Повар, вор, его жена и ее любовник

АВТОР: valley
БЕТА: Comma

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: История о любви, естественно. О любви Малфоев к семейному очагу. И о любви профессора Снейпа к четко распланированной личной жизни. История № 3 из цикла «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп».

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА К ЖАНРУ: Водевиль. Мини.

ПРИМЕЧАНИЕ: цикл «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп» включает в себя 10 историй: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10.


ОТКАЗ: Все, что удалось, – все украла. В том числе и название фика. Коммерческие цели не преследуются.




Оркестр гремит басами, трубач выдувает медь,
Думайте сами решайте сами иметь или не иметь.
Аронов А.

- Се-е-ев! – Нарцисса Малфой рыдает, уткнувшись в плечо декана своего семнадцатилетного сына. - Он неделю не ночует до-о-ома-а-а!

«И что я должен сделать?..» - устало думает профессор Снейп, ободряюще похлопывая ее по спине и совершенно не представляя, как положено вести себя в подобной ситуации.

- Все образуется, - делает он неуклюжую попытку ее утешить.

- Нет, не образуется! На этот раз все серьезно! Этот негодяй хочет меня бро-о-оси-и-ить!

«Если она не прекратит так верещать, то студенты сбегутся. Ну, я попал…»

- Сев! Ты должен мне помо-о-очь!

- Хорошо, хорошо, - быстро произносит профессор, мечтая только о том, чтобы она замолчала. - Что-нибудь придумаем. И ради Мерлина, прекрати реветь!

* * *

- Она меня с ума сведет! - Люциус Малфой сидит в кресле в подземельях профессора Сейпа, закинув ногу на ногу.

- Что у вас опять случилось? – как можно равнодушнее спрашивает тот.

- Ты представляешь!.. Нет, я не могу...

Снейп молчит.

- Сев, я не могу говорить об этом!

- Тогда зачем ты пришел?

- А куда мне еще идти?! Ты… - Малфой вскакивает и начинает бегать по комнате.

Профессор тоже встает, подходит к столу, наливает два бокала и протягивает один из них приятелю.

- На вот. Успокойся.

Час спустя Люциус сидит в том же кресле, но уже разомлевший и, почти всхлипывая, рассказывает Снейпу о своем тяжелом семейном положении.

- Я не понимаю… вот чего ей не хватает… все у нее есть…

«Зачем он говорит мне эти банальности?.. – думает профессор, переставая слушать. - Ведь он пришел совсем не за этим…»

- Сев, ты понимаешь... она... она... Я не могу!

Профессор с тоской смотрит на Малфоя. Он совершенно точно знает, что именно тот хочет сказать. Он только до сих пор так и не смог решить, каким образом лучше будет на это отреагировать.

- Сев, она завела... любовника, - быстро произносит Люциус.

- С чего ты взял? – искреннее удивление.

«Да, так будет лучше всего!» - думает Снейп.

- Я его видел... – одними губами произносит Малфой.

- Может, тебе показалось?

- Издеваешься?

Именно это профессор и делает. Издевается.

Но не может же он в этом признаться.

* * *

Нарциссе Малфой

Имение Малфоев

31.01.1998

Нарси, он приходил. Сказал, что видел твоего любовника. Очень расстроен. И, если честно, мне все это совсем не нравится.

С.

* * *
~

Профессору Снейпу

Хогвартс

31.01.1998

Сев, все в порядке. Зато он первый раз за десять дней ночевал в Имении. И даже в моей спальне. Правда, мы не спали, конечно. Он всю ночь орал как резаный, но все равно это уже прогресс. И ты мне обещал.

Н.

* * *

Нарциссе Малфой

Имение Малфоев

31.01.1998

Почему именно он? Это очень опасно. Нужно было выбрать кого-нибудь другого.

С.

* * *

Профессору Снейпу

Хогвартс

31.01.1998

Никто из них не посмеет напасть на него, Сев. Это совершенно безопасно.

Н.

* * *

«Вот они, женские мозги! Точнее их отсутствие! – думает профессор, бросая письмо в камин. - А состояние аффекта?! Как будто Люци не провожал меня вчера «авадами» из окна!»

* * *

- Сев! – Малфой даже не успел еще вылезти из камина. – Ты представляешь?! Я выяснил, кто это!

«Интересно, каким образом?» – расстроенно подумал профессор.

- И кто же?

- Поттер!

- Не может быть, - в голосе Снейпа явно не доставало удивления, но, к счастью, Люциус ни на что не обращал внимания, торопясь поделиться сногсшибательными новостями.

- Да его и Лестранг у себя видел! И Гойл!

«Ой, как плохо-то...» - подумал професор, но вслух, конечно, ничего такого не сказал.

- Люци, а ты уверен? Парню не до развлечений. Он после того, как Лорд последний раз сгинул, совсем плох стал. Спит на уроках.

- Конечно этот мерзавец спит на уроках! Ночью-то он по нашим женам шастает! Сев, я совершенно уверен. Что я, по-твоему, не знаю, как эта очкастая поганка выглядит? Нет, ну какой негодяй! Я в него от расстройства четыре «авады» запустил. Представляешь, что было бы, если б попал!

«Представляю, - с тоской думал несчастный профессор, вспоминая, как несся ночью по парку, завернувшись в белую простыню и больше всего опасаясь, как бы Люциус не заметил, что под простыней злокозненный Поттер полностью одет. – Это ты плохо представляешь, что бы было, mon ami».

- Что же ты хочешь? Герой войны! Может, он так мстит Упивающимся Смертью. Ведь никого не осудили. Ему обидно.

- Да ты представляешь, что бы этот поганец вытворял, если бы нас осудили?! Ты что?

- Все-таки мне кажется, что ты ошибаешься, Люц.

- Я. Его. Видел.

- Это ничего не доказывает. Это мог быть кто угодно. Хагрид, например! - пытался отшутиться профессор.

Шутка не удалась. Малфой задумался.

И успокоился.

- Это меняет дело, - протянул он через минуту. – Хагрида мы просто убьем.

«Час от часу не легче», - испугался Снейп.

- Я просто предположил. Почему обязательно Хагрид? Кто угодно мог быть.

- Да-да, - Малфой решительно поднялся и направился к камину. – Ты совершенно прав. Надо его поймать и выяснить, кто он такой, и уже исходя из этого... Сев, ты полагаешь, что ваш дебильный гигант в состоянии сварить оборотное зелье?..

«Конец. Убьет!» - отрешенно думал профессор.

- Его и первоклассник может сварить. Это несложно. К тому же его можно просто купить. Или украсть.

- Да, конечно...

- Люци, это может быть кто угодно из наших: Крэбб, Нотт, Паркинсон, Лестранг, наконец!

- Но ведь еще нужны волосы Поттера... или там ногти... А это все может достать только человек, близко с ним знакомый. А с Хагридом, я слышал, они большие приятели…

- Вовсе не обязательно, - вяло отбивался Снейп, прекрасно понимая, что дело плохо.

- Ладно. Мы его поймаем, а там посмотрим.

С этими словами Люциус исчез в камине.

«Доигрались, - кратко резюмировал профессор состоявшуюся только что беседу. – Но Нарси получила что хотела. Теперь его по вечерам из дома даже под «империо» не вытащить.

* * *

Мистер Гарри Поттер тихонечко крался по коридору Хогвартса. Нет, он вовсе не хотел сделать что-либо запрещенное. И время было не позднее. Точнее не настолько раннее, чтобы он не имел права бродить по школе. Просто ему совсем не хотелось наткнуться на «добрых» товарищей, с которыми потом придется объясняться, или на Пивза. А мантии-невидимки у юного героя не было. Потому что после победы над Темным Лордом прошлой весной все узнали, что она у него есть. И поэтому теперь ее не было. На нее записывались на три месяца вперед. Не мог же Гарри отказать друзьям. Так что самому ему, приходилось передвигаться по школе надеясь только на удачу. Что он и делал, пробираясь в пять часов утра через весь замок «домой» из башни Равенкло в надежде поспать хоть пару часов.

Надежды не оправдались.

- Попался, гаденыш! – прошипел ему прямо в ухо бывший Упивающийся Смертью.

- Вы что, сдурели? – задыхаясь, прохрипел юный герой, двумя руками пытаясь ослабить железную хватку на своем горле, - Отпустите меня немедленно!

Люциус резко оттолкнул его, и парень отлетел к противоположной стене, сильно об нее ударившись.

- Думаешь теперь тебе все можно?! Думаешь, самый умный?! Мерзавец!

Гарри стоял, вжавшись в холодные камни. Он ошалело разглядывал Малфоя, лихорадочно пытаясь определить, что могло послужить причиной этого в высшей степени неразумного нападения. Последний квиддичный матч? Вряд ли. Он всегда обыгрывал Драко. Что еще? Поход в Хогсмид на прошлых выходных? Глупо, конечно, получилось. Но это тоже не может стать причиной, чтобы являться в школу и нападать из-за угла на героев. «А ведь у него будут большие неприятности, если его сейчас здесь застукают… - подумал Гарри. - Что, ради Мерлина, могло его так разозлить?»

- Вы бы, мистер Малфой, сказали прямо, что вам от меня нужно. Если вы из-за Драко, так он сам с нами увязался. И я, между прочим, вовсе не обязан был тащить его в школу. И Рон не обязан. В следующий раз так и оставим в «Трех Метлах». Мы тоже были… не очень… просто заблудились… И вообще, кто же знал, что так получится?..

Люциус подумал, что надо будет выяснить у Драко, что это за дикая история, которую так невнятно пытается излагать герой магического мира. Потом машинально отметил, что Гарри так и не вынул палочки. И совсем расстроился, внезапно обнаружив, что сам тоже о ней позабыл.

Он вплотную приблизился к мальчишке и, с ненавистью глядя в честные зеленые глаза, прошипел сквозь зубы:

- Говорю прямо, специально для твоих тупых гриффиндорских мозгов. Если я еще раз увижу тебя, тварь, у себя дома, то я тебя убью. И мне наплевать, что потом мне за это будет. Тебе понятно?

- Но я…

- ТЕБЕ ПОНЯТНО?

«Что у него могло случиться? – думал Гарри. – Ясно же, что угроза пустая. Он не может мне ничего сделать…»

- Если вам наплевать на себя, то вряд ли вам наплевать на Драко. Так что не надо мне угрожать. Ради Бога, раз вам это так неприятно, то я больше не появлюсь у вас дома. Подумаешь...

- Я тебе покажу «подумаешь», негодяй!

- Драко сам нас пригласил! - Гарри стало очень обидно. – И Гермиону, между прочим, тоже.

«И об этом я почему-то ничего не знаю, - опять же машинально отметил про себя Люциус, - ну, Драко, ну я тебе устрою… Как, однако, этот поганец ловко строит невинные глазки!»

- Я тебя предупредил, - справившись наконец с собой, холодно проговорил Малфой. - Убить, может, и не убью, но поймаю и…

- И что?

- И навсегда отобью охоту... шляться где не надо.

С этими словами Люциус резко развернулся и не оборачиваясь быстро пошел по пустому коридору.

«Во дает! – думал Гарри, продолжая свой нелегкий утренний путь к собственной спальне. – Совсем бедняга головой тронулся. Как Драко это терпит…»

И некому было объяснить юному гриффиндорцу, так ловко затянутому в паутину слизеринских интриг, что же все-таки хотел от него мистер Малфой.

* * *

- Сев, ты знаешь, мне кажется, что это именно Поттер, - Люциус задумчиво водил пальцем по краю бокала. - Уж больно у него глаза были… невинные.

Профессор Снейп, разбуженный в пять утра вломившимся в его спальню Малфоем, со стоном опустился на подушки.

«Это сумасшедшее семейство меня доконает…» - с тоской подумал он.

- Когда у него были невинные глаза?

- Да только что…

- ГДЕ? – профессор мгновенно проснулся. – Люц, ты что, был в гриффиндорских спальнях? Ты совсем рехнулся? А если тебя там видели?! Ты…

- Перестань орать. Нигде я не был. Ваша знаменитость кралась по коридору из башни Равенкло. Что, кстати, говорит против него. Вот он у тебя на уроках и спит постоянно. Наговорил мне множество милых вещей…

- Надо было его сюда притащить, - разочарованно протянул Снейп.

- А если бы он идти не захотел? Мог ведь и разораться. Представляешь, меня бы застукали за этим занятием. Люциус Малфой в пять утра тащит Гарри Поттера за шкирку в слизеринские подземелья. Я бы потом очень долго доказывал, что просто хотел, чтобы ты с него баллы снял.

- Да он бы не разорался, - ухмыльнулся профессор, вспоминая, как на прошлых выходных Поттер с Уизли приволокли к нему среди ночи совершенно невменяемого Драко, оставили под дверью и убежали. – Он не захочет Драко расстраивать.

- И это тоже. Что за дикая история с «Тремя метлами»? Почему я узнаю об этом не от тебя?

- Понятия не имею. А что?

- Ничего. Сев, что с ним делать?

- С Драко?

- С ПОТТЕРОМ!

- Да я тебе говорю: не он.

- Как же! Не он!

- Ты же уверял, что поймаешь и выяснишь.

- Поймаешь его! Он, сволочь, как будто знает, где мы ловушки ставим.

«Конечно, знаю, - удовлетворенно подумал профессор. – Я же не Поттер!»

- Что, не получается? – посочувствовал он Малфою.

- Вчера, представляешь, у меня засаду сделали и у Гойла, так он к Крэббу наведывался!

- Откуда ты знаешь, что он у Крэбба был? – напрягся Снейп.

- Так его эльфы видели.

«Вот, дьявол! - расстроено подумал профессор. – Поубивал бы этих эльфов. Зря я согласился Нарси помогать. Еще и правда попадусь ненароком. Они, конечно, идиоты, но все-таки…»

- Вот когда поймаете и точно определите, что это именно Поттер, тогда и разговаривать будем. А так – несерьезно. Кто угодно мог быть.

- Обязательно поймаем. Я разозлился.

С этими словами Малфой решительно шагнул в камин, оставив Снейпа в некотором смятении. Налаженная за много лет личная жизнь профессора находилась под серьезной угрозой.

«Черт бы побрал этих Малфоев! - в сердцах думал несчастный зельевар. – Одни проблемы из-за них!»

* * *

Между тем Гарри Поттер благополучно достиг собственной спальни. Спать ему после неприятной беседы с бывшим Упивающимся расхотелось, поэтому он разбудил Рона и рассказал приятелю о странной встрече. Вдвоем думать о том, чего же хотел от гриффиндорской знаменитости отец Драко, стало намного веселее.

- Надо обязательно рассказать об этом Малфою. Ведь ты мог его подставить. Папаша-то не знает о той вечеринке в Имении, - рассудительно заметил Рон.

- Теперь знает, - мрачно отозвался Гарри.

И друзья отправились на завтрак, решив незамедлительно отыскать Драко и сообщить ему о возможных неприятностях.

- О дьявол! – кратко резюмировал слизеринец рассказ об утреннем приключении мистера Поттера. – А что он от тебя хотел-то?

Выяснив, что Гарри понятия не имеет, отчего родитель повел себя таким странным образом, Драко крепко задумался. А потом и вовсе сбежал, так ничего и не объяснив. Гарри с Роном даже немного обиделись.

Не то чтобы очень…

Но все-таки.

* * *

Мрачные думы не покидали профессора Снейпа даже во время уроков. Неприятность заключалась в том, что ему очень понравилась идея с оборотными зельями, предложенная Нарциссой. Таким образом, во-первых, было намного проще прикрывать собственные похождения, а во-вторых, скучающие жены бывших боевых товарищей пришли от этих нововведений в восторг. Нарцисса Малфой была, практически единственной из знакомых профессору дам, которую он не навещал время от времени в приватной обстановке. И вот теперь все могло закончиться довольно трагично. Не говоря уже о том, что под удар был поставлен Поттер. И не только.

«Ненавижу Малфоев! – злобно думал Снейп. – Что же теперь делать?»

К вечеру профессор решил, что необходимо кого-нибудь обвинить в непристойном поведении. «Люци теперь все равно не успокоится, пока не найдет того, кто ходит к его жене, - рассуждал зельевар, - так что придется…»

В поисках потенциальной «жертвы» Снейп обвел недобрым взглядом сидящих за ужином учителей, потом детей - и совсем расстроился. Он, конечно, в той или иной степени ненавидел всех присутствующих, но не настолько, чтобы желать им смерти.

«Ну и натворили мы дел, - грустно подумал профессор. - Все. Надо это прекратить. А то еще и Люци подставится. Он в такой ярости, что совсем позабыл о собственной безопасности, что, в общем-то, ему не свойственно. Дура Нарси совсем. И зачем я только согласился?..»

* * *

А Нарцисса Малфой вовсе не считала себя дурой. С того момента, как профессор Снейп согласился ей помочь, муж настолько изменился, что ничего другого и желать было нельзя. Сначала он, правда, пытался скандалить, но ей быстро удалось убедить его, что все посягательства на семейный очаг так и остались на стадии посягательств.

- Люци, я понятия не имею, кто пытался среди ночи проникнуть в нашу спальню! Что же ты хочешь?! Я всегда одна! Слабая беззащитная женщина! Как мне защищаться?!

Логика в ее словах, несомненно, присутствовала. Никаких доказательств того, что она желала принять ночного визитера или ждала его прихода, у Люциуса не было.

«Когда поймаю, тогда и разберемся», - мрачно думал несчастный муж, целыми днями бродя по Имению и расставляя ловушки.

К сожалению, эта деятельность была совершенно бесплодной. Наглец перестал появляться. Зато он зачастил в другие дома, вызывая этим бурю возмущения. То его видел Нотт, то опять Гойл, то еще кто-нибудь. Но поймать не могли. Это злило.

* * *

- Ты только подумай, Сев! Этот поганец успевает за одну ночь побывать в трех-четырех домах. Просто не представляю, как ему это удается!

- Ты его видел?

- Я – нет. Но Нотт видел. И Паркинсон видел. И Забини. И все сегодня ночью.

«Они рехнулись, - в ужасе думал Снейп. – Я же вторую неделю нигде не бываю. Они не могли никого видеть!»

- Люци, а ты не допускаешь, что они просто врут?

- Ты знаешь, я не хотел тебе говорить, но Руди видел его сегодня ночью тоже. А Руди я верю. Как себе. Он не станет меня обманывать. И галлюцинаций у него нет. Я точно знаю.

«А я точно знаю, что сегодня ночью Хогвартса не покидал, - в отчаянии размышлял профессор. – Что происходит, а?

* * *

Нарциссе Малфой

Имение Малфоев

18.02.1998

Нарси, что у вас там творится? Люци рассказывает дикие вещи. Ты что, еще кого-нибудь на это дело подбила? Учти - это крайне опасно. Поймать ведь могут.

С.

* * *

Профессору Снейпу

Хогвартс

18.02.1998

Сев, не надо так волноваться! Девочки от тебя в восторге. Говорят, что этим орангутангам никогда тебя не перехитрить.

И не морочь мне голову. Паркинсон позавчера нам такое про тебя рассказывала… Я уж молчу, что идея с оборотными зельями – моя, чтобы тебя не дискредитировать. Забини говорит, что когда любовник не только молодой, но и каждый день разный, - это подарок судьбы. Я и не ожидала, что ты найдешь моей скромной идее такое практическое применение. Но ты мне здорово помог, так что теперь мы квиты.

Удачи.

Н.

* * *

Профессор Снейп перечитал письмо восемь раз.

И ничего не понял.

Мысли путались.

Нет, он, конечно, воспользовался ее идеей. И не однажды. Но это было до того, как Люциус, окончательно взбесившись, организовал настоящую охоту за неуловимым ловеласом. Последние две недели профессор благоразумно нигде не бывал и теперь сопоставив письмо Нарциссы с рассказами Молфоя о том, что негодяя все видят, но не могут поймать, пришел к очень мрачным выводам.

«Раз это не я, значит это кто-то другой… - в отчаянии думал Снейп с остервенением строгая корни плотоядного зверобоя, отловленного с утра в Запретном Лесу. – И этот другой все про меня знает, потому что эти дуры принимают его как меня, и он их не разубеждает. Ой, какой кошмар!.. Что же теперь делать?»

Сбросив зверобой в котел, профессор замер, потрясенный умопомрачительной идеей.

«Это Люци. Он обо всем догадался и решил таким образом меня проучить. А поймать они его не могут, потому что он сам их засадами руководит!»

Профессор забыл про кипящее зелье и упал в кресло, обхватив голову руками.

«А ко мне он приходит и все это мне рассказывает, чтобы свести меня с ума. Чтобы я занервничал и сам сунулся куда-нибудь. Вот тут-то они меня и накроют. Люци все это подстроил! Не дождется! Я никуда не пойду, пока все это не закончится! Ни за что!»

- Сев, тебе плохо?

Профессор вскочил с кресла, в ужасе глядя, на вылезающего из камина Малфоя.

- Что?

- Вот первый раз в жизни чувствую себя полным идиотом, - Люциус беспардонно уселся в кресло, с которого секунду назад вскочил Снейп. – Он только ко мне и не приходит. Еще немного, и это станет подозрительно.

«О, Мерлин! Что он от меня хочет?»

Недобрые предчувствия профессора не обманули.

- Сев, я вот тут подумал, ведь ты мой единственный друг…

«Все. Конец. Если он так говорит, значит точно конец. Он не смог подставить меня, потому что я никуда не хожу, и теперь захочет…»

- Сев, что ты молчишь?

- Я сейчас немного занят…

- Сев, ты должен мне помочь.

- Ловить любовника твоей жены? Уволь. Это глупо, наконец!

- Не смей называть этого мерзавца «любовником моей жены»! Ты совсем обалдел?! Нарси его в глаза не видела! – заорал Малфой.

«Неужели все-таки не он?..» - профессор совсем растерялся.

- Сев, извини. Я от этой дикой истории совсем умом тронулся. И приходит еще этот червяк Нотт и, гаденько так улыбаясь, говорит, что я единственный у кого «незнакомец давно не появлялся». Ты понимаешь, что это значит?

- Они заподозрили, что это ты?

- Он так не сказал. Не посмел. Но надо же что-то делать.

- Давай кого-нибудь подставим, - радостно предложил Снейп, почти уверившись в собственной ошибке.

- Кого? Хагрида вашего?

- Нет! – быстро произнес профессор. – Оставь Хагрида в покое. Надо подставить того, кому они ничего не смогут сделать.

Люциус на секунду задумался.

- Поттера?

«Это у них семейное. Фамильный дебилизм!» - в отчаянии подумал Снейп.

- Почему сразу Поттера! При чем тут Поттер?!

- Потому что только ему они ничего не сделают. Можно еще Дамблдора, но в это никто не поверит.

- Да… Ему уже скоро двести лет. Не выйдет.

- Остается Поттер. Если они поймают эту героическую личность, то точно отпустят. Кому охота с ним связываться, после того, как даже Лорд не справился?

- Нет, ты знаешь, это очень опасно. К тому же надо ведь еще и настоящего ловить.

- Ну что ты меня расстраиваешь, а?

- Люци, я тебе сочувствую, - твердо произнес зельевар. – Но помочь ничем не могу. Извини.

- Сев, я хочу попросить тебя о сущем пустяке. Ну что тебе стоит? Один раз.

* * *

«У меня deja vu, - устало думает профессор Снейп петляя по ночному парку Имения Малфоев в надежде, что многочисленные сногсшибатели его не настигнут. – Кто бы мне объяснил, зачем я это делаю?..»

* * *

Профессору Снейпу

Хогвартс

19.02.1998

Сев, у нас сегодня ночью произошло что-то очень странное. Люци с приятелями на полном серьезе все ночь ловили Поттера в парке. Представляешь? Уверяют, что видели его. Но я-то знаю, что ты за это время успел побывать и у Паркинсон, и у Белл, и у… В общем, все я про тебя знаю, сам понимаешь. Какие между старыми подругами могут быть секреты? Мы столько вместе пережили, что уже давно ничего друг от друга не скрываем.

Но я очень волнуюсь за Люца. Он совсем рехнулся. Скажи на милость, кого они тогда полночи по парку гоняли?

Сев, как ты думаешь, бывают коллективные галлюцинации?

Н.

* * *

Нарциссе Малфой

Имение Малфоев

19.02.1998

Бывают.

С.

* * *

«Так, - рассуждал профессор Снейп, сидя у себя в подземельях с бокалом в руке. – Если это Люци, то меня он точно не подозревает. Но скорее всего это все-таки не он. Тогда кто? Ведь этот «некто» не только точно знает все их планы и привычки, но и оборотное зелье прекрасно варит, потому что превращается в разных людей, но всегда молодых и симпатичных. И безобразничает прикрываясь моим именем. Это надо прекратить!»

Придя к такому решению, профессор тут же приступил к реализации своих грандиозных планов.

* * *

- Слушай, Сев, разве ты забыл, что обещал мне в прошлый раз?

Что пообещал Беллатрикс приходивший к ней «в прошлый раз» негодяй профессор, естественно, не знал, а потому просто пожал плечами.

- Ты обещал, что примешь образ Драко.

- ЧЕГО?

- Сев, ну какая тебе разница? Это же все равно будешь ты. Почему к Забини ты приходил в виде Драко, а ко мне только в виде Поттера или Уизли? Это нечестно.

- Потому что Драко твой племянник, Белл, - автоматически ответил Снейп с ужасом начиная понимать, что раз этот неизвестно кто принимает облик семикурсников Хогвартса, значит он действительно из школы.

«А вдруг и вправду Хагрид?» - эта мысль была просто чудовищной.

- Послушай, Белл, - нервно облизывая губы пробормотал профессор. – А что еще твои подружки говорят?

- О тебе?

- Обо мне, - Снейпа передернуло.

- Ну, если честно, то говорят, что ты, наверное, изобрел какое-нибудь зелье, ну… ты понимаешь? Все-таки ты не в том уже возрасте, чтобы за одну ночь успевать и у меня побывать, и еще у двух-трех…

- Белл, мне что-то нехорошо сегодня, я пойду, ладно?

- Да мало ли что эти дуры говорят, Сев? Не бери в голову. Всем же нравится. Ты просто гений. Не расстраивайся по пустякам.

* * *

«Это какое же здоровье лошадиное надо иметь, чтобы каждую ночь к трем-четырем дурам успевать заскочить, да еще в разном обличии, - мрачно размышлял профессор, бродя по темным коридорам Хогвартса. – Раз он в студентов превращается, значит точно из школы. Кто же это может быть?»

Профессор медленно шел по направлению к Астрономической башне. Он всегда любил это уединенное место и часто приходил туда в тяжелые моменты своей богатой приключениями жизни.

«Надо свести воедино все, что мне про него известно. Здоров как бык, вероятнее всего молод, наверняка живет в школе. Но ведь не только это. Ему все известно и про меня, и про Люци, и про остальных. Он точно знает, когда и где на него делаются засады и какие способы поимки изобретаются. Вот что странно. Просто не представляю, кто это может быть!»

- Я только понять не могу, что все они нашли в Снейпе? Он самый противный сальноволосый ублюдок, какого только можно себе вообразить.

Профессор остановился так резко, что чуть не упал. Он готов был спорить, что голос, глухо раздающийся из темного прохода, соединяющего два коридора, принадлежит Рону Уизли.

- Ну тебе-то грех на него жаловаться, Рон, - со смехом ответил Драко Малфой. – Мы все неплохо развлеклись за его счет.

Снейп четко ощутил, что сейчас ему станет дурно, и оперся рукой о стену.

- Да уж. Хотел бы я, чтобы меня так встречали, - вздохнул Поттер.

- И не говори, - отозвался Дин Томас.

- Д-да… У Паркинсон такая милая м-мама. Сказала, что мне очень идет смущенный в-вид.

Профессор не заметил, как сполз по стене на пол. Высказывание Лонгботтома стало последней каплей.

«Старая дура Паркинсон! Не смогла отличить меня от этого увальня! Идиотка!..»

- Все, народ, лавочка закрылась. Отец сказал, что будет чары родового демона накладывать.

- А ему-то что? Мы в ваше Имение и не ходим.

«Финниган», - автоматически отметил про себя Снейп.

- Так все будут. Они сегодня договорились. Серьезнейший ритуал. Любой человек чужой крови, попавший на территорию, подвластную родовому демону, развоплощается в течение пятнадцати секунд.

- Что вообще? Насовсем.

- Невилл, с черной магией не шутят. Я сразу говорил, что это опасная затея.

- Да ладно тебе, Поттер, - засмеялся Малфой. – Ты теперь долго будешь этот месяц вспоминать. Еще скажи, что плохо повеселились. Но с завтрашнего дня лично я – пас. И вам не советую. Меру надо знать. С родовыми демонами шутки плохи.

Студенты давно ушли, а профессор Снейп все никак не мог заставить себя поверить в реальность происходящего. Не было никакого сомнения, что все это безобразие подстроил Драко Малфой. «У гриффиндорцев просто не хватило бы на такое ума, - в отчаянии думал зельевар. – Нет, ну какие мерзавцы, а...»

- Ненавижу Малфоев! – вслух произнес несчастный профессор, вставая с пола и отряхивая мантию. – Не-на-ви-жу! От них одни неприятности!

Сделав такой глубокомысленый вывод, Снейп последний раз проверил, не осталось ли на его мантии многовековой пыли, и отправился вниз.

Так бесцеремонно разрушенную Малфоями личную жизнь предстояло налаживать заново.



The end


Март, 2005


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni