Игры и развлечения
(Fun and Games)


АВТОР: Amethyst Lupin
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Мерри
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Преподаватели Хогвартса решают разыграть Гарри и Северуса.

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: АУ, фик был написан до выхода шестой книги.

Подарок Яэль на день рождения


ОТКАЗ: Все герои "Гарри Поттера" принадлежат JKR и компании Warner Bros.




Пари

Минерва Макгонагалл тяжело опустилась в кресло и перевела дух. Только что закончившийся педсовет – первый в этом году – совершенно ее измотал. Все собрание Гарри и Северус пререкались из-за каждой мелочи и осыпали друг друга оскорблениями – да кто ж такое выдержит?!

Только что появившиеся в учительской мадам Хуч и профессор Флитвик явно придерживались того же мнения.

– И как вам поведение Снейпа и Поттера? – спросила Хуч

– А вы что, полагали, что Снейп спустит Поттеру хоть какую-нибудь мелочь? Только оттого, что тот сегодня работает первый день? – фыркнул Флитвик.

– Вынуждена согласиться. Оба ведут себя совершенно неподобающим образом, – изрекла профессор Макгонагалл.

– Да они всю жизнь грызлись! И если дальше будет в том же духе, нас ждет трудный год.

– Хорошо еще, если они до мая месяца друг друга не поубивают, – устало заметила Хуч.

– Да недели не пройдет, как они начнут кидаться друг в друга проклятьями, – задумчиво сказал Флитвик.

– Ну нет, побольше все-таки. Но вот через три недели нам точно небо с овчинку покажется, – отозвалась Хуч.

В глазах маленького профессора заплясали бесенята. Он азартно спросил:

– А об заклад побьешься?

– На... 30 галлеонов, – ответила Хуч с озорной улыбкой.

– Принято! Минерва, а ты что на это скажешь?

– Скажу, что поощрять драку между этими двумя – не самая удачная мысль, – твердым голосом произнесла Макгонагалл.

– А кто собирается их поощрять? Смотрим просто. Гадаем, чем все закончится. Считай это маленьким развлечением, – возразила Хуч.

– Ясно, – задумчиво протянула Макгонагалл. – Ну ладно. Ставлю на четыре недели. Но пусть это останется между нами, а то чует мое сердце: Альбус, узнав о нашем разговоре, в восторг не придет.

– Решено, – отозвался Флитвик, и обе женщины кивнули в знак согласия.



Возрождение боггарта

После пари прошло несколько дней. Снейп и Поттер продолжали пикироваться при каждом удобном случае, но до открытого столкновения у них так и не дошло – ни тому, ни другому не удавалось достаточно болезенно задеть противника. Флитвик решил, что их стоит чуть подтолкнуть в правильном направлении – если он хочет выиграть пари. Возможность – в образе двух пятикурсников, сетующих на Снейпа, – представилась очень скоро.

– Вот же урод носатый! Поверишь, иногда я просто мечтаю – вот бы он, на выходе из Большого зала, споткнулся об эту свою мантию, растянулся бы во весь рост, да расшиб бы себе нос. То-то бы вся школа повеселилась, – заливался один из студентов.

Флитвик чуть кашлянул, предупреждая о своем присутствии.

– Профессор Флитвик! Ой, я вас не заметил, – пролепетал студент, явно смущенный, что его поймали в тот момент, когда он злословил об одном из преподавателей.

Флитвик лишь улыбнулся в ответ, желая показать, что вовсе не сердится.

– Знаете, если вы и в самом деле хотите услышать кое-что забавное о профессоре Снейпе, попросите-ка профессора Поттера рассказать о боггарте, с которым он сражался на третьем курсе, – профессор подмигнул пораженным студентам и удалился, по-настоящему гордясь собой.

План его сработал просто превосходно. На следующий день, не успел Флитвик войти в учительскую – дело было в перерыв и его коллеги, включая Поттера, попивали чай, – как туда же ворвался Снейп. Было очевидно, что попадаться сейчас зельевару под руку явно не стоит – убьет и не поморщится.

– ПОТТЕР! – проорал он.

Судя по растерянному виду Гарри, тот явно пытался понять, что же такого натворил.

– Что, Снейп?

– Ты – наглый щенок! Какого черта ты добиваешься, унижая меня перед студентами? Зачем пересказываешь им подобные вещи? – злобно спросил Снейп.

– Я имею полное право рассказывать студентам все, что пожелаю. И кроме того, история, на которую вы намекаете, совершенна безобидна – и действительно забавна к тому же, – ледяным тоном отозвался Гарри после секундного раздумья .

– Имей ты хоть каплю уважения к коллегам, Поттер, ты бы подумал, прежде чем распускать свой длинный язык. Я пытаюсь поддерживать в этой школе определенный уровень профессионализма и не потерплю, чтобы мои усилия пошли прахом из-за твоих «безобидных» историй. И тем более я не должен мириться с тем, что на моих уроках студенты сплетничают о том, подходило ли мне женское платье, – огрызнулся Снейп.

Поттер решительно шагнул вперед и заявил: – Я глубоко уважаю всех своих коллег. И поверьте моему слову: эта история ни на грош не повредит вашей драгоценной репутации. Голову даю на отсечение, что студенты все равно будут считать вас злобным противным ублюдком, которого только в ж... послать.

Снейп даже побагровел:

– Ты за это заплатишь.

– Это что, угроза?

– А как ты думаешь?

Гарри выхватил палочку. Флитвик даже на цыпочки приподнялся от предвкушения, но юноша просто процедил: – Так, с меня хватит, – призвал со стола свои вещи и выскочил из учительской, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Снейп, заметив, что все в учительской не сводят с него глаз, злобно зыркнул, рявкнул: «Ну, чего уставились?» – и тоже ушел.

– Черт, а ведь совсем было получилось, – пробормотал Флитвик себе под нос.

– И почему мне кажется, что ты как-то замешан в том, что случилось? – неодобрительно осведомилась выросшая рядом с ним как из-под земли Макгонагалл.

Флитвик только улыбнулся:

– И ведь почти получилось.

– Почти, да не совсем. Так что ты, похоже, проиграл, – лукаво ответила она, отходя.



Зеленый как слизеринец

После ссоры в учительской Даблдор вызвал и Гарри, и Снейпа к себе в кабинет – «побеседовать». Что он там говорил, какие слова нашел – неизвестно, но ему удалось слегка утихомирить обоих спорщиков. В течение следующей пары недель они время от времени обменивались колкостями и даже ссорились немного, но в целом вели себя достаточно мирно – в сравнении с тем, что могло бы быть, разумеется.

«Чертов Дамблдор, – ругалась мадам Хуч себе под нос. – Третья неделя вот-вот закончится, и что тогда? Проигрывать? Хотя... если Флитвик смошенничал, почему мне нельзя? А что, если... рискованно, конечно, зато наверняка сработает. Что ж, мы достаточно повеселимся на игре Гриффиндор – Слизерин».

В день матча она пришла в учительскую загодя – полюбоваться, как сработает ее гениальный план. Первым появился Снейп – как всегда, мрачнее тучи. Следом за ним показался позеленевший Поттер. Позеленевший в самом прямом смысле этого слова – и волосы, и мантия юноши были приятного зеленого цвета, причем его это, как ни странно, не радовало.

– Снейп, – окликнул он своего вечного противника. Зельевар, обернувшись, разразился хохотом.

– Поттер, ты сегодня собираешься болеть за слизеринцев? – простонал он.

– Я счастлив, что вас так смешит мой вид, Снейп, потому что мне совсем не смешно. Это ж додуматься надо – пробраться в мои комнаты, подлить в мой шампунь зеленой краски и изменить цвет всех моих мантий! Если вы хотели отомстить мне за то, что я рассказал ту историю, то перегнули палку. Я бы никогда, никогда не опустился бы до чего-либо подобного.

– Хотя ты и впрямь выглядишь забавно, я к этому никакого отношения не имею, уверяю тебя.

– Ну да, конечно. И вы считаете, я поверю, что на подобное способен кто-то еще? Вот уж не думаю!

– Поттер, я говорю правду.

– А пошел ты!.. Из-за тебя я не смогу посмотреть матч. Не знаю уж, о чем ты думал, но я этого так не оставлю, – последние слова Гарри прошипел уже стоя в дверях.

Совершенно обалдевший Снейп так и остался стоять столбом. Вид у него был озабоченный.

А Хуч была глубоко разочарована. Представление не удалось – а она-то надеялась, что ее задумки вполне достаточно, чтобы Гарри вышел из себя. Оставалось утешаться лишь надеждой, что у Макгонагалл тоже ничего не получится, и тогда пари будет считаться недействительным.



Весь в отца

Несмотря на то, что Гарри изо всех старался никому не показываться, пока заклятья полностью не сошли, весть о «позеленевшем Поттере» распространилась по школе со скоростью лесного пожара. Так что неудивительно, что Гарри на всех смотрел волком – на Снейпа в том числе. Они постоянно меряли друг другами полными ненависти взглядами, но ни разу не поругались в открытую, и Минерва решила, что небольшой толчок им не помешает – если уж она хочет выиграть пари. В конце концов, раз и Хуч, и Флитвик позволили себе подобное, почему бы и ей не сыграть по тем же правилам?

Мало кто знал, что Минерва по духу была настоящей бумажной крысой и ничего никогда не выбрасывала. Сегодня она искренне радовалась этому. Покопавшись несколько часов в своих запасах, она нашла то, что искала: записку, некогда отобранную у Северуса. Тот написал ее, еще учась в школе, но передать не успел – Макгонагалл в последний момент перехватила послание. Пергамент, поясняющий почему «Джеймс Поттер – самый большой гад во Вселенной» долгие годы ждал своего часа и наконец дождался – если что и заставит Гарри наброситься на Снейпа, то именно такое. Она спрятала записку в верний ящик стола, между школьными журналами, потом проверила еще раз – убедиться, что любой открывший ящик, сразу же заметит заголовок, однако чтобы не было понятно, что листок специально сюда подложили.

На следующий день Макгонагалл, приняв самый озабоченный вид, перехватила Гарри в коридоре.

– Профессор, все в порядке? А то вы вроде как взволнованы чем-то, – заметил юноша.

– Я просто договорилась встретиться с Северусом в учительской и забыла журнал. А заставлять его ждать ужасно не хочется – он в последнее время взрывается из-за любой мелочи, – объяснила она.

– Так давайте я схожу принесу, – предложил Гарри с улыбкой.

– Поттер, ты меня просто спасаешь. Журнал в верхнем ящике. Спасибо!

– Не за что.

Минерва, довольная как налакавшаяся сливок кошка, пошла дальше. Когда она зашла в учительскую, Флитвик и Хуч сидели в дальнем углу, а Снейп примостился у самой двери.

– Минерва, вы хотели со мной поговорить?

– Да, вообще-то. Но ты не возражаешь, если мы сначала чаю попьем?

Резкий жест Северуса явно означал «так иди и наливай себе, раз уж так невмоготу». Минерва возилась как могла, наливая себе чашку. Нужно потянуть время, пока придет Поттер, потому что обсуждать со Снейпом ей абсолютно нечего. Закончив наконец, она медленно подошла к стулу и уселась.

– Ну, так что за срочность? – нетерпеливо спросил Снейп, и в эту минуту в комнату вошел Поттер.

К удивлению Минервы, он вовсе не сердился. Лицо юноши побелело и напряглось, словно он с трудом сдерживал слезы. Ой, нехорошо, как же нехорошо!

– Вот ваш журнал, профессор, – сказал он дрожащим голосом. Снейп взглянул на Поттера, и Макгонагалл поняла, что зельевар по-настоящему встревожен. Ну и ну!

– Поттер, ты плохо выглядишь. Все в порядке? – спросил Снейп, буквально сорвав эти слова у нее с языка.

Поттер повернулся к зельевару и грустно прошептал:

– Я... нам нужно поговорить.

Тревога, написанная на лице Снейпа, стала еще заметнее. Он махнул рукой в сторону зала для заседаний, примыкающего к учительской. Гарри кивнул в ответ, и они вошли внутрь, прикрыв за собой дверь.

– Странно как... что ты с ним сделала? – поинтересовалась с другого конца комнаты Хуч. Минерва подошла ближе к коллегам.

– Просто подсунула Гарри записку, когда-то написанную Северусом. Не думала, что она его настолько расстроит, – взволнованно отозвалась она, чувствуя, как сосет под ложечкой от дурного предчувствия. Все трое довольно долго сидели в молчании, ожидая, пока собеседники выйдут из зала заседаний. Наконец дверь распахнулась. Появившийся на пороге Гарри уже шагнул в учительскую... но стоявший у него за спиной Северус неожиданно схватил его за руку и силой втащил назад.

– Гарри, пожалуйста, не нужно! Не делай этого! Я же тебя люблю, – донесся до них молящий голос зельевара.

– Прости... просто я не могу больше. Розыгрыши эти дурацкие, гадости вечные... с меня хватит. Я и сам не хотел, чтобы получилось именно так, но то, во что превратились наши отношения за последний месяц... это слишком больно, – с этими словами Гарри вырвался и выбежал в коридор.

Северус, абсолютно раздавленный, еще довольно долго стоял на месте, потом, не перемолвившись ни с кем и словом, тоже ушел.

У Минервы екнуло сердце.

– Что же мы наделали? – вопрос был скорее риторическим.

– Я и помыслить не могла, что они вместе... – потрясенно воскликнула Хуч.

– Это мы во всем виноваты. Гореть нам за это в аду, верно? – пролепетал еще более потрясенный Флитвик.

– Точно, – согласилась Хуч.

– Нужно поговорить с ними,– решила Минерва.

– Только не сейчас. Пусть остынут немного, – возразил Флитвик.

– Завтра, после ужина, в моем кабинете. Может, у нас получится все исправить, – решила Макгонагалл. Двое других преподавателей кивнули в знак согласия. Одна беда: ее никак не оставляло опасение, что нанесенный ущерб уже ничем не поправить.



Чудо-мальчик наносит ответный удар

Минерве казалось, что день этот никогда не кончится. Чувство вины ело ее поедом. Каждый раз, сталкиваясь с Гарри или Северусом, она чуть не плакала – оба выглядели настолько несчастными, а виновата во всем она. Только бы удалось их помирить!

К кабинету все подошли практически одновременно. Вошли внутрь и молча расселись.

– Минерва, не могли бы вы побыстрее со всем покончить? Был бы вам очень признателен, а то я не слишком хорошо себя чувствую, – заметил Снейп, всем своим видом подчеркивая, что кабинет заместительницы директора – последнее место, где ему хочется находиться. Минерва кивнула, показывая, что понимает его чувства.

– Гарри, Северус... мы должны кое-что рассказать вам.

И тот и другой с интересом взглянули на нее. Минерва, с трудом выдавливая из себя слова, рассказала о пари и о том, что сделали его участники.

– Простите, простите нас, но мы и подумать не могли, что вы любовники.

– Как вы могли? – потрясенно воскликнул Гарри, когда она закончила.

– Мы же не знали, – промямлила Хуч.

– Мы вовсе не хотели причинять вам боль, – прибавил Флитвик.

– Но ущерб все равно уже нанесен, – пробормотал Снейп, впиваясь в Гарри долгим взглядом и пытаясь – безуспешно – встретиться с ним глазами.

– Да кто дал вам право вмешиваться в нашу жизнь подобным образом? Я верил вам во всем, я уважал вас. И это то, что я получил в ответ? Я... какая гадость! – неожиданно вспылил Гарри.

– Гарри, Северус, поверьте, нам действительно очень жаль. Мы все отвратительно себя чувствуем... имей я возможность открутить время назад и все переиграть, я бы так и поступила, – расплакалась Минерва.

– Простите, – всхлипнула Хуч, прикрыв лицо руками. Покрасневший Флитвик просто уставился в пол.

– Ну что ж, мы тоже должны вам кое в чем признаться, – заявил Снейп, пристально глядя на Гарри.

На этот раз тот не стал отворачиваться и после недолгого молчания кивнул.

– Мы знали о пари с самого начала, – сказал Снейп

– Я подслушал ваш разговор после первого педсовета, – негромко продолжил Гарри. – Все это время мы только притворялись, что ссоримся. Мы вас попросту разыграли. В конце концов, если вы сочли возможным вмешиваться в нашу жизнь, то почему бы не ответить тем же?

Макгонагалл, Флитвик и Хуч ошеломленно посмотрели на своих коллег. Гарри нежно поцеловал Северуса в щеку.

– Никто никого не обидел, так что все в порядке, – добавил он. Минерва облегченно вздохнула, Хуч слабо засмеялась, Флитвик улыбнулся.

– И слава Мерлину, – выдавила Минерва.

– Что верно, то верно, – согласился Флитвик.

– Мы это заслужили, – добавила Хуч.

– Заслужили, вот именно. А теперь нам с Гарри пора спать, уж извините, – заключил Северус, и парочка ушла.

– В жизни больше не стану биться об заклад, – воскликнула Минерва сразу после их ухода.

– Воистину так, – подхватила Хуч.

– А я заявляю, что не пройдет и недели, как вы снова заключите пари. Спорим? На десять галлеонов? – ухмыльнулся Флитвик.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni