях, вооружился вилкой и ножом и приготовился воздать честь шницелю, напрочь проигнорировав горошек…

Тут дверь открылась, явив обществу Его. За окном шел снег, и снежинки упали маленькими звездочками, белыми мухами на его волосы, оттенив их изысканный бледно-золотистый цвет. Нет, такого оттенка в природе не существует, он встречается только у некоторых блондинов, и это не блеклость, не русый тон, а… Свет зимнего солнца, вот.

Блондин оглянулся, прищурившись, и к нему тут же поспешил метрдотель:

- О, мистер…

- Малфой. Я заказывал номер.

- Ах, да. Хозяин сейчас спустится, он только проследил, чтобы в комнатах поставили живые цветы…

Блондин оглядел зал высокомерным взглядом, уделив больше внимания потолкам и стенам, нежели лицам вокруг.

- Это и есть ваша башня-люкс семиснитчевого комфорта? – он фыркнул в ответ на дробную скороговорку метрдотеля, повествующую о том, что здесь, внизу, просто общая зала. – За мной, Пибби.

Домовой эльф, сгибавшийся под тяжестью пяти чемоданов (конечно, левитировать их в условиях отсутствия магии он возможности не имел), пошел за хозяином, с трудом балансируя и качаясь, как пьяный моряк. Малфой на свое одушевленное и неодушевленное имущество даже не оглянулся.

Да уж. Драко ничуть не изменился.

С утра небо в горах было особенно хорошо: синее-синее, на его фоне белые шапки ледников смотрелись, как нарисованные. Словно гигантское мороженое (Гермиона говорит, что как ветка цветущей сакуры, но я эту сакуру не видел, не увижу, и на фиг не надо).

Есть три вещи, на которые человек не может насмотреться: на огонь, на бегущую воду и на отпечатки предметов в небесной голубизне.

Собственно, катание на фуникулере мне уже приелось, и шел я туда не так охотно. Но был там момент, ради которого стоило проделывать это снова и снова: смотреть вверх, в небо, когда проваливаешься вниз и вновь взлетаешь к небесам.

Когда я подошел к полосе разбега, то с неприятным удивлением обнаружил там выслушивавшего инструктора человека в ярком комбинезоне, маске и очках.

Я был одет также, лыжная вязаная маска защищала лицо от обветривания, а очки (последняя новинка) с внешней стороны были затененными, а с внутренней - обычное прозрачное стекло.

Человек в черно-желтом комбинезоне, жутко напоминавший осу из-за расцветки, нетерпеливо махнул и направился к полосе.

Ну-ну, посмотрим, как у тебя получится. Получилось на первый раз неплохо: пестрая оса скользнула и медленно поднялась вверх, очутившись на другой вершине. Разгон небольшой, даже слишком маленький, но для первого раза сойдет.

Учитывая, что некоторые вопят и обделываются прямо в воздухе…

Тем временем фигурка снова прыгнула и вновь перелетела через пропасть, на этот раз увереннее и быстрее.

Я решительно направился к незанятой полосе: сейчас народ увидит, как летает настоящий профессионал. То, что всего-то народа было инструктор, мой неофициальный соперник да стайка отдыхающих, стоящих у отеля, меня ничуть не смущало.

Мы одновременно подошли к полосе разбега, обменявшись быстрыми взглядами и – ринулись вниз.

Он очень быстро учился. Казалось, он перенимает мои приемы прямо из воздуха, «снимает» их с моего тела, сканируя глазами. Уже на третий полет он отстал от меня буквально на пять ярдов – десять секунд.

Мы неприязненно взглянули друг на друга, и я подумал: «Ну нееееет… Хренушки ты меня сделаешь!» Пришлось вспомнить все свои навыки квиддичного ловца: фуникулер на это сильно похож. Магия спуска-подъема работает только на усиление твоей магии, двигатель же – твое желание нестись вперед, покоряя пространство, съедая ярды и футы, оставляя внизу лишь свою быстро мелькнувшую тень…

И уж запаса этого перпетуум-мобиле, стремления быть быстрее и выше, напряжения, чтобы вытянуться в струнку и достичь предела скорости, перейти метловой барьер, обогнать, стать первым – у меня оказалось больше.

К обеду, когда инструктор бегал, хватаясь за голову, у нас от давления давно шумело в ушах и перед глазами плыли красные круги, а на моей кредитной карточке осталось ровно четверть положенных перед поездкой кредов, полосатый сердито сошел с фуникулера после очередного поражения в нашем негласном соревновании, сорвал с лица маску, мешавшую дышать, и ртом начал хватать холодный горный воздух.

Он смерил меня яростным взглядом серых глаз и повернулся, решительно направившись к замку.

Не то чтобы я не догадывался, кто это был. Ну, кто еще мог позволить себе такие удовольствия, как выбросить на ветер – в буквальном смысле слова на ветер – чертову уйму кредов. Но это были лишь приятные подозрения, совсем другое было – увидеть это раскрасневшееся лицо, порозовевшие щеки, раскрытые губы…

Я догнал его в три прыжка:

- Эй.

Он обернулся неохотно, надменно посмотрел. В серых глазах стоял явственно читаемый вопрос: «Ну, и чего тебе от меня надо?»

- Сыграем еще завтра? Проигравший платит за фуникулер,- и я снял с лица маску, расплываясь в смущенной и одновременно довольной улыбке.

Глаза на его лице превратились в две маленькие луны:

- Потт…

- Или ты боишься? Боишься принять вызов? – надо признаться, я давил.

Он тут же презрительно фыркнул, скривившись, но от оскорблений воздержался:

- Завтра в десять. Не опаздывай, Поттер, - и пошел к замку, оставив меня улыбаться на морозе.

На следующий день я был не в меру рассеян, паря мыслями в облаках. Наверное, поэтому проиграл: он предложил отказаться от кабинок и кататься только на держалке-вешалке – вцепляешься руками и висишь, болтаясь над пропастью.

Это не так опасно, как кричал инструктор: даже на вешалках работают удерживающие заклинания, вдавливающие пассажира в твердую опору.

Но, конечно, тяжело – концентрироваться на стремлении вперед в такой позиции действительно трудно. Тут больше выдержка работает, хладнокровие и вестибулярный аппарат.

Я же следил лишь за тем, чтобы совсем не свалиться в пропасть в своем состоянии мечтательной эйфории.

И когда к обеду Малфой обыграл меня вчистую, я не особо расстроился: улыбнулся, поздравил раскрасневшегося соперника с победой и предложил зайти в мою башню, перекинуть имеющиеся при себе наличные деньги на его кредитную туристическую карту. И он согласился. Пошел ко мне.

Но это именно он пригласил меня отмечать победу, поэтому меня несказанно бесит, когда он начинает рассказывать каждому новому знакомому (два года прошло - и не надоело), при каких обстоятельствах произошла наша встреча, как я делал ему авансы и как он разделал меня «под орех».



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni