Одинокие Боги

АВТОР: mobius
БЕТА: Отсутствует. И это видно.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Рон
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Все умерли. Первый рассказ в серии «Хэллоуинские Истории».

Хотелось бы сказать, что этот рассказ – первый в серии «Хэллоуинские Истории», на написание которого меня вдохновила замечательная идея Saint Olga о создании тематических фанфиков, посвященных праздникам, воплощенная в ее «Рождественских Историях». Теперь вы знаете, кто виноват!


ОТКАЗ: Я всего лишь наглый слабоумный одноклеточный, паразитирующий на чужом таланте и славе, но надеющийся, что эта и другие многочисленные диверсии заставят мировую буржуазию корчиться в муках на костре адского огня. Вива ля революсьон, камрады.




Никакие сны не могут быть похожи на это.

(с) Тарнум, Хроники Героев.



- Когда наше скоротечное лето начинает идти на убыль, - чарующим аккордом лился голос Снейпа, - и притихший лес замирает в томной неге еще жаркого солнца, на опушках, полянах, под лоскутным одеялом тени дубрав, среди спелых трав березовых рощ и под сумрачным пологом ельников появляются грибы - удивительные и таинственные создания.

Классная комната была наполнена тяжелой тишиной, время от времени нарушаемой лишь Снейпом да унылыми затравленными вздохами Гриффиндорцев. Отовсюду тянуло сквозняками и запахами плесени.

- …а потом я усёк, что вторая струна не вяжет с третьей на четвертом ладу. А потом у меня полетел хамбакер, - Гарри рубанул ладонью воздух. - Мне послышалось, или он сказал «томная нега»?

Рон ничего не ответил. В силу серьезных причин, конечно. Он спал.

- Не отдавая себе отчета в том, что лес без грибов существовать не может, большую часть грибного царства мы привыкли пренебрежительно называть «поганками», - шелково корил Снейп, прохаживаясь между рядами, - которые если и привлекают наше внимание, то лишь необычностью своего вида.

- Слышь, ты? Слушаешь, да? - Гарри положил голову на парту. - А потом я сказал этой телке, чтобы она ждала, пока я прикручу хамбакер, а она уже и платье сняла, но еще в чулках и у нее такие дырки в лифчике... Он сказал «таинственные создания»?

- Как уже догадались те из вас, в чьих головах имеется хоть грамм мозга, предназначенного для высшей нервной деятельности, об этих чудесах природы мы и будем говорить сегодня. И весь последующий семестр. - Снейп огляделся.

- …я понял, что если сейчас зарублю дисторшн, эта телка моя навеки. Черт, у нее еще имя было такое…

- Саркосцифа Ярко-Красная… - громко воскликнул Снейп и взмахнул палочкой. На доске появилась надпись: «Sarcoscypha coccinea».

- …ноги не от ушей. Даже кривоваты. Но в целом фигура что надо. И…

- …ее плодовые тела, которые называются апотециями, появляются с первыми теплыми лучами солнца уже в марте…

- …была сверху, но только ничего в этом классного нет, когда девка ведет. Я потом неделю комбо усилитель из задницы выковыривал, вся спина в проводах, медиатор в ухе...

- …на отмерших и лежащих на земле под лиственным опадом веточках…

- …заявился ее папаша и сделал мне из Стратокастера испанский воротник…

- …в ольховых и ивовых зарослях. Мистер Уизли.

Рон так быстро выпрямил спину, словно вместо хребта у него была пружина. Гарри, который шептал ему на ухо, схватился за челюсть и с грохотом опрокинулся куда-то за скамью.

- Мистер Уизли. - Ласково позвал Снейп. - Потрудитесь открыть глаза и скажите мне, что за слово написано на доске.

* * *

- …стану Адамитом, - цитировал Гарри с мятой бумажки, которую в данный момент держал в руке. - Сменю имя на «Августин Аврелий». Утоплю Снейпа и…

- В принципе… Снейп не тонет. - Грустно напомнил Рон. Он лежал на ковре их общей спальни. - «Адамитом»? Что за…

- Хорошо. Сожгу на костре. Я же Августин Аврелий. Снейп у нас - чертова ведьма. Гореть ей в аду!! Снейпа – в ад на третий срок!! Кто «за»?! Спасибо, камрады. Очень тронут. Спасибо, спасибо. Всё, я закончил. У тебя что?

Вместо ответа Рон протянул свою замызганную бумажку, на которой значился лишь заголовок «Мои Планы На Будущее Или Чего Я Хочу Добиться В Жизни» и пара клякс.

- Ну и ну. - Гарри написал на листе Рона: «Перестать быть хреновым идиотом».

Дверь спальни отворилась, вошли Симус и Невилл.

- Что я вижу? - первым делом спросил Невилл. - Мистер Уизли, у вас назначено взыскание. Странно, что вы все еще здесь.

- Поганка, которая трахается с электрогитарой, - поддержал Симус. - Кривые ноги от ушей и лифчик с медиатором.

Невилл демонстративно повернулся к Рону спиной и принялся искать что-то в своей тумбочке.

За бред, который Рон спросонья вывалил на уроке Снейпа, с Гриффиндора срубили двадцать баллов. Теперь их обогнал Хаффлпафф. Хорошо хоть, что Слизерин и вовсе плелся в самом конце наградного списка. Это случилось из-за того, что Драко и его компания взорвали кабинет МакГонагалл в начале октября.

- Хорошо, Мистер Лонгботтом. - Невозмутимо отозвался Рон. - Гарри, пошли чистить котлы.

- Нет. У меня встреча с Хьюлеттом Джонсоном. Буду выступать в Кентерберийском Соборе. Симус?

- Я вас внимательно слушаю.

- Симус, запиши Мистера Идиота ко мне на прием.

- На следующее лето нормально? - Симус взял из рук Гарри лист Рона и дописал на нем: «Вылизать ботинки Финнигана».

- Нормально. Рон?

Вместо ответа Рон поднялся на ноги и вышел, хлопнув дверью.

* * *

Гарри догнал его уже в коридоре подземелий.

- Августин Аврелий приказывает тебе остановиться, проклятый еретик! - крикнул он, вскидывая вперед руку в жесте нациста. Рон обернулся на него через плечо:

- Здравствуй, совесть.

- На колени, убогий еретик! Склонись перед Авгу…

Ни слова не говоря, Рон вцепился в галстук Гарри и сделал подножку. Гарри тут же вскочил и пихнул Рона головой в грудь.

- Прекратите немедленно. - Мимо пронеслась черная мантия. - Мистер Уизли, за мной. Мистер Поттер, к себе.

- Я с ним, сэр. - Крикнул Гарри. Поперхнувшись от собственной наглой смелости, тут же добавил: - С вашего позволения, сэр.

Рон замер, прекратив вырываться из захвата «Мистера Поттера». Но реакция Снейпа оказалась обескураживающей. Ни секунды не раздумывая, он бросил на ходу:

- За мной. Оба.

Гарри и Рон переглянулись.

Снейп был настолько не в себе, что жестко и сильно толкнул их, когда они замешкались у входа в темный холодный класс.

- Мистер Рон, ваши горшки… котлы… левая сторона класса. - Снейп стоял на пороге, рассеянно и беспрестанно оглядываясь в коридор. - Мистер ты… это… как… Парри Готтер справа… горшки… Котлы. Все ясно? Я буду в кабинете директора.

Отвечать не требовалось - Профессор не слушал.

- А… - позвал Рон.

Тут Снейп взмахнул рукой в сторону Гарри, пробормотал еще что-то, но внезапно рванул вон из комнаты, словно гнался за кем-то.

- Если мы не умерли, - прикинул Рон (для уверенности ткнув Гарри кулаком в грудь), - и не стали призраками-которые-рабы-Профессора-Зло, то какого черта обращаться с нами подобным образом?

- Твои котлы слева, «мистер Рон».

Рон очень бережно достал из сумки тряпку и швырнул её в Гарри. Тот спрятался за партой, скомкал кусок бумаги и запустил в Рона.

- Августин Аврелий приказывает тебе выходить с поднятыми руками! - орал Гарри через полчаса, когда Рон утрамбовывал его голову в грязный котел Драко Малфоя. - Оружие в сторону, мордой в пол, ЧЕРТ, мои зубы!!

- Какой-то поганый Адамит будет мне… - начал было Рон, но тут его прервал скрип отворяющейся двери.

Ни один котел так и не был вычищен. Три парты в классе перевернуты, на доске паяльником намалеван план Барбаросса или что-то весьма напоминающее.

- Черт! - воскликнул Рон, отпуская Гарри.

- Погано, - полностью согласился тот.

Но вместо Профессора-Из-Ада дверной проем заполнила массивная фигура Хагрида.

- А где… О. Здорово, ребята. - Приветствовал Хагрид, вслед за своими словами протискиваясь в класс и нагибаясь поднять опрокинутую парту. - А где Профессор Снейп?

- У дир… - Рон осекся, потому что локоть Гарри врезался ему под ребро. Пока Рон восстанавливал дыхание, Мистер Поттер поздоровался за двоих и соврал:

- Понятия не имеем. А в чем дело?

- Пустяки. Ладно. - Хагрид запустил пятерню в бороду. - Ладно. Пустяки.

- Что у нас завтра? Девчонки говорят, привезли Алконоста. - Рон приблизился и Хагрид потрепал его по голове.

- Не сейчас. - Хагрид нагнулся поднять еще один стол. - Завтра и узнаете. На Хэллоуин я припас нечто особенное.

Тут Профессор Хагрид сложил пальцы, поднес их к губам и чмокнул, словно «нечто особенное» было еще и вкусным. Гарри вздохнул и почесал в затылке.

- Как Севе… как Профессор Снейп явится, так вы ему передайте, что я заходил. И принес. - Тут Хагрид вышел, но только затем, чтобы немедленно вернуться и водрузить на преподавательский стол огромный каменный короб. Пока бывший лесничий тащил этот гроб, с него градом лил пот.

- Не сомневайся. - Сказал Гарри, поправляя очки жестом законченного ботаника.

- Ну, до завтра. - Хагрид вышел, даже не обернувшись.

- До завтра, Профессор. - Крикнул вслед Рон.

Гарри несколько раз обошел учительский стол, который изрядно просел под немыслимой тяжестью.

Итак, Гарри обошел стол и сказал:

- Ты только посмотри на это…

- Итак, Мистер, который Поттер. - Голос Рона раздавался глухо, откуда-то из-под парт. - Быстро взял язык и вылизал котлы.

- Иди сюда.

- Лизать, я сказал. - Рон вынырнул из-под первой парты и проехался грязной щеткой по загривку Гарри.

- Да посмотри на это! - Гарри отмахнулся от щетки и с яростью шлепнул ладонями о крышку резного короба.

- Туда смотри!! - в жесте Рона было не меньше эмоций, когда он указывал на дверь. - Сейчас придет «Севе…» и сделает нам секир-башка.

- Мерлин… - обойдя загадочный короб со всех сторон, Гарри ласково погладил каменный бок, покрытый барельефами. - Держи с той стороны, я открою.

- «Мерлин», - передразнил Рон, схватил Гарри за шиворот и потащил к ближайшему котлу. - Если мы потеряем еще хоть балл, Невилл затолкает нас головой в унитаз.

- Достал!! - в сердцах воскликнул Гарри и взмахнул волшебной палочкой.

Через мгновение замызганная классная комната сияла ярче только что отчеканенного галлеона.

- Успокоился?! Ну, так иди сюда. - Гарри спрятал палочку и снова вернулся к преподавательскому столу.

- Я должен оформить завещание. - Рон принялся полировать ногти о потертую школьную мантию. - Снейп убьет нас. Тебе я оставлю свои носки. Все три. Обращайся с ними береж…

- Я не доставлю Снейпу такого удовольствия. Я сам тебе башку свинчу.

Выдув из себя самый скорбный выдох, на который только оказались способны его легкие, Рон подошел к каменному коробу, подхватил первый попавшийся под руку котел и с размаху сбил им одну из сургучных печатей. Гарри отошел в сторону, наблюдая.

Когда все печати были сколоты, - и Рон в сотый раз уточнил, кем он хочет стать на небесах, куда его сегодня же отправит Снейп, - Гарри ухватился за крышку и потянул ее в сторону. На первый взгляд казалось, что никакая человеческая сила не способна сдвинуть эту гранитную плиту ни на миллиметр. Рон скептически усмехался.

Но неожиданно неподъемная крышка с оглушительным грохотом завалилась на бок, проехалась по столу, и в довершение всего рухнула на пол и раскололась надвое.

Рон и Гарри молча переглянулись.

- Черт с ней, - вздохнул Рон. - Что там?

Мягко ткнув Рона кулаком в щеку, Гарри запустил руку в солому, наполняющую короб до краев.

Солома была сырая и пахла мокрой шерстью.

- Тут какие-то… - Гарри умолк на полуслове, вытаскивая на свет божий с полдюжины деревянных коробок одинакового размера. Дерево было покрыто облупленным лаком. Рон машинально ковырнул его ногтем:

- Открывай, чего смотреть.

- Да. - Кивнул Гарри, не делая и движения. - Точно. Открывай.

- Доказано опытным путем, что Мальчик-Который-Выживает-Несмотря-На-То-Что-Давнопорабысдохнуть…

- Черт побери, Рон!

- Пыль на люстре? Да? Нет? А где люстра? Ой, Мерлин, кто-то стырил люстру. Пойду разбираться.

- Дурак!! - Гарри обеими руками поднял коробку и встряхнул ее. Внутри что-то сухо громыхнуло. - У нас в руках бесценные артефакты. Доставшиеся нам лишь случайным стечением обстоятельств и волею судьбы. Возможно, это трупы нерожденных младенцев, которые нужны Снейпу для сатанинских обрядов, а еще лучше, если…

- Зачем ему обряды, он сам Сатана. - Рон взял вторую коробку и тоже потряс её в воздухе.

Гарри снова тряхнул свою.

- А, ну тебя к лешему. - С необъяснимой досадой протянул Рон и ободрал очередную печать об угол профессорского стола.

Коробка распахнулась и в руках Рона оказалась некогда белая маска с прорезями для глаз и окантовкой в виде замусоленных облезлых вороньих перьев.

- …После битвы, Маха, облаченная в перья черного ворона, наблюдала, как перед ней в кучу складываются тела павших. Принадлежащих к избранной ею стороне хоронили со всеми почестями под огромными камнями могильников своих кланов. Трупы врагов расчленялись… - прочитал Рон на тыльной стороне маски. - Так, здесь все ясно. У тебя что?

Гарри был разочарован. С кислой миной он вертел перед собой нечто, изображающее половину стилизованного глазного яблока.

- …И она пришла в мир для отмщения. Сехмет. Ее сила и ярость не знали границ. Сводимая с ума жаждой крови, она высасывала жизненные соки своих жертв. Берега Нила были завалены ссохшимися телами, трупы лежали…

- Хватит. - Перебил Рон. Он с раздражением приложил маску к лицу и, чуть погодя, опустил ее в футляр. - Репаро.

Сургучная печать восстановилась и Рон небрежно затолкал футляр обратно в солому.

- Фигня. - Пробубнил Гарри, размахивая руками. Его лицо закрывал огромный размалеванный «глаз». - Ничерта не видно. Я похож на вампира? Полная фигня.

Рон снял маску с Гарри, так же аккуратно положил ее в коробку и восстановил печать.

- Давай на место поставим. - Сказал Гарри, садясь на корточки перед разбитой крышкой короба. - Эйвбери - это где?

- Недалеко от Стоунхенджа. - Рон покосился на Гарри.

- Тут почтовая квитанция приклеена.

- Изгадили памятник архитектуры.

- Вот уроды.

* * *

Рон откашлялся и перевернул страницу.

- Вот. Нашел. - Сказал он, поворачивая голову в сторону Гарри.

Мистер Уизли и мистер Поттер валялись на кровати последнего и занимались исследованиями. Точнее, Рон с оглушительным шелестом ворочал страницами справочника, а Поттер время от времени драл глотку зевками.

Шел третий час ночи.

- Читай. - Приказал Гарри.

Внезапно в опущенный полог кровати врезалось что-то тяжелое и мягкое.

- Заткнитесь, сволочи!! - заорал Симус, который, судя по всему, и кинул подушкой.

- Дайте поспать! - выл Невилл.

- Идите трахаться в гостиную!! - Дин тоже швырнул чем-то.

Хай и гомон тянулись бы остаток ночи, - потому как Гарри и Рон не обратили на призывы к тишине никакого внимания, - но тут Невилл нашарил свою волшебную палочку и додумался наложить заклятие звуконепроницаемости. Взорвался цветочный горшок на подоконнике. Дин и Симус для верности наколдовали еще пару барьеров сверху.

- Эйвбери упоминается в связи с этими… - совершенно невозмутимо пробормотал Рон. - Захоронениями раннего неолита.

- Что-нибудь особенное?

- Женщины и дети хоронились в «прихожей» гробницы. Мужчины, как положено, покоились в основном помещении. И те и другие медленно разлагались. Это особенное? Ты когда-нибудь разлагался?

- Зачем Снейпу этот дешевый маскарад? - Гарри откинулся на спину и заложил руки под голову.

- Надеюсь никогда этого не узнать. - Бросил Рон, который был уверен, что до сих пор чует запах гнилых вороньих перьев.

- «Сехмет» - это что-то про Нил? Египетское, нет? - Гарри снова сел и подтянул к себе справочник. - Тогда какого черта это прислали из Стоунхенджа?

- Спать хочу.

- Всего доброго.

Перевернув пару страниц, Гарри почуял неладное. Он глянул на Рона и повторил с нажимом:

- Всего доброго.

- Самых страшных кошмаров, Мальчик-Который.

Поскольку на лице Рона было выражение полной обескураженности, Гарри сдержал ответную реплику и просто ткнул кулаком в ткань полога. И тут же взвыл от боли.

- Что за черт?! Рон, какого…

- Поздравляю, Мистер Поттер, - Рон обеими ладонями схватил руку Гарри и принялся ее трясти, ежесекундно кивая головой. - Счастливого Рождества. Как? Не Рождество? Ай-яй-яй. Видимо, Хэллоуин.

- Ты только подумай… - покачал головой Гарри и хлопнул Рона по плечу. - Счастливого Хэллоуина.

Кельтский Новый Год, праздник мертвых и ночь почтения. Сутки, в которые потусторонний мир открывается реальному, мертвецы и духи выходят веселиться или рыдать, проведать родственников, взглянуть на свои могилы и увести за собой детей.

Хэллоуин, в который все заклинания усиливаются тысячекратно. «Сайленцио» оказал эффект титановой стены.

- У тебя одна? - Рон потянулся к подушке, но Гарри ударил его по руке.

- Сегодня ночью тебя придут проведать все твои родственники. Вся усопшая Ирландия. - Гарри подтянул к себе единственные подушку и одеяло. - Господи, дай сил. Спокойной ночи.

Вздохнув, Рон скомкал покрывало и засунул его под голову.

- Спокойной ночи, чтоб ты провалился.

* * *

Снейп обошел ящик еще раз и в сотый раз спросил:

- Точно?

- Решил свести меня с ума, вот это - точно, - отозвался Люпин.

- За… - Снейп умолк, но тут же быстро сказал: - Замечательно.

Люпин был уверен, что Снейп хотел сказать «Заткнись».

- Прислали из Эйвбери, из отдела Контроля. Разумеется, могли и поцарапать. - Ремус Люпин погладил пальцами длинную глубокую трещину, шедшую вдоль крышки короба. - Путь не близкий. Да и Хагрид не балетный танцор.

- Какой дегенерат мог приклеить почтовую квитанцию на Святого Себастьяна? - Снейп склонился над барельефом, чуть не елозя по нему носом. Он аккуратно оторвал желтую почтовую бумажку от каменной поверхности.

Люпин улыбнулся, наблюдая за сосредоточенными движениями Снейпа.

- Какой дегенерат мог бы подумать, что под католическим святым он найдет такое? - Люпин взмахнул волшебной палочкой и каменная крышка плавно опустилась на пол, чуть не придавив Снейпу ногу. Тот заметил это, но ничего не сказал.

Ремус вытянул из соломы первый попавшийся футляр, нежно провел по нему ладонью и открыл. Сургучная печать растворилась в воздухе. Снейп не выдержал и подошел ближе, заглядывая Люпину через плечо.

- Нет, нет, нет. - Пробормотал он, когда Люпин потянулся надеть маску на лицо. Несмотря на предостережение, Люпин никак не мог противостоять своим неожиданным желаниям. Внезапно ему с такой силой захотелось накрыть кожу лица деревянной поверхностью маски, что ради осуществления этого намерения он мог бы сделать что угодно.

Снейп грубо перехватил его руки и с силой отвел их в сторону. Маска брякнулась на пол.

- И вас рекомендовали как ответственного специалиста. - Протянул Снейп, нагибаясь и подбирая. - Сколько платят?

- Достаточно. Достаточно, чтобы ты подавился от зависти.

- Да, Люпин. Конечно. Вы на пике популярности.

- Эти штуки… творят чудеса. - Люпин протянул Снейпу раскрытый футляр и тот брезгливым жестом шлепнул туда маску. Люпин заметил, что после этого пальцы Снейпа дернулись, словно отряхивая грязь.

Еще Люпин заметил, что слишком пристально следит за Снейпом.

Скользкая Вольдемортовская проститутка, подумал Люпин.

- Эти, как вы изволили выразиться, «штуки» щепетильно собирались по всему свету, прежде чем вы начали швыряться ими во все стороны. В процессе реставрации несколько человек были убиты, еще больше - ранены, а уж свихнувшихся вообще не счесть. Но вам это, безусловно, не интересно.

Снейп листал страницы огромного фолианта, сильно смахивающего на гроссбух. Потирая подбородок, он выглядел рассеянным. Люпин остро почувствовал раздражение.

- Так что это? - как можно беззаботнее спросил он.

Снейп поднял на него тяжелый взгляд и некоторое время молчал, раздумывая.

- Это «личины». - Произнес он наконец. - Глаза богов.

- Я всегда считал тебя богохульником.

- Религий, как и богов, вовсе не великое множество. Их мало, они одиноки, у них тысячи имен.

- Теологический диспут?

- А, - Снейп махнул рукой. - В мире слишком много необъяснимого, чтобы я мог позволить себе быть атеистом.

- Новая песня. - Раздражение Люпина сменилось удивлением. - Никогда бы не подумал.

- Надевая маску, ты становишься глазами бога в этом мире. Так, по крайней мере, сказано в инструкции. - Снейп попытался пошутить. - Но сегодня Хэллоуин. Черт знает, что это может значить.

- Молока не дождемся. На утреннюю газету можно не рассчитывать. Снейп, пойдешь на бал в своем обычном костюме Бэтмена, или есть что…

- Ха-ха. - Сухо каркнул Снейп. - Обхохотаться. Люпин, маггловский миг дурно на вас влияет. Раньше не думал, что такое возможно, но вы становитесь еще большим тупицей.

- Как думаешь отметить это дело? - Люпин улыбнулся.

- Настоящий шотландский виски. - Снейп выглянул в коридор: - Хагрид, отлично. Можете забирать. Утром вернется Альбус и найдет этому должное применение. Если есть что спросить - делайте это немедленно. Мы с Уполномоченным мистером Люпином будем где-нибудь далеко и будем пьяными.

* * *

Он посмотрел на часы. Оказывается, он не проспал и часа.

Странно, потому что он чувствовал себя удивительно бодрым. Бодрым и алчущим движения. Он ткнулся в полог, но тот ответил ему стальной твердостью.

Раздраженно рыкнув, он ударил в ткань еще несколько раз, но это не принесло никаких результатов.

Внезапно он отвлекся на запах и тепло.

Оглянувшись, он долго, не мигая, смотрел на Рона. Тот спал лицом вниз, накрыв голову рукой, вторую подложив под щеку. Мятое покрывало валялось поодаль.

Гарри упруго развернулся, в одно движение оказавшись рядом. Аккуратно потрогал его за теплую шею. Рон не отреагировал. Его дыхание оставалось размеренным и глубоким.

Неожиданно Гарри понял, что у него пересохло во рту. Его обуяла такая страшная жажда, что хотелось стонать от бессилия. В голове засело «Пить». Пить немедленно. Сейчас. Сейчас и навсегда.

Чтобы струилось вдоль языка, грело зубы, ласкало десны… Пить - не воду.

Гарри издал звук, сильно смахивающий на хныканье. Он ударил кулаками в матрас, потом еще раз и еще. Рон и тут не проснулся. Гарри принялся его тормошить, но Рон как будто погрузился в летаргию.

«Тук»

Гарри вздрогнул и прислушался. Звук повторился. Глухой, наполненный скрытой силой, резкий и непристойный, как раздвинутые колени.

«Тук-тук». Гарри сглотнул и закрыл глаза.

Медленно наклонился. Потянул Рона на себя, переворачивая его на спину. Откинул робу, задрал ему рубашку, расстегнул ремень брюк, приложил ухо к животу. Туда, где пульсировала, звала и гнала кровь нижняя полая вена.

- Черт, черт, черт, - чуть не плакал Гарри.

И тут словно что-то ударило его по затылку. Он отстранился и изумленно огляделся. Жажда притупилась.

Гарри высунул язык и провел по нему пальцем. Рот взорвался горчичной болью.

Упершись одной рукой в спинку кровати, Гарри навис на Роном, вглядываясь в его безмятежное спящее лицо.

Ему казалось, что он впервые смотрит на человека, с которым дружит столько лет. В темноте рыжие волосы казались черными, блестящими как стекло. Гарри запустил в них свободную руку и сгреб жесткие пряди в кулак.

Покачиваясь из стороны в сторону, Гарри тихонько постанывал от желания сжать кулак сильнее, поднять голову Рона и разбить ее о спинку кровати. Он стонал и не понимал, что мешает ему это сделать.

Каждую секунду он ненавидел Рона всем сердцем, но в следующее же мгновение бесконечно стыдился себя за это.

Неожиданно он осознал, что смотрит на Рона так, как смотрела бы незнакомая женщина. Он видел широкие скулы, приплюснутый нос и тугие мышцы, натянутые под кожей живота. Видел выпирающую кость как раз там, где были приспущены школьные брюки.

Гарри наклонился, лизнул Рона в живот и тут же сильно укусил.

Сквозь сон протянув «А-а-ай», Рон приоткрыл глаза. Казалось, он начинает просыпаться от звука собственного голоса. И первое, что он увидел, когда зрение обрело привычную четкость - это перекошенное лицо Гарри. Перепугавшись, Рон со всех сил толкнул Гарри в плечо. Тот ударился спиной о заколдованный полог и как будто бы пришел в себя.

- Ты что творишь? - Рон осоловело оглядывался, лихорадочно пытаясь застегнуть брюки.

- Останови меня. - Взмолился Гарри так жарко, что Рон испугался еще больше. - Останови меня!!

Поскольку после этих слов Гарри бросился на него с кулаками, Рон ничего не ответил. Защищаясь от неожиданно яростных ударов, он ни секунды не воспринимал происходящее как розыгрыш. В голосе Гарри было что-то, что заставляло бить в ответ.

- Сделай же что-нибудь, черт побери!! - кричал Гарри, разбивая Рону нос и ужасаясь содеянному. Густо и лениво потекла кровь, почему-то кажущаяся Гарри белой. Он навалился на Рона всем телом и принялся безудержно слизывать с чужого лица то, что тушило сокрушающую жажду. Как голодная собака, которая вылизывает уже пустую миску.

Рон, опрокинутый на спину, обнаружил, что Гарри вдавил его руки в матрас, и вырваться нет никакой возможности.

- Каж… - Рон закашлялся на полуслове и замер. Гарри чуть отстранился, продолжая жарко дышать прямо в чужую переносицу.

* * *

Снейп правил классом и учениками с бестактной начальственностью, не щадившей подросткового самолюбия. В этом было его удовольствие, но даже десерт набивает оскомину, если есть его постоянно. Поэтому сегодняшний вечер Профессор Зельеделия был намерен провести вне стен Хогвартса.

- Вы чувствуете эту вонь? - спросил Снейп, принюхиваясь.

Стоящие посреди коридора Люпин и Минерва переглянулись, но промолчали. Мрачно глянув на них исподлобья, Снейп признал на лицах окружающих ярко выраженную тактичность.

- До встречи. - Невероятно холодно слил Снейп и развернулся на каблуках.

Минерва сказала:

- Стыдитесь, Ремус. Подростковый возраст уже давно покинул нас обоих. - Впрочем, в ее голосе не было укора и Люпин только усмехнулся. - Посмотрите в глаза фактам. Снейп ушел, а запах остался. Мы несправедливы к Северусу.

- Тише, Минерва. - Люпин пожал ей руку. - До завтра.

- До завтра. - Вздохнула МакГонагалл. Вонь начала казаться все более навязчивой.

Люпин догнал Снейпа уже у ворот школы. Он приноровился к широкому шагу Северуса и молча пошел рядом.

- Я не…

- Молчите, Люпин.

- Сегодня Хэллоуин. Будет обед. Праздничный обед, и не только в Хогвартсе. Если ты понимаешь, о чем я. Дети, тыквы, танцы. Тра-ля-ля и тому подобное. Северус?

Снейп взглянул прямо в лицо Люпину:

- Вы правы, в Хогсмиде тоже будет шумно.

- Ну, так «Зиг-Зауэр»?

- Ну, так.

- И пиво там отличное.

- Отличное пиво. Люпин, отпустите мой рукав.

* * *

- Ну что, Веселый Роджер, с добрым утречком!

- Даже не буду спрашивать, чем мы тут занимались, - глухо отозвался Рон, перекатившись спиной вверх и накрыв голову руками.

- Отлично. Можно сделать вид, что ничего не бы… - Гарри провел ладонью по опухшему лицу, огляделся и вздохнул, перебивая сам себя. - Ох-хо-хо.

- Заныл, посмотрите на него. - Крикнул Рон, подпрыгивая на развороченном матрасе.

- Лучше подумай, что скажешь маме, сестренка. - Гарри почесал затылок.

- Что меня оттрахал лучший друг. Надо бы сходить в туалет. Повеситься на простыне.

- Не все так… печально.

- Ура!! Какая радость!! Меня оттра…

- Заткнись!! - Гарри отвесил Рону подзатыльник, но тот в долгу не остался.

Несколько минут они мутузили друг друга.

- Мы подумаем об этом потом. - Гарри перестал размахивать кулаками и Рон тоже оставил драться.

- Надо выбраться отсюда.

Рон со всей силы ткнул по пологу локтем и тут же истошно взвыл: «Да когда же это кончится?!». Гарри сделал было движение, чтобы сочувственно потрепать его по плечу, но Рон ударил его в бок.

- Не приближайся ко мне!.. И… всякое такое.

- Задолбал крыситься!! - уже по-настоящему разозлился Гарри. - Давай нормально поговорим.

- А, ну да, - патетично произнес Рон. - Давай. Нормально поговорим о свадьбе.

Гарри закрыл лицо ладонями, мрачно вздохнул, после этого запустил обе пятерни себе в волосы и потянул в разные стороны, словно надеясь, что голова отвалится и укатиться куда-нибудь на Антильские острова.

Он сидел так и молчал довольно долго, потому что Рон наконец подал голос:

- Ладно тебе. Вроде как…

- Не знаю, что и думать. - Пожаловался Гарри.

- Я тоже.

- Забудем это.

- Забудем это.

Учитывая, что события прошлой ночи в головах обоих сынов Гриффиндора отпечатались весьма смутно, такое решение далось им легко и принесло несказанное облегчение.

- Не знаю, что на меня нашло… - Начал было Гарри с энтузиазмом, но Рон взревел, затыкая уши:

- НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ!

- И не болит ничего?

- Ах ты, крысё…

- Пить хочется. - Перебил Гарри, тупо глядя перед собой. - Рон, я хочу пить.

Рон перепугался так, что его пробил холодный пот. Он замер и через секунду истошно закричал.

Щеки Гарри раздулись, лицо угрожающе покраснело, но тут он внезапно расхохотался и опрокинулся на спину.

- Придурок!! - восхитился он.

* * *

Совесть.

Зачастую это то качество, от которого мы предпочли бы избавиться в первую очередь.

Муки совести можно сравнить с зубной болью.

И если это сравнение прокатывает, то Невилл Лонгботтом сейчас мучился кариесом, гнилым нервом и цингой одновременно. Жизнь казалась ему отвратительно несправедливой.

Он ходил вокруг кровати, глухо занавешенной пологом, из-под которого не доносилось ни звука.

«Если хочешь, можешь выпустить их», - заметил Дин Томас, натягивая мантию утром.

«Только помни, что из-за этих дятлов мы теперь предпоследние по количеству баллов, - Симус сказал это голосом, не терпящим возражений. - Хоть раз пусть получат своё сполна. Понял, Невилл? Если я увижу их на балу в честь Хэллоуина, я сильно огорчусь. Честно».

«ВСЕ мы ОЧЕНЬ огорчимся», - признался Дин будто бы по секрету и Невилл удрученно повесил голову.

Совесть, именно. Его уже начала третировать совесть. К полудню эти пытки стали невыносимыми.

В конце концов, Невилл взмахнул палочкой и, проклиная свою мягкотелость, произнес рассеивающее заклинание.

Спальня взорвалась криками и бранью.

Невилл оторопело потянул в сторону ткань расколдованного полога и замер.

По растерзанной кровати, среди рваных простыней и перьев из подушки, клубком метались две сцепившиеся фигуры. Невилла поразило, с какой яростью Гарри и Рон охаживали друг друга зуботычинами.

- Лучшие друзья, подумать только… - Едва слышно пробормотал Невилл. Он был вконец обескуражен.

- А! Доброго утречка. - Как ни в чем не бывало, обратился к нему Гарри, отдуваясь и откашливаясь.

- Лучшие друзья, это ты верно сказал. - Так же пытаясь отдышаться, прохрипел Рон, демонстративно снимая перышко с носа Гарри. Гарри ударил его по руке. Рон утробно зарычал, и тут…

Тут ноги Невилла подкосились и сердце пропустило несколько ударов. Потому что он увидел нечто, обрушившее все его представления об этом мире.

Гарри, словно между делом, перехватил занесенный кулак «лучшего друга» и поцеловал Рона в шею.

- А… - сказал Невилл.

Рон вздохнул и запустил свободную руку в волосы Гарри, словно человек, смирившийся с неизбежным. И готовый получать от этого удовольствие.

- А-а… - сказал Невилл.

Гарри подался вперед всем телом, так и не выпуская крепко сжатого кулака Рона.

- А-а-а!! - сказал Невилл.

* * *

Девчонки из Райвенкло помахали им, а Чанг даже улыбнулась. Прохладно, правда, но чего уж придираться.

Гарри несколько натянуто хохотнул и взмахнул рукой в ответ.

Они с Роном стояли у стены, спиной подпирая картину. Картина явно нуждалась в подпорках, потому что создавалось впечатление, будто она сейчас отвалится вместе со стеной. Холст топорщился и пузырился буграми в самых неожиданных местах. Во всяком случае, это очевидно шло вразрез с изначальной задумкой художника.

Когда Чанг и ее фрейлины удалились за поворот, Гарри с Роном еще немного постояли для убедительности.

Внезапно их вальяжность сменилась стремительностью. Они отклеились от картины, Рон молниеносно отодвинул холст в сторону и из-за него вывалился Невилл Лонгботтом.

Гарри тут же подхватил его за ноги, Рон - за шкирку, и они бросились бежать.

- Он сказал, что вполне способен доставить себя самостоятельно. - Тяжело переводя дыхание, на бегу заметил Рон.

- Это было, пока он был жив, - Гарри чуть было не добавил: «придурок», но вовремя сдержался. Ему не хотелось в десятый раз за день чинить чертовы очки. - Пока он был жив и просил не трогать его.

- Никогда бы не подумал, что он такой толстый. - Рон отпустил плечи Невилла и тот стукнулся головой об пол.

- Я тоже. Давай подождем, пока он не закоченеет? Черт, ты только посмотри. Его задницей мы подмели весь коридор.

- ТЫ ТОЛЬКО ПОСМОТРИ, что мы вообще наделали!! - взвился Рон. - Он же абсолютно мертвый!! Коридор… В жопу коридор!! Что нам делать с этим?!

- Спокойно. - Похлопав Рона по плечу, примирительно пробормотал Гарри. - Могло быть хуж… А, ладно.

- «ЛАДНО»?! - Рон не кричал, но его сдавленный шепот был не ниже по шкале энергичности.

- Паникёр. - Гарри потирал подбородок и морщил лоб.

- Давай спрячем его в шкафу Снейпа?! Пусть наконец сделает с ним, что хочет. Хоть все баллы снимет, хоть ногти вырвет, хоть съест его к чертовой матери.

- Звучит интересно.

- Нет. Я передумал. Не хочу уроке по Зельям шинковать яйца Невилла… только потому, что Снейп по рассеянности принял их за почки саламандры.

- А ну заткнись!! Проклятье!! - сдержанность Гарри как рукой сняло. Он смертельно побледнел. Рон замер и понял, что близок к панике. До его слуха донесся отзвук беседы и торопливых шагов.

Казалось, вот он - грандиозный и позорный финал, но…

- Сюда. - Рон схватил Гарри за шиворот и пнул стену ногой. Вопреки ожиданиям Гарри, нога Рона не превратилась в блин. Совсем наоборот – в глухой каменной стене открылся проем. Не тратя слов попусту, Гарри и Рон затащили тело Невилла в чулан и залезли следом. Едва это произошло, воздух затрепетал и словно бы сгустился.

- Кладка вернулась на место. Снаружи нас никто не видит, но мы видим все, что происходит там. - Пояснил Рон, в доказательство своих слов опирая безвольного Невилла на невидимую стену.

- А почему я ничего не знаю об этом месте?

- Нас не видно, но отлично слышно.

- А почему я бла-бла? - шепотом повторил Гарри, снимая очки и протирая их рукавом свитера.

- Потому что я вожу сюда своих девчонок. Если бы ты знал про это место, Мальчик-Который-В-Расцвете-Полового-Созревания...

- Составили бы расписание. - Пожал плечами Гарри. - Фиговый ты друг, прав был Невилл.

Гарри потыкал Невилла носком ботинка. Поддерживать беседу Невилл мог только одним способом. Он стал пахнуть.

- Борода Пендрагона! Да он обмочился!! - Гарри обхватил голову руками.

- Выходит, он только сейчас и умер.

- ЧТО?!

- Тонус мышц - чпок - и нету его. - Пояснил Рон. - А раз до сих пор мышцы мочевого пузыря не расслаблялись, значит, пациент скорее был жив, чем чпок.

- Ты откуда это все знаешь?! - взвизгнул Гарри, на что Рон загадочно промолчал, грубо зажал Гарри рот ладонью и оттащил в самый дальний угол чулана.

Кто-то остановился прямо напротив их убежища.

По закону подлости, это был именно Северус Снейп собственной персоной.

- Вы чувствуете эту вонь? - спросил Снейп, принюхиваясь.

«Нам кранты», - протянул Гарри, зажимая нос пальцами.

Расплывчатые фигуры по ту сторону стены молчали.

«Если ты возьмешь вину на себя, то я останусь на свободе и вызволю тебя из Азкабана. Ты вроде как привык страдать и всякое такое», - предложил Рон. Предложение было воспринято без энтузиазма.

- До встречи. - Холодно раздалось голосом Снейпа.

«Неужели пронесет?!» - замер Гарри, развернувшись и нюхая шею Рона. Он устал зажимать себе нос. К его удивлению, шея пахла приятно. Даже, можно сказать, притягательно.

Минерва что-то сказала.

- Тише, Минерва. - Люпин пожал ей руку. - До завтра.

- До завтра. - Согласилась МакГонагалл. Еще немного потоптавшись, она медленно побрела по направлению к дортуару Хаффлпаффа.

Рон тяжело и долго выдыхал счастливый вздох облегчения.

- Еще немного и я бы сделал лужу, круче Невил… Эй, хорош уже! Можем идти. - Рон попытался отодвинуться от Гарри, но тот наступил ему на ногу и не двинулся с места. К изумлению Рона, Гарри обнюхивал его шею, ухо, затылок и даже волосы. Рука Гарри властно и жестко держала его за ухо.

- Вы начинаете серьезно меня беспокоить, Мистер Поттер. - Для начала заметил Рон.

- Куда спешить?

- Можем оставить Невилла у порога лазарета. С запиской: «задолбал кашлять».

- Да-да. Точно. - Гарри не обратил на слова Рона ни малейшего внимания. Он бесцеремонно задрал ему свитер и рубаху, и принялся водить ладонями по его спине.

- Очумел!! - прошипел Рон, вздрагивая от холодных и жадных прикосновений.

Гарри внезапно понял, что кожа, запах и тепло Рона погружают в то первобытное состояние, при котором он видел Рона глазами женщины. Властной и старой, капризной, возбужденной, не способной противостоять сиюминутным желаниям.

Жажда возвращалась.

Удивлению Гарри не было предела. Стоя за спиной Рона, он жестко вцепился ему под подбородок, заставляя запрокинуть голову и прижаться всем телом.

Гарри осторожно поцеловал Рона там, где сквозь кожу рвался седьмой шейный позвонок. Во рту немедленно разлилась терпкая горечь.

Словно вы проснулись и поняли, что выздоравливаете после долгой и тяжелой болезни. Сегодня - первый день, когда мир снова пробуждает интерес и вы чувствуете слабость, нежность к самому себе, и присохшую к деснам соленую слюну. Вот что это было.

- Гарри! - позвал Рон, ударив его локтем в живот.

Вместо ответа Гарри сплюнул. Ощущение чужой кожи на губах не исчезло.

- Пошли. - Он подхватил Невилла за ботинки и выразительно наморщил нос.

Рон, как в прошлый раз, со всего размаху пнул колеблющийся воздух и тот рассеялся, пропуская наружу.

* * *

- Нет. Есть в этом что-то неправильное. - Гарри в полном, на первый взгляд, одиночестве, сидел на пне и ныл. - Есть в этом что-то от навязчивой идеи. По сути, то, что я, как последний дебил, напялил на себя эту маску в Хэллоуин - это еще полбеды. Могло быть хуже. Я мог бы подцепить сифилис или… Ох-хо-хо. Как трудно жить.

Рядом с пнем лежал Дин Томас, щеголяя перебитой шеей.

- Понимаешь… - Гарри слез с пня и, кряхтя, нагнулся приподнять тело Дина. - Понимаешь, он тоже совсем «не вкусный». То есть… ты понимаешь, что я хочу сказать. НЕВКУСНЫЙ.

Гарри тащил Томаса к кромке озера. Пятки Дина оставляли борозды на снегу.

- Невилл? Так я подумал, что он пресный, потому что он во всём такой. - Гарри пинками загнал тело Дина в воду. Оно и не думало тонуть, мерно покачиваясь на поверхности.

- Финниган? Ну, он тоже был… как сырое тесто жевать. Тогда я насторожился. - Гарри корягой оттолкнул тело от берега и оно направилось к плавающим неподалеку Лонгботтому, Симусу, Чанг и еще двум девчонкам, имена которых значения уже не имеют. Все вышеперечисленные были мертвы.

- Но когда я понял, что они ВСЕ такие, - Гарри поднял несколько камней и принялся кидать их трупы. - Все, кроме тебя, Рон… ладно, что толку. Пойдем к Хагриду. Еще успеем посмотреть на Алконоста.

Оставив свое унылое развлечение, Гарри развернулся и побрел к сторожке Хагрида, на занятие по Уходу за Магическими Существами.

В полном безмолвии ему на плечо опустился огромный черный ворон.

Как и полагается в день всех святых, эти самые святые поминались сегодня особенно часто, потому что в условиях сокращенных уроков Гриффиндор получил в компанию Слизерин.

Иными словами, все сегодняшние занятия проходили у неутомимо враждующих Домов одновременно.

Гарри опоздал к началу урока и постарался незаметно втереться в толпу учащихся, окружавших Хагрида и его очередное термоядерное зверьё.

В своей непривычной рассеянности, Гарри не сразу заметил, что эта часть толпы пестрит исключительно серо-зеленым.

- Кого я вижу. - Манерно протянули прямо у него над ухом. Гарри не отреагировал. Тогда Малфой отвесил ему подзатыльник и произнес:

- Тебя не учили здороваться со старшими по званию?

По Слизеринским нестройным рядам пронесся хохоток. И тут Гарри сказал, ни к кому, в общем, не обращаясь:

- Наверное, я выгляжу удивительно.

- Что?..

- Наверное, я выгляжу как человек, который, получив желаемое, понял, что сильно переоценил это.

- Это?.. - Драко был несколько растерян.

- Это. Желаемое. Я сильно переоценил желаемое. Я как бы получил торт, но он как бы оказался соленым.

- Ого. - Драко почувствовал, что окончательно сбит с толку. Гарри выглядел не просто несчастным - само по себе это стало бы приятным сюрпризом для принца Слизерина, - но нет, Гарри выглядел как человек, с наслаждением предающийся своему несчастью. И собирающийся мстить за это всему, что его окружало.

Драко, будучи одним из того, что на данный момент окружало грустного Гарри, почувствовал себя несколько нехорошо. Тем не менее, он воскликнул с неприкрытой бравадой:

- А это что за чучело? Ты продал свою сову, чтобы купить новые носки?

Слизеринцы снова засмеялись.

Гарри повел плечом, на котором сидел ворон:

- Возможно, для тебя было бы лучше, если бы Рон и вправду оказался чучелом. Малфой.

В этот миг ворон взвился и круто спикировал на Драко. На фоне белых деревьев птица показалась всполохом черного огня. Через секунду Драко замертво рухнул оземь.

Наступила гробовая тишина.

Остальные были живы, но ликования по этому поводу не испытывали.

* * *

Двери обеденного зала распахнулись и вошел Рон. При этом вид у него был - загляденье. Твидовые брюки гольф, полосатые носки и настоящие взрослые туфли, а не какие-то там подростковые ботинки. Прямые рыжие волосы ниспадали челкой на один глаз. Свитер был лихо обвязан рукавами вокруг пояса, узел школьного галстука приспущен. При этом он мурлыкал себе под нос увертюру из вагнеровского "Летучего Голландца".

- Говорят, папаша этого балбеса когда-то с совладельцем держал магазин музыкальных товаров в Манеже, знаменитом театральном здании в центре Манхэттена, на углу Шестой авеню и 43-й улицы. - Поприветствовал его Гарри, замахиваясь хоккейной клюшкой.

Мистер Поттер стоял на одном из длинных крепких обеденных столов и играл в хоккей. Произнеся свою приветственную речь, он со всего маху ударил по голове Грегори Гойла, которая в данный момент служила шайбой.

Голова Драко Малфоя была нанизана на подсвечник на столе Дамблдора. Сам директор был прибит к креслу гвоздями и обмотан скотчем, чтобы не падал.

- Мистер Поттер, сколько вы выпили за обедом? - весьма ловко имитируя тягучий выговор Малфоя, поинтересовался Рон, на ходу запрыгивая на стол и вооружаясь большой деревянной клюшкой. - Видал я его родителя. Это недоразумение не смогло бы произнести слова "Манеж", а не то, что там работать.

Хоккейными воротами служили многочисленные руки и ноги, теперь уже и не сказать, чьи.

Гарри опустился на колени и заглянул под стол. С хлюпающим жирным звуком он вытащил откуда-то голову Лаванды Браун. Голова была замечательна своими впалыми бескровными щеками, закатившимися глазами и гримасой ужаса на лице. Держа ее за волосы и размахивая ей во все стороны, Гарри сделал вид, будто снова целится:

- А очисти-ка горизонт, девочка.

В ответ на это Рон лишь переминулся с ноги на ногу, удобнее устраиваясь перед "воротами". Со склизким шелестом от конструкции отвалилась чья-то нога, и ворота приобрели вид буквы "г".

- Но пасаран. - Сказал Рон, ничуть этим не смущенный. - Ты обедал?

- Дай-ка вспомнить, - Гарри почесал щеку. - Перепробовал весь Слизерин и того бугая из Райвенкло. Знаешь, они тоже абсолютно безвкусные. Так, туда-сюда… Иногда пахнет горчицей, иногда лимоном. Знаешь, я думаю, все дело…

- В чем? - Рон как следует размахнулся, отбил удар и голова Лаванды вылетела в окно.

- В твоем ирландском духе! Ты очень вкусный ирландец.

- Шотландец!! - громко воскликнул Рон, показывая Гарри крепко сжатый кулак. - Папа у меня шотландец. Отчасти. Мы галлы и каледонцы.

- И верно ты, краса шотландских гор, сейчас станцуешь рил?

- Скоро праздничный ужин. - Вздохнул Рон. - А ты поел всю школу. Никого в живых не осталось. Чем мы будем ужинать? Если бы ты пил кровь, нам бы хватило недели на две. Так нет - ему нужен дух! Энергия! Тьфу.

- Нет. Я уверен, что кто-то еще остался. - Гарри отбросил клюшку в сторону и поковырялся ногтем в зубах. - К тому же, мой друг, ты не дашь мне умереть с голоду.

Тон этого утверждения сильно насторожил Рона. Он запахнул ворот рубашки и спрыгнул со стола.

- Ну нет! Иди-ка сюда. - Гарри соскочил на пол вслед за Роном, проворно забежал вперед и закрыл собою двери залы.

- Mon Dieu. - Вздохнула голова Малфоя. - Que vais je venir?

- Я потом над этим подумаю. - Через плечо бросил Рон, все еще обиженный за то, что накануне Драко обозвал его «чучелом». - Ничего хорошего не обещаю.

Гарри поймал Рона за галстук и притянул к себе. То, что Рон был выше его как минимум на полголовы, в данный момент оказалось очень удобным обстоятельством. Рот Гарри тут же оказался у ложбинки ключицы.

Когда Гарри начал «пить» гордый «ирландский дух», ноги Рона подкосились и он громко выругался.

Гарри был рад, что Рон оставался рядом с ним. Таким же веселым, паникером и бессмертным.

Бессмертным! Его можно было «пить» бесконечно и единственное, что могло случиться с Роном – это легкий обморок.

Было бы чертовски скучно коротать вечность с Аргусом Филчем или, упаси боже, с какой-нибудь Парвати.

Гарри не преминул высказать эту мысль вслух, искренне надеясь польстить. Чего, впрочем, ранее за ним не водилось.

- "Вечность"! - усмехнулся Рон. - Предполагается, что я сдохну от счастья. Мистер Поттер, ты – бесполезная реинкарнация. Ничего больше. Мы с тобой давно умерли. Через пару дней наши личности станут воспоминанием, а тела окончательно оккупируются богами, которым мы по незнанию распахнули дверь в этот мир.

Да, так он и сказал. Необыкновенно длинная фраза для Рона.

И еще он вздохнул, стягивая рубашку через голову, не потрудившись даже расстегнуть ее. Сладко и терпко запахла его кожа.

- Ну, пара-тройка дней у нас есть. - Гарри усмехнулся и стал резкими, нетерпеливыми движениями развязывать галстук.

* * *

- Почему ты назвал богов – одинокими? – снова спросил Люпин.

- Не прошло и получаса, а вы уже нагнали на меня тоски. – Пожаловался Профессор Снейп. Судя по взгляду, направленному на потолок, жаловался Снейп именно ему. Наверняка, если бы одна из потолочных балок вняла жалобам и обвалилась на голову Люпина, это очень развеселило бы Снейпа. – Потому, что в итоге они всегда остаются одни, Люпин. И это делает их вечную жизнь невыносимой.

- Нам пора возвращаться. Скоро полночь.

- Потому что их чувства и мысли не имеют ничего общего с тем, что есть оные в исконном своем значении. Мысли и чувства – это привилегия и вымысел людей.

Люпин взял Снейпа под локоть и помог подняться. Оба порядком набрались.

- Да ты пьян, Снейп.

- Иногда, когда они смотрят на людей и видят их копошащимися в своих радостях и бедах, они испытывают зависть.

- Пьяный профессор Зельеделия.

- Поэтому боги будут убивать друг друга за право единого владения душами людей, возможностью радовать и огорчать их, оделять их щедротами и равнодушием. Чтобы испытывать чувства, им приходится становиться смертными, крадя тела людей… Какой позор… Позор ведь, верно?

- Какой чертовски пьяный профессор Зельеделия.

- Боги, как олицетворения человека, его выдумка, могут жаждать только власти и выживания... И ради этого они будут убивать, убивать и убивать. Демонстрируя свою власть и подтверждая собственное право быть живыми. И когда они прикончат последнего человека, они примутся друг за друга…

- Я сейчас поцелую пьяного профессора Зельеделия.

- …Поэтому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Боги ступили на почву нашего, этого мира. Они принесут с собой Апокалипсис и… Люпин, черт возьми, что вы делаете?!

* * *

Поздней ночью, почти под утро, Профессор Снейп и Уполномоченный Люпин возвращались в Хогвартс, беспечно не обращая внимания на вспышки молний над замком, тучи голодного воронья и тяжелый запах разложения.



The end
(все умерли)


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni