О, дайте мне маску!

АВТОР: Rendomski
БЕТА: aithene, Pr. Vedma Fler. Большое спасибо вам!

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Рон
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: het-slash
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Маски… Мы все их носим. Иногда мы даже забываемся и теряем ощущение, где кончается маска и начинается живая плоть, пока жизнь не даёт нам по морде, возвращая к неумолимой реальности…

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: в нижеприведённом фике имеются сцены, содержащие гомо- и гетеросексуальные отношения, насилие, пре-инцест и прочие недетские вещи.Если вас уже тошнит – не портите себе здоровья дальше. Остальным – приятного чтения!

ПРИМЕЧАНИЕ ОТ АВТОРА: Форма построения произведения, как взгляд разных персонажей на одни и те же события принадлежит великому Акутагаве. (А может и евангелистам... словом, я взяла у Акутагавы, а дальше пусть сами разбираются). А я что? Я просто маски примеряю...






Маска первая

O make me a mask and a wall to shut from your spies
Of the sharp, enamelled eyes and the spectacled claws
Rape and rebellion in the nurseries of my face...

(О, дайте мне маску, стену постройте, чтоб скрыть
От доносчичьих острых эмалевых глаз
И очкастых когтей беспутство и бунт в детской
Лица моего...)
D. Thomas "O make me a mask"

Маски… Мы все их носим. Иногда мы даже забываемся и теряем ощущение, где кончается маска и начинается живая плоть, пока жизнь не даёт нам по морде, возвращая к неумолимой реальности…

* * *

Гриффиндорская башня пуста, и по идее, от моего присутствия её тоже нелишне было бы очистить. Смыться на одну из этих вечеринок по поводу окончательной победы над Сами-Знаете-Кем, надраться, наплести чего-нибудь о своей героической роли в сей эпопее, особенно, пока Герми нет рядом (тоже ведь где-то пропадает. И друзьям - ни гу-гу…). Как положено нормальному Рону Уизли. Да только Ронни страдает, быть ему нормальным или таким, какой есть…

Луна, блин, сегодня обалденная. Был бы оборотнем - повыл бы… Может я и есть почти оборотень. В полнолуние она почему-то особенно душит меня, сводит с ума, бросает в жар и переполняет желанием. Моя запретная страсть…

- Эй, Рон! Ты какого черта там торчишь и ни хера не делаешь!

Симус? Ну, чего ему неймётся?!

* * *

Прошлое полнолуние тоже было какое-то особенно чокнутое. Или я был чокнутый? Или у всех нас крыша поехала от этой напряжёнки с Сами-Знаете-Кем?

Прямая трансляция по ВВС квиддичного четвертьфинала шла уже минут пять, а Гарри в гостиной не было и духу. Также как и в спальне, и в душе.

- Да сядь ты, Рон! Сам придёт, не маленький, - Дин потянул меня за форму, но я вырвался и, пробурчав «Нет, я всё-таки кое-где гляну…», отправился прочь.

- Осторожно, отбой через полчаса!- напомнил Дин.

Поначалу я, конечно, как умный человек, попробовал добыть из чемодана Гарри Карту Мародёров, но под влиянием не иначе как новоприобретённой паранойи Гарри запер его на такие заклинания, что пришлось отступиться не солоно хлебавши и отправиться на поиски лично. Результаты оказались неутешительны. Хагрид Гарри не видел, в библиотеке я застал только Невилла и нескольких малолеток (Невилл усердно прятал от лишних взглядов переплёт учебника по зельям за третий курс). На кухню он тоже не заглядывал… В общем, оставалось единственно возможное место. Со смешанными, большей частью крайне отрицательными чувствами я двинулся в подземелья.

«Ой, да нафиг тебя туда несёт?» вопрошал какой-то последний рудимент моего здравого смысла. «Шёл бы себе домой и дослушивал квиддич. Может и Гарри уже там…» - «Но проверить подземелья ближе, чем возвращаться. И не гриффиндорцу на седьмом курсе чего-то там опасаться» возражало упрямство, и я продолжал спускаться, напряжённо вслушиваясь в звуки впереди. Не хватало ещё наткнуться на какую слизеринскую тусовку…

Помяни чёрта - он и явится. Звуки за очередным поворотом к кабинету Снейпа недвусмысленно свидетельствовали о крутой вечеринке в одном из свободных классов. Я заглянул за угол. Двое шестикурсников, гогоча, тащили в класс хихикающую Паркинсон. Оставалось лишь, скрипнув зубами, разворачиваться. До отбоя они явно не закруглятся…

Вдруг кто-то выскочил из-за поворота, пронёсся мимо, притормозил и с изумлением обернулся:

- Чего тебе тут надо, Уизли? - О, Мерлин! Кто-то был ни кем иным, как Драко Малфоем, чья рожа постепенно расплывалась в злорадной ухмылке.

- Услышал стоны жертв и решил проверить, а оказывается, это просто слизеринская вечеринка. Пока, Малфой!

- Э, нет, - ухмылка Малфоя стала ещё шире. - Не вешай мне лапшу на уши, Уизли. Я сегодня Идиотикуса не пил! Ребята, гляньте-ка, кто пришёл поздравить Пэнси с днём рождения!

ПРОКЛЯТИЕ!!!

Трое-четверо слизеринцев сомнительной трезвости не преминули полюбопытствовать и очень обрадовались перспективе намылить некоему гриффиндорцу шею. «К счастью, лишь в перспективе» подумал я. «Гм, счастье, однако…» поскольку появившаяся вслед за ними высокая фигура в чёрном громогласно поинтересовалась:

- Что тут, хаос и демоны, происходит? Уизли? Что ты-то здесь потерял?

Малфоевские приятели поспешили ретироваться, оставив нас втроём. Я лихорадочно работал головой. Ну не мог же я при Малфое объяснять Снейпу, что ищу тут Гарри…

- Малфой?

- Я наткнулся на него тут сэр. Наверняка, замышлял какую-нибудь пакость, - ангельская улыбочка.

Снейп предпринял затяжную попытку испепелить меня взглядом. Кишка тонка…

- Тридцать очков с Гриффиндора…

- Но я же ничего не сделал!

- Неужели? - Снейп издевательски приподнял бровь. - А мне показалось, что ты только отказался отвечать на вопрос преподавателя. И ещё пятнадцать очков за прогулки после отбоя, Уизли, поскольку, - он глянул карманные часы, -ты никак не успеешь вернуться в свою спальню вовремя.

Проклятый, проклятый ублюдок!

Снейп открыто наслаждался эмоциями, несомненно, написанными у меня на лице. На лице Малфоя играла очень похожая садистская ухмылка.

- Что, Уизли, ты так и собираешься тут стоять? Я сейчас начну снимать с Гриффиндора по десять баллов за каждую минуту твоего опоздания.

- Доброй ночи, сэр,- процедил я сквозь зубы и удалился.

- Между прочим, вы собираетесь окончить оргию до отбоя или как?

Я обернулся от неожиданности. Малфой явно был шокирован не меньше моего. Снейп не разрешает слизеринцам тусоваться после отбоя?

- Ты что-то желаешь добавить, Уизли?

- Да, сэр. Приятных сновидений, - я постарался смыться, пока Снейп не подсчитал во сколько баллов моё пожелание обойдётся Гриффиндору.

* * *

Вернулся я аккурат, чтобы по возбуждённым воплям узнать о конце матча. Дин и Колин наперебой было принялись расписывать все замечательные моменты, но каким-то шестым чувством, не иначе, догадавшись о моём настроении, притихли.

- А Гарри уже вернулся? - невинно поинтересовался я.

- Да, Рон, и они с Гермионой пошли к ней,- Элейна, круглолицая подружка Джинни, казалось, возникла прямо из воздуха. Впрочем, с ней последнее время такое случалось частенько, стоило мне оказаться поблизости…- Ой, Герми нам, знаешь, так помогла с проектом по маггловедению! Идём, я покажу тебе!

- Э, знаешь, лучше как-нибудь в другой раз, - я вызволил свой рукав из ручек Элейны и направился к лестнице, ведущей в комнаты девочек. Неужели мне не отделаться от неё без неприятных объяснений? Чего она вообще ко мне пристаёт? Ну да, я, наверное, часто смотрю в её сторону. Только не на неё...

- Рон? Ты чего-то сегодня не в духе.

Чуть не оступился. Навстречу спускалась Джинни, моя Джинни. Ворот белой кофты слегка расстёгнут, подчёркивая изящную шею и огненно-медный блеск волос, рассыпанных по плечам; в глазах - тот же вопрос, что и в голосе...

Когда я впервые осознал, что я чувствую к тебе? Как вообще решился я на подобное кощунство по отношению к ТЕБЕ ? Или всю свою жизнь я знал, что когда-то в материнской утробе потерял частичку своей души, из которой и появилась ты, Джинни? Ты и я одно, смотри - у тебя такие же волосы, как и у меня (но не мои...), такая же белая полупрозрачная кожа, как и у меня (коснись, ощути это...), у тебя со мной одна душа, о Мерлин, неужели ты не чувствуешь, что она так же стремится к единению, как и моя?!

- Что случилось, Рон? - опомнившись, я отдёрнул плечо от её робкого прикосновения.

- А, так, ерунда, Джин. Нарвался на Снейпа, тот снял кучу баллов.

Она вздохнула

- Рон! Что ты опять натворил?

- Ничего, честное слово. У грязноволосика (Джинни явно пытается не хихикнуть), небось, не та лунная фаза (не выдерживая, прыскает). Как ты?

- Всё норма. Ладно, увидимся,- шлёпнув меня по плечу, она сбежала вниз. Я осторожно втянул носом оставшийся позади лёгкий аромат. Духи, которые я подарил ей на Рождество...

Может мне, конечно, и показалось, но я заметил, как Герми отпрянула от Гарри, когда я вошёл.

- Добрый вечер честной компании! Ага, можно и мне чаю?

- Рон, а где ты был? - Герми занялась чаем.

- Я? Я-то Гарри искал. Гарри, а где ты был? - в тон Герми спросил я.

Гарри буркнул что-то себе под нос, уставившись в свою кружку. Я подошёл и потрепал его по голове.

- Не ест, не пьёт, не интересуется квиддичем, не разговаривает. Давай, продолжай в том же духе, парень, и вскоре у тебя вокруг головы появится нимб, и Тёмные Силы будут сами разбегаться с твоего пути...

- Отвали нафиг, Уизли!

- Рон, прекрати! - Герми, кажется, пролила чай.

- ...новый симптом: друзей называет по фамилиям. Да, Снейп на тебя определённо дурно влияет.

- Ну, конечно же. У тебя всё сводится к тому, что Снейп виноват.

Я присел на пол напротив разозлённого мальчика и взглянул на Герми.

- Герми, можно мне чаю - в чашке, желательно (заварочный чайник у неё в руке выглядел как-то угрожающе) - и пять минут. Потом можете иметь меня как Волдеморта.

Она молча налила мне чаю. Я отхлебнул и перевёл взгляд на Гарри.

- Я бы, конечно, не хотел оказаться в твоей шкуре, Гарри. Честное слово, даже при всей нашей дружбе. И не могу представить, как ты себя чувствуешь.

- Уж можешь поверить, мерзко.

- Охотно верю. Не думай, пожалуйста, что я, чурбан этакий, ни хрена не врубаю. Тебя посылают на это дело из-за какого-то сомнительного пророчества, получится у тебя или нет, вернёшься ты или нет - никто не знает, зато совершенно точно из-за тебя должен погибнуть человек, которого никто кроме тебя и словом добрым не помянет. На тебя взваливают ответственность за нас всех, за чью-то жизнь конкретно, всё это к тому же просто от полной безнадёжности.

Они оба смотрели на меня с изумлением. Ну неужели я обычно выгляжу полным идиотом? Помолчав, я продолжил:

- Возможно, я на твоём месте послал бы просто всех нафиг и оплакивал бы свою горькую судьбу. Но знаешь, Гарри, почему-то мне кажется, что если бы мне сказали: «Рон Уизли, вот возможно последний день твоей жизни», я бы всё-таки, пожалуй, постарался да взять от жизни чего-нибудь хорошего. А там, глядишь, всё ещё и удачно окончится.

Гарри как-то странно посмотрел на меня. Я вздрогнул, поражаясь, сколько всё же боли может содержаться в одном взгляде.

- А если это последний день не только твоей жизни? - прошептал он. - Если всему может прийти конец?

- А у нас есть выбор? - горько спросил я, тоже шёпотом. - Ты наш шанс, Гарри. И не бойся, что у тебя может не получиться. Если бы не было тебя, у нас не было бы даже и этого маленького шанса. И я знаю, что ты сделаешь всё, что сможешь. Я обещаю тебя ни в чём не винить. Наоборот, хорошо, что у нас есть хоть чуточек надежды, - я встал, вернул кружку несколько поражённой Герми и вышел. В голове осталась какая-то приятная лёгкость. Я сам не ожидал, честное слово, что когда-нибудь выскажу Гарри всё, что думаю. Мало ему без меня советчиков...

* * *

Чуть позже Герми зашла в нашу спальню, без комментариев чмокнула меня в щёку и полезла в чемодан Гарри.

- А дальше? - нагло потребовал Симус.

- А дальше она ушла в библиотеку и больше её никто не видел, - задумчиво ответила Герми.

- Ничего не выйдет, Герми, я уже... Ой! Как ты его открыла?

- Интересно, кто тут лучший по заклинаниям? - Герми достала Марадёрскую Карту и вышла. Я выскочил следом.

- Мне попозже надо будет прогуляться до библиотеки, - пояснила она. - Рон, знаешь, я от тебя не ожидала...

- Догадываюсь, - улыбнулся я слегка. - Гарри ещё в твоей комнате?

- Нет, - растерялась она. - Ушёл почти сразу после тебя.

- Давай-ка глянем, - я ткнул в Карту.

Герми, присев на корточки, произнесла пароль.

- Так и есть, - вздохнул я. Точка, помеченная Гарри Поттер, наблюдалась где-то в районе владений Снейпа. Герми слегка побледнела. Извини, друг, но правда иногда бывает жестока. Точнее, изредка бывает нежестока...

- Невилл! - вдруг спохватилась она, убирая свои волосы, закрывавшие часть Карты и указывая на точку, помеченную "Невилл Лонгботтом"... стоявшую рядом с точкой "Драко Малфой" около одной из лестниц.

- Во дерьмец! Если он сделает Невиллу хоть что-то... - я проследил пальцем. - Дорога чиста, слушай, я бегу на выручку! - Она кивнула, сворачивая Карту.

Гостиная... портрет... коридор, налево, вниз, направо. Так, проверяю из-за угла - никого, вперёд.

- А!

- Тс-с, Невилл, тихо! Это я, Рон, - Невилл был бледен как смерть.

- Р-рон? Что ты тут...

- Давай, пошли, пока нас не засекли. Малфой тебе ничего не сделал?

- Малфой? - Невилл вопросительно глянул на меня. - Как...

Дежурная версия на сей счёт у меня была наготове.

- Виолетта, подруга Толстой Леди сказала, что он приставал к тебе где-то здесь.

- А... Нет, просто наговорил гадостей, как всегда.

Я скрипнул зубами. Если у Гарри ничего не выйдет, я, пожалуй, таки прибью ублюдка. Всё же, одним Пожирателем меньше будет.

Ночевать Гарри не пришёл.

* * *

Ночь. Бессонница. Каждая складка всё более скомканной простыни врезается в тело как нож. Я не буду...

Ворочаюсь с боку на бок, пытаюсь сосредоточиться на чём-либо постороннем- квиддич, каникулы, возможные планы против Волдеморта, но все мысли возвращаются к ней. Я не буду...

Напряжение в нижней части тела не отпускает. Плюнув, накидываю мантию и выхожу.

В гостиной, к счастью, пусто. Интенсивно пару раз прохожусь туда-сюда, десяток приседаний, десяток отжиманий. Кажется, полегчало, но сна всё равно ни в одном глазу. Дрянь дело.

Луна, луна заливает светом окрестности Хогвартса и Запретный лес. Через щель в оконной раме пробивается весенний воздух, полный каких-то неуловимых будоражащих ароматов, от которых все волоски на теле встают дыбом. Не смотри туда, Рон, не смотри...

Еле оторвавшись, сбегаю вниз в туалет. Чувствительный пенис наливается кровью, кажется, от первого же прикосновения.

Нет-нет, я не это... Я только пришёл пописать... Я не буду...

Я не буду дрочить на собственную сестру.

Рука бессознательно обхватывает пенис, палец скользит по головке. Воля и разум мгновенно растворяются в сладко-мучительном тумане... Горячая алебастровая кожа... Блеск волос, пахнущих "Шёпотом ванили"... Нежные робкие губы... Затягивающий водоворот противоестественного греха...

Я со стоном кончаю, привалившись к стенке туалета, и неожиданно наваливаются влажность, промозглость и тошнота от самого себя.

* * *

Я строю карточный домик. Я строю карточный домик, чтобы заслониться от вида некой юной рыжеволосой особы. Я строю карточный домик, пока Герми обдумывает очередной ход.

Герми обдумывает очередной ход. Герми думает совсем о другом, но она делает вид, что обдумывает очередной ход. Герми пытается обдумывать очередной ход, чтобы не думать о другом.

Мы играем в шахматы. Мы играем в шахматы в гостиной, а вокруг кипит деятельность. Деятельность не более значительная, чем наша игра. Достаточно лёгкого толчка, и этот уютный мирок нашей гостиной разлетится с хлопком, как и делает мой карточный домик.

Потому что идёт война, и хотя многие до сих пор пытаются это отрицать, она идёт, и перевес в ней уже склонился не в нашу пользу. И в углу гостиной рыдает девочка по фамилии Джустейн, с четвёртого, кажется, курса. Позавчера во время завтрака она получила почтой кусочки своих родителей.

Герми выхватывает палочку, и карты застывают над шахматной доской. Она небрежно левитирует их в сторону.

- Не смотри так на неё, Рон, - строго шепчет она и переставляет ладью.

Я вздрагиваю. Значит, Герми заметила? Но она молчит, избегая смотреть мне в глаза. Заметила, но не порвала со мной, не накричала, не предлагает отправиться мне в Азкабан или в Святого Мунго. Не считает меня извращенцем... Неожиданно я осознаю, как мы сблизились за эти годы, особенно за последний, когда к дружбе прибавились ещё забота и тревога о нашем друге. Как мы начинаем понимать друг друга без слов.

- Дурак дурака видит издалека, - шепчу я в ответ, и она не обижается, напротив, слегка улыбается и поднимает глаза.

Я изучаю своё положение. Ой-ой-ой, если она догадается ещё и слона передвинуть, всё сведётся максимум к трём ходам. Надо её как-то спровоцировать на ложный... Размышления мои прерывает вернувшийся с очередного свидания Гарри. Ранёхонько он сегодня. С того раза на прошлой неделе он у Снейпа больше не ночевал, но если уж выбирался, то засиживался допоздна.

Рано - это хорошо? "Плохо", - почему-то приходит вдруг мне в голову.

- Пошли, выпьем чаю, - улыбается Гарри. Улыбается, вроде всё нормально. Или просто хорошо держится?

Мы поднимаемся, как обычно, к Герми. Гарри, мгновенно меняясь в лице, запирает дверь, накладывает пару заклятий и оборачивается. Побледневший и ссутулившийся, он каким-то вдруг по-детски испуганным голосом говорит:

- В эту пятницу.

Герми ахает и вскидывает ладони к лицу. Я молча киваю, медленно переваривая информацию. В пятницу... послезавтра... Что?! Ведь не может же быть ЭТО... Затем мы оба просто молча обнимаем Гарри и долго так стоим. И ни слова.

- Я боюсь, - дрожащий голос Гарри неожиданно нарушает тишину. - То есть, не волнуйтесь, я сделаю всё как надо. Но, можно, я сейчас немного побоюсь?

- Само собой, приятель, - я похлопываю его по спине. - И не стесняйся, говори всё, как есть, - и вновь тишина.

Какое-то время спустя Гарри освобождается от наших объятий и начинает ходить по комнате. Я, наверное, в тысячный раз за последнее время подмечаю, как он изменился. Похудел, побледнел, весь хрупкий какой-то стал; и в то же время чувствуется в нём какая-то сила, уверенность. И впрямь, просветлённый. Или влюблённый (а скорей всего, язвлю я сам себе, и то и другое).

- Я даже рад, - Гарри вдруг улыбается. По -настоящему. - Наконец-то всё решится. Как в Судный День!

Я долго пытаюсь понять, что означает последнее выражение и всё же решаюсь уточнить:

- Это что, маггловский фильм какой-то?

Гарри и Герми переглядываются и... хохочут. Я недоумённо смотрю на обоих.

- Рон! - Гарри хлопает меня по плечу. - Ты лучше всех! - и вдруг, посерьёзнев, добавляет. - Я хочу только, чтобы когда всё это закончилось, мы смогли бы также вот посмеяться.

И я знаю, что лучше и не скажешь.

* * *

И грянул Судный День.

То есть не грянул, а наступил. Как обычно были уроки, потом воцарилась обычная оживлённая пятничная атмосфера. Затем Гарри незаметно (для всех, кроме нас с Герми, разумеется) ускользнул. Чувствовал он себя довольно уверенно и даже (к немалому моему изумлению) ночевал на месте. Меня несколько трогало это смущение, с которым он всячески избегал любых расспросов об их со Снейпом отношениях, явно опасаясь моей реакции. Знал бы он, какими фантазиями живёт его друг! Хотя хорошо, что не знал...

Затем МакГонагалл позвала Герми, а чуть позже Герми пришла и за мной.

- Нам велено по возможности незаметно явиться в кабинет Дамблдора, - Герми пожала плечами, показывая, что понимает не больше моего.

- Может... А, пошли, - я потащил её за собой, пронёсся через все коридоры и лестницы ("По невозможности незаметно", - пробурчала Герми на ходу), и, притормозив лишь у входа ("Облачный зефир"), влетел в кабинет директора, где восседала МакГонагалл.

- Какие-нибудь новости, профессор?

- Сядьте, мистер Уизли, мисс Грейнджер. Нет же, ещё рано. Я хочу, чтобы вы оставались здесь.

- Но почему? То есть, мы не против... - "Сразу будем в курсе, если что..."

МакГонагалл устало посмотрела на нас.

- Мистер Уизли, - вздохнула она, - будучи слишком хорошо осведомлены о вашей, - взгляд предназначался и Герми, - дружбе с мистером Поттером, мы с директором решили, что сегодня, - она подчеркнула слово "сегодня", - за вами следует присмотреть. К тому же, мне нужны будут помощники, как только мы получим какие-либо известия о ходе операции. Вы сказали, что вы не против.

- Нет! - хором подхватили мы оба, возбуждённо переглядываясь. Вот это да!

Мерлин, это была самая длинная ночь в моей жизни! Мы ждали. В Хогсмиде, куда должен был вернуться при удачном исходе дел Гарри, а при невероятно удачном - и Снейп, ждал Дамблдор с помощниками. МакГонагалл временами переговаривалась по камину с мадам Помфри, которая тоже была на стрёме. Герми, не выдержав, прикорнула на диванчике в углу. Я отпросился и сбегал в больничное крыло за одеялом (и, блин, в туалет заодно, наконец-то).

Мы сидели, думали, ходили, насвистывали, то есть я один насвистывал, хотя сейчас и за МакГонагалл не поручусь, всё так смешалось. Рассвет я встречал сидя в ногах у Герми, тупо глядя в окно и размышляя, в чью же сторону сегодня всё переломится.

И мы ждали дальше...

Наконец один из помощников Дамблдора, незнакомый мне немолодой волшебник, связался с нами и коротко сообщил:

- У них получилось. Волдеморт уничтожен.

Я непроизвольно испустил какой-то клич абсолютного восторга и бросился тормошить Герми:

- У них получилось! Герми, Гарри справился!

Герми вскочила.

- Гарри? Где он?!

МакГонагалл плакала и смеялась.

- А Гарри? - Герми кинулась к камину. - Что с Гарри?

Волшебник посмотрел на нас с неопределённым выражением.

- Они понесли мальчика в больницу.

- Ой, - МакГонагалл взяла себя в руки, - Кинн, извини, я должна предупредить Поппи, - он кивнул, МакГонагалл прервала связь и бросила в камин щепотку порошка, коротко сообщив все новости Помфри.

- Профессор МакГонагалл, можно мы спустимся...

Макгонагалл повернулась к нам.

- Не раньше, чем вы поможете мне с корреспонденцией, молодые люди, - она села за стол и быстренько заколдовала полдюжины перьев. - Вот конверты, адреса, за работу! Мы же договаривались, что вы поможете. Надо всех оповестить!

- Давайте я сбегаю и узнаю, что с Гарри!

- Уизли! Не забывайте, - тут она запнулась и продолжила осевшим голосом, - им же главное - Волдеморт, и только потом - Гарри...

Мы писали с головокружительной скоростью. Тем временем Макгонагалл с кем-то вела переговоры. До нас с Герми долетали лишь отдельные фразы: "... Северус жив... ("Да кто бы сомневался!" - прошипел я), "... Гарри - пока сложно сказать..." Затем я сгрёб все письма и понёсся в совятню, оттуда пулей - в больницу, по дороге нагнал Герми и мы поспешили туда вдвоем. Голова кружилась, всё было как в бреду... А затем мы осторожно вошли в палату, и бред принял более чем отчётливую форму.

На одном из стульев, положив локти на колени и опустив голову, сидел человек в чёрном. Черный плащ с капюшоном, чёрная мантия, чёрные тяжёлые сапоги. Он поднял голову, и я встретился взглядом с Малфоем. Минуту мы разглядывали друг друга: он - с каким-то усталым безразличием, я - с омерзением и торжеством.

- Что ж, - наконец выплюнул я. - Пойман с поличным, падла.

- А иди ты срать, Уизли, - огрызнулся он и опять опустил голову.

Руки у меня чесались конечно, да и на языке вертелась пара ответов, однако в данный момент меня куда больше волновал Гарри. Поэтому я, постучав, двинулся было дальше, во владения Помфри, но тут дверь открылась, и навстречу вышел... Гарри. Шатаясь, в мантии на пару размеров больше, но...

- Живёхонек, - одобрительно заметил я. Герми выскользнула у меня из-за спины и бросилась обниматься.

- Герми, Рон... Всё ОК... Я справился, - Гарри устало улыбнулся.

Я широко улыбнулся в ответ и показал ему большой палец.

- И что я могу сказать, Гарри? Мы все у тебя в долгу.

Герми вдруг разрыдалась. Гарри явно растерялся ещё больше, и я счёл нужным переправить её в свои объятия.

И тут Гарри заметил Малфоя.

Напрягся. Губы его дрогнули. Затем он на удивление решительно пересёк комнату.

- Герми, пусти, - я потянулся за палочкой.

Остановился перед Малфоем. И протянул ему руку.

Малфой поколебался, затем протянул свою в ответ.

- Спасибо, - тихо сказал Гарри.

Малфой ухмыльнулся:

- Ну ты и везунчик, Поттер!

Я понял, что я идиот. Или сумасшедший. Или всё ещё дремлю в кабинете Дамблдора и жду, жду вестей от Гарри...

* * *

Потом Гарри рассказал нам всё. Абсолютно всё, и о Малфое, и о Снейпе, и о Невилле... Не сразу, кусками, долго, мучительно, с болью, пытаясь очиститься от тягостных воспоминаний. И мы старались разделить с ним всю боль и страдания, насколько могли, мы слушали и плакали, и поражались. И я понял, что Тёмные Силы не должны больше восстать, никогда. И ничьи больше друзья, соперники, да и просто люди не должны пройти через подобные муки.

* * *

Тишина, и Гриффиндорская башня пуста. Даже Гарри ушёл с Дином и Симусом. Только я здесь, не могу справиться даже сам с собой, не то, что с могущественными Тёмными Силами. Дрянной из меня герой.

Я вспоминаю, как в то утро я вбежал в башню и на пределе своих лёгких огласил на весь Гриффиндор радостные новости. И все повыскакивали из спален, подхватили мой крик, бросились обниматься, тормошить ещё не разбуженных, передавать весть всё дальше и дальше. И ты вдруг выскочила невесть откуда и со счастливым смехом кинулась мне на шею, я подхватил и закружил тебя, окончательно теряя голову от этого легкого, хрупкого тела в одной ночной рубашке в моих объятиях...

Вдруг снизу раздается шум и хихиканье.

- Всё, Эрни. Вот мы и на месте, спасибо, что проводил, и пока.

- Нет, нет, нет, давай, я помогу к тебе подняться, крошка.

- Спасибо, я и сама могу. До встречи, Эрни!

Мерлин премудрый, Джинни!

- А может я тебе помогу, а? Девочки сказали, они не вернутся до утра... Давай же, Джинни, ну чего ты боишься?

Знаешь, что такое Авада Кедавра, МакМиллан?

- Эрни МакМиллан, я же сказала: "Нет!". Нет, и целоваться тоже не лезь!

Я по возможности неспешно (считай, мгновенно) спускаюсь вниз и громко откашливаюсь:

- Эрни, дама, кажется, тебе всё объяснила, на что же ты ещё нарываешься?

- Э, привет, Рон, да я так, проводить вот хотел...

- И спасибо, проводил и отваливай!

Макмиллан, что-то процедив, убирается. Джинни испуганно хлопает глазами, прижавшись к стенке.

- Р-рон, я не виновата! Он обещал просто проводить меня, а тут начал приставать... - я жестом останавливаю её.

- Окей, окей, да я слышал всё, успокойся, сестрёнка, если он будет ещё - только скажи. Ты в порядке?

- Ага, - она направляется было к лестнице в спальню, но спотыкается и оседает, я подхватываю её. Запах духов и алкоголя.

- Пили?

- Угу.

- Много?

- Угу.

- Давай-ка в ванную.

Мотает головой.

- Рон, нет, я в порядке, только ноги не слушаются. Честно.

- Проводить наверх?

- Пожалуй...

И мы идём наверх. Медленно поднимаемся по ступенькам, я придерживаю её, вначале под руку, потом за талию. Изящное горячее тело прижимается к моему, запах "Шёпота ванили" и алкоголя кружат голову, ещё немного - и я начну шататься как она. Голоса в голове предательски нашёптывают: "Девочки не вернутся до утра..." Только бы она не заметила моей реакции... А как тянет развернуть её к себе и вжать в стенку со всей страстью, чтобы она почувствовала вдруг, как сильно я её желаю... Знаменитый бог магглов таки существует, это волшебник, придумавший широкие мантии...

Пришли. Неужели всё?

- Ну вот. Тебе ещё чем-нибудь помочь?

"Чем ты ещё можешь ей помочь, балда? Раздеться, что ли?"

- Нет, спасибо. Дальше я и сама справлюсь.

Она приоткрывает дверь в спальню и поворачивается ко мне.

"Сейчас предложит зайти..."

- Спасибо большое, Рон. И...

"Вот!"

-... ты только ничего не скажешь маме?

Улыбаюсь.

- Ясно нет, сестрёнка. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи, Рон.

... когда-нибудь, наверное, я не выдержу. Я шагну вперёд, возьму это красивое лицо в ладони и, наслаждаясь тем, как его выражение меняется на удивлённое, и затем - на испуганное, как расширяются прекрасные карие глаза, как тщетно напрягается прижатое к стенке тело, вызывая ответную волну желания, зажму поцелуем эти готовые к крику нежные губы...

... и если не осталось в мире ничего святого, я почувствую, как она расслабляется, как робко и неумело отвечает на мой поцелуй, а тонкие ручки обвивают мою талию...

* * *

Ах, зачем течёт в наших жилах одна сумасшедшая кровь?



Продолжение следует...


Глава 2Глава 3Глава 4


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni