На следующее утро
(The Morning After)


АВТОР: Isis
ПЕРЕВОДЧИК: Belladonna
БЕТА: Theodora Torn
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Сириус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Сиквел к фику "Моя бутыль – святой родник".

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: нецензурная лексика.


ОТКАЗ: ну, в общем, вы знаете.




- Снейп, вставай.

Северус Снейп застонал. В его голове бодро орудовали молотками сотни две сотни гоблинов, а во рту, судя по ощущениям, сушились их грязные носки, так что у него не было ни малейшей уверенности, что его прямо сейчас не стошнит. И, самое скверное, он только что услышал голос Сириуса Блэка, причем настолько громкий, как будто тот кричал прямо в ухо.

Какого дьявола? Он попытался восстановить в памяти подробности вчерашнего мероприятия. Свадьба Поттера. Определенно, это была свадьба Поттера. И огневиски. Много огневиски. Даже слишком много. И Сириус Блэк. Он попытался вспомнить, чем именно они с Блэком занимались. В ответ на это гоблины заработали молотками еще веселее. Они... нет, этого не может быть... неужели они целовались?!!!! Боже праведный... С другой стороны, можно предположить, и это даже будет наиболее вероятно, что столь немыслимый эпизод в его воспоминаниях относится к области сновидений. Ergo, голос Блэка у него над ухом тоже относится к этой области, ergo, его можно игнорировать. Он поудобнее расположил свою голову на подушке.

Которая зашевелилась под ним и снова сказала: “Вставай, Снейп.”

Снейп с трудом разлепил один глаз. “Боже праведный...,” - снова подумал он и тут же вскочил. Его лицо скривилось от боли – он налетел головой на какой-то предмет, по размышлении оказавшийся крышкой стола.

- Блэк. Что здесь происходит?

- И незачем так орать, - Блэк сел, также не преминув приложиться головой о стол, и чертыхнулся от боли и неожиданности. - Староваты мы с тобой становимся для этого дела.

Он извлек себя из-под стола, и медленно поднялся на ноги, а потом, достигнув более или менее уравновешенного положения, протянул руку своему собеседнику.

- Говори за себя, - сухо сказал Снейп, намеренно игнорируя протянутую руку Блэка и устанавливая себя вертикально. Послышалось явственное похрустывание костей. Блэк ухмыльнулся.

- Неплохо для твоих-то лет.

- Ебать-тебя-колотить.

- Не напоминай мне об этом – простонал Блэк, сжимая виски пальцами.

Отлично. Снейп огляделся. В “Трех метлах” было пусто, угли в камине едва теплились. В окно светила луна, похоже, было уже давно за полночь. Он вздохнул, представив себе долгую дорогу до Хогвартса.

- Как ты думаешь, Розмерта еще здесь?

- Надо полагать, спит в своей постели, как все добропорядочные граждане, - Блэк взглянул на него с полуулыбкой. - И я, с твоего позволения, присоединюсь к ней.

- То есть?

Он пожал плечами.

- Я заказал комнату. Подумал, что наверняка нажрусь сегодня, так что... Если хочешь, ложись со мной.

Снейп недоверчиво посмотрел на него. Блэк закатил глаза.

- Чтобы спать, Снейп. Я не в состоянии заниматься чем-то еще, да и ты, как мне кажется, сейчас тоже мало на что сгодишься.

- В таком случае я принимаю твое предложение, - церемонно сказал Снейп и поплелся за ним наверх. Комнатушка оказалась крошечной, а кровать, к его вящему беспокойству, узкой. А он за всю свою жизнь так и не привык засыпать в одной комнате с кем-либо, тем более – в одной постели.

- И не вздумай храпеть, - пробормотал он, усаживаясь на край кровати и снимая ботинки. Аккуратно поставив их на прикроватный коврик, он откинул одеяло.

- И все?

- Ты о чем?

- Слушай, Снейп, я вовсе не собираюсь покушаться на твою бесценную нравственность. Но не кажется ли тебе, что спать в таком одеянии будет не слишком удобно?

Снейп внимательно наблюдал за тем, как Блэк снимает с себя одежду до тех пор, пока на нем не остался один-единственный предмет туалета, который он мысленно охарактеризовал как “крайне вульгарные красные боксеры”.

- Меня устраивает, - сказал он самым ледяным тоном, на какой у него хватило сил. Он снял мантию, стараясь не обращать внимания на насмешливый взгляд Блэка. Под ней оказались черные брюки из мягкой ткани и черная рубашка; после секундного колебания он расстегнул две верхние пуговицы.

- Мило.

- Ты уже закончил пялиться на меня?

Блэк развел руками и улыбнулся. Снейп улегся на свою половину узкой кровати, стараясь полностью уместиться, не выходя за ее границы. Блэк тоже забрался под одеяло и положил свою палочку с непогашенным люмосом на ночной столик.

- До сих пор боишься темноты, Блэк?

- Нет, просто жду причитающегося мне поцелуя на ночь.

- Да пошел ты... - пробормотал Снейп, поворачиваясь на другой бок и пытаясь сотворить затемняющие чары хотя бы перед собой. Блэк фыркнул.

- Ты даже в постели лежишь, словно аршин проглотивши. Хотел бы я знать, что же может заставить тебя расслабиться?

- Очевидно, огневиски.

- Надо будет нам с тобой нажираться почаще.

- Боже упаси.

Блэк улыбнулся и, наклонившись вперед, быстро коснулся своими губами рта Снейпа. И прежде, чем до Снейпа дошло, что с ним только что случилось, он снова откинулся на подушку и погасил свет.

- Спокойной ночи.

Итак, ему предстояло провести ночь наполовину придавленным телом человека, который вплоть до этой ночи был его злейшим врагом. Он подумал, что не сможет сомкнуть глаз, но уже через несколько минут он мирно спал.

* * *

Его разбудили одновременные и взаимопротиворечивые позывы переполненного мочевого пузыря и пересохшего горла. Сквозь шторы начали пробиваться первые бледные лучи, это означало, что ему едва ли удастся снова заснуть опять. По этой причине полный мрак подземелий был предпочтительнее. Он осторожно выпутался из одеяла и отправился в туалет, а потом призвал стакан воды.

- Можно и мне немного?

Снейп чуть не подавился.

- Блэк. Прости, что разбудил.

- Это не из-за тебя. Это у меня алкогольное.

- А, - сказал Снейп, присаживаясь на край кровати и подавая Блэку стакан. Тот жадно отхлебнул.

- Пользуясь случаем, я хочу извиниться за то, что произошло.

- А что произошло?

Снейп неловко подвинулся.

- Вчера вечером. На свадьбе.

Блэк фыркнул.

- Вчера вечером на свадьбе не произошло ровным счетом ничего. Просто два джентльмена решили зарыть топор войны, распили в честь этого бутылку, а потом чинно-благородно целовались под столом.

- Вот именно.

- Да ладно тебе, Снейп. Тебе не за что извиняться. И мне даже показалось, что тебе тоже понравилось.

Понравилось? Допустим. Ему давно уже не приходилось вступать в физический контакт с кем-либо. И тот факт, что с ним был именно Блэк, в тот момент показался несущественным. Хотя, будь он чуть трезвее, он ни за что бы не приблизился к этому человеку ближе, чем на два метра.

Но Блэк был прав. Они действительно зарыли топор войны. Вернее, утопили в бутылке огневиски. И теперь он едва ли мог отыскать в своей душе хоть каплю отвращения к нему. Или, в крайнем случае, неприязни. Их вражда и ненависть казались совершенно детскими и отошедшими в далекое прошлое. Все, что Снейп мог наскрести – это немного легкой обиды. И он был вынужден признать, что Блэк был весьма привлекателен.

- А тебе? - неожиданно спросил он.

Блэк улыбнулся, сверкнув зубами в полутьме.

- Не помню. Давай попробуем еще раз и проверим.

Он отставил стакан на тумбочку и, обняв Снейпа за талию, повалил его обратно на кровать рядом с собой.

- Этот не то, что ты... Ох, - больше ему ничего не удалось произнести, поскольку губы Блэка оказались на его губах, теплые и настойчивые. Целоваться с Блэком было возмутительно приятно. А еще он нежно он проводил языком по его зубам, то подаваясь назад и поглаживая края губ, то возвращаясь обратно, а еще он ласкал ему бедра и шею... Вчера он Снейп все списал на огневиски, но теперь, когда его мозг больше не был отуманен алкоголем, он смог в полной мере оценить это.

И, как он к своему стыду заметил, то, что он испытывал, не было чисто эстетическим, так сказать, ментальным удовольствием. Тонкая ткань брюк не скрывала его реакции, и Блэк, непристойно прижавшийся к нему, да еще и почти совсем голый, не мог этого не заметить. Он отстранился с чувством легкого сожаления. Эту меру нельзя было назвать вполне успешной, поскольку рука Блэка по-прежнему оставалась на его бедре.

- Да, - задумчиво произнес Блэк, - я уверен, что это мне нравилось.

Снейп отметил, что вульгарные красные трусы, цвет которых резал глаз даже в утреннем слабом утреннем свете, не замедлили предоставить весьма выпуклое подтверждение его слов.

- Ты говорил, что у тебя нет никаких планов насчет моей добродетели.

- Я соврал.

Правый угол рта Снейпа пополз вверх.

- Блэк, я потрясен. Похоже, когда речь заходит о твоих удовольствиях, ты не останавливаешься ни перед чем.

- Пожалуй. Азкабан лишил меня всего, - его рука продолжала лениво поглаживать бедро Снейпа. - Теперь я наверстываю упущенное.

- И не брезгуешь даже пожирателями.

- Бывшими пожирателями, Снейп. И не забывай, что на мне лежало то же самое клеймо.

- Да... - Снейп помолчал. - И, знаешь, я сам этому поверил. Тогда я уже перешел на вашу сторону. И не удивился тому, что ты тоже оказался перебежчиком.

Блэк пожал плечами.

- Все мои друзья поверили.

- Я никогда не был твоим другом, Блэк.

- И слава Богу. Хоть в чем-то мне повезло, - с этими словами он снова притянул Снейпа к себе и впился ему в губы. На этот раз алхимик начал отвечать ему, исследуя теплый рот, так заманчиво раскрывшийся для него. Его руки, подчиняясь каким-то сугубо собственным желаниям, блуждали по голой груди Блэка, зарываясь пальцами в жесткие волосы, а стоны Блэка отзывались дрожью в позвоночнике. И не только там. Рот Блэка переместился на его шею, он стал покусывать чувствительное местечко чуть пониже скулы, а затем и ухо.

- Почему на тебе, - пробормотал Блэк, - всегда оказывается слишком много одежды?

Он подумал, что теперь в комнате стало чуть теплее.

- Я полагаю, это поправимо, - ответил Снейп и принялся расстегивать рубашку. Но едва он добрался до середины, как Блэк, не взирая на его протесты, сдернул ее с него сам.

- Так-то лучше, - Блэк оглядел его с головы до ног плотоядным взглядом.

Снейп скрестил руки на груди.

- Если ты ее порвал, я с тебя шкуру спущу. Да будет тебе известно, что это подарок моей любимой тетушки.

- У нее отличный вкус, - промурлыкал Блэк, бережно взяв руки Снейпа в свои и положив их себе на бедра. Затем, наклонившись, стал водить губами по его обнаженной груди. На мгновение высунувшийся язык прошелся по соску. - На полу она выглядит очень даже ничего.

Снейп в ответ только застонал. Когда, собственно, его соски успели стать такими чувствительными? Как будто бы они были соединены с пахом невидимой нитью. И Блэк, собака, похоже, уже следовал по ней своими языком и губами. Зубы слегка царапнули кожу. Изо всех сил вцепившись в его бедра, Снейп выгнулся навстречу любопытному рту.

- Почему, - выдохнул он, - ты вообще ко мне привязался?

- Потому что ты так и напрашиваешься, чтобы тебя совратили.

Губы Блэка двигались, не отрываясь от его кожи Снейпа, и каждое слово вызывало крошечное землетрясение на ее поверхности. Язык обошел вокруг пупка и быстро скользнул за пояс брюк.

- Для всех ты строгий профессор зельеварения, вечно застегнутый на все пуговицы, с грозным взглядом и метлой в заднице. Но немного огневиски – и кого мы имеем в результате? - он расстегнул штаны и принялся поглаживать узкие бедра Снейпа. - Просто человека.

- Блэк... Сириус... Ты не... Ты не можешь...

- Ш-ш-ш – прошептал Блэк и склонился еще ниже, уткнувшись лицом в темные волосы. Снейп растерянно погладил его плечи провёл руками по его спине. - И пахнешь ты человеком...

Вид мужской головы, склонившейся над его пахом, возбуждал не меньше, чем ощущения, которые она давала. Когда еще старому мастеру зелий доведется увидеть чью-то голову, уютно устроившуюся в столь неожиданных областях его особы?

Это Сириус Блэк, - думал он. - Не кто-нибудь, а Сириус Блэк. Который проводит своим небритым подбородком по внутренней стороне твоего бедра. А потом языком. Таким горячим. Чьи пальцы гладят и ласкают твое тело, осторожно играют яичками и, будто бы нечаянно, заходят в щель между ягодицами. Чей рот, Мерлин всемогущий, теплый и влажный, смыкается вокруг твоего члена, и тебе остается только стонать.

- Нравится? - спросил Блэк.

И Снейп ощущал эти слова так же отчетливо, как слышал – как словно легкую пульсацию на своем члене – и это доводило его до исступления. В то же время он заметил прикосновение влажного пальца. Который проскользнул внутрь. А потом ему показалось, что его ударило током – прямо там. И он закричал, беззвучно, отчаянно.

- Боже... что это... чтоб тебя... сделай это еще раз... - с трудом проговорил , когда его пульс немного замедлился и он снова обрел способность складывать звуки в слова.

- Разрешите познакомить вас с вашей простатой, профессор – он скорее кожей почувствовал, чем услышал слова Блэка. Он хотел ответить ”Да, да, еще! Верни свой рот на место”. Но прежде чем он овладел собой настолько, чтобы выговорить что-то членораздельное, Блэк снова принялся сосать его, прохаживаясь языком вдоль всего ствола до самого основания, забирая его в рот целиком. А затем его палец снова проник внутрь, под тем же самым восхитительным углом. Снейп выгнулся..., дернулся и кончил прямо в рот Сириусу Блэку.

Мир вокруг него пошатнулся, заскакал, как потерявшая управление метла, а когда он пришел в себя, оказался лежащим в ласковых объятиях чьих-то сильных рук. И прямо над своим лицом он увидел ухмыляющуюся физиономию анимага.

- Не ожидал от тебя такого.

- Это было несколько необычно, - сказал Снейп, тщательно подбирая слова. Губы Блэка вновь накрыли его собственные. На этот раз на них был вкус его семени, соленый, горьковатый, но не сказать, чтобы совсем неприятный.

- Значит, я еще не все позабыл, - произнес Блэк, во всю длину вытягиваясь на кровати. Его возбужденный член терся о бедра Снейпа сквозь шелковую ткань боксеров, которые он так и не удосужился снять. Пожалуй, она даже усиливала ощущения, как будто он терся обо все тело Снейпа, а не о несколько квадратных сантиметров кожи.

- Мне ты показался очень даже сведущим. Хотя мой опыт в данной сфере несколько ограничен.

- Ограничен, говоришь?

- Откровенно говоря, у меня вообще нет никакого опыта.

Не то, чтобы он изначально планировал делать такого рода признания. Но, похоже, от него ожидались какие-то ответные действия - черт, он сам хотел что-то сделать в ответ, хотел наконец-то понять, каково это, каков будет Сириус Блэк на вкус и на ощупь, когда окажется у него во рту. Но все это лишь пустые мечтания.

- Я так и думал. Ты монах.

- Нет. Слизеринец.

Блэк смотрел на него, словно не понимая, шутит он или нет. Он вздохнул.

- А ты попробуй немного пошевелить мозгами, Блэк. Факультет, помешанный на чистоте крови и безупречной наследственности. Чем, по-твоему, будет в их глазах влечение к своему собственному полу? Преступлением и более ничем.

- Ясно. Не оставить после себя наследников для них преступление.

- Именно.

- Еще одна причина радоваться тому, что меня распределили в Гриффиндор, - сказал Блэк, притягивая Снейпа к себе на грудь. - Живи, как хочешь, и плевать на то, что о тебе скажут.

- Это я уже заметил.

- Выходит, ты у нас на редкость либерально настроенный слизеринец.

Снейп прищурился. Уголок его рта приподнялся. Он пристально посмотрел на своего соседа по постели.

- Ебать-тебя-колотить.

- Нет, мой дорогой слизеринский друг. Сейчас ебать будут тебя. И, надо сказать, давно пора, - Он склонился к шее Снейпа и провел по ней губами, не упустив ни одного чувствительного местечка. Снейп изогнулся и впился в его рот поцелуем. - Хотя... Пусть даже ты у нас и мастер зелий, я не думаю, что у тебя есть с собой какой-нибудь пристойный любрикант.

Снейп застонал, едва подумав о том, что Сириус Блэк хочет трахнуть его. Что его возбужденный член, которым он сейчас упирается ему в ногу, будет двигаться внутри него. В его заднице. Как до того двигался его палец. Чертовски искусный палец. И если один его тонкий и длинный палец заставил его содрогаться, то что с ним сделает его член? А член у Блэка был толстый – Снейп чувствовал это сквозь тонкую ткань, и он будет вжиматься в него вот так же, и, возможно, едва не порвет его, но ему все равно будет хорошо, Снейп знал это. Он снова застонал и еще теснее прижался к этой груди, этим бедрам, этому члену.

- Это означает да или нет? - услышал он хриплый голос над своим ухом.

- Неважно, - выдохнул Снейп. - Я хочу этого.

Он не мог заставить себя сказать: “Я хочу тебя.” Только не Сириусу Блэку. А чего он хотел? Что он, собственно, ему предлагал? Секс или себя самого? Самоуверенного, несносного, наглого типа?

- В таком случае, сказал Блэк, потершись о его шею, - мне придется удовольствоваться собственной рукой.

Блаженство, которое было так близко, стремительно ускользало от него. Он предпринял отчаянную попытку вернуть его.

- Ты не сделаешь этого.

- Не будь дураком, Снейп. В первый раз тебе должно быть приятно, - он прикусил чувствительное местечко у него под ухом. - В конце концов, я сам заинтересован в этом.

Самоуверенный, несносный, наглый тип, и при этом обо всем успевает подумать, - отметил про себя Снейп. Он сполз с груди Блэка и рванул красные трусы вниз. Наконец-то увидел тот самый член, который столько времени дразнил его сквозь ткань, и взял его в рот. Получи, Блэк!

- О Мерлин... - послышался стон. Снейп улыбнулся бы, если бы его рот не был занят обсасыванием, вылизыванием и смакованием члена Сириуса Блэка. Он был у него во рту, в его собственном рту, он мог упиваться мускусным запахом, исходившим от его кожи, ощущать солоноватый вкус, и, кажется, даже слышать, как пульсирует кровь в его венах. У него снова начало вставать, от одной мысли об этом.

Он обхватил руками бедра Блэка, как раз под ягодицами, и начал нежно поглаживать их в такт движениям своего рта, и был вознагражден еще одним стоном. Он украдкой поднес украдкой руку к губам и намочил палец, а затем сунул его куда-то под мошонку, вверх и внутрь.

- О да, вот так, в меня, - простонал Блэк. Он задвигал бедрами, еще глубже проталкивая свой член в рот Снейпа и сильнее насаживаясь на его палец.

- Еще один палец..., пожалуйста, - выдохнул он. Снейп послушался, чувствуя, как тело Блэка подается навстречу его вторжению, ощущая тепло и движение плоти навстречу своему пальцу. - Поглубже... да... черт... здесь... не останавливайся...”

Это было так эротично... почти невыносимо. Блэк, корчащийся под ним, и бормочущий непристойности, истекающий потом, стонущий – и все это из-за того, что он вытворял с ним своим ртом и руками. Он почувствовал себя невероятно могущественным, дарующим Блэку блаженство, и, Мерлин всемогущий, это его снова завело.

Снейп поднял глаза и был потрясен открывшимся ему зрелищем. Блэк лежал, запрокинув голову, крепко зажмурившись, как будто от боли. Но поток слов, срывавшихся с его губ, свидетельствовал об обратном. “Еще... еще... да... Северус... я кончаю... кончаю...” И он кончил, исторгнув из себя совершенно немыслимое количество жидкости, которую Снейп попытался поймать ртом. Но Сириус так отчаянно дергался под ним, да и вкус оказался совершенно неожиданным, так что, хотя кое-что все-таки попало ему в горло, большая часть оказалась на его лице, руках и груди.

Могли он думать вчера вечером о том, что встретит следующий день весь обляпанный тем, чем кончает Сириус Блэк? И что же он чувствовал? Стыд? Разве что совсем чуть-чуть. Гордость? Пожалуй. И еще, к своему величайшему изумлению – нежность. Сириус выпустил простыню, разжав судорожно сведенные пальцы и погладил его по голове. Затем что-то умиротворенно пробормотал и приоткрыл глаза. И все было правильно в этом мире.

- М-м-м... Это было здорово.

- Да, - вырвалось у него.

Сириус открыл глаза немного пошире и прыснул со смеху.

- Посмотри на себя. Тебе еще повезло, что я успел раздеть тебя, - он попытался было сложенной горстью ладонью собрать это с лица и груди Снейпа, но остановился при виде его колом стоящего члена, - Тогда...

- Да.

- Не отправлять же тебя в Хогвартс в таком виде, - притягивая Снейпа к себе рукой, до того перебиравшей его волосы, а другой, скользкой от собственного семени, проводя по его набухшему члену. Снейп выгнулся навстречу его прикосновению, навстречу упоительному ощущению чужой руки, руки Сириуса Блэка на своем члене. Затем рука исчезла. Он зарычал от огорчения. Между тем рука вернулась к нему на грудь, чтобы собрать еще немного влаги, а потом, боже праведный, Сириус раздвинул ноги и принялся трахать себя своим собственным пальцем. До того Снейп не думал, что его член может стать еще тверже, но эта картина заставила его пересмотреть свои прежние представления.

Он поднял глаза и посмотрел Сириусу в лицо, которое само по себе являло умопомрачительное зрелище, - пылающее, и покрытое мелкими капельками пота. Снейп не замечал, что сидит неподвижно и завороженно смотрит на него, пока Сириус не фыркнул.

- Дожидаешься особого приглашения?

- О Мерлин, - прорычал Снейп и, рванув в стороны его ноги, вошел внутрь по самые яйца одним упоительным толчком. Туго, горячо и так приятно. Вот уж где он абсолютно не ожидал когда-либо оказаться, хотя именно сюда он, как ему открылось теперь, всю жизнь неосознанно стремился. - Как хорошо.

- М-м-м – Сириус медленно двигал бедрами под ним, его член был полувозбужден, на губах блуждала ленивая улыбка. Как у кота, нализавшегося сливок. - Я знал, что найду что-то стоящее под толстым слоем брони. Ты был задачкой, мимо которой я просто не мог пройти.

У Снейпа похолодело внутри.

- Задачка. Вот как, Блэк? Еще одна зарубка на твоей метле.

Блэк закатил глаза.

- Если это так тебя волнует, сейчас как раз твоя очередь делать зарубку на метле. Благо, из задницы ты ее вроде как уже вытащил.

- Пошел ты, - он столкнул с себя ногу, обвивавшуюся вокруг его талии, но еще до того, как он успел полностью высвободиться, Блэк схватил его за бедра и притянул к себе.

- Это правда, дурень ты этакий. Иди сюда.

Снейп не двигался. Тогда он вздохнул и продолжил: “Послушай меня, Снейп. Да, вчера я специально подсел к тебе. Ты действительно показался мне интересной задачкой. Сидел, весь из себя нахохленный и злобно озирался по сторонам. И мне сразу же страшно захотелось узнать, кто же ты на самом деле. И я обнаружил, что ты просто человек, и ты разговаривал со мной как с человеком, а не как с опасным преступником или несчастной жертвой обстоятельств.

Снейп смотрел на него все с тем же выражением лица.

- Потому, что ты напоил меня.

- Ладно. Я напоил тебя. Кстати, сам тоже напился. Но сейчас мы с тобой трезвы, как стеклышко, и знаешь, что я понял, Снейп? Целоваться с тобой лучше, чем пить. Когда я добираюсь до твоих губ, думаю только о том, как бы никогда с тобой не расставаться, - он начал осторожно поглаживать бедра Снейпа, попытался притянуть его поближе, снова стал качать покачивать туда-сюда бедрами. - Ты знаешь, что у твоего члена потрясающий вкус? Тебе известно, как ты прекрасен, когда кончаешь? Ты откидываешь голову назад, стонешь так жалобно, - что я думал, что кончу прямо сейчас, от одного твоего вида.

Он задвигал бедрами чуть быстрее, его внутренние мускулы сжались вокруг члена Снейпа, так что тот невольно охнул. Он начал отвечать ему, практически против своей воли, грубо входя в эту невыразимую сладость, вновь положив свои руки Блэку на грудь.

- А затем, - прошептал Блэк, - ты взял у меня в рот, и я кончил. Это был лучший оргазм в моей жизни, а довел меня до него – ты.

Он взял Снейпа за руку и положил ее на свой затвердевший член.

- Я хочу, чтобы ты понял, что ты со мной делаешь. Я хочу, чтобы ты оттрахал меня до потери пульса, Снейп. Я хочу, чтобы у тебя снова было такое лицо, хочу снова увидеть это, - он прижал его руку своею к члену со стоном, от которого у Снейпа пошли мурашки по коже.

Снейп осторожно толкнулся бедрами вперед и упал на кровать, прямо на Блэка, который выгнулся ему навстречу. “Черт... да... еще раз...”, - услышал он. Так он и сделал. И еще раз, и еще, в эту сводящую с ума теплоту, чтобы трение казалось почти невыносимым, и все это время Блэк вгонял свой собственный член ему в кулак. Казалось, что мир постепенно сужается вокруг них, сначала в нем не оставалось ничего, кроме этой крошечной комнатушки, затем он сократился до их кровати, и в конце концов во всей вселенной не осталось ничего, кроме их членов, его руки и восхитительной задницы Сириуса Блэка. Снейп не видел ничего, кроме пылающего лица перед собой, и не слышал ничего кроме бешеного тока крови в своих венах и непристойностей, срывавшихся с губ Сириуса.

Это было невероятно. Невероятно, потому что прекрасно, и потому что в это было трудно поверить. Напряженное лицо Сириуса, его рот, произносящий имя Снейпа, когда он достиг пика, забрызгав руки и грудь обоим; и самый вид этого, звуки и ощущения довели до оргазма и его, и он кончал в это сладостное отверстие, шепча его имя, пробуя на вкус каждый его слог “Сириус... о боже... Сириус...”

Несколько блаженных минут они лежали, обвив друг друга руками и ногами, не в силах разъединиться, усталые, удовлетворенные, покрытые потом и семенем, слушая, как постепенно пробуждается мир вокруг них. Солнце уже взошло, из залы “Трех метел” доносилось звяканье тарелок.

- Северус.

- Сириус, - он смаковал его имя, словно это был новый, еще не распробованный ликер.

- Не шевелись. Сейчас я нас почищу, - Сириус скатился с кровати и вернулся с полотенцем. Нежные прикосновения влажной ткани к коже действовали умиротворяюще. Снейп устроился в кровати поудобнее. Через некоторое время он почувствовал, как Сириус пристроился рядом и тесно прижался прижавшись к нему, повторяя все контуры его тела. Они лежали рядышком, как ложки в ящике буфета.

- Голова не болит? - услышал он.

- Нет. Кажется, я нашел неплохую замену антипохмельному зелью.

- Это хорошо. Потому что в следующую субботу будет твоя очередь покупать огневиски.

- Ебать-тебя-колотить, пробормотал Снейп, впрочем, на этот раз не имея в виду ничего предосудительного.

Он услышал хмыканье, затем его ухо весьма чувствительно прикусили.

- И тебе того же.

И несмотря на ярко сиявшее в окно солнце, звон посуды и голоса на первом этаже и две руки, крепко обхватившие его, он моментально заснул.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni