Третья Сторона

АВТОР: mobius
БЕТА: Eonen

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Рон, Драко
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: action

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: До чего может довести пара революционно настроенных, жадных до власти и мести придурков.

Написано для Eonen, которую путем измывательств и шантажа удалось втянуть в предприятие по «бетанию»!


ОТКАЗ: А я чё? Я как все.




А ты мне тут хвоста крутишь, собака страшная?

(с) перевод работы Л. Володарского фразы «Fuck U dick sucker»,
сказанной героем Вина Дизеля в фильме «Крутые Парни»

Есть. Жрать. Пережевывать, глотать, наполнять живот пищей.

Винсент лежал брюхом на теплых камнях утеса и пялился вниз, в неглубокое ущелье, поросшее мхом и редкой травой. По дну ущелья бежал ручей.

Очень сильно болел желудок. Как будто в него попала случайно проглоченная бритва. При этой мысли Винсенту стало нехорошо. Он представил себе, как бритва кувыркается в его внутренностях.

Очень, очень хотелось есть

- Блин, - сказал он. Тепло от земли постепенно успокаивало боль. Журчание воды в двадцати метрах от него нагоняло такую жажду, что Винсент снова сказал: «Блин».

Он опустил голову на землю. Провел языком по внутренней поверхности щеки, чувствуя круглый камень под ней. Сухие десны на вкус напоминали женские выделения во время соития. Винсент поморщился и начал копить слюну для плевка.

Солнце стояло в зените, обливая белым светом двухэтажный дом, громоздящийся неподалеку. Глядя на это строение, создавалось впечатление, что его возвели за полчаса из гофрированного картона, обмазанного солидолом. Он был каким-то мятым и блестел из-за свежей краски.

В прошлом году в это же время Винсент ездил в Ла Пас. Смотреть на людей и двоюродную тетку. Ему не понравилось.

Рядом кто-то улегся.

- Уизли, - позвал Винсент.

- Справа от дома точно такой же обрыв. Там нельзя подобраться незаметно. Минуты три точно будем как на ладони, – прошептал Рон. Они лежали плечом к плечу. – Мишень для слепых.

- А если полем? – Винсент не поднял головы. Он чувствовал сквозь ткань рукава, как обнаженная кожа Уизли касается его плеча.

На Роне была коричневая майка с оторванными рукавами и широкие штаны оливкового цвета, заправленные в высокие поношенные ботинки. Голенища ботинок были зашнурованы так плохо, что оставалось удивительным, как это Рон не наступает на свои же собственные шнурки.

- Полем нельзя. Только что проверял. Там травы – даже жопу не прикроет, если ползти будем. Что у тебя?

- Ни единого урода, – Винсент пошевелил пальцами и попытался дотянуться до поясницы, почесаться. Рон машинально вскинул руку и пару раз поскреб его спину сквозь плотную ткань мантии. «Не дергайся», - сказал он.

- Подождем еще полчаса. Если за это время никто так и не появится, значит, они обходят периметр каждые 5 часов, как ты и думал.

Винсент прикинул, что это прикольно, когда тебе говорят «как ты и думал».

- Я в библиотеке книгу видал, – сказал Уизли тем временем. – Николо Макиавелли. «Военное искусство».

- Читал?

- Видел, я говорю. Картинки смотрел.

- Придурок, – пробормотал Винсент и вновь подумал «прикольно», когда Уизли тихо рассмеялся себе в кулак.

Винсент наконец приподнял голову и напряг затекшую шею. Внезапно он заметил, что к футболке Уизли пришиты черные погоны с красной окантовкой. На черном он разглядел готическую литеру «R» и цифру «1».

На грязной футболке без рукавов это выглядело внушительно.

- Что за херня? – спросил он. Рон проследил за его взглядом, некоторое время молчал, затем объяснил:

- Разведывательная артиллерийская часть номер один. Гефрайтер. Вермахт.

Винсент подумал, что Уизли соврал про непрочитанную книгу.

- Ты двинутый.

Уизли промолчал, устраиваясь поудобнее. Острый камень тер ему член.

- Здесь пиздец как серьезно, – Винсент говорил шепотом, но Рон расслышал все до последнего слова. – А ты в войнушку играешь, твою мать.

- Я ни хрена не играю, – просвистел Рон сквозь закрытые челюсти, - я охренеть как серьезно.

У Рона были длинные гибкие руки и тело, короткие быстрые ноги и волосы неприличного апельсинового цвета. Он напоминал какое-то животное.

Высокий и широкий, накачанный и плотный Винсент казался бульдозером по сравнению с ним. Рон был уверен, что у Винсента сиськи больше, чем у Кэти Бэлл. Однажды он видел, как Винс разогнул подкову и даже не вспотел.

- Я сейчас приду, – Рон подполз к краю обрыва, свесился и сплюнул вниз. Винсент схватил его за голень и резким рывком оттащил обратно. Не сказав ни слова, Рон встал на четвереньки и короткими перебежками скрылся в ближайшем подлеске.

Он скоро вернулся, неся с собой спортивную сумку, в которой было что-то тяжелое. Винсент не смотрел на него, только слышал, как он позвякивает чем-то.

Когда Рон снова улегся рядом, в его руках было нечто настолько странное, что Винсент некоторое время молчал, прежде чем спросить:

- Что это?

Уизли лежал, упершись плечом в приклад черного, острого, как игла оружия.

Винсент невольно задержал взгляд на нем. Оно было красивым, как женщина. Длинный ствол заканчивался глушителем. Уизли ворочался, прикручивая двойной оптический прицел.

- ОСВ-96. До тысячи восьмисот метров бьет. У меня всего пять патронов.

- Для меня есть что-нибудь?

- Да. В сумке. Слушай… я дарю тебе.

- Чего? Чего ты сказал?

- Я дарю тебе то, что в сумке. Это подарок. Это именно подарок.

- Да понял уже.

Винсент перекатился на спину и потянулся. От долгой неподвижности его тело затекло и кровь больно колотилась в пальцах ног. Когда он отполз от края обрыва и сел по-турецки, Уизли тихо сказал ему вслед:

- Отдыхай. Когда придет смена, я их всех сниму. Потом придется быстро бегать.

- Понял, – бросил Винсент. – Если будут проблемы…

Он осекся, а Рон ничего не ответил.

Проблемы у Уизли могли быть только в одном случае – сменных будет больше пяти.

Школьник, сознательно избегавший конфликтов, вырос в человека, который не промахивается. Раньше он великолепно играл в шахматы.

Упираясь локтями в нагретую сухую землю, Рон думал о том, что уже полгода не брал в руки шахматной доски.

- Ух ты! – раздалось у него за спиной. Рон сделал громадное усилие, чтобы не обернуться и не посмотреть на лицо Винсента, который обнаружил в сумке вещь, предназначенную для него. – Этот… как его… Пеш Кабс.

Оружие было великолепным. Массивная длинная рукоять и черное лезвие, сужающееся резко и стремительно. Винсент попробовал острие на большом пальце. Без боли и нажима показалась кровь. Нож был заточен невероятно искусно. Казалось, что лезвие не заканчивается там, где глаз уже не видит его. Казалось, оно продолжает тянуться невидимыми режущими микронами.

- Персия, – тихо сказал Рон и гордость в его голосе была очевидна. – Настоящий, персидский Пеш Кабс. Заговоренный.

- Ты чё, магазин грабанул? – Винсент выпрямился во весь рост, несколько раз присел. Потом нагнулся, доставая ладонями до земли. Высохшая под солнцем земля царапала его пальцы. Винсенту нравилось чувствовать боль и силу в своих мышцах.

Рон ответил не сразу, и когда он это сделал, Винсенту показалось, что он тщательно выбирает слова.

- Иностранный… легион… Я сейчас… неплохо зарабатываю.

Они ждали уже очень долго. От скуки им хотелось говорить.

Уизли рассказывал, как он устроился сначала в миротворческий контингент, потом уехал во Францию и мог каждые выходные видеться с Гарри и Гермионой. Гермиона работала в Париже, Гарри учился там же, проходя квалификационные экзамены по повышению «Мракоборческого» уровня.

Это были отличные деньки. Они много пили, а ели и спали на ночных сеансах в кинотеатрах. На Монмартре они заворачивали бутылки с вином в бумажные пакеты и смеялись над полицейскими на роликовых коньках.

Вскоре Гарри вернулся в Лондон, Гермиона улетела в Хайдерабад, а Рона отправили в Пакистан.

Он стал очень много зарабатывать, продаваясь войне. Разным войнам. Деньги магглов, обмененные на галлеоны, помогали ему быть независимым, а его семье – гордиться и строить новый дом. Огромный дом. Светлый и просторный, они всегда хотели именно такой.

Иногда Рону было жаль, что он не испытывает искренней ненависти к тем, кого ему довелось убить. Возможно, тогда будущий дом был бы еще светлее.

Винсент рассказал, что его отец удачно играет на бирже. Всем людям, знающим «старину Крэбба», это казалось невероятным. Отец Винсента был дебилом, все это знали. Оказывается, он был чертовски удачливым дебилом. Он женился второй раз, оставив бывшей жене старый дом и любовника, а себе забрав сына и переехав в Лутон.

- Сам чем занимаешься? – тихо спросил Уизли.

Винсент прислушался к его шепоту и с легкостью представил его лежащим на песке Аравийской пустыни, с этим восхитительным маггловским оружием в руках.

- Ничем, – ответил он, наконец, и это была правда, – живу.

За те три дня, что они провели вместе, они ни разу даже не побранились.

Когда главные идеологи их розни были далеко, им было просто представить себя беседующими с незнакомцем. Им казалось, что каждому из них чудовищно много лет.

Винсент подбросил на ладони Пеш Кабс и поймал его ловким хищным движением. Его крепко сбитое тело действовало, как удар кнута.

- Он заговоренный? – переспросил Винсент. Уизли понял намек. Им нельзя было пользоваться магией. Даже в крайних случаях.

- Это слишком древняя магия. Я не знаю, как это работает. Сам Дамблдор не чувствует ее, если только не поднести эту штуку к его горлу. Она проходит сквозь металл. Она ведет твою руку, если ты чувствуешь опасность. Если ты потеряешь её, я воткну метлу тебе в жопу и отправлю на Лу…

Раздался тихий хлопок.

Винсент смотрел на пальцы Уизли. Они были слишком толстыми и плоскими, чтобы играть ими на фортепьяно. Но идеально подходили для мягкого нажатия на курок.

Хлопок, еще один.

Рон стрелял так, как будто занимался любовью.

Четыре выстрела, звук смазан глушителем. Рон закрыл оптический прицел, вскочил на ноги и, перепрыгнув через край утеса, ринулся вниз, в ущелье. Винсент последовал за ним.

Первый сменный лежал лицом вниз, в ручье. Вода из-под его головы текла совершенно чистая.

- Мертв?

- В сердце, – Рон вытащил труп из ручья, быстро расстегнул на нем мантию. – Это Кард. Говорят, у них нет крови. Очень удобно.

- Заканчивай базар, - заткнул его Винсент, сдергивая плащ с другого застреленного.

Рон закутался в черную мантию и нахлобучил капюшон на голову. Винсент последовал его примеру. Вдруг его пальцев коснулось что-то ледяное.

- Что за… - он остолбенел. Уизли подошел, взял его за запястье, посмотрел на его ладонь и тут же буквально отшвырнул от себя его руку. Он сказал:

- Это пыль на мантиях. Так они узнают друг друга. Вымой руки.

Винсент смыл ледяную крошку в ручье и бросился за Уизли, который не стал тратить время на ожидание.

Никто не заметил их, пока они неслись по ущелью к гофрированному блестящему дому. Или так им показалось. Добравшись до открытого пространства, Рон ссутулился и на полусогнутых ногах медленно пошаркал в сторону отлакированного крыльца.

- Мы как Гензель и Гретель, – пробормотал Винсент. Ему все еще очень хотелось есть.

На ступенях их никто не остановил. По бокам от перил стояли три фигуры в черных мантиях. Они тупо смотрели себе под ноги. На Рона и Винсента они не обратили никакого внимания.

Дверь в дом была закрыта. Рон пару раз дернул за ручку, но она только скрипела в ответ. Одна из фигур медленно выпрямилась и направила зияющий черный провал капюшона в сторону Уизли. Винсент прикоснулся к напряженному боку Рона, требуя отодвинуться. Тот едва заметно кивнул и посторонился, прижимаясь к нему плечом, загораживая его руки от любопытных глаз.

Винсент вытащил Пеш Кабс и плавным, точным движением вогнал его в дверной замок. Кинжал вошел в металл, как в сметану. Не раздалось ни звука. Винсент толкнул дверь и она распахнулась. Следящий за ними человек так же медленно отвернулся и снова уставился в пол.

В коридоре Рон откинул капюшон и осклабился улыбкой. В полумраке блеснули его крепкие желтые зубы. Клыки у него были сплющенными и широкими. Винсент ухмыльнулся в ответ и хлопнул его по спине.

Снаружи дом казался аляповатой пародией на жилище. Внутри же он был огромным и пафосным, как театр. Черные потолки, полы из камня, блестящие так, что казались намазанными маслом. Анфилады комнат, колонны и ни единого сантиметра ткани.

- Куда? – Винсент схватил Рона за локоть.

- Без понятия, – неожиданно легкомысленно бросил Рон, - никогда раньше не бывал в таких местах.

Винсент отпустил его и некоторое время они стояли, мрачно прислушиваясь.

- Я слышу шаги, - прошептал Винсент и поплотнее натянул капюшон.

Из-за поворота бесконечного коридора вышла фигура в черном и пошелестела в сторону незваных гостей. Рон выступил вперед и скинул мантию:

- Эй, ты!

Винсент вздрогнул и замер. На мгновение ему показалось, что Уизли чокнулся.

Черный человек остановился, как вкопанный, и некоторое время просто пялился блестящими белыми глазами на Рона. Когда молчание заполнило все свободное пространство, Рон переступил с ноги на ногу и будничным тоном спросил:

- Где у вас тут тюряга? Запарились искать.

Черный человек медленно выпростал из рукавов длинные заскорузлые пальцы и так же неторопливо схватил Рона за предплечья, выкручивая ему руки за спиной.

Винсент невольно скривился, наблюдая за этой сценой. Как он помнил, это было довольно болезненно, но Уизли только лыбился как дурак да матерился.

- Иди за мной, – сказал он внезапно таким же веселым голосом. Винсент похолодел, осознав, что Рон обращается к нему. К счастью, черный человек не обратил на эти слова внимания.

Шнурок на правом ботинке Рона разболтался окончательно. Несколько раз Рон наступал на него и спотыкался. Черный человек, не замечая этого, продолжал тащить Рона за вывернутые руки. В такие моменты Рон переставал улыбаться и только тихо повторял: «Урод, блин. Блин, урод».

Винсент смотрел на его ноги и не понимал, как человек, служивший в спецназе, не приучился зашнуровывать ботинки.

Они долго тащились по лестничным пролетам, проходным залам и коридорам. Это плутание выглядело настолько бессистемным, что Винсент начал впадать в отчаяние. Несколько раз он принимался крутить рукоять кинжала, примеряясь к спине черного человека.

В такие минуты Рон, словно чувствуя, бормотал:

- Спокойно, Краб. Все нормально, Краб. Он просто урод.

Винсент ненавидел эту кличку, но странным образом успокаивался.

Наконец, они остановились перед высокими квадратными дверями, отделанными яшмой и гранитом.

- Стой здесь, – прошептал Рон.

- Какого ты… - запаниковал Винсент, но Рона уже волокли внутрь комнаты, и ничего не оставалось делать, кроме как следовать приказу этого придурка.

Посреди душной залы стоял высокий и сутулый, невероятно тощий человек. На нем была темная парка, вся в пятнах пыли. В руках он держал свиток, лихорадочно пробегая его глазами. Рон оглядывался с таким любопытством, что казалось – еще чуть-чуть, и он свернет себе шею. Страха он не испытывал, только возбуждение и злость. Весь пол комнаты, столы и полки были завалены разлохмаченными книгами, рваными листами бумаги и фолиантами в подгнивших обложках.

- Лорда нет, – отрезал Тощий, даже не оборачиваясь.

Черный человек сильно толкнул Рона вперед, отчего тот не удержался на ногах. Грохнувшись на пол, Рон напрочь изодрал какой-то свиток. Звук упавшего тела и треск рвущейся бумаги заставили Тощего повернуться. Он хотел было что-то сказать, но вдруг осекся, разглядывая Рона.

- Я тебя знаю, – наконец сказал он.

Рон смолчал, напрягшись всем телом.

- Уведите его. Я доложу Лорду. Воды не давать, – Тощий набрал в ладони летучего порошка и направился к камину.

Черный человек меланхолично сгреб в горсть волосы Рона и таким образом потащил его за собой.

- Ирод, ты ж мне башку оторвешь! – взвыл Рон, но вырываться не стал.

И снова продолжилось нудное утомительное плутание по огромному беспорядочному дому.

Когда Винсент готов уже был затянуть песню от тоски, черный человек остановился перед лестницей, круто уходящей вниз. Добрая половина ступеней утопала в темноте.

Рона снова сильно толкнули вперед, но на сей раз, к счастью, ему удалось сохранить равновесие, иначе он бы точно раскроил себе череп.

Спустившись вниз, он уперся в сырую маленькую дверь, пахнущую глиной и ржавым железом.

- Закрыто, дебил! – обернувшись, закричал Рон. – Тут закры…

Прервав на полуслове, дверь распахнулась, чуть не отхватив ему кусок носа. Тяжело переведя дыхание, Рон выругался про себя и ступил вперед. Раздался хлопок – дверь закрылась за ним.

Рон почувствовал, как от ледяного сквозняка волосы на затылке становятся дыбом. В камере было черно, хоть глаз выколи.

В абсолютной тишине он услышал сиплое тяжелое дыхание человека, не спящего, но в забытьи.

- Эй, ты… - тихо позвал Рон, опускаясь на четвереньки. Он шарил руками вокруг себя.

От кромешной темноты у Рона начала кружиться голова, он потерял ощущение пространства. Ползая по холодному каменному полу, ему наконец удалось добраться до стены и он пошел вдоль нее. Звук от дыхания другого человека стелился по камням и, казалось, шел отовсюду.

- Эй, эй, ты, – снова позвал Рон, скорее чтобы услышать собственный голос, чем ответ. Раздался тяжелый грудной кашель и плевок.

- Кто здесь? – глухо раздалось из угла.

Руки Рона уткнулись в чье-то плечо.

- Встать можешь? – тут же спросил Рон. Чужие руки обхватили его за шею. Ладони были горячими, как воздух над костром. Рон попытался приподняться вместе со своей ношей.

- Вставай, вставай… - шепотом подбадривал Рон, медленно разгибаясь, жестко обхватывая человека за пояс и делая пару неуверенных шагов туда, где, как ему казалось, должен быть выход.

Когда спустя пару минут он понял, что совершенно дезориентирован, ему оставалось только одно: он заорал во всю глотку:

- Краб!! Открывай! Винсент!!

Человек, повисший на нем, вздрогнул и напрягся, сильно впившись ногтями.

Послышалось шипение, словно раскаленный металл опустили в воду. На пол пролился прямоугольник слабого света из приоткрывшейся двери. Рон обнаружил, что все это время стоял к ней спиной.

- Молодчина, Краб, – неожиданно даже для себя похвалил Рон. Винсент промолчал, отступая в сторону, пряча Пеш Кабс под мантией.

- Выведите меня на свет. Я не хочу сходить здесь с ума, – сказавши это, Драко Малфой зашелся в кашле и снова сплюнул.

Винсент дернулся было помочь, но на узкой лестнице негде было развернуться. По лицу Рона нельзя было понять, нравится ли ему тащить на себе Малфоя или он сейчас разобьет Драко голову.

Малфой вел себя так, словно это было обыденным делом – виснуть на Уизли. Он не выглядел ни благодарным, ни оскорбленным.

- Что ты там делал? – спросил Винсент.

- А ты разве не за мной шел? – равнодушно отозвался Малфой. Рон остановился, поудобнее закинул руку Драко себе на плечо, покрепче ухватил его за пояс и приказал:

- Шевели ногами.

- Твой отец объявил, что ты пропал, – Винсент не знал, что сказать. И соврал первое, что пришло ему в голову.

Малфой закричал с силой, невероятной для человека, только что вышедшего из карцера:

- Не лги мне!

- Краб, не ври ты ему, – Рон тихо рассмеялся себе под нос.

- Заткнись, шалашовка, – обрубил Малфой. – Мой отец знает, что я здесь.

- Что ты там делал? – повторил Винсент.

- Проходил испытание для посвящения.

Рон почувствовал, как Малфоя начала бить крупная дрожь. В высоких прелых коридорах любой звук отражался тысячекратно. Винсент был уверен, что крик Малфоя уже достиг чьих-нибудь ушей.

- Быстрее, – Винс оглянулся. – Надо идти. Если мистер Люциус Малфой в курсе дела, мы лучше оставим Малфоя там, где его взяли.

На это Рон ничего не ответил. Складка меж его бровей стала глубже.

- Не оставите, – холодно сказал Малфой. – Я не вернусь. Идем, – и пробормотал себе под нос: «Мерлин, как я хочу пить».

- Надо... – Винсент сгреб в кулак ворот футболки Рона. – Уходить надо.

* * *

Малфой сидел по-турецки, кутаясь в теплый спальник, несмотря на то, что все еще стояла страшная жара. Он уточнил:

- Это и был ваш план?

- Это была импровизация, мудак! – Рон вне себя ходил вокруг костра, нарезая круги, как стервятник над дохлой антилопой. Винсент бесцельно обстругивал какие-то ветки и следил за тем, чтобы Уизли не позволил себе лишнего.

Малфой глубоко задумался, неожиданно пропустив «мудака» мимо ушей. Спустя некоторое время он сказал очень мрачно и серьезно:

- Вы, дебила кусок, вы хоть представляете, насколько вам повезло?

Винсент оторвал взгляд от стружки и в упор посмотрел на него. Обдумывая эти слова, Рон продолжал ходить туда-сюда.

Он делал это совершенно бесшумно, только шнурки волочились по сухой земле.

- Вы хоть знаете, что это за место? Уизли, сядь. Меня сейчас стошнит от твоих «двойных тулупов».

- Винсент нашел на Косой аллее человека по имени Моссул-Имад-эд-Дин. Теоретически, человек под таким именем никак не мог быть европейцем, – Рон подмигнул Винсенту и ткнул его в бок. Драко не поверил своим глазам.

Винсент продолжил:

- Но он им был. И это имя принадлежало не ему. Он рассказал нам…

- Не преувеличивай, Краб. Меня там не было, – оборвал Рон. Винсент поглядел на Малфоя, но, поскольку лицо того не изменилось и он молчал, Винс продолжил:

- …рассказал мне все, что я хотел знать.

- Ты ведь знаком с этим типом, а, Малфой? – Драко внезапно почувствовал, как Рон мягко положил руки ему на плечи. В этом медленном аккуратном движении было столько же опасности, сколько скрывает в себе туго скрученная пружина голода внутри хищника.

Винсент нахмурился, его взгляд остановился на Уизли.

- Убери руки, – сказал он.

Рон неохотно, но все же подчинился. Драко не понимал, по каким причинам этот рыжий ублюдок не хочет ссорится с Винсентом.

- Да. Знаком, – бесстрастно ответил Драко. – Я хочу пить.

- Все хотим, – бросил Рон, но Винсент молча привстал и протянул Драко свою флягу с водой. Тот взял, не благодаря, и отпил. Его губы заблестели в вечернем сумраке.

Все молчали. Взгляд Драко остекленел, он словно смотрел в никуда. Винсент продолжал монотонно водить ножом по дереву. Рон стоял, скрестив руки на груди, смотрел в сторону утеса и выглядел очень мрачным.

- Политика христианских князей на Востоке преследовала ложную цель - уничтожение византийского господства в Азии и ослабление греческого элемента, на который, естественно, нужно было рассчитывать в деле уничтожения мусульман, – раздался в тишине голос Драко. Рон не двинулся с места, но Винсент заметил, как напряглась его спина под изношенной футболкой. Драко продолжал, мерно и тихо: – Такая политика привела к тому, что мусульмане начали угрожать христианским владениям. Один из наиболее сильных мусульманских эмиров, эмир Моссула-Имад-эд-Дин Зенги представлял собой реальную угрозу. В 1144 году Зенги произвел сильный натиск, который окончился взятием Эдессы и падением Эдесского княжества. Это нанесло весьма чувствительный удар всему восточному христианству. Человек под псевдонимом «Моссула-Имад-эд-Дин», которого вы «повязали», был австрийцем. Он атеист.

Глотнув воды и переведя дыхание, Драко продолжил. На сей раз его голос вибрировал от напряжения и злобы:

- Если такой человек, как Винсент, смог поймать и допросить правую руку Темного Лорда, то это значит, что мы выиграли войну, даже не начав ее. Или мы сильно переоценили Темного Лорда, а на самом деле он слабоумный.

Винсент отложил нож и палку, сплюнул и уставился в землю.

- Что он такого сделал, что вы его взяли, Винсент? Стоял посреди площади с плакатом: «Я главный стратег Темного Лорда, у меня куча новостей! Обделаетесь!» - ярость в голосе Драко начала походить на истерику.

- Все это было подстроено, – Рон почесал в затылке. – Он сказал, что хочет сдаться властям. Честно говоря, он сам нашел Краба.

- Он сказал нам, что Поттера держат здесь, – Винсент размашисто вытер лоб ладонью.

- Такой риск… - произнес Драко, глядя на Винсента в упор. – Все это ради спасения Поттера? Винсент, это что, искренне?

- Да, - ответил Винсент, потому что любой другой ответ показался ему неуместным.

- Дебил, – Драко закрыл лицо ладонями. – Я думал, вам повезло выйти живыми из этого дома. Да еще и меня прихватили.

- Что же это, если не везение? – хмуро процедил Винсент, поднимаясь на ноги и отряхивая колени.

Драко хотел было что-то сказать, но Рон успел первым:

- Кто-то очень хотел, чтобы мы попали в этот дом, чтобы мы нашли там мистера Малфоя вместо мистера Поттера. И кто-то теперь следит за нами. Нас не убили бы, даже если бы мы нарывались. По сути, мы сейчас приняли участие в спектакле по освобождению мистера Малфоя.

- Умница! – издеваясь, зааплодировал Драко.

- Раз вы такие хреновы гении, то объясните мне, на кой черт все это было нужно? – Винсент схватил Рона плечо и рывком развернул к себе лицом.

Рон только скорчил недоуменную рожу. На самом деле он был единственным человеком, в голове которого с кристальной ясностью только что сложились воедино части бредового, идиотского плана.

Перед ним были поставлены цели.

Винсент должен быть кругом одурачен. Он должен быть в смятении. Он должен быть как подогретый пластилин.

А вот Драко Малфой должен знать все четко и ясно. То есть, он должен быть четко и ясно заинтересован в своем безоблачном будущем.

Так приказал Гарри. Рон усмехнулся и снова изобразил на лице недоумение. Он вспомнил, как тремя днями ранее пил кофе с «Правой рукой Темного Лорда».

* * *

Комната гостиницы напоминала закуток в лав-отеле. Стены были выкрашены в малиновый цвет, под потолком раскачивалась лампочка в заляпанном кремовом абажуре.

Винсент лежал на большой скрипучей кровати, скрестив руки на груди. Его глаза были прикрыты, но, видимо, он не спал.

Он прислушивался к тому, как Рон и Драко занимались любовью в тесной обшарпанной душевой. Стоны, глухие звуки ударов, мат, шум воды.

На прикроватной тумбочке лежал пульт от телевизора, обмотанный скотчем. Винсент нашарил его, не открывая глаз, и врубил телевизор. Надавил на кнопку «Volume» и установил громкость до упора. На экране какой-то хлыщ трепался о возможном введении войск в зону карантина. Что-то про грипп из Китая.

В соседней комнате несколько раз ударили в стену чем-то тяжелым. Послышался звон разбитой керамики.

Винсент думал о деньгах и риске. О деньгах, которые ему обещало министерство, если он укажет точное местонахождение мистера Поттера, и о риске, на который он пошел, отправив сову на имя Рональда Уизли.

Винсент не рассчитывал, что они «сработаются», но почему-то никто другой не пришел ему в голову. Закончив обучение, Поттер продолжал ввязываться во всякие истории, но вскоре взялся за ум и дослужился до заместителя председателя в совете Авроров. После этого назначения Рон перестал появляться вместе с ним на фотографиях в «Daily Prophet». Казалось естественным, что их дороги разошлись.

Популярность Поттера начала сходить на нет. Из сверхновой звезды он превратился в политика.

Его исчезновение, его так называемое «похищение» наверняка было отличным пиаровским розыгрышем – Винсент был уверен в этом.

Но проходили недели, а золотая лихорадка с вывеской «Спасти Поттера» не лечилась. Куда он делся, зачем он был похищен, и жив ли он вообще? Газеты заходились в истерике. Министерство объявило охоту на ведьм и стало повышать наградные суммы за спасение.

Винсент, маявшийся от страшного безделья, не выдержал. Несколько раз к нему приходили странные анонимные письма, требующие отправиться в спасательную экспедицию. Похоже, их писал какой-то неполноценный фанат мистера Гарри, рассылающий точно такие же анонимки всем, кому по своей странной логике считал нужным.

Винсент не выдержал.

Он отослал заявку в Министерство. Были обещаны деньги и слава. Отец не одобрил и не отпустил. Спонсировать предприятие отказался.

И Винсент не знал, с чего начать. Он был первоклассным громилой, но никак не ищейкой. Ему хотелось работать и получать указания, которые он мог бы выполнять. Ему требовался человек, преданный Поттеру, готовый вытащить его из любой жопы.


Винсент связался с Уизли. Тот выждал ровно одиннадцать часов, видимо, проверял информацию.

Проверив, не стал слать письмо – явился сам. Бросил рюкзак на ступенях, отодвинул дворецкого и зашел в столовую. Увидев, что Винсент с отцом и мачехой сидят за трапезой, коротко поздоровался и тоже сел за стол.

Винсент показал знаком, чтобы принесли еще один прибор. Закончив есть, Уизли вытер рот салфеткой, скомкал ее и положил на тарелку со словами: «Собирай чемодан. Через десять минут выходим».

Все это нахальство и дерзость были напускными, Винсент очень скоро понял это. Рон рассчитывал, что эти качества должны производить эффект, и так оно и было. Он пользовался ими, а потом откладывал, чтобы вновь достать при встрече с кем-нибудь, нуждающемся в сильных первых впечатлениях.

Это начинало нравиться.

* * *

Рон провел ладонью по спине Драко. С нажимом, оставляя следы от ногтей на влажной коже. Драко вцепился в волосы Рона и силой потянул их.

– Я могу вернуться.

- Ты пойдешь с нами. Нам деньги нужны. С нами пойдешь. У тебя же есть личный счет? Ты же у нас совершеннолетний… – Рон целовал его в шею, прикусывая кожу. – Вздумаешь свалить, я твоему папику расскажу, какой ты верный сын.

Драко не ответил.

Он был согласен, даже когда говорил «нет». Ему больше некуда было податься. Плевать он хотел на угрозы. На дебильные угрозы.

* * *

Колбаса, пахнущая рыбой.

Мокрый рыжий человек, лежащий лицом вниз на соседней кровати.

Таракан на тарелке с остатками кетчупа.

Винсент стоял у стола и разглядывал мир вокруг себя, рука продолжала автоматически листать газетные листы. Пришел Драко, склонился над Роном, потряс его за плечо. Скривился, отряхнул ладонь.

Сходил в ванную, принес оттуда большое рыхлое полотенце и начал вытирать влажную спину Рона. Кочуя с ним по гостиницам, Винсент заметил омерзительную привычку Уизли никогда не вытираться после душа.

- Мы уже неделю таскаемся по отелям, – негромко сказал Винсент, шурша свежей газетой.

Драко выпрямился, откинулся назад, массируя себе поясницу:

- Хуже всего электричество. Никак не могу привыкнуть.

- Мы найдем его, – подбодрил Винсент. – Мы найдем Поттера и получим славу и деньги.

- Лучше много денег, – Драко опустился на пол и несколько раз отжался. – Славы мне и сейчас хватает.

- Держись подальше от магглов. Они все параноики. Все.

- Я сейчас покажу тебе то, от чего меня действительно прёт.

Драко поднялся, подошел к окну и повис на занавеске. Ткань натянулась, кронштейн несколько минут скрипел, но не выдержал веса и с грохотом обвалился на пол.

На кровати пошевелился Рон. Он лег на бок и открыл глаза.

Окно, освобожденное от штор, зло и радостно демонстрировало расплывшийся по земле ночной город. Дороги были усыпаны движущимися огнями, мерцали и перемигивались витрины, реклама и балконы полуночников.

- Адреналин, – Драко обвел рукой блеск за стеклом. – Вечная жизнь. Беспощадное бодрствование.

- Магглы, – тихо донеслось с постели Рона. – Вы презираете их. Но в конечном итоге они всегда оказываются в выигрыше. Они побеждают. Это не их вина и не их заслуга. Просто… они побеждают.

Драко никак не отреагировал на эти слова, прильнув к стеклу, раскинувшись на нем, как распятый в пятидесятом столетии тринадцатый спаситель.

Винсент долго смотрел на Рона, тот не отводил взгляда и как будто бы улыбался. Винс сдернул куртку с вешалки и вышел, погасив за собой свет и не закрыв дверей.

* * *

Они шли по тротуару нога в ногу. Прохожие оглядывались на них, иногда откровенно пялясь. Коротко стриженый Винсент казался бодибилдером из криминала. Драко, затянутый во все черное и серое, выглядел сынком топ-менеджера. На Роне по-прежнему была футболка с нашивками гефрайтера-артиллериста.

На ходу Драко жевал гамбургер, постоянно сплевывая. Рон несколько раз перехватывал его руку, чтобы урвать кусок. Драко не обращал на это внимания.

- Раньше ты был богат, – сказал Рон. - Тебе этого не хватает?

- Не забивай мне голову. Мне это пофигу.

- Вот он, – оборвал Винсент. – Выходит из… повозки.

- «Автомобиль», Краб, «машина». Сколько можно повторять.

Они прожили вместе, бок о бок, уже полторы недели. Вежливо скрывали друг от друга свои чувства, не помогали в драке, но никогда не убегали до того, как она закончится.

А драться им приходилось. Больших денег у них не было – платить за информацию они не могли. Они ее выбивали.

Тощий человек в темном костюме вышел из «Рено», постоял, перелистывая какой-то журнал и неспешно направился в сторону городской библиотеки.

- Поехали, ребята, – Рон хлопнул Винсента по плечу.

В здании библиотеки было невыносимо тихо. Казалось, оно заполнено водой и поэтому никто не раскрывает рта и бережет кислород. Пахло пылью и протертыми дерматиновыми сиденьями. Звук от шагов разносился по помещению, заполняя даже пустоты в корешках книг.

Рон с грохотом отодвинул стул и уселся рядом с Тощим. Драко встал с другой стороны, Винсент облокотился на его плечи, заставляя сидеть.

- А, – неожиданно бесстрастно пробормотал Тощий. – Это вы.

- Не ёрзай, - приказал Винсент.

- Помнишь меня? – Рон потыкал пальцем себе в щеку.

- Мистер Уизли, – Тощий коротко кивнул. – Надо было сразу вас прикончить. Мистер Малфой, какой сюрприз. Ваш отец очень волнуется.

- Конечно, – Драко размахнулся и ударил Тощего в ухо. Вскрикнув, тот повалился со стула. Винсент схватил его за шиворот и Тощий остался болтаться в воздухе на полусогнутых ногах.

- Счастливчик, – Рон положил руку на плечо Винсента и склонился к лицу Тощего. – Смотри-ка, чуть не упал.

Сухонькая женщина, сидящая за соседним столом, подобрала свои книги и засеменила куда-то.

- Пошли отсюда, – Драко проследил за ней взглядом. – Эта крыса вызовет полицию.

* * *

Винсент чувствовал, как струйка холодного пота медленно ползет между лопаток. Он задыхался, он не мог пошевелить пальцами рук. Он тупо брел вслед за Роном, который с усилием волочил тело к воде. На берегу он бросил труп и ушел искать камень. Драко и Винсент остались стоять рядом.

Внезапно Винсент почувствовал, как Драко сжал в кулаке рукав его куртки.

- Это чтобы отец не волновался… - сказал он неожиданно надтреснутым голосом. У него все еще стояла перед глазами сцена убийства.

Винсент похлопал Драко по руке и сжал его пальцы, накрыв их своей ладонью.

Вскоре вернулся Рон, таща большой булыжник.

- Все равно всплывет, когда газы в брюхе соберутся, – весело трещал он при этом. – Но, по крайней мере, рыбы ему морду обдерут. Будем надеяться, что этот Тощий не завел себе маггловскую регистрацию. Хлопот не оберешься.

Драко смотрел, как Рон гибкими стремительными движениями привязывает камень к ногам убитого, как волочит тело к воде, как загоняет его на стремнину. В это мгновение Драко видел тупое, красивое, хищное животное, суетящееся и быстрое. Иногда Драко начинало казаться, что Рон живет одними инстинктами, и сегодняшние события подтверждали это.

Рон мыслил только лежа на постели, влажный после душа. Все остальное время он оставался собакой, тупо и напролом идущей по следу.

Рон вылез из воды насквозь промокшим, но это, похоже, его не волновало.

- Краб, - позвал он, похлопав мокрой рукой по лицу Винсента. – Вид такой, будто сейчас сблюешь.

- Ты убил человека, – бессмысленно пробормотал Винсент, отпуская пальцы Драко, потому что они стали слишком холодными.

Рон посмотрел на Винсента так, словно впервые увидел его.

- Я убил врага, – Рон приблизился к Винсенту вплотную. Драко отошел в сторону – ему показалось, что за этими словами последует удар. – А сейчас я угоню машину. Магглы ненавидят это больше, чем убийство.

Винсент увидел черную воду на дне чужих зрачков. Он смолчал.

Рон купил в магазине металлическую линейку и проволоку и тем же вечером угнал праворульный БигХорн. Подкатил на нем к воротам отеля, свалил урну, посигналил и немедленно развернулся, чтобы уехать. Винсенту и Драко пришлось запрыгивать в машину на ходу.

Винсент развалился на заднем сиденье.

- Блин… Я на что-то сел, – завертелся Драко. – Чипсы. Джинджер, ты угнала машину с чипсами. Молодец, девочка.

Рон рассмеялся и, не сбавляя скорости, развернул руль, вписываясь в поворот. Колеса проехались по газону, оставляя темные следы.

- Куда едем?

- Тощий сказал, что нам непременно нужно посетить Стобо, – Рон мельком оглянулся на Драко, тут же запустил руку между передними сиденьями и попытался схватить его за промежность. Драко увернулся и выругался. – Мистер Малфой, а что такое «Стобо»?

Драко скрестил руки на груди и начал говорить так, как будто продавал тур-поездку миллионеру:

- К югу от Эдинбурга стоит древний замок Стобо. В… э-э-э… 16 веке он перешел от церкви графу Мортону. К тому времени граф был причастен к двум убийствам: секретаря, а потом и мужа Марии Стюарт.

- Знаешь, кто такая Мария Стюарт, Краб? – перебил Рон, постоянно оглядываясь и отвлекаясь от дороги. Винсент приподнялся на сиденье, обхватил его голову и зажал, словно тисками, заставляя пялиться в лобовое стекло.

- Сейчас Стобо известен как отель, - невозмутимо продолжал Драко, - где останавливаются в основном женщины. Там позволено выйти к завтраку в халате.

- Ни хрена себе!! – воскликнул Рон. Винсент, продолжавший держать его голову, потянул его за волосы и приказал:

- Заткнись.

- В промежутке между смутными временами, - Драко дотянулся до ноги Рона и сильно ущипнул ее. Тот выругался и отпустил руль, пытаясь избавиться от железной хватки Винсента. Драко невозмутимо повторил, громче, чем требовалось для слушателя с нормальным уровнем слуха:

- В промежутке между смутными временами и нынешним разгулом феминизма замком владели Монтгомери, Филипсоны и Хого. Чемпионы Англии по крикету, пилоты-любители и члены парламента развели в пруду форель, соорудили водопады и площадки для гольфа. Вход в устроенное в замке «спа» огромный, потому что раньше там был ангар для хозяйского самолета.

- Мы стреляем из пушки по комарам, – вздохнул Винсент. – Пока мы переловим всех шестерок, Поттер окажется подвешенным за ноги где-нибудь на Филлипинах.

- Ну… хоть на замок посмотрим, – Драко откинулся на сиденье.

- Смотреть на старых клюшек в бигуди? – уточнил Рон.

Винсент промолчал. Он слишком долго держал руки в волосах Рона, чтобы это оставалось шуткой.

- Существует два замка Стобо, – Драко кинул Винсу на колени пакет с чипсами. – На, займи руки.

- Два замка?

- Точно. Если ты маггл, то пройдя через входные двери, ты окажешься в отеле-музее со старыми клюшками в бигуди. Ты маггл, Уизли?

- Нет.

- Вот именно! Если ты маг, грязнокровка или сквибб – ты попадешь во владения давно почившего графа Мортона. Зона табу – оттуда не возвращаются в здравом уме. У-у-у-у, блин. И все такое прочее.

- Что нужно сделать, чтобы все это не воняло? – снова оглянувшись, спросил Рон.

- Быть мертвым. Такое впечатление, что добраться до Поттера - все равно, что ограбить Форт Нокс на Марсе.

Они проехали на угнанной машине полстраны, обедая в придорожных кафе, ночуя на сиденьях, моясь в отелях, снимая комнату на час. Они даже не перебили номера, но их не остановили ни на одном перекрестке. То ли хозяин забыл про свою тачку, то ли умения Малфоя пудрить мозги обрели особенную уникальность.

Точно никто не скажет.

Винсент был уверен, что Драко и Уизли не встречались после окончания школы. Никаких там «Ты помнишь» или «Когда мы были в Парагвае». Можно было сказать, они напрочь игнорировали попытки друг друга наладить нормальный контакт. Единственное, что их совершенно точно объединяло – это секс. Беспочвенное, спонтанное и противоестественное сексуальное влечение. Винсент не мог найти этому объяснений. Иногда его бесил зеленый цвет – это было просто и ясно. Драко спит с Уизли. Это слишком сложно.

Они спят друг с другом, но где завтраки в постель, шаловливые шлепки по задницам и планы «поплавать вместе в Тихом Океане»? Безобидный флирт, шуточки, ссоры – нет. Ничего такого нет.

Рон шел в душ, Драко ждал минут десять и шел следом. Или наоборот. Или не в душе.

Ни один из них не вел себя, как гомосексуалист. Как инфантильный придурок – может быть. Винсента все больше и больше раздражало это.

Когда группа из трех человек проводит почти круглые сутки бок о бок, они вроде бы команда. Когда двое из этой команды спят друг с другом, третий неизбежно чувствует себя отщепенцем. Безнадежно надеяться сконцентрироваться на работе, когда в голове стоят эти чертовы стоны, вздохи и скрип кровати.

Для Драко секс был чем-то вроде еды. Он требовался ему время от времени, он предавался ему с наслаждением, но не ставил его во главу угла. Он был сыт – он не ел. Он был голоден – он ел. И он не искал еду в ресторане, когда рядом с ним разгуливал холодильник.


Винсент проснулся оттого, что у него затекла нога. Он пошевелился, надеясь принять позу поудобнее и отрубиться снова. Когда ничего не вышло, он протер глаза и сел. Сегодня снова пришлось спать в машине. По жребию ему выпало заднее сиденье. Драко спал на передних, закинув ногу на руль. Значит, Уизли дрыхнет в багажнике.

Выйдя из машины, Винсент поежился. Недавно прошел дождь, влажный воздух обмывал ноздри и глотку изнутри. Над горизонтом вскрылась полоска света. Часы показывали четверть шестого утра. Винсент обошел машину и остановился перед распахнутым багажником. Рука Рона свешивалась через край и казалось белой, как у мертвеца.

Винсент подумал, что этот БигХорн действительно очень большая машина, раз Уизли помещается в ее багажнике, пусть даже сложенный втрое.

Он стоял и долго смотрел на влажную от росы кожу, на белую руку. В голове было так пусто и хорошо, что Винсент чувствовал себя опустошенным. Персонажем пьесы, которая навсегда замерла в стоп-кадре и висит на стене газетной вырезкой.

Потом он снова пошел спать.


Проснулся от гудка клаксона. Рон, сидевший за рулем, машинально обернулся, когда Винсент пошевелился, просыпаясь. Они ехали по загородному шоссе и какой-то грузовик менял полосу. Рон чуть не врезался в него и теперь его пальцы нервно подрагивали. Они были совсем не такими белыми, как ночью.

Драко доставал что-то из-за пазухи черного приталенного пиджака.

- Впервые в жизни украл простыню, – сказал он, с омерзением цокнув языком.

- А на кой она тебе хрен? Хочешь закосить под привидение? – спросил Рон.

Вот, опять, подумал Винсент. Они разговаривают, как люди, всего лишь знакомые по школе, в которой учились. Как, в сущности, оно и было. Никаких лишних эмоций. Еще чуть-чуть и они начнут просить друг у друга сигареты и это будет экстремальным продвижением в их отношениях. Особенно учитывая то, что они оба не курят.

Драко ничего не ответил, скомкав простыню и запихав ее в пакет из-под галстука. Открыв для себя, что этот элемент маггловской одежды может пригодиться не только в школе, Драко понял, что без ума от него. Его влюбленность оправдывали только безупречный вкус и чувство меры.

* * *

- Никогда не понять, на что ты способен, пока не попадешь в дурацкую ситуацию.

Под проливным холодным дождем, Рон и Драко вешали простыню на замшелую стену замка Стобо. Винсент следил за тем, чтобы им никто не мешал.

Простыня должна быть именно краденая, мокрая и повешена на стене, выходящей на задний двор. На сорок четвертом и сорок девятом кирпиче от правого края здания. Счастье, что не пришлось отскребать штукатурку – «архитектурный комплекс содержался в утрированно устарелом виде», как гласил девиз администрации.

- Что дальше? – спросил Рон, отряхивая руки и отходя на пару шагов. Простыня на грязной влажной стене смотрелась очень глупо.

- Видимо, ждем полуночи, - пробормотал Драко, потому что ничего сверхъестественного не происходило.

- Потрясающе, - Винсент развернулся и зашагал по направлению к ближайшему пабу.

* * *

От Рона, сидевшего рядом тяжело пахло мокрыми волосами и кожаной курткой. В пивнушке было накурено и наговорено до такой степени, что закладывало уши и горло.

- Где Драко? – спросил Винсент, чтобы что-нибудь спросить.

- Сторожит тряпку.

- Надо же, - усмехнулся Винсент. Он был уже порядком пьян.

- Да в гостинице он, успокойся. Сказал, что снимет нам в Стобо президентский люкс.

- Кажется, его отец не против того, что с его банковских счетов исчезают деньги.

- Его отец знает о том, что происходит, – Рон запустил пятерню в волосы. – Драко докладывается ему каждый день.

Винсент был ошарашен.

- Как же… Это…

- Краб, ты сильный. Ты очень сильный и очень умный. Но больше сильный, чем умный... – Рон пил водку и потому следил за языком меньше обычного. Винсент не обиделся. Он положил свою огромную ладонь на теплую шею Рона и ощутимо сдавил ее.

- Выкладывай.

- Я не знаю, как… дальше, – Рон рассказывал оттого, что ему необходимо было сказать, а не потому, что Винсент грозился передавить ему шею у всех на виду. – Малфой с нами как колокольчик на корове. Винсент, мы с тобой можем найти Поттера, а они – не могут. Поэтому они снарядили к нам Малфоя, который платит за нас и устраняет все мелкие неприятности с дороги. Что-то у нас есть такое, отчего они нас не трогают. Только держат на поводке, подкармливают и пускают вперед.

- Хочешь избавиться от Драко? – Винсент убрал руку.

Рон не понял, каким тоном Винсент спросил это. Поэтому не знал, что ответить.

- Я хочу переманить его, – наконец, в пароксизме пьяной откровенности признался он. – Темный Лорд и его шобла… Они убьют Гарри, если найдут его.

- Погоди-ка… Я думал… Я думал, что Гарри уже у них. Мы же идем по наводкам, которые дают нам люди Темного Лорда.

- А вот тут… - Рон посмотрел Винсенту прямо в лицо, – тут ты ошибаешься.

Выйдя из паба, они побрели к замку. Было без четверти одиннадцать. Оставалось надеяться, что Драко не хвастал насчет президентского номера.

- У них там какие-то проблемы, – Рон шел, покачиваясь, держа руки в безразмерных карманах своих поношенных оливковых штанов. – Наверху… понимаешь?

- Да, – буркнул Винсент.

- У Темного Лорда обнаружилась оп-па… опра… ой-бля… - язык Рона начал заплетаться. – Оп-по-зи-ция. Оппозиция.

- Надо же.

- Самое фиговое и для нас и для Лорда - это то, что никто из нас не понимает, чего им надо. Они просто похищают, убивают, но не выдвигают никаких требований.

Рона сильно повело, Винсент усмехнулся и взял его за локоть.

- Когда ты впервые подрался? – спросил Рон.

Винсента как будто обдало жаром. От неожиданности он остановился и отпустил чужой локоть. Рон по инерции прошел еще пару шагов, но после тоже остановился и развернулся. От резкого движения он не смог устоять на ногах. Ободрав ладонь о тротуар, он кое-как доковылял до газона и сел прямо на мокрую траву.

- Яйца отморозишь, – захохотал Винсент. – Впервые я подрался, когда мне было пять лет и отец отвел меня на аукцион.

- И там ты отметелил покупателя, перехватившего у твоего бати Нотр-Дам.

- Не перебивай, – Винсент помучился раздумьями, но в итоге сел на траву рядом с Роном. – Аукцион по продаже имущества какой-то обанкротившейся фермы. Мы покупали лошадей. Пока отец торговался, я лазил по конюшне. На меня набросился какой-то мальчишка. Я думаю, сын хозяина фермы. Я повалил его на землю на несколько раз ударил ногой. Потом я заплакал и убежал.

- Ты же победил.

- Мне было так непонятно и страшно, что кто-то хочет меня бить. Это как откровение.

- А я подрался в семь лет. Точно не помню. Кажется, меня сильно исколошматил какой-то взрослый пацан. С тех пор я всегда искал компромисс.

- Боишься?

- Сама драка еще ничего. Потом неделю лечишь синяки, нарывы, и хромаешь – вот это самое поганое. Поэтому в Легионе я сразу попросился в снайперы.

Винсент внезапно понял, что их колени соприкасаются, настолько близко они сидели друг от друга. Он сказал:

- Ты же врешь. Врешь всё про этот «Иностранный Легион».

- Тебе какая разница?

Винсенту было без разницы, так что он спросил про другое. Ему давно хотелось.

- А ты того тощего… которого ты утопил потом… ты его вспоминаешь?

- Что он мне, родственник, чтоб я по нему поминки справлял? – искренне изумился Рон.

Родственником он никаким не был, и Винсент смолчал.

- Ты не думай, - неправильно истолковав его молчание, сказал Рон. – В убийстве ничего приятного нет. Никакого удовольствия. Самое страшное – в первый раз нажать на курок. Я месяца два мучился. Нам там приводили этих черных, арабов, военнопленных. Тех, что без паспортов, без семей. Новичков на них натаскивали. Ставили этих «военнопленных» в ряд у стенки, а тебе говорят «Огонь». А я и убегал, и возмущался. Короче, ну – ни в какую. А потом один из этих арабов стал мне в глаза смотреть. Как змея. Я на него пушку наставил, у меня вся морда в соплях, ору ему, чтоб отвернулся. А сволочь эта все смотрит и смотрит. Я вижу, как ему страшно, только мне раз в двадцать страшнее. Я чуть не обосрался. И вдруг обозлился, - а чего эта сволочь пялится, - выстрелил. Плакал, как будто мне четыре года, а мать меня бросила и я в магазине один остался. Так мне потом полгода кошмары снились. Каждого убитого помню. Только смутно. А вот этого, первого – отчетливо и ясно. Приходит по ночам, разговаривает со мной, говорит, как ему в раю хорошо и какой я молодец, что убил его. Жизнь у него была отвратительная, а на небесах ему в кайф.

Винсент все молчал, смотрел на ногу Рона и молчал.

- Знаешь, что хочу сказать… Если война все-таки будет, ты ведь через то же самое пройдешь. Даже хуже будет. Тебе никто за это денег платить не будет. Хочешь войны? Ни тебе пива, ни списка приглашенных, ни банных полотенец.

- Не хочу войны, – тупо сказал Винсент и взял Рона за запястье правой руки. Он долго вертел его кисть и как будто рассматривал ее. Наконец, сказал: - Ты этой рукой его за кожу трогал? Мертвого, которого ты…

- Я его обеими руками трогал, – Рон выдернул запястье и потер его. – Дурак ты.

- Как оно было?

- Как спящий. Только глаза открыты.

- Не хочу войны, – уже гораздо более осмысленно произнес Винсент. – Побить кого-нибудь – это еще куда ни шло. Но чтоб убить…

- Мудрый, мудрый Краб? – тихо посмеялся Рон себе в кулак.

К ним подошел полицейский и позвал: «Джентльмены». Винсент немедленно поднялся, потащил за собой Рона и на ходу пьяно, болтливо извинялся.

* * *

К середине ночи он окончательно протрезвел. Как всегда, вместе с трезвостью в тело прилила энергия, девать ее было некуда.

Комната, в которую заселили Винсента, в этом отеле была оформлена так, чтобы понравиться богатой женщине средних лет. Естественно, что Винсенту в ней было неуютно. Одна дверь вела в ванную, другая – в холл, третья – в соседний номер, который был снят для Драко и Рона.

Винсент потянулся, несколько раз наклонился и почесал плечо. Ему захотелось проверить, заперта ли дверь в соседнюю комнату.

Дверь была даже не прикрыта. Сквозь узкую щель виднелась кровать Драко. Винсент знал, что этот человек ненавидел спать с кем-нибудь в одной кровати. Наверное, поэтому он обожал заниматься любовью где угодно – на столе, в ванной, в туалете кафетерия, но в постели в последнюю очередь. В то же время, пустая комната без людей наводила на него тоску. Ему нравилось посреди ночи встать, растолкать Рона и предложить сыграть в карты.

Осторожно, на цыпочках войдя в чужую комнату, Винсент обнаружил, что кровать Драко пуста. Это его не удивило. Наверняка Малфой пошел размять ноги или стоит на заднем дворе и таращится на свою дурацкую простыню.

Рон лежал, разметавшись, на мятой постели, и от него страшно тянуло перегаром и зубной пастой.

Винсент присел на корточки прямо перед ним. Длинная рука Рона с туго накрученными на ней мышцами почти касалась его носа.

Винсент прикрыл глаза и медленно, очень медленно приблизил лицо к ладони, пахнущей мятой и водкой. Выдохнул в нее. Пальцы спящего от этой ласковой щекотки непроизвольно дернулись, провели по лицу Винсента. Он ощутил, как у него немеют ноги, словно от большой дозы снотворного. Дыхнул снова.

И пальцы опять коснулись его щеки. Грубая кожа рук, растрескавшаяся и впитавшая в себя все запахи прошедшего дня. Винсент почувствовал себя собакой, которую погладили. Он приподнялся и склонился над Роном. Тот неохотно начал просыпаться. Ощущение кого-то, нависшего над ним, раздражало и будило. С трудом разлепив веки, Рон попытался что-то пробормотать, но пересохшее горло выдавило только кашель. Тогда он вскинул руку и неуклюже, словно зрение все еще изменяло ему после сна, провел по коротко стриженым волосам Винсента.

Откашлявшись, он сочувственно прохрипел:

- Сушняк замучил? Телефон там… вызвони портье.

Винсент встал. Взгляд у него был совершенно обдолбанный. Добравшись до телефона, он поднял трубку и тупо слушал гудки, не понимая, на кой чёрт ему понадобился портье в четвертом часу ночи. Кожа бесконечно транслировала в мозг воспоминая о прикосновении.

Все-таки он дождался, что на другом конце провода отозвались, и машинально пробормотал: «Двадцать первый номер. Вода».

- Обычная? Минеральная? С газом? Без?

Не отвечая, Винсент осторожно положил трубку на рычаг старомодного телефона.

Оконная рама с легким скрипом начала отъезжать в сторону. В темном окне, будто в беззубом провале рта, возникли очертания взъерошенного Малфоя.

- Не спишь? Отлично, – вместо приветствия бросил Драко. Он был возбужден и как будто не находил себе места. Оказавшись в комнате, он принялся бегать из угла в угол, потирая руки и кидаясь указаниями:

- Уизли, вставай. Винсент, одевайся, вооружайся. Пить хочу!! Вода есть? Заказал? Только что? Молодец. Уизли, я сказал, вставай, твою мать!! Кто там? Портье? Вали к чер… а, вода. Воду давай и вали к черту. Какие чаевые?!

Двумя крепкими затрещинами Драко привел Рона в чувство, вылил ему на голову и в рот полбутылки минеральной воды и тут же поцеловал.

Винсент почувствовал, что волосы на затылке становятся дыбом, словно от сквозняка. Он смотрел, не отрываясь, как Драко жадно пьет с чужого рта.

Его руки на шее и плечах Рона Винсент чувствовал как свои. Ощущение было таким острым и болезненным, что Винсент вспомнил о бессоннице. Она была очень похожа на это.

- Мы потеряли столько дней, – сказал Драко, слегка задыхаясь, имея в виду общее дело.

Странно, Винсенту подумалось, что он говорит конкретно о Роне.

- Кто их считает, - отмахнулся Рон, сел и натянул свитер и ботинки, заправив в них пижамные штаны.

Чтобы что-то сказать, Винсент громко произнес:

- Педики.

Драко мрачно посмотрел на него, а Рон заржал так, что за стеной кто-то начал стучать.

- Спи, кошёлка! – рявкнул Драко. Стук прекратился на мгновение, но тут же повторился куда громче.

Не сговариваясь, Рон, Драко и Винсент сиганули на улицу через окно.

* * *

Простыня висела на старом месте, провисшая и весьма жалкая на вид. Драко сделал приглашающий жест в ее сторону. Рон поглядел на Винсента и покрутил пальцем у виска.

- Умоляю, ты можешь соображать быстрее? – раздраженно крикнул Драко. Рон вздохнул:

- Иди сам в свою тряпку. И что это за время такое?! – Рон пихнул Винсента в бок и тот посмотрел на часы.

- Пятьдесят три минуты четвертого, – сказал Винсент.

- Это нормально? Ну, я хочу сказать, полночь – это было бы еще куда ни шло. Но пятьдесят три минуты четвертого!! Мы никакой этикет не нарушаем? Мужик при жизни был убийцей, может, он щепетильный или у него нервы хреновые. Сидит себе, книжку читает, а тут – хоба-на – мы из камина вылезаем. Заметь, в пятьдесят три минуты четвертого.

- Ты меня убиваешь, – Драко накрыл лицо ладонью.

- Ботинки снимать? – спросил Рон, приближаясь к простыне. – Ку-ку! Есть кто дома?

Он ступил к простыне, абсолютно уверенный, что впечатается мордой в стенную кладку. На всякий случай он закрыл глаза. Пройдя положенные шесть шагов до стены, он зажмурился сильнее. Но ничего не произошло, и он просто продолжил шагать дальше. Когда шагов насчиталось восемнадцать, он не выдержал и приоткрыл один глаз. Перед ним простирался все тот же вылизанный задний двор. Единственное, что выглядело как-то не так, так это пресловутая простыня. Мало того, что она была красного цвета, так еще и шла трещинами, как битое тонированное стекло.

Секунду спустя из красных трещин вывалились Драко и Винсент. Винсент исподлобья огляделся, а Драко решительно пересек лужайку и целенаправленно пошел к ангару. То есть, в том, человеческом мире это был ангар, а здесь же это строение напоминало скалу, замаскированную под барную стойку на полозьях.

- Кого ищем? – крикнул вслед Рон.

Поскольку Драко не обратил на него внимания и даже не оглянулся, ответил Винсент:

- Не «кого», а «чего».

- Ага. Конечно. Удачных поисков, – Рон сел на корточки и зевнул. Винсент переминался с ноги на ногу, не зная, как ему быть.

Покойный Тощий своим последним словом направил бригаду поисковиков в замок Стобо. Он сказал, что здесь находится дерево, которое ответит на все вопросы, поскольку сам он - Тощий - не скажет ни слова.

Честно говоря, Рон был обескуражен. Он был совсем не против побывать в Стобо, надеясь, что Тощий иносказательно намекал на информатора, по кличке «Дерево», но чтобы конкретно искать именно дерево

Крик Драко прервал его мрачные измышления:

- Сюда!! Все сюда!!

Чем дальше Рон и Винсент отходили от стены с простыней, тем удивительнее становился потусторонний мир вокруг. Небо круто опускалось, бледнело, шло желтыми разводами. Трава шевелилась, как волны на воде.

- Что это? – спросил Винсент, тыча пальцем в огромный заскорузлый рододендрон, вымахавший до размеров Эйфелевой башни.

- Это Дерево, – тихо, даже с каким-то благоговением произнес Драко, запрокидывая голову.

- А звать меня Педро, – пробормотал Рон и его рука непроизвольно зажала рот.

- Это «Дерево – Знающее – Ответ – На – Любой – Правильно – Поставленный – Вопрос», – торжественно пояснил Драко. Возможно, он даже знал о существовании Дерева из каких-нибудь малазийских сказок, но уж точно не чаял увидеть это великолепие собственными глазами.

Винсент тоже запрокинул голову и увидел, что верхние ветви Дерева упираются в бумажное небо.

- Сколько мне лет? – на пробу закинул Винсент, не обратив внимания на предостерегающий «ш-ш-ш» Драко.

Кора дерева пошла пузырями и внезапно на ней появились цифры, будто вырезанные перочинным ножом.

- Точно!! – изумился Винс, обмениваясь восхищенным взглядом с Роном и Малфоем.

- Кто убил Джона Кеннеди? – быстро спросил Рон, обнимая себя, засовывая ладони подмышки.

На Дереве появилась новая надпись: «Пошел в жопу».

- Кажется, оно не в настроении, – озадаченно пробормотал Драко и почесал подбородок. – Не будем терять время. Где-то тут поблизости наверняка бродит призрак графа Мортона.

- Где находится мистер Гарри Поттер?

«Тот, который из Небраски?» - спросило Дерево.

- Я же говорил, надо правильно задавать вопросы, – настойчиво повторил Драко.

- Из Англии, - уточнил Винсент. – Шрам на лбу в форме молнии. Где находится этот Гарри Поттер?

«В доме», - ответило Дерево.

- Ясно. А дом этот где? – спросил Рон.

«На земле»

- На какой части земли?

«Северо-Западной относительно нынешнего местоположения Марса»

- Твою мать!! – взвыл Рон. – Я сейчас вернусь.

- Ты за бумагой и ручкой?

- Если портье еще не спит, может быть, он одолжит мне бензопилу.

* * *

Они искали мужчину или женщину, а в свете последних событий, может быть и птицу по имени «Ла Бланка Палома».

Рон растянул свое длинное тело на заднем сиденье машины, высунув голову в окно. Винсент несколько раз оглядывался на него и думал о том, что Рону достаточно открыть рот, чтобы походить на гигантскую таксу, которую закинули на заднее сиденье и теперь она облаивает проезжающие мимо грузовики, полоща язык на ветру.

Если бы эта чертова «такса» накануне не гавкнула дереву про бензопилу, может быть, у Драко сейчас были бы куда более точные указания, чем три слова, кажется, на итальянском.

- Нашел, – скупо обронил Винсент, тыча толстым пальцем в раскрытый словарь. Короткий квадратный ноготь чиркнул по странице. – «Белый голубь».

- Отлично, – Драко, который в третий раз в жизни сидел за рулем, вильнул по дороге. Его голос был очень холоден, говорил он вялым тоном. – Ищем белого голубя.

Он высунулся в окно и закричал:

- Мистер уважаемый ебанутый голубь, раз уж вы насрали на лобовое стекло, будьте любезны ответить на мой вопрос относительно мистера уважаемого ебанутого Гарри Поттера…

Винсент внезапно подумал о том, что Гарри Поттер вполне может быть уже и мертвым. Он тут же сказал об этом и никто ему не ответил. В салоне машины воцарилось неприятное гнетущее молчание.

* * *

Раздался хлопок такой силы, что дрогнули стекла.

Люциус Малфой не сразу оторвался от окна, чтобы посмотреть на гостя. Из высокой арки камина вышел Драко и коротко кивнул головой в знак приветствия. Люциус долго молчал, осматривая его с головы до ног, от воротника пиджака до туго зашнурованных полуботинок. Долго молчал, да так ничего и не сказал.

- Здравствуй, - не выдержав, нарушил молчание Драко. Удобная человеческая одежда внезапно показалась ему неуместной и даже постыдной.

- В чем дело? – Люциус снова отвернулся к окну.

- Никаких проблем. Знаешь, невероятно трудно найти отель с камином.

- Представляю, – безо всякого интереса отозвался Люциус. Заинтригованный Драко приблизился к окну и встал рядом с отцом, оглядывая парадный вход и стоявшую возле него карету.

- Официально-то как… - протянул он, отходя. – Профессор Снейп. Пустишь его?

Люциус опять промолчал, очевидно, считая, что это не тема для обсуждения с сыном.

- Он с допросом или арестовывать? – донимал Драко.

- Он на утку с яблоками, - мрачно отрезал Люциус.

- Я останусь, - попросил Драко.

- Да хоть бы и так, - проворчал Люциус, направляясь к дверям.

Выждав с четверть часа, заполнив скуку блужданием по отцовскому кабинету и перекладыванием пресс-папье с места на место, Драко спустился на первый этаж.

Уже оказавшись у дверей столовой, он вдруг резко развернулся и стремительно бросился в свою комнату. Найдя в шкафу черную атласную мантию, он поспешно завернулся в нее и уже в таком виде появился перед гостем.

- Мистер Малфой, - профессор Снейп не сразу обратил на него внимание.

- Профессор Снейп. Здравствуйте.

- Что вы здесь де… - Снейп вдруг осекся. Драко больше не был его учеником, а значит, исчезли даже формальные причины интересоваться его делами. – Здравствуйте.

- По дому соскучился. Северус, вы остаетесь на ужин? – Люциус передал ему какие-то запечатанные бумаги. Снейп медленно взял их, словно прикасался к чему-то горячему.

- Нет. Я ужинал у Дамблдора.

- Могу себе представить, через что вам пришлось пройти, – несколько высокомерно обронил Люциус и властно взял Снейпа за локоть. Драко похолодел. Прошло уже несколько лет, как он окончил Хогвартс, но до сих пор младший Малфой чувствовал себя рядом со Снейпом, словно жареный паук на тарелке Нельсона Манделы.

Оправдывая его ожидания, Снейп без усилий высвободил руку и негромко сказал:

- Обед у Темного Лорда, конечно, вкуснее. Только соль там не подают, вот беда.

Кровь отхлынула от лица Люциуса, он сжал губы, пытаясь сдержаться. Но ничего не вышло и он грубо подтолкнул Снейпа к стулу.

- Садитесь же, черт вас возьми.

Драко настолько отчетливо ощутил себя в этот момент лишним, что ему захотелось развернуться и бежать, словно за ним гонится стая бешеных собак. Огромным усилием воли он заставил себя улыбнуться, попрощаться и покинуть комнату с таким видом, будто ему срочно надо быть в Букингемском дворце.

Подслушивая за дверьми, он был удивлен тем, что с его исчезновением Снейп и Люциус немедленно начали орать друг на друга, перебивая на полуслове.

- Эти поганые бумажки, неужели ты думаешь, что Дамблдор станет читать ваше унизительное предложение объединиться?! Ты дурак, Люциус!

- Ты препятствуешь движению вперед, ничтожный ретроград! Ты и такие как ты всегда будут оставаться позади грандиозных исторических сою…

- Это не союз!! Люциус, у тебя нет права думать, что это будет равноправное объедине…

- Да на черта нам ваше равноправие! Без нас вы ни на что не способны!

- Ага! – торжествующе воскликнул Снейп. – «Без нас»?! Так ты признаешься!!

- Заткнись!! Заткнись немедленно! Что б ты понимал!

- Твоему сыну платит Темный Лорд, платит за слежку!

- Ну и что?! Мальчик зарабатывает!

- Что за бред, – судя по звуку, Снейп тяжело вздохнул. – Нет, ну что за бред ты несешь.

- Когда все это закончится, ты… ты слышишь?! ТЫ будешь мне ботинки чистить. Я твою кафедру прикрою к чертовой матери!

- Что за абсурдные предположения?! Я думал, ты их не чистишь, а просто выкидываешь и покупаешь новые.

У Драко глаза на лоб полезли, когда он услышал согласный, веселый смех отца и профессора. «Что за…» невольно вырвалось у него.

- Как только Пеш Кабс будет в наших руках, ни Вольдеморт, ни Дамблдор не станут отрицать, что мы имеем право… Мы имеем очень много прав.

- Было глупо недооценивать Уизли, – пробормотал Снейп. – Но еще глупее будет переоценить этого бультерьера. У него мощные челюсти, но никаких мозгов.

- Драко сделает все, что я скажу. К счастью, я еще имею на него некоторое влияние. К тому же он никогда не уважал тех, с кем трахается.

Драко показалось, что ему в желудок запихнули ком снега. Он сглотнул, его лицо замерло, словно внезапно пораженное мускульным спазмом.

- Пеш Кабс можно только подарить. Его нельзя купить, продать, украсть, снять с трупа. В подобном случае он просто убивает вора, покупателя или мародера. У обладателя есть двадцать два часа, чтобы избавиться от Пеш Кабса.

- Этот рыжий ублюдок не выглядит человеком, которому бы дарили подобную роскошь, – заметил Люциус. Судя по голосу, он наверняка сидел в одном из кресел у камина и наблюдал за Снейпом.

- Готов согласиться, – Снейп прохаживался по комнате. Было слышно, как плащ волочится за ним по полу. – Кинжал попал к Уизли незаконно, это все, что нам известно. Уизли было необходимо срочно избавиться от артефакта, пока хвост не задымился. И он подарил его кому-то. Обстоятельства не позволили бы ему выбирать – у него не было времени.

- Кто-то из членов его семьи? Грейнджер? Держу пари, кинжал сейчас у девчонки.

На это Снейп ничего не ответил, продолжая мотаться из угла в угол.

Драко постоял некоторое время в раздумьях. Затем вышел во двор, приблизился к кучеру, дремавшему на козлах профессорской кареты.

- Передайте это профессору Снейпу, – негромко потребовал Драко, толкая спящего в бок. Кучер взял бумажку и спрятал ее в карман.

На бумажке было написано: «Необходимо встретиться» и стояла подпись Драко Малфоя.

* * *

Рон втянул носом воздух. Он был прост и не имел никакого запаха.

- Краб… - пробормотал он, все еще находясь внутри своих ощущений. – Кофе.

Винс вышел из машины и взял стаканчик из рук Рона.

- Малфой что-нибудь выяснил? – спросил он, отдирая крышечку от стакана и отхлебывая. Рон рассеянно ухмыльнулся. Его ноздри трепетали, словно их раздражала вонь.

- Оркнейские острова… хитрый ублюдок.

Подошел Драко и пнул Рона под колено:

- За ублюдка.

- Оркнейский «архипелаг» насчитывает более двадцати трех островов, – бросил Рон, ничуть не расстроенный свежим синяком. – Пока мы найдем Темного Лорда, мамонты еще три раза вымрут. Более точной информации у тебя нет?

- Темный Лорд? – изумился Винсент. Двумя глотками допив кофе, он смял стаканчик и отшвырнул его в сторону. – На кой ляд нам Темный Лорд?

- Спокойно. Не нужен он нам. Просто легавая проверяет, зачем я отлучался.

- Ты отлучался? – тут же удивился Винсент.

Драко драматично закатил глаза и уселся на водительское сиденье. Схватив его за шиворот, Рон потащил его вон из машины со словами «моя очередь, урод».

Винсент отошел, наблюдая. Будь они влюблены, перебранка закончилась бы поцелуем или обещанием нового шмотья. Момент для этого был очень удобный. Но Рон с Малфоем только надавали друг другу зуботычин и в итоге Уизли дорвался до руля. Иногда эти двое даже на приятелей не походили.

Некстати вспомнились плоские сильные руки Рона на выгнутой спине Драко, блестящей от пота.

- Дамы, – сказал Рон, – поехали.

Винсенту снова пришлось запрыгивать в машину на ходу. «Помыть бы ее, что ли», - вяло протянул Малфой, откинувшись на сиденье и открывая окно.

Спустя полчаса езды он достал откуда-то бутылку с надписью «ABSINTH». Поразительно ловко свинтив крышку, он отхлебнул прямо из горла и с удовлетворением поглядел в окно. Его глаза заблестели.

- Одиннадцать часов утра, - заметил Рон.

- Как все натуры тонкой душевной конструкции, я подвержен утреннему пьянству, - нарочито слабым голосом заметил Драко. Спохватившись, добавил: - Не твое собачье дело.

Винсент покосился на него. В черном костюме, на черных же кожаных сиденьях, Драко казался белым, как хорошо очищенный героиновый порошок. Платиновые волосы, прозрачная, туго натянутая кожа лица и блестящие зрачки, густо отражающие свет.

Глаза показались Винсенту особенно замечательными. В жидкой ртути плавали две сухие горошины черного перца. Винсент подумал, что Драко Малфой похож на привидение в истинном смысле этого слова. Или на пластиковый пакет.

Чем дальше и дольше они ехали, тем тревожнее становилось Винсенту. С настойчивостью паранойи ему мерещилось, что они вовсе не ищут Гарри Поттера. Они едут к Гарри Поттеру. Рон уверенно и незаметно вел их по прямой, делая отклонения от маршрута только удовлетворяя требования Малфоя, который создавал видимость безуспешных поисков.

Винсенту начинало казаться, что его обманывают.

Ночами, когда Рон и Драко трахались, он не спал и слушал, надеясь на оброненное слово или намек. Но ничто не подтверждало его подозрения и оттого они крепли.

Одного он не понимал совершенно точно: если его и обманывают, то зачем? С какой целью? Не было персоны более бесполезной для них, чем Винсент. Он не обладал никакими секретами или познаниями.

Паранойя усиливалась.

* * *

- Зажигание… - говорил Рон, облокотившись о крышу машины, заглядывая внутрь. – Зажигание… сцепление… передача. Нет, что ты делаешь? Сцепление, затем передача. Не наоборот.

Сидевший на водительском месте Винсент даже взмок от напряжения. Он несколько беспомощно посмотрел на Рона. Малфой тотчас же заметил это и остервенился:

- Не смотри на него с благоговением. Не смей! «Рычаг, педаль», это все, что Уизли знает.

- Это всё, что нужно знать, - парировал Рон.

- Vive la grande route! – раздраженно заключил Драко. – Тьфу на вас. Моя очередь вести машину.

- Краб сказал, что хочет научиться, я его учу, - Рон начал озлобляться. – Иди, развлекись. Ходит тут баба, ноет под руку.

- С какой скоростью можно… - вмешался Винсент, которого уже до чертиков достали всяческие перебранки, - …можно ездить по городу?

- Никак не менее 240 миль в час, – немного подумав, словно подсчитав в уме, сказал Рон.

- Это чтобы не нарушать? – уточнил Винсент.

- Это чтобы не догнали.

Винсент посмотрел на Рона странным, тяжелым и долгим взглядом. Внезапно он сказал:

- Знаешь, я ухожу.

Ничем не объяснимое выражение страшной растерянности появилось на лице Рона. Кажется, он вообще не понял смысла сказанного.

- Я ухожу, - твердо повторил Винсент. – Сегодня. Надоело мне. Сами отлично справляетесь.

- Когда уходишь? – севшим от изумления голосом переспросил Рон. Спросил, скорее всего, машинально, для формы. По лицу его было видно, что тупая хищная гончая немедленно взяла верх над разумом и теперь вцепится в Винсента, если тот скажет еще хоть одно неверное слово.

- Сейчас, – Винсент рассердился больше, чем испугался. Он оттолкнул Рона и вышел из машины, стремительным движением отшвырнув ключи зажигания в высокую придорожную траву.

- А как же деньги? – тихо напомнил Рон, осторожно семеня за Винсентом.

Тот оглянулся через плечо. На секунду его пронзило странное чувство, как будто он смотрит на открытый огонь или на фейерверк ночью. Рон был напряжен до последней мышцы, но голос его оставался тих и даже ласков. Словно сильный сытый шакал подвывает сквозь намордник.

Эта красота и эта подлость завораживали. Значит, прав был Винс в своей паранойе. Значит, он нужен, нужен настолько, что и унижаться будут, только бы остался.

- Деньги оставьте себе.

- Я… я тебя прошу, – Рон с оглядкой взял его за рукав. – Ты подумай.

Тут подошел Драко. У того был какой-то скрытый дар – любое напряжение или опасность начинал чувствовать за милю. И сейчас на его лицо было натянуто жесткое выражение решимости:

- Что за дела?

- Все в порядке, – быстро сказал Рон, примирительно хлопая Винса по плечу. Винсента это взбесило, он схватил Рона за запястье и что есть силы сжал его:

- Отстаньте от меня. Оба! Отстаньте от меня!!

- Да что же мы тебе такого сделали? – в глазах Драко появилась смесь беспокойства и настороженности, столь не свойственная этим злым и мутным зрачкам.

- Шушукаетесь по углам… - от неожиданной ярости у Винсента перехватило дыхание. Он никак не мог точно подобрать слова. – Лжете! Всё лжете! С самого начала всё была неправда… Куда едем, зачем едем… Я в этой… в этой бутафории не участник. Я… своих дел по горло, сами тут цирком развлекайтесь.

Драко был насторожен и раздражен до предела, поэтому недоумение, которое он попытался сыграть, получилось у него крайне искусственно:

- Ты больной? Совсем головка бо-бо? Что ты говоришь? Рон, ты понял, что за претензии? Я не понял. Нормально, да: есть команда, есть обязанности, все распланировали, а тут этот перец встает в позу и посылает нас всех на хуй! Нравится тебе это, Рон? Как тебе это нравится?

- Совсем не нравится. Винсент, да у тебя этот… как его… галюсинасьон.

- Ага, – развеселился Драко.

- В жопу вас всех, - горлом прохрипел Винсент. Его слегка трясло. Ему было очень тяжело противоречить Малфою. Рон тихонько застонал и тут только Винс заметил, что в приступе ярости сейчас сломает ему руку, которую сжимает все сильнее.

Изумительным было то, что Рон, побледневший от боли, даже не пытался вырваться.

И тут дикая, бредовая идея вспыхнула в голове Винсента. Он отступил на пару шагов и сделал вид, будто задумался.

- Я бы остался. Только с одним условием, – он скрестил руки на груди.

- Говори быстрее, - махнув рукой, с досадой проговорил Драко.

- Вот этот, - Винсент небрежно ткнул пальцем в Рона. – Вот этот мне даст.

- Что даст? – раздраженно воскликнул Драко. – Чего тебе надо?

У Рона был такой вид, будто ему дурно. Глянув на него, Драко вдруг все понял. Кровь прихлынула к его щекам и он, запинаясь, пробормотал:

- Мерлин… этого-то тебе зачем надо?..

- Ну, так я пошел, – Винсент развернулся и побрел по дороге в направлении гостиницы. Четверть часа назад они проехали мимо ветхой, но прилично отреставрированной гостиницы. Винсент был уверен, что там есть камин.

За спиной слышалась приглушенная возня. Драко (и это казалось удивительным) с трудом подбирал слова, но все они были тяжелыми и острыми. Рон буквально рычал в ответ. Он плевался, ругался, матерился, но с каждым шагом Винсента тон Рона становился все более тоскливым и почти скулящим.

Винсент только ухмыльнулся, когда услышал, как Рон потребовал от Драко «помочь скрутить Краба». Драко даже не стал отвечать на это. Видимо, он тоже отлично помнил, как Винсент гнет подковы.

Но тут послышался громкий протестующий вскрик Драко, Винсент не утерпел и оглянулся. И увидел, как Драко с проклятьями вырывает из рук Рона невесть откуда взявшуюся волшебную палочку.

- А ну иди сюда!! – орал Рон. – Я согласен!

* * *

Рон угловатыми и нервными движениями стянул с себя затертую грязную майку. Скомкав, бережно уложил ее на кресло. Винсент сидел на крае кровати и, подперев подбородок кулаком, не сводил с него взгляда.

Рон почесал локоть. Потом затылок. Потом пару раз хлопнул в ладоши, но так ничего и не сказал.

Слышно было, как в соседнем номере ругается супружеская пара и какая-то громогласная собачонка воет на них с истерикой и страхом.

Винсент медленно, без малейшего стеснения разглядывал Рона, и было совершенно непонятно, какие чувства тот в нем вызывает. В Роне все было приплюснутое и тугое. Мышцы, как мокрая простыня, обматывали плоский гибкий торс, шею и руки. Широкое лицо, унылые и беспокойные глаза, небольшой нос был как будто сломан в драке. В то же время в нем было что-то скрытое, притягивающее. Чем дольше Винсент глядел на него, тем отчетливее, где-то под желудком, ощущал, чем этот человек привлек такого эстета, как Драко.

Несмотря на внешнюю резкость, в Роне все казалось гармоничным и функциональным. Короткие ноги были устойчивыми и крепкими, тело гибким, руки были ловкими. Кожа – гладкой, волосы – подстриженными, жесткими и чистыми, чтобы в потасовке их было труднее ухватить.

- Что скажешь? – не выдержал Рон. – Чего молчишь?

- Иди сюда, – помедлив, подозвал Винсент. Когда Рон приблизился, Винс запустил руку ему в волосы и попытался собрать их в горсть, как делают, когда хотят ударить головой о стол. После трех неудачных попыток ему это удалось.

Ничуть не смущенный, он повертел головой Рона в разные стороны. Зрачки Рона расширились от бешенства, но он отлично себя контролировал, что обычно было ему несвойственно. Это еще больше раззадорило любопытство Винсента.

- А сейчас мы, слушай, что будем делать, – Винсент заставил Рона смотреть себе прямо в лицо, так что они дышали чуть ли не нос в нос. – Я буду спрашивать, а ты мне будешь правду говорить. И если мне чего не понравится, вот тогда я тебя точно отымею.

Расчет Винсента оказался точным. При Драко Рон ни за что не стал бы говорить, используя Малфоя как страховочный трос, умело укрощающий любопытство Винсента. Но в ситуации, когда в заднице грозит оказаться нечто, чему там совершенно не место, язык Рона развязался легко, словно смазанный маслом.

- Письмо, которое мне прислали из Министерства – это ведь фальшивка? – первое, что спросил Винсент.

- Нет. Они там любому рады. Даже местному дворнику пообещали бы пожизненную пенсию и грамоту, если бы он заявку подал.

- А похищение Малфоя из поместья, где он якобы проходил испытание?

- Тут уж вовсе двойной обман, - Рон вздохнул и горячий воздух опалил кожу на лице Винсента. Он чуть отстранился:

- Продолжай.

- Двойной обман. Те, кто подсунул нам Малфоя, думали, что надули нас. Думали, что подсунули нам крота в огород. На самом деле, это Малфой всех надул. Таким образом, с помощью этой «операции», он смог присоединиться к нам, не вызывая подозрений ни у своих, ни у наших.

- На кого он так трудится?

Рон молчал. Винсент провел шершавой ладонью по голой гладкой спине Рона. Тот вздрогнул всем телом. Несмотря на очевидную бисексуальность Рона, спать с Винсентом ему явно не хотелось, и он быстро сказал:

- На себя… в какой-то мере.

- Это правда, что вы знаете, где находится мистер Гарри Поттер?

- Я не знаю. Спроси Малфоя.

- Что он с нами делает?

- Деньги, деньги, связи. Папаша у него стал очень рассеянный. Перед лицом новой угрозы, оп-по-зи-ции Темному Лорду, если ты помнишь, Темный Лорд и Дамблдор решили устроить игру в поддавки и сделать вид на перемирие. Так вот, папаша Малфоя сейчас работает курьером. Драко регулярно наведывается к нему на семейные ужины. Камины, к счастью, еще не везде посносили. Уж не знаю, как и чего он там вынюхивает – это его личные семейные дела, только Темный Лорд нас не трогает.

- Не трогает? Мы ездим кругами.

- Так я о чем и говорю. Мы тут свитер вяжем, вместо того, чтобы ехать по прямой, верно? Драко знает, где понатыканы стукачи Темного Лорда. Мы их аккуратно объезжаем.

- Ишь, как складно все у тебя выходит. А почему бы мне не поехать домой, раз у вас двоих все так отлично схвачено?

- Твое письмо о сотрудничестве, помнишь? Оно было очень вовремя.

- Вовремя? Почему вовремя?

Криво усмехнувшись, Рон пробормотал:

- Пеш Кабс…

- Этот ножик?

- Ножик?! Я не стану тебе рассказывать, как он у меня оказался, – с неожиданной лихорадочной твердостью отрезал Рон.- Но он очень важен для… успешности всего предприятия. В силу… некоторых обстоятельств мне требовалось избавиться от него как можно скорее. Малфой опаздывал. Как он рассказал мне уже позже, отец и другие «экзаменаторы» заперли его в подвале чуть ли не на два дня ранее запланированного срока и он не смог со мной встретиться.

Рон, естественно, утаил подробности того, в каком черном отчаянии находился тогда Драко. Не следовало подрывать авторитет человека, который имел на Винсента загадочное и странное влияние, сохранившееся, видимо, со школьных времен.

- И тут приходит письмо от меня, – закончил за него Винсент.

- В точку. В тот миг мне показалось это как минимум провидением. Я собрал манатки и рванул к тебе. Пока я дождался подходящего момента, чтобы… подарить тебе Пеш Кабс, я думал, у меня руки отсохнут.

- А этот информатор? Как его, черт… Моссула… Имад-эд-Дин?

- Он – подсадная утка у Темного Лорда. Видишь ли, Винсент, - Рон назвал его полным именем и это ему не понравилось, - все всё друг про друга знают. Но при этом делают вид, что находятся в мирном неведении. Я уверен, что Темный Лорд знает, что Моссула не предан ему всей душой… но при этом всё же держит его при себе, слушает его советы, раскрывает ему свои планы. На самом деле он просто надеется урвать из этой ситуации кусок пожирнее, когда придет время делить индейку. Хреново быть взрослым, Винсент. Всё сразу так усложняется.

- А я-то вам зачем? Только из-за ножика?

- С чего ты взял… - начал было отнекиваться Рон, но тут же перебил сам себя. Он здесь, полуголый, Винсент обнимает его за спину, держит за волосы… Раз уж Рон попал в такую ситуацию, глупо было бы отрицать необходимую надобность Винсента. – Мне ты незачем. Это у… у других на тебя грандиозные планы. Я здесь только как сноска в хронике. Я должен был достать нож и получить за это деньги. А вот ты, ты, Винсент, насколько я лично предполагаю – ты будешь постскриптум.

- Сноска в хронике? – пробормотал Винсент, только чтобы что-то сказать. При мысли о том, что за бред творится вокруг него, его бросало то в жар, то в холод. Когда принимаешь участие в исторических событиях, нет возможности оглядеть их целиком, оценить все их величие и масштаб. Сам себе Винсент казался усталым и измотанным охотником за наградой. Ничего больше. Никаких конниц, фанфар и темных лордов. – Что за бред? Поттера похитили, мы найдем, где он и всё. Передадим координаты Министерству, они нам денег дадут, а выручать его я не подряжался. Пусть сами его как хотят вытаскивают. Ведь украли же Поттера-то?

- Поначалу, может, так оно и было, – как-то очень неопределенно согласился Рон, окончательно сбивая с толку. Он не стал рассказывать, как Поттер внезапно и ловко нашел с похитителями чрезвычайно много общего. Как он вынырнул из кучи дерьма, в которой оказался. Вынырнул сразу за мраморную кафедру, откуда сейчас, в данный конкретный момент красноречиво и жарко говорил, ожидая от Рональда Уизли только хороших новостей.

Винсент немедленно и как-то с удовольствием рассвирепел. Он несколько раз ударил Рона, отчего тот упал.

Дождавшись, когда Рон приподнялся с ковра, он с наслаждением ударил его еще раз.

Представьте себе человека, засунувшего руку в костер исключительно ради того, чтобы проверить – сможет он достать оттуда прокаленный камень или нет. И вот, испытывая адскую боль, этот человек хватает камень и вынимает его из огня, кладет в сторону. И делает это исключительно ради каких-то высших нематериальных целей, а не потому, что этот камень очень ему понравился.

Рону в эти мгновения пришлось пережить именно то же самое. Чудовищным усилием воли он не бросился в драку. Он сел на полу, не делая больше попыток подняться и просто заглянул Винсенту в глаза. Губа его была прокушена, но не от боли, а из-за нечеловеческого усилия, которое он над собой сделал.

С Винсентом что-то произошло, когда он встретил этот простой, смиренный взгляд. Взгляд человека, готового на все ради денег или высшей цели.

Впрочем, в высшую цель Винсенту как-то не верилось. Но это взгляд прошил его, как спица мёд. Кровь сгустками набухала в его паху.

С пугающей отчетливостью сознавая, что делает, Винсент обхватил Рона за шею, большим пальцем истово давя под подбородком. Таким образом он заставил Рона встать. Наклонив его голову в сторону, да так, что тот чуть не начал задыхаться, Винсент осторожно, будто пробуя незнакомый сорт водки, поцеловал его в шею.

Винсент не был ласковым, наверняка он и не испытывал такой потребности. Но он не хотел причинять боль.

Занимаясь сексом с женщиной, он заботился прежде всего своими чувствами, поэтому девчонки под ним обычно стонали от боли, а не от наслаждения.

Но сейчас мозг его был нестерпимо ясен, он понимал, что, когда все кончится, возможно, Рон будет мстить. Мстить самозабвенно, вспоминая каждый синяк, каждый след от зубов и царапину. И это доставляло Винсенту удовольствие, которого он никогда не испытывал раньше.

В его намерения не входило «трахаться». Ему хотелось исследовать чужое тело, узнать о нем все. Да и никогда раньше он не спал с мужчиной. Он имел весьма слабое представление о том, как это сделать.

Ему нравилось, как напрягается плоть под кожей, когда он проводит по ней ногтями, оставляя белые бескровные полосы.

Навалившись, Винсент начал целовать шею, спускаясь к ключице. Рон шумно и тяжело вздохнул, как развалившаяся на солнечном крыльце старая собака, выпускающая воздух из легких. Винсент посмотрел ему прямо в лицо. Оно выглядело нарочито расслабленным и отстраненным. Винсент быстро дотянулся до пуговицы на его штанах, расстегнул ее и рванул вниз молнию. Напускное спокойствие мигом слетело с Рона. Он дернулся, скривился и попытался вырваться, но Винсент так подмял его под себя, что даже дышать стало трудно.

- Винс, пусти… - так, словно они были закадычные друзья, попросил Рон. От его тихого примирительного голоса Винсент почувствовал эрекцию. – Винс, ну нельзя же так. Я же тебе все рассказал. Винс, не могу я…

Проведя рукой по щеке Рона, бережно, словно гладя кошку, Винсент сказал неожиданно глухим, злым и твердым голосом, который так контрастировал с нежными движениями его пальцев, словно кто-то другой говорил за Винсента:

- Кричи, когда будет больно.

* * *

Винсент проснулся от ощущения, что кто-то смотрит на него. Тяжело поворочавшись, он приоткрыл глаза. Одна его рука была закинута на голую спину спящего рядом Рона. Ниже пояса он был прикрыт простыней, так что, если это горничная пришла прибираться, то ее чувства ничем не будут оскорблены. Впрочем, и самого интересного она не увидит.

Впрочем, это была и не горничная.

- Дорвался все-таки, – холодно сказал Драко Малфой, оглядывая постель.

Винсент дернулся и убрал руку с чужой спины. В этом жесте не было смущения. Это походило на страх и озлобленность оттого, что он не выдержал и покусился на чужое.

Не слова больше не говоря, Драко склонился и провел ногтем вдоль позвоночника Рона. Но тот все равно не проснулся. Или не хотел просыпаться.


- Не пойми меня неправильно, - говорил Драко, когда они шли к машине. – Мне все равно. Но нельзя сказать, что я в тебе не разочарован.

- Я в ужасе, - неубедительно и устало посетовал Винсент.

- Думаю, Уизли дальше не поедет с нами. Садись.

На это Винсент ничего не ответил, но остановился перед машиной, как вкопанный. Драко вздохнул:

- Не майся и поехали уже, наконец.

- Ну, а ты, - не скрывая намека, пробормотал Винсент, - ты не хочешь взять его с собой?

- Нет, – отрезал Драко. – После того, как ты… его оприходовал.

Тут Винсент сплюнул, развернулся и ушел в гостиницу. Вернулся спустя десять минут, за ним шел Рон, на ходу натягивая футболку. Драко с интересом уставился на него.

Лицо Рона ничего особенного не выражало, оно было немного заспанным, но ничуть не мятым или усталым.

Ни слова не говоря, он сел на переднее сиденье, но не за руль, а рядом с водителем.

- Рон не говорил тебе, что это он все придумал? – внезапно сказал Драко, с любопытством вглядываясь в Винсента.

- Что придумал?

- Да всё. С самого начала. И Моссула его знакомый, и идея с испытанием была его, и «нож» он достал сам. И даже ты – ты! – его идея. Хорошая идея. Всё, все с самого начала – мистер Поттер только подал основную мысль, а обмозговал ее уже Уизли. Он же у нас шахматист. Говорил он тебе?

Винсент молчал.

- Ну, - подытожил Драко, - значит, правильно ты его отымел.

На Рона было страшно смотреть. Он слегка улыбался той ужасной улыбкой, от которой дрожь бьет. Такая сумасшедшая ухмылка могла быть только на лице человека, который знает цель, идет к ней напролом и все, что происходит с ним в пути, не имеет никакого значения.

Губы, прикасающиеся к гладкой коже шеи.

Не имеет никакого значения.

Пальцы, рисующие узоры на чужой выгнутой спине.

Не имеет никакого значения.

Холодные ступни под горячей простыней.

Да не имеет никакого значения!!

Винсент откинулся на задние сиденья и глубоко вздохнул, закрывая глаза. На него нахлынуло странное состояние. Он ни о чем не думал и не рассуждал, предаваясь только своим воспоминаниям и ощущениям. Глядя сквозь прищуренные веки на затылок Рона, он представлял себе, как на полном ходу выталкивает его из машины.

Рон не оборачивался, безмятежно считая придорожные столбы, мелькавшие за пыльными стеклами.

Драко изредка косился на него. Иногда его губы подрагивали, словно он собирался что-то ему сказать или спросить, но в последний момент останавливал себя.

Ехали молча.

Настолько молча, что даже окружающие звуки уходили в минус, воспринимаясь, как образы.

Проходили часы. Один раз они остановились, чтобы заправиться и пообедать. Компания из трех совершенно разных, чрезвычайно молчаливых людей невольно привлекала к себе внимание. Мало-помалу в забегаловке притихло; разлилось ненарочное, но любопытное подслушивание.

Троица незнакомцев ела молча. Они передавали друг другу салфетки или соль так, словно были братьями, но в их взглядах читалась плохо скрываемая ненависть.

Когда они наконец доели и вышли, по помещению разнесся вздох облегчения и разочарования.

Сели в машину, но Драко даже ключа в замке зажигания не повернул.

Некоторое время он сидел, расслабившись, скрестив руки на груди. Рон и Винсент ждали.

Ждали с нетерпением, с заранее заготовленным презрением ко всему, что он скажет. Без причины: просто это было именно то чувство, которое в данный момент давалось им без труда и казалось ответом на все незаданные вопросы.

Драко сказал:

- Сейчас мы едем на Оркнейский «архипелаг». На Раузи. Мы знаем, что Темный Лорд находится там. Нам нужна одна крайне ценная вещь, которой он владеет и которой мы бы воспользовались с куда большей продуктивностью. Информация.

Винсент подумал, что молчание гнетет Драко намного больше, чем тот старается показать. При мысли, что именно голоса Рона не хватало Драко всю дорогу, Винсента что-то кольнуло.

- Знаю, - сухо сказал Рон. – Заводи.

Драко дернулся, как от пощечины:

- Хватит ржать. Потаскуха.

Никто не ржал. Никто даже не улыбался. Рон выглядел так, как будто его ударили по голове.

* * *

День, когда они прибыли в город Джон – о’Гротс, был явно не самым удачным днем в их жизни.

Картина началась тем, что им не удалось найти паром, который перевозил бы автотранспорт через пролив Пентленд-Ферт, а закончилась штрихами вездесущего рассыпчатого дождя. Воздух состоял из водяной пыли и холода, от которого даже у беспозвоночного разовьется ревматизм.

Они нашли торговца газетами и тот оказался сквиббом. Он продал им «Daily Prophet» за последнюю неделю с огромной скидкой только за то, что Драко дал ему поглазеть на свою волшебную палочку. Похоже, что на эти окраины Англии не забредали даже призраки.

- У нас встреча в отеле, – сказал Рон, поглядев Винсенту прямо в лицо.

- Если тут есть отель, - помедлив, ответил Винсент. При слове «отель» ему представились мятые простыни, запах пота и спермы, грязные окна. Он посмотрел в сторону.

- Все тут есть. И отель тут есть. И ресторан тут есть, – мычал рассеянно Драко, разглядывая на ходу газету. – И про нас тут очень много пишут. Про Винсента Крэбба.

Винсент промолчал. Он подумал, что это шутка.

Рон яростным, жадным движением вырвал печатные листы из рук Драко и лихорадочно их пролистал. Драко стоял рядом с ним, но взгляд у него был какой-то отсутствующий.

Он медленно поднял руку и провел пальцами по предплечью Рона. Тот не заметил. Драко повернулся к Винсенту и подмигнул ему.

- Мне тоже удивительно интересно, когда он стал похож на это, – с искусственной веселостью произнес Драко.

Винсент сделал вид, что не понял.

Рон не отрывался от газет все то время, что шел до гостиницы.

Вошли в вестибюль, Драко облокотился о стойку и тихо спросил что-то у портье. Тот отрывистым жестом мотнул головой.

- Нам в двенадцатую комнату, – бросил Драко через плечо, направляясь к лестнице, ведущей на второй этаж.

Дверь с латунными цифрами «12» была незаперта.

Драко легко толкнул ее плечом и вошел в полумрак. Окна были небрежно зашторены.

Рон отвлекся от газет, его ноздри раздувались. В помещении витал какой-то странный, кислый запах.

- Винсент, свет, – потребовал он.

И снова Винсента резануло по ушам то, как он произносит его имя. Тем не менее, он подчинился.

Вспыхнувшая лампа очертила черные тени вокруг человека, расслабленно сидящего на стуле рядом с кроватью.

- Здравствуй, Моссула, – совершенно спокойно произнес Рон, здороваясь с трупом.

Драко улыбнулся, но это была очень нехорошая улыбка. Винсент потребовал объяснений.

- Он приехал за деньгами. Приехал с информацией. Ему уже выплатили девять десятых. Сейчас он здесь за остальным, – с раздражением пояснил Драко. – Можем оставить «остальное» себе. Возражения есть?

Рон побросал газеты на пол и склонился над мертвым.

- Винс, оставь нас, – очень холодно, почти обижая, потребовал Драко. Он не отрываясь смотрел, как руки Рона щупают чужую бескровную кожу.

- Что вы будете делать с телом? – спросил Винсент, словно не слышал приказа.

- Сдадим портье, - огрызнулся Драко.

- Какая радость. А я-то уж начал было беспокоиться, что мы привлекаем к себе недостаточно внимания, – Рон выпрямился, почесал подбородок и задумался.

- Моссула - профессионал, – продолжил Рон, поскольку все присутствующие тяжело молчали. – Точнее, ему очень, очень много заплатили. Он бы не дал так просто уничтожить себя. То, что он здесь сейчас и подох с таким видом, будто ему ввели «Аваду» через минет, говорит о том, что мы... в некоторой опасности.

Рону тяжело далась эта речь. Ему трудно было признать, что он переоценил свои силы.

- Темный Лорд уже знает, что мы здесь, – негромко заметил Драко. Ему было не по себе. Так удачно обходя мелкую сошку стороной, он завел себя и остальных прямо к Темному Лорду. Это либо позор, либо предательство.

- Зря мы взяли с собой Винсента, – с досадой сказал Рон. – Нельзя позволить, чтобы его убили.

Тут взгляд Винса упал на разбросанные газетные листы.

«Винсент Краб отправляется на поиски Гарри Поттера».

«Тяжелое детство Винсента Крэбба».

«Винсент близок к разгадке».

«Удачи Винсенту Крэббу».

«В школе меня называли крабом за мою склонность к компромиссам! Читайте только у нас – эксклюзивное интервью с Винсентом Крэббом».

«Герой Винсент уничтожает одного из приспешников Темного Лорда! Тело, найденное на берегу».

«Моя мать бросила нас ради другой женщины! Читайте откровения Винсента Крэбба».

- Моя мать никогда не… - тупо пробормотал Винсент. – Что за?.. Я никогда не давал никому никаких интервью.

- Я давал, – безразлично сказал Рон.

- Зачем?!

- Ты останешься здесь, – оборвал Драко. – Отсюда ни шагу, ты понял? Жди нас. Не выглядывай в окно, не заказывай еду, не ходи в туалет. Сядь сюда и сиди. Рон, пошли.

Драко махнул рукой и Рон, не оглянувшись, исчез за дверью. Мрачно оглядев ошарашенного Винсента с ног до головы, Драко вышел следом.

* * *

Они шли по каменистому побережью. Драко дышал полной грудью, переполняясь рыбным запахом моря, соленым ветром и волной тепла от идущего рядом человека.

- Что бы ни случилось, Винсент должен доехать до Гарри целым и невредимым, - негромко сказал Рон.

- Ты мне еще поуказывай тут, - взвинчено отозвался Драко. – Заткнись.

- Ты встречался со Снейпом?

- Я не обязан тебе рассказывать.

Рон удовлетворенно улыбнулся. Драко заметил это, отошел на шаг, широко размахнулся и ударил Рона в скулу до боли сжатым кулаком.

- Сука! – прорвало Рона. – Если бы не я, ты бы сидел сейчас на своей обосранной жопе и помогал папке управлять вашим обосранным поместьем! Твое великое будущее – моих рук дело!!

Драко снова размахнулся, но Рон перехватил его руку и ушел от удара.

- Никто тебя не просил! – Драко ударил ногой.

- Гарри просил! – с неприкрытой злобой крикнул Рон. – Ты же знаешь, он просил.

Драко замер:

- Просил… чего просил?

- Все ты понял, - с горечью сказал Рон. Его лицо мученически исказилось. – Я, я его лучший друг. Я его самый преданный друг. Я готов ради него на все. И о чем он меня просит? Привлеки Малфоя, будь добр! Ты сумеешь его заинтересовать, я знаю… Вот что он мне сказал! Мне, своему лучшему другу!

- Ты сразу согласился? – тихо спросил Драко.

- Я сумел тебя заинтересовать?

В крике Рона, наконец, как гной из застарелого нарыва, прорвалось так тщательно скрываемое отчаяние.

Драко медленно подошел к нему, бережно взял в ладони его лицо и поцеловал. Поцелуй был нарочито ласковым, техничным. Словно Малфой экзамен сдавал. На пятерку отработал.

- Гарри с ума сошел. Ты помогаешь ему в этом. За это я тебя презираю. Ты слабый человек, – сказал Драко, чуть отстраняясь, но не убирая рук.

- А ты-то сам?

- Мне не нужен мистер Поттер.

- А что тебе нужно?

- Я согласился потому, что мне нужна власть. И поэтому я ваш самый верный союзник.

- Убери руки, – сказал Рон, не делая ни единого движения.

- Насколько сильно я должен быть в тебе заинтересован? – спросил Драко, глядя поверх его глаз. – Гарри похвалит тебя, если я вдруг захочу спать только с тобой? Бить только тебя? Просыпаться только рядом с…

- Замолчи.

- Винсент делал тебе больно? Тебе нравилось? Я тоже могу. Вот так могу.

Драко влепил Рону пощечину.

Рон накрыл щеку рукой и снова медленно повторил:

- Замолчи.

- Могу еще вот так, – Драко ударил его по другой щеке. На сей раз Рон не сказал ничего и рука его не притронулась к лицу.

- Винсент нужен нам. Очень нужен. Я даже понял, насколько нужен, раз ты с ним… Что такое «Бланка Палома»?

- Название отеля, - быстро, тихо ответил Рон.

- Врешь же, сука!!

- Ты слышишь? – перебил Рон.

- Ты не отвлека…

Драко осекся на полуслове и прислушался.

Звук был такой, словно в воздухе кружился диск от бензопилы.

С легкими хлопками, словно лопалось множество невидимых воздушных шаров, в сером сыром воздухе возникали и уплотнялись очертания фигур.

Рон лихорадочно оглядывался. Он невольно, шаг за шагом, отступал назад, к морю.

Драко стоял, не шелохнувшись. Весь его облик враз стал вял и небрежен.

Одна из фигур выступила вперед. Этот жест не выглядел нарочитым или внушительным. Просто раздраженный человек без обиняков подступил, чтобы дать в морду.

Когда капюшон был откинут таким же решительным, злым движением, стало ясно, что это не человек. И что простым мордобитием тут не ограничится, как бы ни хотелось.

- Какая… - узкая щель рта говорившего приоткрылась. Слова извергались из нее без труда, но с утробным хрипом и свистом. – Какая нелепость.

Рон понял, что уже давно не дышит. Он тяжело втянул воздух, отступил еще на два шага. Вода намочила его ботинки. Малфой еще более расслабился и вдобавок к вялости начал выглядеть невероятно уныло.

- Мистер Малфой, – прохрипел Темный Лорд.

- Он у Винсента, - просто сказал Драко. Выражение его лица не изменилось. - Рон… Уизли отдал его Винсенту Крэббу. Пеш… нож у него.

Темный Лорд ждал, не сводя желтых выпуклых глаз с Малфоя. Тот наконец догадался и добавил:

- Он в гостинице. Двенадцатый номер… Тут недалеко.

Сказав это, Драко быстро оглянулся через плечо. Рон смотрел в сторону.

Темный Лорд жестом подозвал одного из сопровождающих и что-то тихо сказал ему. Тот угодливо поклонился, попятился и бросился бежать в сторону гостиницы.

- Вы наделали очень много шума, – выждав с минуту, произнес Темный Лорд.

- Войны хотите?! – крикнул Рон.

Почти все вздрогнули, так неожиданно это было. Рон стоял в воде, отступив еще глубже. Она заливалась ему в ботинки, меняла цвет штанов.

- Так будет тебе война! Такая страшная, что даже у тебя сердце остановится.

Драко чувствовал, как холод разливается под ребрами. Ему казалось, что вся кровь, которая текла по его венам, сейчас бросилась в голову. И голове стало душно, тяжело. Ее клонило в сон.

Он просто испугался.

Оглянулся. Рон, должно быть, был смешон в своей наивности. Но Драко не находил его смешным. Взвинченный, яркий, туго скрученный, длиннорукий и плосконосый, он светился и кричал. Круглые зрачки расплылись зияющими дырами, заполнили все лицо.

- Молодой человек, ты идеалист, – отрезал Темный Лорд. Все ждали приказа заткнуть разлаявшуюся таксу, загнанную в угол, но приказа не следовало. Темный Лорд смотрел без интереса, но слушал внимательно.

- А ты живешь в прошлом!

- Раз уж мы на «ты»… - процедил Темный Лорд. Послышались искренние веселые смешки. – То объясни мне, что это за газетная истерия? Зачем ты украл у меня Пеш Кабс? Зачем опорочил достойного сына мистера Люциуса Малфоя? Мистер Малфой, вы ведь опорочены.

Темный Лорд оглядел Драко с головы до ног.

У Драко начала кружиться голова. Ему все это очень не нравилось. Пересохшее горло выдавило:

- Ну… Да.

Он ненавидел себя в этот момент.

Не понимал, за что, но ненавидел.

- Да нам деньги нужны были, - неожиданно легко и просто отмахнулся Рон. Словно и не стоял по колено в воде, словно не боялся ничего.

Темный Лорд молчал. Рон поглядел прямо на него и негромко добавил:

- Вам, конечно, без разницы, только он вроде ни в чем не виноват. Мешался только всю дорогу.

Внезапный переход на «вы» не прошел незамеченным. Снова послышались смешки.

- Ну, а про статьи в газетах ты мне что скажешь? – Темный Лорд спросил так, словно Рон был его любимым, но провинившимся учеником. – Афиши везде расклеены с вашим Винсентом.

- Фанклуб его открыли, – вклинился один из прибывших с Темным Лордом. Это прозвучало так глупо и неуместно, что некоторое время все молчали.

- Откуда мне знать, – неловко попытался выкрутиться Рон.

- А кто знает? – устало вздохнул Темный Лорд. – Кто тебе приказы отдает?

- Не знаю. Понимаете, голоса… - Рон подмигнул. В этот момент он готов был описаться от страха, но нашел в себе силы подмигнуть. – Голоса говорят со мной. «Привет, Рон! А не украсть ли нам ножик?» Ну, в таком роде.

- Шутник какой, – безо всяких эмоций пробормотал Темный Лорд.


Драко сначала не понял, отчего Рон рванулся вперед. Его скрутили, без лишней жестокости, но профессионально. – Винсент, если я не ошибаюсь? – Темный Лорд глядел на Винса, который шел следом за человеком в мантии. Посыльный, очевидно, не применял к Винсу силу. Да это и не представлялось возможным.

Взглянув на Темного Лорда, Винсент спал с лица. Он остановился как вкопанный и что-то произнес одними губами. Выругался, скорее всего.

- Винсент, нет ли у вас желания подарить мне кое-что? – обратился Темный Лорд к новоприбывшему.

Тут Рон завопил:

- Нет!! Не смей, Винс!! Винс, я тебя зарою…

- Пеш Кабс, – хриплый голос Темного Лорда мог бы рвать струны. – Немедленно.

- Я… я его забыл, – Винсент смотрел на Рона.

- Где?

- В гостинице. Он лежит там, под кроватью. В дорожной сумке.

- Обыщите его, – приказал Темный Лорд.

Пока двое из подручных грубо шарились в карманах Винсента, Темный Лорд подошел к Драко и положил свою тяжелую плоскую ладонь ему на голову.

- Как же так случилось? – спросил он.

Драко открыл рот, ничего не сказал – только прерывисто выдохнул.

- Эй… - позвал Рон голосом человека, который не определился с тоном: то ли брезгливость, то ли лесть выражать. – Руку убери!

Его немедленно ударили по голове и он повалился на колени.

- Давай вот как сделаем, – Темный Лорд погладил Драко по голове. – Вы убили одного из моих ценных сотрудников. Его тело было найдено, так что этот эпизод я считаю доказанным. Так?

Драко сглотнул и закрыл глаза. Капля пота стекла по виску.

- Так, – удовлетворенно, словно получив ответ, заключил Темный Лорд. – Помоги мне воссоздать равновесие сторон. И я отпущу тебя.

- Какое равновесие? – крикнул Рон. Его снова ударили и он заткнулся.

- Дайте ему волшебную палочку, – повысил голос Темный Лорд. Возникло легкое замешательство, но вскоре кто-то протянул Драко палочку, завернутую в кусок засаленной бумаги. – Свою-то куда дел?

- Мы не пользуемся магией, – с огромным усилием произнес Драко, одеревеневшими пальцами разматывая бумагу.

- Почему? – совсем уж по-отечески поинтересовался Темный Лорд.

- Чтобы оставаться незамеченными.

- А еще что? Что-то есть еще, так?

- Рон запретил.

- Вот оно как, – Темный Лорд поманил Рона пальцем. – Отпустите его. Пусть подойдет.

Рона отпустили, но он остался стоять на месте.

Винсента к тому времени обыскали самым тщательным образом. Ножа при нем действительно не оказалось. Темный Лорд наугад указал пальцем на кого-то в своей свите и приказал:

- Иди в гостиницу, принеси Пеш Кабс. Не вздумай оставить его себе. Ты знаешь, что произойдет.

Указанный немедленно скрылся из виду.

- Драко, ты знаешь непростительные заклятья? – спросил Темный Лорд и тут же, не дожидаясь ответа, продолжил. – Мне нужен труп. Вас здесь трое. Труп мне нужен один. Решай. Чем быстрее ты решишь, тем быстрее все кончится.

Драко не шевелился. Его серые глаза потемнели, лоб наморщился. Он безразлично крутил в пальцах чужую волшебную палочку.

- Быстрее, – прикрикнул Темный Лорд. – Или всех перебьем или ты – одного.

- Ты у нас важная персона, Драко, – негромко произнес Рон. – Королева бала.

Драко медленно поднял руку и указал палочкой на Рона. Рука не дрожала.

- Давай, давай, – подзадоривал Рон. – Чего ссышь? Обоссался ведь, да.

Драко медлил. Его глаза светлели.

- Да ты немощь, тебя же сейчас удар хватит, – в голосе Рона показался едва уловимый надлом. – Таких, как ты, только в жопу ебать. Ни на что больше не годитесь.

- Круцио, – едва слышно выдавил Драко. Заклятье получилось слабенькое, так – смех один. У Рона встали дыбом наэлектризованные волосы. Судя по всему, ему даже не было больно.

Тот, чья палочка досталась Драко, сказал:

- Палочка чужая. Пусть потренируется…

- Да нет у нас времени! – вдруг страшно закричал Темный Лорд, будто сорвавшись. – Давай, давай. Или верно тебя этот… - тут Темный Лорд указал на Рона, - …недоумком зовет?!

Рон засмеялся. Неестественно, с горечью. Кажется, никто, кроме Драко, этого не заметил.

- Недоумок – это еще мягко сказано, мистер Темный Лорд.

Темный Лорд внимательно посмотрел на Рона. Тот продолжал:

- Я бы вам столько историй порассказал про него, не поверите. Знаете, что такое общественный туалет? Так вот, однажды он мне…

- Круцио!! – закричал Драко. И в тот момент, как заклинание сорвалось с его губ, до него дошло. И ему не оставалось ничего другого, кроме как мысленно обругать себя. Рон всеми силами оттягивает внимание на себя, чтобы Драко и думать забыл о Винсенте.

- Заканчивай в куклы играть, – природная склонность к зрелищности и жестокости позволила бы Темному Лорду подождать еще пару «Круцио», но человек, усланный в гостиницу, все не возвращался. Темный Лорд начал беспокоиться. Трата времени становилась все более бессмысленной.

Драко смотрел в лицо Рону и было совершенно непонятно, о чем он думает. Рон встал, выпрямился… и, не мигая, уставился прямо в глаза Драко.

- Ты… ты чего смотришь… - пробормотал Драко. Палочка в его руке дрогнула. – Ты… ты не смотри… Туда смотри, чего вылупился! Чего смотришь?!

Голос Драко сорвался. Рон все смотрел и смотрел. Под глазами набухали вязкие, злые слезы. Но не отворачивался, смотрел так, будто мстил за все грехи, прошлые и будущие.

Будто говорил: выживу - пожалеешь.


И в этот момент Драко понял, что способен. В здравом уме и трезвой памяти способен прикончить человека. С которым ел, разговаривал, с которым машину водил.

Сознание этого пришло спокойно и медленно, обволакивающе. Заглушило все остальные мысли, принесло покой принятого решения. Покой из колодезной глубины черных круглых зрачков под выцветшими рыжими ресницами.

Стряхивая оцепенение, Драко переступил с ноги на ногу. Лицо его расслабилось, как у спящего.

Рон все понял. «Увидимся», - прошептал он одними губами. – «Где-нибудь… там…»

- Авада Кедавра, – уверенно и громко произнес Драко Малфой.


Из волшебной палочки вырвался сноп зеленых искр и… ударил в человека, стоявшего рядом с Темным Лордом.

Поднялся страшный шум. Темный Лорд оглянулся на мертвого, Рон сорвался с места и рванул к Драко. Винсент, раскидав сторожей, побежал за ним.

Чьи-то шепотом сказанные слова разлились в воздухе и с берега поднялась такая стена цунами, какую не видывали даже в худшие дни ко всему привычные японцы.

* * *

Профессор Снейп, тяжело дыша, расправлял засученные рукава.

- Ну и спектакль, – еле переводя дыхание, пробормотал он. – Еще чуть-чуть и я бы прослезился.

- Вы чертовски… - с огромным чувством, с жестом вылечившегося смертельно больного выдохнул Драко, - вы чертовски, нечеловечески вовремя.

- Я… - начал было Снейп, но тут на него бросился Рон и профессор осекся, с омерзением на лице пытаясь оттолкнуть от себя воющего Уизли.

Рон действительно завывал. Он всхлипывал, орал и паясничал, распластавшись на груди профессора:

- Спаситель! Бла-а-адетель!! Я ж уж обосрался четыре раза!! Счастье-то какое!! Радость ка…

Винсент с усилием оттащил Рона в сторону.

Рон явно очень плохо соображал и с трудом отходил от пережитого шока. Его трясло, он все время вскрикивал и заливисто смеялся, тут же, немедленно принимаясь плакать.

- Что происходит? – выдавил Винсент. У него подкашивались ноги.

- Что бы там Уизли себе не напридумывал, я прицепил к нашей шлюпке страховочный трос, – Драко улыбнулся, не открывая зубов. – Уизли склонен переоценивать наш потенциал. Всегда.

- Страховочный трос? Профессор? – Винсент посмотрел на Снейпа так, словно впервые его увидел.

- Не стоит благодарностей, – крайне снисходительно процедил Снейп. Но никто не обиделся. Профессор выглядел как человек, которого уже заранее достал разговор с молокососами. Поэтому он прошел к двери и рывком распахнул ее.

- Завтра утром чтоб вас здесь не было, – бросил он на прощанье.

- Какой душевный, какой милый человек! – донеслось из угла, в котором сидел Рон. Он вдруг разревелся так шумно и яростно, что Винсент, сам себя не помня, бросился к нему. Драко смотрел на это с отвисшей челюстью.

Рон отмахнулся, показывая тем самым, что ему не требуется помощь. Винсент в нерешительности остановился.

- Где… где… нож? – сквозь рыдания спросил Рон.

- У Снейпа, – ответил Драко, отряхивая пыль с древнего кресла и усаживаясь в него. Кресло истошно заскрипело. Драко поморщился.

Плач Рона прекратился так внезапно, словно кто-то вставил ему в горло диск с другой записью.

- Как это - у Снейпа? – совершенно спокойным, ровным голосом уточнил Рон.

- А ты думал, он нас безвозмездно спасать станет?! – взорвался Драко, вцепившись в подлокотники. Кажется, его напускное равнодушие крушилось под натиском недавно пережитого. – Нашел дурака, твою мать!!

- Хреново, – Рон задумался. – Нож нам нужен. Впрочем… - тут он на четвереньках подобрался к большой пыльной кровати с балдахином и взобрался на нее. – Впрочем, Снейп нам, наверное, тоже нужен. Раз уж он такой милый и душевный…

- Ой, да заткнись ты наконец!! – крикнул Драко. Он грыз собственный кулак, даже не замечая этого.

- Я думал, ты убьешь его, – догадываясь о мыслях Драко, пробормотал Винсент.

Драко несколько раз кивнул и снова, кажется, не заметил, что кивнул.

Не терпя тишину, Винсент сказал:

- Снейп появился в гостинице как раз тогда, когда вы оттуда вышли. Секунды две прошло. Хлоп – а он вылезает из камина. Камин-то газовый, я так и не понял, как он оказался подключен… ай, ну да ладно. Вылезает, палочку мне в морду и рычит «Нож давай». Я отдал. Он руку мою локтем откидывает и говорит: «Не так давай. Подари мне его». Я посреди комнаты и ни сесть, ни встать. Он ждет, нервничает, в окно глядит. «Давай, говорит, а то этого сучонка сейчас грохнут».

- Он назвал меня сучонком?! – словно очнувшись от своих мыслей, спросил Драко.

- Да. Вроде. Ну, я и говорю «Пожалуйста, многоуважаемый мистер Снейп, сэр, примите мой скромный дар…». Тут он не выдержал, вырвал его у меня из рук и говорит: «Спасибо, спасибо». И – в туалет. Тут я совсем растерялся. После того, как я растерялся…Ну, короче, ясно. Ворвался этот Темнолордовский урод и спрашивает: «Ты Винсент?». Я говорю, что я. Дальше вы знаете. Я быстренько за ним вышел, без понуканий, чтоб он Снейпа не засек. Я думал, у вас план какой-то.

- Так ты продался Снейпу? – спросил Рон с кровати.

- А как я информацию доставал, по-твоему? Из моего отца хрен что вытащишь. Мы с ним по полгода не разговаривали, а тут я к нему подхожу и спрашиваю: «Дорогой ты мой батя. Давай поговорим о твоей работе». Как он к этому отнесется, по-твоему?

- Ну, хитер! – с неопределенным восхищением отозвался Рон. – Ну, хитер! А что ж ты ему обещал взамен? Натурой расплачивался?

Никогда до сей поры не отличавшийся тактом Винсент вдруг сказал, что ему нужно в туалет. Он вышел, громко хлопнув дверью.

- Снейп сказал, что ему нужна доля в предприятии, которое затеял Гарри Поттер, – медленно и внятно сказал Драко, не спуская с Рона глаз.

Лицо у Рона вытянулось. Он почесал подбородок. Потом шею. Наконец выдавил:

- О… А где это мы? – он перешел на другую тему и Драко не стал ничего выяснять. Он чувствовал, что скоро все закончится и занавес поднимется окончательно. Поэтому он только и сказал:

- В загородном поместье Снейпа. Он нас сюда трансфигурировал. Ты даже не подозреваешь, насколько он силен.

- Мило, очень мило… Загородное… это хорошо, что загородное… Я буду спать.

Он скинул ботинки, завернулся в грязное покрывало и затих.

Он думал о том, что осталось у него в итоге.

У него остался Винсент, а значит, половину возложенной на него задачи он выполнил.

Он привлек Малфоя. Гарри вынесет ему личную благодарность.

Но Пеш Кабс перешел к Снейпу. Это полное поражение. Впрочем, Снейп вроде как желает присоединиться. Может, не все так гнило, как кажется.

* * *

Это все односекундный предсмертный сон. На самом деле Малфой все-таки прикончил его.

Он орал от страшной боли. Он хватал руками воздух.

Он слышал запах собственной паленой плоти.

- А-а-а-а-а!! – голосовые связки натянулись и лопнули.


Рон открыл глаза. Тяжелые веки набухли. В уголках глаз присохла корка.

Он протер лицо ладонью и сел в кровати.

Было холодно, но он чувствовал горячий пот на спине и подмышками. В кресле пошевелился и вздохнул Малфой. Рон огляделся: рядом с ним тяжело дышал Винсент. Спал.

- Сколько времени? – позвал Рон.

- Третий час ночи, – очень нескоро отозвались с кресла.

- Ты никогда не думал, чем будешь заниматься в новую эру? – спросил Рон. – Скоро наступит новая эра. Чем ты будешь заниматься? Гарри дает тебе безграничные возможности.

Драко зевнул.

Рон спустил ноги на пол, нашарил ботинки и принялся с шумом их одевать.

- Что ты надумал? Среди ночи решил погулять? – спросил Драко.

- Пройдусь… тут недалеко.

- Ложись ты в постель. Ты меня уже достал.

- Ничего, я сам. Ты за меня не волнуйся.

Рон приподнялся, продолжая возиться со шнурками, потерял равновесие и упал. Драко подошел к нему, но ничего предпринимать не стал.

Поднявшись, Рон прошел мимо Драко к дверям. Внезапно Драко схватил его сзади за футболку. Рон по инерции ступил вперед, но покачнулся, обернулся и попытался ударить Драко по руке.

Оба упали на пол.

Драко одной рукой схватил его за шею. Сам не определился: то ли ласкать хочет, то ли удушить. Второй рукой потянул в сторону ворот его футболки, склонился над ключицей.

- Это... – тихо сказал Рон, почти не сопротивляясь. – Это проблем не решает.

- Мне не глобально. Мне сейчас.

Рон выгнулся, стянул с себя футболку, откинул в сторону. Провел рукой по волосам Драко, как совсем недавно Темный Лорд. Драко вздрогнул, поднял голову, щекой ласкаясь о чужую ладонь, укусил за большой палец.

Рон откинулся на спину, но тут заметил в полутьме блеск глаз Винсента.

Тот лежал на кровати, уткнувшись подбородком в подушку и, не скрываясь, наблюдал.

- Черт!! – закричал Рон и схватил футболку. По-идиотски быстро напялил ее задом наперед.

Драко посмотрел на Винсента.

Винсент отвернулся.

* * *

Юго-восточная Англия. Вулвертон.

Большое здание, облицованное бежевыми и серыми плитами. На фасаде здания блестели фальшивой позолотой нелепейшие буквы, выложенные в претенциозное «La Blanca Paloma». Выше была прибита эмблема в виде белого голубя со стилизованной волшебной палочкой в клюве и какой-то дурацкой пародией на книжку в правой лапе.

Драко и Винсент сидели на скамейке в скверике неподалеку. Рон стоял перед ними, заложив руки за спину, постоянно оглядывался и вообще всячески демонстрировал свое нетерпение.

- Ну, теперь-то уж можешь сказать, – скривился Драко.

- Мы находимся в самом конце нашего путешествия! – с пафосом начал Рон. Драко пнул его по голени и Рон ненадолго умолк.

Заговорив снова, он делал это так небрежно, словно рассуждал о ценах на зерно в Уругвае:

- Наверное, вам не приходила в голову мысль, что в окружающем нас мире есть некое упущение.

- Не тяни, Джинджер. Не на митинге.

- С детства мы привыкли к тому, что в мире есть две противоборствующие силы. Злые маги. И добрые маги. Ни там, ни сям нам ничего не светит. Везде понавешаны свои штандарты, у всех свое место.

- Можно стать героем, – сказал Винсент, явно намекая на Гарри.

- Можно, – легко согласился Рон. – Это пустое. Это ничего не дает. Тебя не допустят к власти, если ты всего лишь «герой». Твоим именем назовут новый сорт помидоров – может быть. Но таковы правила: на шахматной доске должно быть всего два цвета. Что мы делаем, если ни тот, ни другой нас не устраивает?

Драко переглянулся с Винсентом. Оба пожали плечами.

- Идем играть во что-нибудь другое. Мы сейчас – что-нибудь другое! Мы – новая эра. Мы – молодая кровь. Мы перевернем этот мир! Мы вымоем прогорклый старый жир с костей. Мы нарастим на них свежие мышцы!

Рон говорил это так яростно и увлеченно, что Винсент невольно подался вперед.

- Власти хочется, – осадил его Драко. – Вот и все. Рон, эту романтику девчонкам на свиданках втирай.

- Да. Без власти ты кто? Да никто. Нам не сладить ни с белыми, ни с черными. Мы выводим новый цвет. Мы – третья сторона!

- Третья сторона? – Драко хмыкнул. – Кто такие?

- Люди.

Винсенту стало плохо. Драко замер с открытым ртом.

- Ма… магглы? – прошипел он. – Гарри Поттер связался с магглами?

- С людьми, – мягко поправил Рон. – Старики пусть живут прошлым и играют в куклы с прогнившими книжками и волшебными палочками. Мы создадим новое общество. Новый мир.

- Рон, каким бы дерьмокровкой ты ни был, ты же маг! Ты что несешь?! Это что за бред?!

- Парад планет. Изменения не остановить ничем. Хочешь – не хочешь, планеты выстроятся в ряд, сколько канцелярских кнопок ты под них не натаскай. У тебя, Драко, только одна возможность дорваться до реальной власти. Большей власти, чем ты можешь себе представить. Ты можешь стать советником президента мира!!

Драко схватился за голову и тихонько завыл. Винсент еле выговорил:

- А я? Я-то зачем?..

Рон в упор посмотрел на Винсента.

- Маги не поддержали бы нас.

- Ха-ха!! – громко и четко выговорил Драко, продолжая держаться за голову.

- Раньше! – Рон поднял вверх большой палец. – Раньше не поддержали бы нас. Но теперь у нас есть Винсент. Драко, черт побери, неужели ты думал, что я не мог взять тебя за руку и привести сюда в первый же день, как встретил? Нет, нам нужно было поколесить по стране, пока идет рекламная кампания Винсента. Нас должны были видеть то там, то сям. Его фотографию должна была узнавать каждая собака. Кроме того, Гарри требовалось время, чтобы закончить свои переговоры.

- Ты хочешь… - Драко говорил и ужасался тому, что он слышал из собственных уст, - ты хочешь сделать из Винсента знамя?!

- Винсент уже знамя, – страстно и вдохновенно прошипел Рон, склонившись к самому лицу Драко. – Хватит ломаться. В Винсента влюблено больше магов, чем людей в Мэрилин Монро в лучшие ее годы. За ним пойдут. Мы будем писать ему речи. Мы научим его фотографироваться с детьми. Улыбаться вне зависимости от времени суток. Он будет нашей витриной, за которой мы будем трудиться, не покладая рук.

Драко чувствовал дыхание Рона, запах его кожи, силу его непоколебимой уверенности. Он оглянулся на Винсента. И увидел то, чего раньше никогда не замечал. Простоватый плотный парень. Сильный, не шибко умный. Скала. Беспроигрышный вариант, если говорить о выборах. Его отшлифовать слегка и…

- А Пеш Кабс зачем?

- Скептицизм распространен не только среди магов, – Рон посмотрел куда-то вверх. – Эта вещь у нас… как доказательство.

- Проще говоря, пугач.

- Да. Подкинем им, пусть изучают.

- Не ври мне! – крикнул Драко. С тротуара вспорхнула стая испуганных птиц.

- Когда-нибудь слышал об атомной бомбе? – спросил Рон, снова вплотную приближаясь к Драко. Со стороны казалось, что они собрались целоваться. – Представь себе шестьсот таких! В этой маленькой черной штучке. Это убедит даже самых сомневающихся. Всю свою жизнь я был человеком, о которого можно было вытирать ноги. Настала моя очередь вытереть. Темный Лорд будет ползать на коленях. Министерство магии будет сожалеть о каждом презрительном взгляде в сторону моего отца. А ты, Винсент? Твоя мать будет жалеть, что осталась без такого талантливого сына, а?

- Но это же… - начал было Драко. Рон тяжело дышал.

Драко на секунду закрыл глаза. Вспомнил эти же вздохи, окруженные ночью, обласканные пальцами, приглушенные поцелуем. Это воспоминание показалось ему неуместным. Он встряхнул головой и повторил:

- Но это же… потрясающе. Рон, это потрясающе. Мой отец будет просить у меня в долг. Черт побери! И ведь до последнего никто не будет знать, во что я ввязался!

- Кстати, а Малфой-то зачем тут? – Винсент указал пальцем на Драко. – Деньги у него есть, но не столько же, чтобы непременно «советником президента мира»…

Рон похлопал Винсента по плечу. Намеренно сильно, даже больно:

- А вот это пусть Гарри и Малфой сами выясняют. Я в дела друга не лезу. Сказал: приведи. Я привел.

- Ты очень верный, а? – Драко поправил галстук. – Будешь моим секретарем.

Раздался хлопок.

Из прохлады утра и крика птиц соткалась черная фигура профессора Снейпа.

- Даже молодому миру нужен кто-то опытный и мудрый, – тихо пробормотал Рон. По-крайней мере, он очень надеялся убедить в этом Гарри.

Все четверо ступили на бетонные широкие ступени.

Внутри их ждал Гарри, ждала Третья сторона.

Кампания по постройке Нового Мира объявлялась открытой.

The beginning



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni