Я был прав
(I was right)


АВТОР: Earthwalk
ПЕРЕВОДЧИК: Weis
БЕТА: Elga
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: повествование о годах обучения Северуса Снейпа, о судьбе, мужестве и выборе.






Глава 1.

«Первые впечатления»

Профессору Северусу Снейпу, мастеру зелий Хогвартса, школы волшебства и ведьминских искусств, как обычно, не спалось. Он выбрался из постели и прошлепал по холодному, сырому полу к шкафчику с зельями. Однажды на шестом курсе, когда ему пришлось провести ночь в больничном крыле (из-за того, что Поттер безжалостно избил его, лишив тем самым Гриффиндор тридцати баллов), он стянул из лазарета немного зелья для сна без сновидений.

Конечно, мадам Помфри велела ему выпить снотворное, но вместо этого Северус потихоньку перелил его в один из пузырьков, которые на всякий случай носил с собой. Позже он проанализировал зелье и сварил его самостоятельно, со всем энтузиазмом ребенка, занимающегося посторонним, любимым – и запрещенным – занятием. Как и многие другие медикаменты, зелье для сна без сновидений прописывалось целителями с разрешения Министерства, но страдающий бессонницей мальчик просто не мог слишком часто обращаться в лазарет.

Снейп сердито тряхнул головой и открыл шкафчик Неспособный уснуть, он и не бодрствовал, находясь между сном и явью, погрузившись в давние школьные воспоминания. Глупец, ох глупец. Вытащив из шкафчика маленькую бутылочку, он задумчиво посмотрел на нее.

Уже когда он стал преподавать, авроры время от времени и в связи с понятными обстоятельствами обыскивали его запасы, всегда ища что-то посерьезнее простого снотворного зелья, но никогда не находили того, что могло сулить неприятности. Особенности должности Северуса делали наличие этого зелья еще более невинным, вроде учебного образца.

Мерлин! Что он делает здесь, стоя и отмораживая ноги, сжимая бутылек с простейшей микстурой и злорадно осознавая, что у него никогда не было из-за нее проблем? Северус взял чашку, наполнил ее наполовину, поднес к губам и замер. Зелье вызывало зависимость, он знал это и не собирался на него надеяться. Настоящая зависимость – это было больше, чем он мог себе позволить. Ему не могли инкриминировать это как обвинение в практике Темных искусств, но нынче нельзя было ничего знать наверняка и лишняя осторожность никогда бы не повредила.

Он опустил чашку, взглянул на ее содержимое, на пузырек и, взмахнув волшебной палочкой, опустошил и то и другое.

Почувствовав странную слабость, он присел на краешек кровати.

«- Северус, ты никогда не будешь сильным, решительным, мужественным!

- Нет, матушка, никогда, – отвечал он сам себе. - Я не Септимиус и никогда им не стану. А теперь убирайся вон из моей головы, ты мертва уже почти десять лет. А я жив, более или менее».

Может, ему нужен Глоток живой смерти? Или просто Глоток смерти? Он усмехнулся, хотя в этом не было ничего забавного.

«Поттер, - вдруг подумал он. - У тебя никогда не возникало подобных мыслей, правда? Но ты мертв, а я выжил». Раздумья о снотворном зелье напомнили ему о Джеймсе Поттере. Северус нахмурился. Будто живое напоминание не мозолило ему глаза каждый день.

«Но кто остался в выигрыше, ты или я? Ты жил полной жизнью и когда умер, тебе было за что умирать. А я… у меня тоже был шанс. У меня, в конце концов, был шанс. Был ли я прав, отказавшись от него?»

Незаметно подкралась сонливость. Мастер зелий лег на неудобную постель и почти сразу провалился в сон. «Прекрасно, – была его последняя мысль. – Чем меньше думаешь о Поттере, тем лучше спится. Надо пореже о нем вспоминать».

* * *

Поездка на поезде оказалась на удивление спокойной, хотя несколько идиотов здорово доставали его всю дорогу. «Поттер, Блэк, Люпин, Петтигрю – без сомнения, достойный материал для Гриффиндора», - неприязненно думал десятилетний Северус Снейп, не в силах игнорировать их болтовню.

После на редкость неприятной перепалки он нарочно не стал переходить в другое купе, не желая потакать желаниям этих кретинов, и остаток пути просидел не шевельнувшись, уткнувшись в книгу и создавая неудобства потенциальным гриффиндорцам. Он читал «Продвинутые Проклятия: обоснование и использование», 1943 года выпуска, обложка которой была предусмотрительно обернута черным пергаментом. Это было последнее издание перед тем, как в 1946 году книга была запрещена за слишком подробное погружение в Темные Искусства.

«Если бы они только знали, что я читаю», - подумал Северус, ухмыльнувшись. Он представил, что смог бы сделать с надоедливыми соседями по купе, если бы можно было избежать неприятностей. Он бы доказал свою силу и свои знания – за этим он и ехал в Хогвартс…

Однако распределение чуть не обернулось катастрофой, когда шляпа спросила его:

– Ты уверен, что не хочешь в Гриффиндор? В тебе, несомненно, есть хитрость и амбиции, но еще я чувствую скрытое мужество и отвагу. Ты найдешь настоящих друзей в…

«Не говори так!» – яростно подумал Северус. Он только что видел, как его попутчиков распределили в Гриффиндор. То, что он не отправился вместе с Септимиусом в Дурмштранг, уже было достаточно плохо. Если он еще и не попадет в Слизерин… - Если ты не скажешь «Слизерин», я прокляну тебя так, что ты разорвешься на тысячу мерзких маленьких клочков, и подожгу».

- Ну, может, тебе и в самом деле лучше будет в Слизерине, - поспешно заключила Шляпа, будто ей только что пришло это в голову. Несогласие, мольбы, уговоры – но угрозы? – Ты уверен? Где-то в твоем разуме кроется тьма, знаешь. Твое мужество окажется неуместно, а хитрость обернется против тебя же самого.

«Просто скажи это! Я ведь могу наложить проклятье медленного уничтожения», - огрызнулся Северус, обмирая. На кону было не просто недовольство матери. Если Шляпа слишком затянет, его сокурсники могут не посчитать его настоящим слизеринцем. Ему показалось, что Шляпа кашлянула.

– Малыш, во имя истинного зла, тебе прямой путь в… Слизерин!

Последнее слово прогремело на весь зал, и мальчик облегченно расслабился. Он встал, с отвращением стянул грязную, потрепанную волшебную шляпу и швырнул ее на табурет, пригвоздив сердитым взглядом.

- Я знал это! Я знал, что этот слизняк окажется в Слизерине! Плати, Питер! – услышал Северус со стороны гриффиндорского стола, проходя мимо и узнав голос Сириуса Блэка. В поезде они представились и обменялись рукопожатиями – на этом закончилась вежливость и началась вражда.

- Приятель, я был уверен, что он попадет в Равенкло! Он всю дорогу провел, уткнувшись носом в книгу! – воскликнул писклявый голос, принадлежащий толстому мальчишке, Петтигрю.

Северус прошествовал мимо (краем уха услышав: - Ты сдурел? Там учатся самые клевые красотки, а не такие летучие мыши вроде него!) и с удовольствием уселся за слизеринский стол.

Невысокий пятикурсник с лицом как у мопса и будто приклеенной ухмылкой снисходительно протянул ему руку:

- Снейп? Я Орион Паркинсон, староста.

Северус пожал предложенную руку, со всей учтивостью ответив:

- Рад познакомиться.

В конце концов, это был староста.

- Я Мей-Лин Джин, - прозвучал холодный, глубокий голос, напомнивший Северусу о матери. Он принадлежал девочке с густыми черными волосами и тяжелыми веками, сидящей рядом с другим первокурсником, который представился как Алан Лестранж. Северус видел, как распределяли эту девочку, но теперь, когда они сидели лицом к лицу, ее присутствие подавляло. Он почему-то опасался ее и точно предпочел бы с ней не пересекаться.

Знакомство продолжалось. Эйвери, Трэверс, Притчард, Розье, Вилкс… многие имена были знакомы – в основном, фамилии чистокровных семей, чьи дети поколениями учились в Слизерине.

Затем появилась еда и начался пир. В кажущейся непринужденной беседе слизеринцев неуловимо происходило сравнение чистокровности и борьба за влияние. И хотя еда была восхитительна, когда, наконец, Дамблдор объявил пир оконченным и отправил всех спать, Северус почувствовал странное опустошение и усталость.

* * *

На следующий день начались занятия, и Северус удивил профессора Бэддока, который вел Защиту от Темных Сил, и своих сокурсников, ответив на все вопросы - он не зря проводил ночи за чтением книг по Темным Искусствам. Позже он узнал, что Защита от Темных Сил подразумевала больше, чем просто знание Темных Искусств. Тем не менее, с тех пор он начал приобретать репутацию знатока всех проклятий, которые разбирались в классе, и других, которые не были включены в школьную программу – ну, если только академии Дурмштранга.

На Уходе за магическими существами они занимались вместе с гриффиндорцами. Северус заметил, что Поттер с приятелями подружился с рыжеволосой улыбчивой девочкой. Мальчик нахмурился – его партнеры, Розье и Вилкс, вели себя как идиоты, глазея на девчонку и пытаясь произвести на нее впечатление. Сам он не удостаивал ее внимания, пытался, по крайней мере, как только узнал, что эта Лили Эванс была магглорожденной.

И во время короткой отлучки профессора Кеттлберна, когда Вилкс слишком развыступался и чуть не угробил скучечервя, которого надо было накормить, Северус потерял терпение и прошипел:

– Тебе не стыдно, Дэниел? Выставляешь себя дураком перед этой веснушчатой грязнокровкой Эванс.

Все вокруг замолчали. Северус понял, что это случилось снова: хотя он говорил очень тихо, иногда всем людям в помещении как-то удавалось уловить каждое слово. Мальчик решил сыграть на этом и завоевать уважение приятелей. Неторопливо отложив латук, который резал, он медленно выпрямился… и обнаружил перед собой рассерженного Джеймса Поттера.

Одновременно случилось несколько вещей. Эванс положила руку на плечо Поттеру, удерживая его. Следом за Потером вскочили почти все гриффиндорцы. Петтигрю и Люпин воскликнули:

- Нет, Сириус! - мелькнула черная мантия и что-то пригвоздило Северуса к земле.

Пораженный, он взглянул наверх, в гневное лицо Блэка.

- Мерзкий слизняк, - рявкнул тот. – Я заставлю тебя подавиться этими словами прямо сейчас…

- Сириус, нет! – рядом тут же оказался Поттер, пытаясь оттащить приятеля. – Он не стоит того, чтобы ввязываться из-за него в неприятности.

- Отвяжись от него! – воскликнул Вилкс, тоже вцепившись в Блэка, и рухнул на землю, когда тот стряхнул его, словно муху.

Сириус вздернул Снейпа на ноги, держа за грудки, игнорируя крики и возгласы с обеих сторон, пока Поттер безуспешно пытался заставить его разжать руки, и тут появился профессор Кеттлберн.

- Что здесь происходит? – воскликнул он, оглядываясь. – Блэк, немедленно отпусти Снейпа! Всем вернуться к своим корзинам!

Блэк сердито отшвырнул от себя Снейпа, будто что-то грязное и отвратительное. Тот грохнулся на землю и позволил слизеринцам помочь ему встать, разгневанно глядя на Блэка.

- Я никогда… - голос Кеттлберна срывался от ярости. – Первокурсники, в первый же день…

- Но этот мерзавец… - закричал Блэк, но профессор его перебил:

- Тишина! Десять баллов с Гриффиндора и взыскание, Блэк!

- Профессор! – Поттер не повышал голоса, но его было ясно слышно сквозь шум. – Виноват не только Сириус. Снейп назвал Лили грязнокровкой.

- Что? – ошеломленно глянул на него Кеттлберн и повернулся к Эванс. – Мисс Эванс, это правда? – резко спросил он.

- Да, профессор, – уверенно, хоть и немного нервно ответила девочка. – Хотя я не знаю, что это значит…

- Снейп! – профессорский гнев, казалось, сменил направление. – Вы знаете, что термин, который вы использовали, оскорбителен, отвратителен и нетерпим?

Северус посмотрел на него холодно и вызывающе, хотя и был немного смущен. Он не воспринимал это слово как что-то особенное – его запросто произносили мать, брат и отец, люди, которые бывали у них дома. Это было просто слово, но, видимо, оно бесило грязнокровок и магглолюбивых гриффиндорцев. Но ведь грязнокровки – это совсем не то, что настоящие волшебники, верно? Это все знают, так говорил Салазар Слизерин.

- Пять баллов со Слизерина, Снейп, и извинитесь перед Эванс, немедленно.

Северус был напуган. Извиняться перед всеми слизеринцами…

- Я не буду, – угрюмо отказался мальчик.

- Что? – настала очередь Кеттлберна удивиться.

- Я не буду извиняться, сэр, - громче повторил Северус, слыша одобрительное бормотание слизеринцев.

- В таком случае, - вспылил Кеттлберн, - еще десять баллов со Слизерина и взыскание!

Северус пожал плечами. Лучше это, чем публичное унижение.

- Да, сэр, - ответил он.

Как только все успокоились, мальчик злобно глянул на Поттера и его дружков. Они за это заплатят…

Когда они возвращались назад в замок, слизеринцы вели себя тихо. Первым тишину нарушил Лестранж:

- Было неразумно так разговаривать, Снейп, говорить «грязнокровки» и всякое такое. Но мы все гордимся тем, как ты противостоял Кеттлберну.

- Точно, ты им показал! – возбужденно поддакнул Розье.

Тут до слуха Северуса донесся разговор впереди:

- Со мной правда все нормально, Джеймс. Я привыкла дома ставить Петунию на место, с ним я тоже смогу справиться, - должно быть, это Эванс.

- Петунию?

- Это моя старшая сестра. Она не дает мне прохода с тех пор, как мне пришло письмо из Хогвартса. Она думает, я уродка.

- Не обращай на них внимания, - ответил Поттер. – Это отвратительно – считать кого-то ниже себя из-за чистоты крови. Знаешь, некоторые из лучших ведьм и колдунов, учившихся в Хогвартсе, были магглорожденными или полукровками!

- Ага, уроды – это такие, как Снейп, - вклинился Блэк. – Не сомневайся – слизеринцы все такие.

- Просто не обращай на них внимания, - раздался тихий голос, принадлежащий, припомнил Снейп, Рему Люпину, тихому мальчику с каштановыми волосами. – И ты тоже, Сириус.

- Хотя это стоило взыскания, - заметил Блэк, - встряхнуть этого скользкого ублюдка…

- Ну, хоть тебе и не стоило этого делать, - засмеялась Эванс, – но спасибо вам, Сириус, Джеймс, что вступились за меня.

Тут гриффиндорцы отошли слишком далеко, и Северус снова прислушался к планам, что строил Розье.

Ночью, лежа в постели, мальчик решил, что день прошел довольно хорошо. Никто особенно не сожалел о потерянных баллах. Слизеринцы были одержимы чистотой крови со времен Салазара…

Он также знал, что яростная вражда с Гриффиндором была традиционной. Гриффиндорцы были такими задиристыми, сплоченными… он уже их ненавидел. Уже был рад, что заставил Шляпу отправить его в Слизерин.

Он попал к тем, к кому должен был попасть, и намеревался стать одним из них. Будучи наблюдательным и безжалостным он без труда распознавал желания людей и слабые места врагов. Здесь он сможет заслужить уважение. Даже если собственная мать ни во что его не ставит. Мальчик презрительно выкинул эти мысли из головы и постарался заснуть. Но сон не шел еще долго.



Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni