Жизнь продолжается
(After Everything, Now This)


АВТОР: Annette G
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Мерри
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Сумеет ли Снейп помочь Гарри справиться с призраками прошлого?

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Изнасилование, Non-Con.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ЖАНР: Hurt-Comfort.

Подарок Дестри на ДР.


ОТКАЗ: Все права принадлежат Дж.К.Р. и компании Warner Bros




Спал Гарри мало. Стоило ему только задремать, как он начинал вертеться, борясь с населявшими его кошмары демонами. Иногда до Снейпа долетали тихий стон или отчаянное «Нет!» – и это означало, что ворочающийся с боку на бок юноша вновь потерялся во тьме сновидения.

Снейп знал об этой тьме. Знал, откуда она взялась и почему.

Он это видел. Он это допустил.

Гарри никогда не говорил об этом. Ни с друзьями, ни с зельеваром – они были любовниками вот уже два года. Впрочем, Снейп и так все знал – знал все, что произошло с юношей перед тем, как Волдеморт был окончательно повержен. И окклюменция для этого была не нужна.

Произошло то, что рано или поздно случалось со всеми пленниками Волдеморта. Мужчина, женщина – для Темного Лорда разницы не было. Он насиловал любого.

Снейпу мучительно хотелось избавить Гарри от подобной судьбы, но он знал: эта попытка будет концом его карьеры шпиона... и жизни заодно. И неважно, сколько раз юноша повторил, что не винит его в случившемся, – зельевар все равно знал, что это ложь.

Он позволил этому произойти. Позволил Волдеморту надругаться над Гарри. Как можно простить такое?

– Гарри, – тихонько прошептал Северус, не касаясь юноши. Недавно зельевар попробовал потрясти его, чтобы разбудить, – полученные синяки не сошли и до сих пор. Гарри тогда набросился на него, приняв за Волдеморта из своих кошмаров.

Неудивительно, что юноша защищался кулаками, а не воспользовался магией. Ведь магия не спасла его от Волдеморта, от того, что тот с ним сделал. Да и с самим Лордом тоже было покончено без ее помощи.



Изнасилованный Гарри безжизненно растянулся на полу. Волдеморт уже сломал его палочку и теперь два безполезных обломка дерева валялись рядом.

И тут Снейп точно вырвался из транса. До этого он просто стоял, наблюдая, как Волдеморт насилует его Гарри, его мальчика, к которому до сего дня не прикасался никто, кроме самого Северуса, его первого любовника.

Но сейчас он взревел, словно берсерк, и принялся кидать проклятьями направо и налево, безжалостно уничтожая стоящих вокруг Пожирателей Смерти. Он не мог, не желал терпеть такое и дальше – все то, что они сотворили с Гарри, с ним самим, – он покончит с этим раз и навсегда. Волдеморт ошарашенно взглянул на него, точно не веря, что кто-то из сподвижников осмелился предать, и попытался наложить разоружающее заклятье, но не успел – Снейп попросту вцепился своему бывшему господину в горло. Ах, какое это было удовльствие – слышать, как захрустели и переломились под пальцами кости шеи... Волдеморт попросту не ожидал физического нападения и не озаботился тем, чтобы предотвратить его.

И умер. И его смерть означала свободу Гарри.

Вот только свободы юноша не получил. Кошмары не прекращались, напротив – с каждым днем, казалось, они становились лишь сильнее, и Снейп не знал, чем помочь.

Мало того, что зелье Сна-Без-Снов вызывало привыкание – оно еще и не действовало на Гарри, поэтому приходилось обходиться без него.

– Гарри, – снова окликнул любовника Снейп, и снова тщетно. Он с грустью оглядел юношу, одетого в синюю футболку и зеленые пижамные штаны. Одежда была еще одним признаком того, как все изменилось после изнасилования. Зельевар уже не помнил, когда в последний раз видел любовника обнаженным.

Одежда юноши прилипла к телу, лицо блестело от испарины. Ноги подергивались – так, словно он, в своем сне, пытался убежать от чего-то.

Снейп лег на спину и уставился в потолок. Гарри пододвинулся чуть ближе, но не прижался. От юноши исходили волны жара. Да, разводить огонь в камине точно не было нужды.

Он задремал, было, но тотчас подскочил от раздавшегося рядом вопля. Быстро засветил факел и оглянулся на делящего с ним ложе.

– Северус? – в широко раскрытых зеленых глазах медленно таял ужас. – Почему ты меня не разбудил?

– Я пытался, Гарри. Просто я не хотел... тебя трогать.

– Я знаю, – пробормотал Гарри, пытаясь соскочить с постели и снова падая из-за обмотавшегося вокруг ног одеяла. – Ты не прикасаешься ко мне с тех пор, как... с тех пор... – Он сердито вытер появившиеся на глазах слезы: – Почему ты все еще здесь?

– В Хогвартсе?

– В моей постели, – пояснил юноша.

– Ты хочешь, чтобы я ушел? – прошептал Северус.

– Какая разница, чего хочу я? Этого ведь ты хочешь, разве нет?

– Гарри... я не понимаю, о чем ты.

– Тебе ведь не хочется быть тут. Ты меня даже не целуешь. Считаешь, что я замаран, изгажен тем, что со мной сделали. Брезгуешь прикасаться ко мне.

– Гарри, нет! Все совсем не так. Я просто боялся, что тебе неприятны прикосновения – вот и не хотел еще больше тебя мучить. И ждал, когда ты снова захочешь...

– А если не захочу? Если я вообще больше никогда не захочу близости? Ты все равно бы остался?

– Конечно.

– Я тебе не верю, – рявкнул юноша, выпутавшись наконец из одеяла и понимаясь с постели.

– Можешь не верить – это мало что меняет. Я останусь с тобой даже в том случае, если у нас никогда не будет больше физической близости. Ты что, думал, что именно это удерживает меня рядом с тобой? Секс?

– Да, – похоже, уверенность Гарри слегка поколебалась. – А разве тебе не это нужно?

– Гарри, а чем же, по-твоему, были два последних года? Или ты думаешь, что я тебя не люблю? Не влюблен в тебя?

– Ты меня любишь? – ахнул юноша. – Но ты этого никогда не говорил.

– Не говорил. Потому что считал, что это и без слов видно. А ты, Гарри? Ты тоже никогда не говорил мне о своих чувствах. Или для тебя это своего рода забава?

– Я был влюблен в тебя до одури. И молчал только потому, что думал: ты не захочешь этого слышать и просто сочтешь меня влюбчивым подростком.

– Гарри, тебе девятнадцать лет. И ты именно влюбчивый подросток, чему я очень рад. А теперь выкладывай, что происходит в твоей бестолковой голове.

– Что? Ты не хочешь взглянуть сам? – это прозвучало резко, но губы Гарри растянулись в легкой улыбке. Сколько же времени прошло с тех пор, как Северус в последний раз ее видел...

– Нет. Я не хочу лезть тебе в душу.

– Я думал, что неприятен тебе. Что ты не хочешь меня больше – после того, что я позволил ему сделать с собой.

– Прекрати, Гарри. Ты ничего ему не позволял. Это и называется изнасилованием – тебя заставили сделать что-то против твоей воли. Он мертв. И больше никогда не причинит тебе боли.

– Я знаю. И сам не хочу, но иногда не получается не думать, – Гарри взглянул на себя и неожиданно рассмеялся. – Господи, ну от меня и воняет. Надо бы душ принять.

– Гарри, а можно... можно, я тебя вымою?

– Зачем? – удивленно вздернул брови юноша.

– Я просто хочу что-нибудь сделать для тебя. Хочу, чтоб тебе стало легче.

Одна-единственная ванна всех ран, конечно, не излечит, но может, хотя бы станет началом исцеления – по крайней мере, Снейпу хотелось на это надеяться. Несмотря на то, что в сделанном предложении не было никакого сексуального подтекста, юноша все равно оставался натянут как струна. И Северусу просто хотелось, чтобы тот вновь примирился с собственным телом.

Гарри резко кивнул и направился в ванную. Чуть замешкавшийся Снейп, войдя туда же, обнаружил, что Гарри сжался в углу и исподлобья глядит на ванну, точно ожидая, что та в любой момент оживет и кинется на него.

– Может, разденешься, пока я наполняю ванну? – предложил Северус, отвернувшись – чтобы лишний раз не смущать любовника. Взял с одной из полок лавандовое масло – замечательно расслабляет сведенные мышцы! – и добавил в воду. Пены, правда, оно не давало, но Гарри и не любил пенных ванн. Как-то раз он признался Снейпу, что они слишком напоминают ему о Дурслях.

Северус распрямился, потянулся немного и обернулся. Сердце заколотилось где-то в районе горла. В первый раз за полгода – с момента смерти Волдеморта, – он видел Гарри обнаженным.

Юноша был невероятно красив. Нет, Снейп знавал немало интересных мужчин, но не было никого прекраснее Гарри. Он понимал, что видит красоту любовника через призму своего восприятия, но сейчас был просто ослеплен открывшейся ему нагой плотью.

Гарри не отличался большим ростом, но был очень пропорционально сложен: широкие плечи, выпуклая безволосая грудь, тонкая полоска волос на животе, спускающаяся от пупка к паху и превращающася в более густую поросль вокруг члена... накачанные, но не толстые бедра – наследие квиддичных тренировок... Снейп торопливо поднял глаза и снова встретился со взглядом любовника.

Как хорошо, что тот не пытается укрыться от острожного разглядывания. Так и смотрел бы, не отводя глаз, на него, на это волшебное создание, только что признавшееся ему в любви – Снейп и представить себе не мог, что такое может произойти.

– Ну что? Давай, забирайся внутрь, – поторопил он.

Гарри кивнул и влез в ванну. Уселся, прижав колени к груди – так, что видно было только спину. Северус, устроившись рядом с бортиком, взял губку и как следует намылил ее прежде чем прикоснуться к шее и плечам любовника. Тот съежился было, почувствовав прикосновене к обнаженной коже, но постепенно расслабился.

Снейп осторожно прошелся губкой до поясницы, не рискуя спуститься ниже. Юноша блаженно вздохнул и растянулся в ванне, положив руки на бортики.

– Ты еще спереди не мыл, – заметил он с легкой улыбкой.

Зельевар улыбнулся в ответ и принялся снова намыливать губку. Но Гарри вырвал ее у него из рук и покачал головой: – Нет. Я хочу, чтобы ты руками меня вымыл. Хочу почувствовать на себе твои руки.

– Гарри, ты уверен? – Снейпу больше всего на свете хотелось выполнить эту просьбу, но он желал убедиться, что любовник этого действительно хочет. Речь тут не о нем – о Гарри.

– Да. Пожалуйста, – юноша спустился еще ниже, всколыхнув воду – она выплеснулась на пол, на Снейпа, но того сейчас меньше всего беспокоил беспорядок. Гарри захотел, чтобы Северус прикоснулся к нему, позволил себя коснуться.

Взяв в руки кусок мыла, зельевар окунул его в воду, намылил руки и принялся размазывать пену по шее, а потом и по плечам юноши. Мыльные ладони легко скользили по влажной коже, и ему казалось, что он прикасается к бархату. Теплый бархат, мягко вздымающйся от дыхания, топорщащийся, когда руки движутся ниже, к груди, нежно кружа вокруг сосков, но не касаясь их...

Снейп медленно оглаживал бока любовника, наслаждаясь ощущением Гарри под своими ладонями. Это чувство... точно наркотик, и вызывает такое же привыкание. Ладони уже высохли – пришлось добавить еще мыла, но через несколько секунд он уже снова потянулся к юноше.

На этот раз он аккуратно приподнял ноги Гарри – сначала одну, потом и другую, – и принялся мыть ступни. Тщательно намылил подъем, аккуратно прошелся между пальцами. Гарри хихикал и пытался вырвать ногу – он ужасно боялся щекотки. А Снейп тем временем продолжал, уже ведя ладонями по щиколоткам и выше, к бедрам.

Когда зельевар добрался до паха, у юноши, уже возбужденного донельзя, перехватило дыхание, но вырываться тот не стал, только прохрипел:

– Господи! Я и не думал, что я когда-нибудь смогу возбудиться.

Снейп остановился, не уверенный, что именно нужно любовнику. Да, тот возбужден – но хочет ли он продолжать?

– Гарри? – невысказанный вопрос повис в воздухе, но Гарри, похоже, понял, что имел в виду Северус.

– Пожалуйста... поласкай меня...

Зельевар, не заставив просить себя дважды, обхватил налившийся кровью ствол. Он хорошо помнил, какие ласки нравились Гарри – только бы тому до сих пор нравилось то же самое! Ладонь легко двигалась по скользкому от мыла и смегмы, подрагивающему от возбуждению члену. Юноша прикрыл глаза; длинные ресницы отбрасывали причудливую тень.

Снейп продолжал ласкать любовника, внимательно наблюдая за его реакцией. Тот покраснел – явно не от горячей воды, – и вцепился руками в бортики; тело его изогнулось от наслаждения.

– Еще! – простонал Гарри. – Пожалуйста… еще…

Северус склонился еще ниже и вобрал в рот напряженную плоть. Слизнул каплю смегмы с головки, застонал, почувствовав знакомый вкус. Собственные пижамные штаны неожиданно оказались очень тесными, но сейчас это было не так важно. Главное – не отвлекаться от Гарри.

– Северус... господи!

Юноша стиснул голову любовника, вцепившись ему в волосы, но Северус лишь принялся сосать сильнее, не обращая внимания на боль, чувствуя, как напрягается член, заполняя, кажется весь рот, и понимая, что Гарри вот-вот кончит.

– Северус... я сейчас... – юноша попытался отстраниться, оттолкнуть его голову, но Снейп не отодвинулся. Он хотел этого – хотел, чтобы Гарри кончил ему в рот, хотел ощутить вкус любовника на языке, глубоко в горле...

– О, Господи! О!.. о-о! – вскрикнул тот и Северус почувствовал, как член обретает каменную твердость, прежде чем излиться в жаждущий рот. Всплеск, другой, третий – Снейп не остановился, пока не высосал Гарри досуха.

Юноша, слабо улыбнувшись, вновь растянулся в ванне: – Знаешь, у меня сейчас такое чувство, будто из меня все кости вытащили.

– Ну, пока рядом не крутится кто-нибудь вроде Локхарта, ничего страшного, – улыбнулся Северус в ответ.

– Спасибо, Северус. Но похоже, мы забыли про тебя.

– Да все в порядке, – отозвался зельевар. – Ты ничего не должен делать. Я и сам могу с этим справиться.

– Уверен, что сможешь. Но разве не приятнее, когда этим занимаюсь я?

– И что ты предлагаешь?

– Предлагаю, чтобы ты разделся и тоже залез в ванну – рядом со мной – прежде, чем я тут усну.

– А потом?

– А потом – посмотрим, – усмехнулся Гарри

– Стоит начинать бояться? – осведомился зельевар.

– И еще как стоит, – согласился Гарри. – Не так уж часто выпадает случай заняться волосами профессора зельеварения.

Северус приподнял бровь, но тут на его пах, на покрывающие промежность жесткие волосы выплеснулось изрядное количество шампуня, и недоуменное выражение лица сменилось потрясенным.

Ночь обещала быть интересной.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni