Дом, милый дом

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: История первая из цикла "Возвращение домой".

ПРИМЕЧАНИЕ: история вторая: "Зелья и любовь".


ОТКАЗ: все принадлежит Ролинг.




Дорога вдаль и вдаль ведет,
Через вершины серых скал -
К норе, где солнце не сверкнет,
К ручью, что моря не видал.
По снегу зимних холодов
И по цветам июньских дней,
По шелку травяных ковров
И по суровости камней.

Дорога вдаль и вдаль ведет,
Под солнцем или под луной,
Но голос сердца позовет -
И возвращаешься домой.
Молчишь, глядишь, глядишь кругом,
И на лугу увидишь ты
Знакомый с детства отчий дом,
Холмы, деревья и цветы.
(J.R.R.Tolkien, «Хоббит»)

Мне приснился еще один сон: будто Торнфильд превратился в угрюмые развалины, в обитель сов и летучих мышей. От величественного фасада ничего не осталось, кроме полуразрушенной стены, очень высокой, но готовой вот-вот упасть. И мне снилось, что я иду в лунную ночь среди этих поросших травой развалин.

Шарлота Бронте, «Джен Эйр».

Домой ведут разные дороги.

Короткая, прямая, как стрела – в детстве, когда бежишь по траве, и холмы бросаются под ноги, и кажется, что ты летишь – к маме, к папе, к пирожкам на кухне.

Длинная и запутанная в юности, когда идешь через грозовой лес или плывешь в лодке по реке; встречающий у берега отец в плаще и с фонарем в руках ругается: «Где тебя дементоры носят», и в свете молний подтягивает лодку к причалу. Вы с ним бежите по выложенной камнем тропе, залитой хлещущими сверху потоками воды, добегая до белеющей в темноте громады замка, возвышающегося над окрестностями призрачным кораблем, ныряете через боковую дверцу в полумрак угловой башни и идете наверх переодеваться к ужину.

Волнующая и томительная – после школы, в карете; выглядываешь из окна, смотришь на поля в возбуждении, а дома тут же бежишь проверять, на сколько выросли деревья в оранжерее, как самочувствие у твоего коня и что за приплод принесли нынче обитатели зверинца.

Но самая выматывающая и счастливая дорога – после долгой разлуки, когда меж вами легли годы, реки, географические мили, война и незнакомые дороги, мосты, чужие жизни, чужие женщины в чужих постелях, дешевые номера с бумажными полотенцами и много, много разных снов.

На вершине холма сидел человек в маггловской одежде: легкой хлопковой футболке и синих джинсах, через руку у него была перекинута черная мантия. Он сидел на большом, поросшем мхом валуне, вытянув ноги и глядя на маячащий впереди замок.

Жаркое июльское солнце даже после пяти продолжало раскалять горячую сухую землю, уставшие ноги болели: он отмахал пять миль с границы антиапарационного барьера. Видимо, после отца ничего не изменилось: с тех пор, как тот, обеспокоенный возвращением Темного Лорда и связанными с этим возможными осложнениями, расширил барьер, раньше действовавший только на территории замка, чары никто не трогал.

Молодой человек положил ладонь на сердце, резко стукнувшее при мысли, что, может быть… может, и внутри ничего не поменялось…

По крайней мере, на первый взгляд никаких изменений не было. Да и могли ли они быть? Этот замок пережил три магические войны, не говоря уже о маггловских, две революции и несколько реконструкций.

Но все также возвышались семь башен со шпилями, все тем же гордым кораблем, белым лебедем плыло это рукотворное чудо по долине. Чудо архитектуры, создание нечеловеческих рук, изящная сказка с острыми крышами и полукруглыми окнами.

Сердце словно скрутили пальцы великана, сжали, не давая крови отлить от него, и оно набухло, так, что стало невозможно дышать, и на глазах выступили слезы.

Драко встал и пошел вниз по дороге. С каждым шагом приближались балконы, крыши, опоясывающие башни зубчатые венцы, архитектурные изыски: на четвертом этаже библиотечной башни из стены вырастали каменные лепестки, образуя четырехугольный балкон вокруг круглого ствола, на котором так хорошо было стоять в ясную погоду и вглядываться в горизонт… В каждом из четырех лепестков этого цветка было прорезано по три наклонных окна: эта каменная опояска, напоминавшая вместе с башней чашечку и пестик лотоса, защищала четвертый этаж от прямых лучей солнца, и в зале библиотеки всегда было темно и прохладно.


Несмотря на усталость, Драко ускорил шаг; ноги сами несли его к родному дому. Два года… уже два года. После побега из Хогвартса, после жизни в лачуге с оборотнями, после скитаний среди магглов…

Он скрывался от авроров после смерти Дамблдора, он скрывался от Темного Лорда после смерти Снейпа – им вчетвером было поручено охранять какой-то важный артефакт, и Снейп (Снейп!!!) вместо этого п о м о г а л Поттеру пробиться к объекту.

Если бы спросить Драко, стоит ли бросаться под Аваду, предназначенную другому, он бы сказал – нет, не стоит. Никто и ничто в мире этого не стоит.

Но его не спросили, и Драко пришлось бежать, чтобы Волдеморт не поинтересовался, почему его покровитель и бывший друг семьи защитил Гарри Поттера ценой собственной жизни, а младший Малфой тем временем просто стоял и смотрел.

Боявшийся мести и той, и другой стороны, Драко стал магглом до кончиков пальцев, оборвал все контакты с магами, избегая их, спрятался подальше, затерявшись в толпе, думая, что кто бы ни победил в этой войне, ему несдобровать.


Но дом снился ему по ночам, и он вернулся сюда.

Он, волнуясь, прошел по низкому каменному мосту, огражденному столбиками с висящими между ними цепями, и вступил под входную арку. Ноги чуть не подогнулись, когда он ухватился за дверное кольцо и потянул на себя половинку двери. Ему пришлось остановиться и постоять немного, пережидая головокружение.

Внутри было пусто и темно – он обошел по кругу огромный зал, в камине пылали дрова, на полированном столике стояли бутылка, широкий бокал и ваза с фруктами.

- Мама, - позвал он нерешительно, опираясь рукой о спинку кресла.

Звук потерялся в огромном пространстве, и он сделал было шаг к лестнице, как откуда ни возьмись появился старый, полусогнутый домовой эльф.

- Молодой мастер! Мастер Драко!!! – завопил он. – Я не верю своим глазам!!! Он вернулся!!!

Эльф подпрыгнул, тряся грязным передником, снова и снова повторяя:

- Он вернулся! Кричер знал, что хозяева вернутся! Кричер верил, что он дождется!

Он рухнул на колени и подполз к ногам Драко:

- Кричер будет служить молодому хозяину… Своему чистокровному господину, да, да!

- Моя мать… Нарцисса… Где она? – спросил Драко, чуть-чуть отодвигаясь от ползающего перед ним домовика.


- Этот плохой господин снова здесь! – послышался негодующий возглас.

Подняв глаза, Драко заметил еще одного эльфа, одетого почище и с носком на голове. Приглядевшись, он узнал Добби.

- Это не его замок, Драко Малфою следует уйти! Я немедленно доложу Гарри Поттеру…

- Ах ты, предатель! – зашипел Кричер и кинулся на маленького мерзавца.

Оба эльфа тут же исчезли.


Устало покачав головой, Драко сел в кресло. Он знал, что победили авроры, но больше не знал ничего. Махнул на все рукой и начал пробираться к дому. Что бы его ни ждало здесь, бежать он не будет. Набегался за эти два года, как серый волк в буераках.

Никуда он теперь не пойдет.

Послышались шаги, с лестницы кто-то спускался, и Драко разочарованно втянул воздух сквозь сжатые зубы: это не легкая, невесомая походка матери, о которой говорили: «не собьет росу с цветка»; шаг был решительным, твердым, быстрым… мужским.

- Малфой? – перед ним остановился Гарри Поттер.


Да. Это был он, тот самый Поттер, - повзрослевший, прибавивший в росте, возмужавший, но по-прежнему в нелепой футболке, мешковатых брюках и круглых очках. Даже шрам на лбу остался, изламываясь зигзагом все той же знаменитой молнии.

Он смотрел настороженно, не враждебно, скорее, с интересом – чего ему было бояться с палочкой в руке?

Драко не стал даже тянуться за своей. Он пришел сюда не для того, чтобы оказывать сопротивление.

- Что ты здесь делаешь, Поттер? – спросил вместо этого он.

- Я могу задать тебе тот же вопрос, - нахмурился бывший Золотой мальчик, - но так и быть, войду в твое положение, отвечу. Живу. Этот замок – часть Министерской награды, предоставленной мне после победы. Ты что, не знал? – прибавил он, видя, как округляется рот Драко.

- Где моя мать? – спросил тот.

Несколько раз он посылал краденых сов, предварительно сбив им ориентирование на обратную дорогу, с краткими уведомлениями, что с ним все в порядке. Но он просто не верил, что с мамой может что-то…

- В Азкабане. Я сегодня отвечаю на твои вопросы? – Поттер сердито посмотрел на незваного гостя.

- А… срок? – прикрыв глаза, спросил Драко. – Пожалуйста, Поттер… мне не от кого больше узнать.

Гриффиндорец тяжело вздохнул и уселся в кресло напротив Драко. Он наполнил бокал вином из бутылки и толкнул через столик бывшему врагу.

- Будешь? Давай, бери, что-то ты бледный, как призрак. Свалишься еще тут в обморок.

Малфой послал в нового хозяина – грабителя и захватчика – Малфой Мэнора сердитый взгляд, но вино, поколебавшись, взял.

- Я, честно, не знаю. Не особенно запоминал. Кажется, года два. На полгода раньше Люциуса выйдет.

Поттер посмотрел на сына бывших хозяев замка с внезапным пониманием, жалостью и сочувствием, за которые Драко тут же захотелось разбить ему нос, как тогда, на шестом курсе, и прибавил:

- Но это ничего, главное, они живы. Других кого поубивали, кого засадили лет на двадцать, кого приговорили к Поцелую… Твоим родителям повезло.

- Спасибо аврорам, - язвительно сказал Драко, - не знаю, как и благодарить за такую милость. Пожалуй, я пойду.

Он встал… точнее, попытался встать, потому что в следующий же миг вскочивший на ноги Поттер толкнул его обратно.


- Ты кое-что забыл. Зайти, например, в аврорат: им есть о чем с тобой потолковать.

Драко тоскливо оглядел свой бывший дом. Какая ирония – в родовом гнезде Малфоев завелся грязнокровный паразит Поттер. Он теперь будет смотреть с балкона, на котором любил стоять Драко, он будет читать книги в их библиотеке, спать на их перинах, водить сюда своих друзей-грязнокровок… А сам Драко прошел сюда лишь потому, что Поттер (как всегда, в своем репертуаре) не сменил защитные заклятья. Назвался хозяином поместья и рад, гнусный вор.

Драко молча уткнулся лицом в сгиб локтя, и голос гнусного вора смягчился:

- Там ничего с тобой не сделают. Прояснят кое-какие вопросы, и все. Ты же никого не убивал? А, Малфой?

Драко дернул плечом в жесте: «Отстань от меня», но Поттер истолковал это по-своему, и сказал совсем мягко:

- Ну, вот видишь. Поживешь пока здесь, а там решим. Я скажу, чтобы твое дело дали Невиллу, он с нами учился, ты, наверное, не помнишь. В аврорате его быстренько рассмотрят, ты расскажешь все, что знал, и иди. Замок… Замок у вас конфисковали, но я же тебя не гоню… Но это мы потом обсудим. Сейчас я дам распоряжения об ужине и поговорю с Невиллом, ты подожди. И не пытайся сбежать, за тобой присматривают.


Когда Гарри вернулся, блондин спал, подложив ладонь под щеку.

- Малфой, - тихо позвал гриффиндорец. – Эй, Малфой!

Умиротворенное лицо спящего не изменилось.

- Черт. А ужинать что, не будешь? Ладно, Добби, отлевитируй его наверх, в гостевую комнату.


Гарри уселся в освободившееся кресло и несколько раз расстроено повторил:

- М-да…

Но настоящая злость, как он ни пытался ее в себе вызвать, не приходила.

Малфой вернулся…

Гарри представлял, что такое прийти в родной дом и узнать, что тот отдан худшему врагу… ладно, ладно, худшему врагу номер два, Малфой, надо полагать, из них двоих больше боялся Волдеморта.

- И что теперь с ним делать? – спросил вслух Гарри.

Поттер вздохнул и поморщился. Кажется, гриффиндорское благородство снова было готово дать ему плохой совет.


Наверху, в спальне для гостей, спал беспробудным сном бывший хозяин Малфой Мэнор, сын Люциуса и Нарциссы, законный потомок Малфоев, наследник их титулов и состояния, чистокровный маг в пятнадцатом поколении, аристократ и джентльмен удачи Драко.

Он все-таки вернулся домой.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni