Рыбалка

АВТОР: Karboni

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: День, лес, озеро, лодочка и ловля рыбы. Больше ничего не происходит:)






Осень хрустела под ногами опавшей желтой листвой и сухими прутиками. Сентябрь выдался теплым и ласковым, словно отдавал жителям Хогсмида долги за промозглое шотландское лето. Небо радовало глаз синевой, рябина красными ягодами, а вода озера в трех милях от деревни, удивляла случайных путников распустившимися, вопреки всяческим законам природы, лилиями. Лес, раскинувшийся вдоль заброшенной дороги, благоухал терпким грибным запахом и свежестью близкого водоема.

Первое воскресенье начала учебного года было прекрасно. И как славно можно было провести его в замке, за книгами, вином и любовью, а не топать Мерлин знает куда, за пылающим энтузиазмом Поттером, думал мрачный Драко Малфой, с тоской оглядывая свои ботинки, покрывшиеся за время прогулки слоем грязи, мелкими травинками и серыми пятнами паутины.

Каждая мания Поттера начиналась вполне невинно. Его любовь побывала в книжном магазине, и вместо очередного фолианта на тему, "Вопросы и проблемы современного квиддича", приобрела толстый томик с красивым окуньком на обложке и надписью "Ужение рыбы в пресноводных водоемах". Ничего плохого Драко не заподозрил, пока, передвигаясь по дому, не стал находить в самых неожиданных местах длинные тонкие палки, удочки, как объяснил Гарри, разноцветные круглые колпачки и конусы, острые загогулинки, впивающиеся в интимные места, при каждой попытке устроиться в кресле, поплавки и крючки, снисходительно просветил его мерзкий Поттер, отдирая блестящий завиток от задницы негодующе вопящего Драко, и живую омерзительную массу в жестянке из-под кофе, которую его сожитель выхватил из занесенной над окном руки с трагическим воплем, "Не смей, это же опарыш!!!".

Первый раз Гарри отправился на рыбалку один. Вернулся мокрый, довольный и без рыбы. Объяснил, что улов, который не вместился в спичечный коробок, он отпустил, а коробок с особо крупными экземплярами потерял. Драко заподозрил недоброе. Всю неделю, Поттер с пеной на губах и пузырями восторга вещал знакомым, которых удавалось заставить слушать бред, о прелестях рыбной ловли, развлечения хоть и магловского, но безумно увлекательного. Первой жертвой рыбацких рассказов пал профессор Люпин. Оборотень мучался совестью, что все прошедшее время в борьбе с Воландемортом и прочих праведных трудах, он не уделял сыну покойных друзей должного внимания. Наверстывая упущенное, Ремус старался почаще проводить время с юношей, потакая всем идиотским затеям Гарри, чем доводил до бешенства не только Драко, но и собственного спутника жизни, знатного зельевара и кавалера ордена Мерлина всех степеней, профессора Снейпа.

Короче, на вторую рыбалку они отправились вместе. Снейп, в этот день совершенно случайно, был в Лондоне, консультируя министерство, по проблемам магического образования. Рыбаки вернулись за полночь, поймав на двоих маленькую рыбку, от которой гордо отказалась даже Миссис Норрис. Однако, безумный огонек зажегся и в трехцветных глазах оборотня. Драко занервничал еще сильнее.

Говорить с Поттером о чем-то, кроме блесен, спиннингов, телескопов, уховерток, клева, лесок и уже упомянутых крючков, становилось все безнадежнее. Третьей жертвой маньяка Поттера пал самый здравомыслящий из знакомых Драко, человек, безупречно понимавший младшего Малфоя - Грегори Гойл. На очередной рыбалке приятели поймали три рыбки, и одна из них, "Мой карасик!", восхищенно надрывался Гарри, мало того, что имела размер с ладонь Люпина, но и была благосклонно принята Миссис Норрис. Ревнивый Драко забеспокоился еще сильнее. Весь день прошляться Мерлин знает где, явиться с тремя рыбками, в пароксизме счастья, и поцеловать его со словами "Мой подлещик"? Если Гарри рыбачит, то почему от всех троих разит огневиски? И хихикают они подозрительно, и выглядят, будто в грязи кувыркались, а эти заговорщицкие взгляды и шепот "дешевая лодка", "очень удачно" "ничего, что подтравливает???"

Драко задумался и побежал ябедничать к героическому зельевару, так удачно вернувшемуся из очередной своей поездки. Снейп выслушал, надменно сдвинул брови, высокомерно заявил, что ревность, отвратительное, унижающее достоинство чувство. Что он, Снейп, никогда не ревновал своего Люпина, и полностью ему доверяет. Но, поскольку там мокро, если он все понял правильно, и Поттер, представляющий своими безумными затеями реальную опасность живому организму, сложнее улитки, он, Снейп, считает своим долгом сопровождать Люпина на эту, как изволил выразиться Драко, "рыпалку". "Рыбалку", поправил юноша, ошарашенный таким простым решением проблемы.

В результате вышеизложенного диалога, Драко шагал в хвосте процессии, и искренне жалел, что вовремя не отказался от плана, в момент, когда счастливый Поттер душил его в объятиях от восторга перед сочетанием любимого человека и любимого занятия.

Первым бежал Дракончик, после долгих сомнений Гарри, взятый на рыбалку первый раз. Собака заливалась счастливым лаем, упоенно охотилась за птицами и лягушками, не забывая, однако, своих обязанностей охранника, выраженных в злобном рычании на пни и профессора зельеварения, которого по каким-то своим песьим причинам терпеть не мог, Снейп безосновательно считал это потусторонним влиянием на животное сгинувшего Блека.

За Дракончиком бодро шагал вернувшийся к преподаванию, оборотень. За период совместной жизни со Снейпом, Ремус расцвел, поправился и мало чем напоминал больное, истощенное и измученное существо, времен борьбы ордена и неудачного жениховства. Он бодро тащил огромный зонтик от солнца, складное кресло, большую плетеную корзину, набитую котелками, продуктами, сменой одежды, и профессора зельеварения.

Снейп, угрюмый и недовольный, надрывался под малым медицинским набором, позаимствованным у мадам Помфри. Запасом зелий, хранимых в этом наборе, можно было с успехом вылечить половину взрослого населения Хогсмида, а второй половине, по крайней мере, облегчить страдания. Не возникало сомнений, что Северус готов к любому исходу невинной прогулки, если в ней участвуют два гриффиндорца и ненормальная собачонка. Счастья от близости ненаглядного оборотня, на лице профессора не наблюдалось и в помине. А Люпин умудрялся крепко держать потного зельевара за рукав, то ли боялся, что тот сбежит, то ли, что споткнется о какую-нибудь корягу, и трещать без умолку о пользе физических упражнений, неземной прелести увядающей природы, очаровательной погоде, радости, которую получит Снейп, приобщившись к чудесному искусству рыбной ловли.

За трогательной парочкой шел утыканный удочками, как дикобраз иглами Гарри, бережно, словно кубок школы, неся в руках пятилитровую жестянку с червяками. Изредка он оборачивался и посылал несчастному Драко сияющие улыбки, и чмокал губами, наверное, намекал, что пылает страстью, и даже поделится «опарышем». За Гарри, весело мыча, топал Гойл. Впрочем, каждый раз, когда приятель Драко оказывался на безопасном расстоянии от своей драгоценной половины, миссис Гойл, его настроение взлетало на заоблачные высоты. Грегори был гружен, как нефтеналивной танкер, пах точно также и при каждом шаге то мелодично звякал, то весело булькал содержимым необъятного вещмешка. Драко загрустил, в этой вакханалии всеобщего счастья, он чувствовал себя инородным телом, пастухом на таинственном бараньем празднике, когда стадо бросить нельзя, а присоединиться к торжеству, нет никакой возможности.

- Гарри!!! Долго еще? Почему нельзя аппартировать? Мы на метлах уже раз пять долетели, - заныл юноша.

- Почти дошли, Драко, не жалуйся, профессор Снейп, на что суровый, и то молча идет, - ответил вместо Гарри Гойл, - рыбалка - удовольствие магловское, и магией мы пользоваться не будем.

- Гойл прав. Даже вредный, противный, зануда плетется за профессором Люпином, как бладжер за охотником.

- Не так быстро - фыркнул Драко.

- Так же неотвратимо, - вздохнул Гарри, и недовольно посмотрел на маячивших впереди учителей. - И что профессор Люпин в нем нашел?

- Безбедную и сытую старость, может быть? - проявил тонкое знание психологии Гойл. Гарри распалился.

- Еще скажи спокойную и уверенную будущность, - очкарик гневно потряс банкой с червяками, - он скользкий тип, ему нельзя верить!

- Ой, ли, - съехидничал Драко.

- Можно, но не хочется, он самый отвратительный…

- Гарри, - предупредительно зарычал Гойл.

- …уродливый, и…мы пришли? Способ ловли. Сети. Мы о рыбалке беседуем.

- Надеюсь, - у профессора было лицо человека, ненароком влезшего в навозную кучу, - надеюсь, что о рыбалке. Мы пришли?

- Почти, нам осталось переплыть на ту сторону озера, - Ремус отпустил рукав Снейпа, и принялся складывать скарб на берегу.

- Ты с ума сошел, Люпин! Холодно, плавать я не умею, а вещи? Как ты собираешься поступить с вещами? - Гарри довольно хрюкнул, представив профессора зельеварения с зонтиком в зубах бороздящего водные просторы. Снейп, догадавшись, что, скорее всего, представил Поттер, позеленел от злости. - Хотя, если сначала эксперимент проведут на бесполезных членах магического мира, - Ремус натянуто улыбнулся,

- Хорошо, что среди нас таких нет, да, Северус? - Зельевар издал несколько нечленораздельных звуков, которые даже человек с богатым воображением, вряд ли принял за согласие и повернулся к компании спиной.

- Зачем нам на ту сторону? - повертел головой Драко, - тут лес хороший, сухой, подход к воде удобный, зачем куда-то плыть?

- Драко, никогда не старайся постичь логику гриффиндорцев! Это напрасный труд для человека, думающего головой, у них для мыслительных процессов существует совсем другой орган! - Снейп развернулся и победно оглядел слушателей. - Задница!

- Вам повезло, профессор, - поймал подачу Драко, - я думающих экземпляров вообще не видел.

- Северус, ведешь себя отвратительно. Мы с Гарри можем подумать, что ты, имеешь в виду, нас.

- Не подумаете. Вам надо силы экономить, для рыбалки.

- Я тоже глубоко восхищаюсь вами, профессор. Чем вы дальше, тем сильнее восхищаюсь.

- Мы пришли ловить рыбу, - напомнил здравомыслящий Гойл, - у нас есть лодка, - в голосе молодого человека слышался восторг собственника. - Большая. Вы закончили пререкаться?

Гарри развел руками, мол, управлять стихиями и Снейпом, ему не дано, и грустно заметил,

- Пошли, Гойл, приятно видеть, что Слизерин не только аспиды заканчивают.

- Что ты сказал? С кем меня сравнил? Как ты можешь? Я ради тебя подвиг совершил!

- Ты поговорил с родителями?! - Драко покраснел.

- Подвиг, а не самоубийство, Поттер. И, - юноша решил свернуть со скользкой темы, - вы хоть что-то делать собираетесь?

- Стойте! А где Люпин? Я на секунду отвернулся! Да что это такое! - Снейп всегда очень трепетно относился к своему имуществу, и пропажа предмета, одновременно абсолютно бесполезного в хозяйстве и категорически необходимого для душевного спокойствия зельевара, в один миг ввергла последнего в крайнюю степень ярости. - Это все ты, Поттер!

- Что я? - огрызнулся Гарри, - Я не вмешиваюсь в личную жизнь профессора Люпина! Хотя мне очень хочется!

- Чего тебе хочется? - взвился Драко.

- Мы пришли ловить рыбу, или утерянных оборотней по лесу собирать? - резонно поинтересовался Гойл.

- Верните мне моего Люпина, или я никуда не поеду! Никто никуда не поедет! Пока я не получу Люпина назад! - Профессор побледнел и сжал костлявые кулаки, - где ваша никчемная собака? Она способна принести пользу??? Кроме бестолкового гавканья и порчи чужого имущества?

"Хрясь!" профессор взвыл и посмотрел вниз. У его ног, источая фальшивое дружелюбие, виляла тонким хвостиком "никчемная" собака. В блужданиях по лесу, Дракончик нашел палочку, толщиной с самого упитанного бультерьера и длиной с "Молнию" Гарри. Бывшие до прогулки белыми, лапки нетерпеливо переминались, и весь вид песика говорил "Ты звал меня поиграть? Я принес палочку, ах какой оказывается профессор Снейп душка, а не гад ползучий, как думали мы с хозяином".

- Что он делает? Немедленно уберите от меня эту тварь! Пусть ищет мне Люпина! - взорвался профессор.

- Пусть ищет кого угодно, мы же рыбу пришли ловить, - угрюмо бубнил Гойл.

- Посмотри, на кого ты похож! Грязный, слизкий, вонючий!

- Как вы смеете, Поттер!

- Профессор, - довольно оскалился Гарри, - вы самокритичны, но сейчас я имел в виду Чики.

- Я убью его, ваша мерзкая собака тычет в меня этим бревном, вместо того, чтобы искать Люпина! - Снейп кровожадно оглядывал Гарри и Дракончика, прикидывая, с кого начать выполнение обещания.

- Просто киньте ему палочку, к чему весь этот шум, он играет, милый песик, Поттер, заткнись! - недолго думая, Драко поднял дубину и метнул на манер копья в сторону озера. - Чики, нет! Не лезь в воду, мы найдем другую палочку!

- Ты псих!!! - хором завопили Гарри и Грегори, - ты нам всю рыбу распугаешь! Это ты собаку взял сюда!!! Мы будем, рыбачить или нет!

- Поттер! Все зло от тебя! Мое терпение не беспредельно! Почему из-за какого-то оборотня я должен терпеть твое присутствие! Куда ты дел моего Люпина???

- Чики, ко мне! Чики, утонешь! - надрывался Драко. Тут ближайшие камыши зашуршали. Оттуда выплыла старая деревянная лодка, на веслах сидел Ремус. Через мгновенье нос судна мягко коснулся берега.

- Вы так кричали, что…Северус, зачем в воду? Стой! Я сам вылезу, все нормально. Ну, что ты делаешь? Промок…Со мной все хорошо, давай, осторожно! Ты лодку опрокинешь, я держу тебя, вот моя рука, да что такое, - и шепотом, - ну куда я денусь? Успокойся, пожалуйста, я не уйду, все, - оборотень усадил трясущегося от переизбытка эмоций зельевара на носовое сидение, тут же получив свою порцию гнева.

- Мне нет дела, где ты шляешься Люпин! Я совсем не волновался. Тебе наплевать на все. Ты забываешь принять аконитовое зелье. Ты ничего никогда не помнишь! Тебе нужно поесть. Выпить капли от простуды. Почему я должен заботиться о таком безответственном типе, как ты, Люпин?

- Я не хочу есть и не простужаюсь, Северус, - Люпин кротко выливал воду из насквозь промокших ботинок профессора зельеварения.

- У профессора Люпина скоро щеки из-за спины видны будут, - захихикал довольный Драко, - Гарри, куда ты меня тянешь? В воду? В это корыто???

- Гойл, помоги Драко! Отлично! Теперь лезь сам, лезь, я оттолкну! Справлюсь, здесь хороший спуск!

- А!!! Гойл!!! Ты меня чуть не раздавил!

- Берегитесь!

- Люпин! Он перевернет эту лоханку!

- Мы утонем!

- Уф…Уселся? Все?

- Профессор Люпин, вы рядом со мной не поместитесь.

- Держи весла, Грегори, я сяду с Драко. Тесновато, конечно.

- Люпин, сядь со мной!

- Профессор Снейп, нельзя мы перевернемся, толкай Гарри!

- Хвала Мерлину, отчалили.

- Я уже не верил. - Гойл сделал три могучих гребка.

- Стойте! А я??? Вернитесь! - Забытый на берегу Гарри лопался от праведного возмущения.

- Гойл, вернись! Немедленно! Гарри, мы плывем к тебе!

- Уже приплыли, - бубнил мрачный Грегори, - туда-сюда, мы что, кататься приехали?

- Гарри садись с Северусом.

- Люпин! Этого еще не хватало!

- Профессор, я еще в своем уме, он меня утопит!

- Люпин, сядь со мной, а Поттер пусть идет к Драко.

- Мы перевернемся, - продолжал попытки обнаружить чужой здравый смысл Гойл, - профессорами вперед.

- Есть еще вариант, - оживился Снейп, - мы с Люпином останемся на этом берегу.

- Северус, ты предлагаешь неудачное решение проблемы. За время нашей посадки вся рыба уплыла к тому краю озера.

- Люпин, ты думаешь, после нашей высадки на том берегу останется живность? Или планируешь гоняться за ней на лодке? Оригинальный способ.

- Мне все надоело, - разозлился Драко, - к профессору Снейпу могу сесть я. А Гарри, пусть идет к вам. Только гриффиндорцы могут час спорить, как преодолеть сто метров.

- Великолепный план! Какой же ты умный, Драко! - Гарри восхищенно улыбнулся и, не дожидаясь, когда Драко освободит место, полез на корму.

- Ой!

- Ай!

- Твою мать!

- Гарри, осторожнее!

- Качается! Она качается!

- Драко, держись!

- Слезь с моих коленей, Малфой! Минус двадцать баллов… Гриффиндору за проваленную подготовку рыбалки!

- Поплыли уже! - лодочка жалобно крякнула и, низко осев, двинулась к противоположному берегу. На этот раз Гойлу удалось сделать гребков пять. На шестом, рыбаков догнал леденящий душу вой. Дракончик метался по берегу и жалобно звал двух негодяев, не достойных высокого звания хозяев собаки.

- Чики! Мы забыли Чики!

- Приплывет, он собака или кто?

- Промокнет! Утонет! Чики стоять!

- Может ассио, и проблемы сняты?

- Сколько раз говорено, никакой магии! Гойл, поворачивай.

- Кстати, - вдруг заметил Снейп, - вещи тоже остались на берегу.

- И удочки, - довольно захихикал Драко. Лодка повернулась, и направляемая могучим Гойлом, достигла берега.

- Ну, и зачем ты причалил носом? Думаешь, их высочества соизволят сойти на берег и грузить наш рыбацкий инвентарь?

- Ничего страшного, Гарри, я выйду и все закину, - Ремус встал и стараясь ступать как можно осторожнее, полез через головы сидящих на берег.

- Почему ты Люпин? Поттер моложе! Это его проклятая собака!

- Чики мой! И он замечательный! Ай, волосы! - гневался Драко.

- Люпин, отпусти шею Драко! Держись за мою!

- А мне профессор Люпин на ногу наступил, но я не жалуюсь, - счел нужным поделиться с компанией своими переживаниями Гойл.

- Еще бы! Тебе Хагрид на ногу наступит, ты не почувствуешь, если смотреть не будешь, - резонно заметил Драко.

- Хорошо, что не ты ему, - поддакнул черствый профессор зельеделия, - Люпин! Ты хочешь засунуть эту палку мне в ухо?

- В ухо не поместится, - прошипел Гарри со своей скамеечки, - лучше в нос.

- Поттер, вы что-то сказали? Явили миру образчик мышления говорящей растительной субстанции?

- Северус, возьми зонтик, и перестань препираться с Гарри, ты же преподаватель, взрослый, умный человек! Это недостойно, обижать детей, они не могут тебе ответить. Непедагогично, Гарри, беззащитен, он…

- Профессор Люпин, золотые слова!

- Люпин, когда ты спишь и ешь - ты идеален! Но как только ты открываешь рот не для храпа или жевания, почему вы ухмыляетесь, Малфой??? Что за гадость вы успели подумать за три секунды моей речи?

- Что вы, профессор, Гойл, передай назад корзину, ничего не подумал, - Драко, отчаянно пытался не хихикать, ярко представив себе, в каких еще случаях рот оборотня устраивает разгневанного профессора зелий, - Ой! Вы хотите поставить кресло мне на голову?

- Я уже ничего не хочу. - Люпин сунул в руки юноше радостно визжащего песика, и тоскливо оглядел лодку. Судно напоминало эпизод спасения на шлюпках из фильма о Титанике. - Боюсь, с вещами, я ее не столкну. Драко, помоги мне.

- Почему Драко? Он худой, слабый, пусть ваш драгоценный профессор Снейп лезет в воду!

- Правда? Я тебе так дорог? Я помогу,- нелогично отреагировал на слова Гарри, Снейп.

- Не надо! - испугался Ремус, - ты увидишь нашу посудину со стороны, и я потрачу час, уговаривая тебя сесть обратно!

- Давайте я, - предложил Гойл и начал шевелиться. Лодка угрожающе затрещала.

- Грегори сиди! Не смей! - обрубил благородный порыв здоровяка возмущенный хор пассажиров. Драко вздохнул, попытался сунуть собаку в руки профессора Снейпа и наткнулся на категорическое непонимание заинтересованных сторон.

- Я должен взять "это" в руки? - бушевал Снейп, - с какой стати? Ваша тварь кусается!

"Я должен сидеть у него на коленях?! Срам! Стыд! Укушу! Хам!" надрывался Дракончик.

- Грегори! Отталкивайся веслами, уже полдень! Я постараюсь сам, - Ремус навалился всем телом на нос лодочки, Гойл вонзил весло в песок, поднажал, судно колыхнулось, и медленно поползло вперед, - Отлично!

- Люпин, ты весь мокрый!

- Грегори, развернись кормой, если полезу через нос, перевернемся.

- Я с кем разговариваю? - рявкнул зельевар, - залезешь - переодевайся! Поттер, что ты сидишь, как статуя? Помогай!

- Профессору переодеться?

- Что вы предлагаете Гарри? - забеспокоился ревнивый Драко, - я пересел к вам не для, - лодка накренилась под тяжестью оборотня, и тут же выпрямилась. Люпин плюхнулся на сидение и перевел дух, - стриптиза в исполнении двух гриффиндорцев!

- Вопиющих тупиц выпускает Хогвартс в последние годы! Залезть! Я говорил Поттеру, чтобы он оторвался от созерцания природы и помог залезть своему преподавателю…

- Бывшему, Северус, и Гарри помог, прошу тебя, не надо ругаться, посмотри, какие красивые лилии. Хочешь, я сорву тебе одну?

- В волосы, - хрюкнул довольный Гарри и показал язык Драко, давящемуся от беззвучного смеха. Снейп позеленел, но затопить гневом идиота Люпина и мерзавца Поттера, не успел.

- Лодка течет, - сообщил Гойл, - я не могу одновременно грести и вычерпывать воду.

- Мы утонем?! Ну, Поттер, я тебе этого никогда не прощу! - Взвился Драко, отчаянным жестом, прижимая к груди Чики.

- Не успеем, Грегори, кормой приставай, - лодка ткнулась в илистую почву берега.



Предположения Драко оказались на удивление верными. Противоположный край озера был топким, болотистым и угрюмым. За полосой камыша, начинались дебри смешанного леса. Редкие ели соседствовал с осинами, березами и густым кустарником дикой смородины, волчьих ягод и бузины. Продравшись сквозь приозерную полосу, путник оказывался на золотом ковре клена, и шоколадно зеленых шкурках дубовой листвы, пройдя дальше, он упирался в частокол сплошного ельника, изредка расступавшегося давая место канавам с застоявшейся болотной водой. На поваленных деревьях гнездились опята, желтые шляпки сыроежек сливались с листвой, болотистые участки краснели брусникой. Лес благоухал прелой листвой и смолами, сверкал на солнце и очаровал всех, даже угрюмого профессора зельеварения.

- Люпин! Нельзя пройти к берегу. Ил! Как вы думаете выгружаться?

- Не волнуйся Северус, под илом тростник, подошвы запачкаются, но ноги останутся сухими.

- Профессор Снейп, вы ему верите? Я же говорил! Там было так замечательно, песок, сосны, нет, они потащились сюда. «Мы трудностей не ищем, мы их создаем!», - процитировал Драко девиз любого уважающего себя гриффиндорца.

- Я тебя перенесу, - Гарри был категоричен, - если не уроню.

- Радужная перспектива, - фыркнул Драко, - меня вываляют в грязи.

- Ты пессимист!

- Нет, просто я знаю жизнь и с тобой знаком не первый год!

- Я.

- Что ты, Гойл?

- Сильный! И что вы спорите? Профессора уже на берегу ругаются. Рыбачить пора, - и легко перекинув Драко через плечо, Гойл выволок приятеля на сушу. Там разыгрывалась очередная маленькая трагедия.

- Люпин, сначала ты позавтракаешь, а потом мы пойдем собирать грибы.

- Северус, я не голоден. И, пожалуйста, я же приехал рыбу ловить.

- Люпин, - зельевар порылся в карманах мантии и вытащил небольшой свиток, - в августе прошлого года ты прибавил триста грамм живого веса, в сентябре – пятьсот грамм, в октябре, ты вел себя совершенно безобразно и потерял сто грамм, от набранных восьмисот грамм. В ноябре мне удалось справиться с твоим скверным характером, и мы вышли на ежемесячную норму, - Ремуса передернуло.

- Северус, вряд ли мой вес интересует здесь кого-то, кроме тебя. Давай, я съем то, что ты хочешь в меня впихнуть, а ты позволишь мне спокойно порыбачить.

- Полчаса.

- Северус!

- Хорошо. Я прослежу за твоим вторым завтраком, потом погуляю по лесу. Через час я вернусь, и мы пойдем за грибами вместе. Это понятно? Вопросы? И учти, Люпин, я еще не сделал для себя никаких выводов, относительно полезности рыбалки для твоего организма.

- Попал профессор Люпин, - посочувствовал оборотню добрый Гойл, - сам виноват, зачем он расстраивает профессора Снейпа? Наш декан, когда не в настроении, заавадит и не заметит. Нервы. Все близко к сердцу принимает.

- Ты, Гойл так хорошо в последнее время психов понимаешь, что мог бы в Святом Мунго отделение возглавлять!

- Как главный врач?

- Нет! Как главный больной! Профессор Люпин должен бросить этого гадкого типа и устроить свою жизнь с достойным человеком!

- Гарри, соображай что говоришь. Какой достойный человек свяжется с оборотнем? И я был бы рад, если бы кто-то дал мне бутерброд! Но тебе даже мысль подобная в голову не приходит! Куда ты кресло ставишь? Мне оттуда не будет видно Гойла.

- Люпин, перестань давиться! Ешь нормально, в твой час, время на прием пищи не входит!

- Гарри, где наши бутерброды?

- В мешке Гойла. А что?

- Вы будете ловить рыбу, а я скучать? Не согласен. Бутерброды скрасят мою тоску.

- Я могу дать тебе удочку.

- Гойл, ты слишком добр! Возможно, попозже я решусь, последовать вашему примеру, а пока, начинайте уже, - уютно устроившись на солнышке и получив мешок с провизией в свое безраздельное пользование, Драко готовился получить море удовольствия от так безнадежно начавшегося дня. Гарри и Гойл упоенно копались в своих таинственных приспособлениях, накормленный и переодетый оборотень размахивал перед Снейпом пластмассовым ведерком с бабочкой, а Дракончик гипнотизировал кусок колбасы в руке белобрысого хозяина. На берег озера снизошло редкостное умиротворение.

- Не заходи далеко, я буду волноваться, - смотри под ноги, здесь болота, и тебе могут встретиться змеи, - ворковал Ремус, даже не пытаясь скрыть счастье от скорой разлуки с зельеваром.

- Да, профессор, не напугайте, пожалуйста, какую-нибудь невинную змейку или кикимору, - озабоченно подтвердил Гарри.

- Ни в коем случае, Поттер, всех встреченных кикимор буду отправлять прямиком к тебе. Пусть бедняжки убедятся, что существуют твари куда как отвратительнее их.

- Не думаю, что после встречи с вами они будут нуждаться в подобном, - ехидно прошептал юноша.

- Гарри, заткнись. А то он никогда не уйдет, - резонно заметил мудрый Гойл.

- Гарри, ты ведешь себя недостойно! Грубишь, а профессор Снейп - твой преподаватель, он не может ответить тебе, не уронив своего достоинства. Это неэтично! Мало того, что в школе ты постоянно ставил своего учителя в неудобное положение, отпуская замечания, принятые в кругу сверстников, так и сейчас, когда вы оба способны, - Ремус на секунду прервал свой обвинительный спич, затягивая шнурки высоких "альпийских" ботинок профессора зельеварения. - Общаться на уровне взрослых культурных людей, вы продолжаете…

- Ремус, - Снейп взял лицо оборотня в ладони и прижался губами к гладкому лбу.

- Они, что…целуются??? - Выдохнул изумленный Грегори.

- Нет, - махнул очередным бутербродом Драко, - Профессор Снейп выясняет, не является ли бред профессора Люпина следствием жара.

- У тебя нет температуры, ты в здравом уме, и, тем не менее, несешь чушь, про присутствие здесь взрослых и культурных людей? - Пальцы Снейпа нежно щекотали уши оборотня, и вопреки суровому виду хозяина никак не хотели оставлять столь заманчивые объекты, - осторожнее, эти типы могут выколоть тебе глаз, свалить в воду, и время пошло, - профессор поднялся, забрал ведерко и гордо удалился в лес.

- Почему вы его защищаете? Я вам червяка насадил, а вы, - обижался Гарри, - вы хуже Драко. Все против меня.

- Неправда, - бутылка сливочного пива добавила новые богатые нюансы, в палитру радужного настроения Драко, - когда начнете ловить рыбку, я буду болеть за тебя. Кричать "Гарри Поттер наш король, ни фига не наловил!" Ой, ошибся, надо так, - Драко сделал еще глоток и принялся дирижировать себе бутылкой, - "Гарри Поттер наш король, он ловец совсем плохо…ой, прости, он ловец всех окуньков!" Здорово?

- Прекрасные стихи, - одобрил Гойл, - напиши мне стих для Панси. Я скажу, что сам придумал, она порадуется.

- Легко! Приятно, Грегори, что ты чуток к прекрасному, особенно на фоне остальных. Впрочем, гриффиндорцы настолько черствы и невосприимчивы, кроме мелкой Уизли, разумеется, выдающегося стихоплета современности.

- Малфой! - Взвыл Гарри, - сколько можно повторять, не смей трогать моих друзей!

- Избавь меня Мерлин от подобной трагедии, придумаешь тоже - трогать кого-то, в родовом гнезде нищебродов Уизли, да с их неразборчивостью в связях, смертельный номер.

- Я тебя тресну. - Гарри отложил удочку в сторону и, неосознанно скопировав выражение лица профессора Снейпа при виде очередного шедевра зельеварения от Невилла, двинулся на Драко.

- Профессор Люпин! Если вы не вмешаетесь, прольется кровь! Вашего любимчика Поттера, между прочим.

- Мальчики. Вы меня достали! Оба! - рявкнул, оторванный от увлекательного процесса прикрепления грузила к леске, Люпин, - Гарри, я тебе потом объясню психологическую подоплеку сентенции Драко, он не хотел тебя обидеть! Не хотел обидеть друга, я кому сказал, мистер Малфой! Имейте совесть, Северус придет через сорок пять минут!

- Объясните ему заодно значение слова "сентенция", - резвился Драко. Гарри, окончательно утвердившись в мысли о том, что подлый Ремус продался слизеринским василискам, погрозил самому воздушному и неотразимому воплощению коварства в лице Драко, кулаком, и, забрав удочку, устроился метрах в десяти от Гойла, утесом выступавшего из воды. Три изваяния застыли по линейке, ревниво уставившись на чужие поплавки.

- Ну, как?

- Глухо.

- Все из-за них.

- Столько собираться.

- Угу.

Прошло десять минут.

- Профессор Люпин! Клюет!

- У кого? Где?!

- У вас!

- У меня?! Нет.

- Уф…показалось.

- Гарри! Твое здоровье! Чики, неси палочку, поиграем.

- Только посмей бросить палку в воду!

- Гарри, он лает, поэтому рыба не клюет!

- Грегори, рыба не воспринимает обычные звуки, она реагирует на колебания слоев.

- Профессор, вы сейчас с кем разговаривали?

- Давайте помолчим, а? - возмутился Гарри, - Гойл, перестань таращиться на мой поплавок! У тебя свой есть!

- Грегори! К твоему червяку подплыла рыба! - остроглазый оборотень тыкал пальцем в сторону поплавка здоровяка. Гойл дернулся, подняв небольшой цунами, и чуть не выронил удочку.

- Где? Где она?

- Все. Зачем ты шевелился? Она испугалась и уплыла.

- Мерлин задери нервных рыб! - взвыл раздосадованный Гойл.

- А не надо было прыгать, как докси! - негодовал Гарри, - стоял бы спокойно, у нас уже был улов!

- Под руку говорить не надо! - огрызнулся здоровяк, - о! Профессор Люпин, а где ваш поплавок?

- Клюет! Клюет! - Драко вскочил с кресла и подбежал к воде, - тащите, я хочу посмотреть!

- Большой, наверное, - радовался Гарри, - смотрите, как леску натянул!

- Профессор, делайте что-нибудь! Я так волнуюсь! Рыбалка - ужасно нервное занятие!

- Моя рыба уплыла к профессору. Моя рыба, - убивался Гойл.

- Ох, я не могу, зачем вы водите удочкой???

- Это, чтобы рыбка не сорвалась, - Гарри приплясывал в воде от нетерпения, позабыв про собственные снасти, Ремус, бледный от возбуждения, сияющий от гордости, осторожно поводил удилищем и резко вскинул руку вверх. Гойл отвернулся, не желая травить душу, видом первого трофея, так позорно уплывшего от него, в прямом и переносном смысле.

- Прекрасен! Он прекрасен! - в голосе Гарри слышался почти религиозный восторг.

- Поверить не могу, что это я поймал, - фальшиво смущался оборотень.

- Я положу в ведро! Я!

- Драко, ты принес нам удачу, - Люпин отцепил подлещика с крючка и торжественно передал юноше.

- Поздравляю, а подлещик мог бы быть и побольше, - не мог справится с досадой Гойл, - вы его магией приманили?

- Как не стыдно, - Гарри уже забыл о своих обидах и кинулся рьяно защищать честь Гриффиндора, - никакой магии! Мы честные, нам бы в голову не пришел такой подлый прием! И рыбка замечательная, Драко, правда?

- Да, больше чем пол хвоста Чики! Гарри, я тоже хочу поймать рыбку.

- Вот придет профессор Снейп, - пропыхтел злопамятный Гойл, - будет тебе и удочка и место.

- Может быть, - размечтался Ремус, - обрадовавшись моему успеху, Северус позволит мне половить еще немного?

- Как же! Ждите. - Хор приятелей был единодушен.

- Надо тщательнее выбирать себе…друзей, - добавил язвительно Гарри, и отвернулся к водной глади. Люпин привычно огорчился и тоже уставился на озеро.

"Почему обязательно нужно ругаться. Им все равно, а я страдаю, то из-за Гарри, то из-за Северуса. Больно. Я виноват. Все делаю неправильно, мало внимания уделяю мальчику. У него много друзей, он так славно ладит с Драко, но ему необходим старший товарищ. Я ужасен. Хорошо еще, мы с Северусом ловко скрываем наши отношения, никто не догадывается, об истинной природе наших чувств. Где он? Что за манера, приходить на десять минут позже? Специально, чтоб я волновался? Я же чувствую, в каких кустах он затаился".

- Профессор!!! Профессор Люпин!

- Что? Я задумался. Ах…Где моя удочка?

- На берегу, опустите руку, - хихикал Драко.

- Успех, - Гойл был назидателен, как никогда, - вскружил вам голову!

- Точно, Люпин. Поимка микроскопической рыбки, как раз достойный повод впасть в прострацию. Вылезай.

- А я говорил профессору Люпину, - с показной грустью в голосе изрек Гарри, - не стоит рассчитывать на доброту и милосердие василисков, драконов и профессоров зельеварения. С первыми двумя хотя бы можно договориться.

- Вот и общайтесь с ними, Поттер. А меня увольте от словесного поноса, который вам, несомненно, кажется верхом остроумия.

- Прекратите. Я иду. - Ремус переобулся, отдал болотные сапоги с удочкой Драко, и в угрюмом молчании побрел продираться сквозь колючий строй кустов болотной сирени.

Довольный Снейп, высыпал из ведерка добычу, странного вида древесные наросты, веточки, покрытые ярко-розовыми бусинами ягод, серебристый мох, пушистые метелки болотной травы и кучу опят. Отогнав любопытного бультерьера, профессор накрыл дары леса прозрачной пленкой и, пообещав, не ходить слишком долго, а по возвращении сварить кулинарный шедевр, направился разыскивать несчастного оборотня.

Драко выдержал десять минут. Пошлая рыба наотрез отказывалась ловиться, и юноша заскучал. Солнце жарило белобрысую макушку, тело под шерстяным свитером чесалось, налетели противные черные мушки, норовящие забраться в глаза и нос, короче, если магловское удовольствие - рыбалка и было удовольствием, то весьма сомнительным. Гойл, после фиаско отказывался не только двигаться, но даже говорить, Гарри, уставился на поплавок так, будто в жизни не видел ничего более восхитительного, и не замечал страданий приятеля. А ведь Драко торчит в этой вязкой каше из ила, корней, листвы и воды, исключительно ради черствого очкарика. Жертва любви громко и горестно вздохнула, выказывая искреннюю скорбь перед столь несовершенным миром, и черствостью гриффиндорцев. Удочка дернулась. Юноша застыл. Поплавок, только что столбиком плясавший, между круглых листьев водяных лилий нырнул, натянувшаяся леска согнула тонкий конец удилища, Драко ожил и подал сигнал бедствия.

- Гарри! Гарри! Клюет! Что делать?

- Стой! Не двигайся! Я иду к тебе!

- Почему все ловят кучу рыбы, а я нет!? - раздраженно шипел Гойл.

- Гарри, она порвет мне веревочку! Гарри быстрей, что ты путаешься! Чики, не смей! Сидеть!

- А не надо было брать собаку на серьезное мероприятие! Уплывет твой ерш! Или плотва, точно уплывет! - Гойл не был злым или завистливым человеком, но чужие успехи в важном деле добывания пищи, вызывали в молодом человеке крайнее непонимание. - Почему ты первый раз пришел и сразу поймал? А я не могу? Несправедливо! И профессор Люпин. Он подло выловил мою рыбу! Так ты, может, тоже мою добычу вытаскиваешь? - страшная мысль до глубины души поразила Грегори Гойла. Тем временем, к Драко подоспела помощь. Гарри вцепился в удочку посередине, а мужественный песик, полностью проигнорировавший вопли обоих хозяев и их гигантского товарища ухитрился повиснуть на рукоятке.

- Она сломается, Чики нельзя!

- Трещит! - прогноз сбылся спустя пять секунд. "Хрясь" и Драко остался обладателем рукоятки, собаки и катушки, а Гарри половинки удочки, сцепленной с основанием только тонкой леской.

- Тяну! - Драко команды не понял, и резко дернул свой кусок. Леска лопнула с печальным визгом, и серебристым лучиком исчезла в воде с таинственным грузом. Потрясенный неожиданным коварством приятеля Гарри, оступился и плюхнулся в ил, вслед за удочкой.

- Что ты наделал? - голос Малфоя - младшего осязаемо сверкал инеем, - ты же просто неудачник! Ничтожество, упустившее мою рыбу! Она была огромна, а ты!!! И удочку Люпину сломал!

- Профессору Люпину, - автоматически промямлил ошарашенный такой вопиющей несправедливостью Гарри, попутно отплевываясь мерзким субстратом водорослей и тины. - Ты сам ее сломал!

- Мерлин величайший! И с этим человеком я собирался жить долго и счастливо и умереть в один день? С негодяем, направо и налево ломающим чужие удочки? Ноги моей не будет в этой луже! - Театрально ломал руки безутешный Драко.

- Ничего страшного, оборотень наверняка даже не заметит утраты, - успокоительно бубнил вмиг подобревший Гойл, - да и профессор Снейп одного его на рыбалку не отпустит, а сам вряд ли пойдет.

- Безобразие, - Гарри выбрался на берег и ожесточенно сдирал с себя мокрую и грязную одежду, - я буду бороться за независимость и свободу профессора Люпина!

- Ага, Поттер, давай, создай организацию, вслед за подружкой, только называться она будет ГАВНО. Не сомневаюсь, твоя грязнокровка Грейнджер, тут же вступит в первых рядах, и…

- Не смей!!! Упоминать моих друзей! Заткни пасть! - полуголый Гарри, одной рукой схватил сапог, а другой, свитер белокурого змея. - Тресну, мало не покажется! - "Змей", почему - то, покраснел, потупился и прикусил губу.

- Ударишь меня? Я презираю тебя Поттер. Ты слишком убог, я не хочу пачкать руки, - пухлые губы неожиданно оказались совсем близко, у самой щеки Гарри, тонкие пальцы обхватили запястье, и Поттер позорно сдался. Отбросил сапог, обнял обиженного Драко и нежно-нежно поцеловал висок, шелковые ресницы, виновато потерся носом о теплую щеку, - Гарри, я тебя еще не простил, - серые глаза доверчиво зажмурились, - но ты можешь постараться…

- Есть! Поймал! Вы! Прекратите лизаться! Поттер! Смотри! - размягченный и потерявший бдительность Драко в секунду оказался без опоры надежных рук, и неэстетично шлепнулся на землю, вернее на Дракончика, вертевшегося у ног ссорящихся хозяев. Собака и ее господин завопили громко и слаженно.

- Поттер! Ты негодяй! "Хам! Хам! Хам!"

- Какая рыба! - бурно радовался Гойл, - О!!! Больше, чем у профессора! Гарри, гляди!

- Здорово! Офигительная! Только она меньше.

- Как меньше? Как меньше? Ты не в том ракурсе смотришь! А плавники! Красные! А у Люпина? Серые, фу…А хвост? Чудо, что за хвост! Тоже красный!

- Я тоже! Тоже сейчас поймаю! Не хуже ваших! - Гарри на ходу хватал удочку, натягивал сухой свитер и одновременно закатывал джинсы.

- Вы уроды, - цедил сквозь зубы Драко, - я ухожу, в лес!

- Собаку забери, - даже не обернувшись, буркнул трясущийся в рыбацком азарте Поттер.

- Я закидываю, и даже типа не смотрю, раз, что-то как дернет, ну, думаю, может, клюет. А сам, стою - не шелохнусь, - азартно делился впечатлениями счастливый Гойл.

- Ну, и уйду, пожалуйста, уроды. Твою рыбу вообще можно разглядеть только под увеличивающим заклинанием! - на юношу уставились две пары разъяренных глаз.

- Гуляй, давай! Мы тут делом заняты, а ты только мешаешь!

- Не напорись на профессоров. Костей не соберешь. Они тоже там, - Гойл ехидно захихикал, - грибы собирают. - Драко развернулся и, громко выразив всю сложнейшую гамму чувств, одним словом.

- Упыривонючиененавижу!!! - скрылся в зарослях.

Профессор Снейп стоял и смотрел на свое сокровище, невесть как просочившееся сквозь тяжелые лапы старой ели и теперь нежно обнимающее ее колючий ствол. "Зверь лесной. Смола не липнет, иголки не царапают. Ябедничает деревяшке на меня. И как его оттуда доставать? Спрятался, видите ли. Ну, нет. Я его так не оставлю. Тоже мне, какие мы обидчивые".

- Люпин, - спина вздрогнула и упрямо застыла, - прекрати. Вылезай. Я желаю тебе только добра.

- Ты слишком активно желаешь мне добра, я тоже хочу себе что-нибудь желать.

- Люпин. Подойди ко мне.

- Северус, я не вещь.

- Я знаю. Подойди, поцелую. Глупо обижаться из-за какой-то рыбалки.

- Я из-за Гарри, - оборотень легко, как луч солнца скользит сквозь листву, выбрался из шлема еловых ветвей и подошел к зельевару. - Вы пикируетесь, развлекаетесь, через минуту забываете друг о друге, а мне тяжело и больно. Здесь, - Ремус взял ладонь Снейпа и поднес к голове, - и здесь, - он аккуратно отобрал у Северуса ведро, поставил на землю и устроил освободившуюся ладонь у себя на сердце.

- Акробат, - пробурчал зельевар и уткнулся лицом в седую макушку, - я б его вообще прибил, если б не ты. А чего он претендует на тебя? Ты мой. Только мой. Почему я должен с кем-то делиться своей собственностью?

- Как ты не понимаешь, - тоскливо спросил Ремус, - что ему все равно, а меня ты ранишь. Я же человек, не могу быть собственностью. Ты ко мне и своим котлам относишься одинаково.

- Нет, - Снейп отодвинулся и бережно поправил рубашку Люпина, - если котел расплавится, я его заменю другим, и ни разу не вспомню.

- А меня не заменишь? Вспомнишь?

- Тебе я не дам расплавиться. И перестань ныть! Грибы ищи. Видишь пни? А на них грозди шляпок? Это опята, их и собирай.

- Я знаю, но они мне не нравятся, некрасивые. Я лучше сыроежек наберу, смотри какие яркие шляпки, как цыплята, или пуговицы выходной мантии профессора Спраут.

- Люпин. С тобой тяжело.

- Вовсе нет. Ты же не уточнял, что именно собирать, - нахмурился Ремус. Снейп вздохнул, когда дело касалось художественных предпочтений оборотня, тот становился упрямым, как гиппогриф.

- Хорошо, только запомни, если в собранных тобой сыроежках я найду красивые-красивые красные сыроежки с белыми точками, пусть даже аккуратно счищенными тобой, я ими накормлю Поттера. Хотя, о чем я. У тебя рука портить подобное совершенство не поднимется.

- Я знаю, как выглядят мухоморы. И брать их не буду. - Люпин отвернулся, сделал два шага, и нагнулся за первым грибом. Чужая узкая ладонь опустилась на оттопыренный зад оборотня. Кровь прилила к лицу Ремуса, он задохнулся от жаркого, пьянящего, даже сквозь одежду, прикосновения.

- Люпин! Замри! Запомни эту позу. Для твоей спины полезны наклоны. Они укрепят мышцы, разработают позвоночник - зельевар гладил поясницу скрюченного Люпина, как круп скаковой лошади. - Нагнулся - распрямился. Куда как более полезно, чем стояние в холодной воде.

- Я понял, - хрюкнул развеселившийся оборотень и ловко вывернулся из под тяжелой руки Снейпа. - Не забирайся далеко.

- Не дождешься. - Северус побрел в густые кусты ольховника и берез, Ремус, просочился сквозь еловый забор и оказался в чудесном уголке леса, по щиколотку утопавшем в ковре янтарно алых листьев клена.



Через полчаса Снейпа начали терзать разнообразные предчувствия. Сначала он слышал немелодичный свист и шуршание веток, нарочитое, разумеется, Люпин мог передвигаться абсолютно бесшумно, а затем все стихло. Где-то высоко пели птицы, с деревьев падали щепочки, но со стороны, куда скрылся оборотень, не доносилось ни звука. Северус заподозрил неладное. Потеряться его счастье с волчьим чутьем не могло, продолжай Ремус скучный процесс собирания грибов, зельевар сейчас слышал разнообразные ехидные жалобы на жестокую долю, а раз вокруг тихо - значит, оборотень нашел себе какое-то увлекательное занятие или сбежал к Поттеру. "Сволочь! Ну, если тебя нет за елками…Только дай мне повод, и все. Под замОк. Никаких прогулок. Налью в ванную воды, запущу резинового карпа, и рыбачь!", Профессор Снейп продрался через агрессивно настроенные против зельеваров ели, понес материальные потери в схватке с противостоящим противником, такие как, клочки собственной одежды, выкатился на полянку и чуть не выругался самыми непечатными словами, которые знал.

Ремус сидел на бревнышке около груды листьев и, высунув от старательности кончик языка, плел венок. В ход шли разноцветные листья клена, ветки рябины с гроздьями багряных ягод и ядовито-салатовая трава, в изобилии росшая по берегам местных канав. Для полного апофеоза пасторальности Люпину не хватало пары овечек и свирели. Во всей фигуре оборотня читалось такое умиротворение, гармония и отчужденность от всего приземленного и уродливого, в том числе и самого Снейпа, что у последнего внутренности свернулись в колючий клубок, из-за болезненно-горького чувства непричастности к такому эфирному созданию, как преподаватель ЗОТИ Ремус Дж. Люпин.

Снейп выразительно кашлянул. Дивное видение вздрогнуло, испуганно вскинуло голову, судорожно убрало за спину венок и зарычало, не иначе со страху.

- Северус? Ты чего сюда пришел? Ты следишь за мной?

- Что? Я беспокоюсь о тебе, а ты - следишь? - Зельевар оскалился.

- Я хотел тебя порадовать, сюрприз устроить! А ты подкрался!

- Мерлин! Твои сюрпризы и чума в Средние века - явления одного порядка!

- Неправда. - Ремус поднялся и подошел к Снейпу. - Смотри, как красиво, - он водрузил шедевр, напомнивший Северусу уменьшенную копию гнезда птицы Рух, на голову зельевару, и отступил на шаг. Снейпа раздирали противоположные чувства. Глаза Люпина сияли такой любовью и восхищением, что сердце профессора зельеделия плавилось от удовольствия, но вот душевное состояние субъекта, решившего, что ворох грязных листьев и травы на голове порадует его, Северуса, наводило на тревожные размышления о степени вменяемости дарителя. А если вспомнить горы ерунды, которые успел изречь сегодня окаянный оборотень, то мысль о болезни получает все больше доказательств. Что за несправедливость бытия, солидным, правильным, серьезным зельеварам достаются маловменяемые нелюди, с длиннющими ресницами, хлопающие ими направо и налево, и лишающие порядочных зельеваров покоя? Или вернее ставящие знак равенства между покоем и их присутствием в жизни другого человека? Снейп тяжело вздохнул.

- Ремус…ты нормальный? Что я буду делать с этим венком?

- Это корона, - ласково объяснил туповатому профессору зельеделия оборотень, - я тебя короновал осенью. Этим лесом. Ты прекрасный добрый и справедливый владыка времени и пространства.

- У тебя точно ничего не болит? - Снейп привлек к себе чрезвычайно довольного Люпина, - желудок? Печень? Голова? Все хорошо? А позвоночник? Не беспокоит? Может тебе тяжело преподавать? - Во взгляде Люпина восхищение сменилось жалостью.

- Ты устал Северус. Какую-то чушь несешь. У меня сердце болит. Когда вы с Гарри ругаетесь. О чем я тебе только за последний час раз восемь сообщил. Дай мне слово, что никогда не будешь обижать Гарри, - пахнущие хвоей, смолой и рябиновой горечью губы еле осязаемо коснулись скул, передвинулись к переносице, поцеловали тонкую, всю расчерченную голубыми венками кожу век, недовольно дунули, на травинку, выбившуюся из короны и запутавшуюся в волосах Снейпа, и, наконец, угомонились, уткнувшись в уголок профессорского рта.

"На обследование в Мунго класть не буду, во-первых, там сволочь на сволочи сидит и сволочью погоняет, хвала Мерлину, насмотрелся на них, во время болезни Люпина, во-вторых, меня же к нему в палату не пустят, значит, неделю жить без него, а если две? Никаких госпиталей! А в третьих, кто лучше меня сварит Люпину любое зелье для исправления умственной деятельности? Но в маггловскую клинику свожу. Пусть сделают томографию мозга. Полезная вещь, если все, что написано в брошюре у Помфри - правда. Хорошо, что он есть. Сладко", конструктивно мыслил в промежутках между любовными излияниями профессор Снейп.



Гарри рухнул в очередную, третью по счету яму. Умение быстро бежать и одновременно смотреть под ноги никогда не являлось сильной стороной истинных гриффиндорцев. А юноша спешил, как никогда. Совесть пинала душу ножищами 50-го размера, и Гарри был с ней согласен. За тот час, что пролетел с момента гордого ухода Драко в лесную чащу, они с Гойлом ничего не поймали, и пришли к выводу, что абсолютно зря обидели Малфоя, который хоть и не пригоден для рыбалки, тем не менее, благотворно влияет на улов. И нет его долго. Давно уже должен был проголодаться и вернуться. Что за характер! Сам полез, куда не звали, всех оскорбил и сбежал. "Эх, Поттер, кто кого обидел, а? - возмутилась совесть, - Ты, что орал милому, славному, такому красивому Драко? Не стыдно? Сгинь с глаз моих!" "Это как? Ты ж моя совесть, куда я денусь" озадачился Гарри и, оставив Гойла в одиночестве, помчался на поиски.

"Ну и где он? - паниковал Гарри, - я, кажется, не в себе, начал понимать Снейпа. Тот все время носится, Люпина разыскивает то по замку, то по Хогсмиду, то по Запретному лесу, а ему в ответ, только недоуменно руками разводят да озадаченно говорят, "Как потерял? Я вот только что тут был. Нет не все время. На минуточку отходил" Тьфу! Как мне это знакомо! Так ему и надо этому Снейпу!" Гарри раздвинул очередные ветви, и чуть было не вылетел на полянку, где подлый зельевар застегивал верхнюю пуговицу рубашки Люпина, с таким видом, словно этот нехитрый жест был единственным смыслом жизни сальноволосого профессора. Брюки на обоих преподавателях вопиюще отсутствовали. "О, черт, - подумал юноша, - чуть не вляпался. Ходи потом, доказывай этим бездарным конспираторам, что мы принимаем их отношения за чистую и трогательную дружбу, - Гарри тихонечко захихикал, - Мерлин! А что за штука у Снейпа на голове?" юноша всхрапнул, но рот ему тут же заткнула теплая рука.

- Ты с ума сошел, прекрати ржать! Уроют! - злобно прошептал ему в ухо невесть откуда взявшийся слизеринец. - Итак, топал как мамонт! Хорошо, что рядом с ними сейчас, хоть бомбы-вонючки взрывай, не почувствуют!

- Ты, что, подглядывал?

- Никогда! Я Чики ищу, он все время был рядом, и вдруг пропал. - Драко потянул приятеля назад, под защиту стены кустарника, - мне жизнь дорога, Снейп же заавадит, даже не поморщится!

- Он заставляет профессора Люпина! Я это так не оставлю!

- Поттер, ты совсем дурак? Ты уже опозорился один раз, еще хочешь? - Гарри вспыхнул, вспомнив, как год назад в заповеднике, кинулся оттаскивать зельевара, прижавшего к стене их домика Ремуса. Ну, потом Драко ему объяснил, очень убедительно, надо сказать, цели зельевара, наглядно растолковал. А профессора перепугались, и какое-то время усиленно осторожничали, охраняя их с Малфоем хрупкую психику. Гарри вспомнил выражение лица Снейпа и развеселился.

- Интересно, под каким заклинанием Ремус вашему декану этот натюрморт на голову нацепил? Ты, сильно сердишься на меня? Не надо, я осознал.

- Я знаю несколько таких заклинаний, - серые глаза лукаво блеснули, - я тебя ненавижу Поттер. Но, так и быть, покажу парочку. Только запомни, Поттер, еще раз прогонишь меня - и тебе ничего не поможет, понял?



На берегу, ничего не замечая вокруг, сиротливо высился Грегори Гойл. Метрах в пятидесяти от него Чики увлеченно исследовал продуктовый мешок и находил данное времяпрепровождение полезным и приятным. В конце концов, если хозяева забыли, что собак нужно кормить, ничего страшного. Чики не какой-нибудь капризный эгоист, он прекрасно позаботится о себе сам. И песик не чинясь принялся за ароматный окорок. Из леса вышли два преподавателя. Непривычно умиротворенный и тихий Снейп нес ведро с грибами, залюбленный, вдрызг зацелованный Люпин держал в руках кленовый венок и глупо улыбался собственным мыслям. Гойл людям обрадовался.

- Вы нагулялись? А обед? Профессор Снейп вы обещали шедевр.

- Обещал - сделаю. Я все всегда выполняю, чего не скажешь о некоторых, - моментально собрался в привычное состояние зельевар. - Люпин, положи свое произведение на место и набери воды в котел. И, пожалуйста, осторожнее, ты же ходячее недоразумение.

- Ля-ля-ля, - рассеянно пропел оборотень и направился к корзине. – Чики… обедаешь? Славная собачка…

- Что??? Что делает этот монстр? Люпин! Отбери у него все! Скотина!

- Но он проголодался.

- Где эти негодяи, владельцы исчадья? Да что творится? Почему не смотрят за своей псиной!

- Он влез в мой мешок?! - взвыл Гойл, - Фу!!! Пошел вон! - Чики весело гавкнул, радуясь, что его заметили, схватил окорок и в мгновение ока скрылся в ближайших камышах.

- Распустили собаку! Где Поттер? Где Малфой?

- Не кричите профессор, птицы падают замертво от столь зубодробительных звуков, мы пришли.

- Мы искали собаку, - старательно натягивал ворот свитера на горло Драко.

- Она сожрала наши запасы!

- Где?

- Он не мог!

- Ее нужно ликвидировать! - Бушевал Снейп, - все зло от вас Поттер и этого злобного чудовища, вашей копии!

- Северус, но я же просил…

- Сами вы, копия! Хвостокрылого буйнозоба! Такой же ядовитый и…

- Гарри!

- Из-за вас рыба не ловится! - Возмутился Гойл, непонятно кого, имея в виду.

- Люпин, ты ведь видишь, - зельевар сжал кулаки, - что это прямоходящее кровососущее насекомое исключает всяческую возможность диалога!

- Больше никаких посторонних на рыбалке! Один вред от них! Все! С меня хватит! Я пока вы тут упражняетесь в оскорблениях, поеду, половлю с лодки. Может, хоть что - то поймаю!

- Катись куда хочешь, Поттер! - Драко побледнел от злости.

- Съезди Гарри, - устало сказал Ремус, - мы обед приготовим.

- Грегори, давай со мной?

- Нет, устал.

- Столкни меня, - лодочка с раздраженным Гарри отчалила. На берегу минут десять было тихо. Снейп, искоса глядя на мрачного оборотня, чистил грибы. Драко, обиженно собирал ветки и палочки. Гойл ходил от Ремуса к Снейпу, от Снейпа к Драко и всем рассказывал, какого замечательного окунька он поймал, что почувствовал при первой поклевке, как опасался, что чудо-рыбка сорвется, и какие у него дивные красные плавники, не то, что у обыкновенной и ничем не примечательной рыбки Люпина.

- Готово, можно разводить костер, - невежливо перебил Гойла профессор Снейп. - Где дрова?

- Я хворосту набрал, - в голосе Драко слышалась гордость.

- Нужно еще бревен, какой ты молодец, - оживился оборотень, - а где топор?

- У Гойла.

- Э…на чем я остановился? Тащу я, значит, своего окуня, а сам думаю.

- Куда топор дел?

- Кто?

- Грегори, не волнуйся, мы все гордимся твоим успехом, но постарайся вспомнить, куда ты положил топор?

- Он в лодке.

- Мы же вытаскивали вещи.

- В лодке он, - повторил для бестолковых профессоров ЗОТИ терпеливый Гойл.

- Что делать? - растерялся Ремус, - может ассио?

- Никакой магии, - возликовал Драко.

- Да! - злорадно ухмыльнулся Снейп.

- Гарри!!!

- Гарри! Возвращайся!

- Гарри, быстро!

- Поттер, немедленно плыви сюда!

"Скучаю, скучаю, ай, жрать, давай!" - Покончивший с окороком Чики выбрался из приозерных зарослей и звонким лаем звал хозяина.

Гарри испугался, услышав дикие вопли с берега, мало ли, что, происходит. Юноша развернулся и поплыл к стоянке. Причалив, несколько минут он судорожно пытался понять, что же от него хотят. Осознав же, что его отвлекли из-за какого-то дурацкого топора, Гарри впал в ярость.

- Вы издеваетесь? - осипшим от возмущения голосом вопил он, - я только устроился, удочку забросил, пять минут тишины и начинается! Кто положил топор под сидение? Почему его не вытащили? Я вам кто? Держите, я поплыл назад!

- Гарри, обед скоро, - пытался утихомирить юношу Ремус.

- Ты сам его увез, - дулся Драко.

- Не переживай, вряд ли тебе бы удалось поймать такого же замечательного окуня, как мой. Стою я, думаю, не клюет никак. Да и профессор Люпин, перед тем вытащил мою рыбу, - обстоятельно начал рассказ Гойл.

- Гарри, пожалуйста, не нервничай, - продолжал сеять мир оборотень.

- Псих, - шипел себе под нос Снейп.

- Я не могу так! Весь день коту под хвост!

"Р-р-р-р!!! Где коты? Где?!" рычал, принявший охотничью стойку, бультерьер.

- Тише, пожалуйста. У меня голова раскалывается, - Драко демонстративно сжал виски, - Поттер, не мельтеши, тебя слишком много.

- Гарри, успокойся, я отдам тебе свою рыбу, хочешь? - оборотень обнял огорченного очкарика за плечи, вызвав ненавидящие взгляды серых и черных глаз.

- А я дам посмотреть на своего большого окуня! - не захотел уступать профессору в щедрости Гойл.

- Давайте поможем Северусу с обедом и соберем вещи, чтобы сразу отплыть, а то темнеет, хорошо?

- Лучшая помощь мне, Люпин, это длина расстояния, на которое вы удалитесь от костра, - раздраженно рыкнул Снейп, - но, чтоб я тебя видел. Дрова давайте.

Через полчаса одуряюще вкусный запах плыл по стоянке, вещи были собраны, а пойманные рыбы, переложены травой и поставлены в ведре на самом почетном месте.

- Так вкусно, спасибо, Северус.

- Профессор Снейп, вы талант.

- Надеюсь, не отравлюсь этим варевом, добавка? Да, спасибо.

- Люпин, а ты говорил, я не вынесу походных условий. Твое здоровье.



Через час, опустошив все продуктовые запасы и выпив батарею огневиски и сливочного пива, компания замечательно переправилась через озеро и двигалась по дороге к Хогсмиду. Первым резво, как старый боевой конь, почуявший запах родной конюшни, несся профессор Снейп. За ним шел Люпин, донельзя лиричный, с венком листьев на пегих кудрях и сломанным кем-то зонтиком. В середине, уже не позвякивая, шел Гойл, бережно неся в огромной руке маленькое пластмассовое ведерко с уловом. Далеко позади всех, Гарри вел за руку разомлевшего от воздуха и спиртного Драко.

- Не сердись на меня, пожалуйста. Я не прав. Во всем. Ты мое счастье, мой чудесный талисман, Я так горд, что такой совершенный и прекрасный человек, как ты, мучается со мной. Я недостоин тебя, и дальше хочу быть недостойным тебя. Я так люблю тебя. Только тебя. И обещаю, больше никакой рыбалки.

- Ты не будешь ходить на рыбалку? - нежился в потоке головокружительных признаний Драко.

- Нет. Это ты не будешь.

- Поттер!!!



Вечером того же дня в подземельях Слизерина был вынесен окончательный вердикт.

Рыбалка, является делом бесполезным, чреватым опасностями, и поэтому, абсолютно ненужным профессору Ремусу Дж.Люпину. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит. Печать, подпись. Профессор Северус Снейп.



Грегори Гойл получил от своей половины ужин и скалкой по спине.

Но, это была уже совсем другая история.



Эпилог.

- Профессор Люпин. Т-с-с-с, осторожно!!!

- Да, Гарри, тише, я иду.

- Снейп спит?

- Спит.

- Гойл ждет нас у лодки. Темно как.

- Я все вижу, держись за мою руку.

- Полезли.

Гарри и Ремус, вылезли из окна и бесшумно, как две тени, отправились на ночную рыбалку. Вы же не думали, что гриффиндорцы ломаются под ударами судьбы?)))



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni