Руки прочь
(Hands Away)


АВТОР: Regulusa
ПЕРЕВОДЧИК: Grethen
БЕТА: Asmodey
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Волдеморт, Гарри
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: После занятий с Дамблдором, Гарри не может выбросить из головы молодого Риддла

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: мастурбация; почти ПВП; спойлеры 6 книги.

Переведено на фест к д.р снарри-сайта для Polumna.


ОТКАЗ: ни на что не претендую.




Это было слишком. Дамблдор поделился с Гарри таким количеством воспоминаний из Омута памяти, что тот едва мог разобраться в новой информации о Томе Риддле – юноше, ставшем Темным Лордом Волдемортом.

Гарри плюхнулся на кровать. Он лег на спину, позволив руке и ноге свисать с края кровати, и устало потер глаза. Перед ним мелькали возможные варианты развития событий, включавшие хоркруксы, и людей, и тайны, и темную магию. Гарри поежился и шумно выдохнул – несмотря на бесчисленное множество занимавших его вещей, особенно сильно его волновали картины с участием Риддла, который, казалось, решил прописаться в его мыслях - и, возможно, даже в душе.

Его симпатичное лицо, искаженное ненавистью, которую питали годы невнимания и отсутствия любви…

Гарри вздрогнул и обхватил себя руками. Уставившись в потолок, он размышлял: как Риддл стал тем, кто он есть? После занятий с Дамблдором Гарри больше понимал причины этого, хотя уроки вызывали вопросов больше, чем разрешали.

Он не мог не видеть, что они с Риддлом очень похожи. Впервые он заметил это на втором курсе, в Тайной Комнате. Теперь, когда он узнал историю взросления Риддла, в запутанной мозаике сходств и различий между ним и врагом мирового Волшебного сообщества встал на место еще один кусочек.

Это тревожило, если не сказать больше. Как он, Гарри, смог оказаться таким непохожим на Риддла? Их обоих не любили в детстве, и оба были приняты в волшебный мир с распростертыми объятьями… Какое событие сделало из Риддла Волдеморта? И что сделало Гарри таким, какой он есть?

Наверное, ему стоило посоветоваться с маггловским психологом – потому что сам он совершенно запутался.



В последнее время он вспоминал о Риддле так же часто, как о Драко Малфое, хотя эти мысли не были такими деловыми, как о Драко, и не собирались хоть ненадолго утихать. То, что он увидел юного Риддла не только своими глазами, но и со стороны, в воспоминаниях разных людей, стало причиной неловких мыслей о его будущем враге.

Гарри не мог отвязаться от мыслей о Риддле, его красоте и учтивости. Он не мог забыть маниакального блеска, который видел в глазах Риддла, и даже более того – из-за этого проникался к нему еще большей симпатией.



Гарри вздохнул и поежился. Несколько мгновений, которые понадобились ему для принятия решения, казалось, тянулись вечность.

- Черт с ним, - выдохнул он наконец и стал торопливо стягивать ботинки.

Всего один раз, он может прекратить это в любой момент - уверял он себя.

Носки отправились вслед за ботинками.

Он не был геем – просто похотливые мысли о Риддле никак не оставляли его в покое. Он понимал, что это нездоровое влечение, но постоянно думать об этом и анализировать снова и снова было не лучше.

Одной рукой он начал расстегивать ремень на брюках, а другой достал волшебную палочку и прошептал: "Коллопортус"

Среди шестикурсников Гриффиндора действовало негласное правило – не пытаться открыть дверь в спальню, если она заперта магическим способом. И сейчас настал один из тех немногих моментов, когда он почувствовал на себе достоинства этой договоренности.

Он был противен сам себе, когда он стянул с себя брюки и трусы.



- Это неправильно, - думал он, кладя руку на член и начиная двигать ей. Образ Тома Риддла, всегда такой свежий в его памяти, подталкивал каждое его движение

Он представил, что юный Том растянулся рядом с ним на кровати – теплый и осязаемый, со злобной ухмылкой на губах. Говоря начистоту, Гарри испугался. Он с легкостью представил, что это не очередная фантазия, а Волдеморт – настоящий, нынешний Волдеморт, играющий на слабости, которую он почувствовал в своем юном сопернике.

Потому что это на самом деле было слабостью. Член Гарри болезненно набух, несмотря на страх. Это было так хорошо, и он даже не мог представить, насколько действенной окажется его фантазия – считая, конечно же, что Том, который сейчас ускорил темп и наклонился к нему, начав расстегивать пуговицы его рубашки, был действительно всего лишь плодом его воображения.

Он казался настолько реальным, что Гарри cмог совершенно забыть, что это его собственная рука двигается, тянет и нажимает как раз там, где надо. Однако объяснить, что за рука расстегивает его рубашку и щипает его соски, он уже не мог. Как не мог и привести разумное объяснение горячему дыханию и влажным укусам, которые он чувствовал на шее (он мог поклясться, что они были на самом деле!).

Эти укусы сводили его с ума, так же, как теплая кожа – его выдумка, – которая, казалось, касалась его повсюду, так же, как глаза с красными искрами, светящиеся где-то над ним.

Его губы судорожно дрогнули, когда он кончил, задержав дыхание. С непристойным взглядом Том слизал капельки его спермы со своих пальцев.

"Твою мать…" – выдохнул Гарри, не в силах оторвать взгляд.

Он, должно быть, совершенно спятил, раз представил такое… Даже просто подумать об этом было сумасшествием.

Но Риддл был чертовски привлекательным…

Гарри зарыл глаза, пытаясь прогнать образ Тома. В его голове крутились тревожные мысли – что, если картинка не пропадет? Что если это не воображение? Что, если Волдеморт понял? И дал знать ему об этом?

Что, если…



Гарри медленно открыл глаза. Его рука была испачкана собственной спермой, которая быстро остывала на воздухе и холодила руку. Поежившись, Гарри огляделся вокруг.

В комнате никого не было. Он просто представил все это. Как ни грустно, это было просто фантазией – Том не появлялся здесь, а тем более не прикасался и не раздевал его.

Гарри снова закрыл глаза и выдохнул, но без облегчения. Он просто мастурбировал, больше ничего.

Собравшись с мыслями, Гарри протянул руку за палочкой, чтобы очистить себя.

С виноватым вздохом он поднялся и оделся, не тратя времени на размышления о расстегнутой рубашке. Гарри не был уверен, что способен сейчас посмотреть в глаза кому-либо из друзей, но все равно направился к выходу.

Из зеркала на двери на него смотрело собственное отражение. Он выглядел разморенным, растрепанным и каждой черточкой излучал сексуальность, с головы до…

У Гарри перехватило дыхание. Он неуверенно поднял руку и провел ей по шее, по красному пятну, красующемуся на ней. Не веря глазам, он тщательно ощупал его.

Факт оставался фактом – у него на шее красовался впечатляющий засос.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni