Darkness... and silence, или три дня из жизни шпиона

АВТОР: valley
БЕТА: Lonely Star

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Профессия шпиона, одна из самых опасных. Ну, после сапера... и пилота-камикадзе... Зато сколько романтики!.. История № 4 из цикла «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп». О любви, естественно. О любви настоящих профессионалов к своей работе.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА К ЖАНРУ: Comic dark. Мини.

ПРИМЕЧАНИЕ: цикл «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп» включает в себя 10 историй: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10.


ОТКАЗ: Все, что уже встречалось – не мое. Коммерческие цели не преследуются.




Мы вводим вас в мир интриги и иллюзии... клоуны, если угодно,
убийцы - мы можем вам представить духов и битвы, поединки,
героев и негодяев, страдающих любовников - можно в стихах; рапиры,
вампиры или то и другое вместе, во всех смыслах, неверных жен
и насилуемых девственниц - за натурализм надбавка, - впрочем,
это уже относится к реализму, для которого существуют свои расценки.

Том Стоппард.
«Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

8 ноября 1995 года.
Среда.
Семь часов утра.
Гриммаульд, 12.
Гостиная на первом этаже.

- Мне пора идти, - недовольно морщась, сообщает профессор Снейп, подчеркнуто игнорируя напряженно смотрящих на него людей и обращаясь исключительно к Дамблдору.

Никто не возмущается. Здесь все давно привыкли. Ко всему.

- Да, конечно… удачи, Северус… - Дамблдору тоже кажется, что вокруг никого нет. Они одни. На всем белом свете.

Пустые слова, которые ничего не значат... Полный мрачных предчувствий, старик провожает своего шпиона скорбным взглядом.

Каждый раз он уходит. И каждый раз Дамблдор полностью уверен, что они виделись в последний раз.

Так они все уходят... по очереди... а иногда вместе...

И что остается?

Темнота... и тишина.

* * *

На следующий день.
9 ноября 1995 года.
Четверг.
Два часа ночи.
Замок Темного Лорда.
Коридор перед Парадным залом.

Припадая на левую ногу, профессор Снейп медленно бредет по бесконечному коридору. На свидание с любимым Повелителем. Малфой и Макнейр крепко держат его под руки с обеих сторон, не давая упасть. По полу за ними тянется широкий кровавый след.

Люциус кривит губы и думает, что они явно перестарались. Крови многовато. Обрывки грязной мантии зельевара пропитаны ею насквозь. Мало того, что коридор запакостили, так еще и сами перемазались.

- Что-то мне... совсем… нехорошо... – чуть слышно шепчет Снейп.

- Вот и отлично! – радостно ухмыляясь, отзывается Макнейр, - сейчас будет еще хуже.

- Заткнись, Уол, не смешно! – сквозь зубы цедит Малфой.

- Да не волнуйся ты так. Все в норме.

- Я надеюсь. Только он вообще идти не может.

- Ну что ты хочешь? Так и должно быть. После шестнадцати часов непрерывного допроса.

- Люци... мне плохо...

- Пока мы тащимся по этому коридору, он уже дважды терял сознание.

- Это, конечно, не очень хорошо, но и не особо страшно. И могу тебе напомнить, что именно ты довел его до такого сказочного состояния, а вовсе не я. Так что претензии не принимаются. Между прочим, если наложить сейчас несильный «Cruciatus», то он будет чувствовать себя намного бодрее и...

- Исключено! – резко перебивает Малфой.

- Зря, на самом деле.

- Мне плохо…

- Сев, помолчи, ради Мерлина. Мы почти пришли. Уол! Черт!

- Сам его держи, дверь же нужно открыть.

- Почему ты не разрешил его левитировать?

- Назад оглянись, - Макнейр указывает на заляпанный кровью коридор, - красота! Все как ты хотел.

Ценой неимоверных усилий профессор поднимает голову и тоже оглядывает окровавленные камни.

- Какие же вы... все-таки... уроды... – со стоном произносит он.

Макнейр двумя руками открывает тяжелые двери зала.

- Иди, иди, Повелитель ждать не любит. Уже дважды спрашивал.

Больше всего на свете хочется закрыть глаза... можно навсегда... чтобы все это кончилось...

Темнота... и тишина.

* * *

Через сутки.
10 ноября 1995 года.
Пятница.
Два часа ночи.
Гриммаульд, 12.
Кухня.

- Его нет третий день... – тихо произносит Дамблдор.

- Не стоит так расстраиваться, Альбус, надо еще подождать… - преувеличенно бодро отзывается Моуди. Бывший аврор сам ни на секунду не верит в то, что говорит. И все присутствующие это знают. Здесь никого не обмануть. Но каждый считает своим долгом высказаться:

- Выберется! – уверенно заявляет абсолютно пьяный Флетчер, не поднимая головы с плеча расстроенного Сириуса.

- Совсем никаких вестей?.. – Артур Уизли произносит эти слова только для того, чтобы нарушить тишину...

- Кто-нибудь хочет чаю? – не ожидая ответа, спрашивает его жена.

- Спасибо, Молли. В следующий раз, - минуты через две напряженного молчания отвечает профессор МакГонагалл, - Альбус, надо что-то делать!

- Да что тут сделаешь... – страдальчески сдвинув брови на переносице, откликается Люпин.

- А что, если... – вдохновенно начинает Тонкс и тут же замолкает, понимая, что собиралась предложить глупость.

- Выберется… Это совсем не трудно… – сонно бормочет Флетчер, поудобнее устраивая голову у Сириуса на плече.

Постепенно начинают расходиться. Кухня пустеет. Только Дамблдор так и остается сидеть за столом, опустив голову на руки. Свеча догорает.

- Ужасно... – еле слышный шепот.

Темнота... и тишина.

* * *

Двумя днями раньше.
8 ноября 1995 года.
Среда.
Десять часов утра.
Замок Темного Лорда.
Маленькая гостиная на втором этаже Южной Башни.

- Сев! Шеф решил, что ты - шпион Дамблдора... и состоишь в Ордене Феникса... – голос у Малфоя явно расстроенный.

- Да? С чего бы это вдруг? Если не секрет, конечно...

- Да какой секрет! Вчера наши поймали Мундунгуса Флетчера. Он ваш Орден Феникса и заложил. Списком.

- И кто там еще был? В этом списке?

- Ты представляешь, кого там только ни было. Даже я. Но про меня-то Шеф не поверил, конечно, а тебя, говорит, что давно подозревал. Вот велел мне разобраться.

Профессор откинулся на спинку кресла, лихорадочно соображая, что если Флетчер еще жив, то надо будет вытаскивать не только себя, но и его. Вот бестолочь...

- Ну... и что… с Флетчером? – наигранное равнодушие успешно скрывало беспокойство.

Малфой зачем-то оглянулся и быстро зашептал:

- Да сбежал он ночью. Макнейр чуть руки на себя не наложил. Рванул утром к Шефу, кричит: «Я сам на себя Аваду нашлю, мой Лорд, только прикажите...»

Снейп устало закрыл глаза... Как же много интересного он пропускает, торча с утра до ночи в этой ненавистной школе...

- А Лорд что? – вяло спросил зельевар, усилием воли подавив приступ черной зависти к тем, кто это видел.

Малфой выпрямился и совершенно спокойно ответил уже нормальным голосом:

- Что-что... Ничего. Не из-за чего, говорит, так убиваться. Уолли же не дурак. Знал, что делает. Шеф сентиментален...

«Может, мне тоже что-нибудь подобное... изобразить...» - профессор чувствовал, что засыпает. Ночное заседание Ордена Феникса, с которого он и явился в замок Темного Лорда, и общая хроническая усталость давали о себе знать.

- Эй, Сев!

- Люци, тебе Лорд велел разобраться или мешать мне спать?

- Разобраться.

- Вот и разбирайся.

- Очень смешно.

- Слушай, ну будь человеком, а? Два часа. И я твой должник навеки...

- Хорошо-о... – злорадно протянул Малфой.

«Вот зараза...» - еще успел подумать Снейп засыпая.

Темнота... и тишина.

* * *

Через двенадцать часов.
8 ноября 1995 года.
Среда.
Десять часов вечера.
Замок Темного Лорда.
Маленькая гостиная на втором этаже Южной Башни.

- Сев, Сев, черт! – Малфой тряс профессора за плечо.

Слизеринский декан медленно открыл глаза и в недоумении воззрился на приятеля.

- Что за...

Снейп вскочил с кресла и рванул к окну.

- Люц, ты совсем рехнулся? Я просил разбудить через два часа, а уже ночь! Ты что?

- Ты не просил разбудить. Ты просил дать тебе выспаться. Чем ты опять недоволен?

- А что ты Шефу сказал?

- Сказал, что разбираемся.

- Ну и как?

- Как разберемся, так доложу. Он утром куда-то отбыл. Только что вернулся и сразу про тебя спросил.

- А мы можем побыстрее разобраться, а? У меня дел полно. Целый день! Целый день коту под хвост. Убить тебя мало. У меня же... О, дьявол!

Малфой как-то очень напряженно посмотрел на Снейпа и произнес тихим ровным голосом:

- Мне кажется, что ты плохо себе представляешь, насколько большие у тебя проблемы.

- Так все серьезно?..

- Гораздо серьезнее, чем ты можешь себе представить. Шефа на твой счет просто переклинило. Понимаешь, пока ты спал... – Малфой замялся, - только не обижайся...

Профессор занервничал. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше. Что-то не так. И сильно. А вид «смутившегося» Люциуса вообще не поддавался никаким объяснениям. Такого Снейп не видел никогда в жизни, а знал он Малфоя почти тридцать лет.

- Ты уж говори. Что случилось?

- Ты расслабься, может еще и обойдется... Хотя, вряд ли...

- ЛЮЦИ!

- Шеф велел тебя привести, хочет веритасерумом напоить.

- Тогда пошли.

Подобная проблема профессора не волновала совершенно. Веритасерум он варил для Лорда (равно как и для авроров) сам и давно к нему привык, попивая его каждый вечер после ужина. Если, конечно, никуда не собирался ночью идти. На всякий случай.

- Ты не понял, Сев. Ты должен выглядеть не так, как будто ты весь день тут в кресле проспал, а так, как будто я целый день тебя допрашивал. Ясно?

Снейп мрачно усмехнулся. Да уж. Действительность рисовалась не радужная.

- И как ты предлагаешь этого добиться?

- Я думал, ты что-нибудь предложишь...

- Может, я тоже… сбегу. Как Флетчер...

- Вообще-то я решил, что такой вариант тебя не устроит... – задумчиво протянул Малфой.

Профессор в который раз подумал, что так и не смог за столько лет определить, знает Люциус о его шпионской деятельности или нет. Время от времени проскальзывали какие-то смутные намеки, вот как сейчас, но дальше намеков дело никогда не шло.

Так или иначе, а Малфой был прав. Если он сбежит, то его признают дамблдоровским шпионом, и больше он сюда приходить не сможет. А этого профессору вовсе не хотелось. Вся его деятельная натура восставала против такого решения проблемы. Ограничивать свою личную и общественную жизнь узкими рамками школы откровенно не хотелось.

К тому же, это еще и очень опасно. Шеф может сильно расстроиться и объявить охоту. Наверняка поймают. Нет уж. Побег - это не выход. Нужно использовать любой шанс, пока есть хоть малейшая надежда вернуть доверие Темного Лорда. Очевидно, что ценой испорченой одежды. И не только.

- У тебя есть во что переодеться? А то мне рубашку жалко.

- Не дури. Если прорвемся, то рубашка будет за мной.

- Вот только попробуй обмануть, - проворчал слизеринский декан, попутно соображая, что бы такого придумать... чтобы выглядело пострашнее, и Лорд остался доволен.

- Ты лучше решай, как нам все это провернуть, - нетерпеливо напомнил Малфой.

Профессор задумался и через пару минут изрек:

- Знаешь, Люци, нам необходим консультант. Иначе мы сразу засыплемся. Шеф в этом вопросе достаточно опытен, а мы с тобой, в общем-то, дилетанты. Кроме «Crucio» и не знаем ничего толком. Нужен специалист.

- Так давай Уолли позовем.

- А он нас не сдаст? Я его плохо знаю.

- Да ладно тебе. Что он, не понимает, что ли? Его Флетчер тоже в составе Ордена Феникса назвал. Он же в Министерстве работает. Еле отбился... А Уол всегда уважительно о тебе отзывался, так что ты зря. И потом, лучшего знатока нам все равно не найти...

Обуреваемый недобрыми предчувствиями, шпион тяжело вздохнул и нехотя согласился. Тем более, что других вариантов не было.

Призванный в срочном порядке министерский палач отнесся к проблеме с пониманием. И профессиональным рвением.

- Ну, во-первых, пусть он палочку отдаст... – с опаской косясь на мрачного зельевара, проговорил «консультант», откровенно пытаясь спрятаться от профессорского взгляда за спиной Малфоя.

- Сев, ну ты слушайся тогда, что ли. Сам же сказал, что консультант нужен. А теперь дуешься.

- Я согласен его слушаться, но я не понимаю, при чем тут моя палочка, - проворчал профессор, протягивая Малфою свое сокровище.

Люциус бережно спрятал палочку в карман мантии и, взглянув на все еще настороженного Макнейра, предложил выпить. Предложение было принято большинством голосов. Оставшемуся в меньшинстве Снейпу пришлось подчиниться.

- Если «Cruciatus», вас не устраивает, - со знанием дела вещал Макнейр, - то нужен системный подход к решению проблемы. Сначала определим цель.

- Уол, цели у нас две. Во-первых, Шеф должен понять, что мы с тобой его весь день допрашивали, а не шампанское здесь пили, а во-вторых, неплохо было бы доказать таким образом, что он не предатель и в Ордене Феникса не состоит, равно как и в других подобных организациях.

- То есть, чтобы выглядело пострашнее?..

- ДА! – хором ответили Снейп с Малфоем.

- Тогда нужно много крови. Для достоверности.

- Чьей? – мрачно спросил Снейп.

- Боюсь, что твоей, Сев, - в тон ему ответил Люциус, - чужую брать опасно. Мало ли...

- Если нос правильно сломать, то крови будет достаточно.

- Тебе виднее, - Малфой смотрел на Макнейра с уважением.

- Нет! Не смейте нос трогать! Даже не обсуждается! Лучше вены вскроем.

- Можно и вены. Мне без разницы.

- Тебе, конечно, без разницы!

- Перестань, Сев! Что ты огрызаешься?

- Меня нервирует этот разговор.

- Так ты совсем не пьешь, - Малфой долил шампанского в бокал профессора, - сейчас пару бутылок выпьем, и тебе станет все равно, вот увидишь. Тоже будет без разницы, нос там или вены.

Через два часа профессор Снейп лежал в белье на диване и блаженно улыбался. Коварный Малфой все-таки изловчился долить в профессорский бокал c шампанским припасенного заранее спирта, и теперь дамблдоровскому шпиону было действительно совершенно без разницы, сломает ему министерский палач нос, или нет. Ему вообще теперь все было без разницы.

На полу рядом с диваном Макнейр обыкновенными маггловскими ножницами кромсал то, что еще осталось от профессорской мантии, рубашки и брюк.

- На самом деле, - неторопливо объяснял он Малфою, - кроме крови ничего больше не нужно. Главное, чтобы ее было много. Это выглядит весьма устрашающе. Для всех. И наш Повелитель вовсе не является исключением. Останется доволен.

- Люц... все это б-безобразие на твоей с-совести... – еле ворочая языком пытался возмущаться слизеринский декан.

Совершенно трезвый и злой «Люц», нервно потирая замерзшие руки, внимательно следил за действиями Макнейра. Что такое «совесть» он представлял слабо, хотя слово такое, конечно, где-то слышал. Но до того ли сейчас было издерганному Малфою? Всего десять минут назад Повелитель опять его вызывал и требовал немедленно доставить подозреваемого в шпионаже зельевара. А ведь они с Макнейром только начали…

- Да-да, Сев, конечно... – рассеяно отвечал Люциус, тихо радуясь, что профессора удалось нейтрализовать хоть ненадолго.

Превращенную в лоскуты и не развалившуюся только благодаря искусству палача одежду аккуратнейшим образом натянули на практически спящего Снейпа. После этого Малфой взял со стола приготовленную заранее небольшую чашу.

- Уол, ты уверен, что это не опасно? – в очередной раз спросил он.

- Да перестань ты так нервничать. Мы почти закончили. Сейчас все здесь зальем, потом наложим отрезвляющее заклятие - и к Шефу. Работы на пять минут. Приподними-ка его немного.

Взяв протянутый Люциусом кинжал, Макнейр неуловимым движением слегка рассек левую руку профессора и подставил чашу. Наполнив глубокую емкость примерно до половины, он бережно отнес ее на стол и взмахнул палочкой. Сосудов с темной кровью стало два. Еще один взмах – четыре. И так до тех пор, пока большой стол не оказался полностью заставлен одинаковыми чашами с профессорской кровью.

- Уол, я уже весь промок, может, хватит? – обеспокоенный голос Малфоя отвлек Макнейра от размножения чаш.

- Что хватит?

- Ему не пора кровь остановить? Мы уже весь диван залили…

Макнейр растеряно обернулся и в ужасе метнулся к лежащему без движения в обьятьях Малфоя профессору. Отшвырнув палочку в сторону и зажав предплечье пальцами, он в бешенстве зашипел на перепуганного приятеля:

- Почему ты ее не остановил?

- Ты не сказал…

- Черт тебя побери, Люци! Мы его так убьем! Давай быстрее! Что ты на меня смотришь?

- Но ты же мне ничего не сказал, Уол… - в отчаянии прошептал Малфой после того, как рана на руке профессора бесследно исчезла.

- Ладно, переживет… Так даже лучше.

- Как лучше? Ты только посмотри… Я весь в крови…

- Да не так уж и много, на самом деле. Давай его буди.

Отрезвляющее заклятие подействовало немного странно. Снейп открыл глаза и, растерянно оглядывая свой обновленный наряд, попытался с помощью Малфоя сесть на диване. Попытка успехом не увенчалась. Сил не было не только на то, чтобы сидеть, но даже на то, чтобы просто держать голову.

- Что с ним, Уол? – задал Люциус самый глупый вопрос в своей жизни.

- Да ничего, - безмятежно отозвался министерский палач, - главное, что очнулся. У него голова кружится, пусть лежит. Иди сюда.

Материализовав посреди гостиной нечто, напоминающее большое корыто два «иллюзиониста» принялись сливать в него чаши.

Еще через минуту Снейп прямо в одежде был погружен в собственную, еще теплую кровь. Сил для сопротивления у него все равно не было.

- Надо бы с головой, - задумчиво разглядывая бледного, как смерть профессора, заявил Макнейр.

- Сев, приготовься. Будем нырять.

Снейп со стоном бессильного бешенства глубоко вдохнул и, зажмурив глаза, почувствовал, как чья-то рука сильно надавила сверху, заставляя погрузиться в вязкую жидкость.

Прошла почти минута.

- Уол! Хватит! Он же захлебнется!

- Очень хорошо. Сможет потом сказать, что мы заставили его захлебнуться в собственной крови, - совершенно спокойно произнес Макнейр, убирая, наконец, руку с головы профессора. Затем подхватил его и резко выволок на пол.

- Вы совсем без мозгов! – прохрипел несчастный шпион, после того, как минуты три откашливался и отплевывался.

- Сев, ты обещал слушаться, - со смехом проговорил Люциус, восхищенно разглядывая творение профессионала. – Боже мой! Ты бы себя видел...

- Могу представить… - пробормотал профессор.

- Нет, Сев! Я готов спорить, что ты не можешь этого представить. Если Шеф останется недоволен, то на него вообще угодить невозможно!

- Люци, прекрати смеяться и пошли. Время. Лорд не любит ждать. Давай его поднимать, только медленно, а то он сознание потеряет, а это не очень хорошо.

Профессор почувствовал, как его подхватили с двух сторон и бережно повлекли в коридор.

«Почему же мне так плохо… какие сволочи…» - безразлично думал он.

Через несколько шагов Малфой поскользнулся и выпустил плечо приятеля. Завалившийся на него Снейп подвернул ногу и, неприлично выругавшись, окончательно отключился, повиснув на руках своих спутников.

Темнота… и тишина.

* * *

Через десять минут.
9 ноября 1995 года.
Четверг.
Два часа ночи. И четыре минуты.
Замок Темного Лорда.
Парадный зал.

Профессор Снейп ощущал себя препаршиво. Голова кружилась, ноги норовили подогнуться, и невыносимо хотелось спать. Попытки прилечь на плечо Малфоя натыкались на стойкое непонимание со стороны последнего, пинки и нервное шипение в ухо: «Прекрати немедленно! Он догадается! О-о, дьявол!»

- Боже мой... – только и сумел произнести Темный Лорд, когда Люциус с Макнейром практически подволокли к нему профессора, - вы что натворили, а?..

Малфой похолодел. «Надо было все-таки пару «Crucio» добавить... для достоверности... сейчас засыплемся...» - пронеслись в голове панические мысли.

Но Макнейр держался невозмутимо, и Люциус справедливо рассудил, что министерскому палачу виднее, как должна выглядеть жертва шестнадцатичасового допроса. На то он и профессионал.

- Ты, Люци... совсем... обалдел... – медленно проговорил Лорд, разглядывая Снейпа широко открытыми глазами. - Что вы с ним сделали?..

По привычке ориентируясь скорее не на слова, а на тон любимого Повелителя, «Люци» успел подумать, что никогда раньше не видел широко открытых змеиных глаз... И о том, что никогда больше, скорее всего, и не увидит... А еще о том, что надо же, какая чушь в голову лезет... перед смертью...

- Да чего мы только с ним не делали. Зато теперь можем быть уверены, что Снейп вам верен, мой Лорд, - с этими словами Макнейр склонился в низком поклоне, отпустив на мгновение профессора, что и позволило последнему окончательно упасть на Малфоя.

Люциус сделал хорошо рассчитанный медленный шаг назад и Снейп плавно опустился на пол у его ног.

«А Макнейр-то – какой молодец, - удовлетворенно думал Малфой, нехотя переводя взгляд с картинно сидящего в луже крови шпиона на пребывавшего в трансе Повелителя, – вон как Шеф прибалдел... очень достоверно получилось...»

- Зачем. Вы. Это. Сделали... – наконец придя в себя, ледяным голосом отчеканил Темный Лорд.

Малфой молчал.

- Люциус, я жду.

- Вы приказали разобраться, мой Лорд.

Неимоверным усилием воли Малфою удалось заставить свой голос звучать спокойно и уверенно.

Нестабильное состояние Люциуса объяснялось вовсе не недовольством Повелителя. Как раз это он всегда умел обращать себе на пользу. Впадать в панику заставляли лихорадочные размышления о том, как он станет объясняться по этому поводу с профессором Снейпом, когда тот придет в себя и узнает, что весь этот спектакль оказался вовсе не нужен. С тоской предвкушая грандиозный скандал, моногочасовую лекцию о бездельниках, которые сами всю жизнь ни черта не делают и у других время воруют, а также доклад об умственных способностях законченных дебилов, Малфой вполуха слушал, как отбивается за него Макнейр.

- Вы же приказали разобраться, мой Лорд. Вот и разбирались. Как обычно. Никаких дополнительных распоряжений не было. Хотели еще веки срезать, или там уши… или нос… или еще что-нибудь… Но Люци в последний момент сказал, что вам может не понравиться. Неэстетично будет. Решили не торопиться.

- Еще не хватало… - чуть слышно пробормотал Волдеморт.

«Какое счастье, что я догадался привлечь Уолли к этому опасному делу… - отвлеченно думал Люциус, - на все вопросы у него есть ответ… и всегда правильный…»

Макнейр вообще последнее время чувствовал себя довольно уверенно. Второго профессионального палача у Темного Лорда все равно не было. И не предвиделось. Убийц – сколько угодно. А специалист один. Соответственно, бесценный.

- И что мне с ним делать? – прозвучал риторический вопрос Повелителя.

Ответа, естественно, не последовало, да его никто и не ждал.

Помолчали.

- Вы же говорили что-то про веритасерум, мой Лорд, - услужливо напомнил Макнейр, водя носком ботинка по каменному полу.

- Теперь это совершенно бессмысленно... вашими молитвами…

- Почему? Он же в сознании. Вполне можно напоить, - Люциус был просто счастлив, что, наконец, понял причину недовольства Повелителя.

- Мне нужно было, чтобы он это зелье приготовил! Идиоты! Оно только настаивается почти месяц!

- А почему Снейп не позаботился об этом зарание? Очень подозрительно! – гнул свою линию Макнейр, в отличие от остальных, прекрасно знавший, как вышло, что любимый Повелитель остался без такого необходимого зелья. Макнейр вообще, каким-то никому не ведомым способом умудрялся знать абсолютно все, что происходило в этом замке. Да и в Министерстве тоже.

- Он позаботился, - злющий голос Лорда заставил Малфоя поежиться, - Эйвери влетел головой в шкаф с колбами и все перебил.

- Да ну?! – искренне удивился министерский палач.

- А «Reparo» нельзя было сказать?.. – растеряно спросил Люциус.

- А толку? Шкаф и колбы восстановил, а зелья-то на ковре остались... – с тоской отозвался Эйвери.

- Ты лучше вообще в ближайшие дни мне на глаза не попадайся! - заорал Лорд, в бешенстве направляя на Эйвери палочку.

Но тот предусмотрительно спрятался за укоризнено качавшего головой Лестранга, и Лорд как-то сразу успокоился, потому что к старым соратникам, отсидевшим четырнадцать лет в Азкабане во славу Темного Порядка и лично Повелителя, относился с отеческой нежностью.

- Раз уж вы так его отделали, то хоть выяснили что-нибудь? – холодно спросил Темный Лорд, медленно подходя к профессору, - Север, ты что-нибудь можешь рассказать нам про Орден Феникса?

В ответ раздалось слабое шипение.

- Нет, Люци, ну ты просто… – возмущению Повелителя не было предела.

Испугавшись за Малфоя, Снейп из последних сил поднял голову:

- Могу.

- Говори! – последовал незамедлительный приказ.

- Там тоже все сволочи... – изрек несчастный шпион.

- Почему это «тоже»? – обижено протянул Люциус.

- Потому что... и здесь все сволочи...

Присутствующие замерли.

- А вы его по голове, случайно, не били? – озадачено поинтересовался Лорд.

- Конечно, били, - с готовностью отозвался Макнейр, - даже скальп почти сняли... потом, правда, передумали... А что?

- Зачем? – автоматически спросил вконец расстроившийся Повелитель.

- Даже не знаю... Так получилось. Вы не предупреждали, что нельзя.

Малфой с нежностью смотрел на равнодушно пожимающего плечами приятеля-палача.

Тяжело вздохнув, Темный Лорд вернулся в свое кресло и, с тоской оглядев притихших подчиненных, сообщил:

- Вы все были названы в составе дамблдоровской организации. А поплатился за это почему-то только Снейп. И только он на настоящий момент смог доказать беспочвенность возводимых на него обвинений.

Гробовая тишина, воцарившаяся в зале, была ему ответом.

- На мой взгляд, это не совсем справедливо… - с изрядной долей злорадства оглядывая побледневших приближенных, продолжал Темный Лорд.

Лестранг мертвой хваткой вцепился в мантию Эйвери, второй рукой зажав ему рот, чтобы не дать высказаться на заданную тему и получить в награду от Повелителя очередной «Cruciatus». Потому что именно этот вид деятельности в последнее время удавался Эйвери лучше всего.

- Я подумаю, как вы все сможете доказать мне свою преданность… - раздавалось тем временем под сводами зала. - Теперь убирайтесь.

Общий облегченный вздох.

- А тебе, Люциус, придется еще позаботиться о ликвидации последствий твоей… я уже не знаю… глупости… или преданности...

«Что, впрочем, одно и тоже», - закончил про себя Малфой.

- Конечно, мой Лорд. Вы очень добры, мой Лорд.

«Неужели все…» - безрадостно подумал профессор Снейп и с чувством выполненного долга опять потерял сознание.

Темнота... и тишина.

* * *

Через час.
9 ноября 1995 года.
Четверг.
Четыре часа утра.
Имение Малфоев.
Кабинет хозяина на третьем этаже.

- Что-то наше магическое сообщество совсем мельчает… - рассуждал Малфой, сидя на краю широкого дивана, на котором восстанавливал силы слизеринский декан.

Люциуса так редко тянуло пофилософствовать, что удивленный профессор даже перестал ругаться.

- Вот посмотри. Настоящий профессиональный палач на всех один. Работает и в Министерстве и у нас. Зельевар тоже один. И для авроров варишь, и для Шефа…

«Даже шпион один на всех…» - с грустью подумал Снейп, но вслух, конечно, ничего такого не сказал. Мало ли…

Вместо этого «шпион один на всех» довольно кисло поинтересовался:

- Вот что я теперь скажу Дамблдору? Где я был столько времени?

- Скажешь правду.

- Которую? – Снейп попытался было приподняться, но вмиг закружившаяся голова заставила его со стоном опуститься обратно на подушки, ясно дав понять, что вставать он сможет еще не скоро.

- Что значит, которую? – Люциус насмешливо поднял брови, - просто доложишь, как есть, и все.

- Предлагаешь сообщить директору, что трехдневный учебный процесс я попросту проспал?

- С какой стати? К тому же, пока только два дня прошло.

- Сегодня мне не встать, - обреченно вздохнул профессор, - в лучшем случае - завтра. Получится, что я трое суток только и делал, что спал. Сначала потому что ты меня не разбудил. Потом потому что ты меня напоил. Теперь…

- Я не нарочно, - быстро перебил Малфой, бросив на Снейпа настолько несчастный взгляд, насколько вообще был в состоянии изобразить, - и кстати, у тебя, Сев, какое-то извращенное понимание слова «правда». Напомнишь Дамблдору о Флетчере, расскажешь, как мы с Уолом тебя мучили, сообщишь о своем мужестве, так восхитившем Темного Лорда и, наконец, о признании тебя полностью невиновным. Старик будет рад.

- О каком мужестве?.. Ты издеваешься?..

- Вовсе нет. Ты же Шефу в лицо сказал, что он сволочь. Ты думаешь, кто-нибудь еще на такое способен?

- Я не так сказал. Я сказал, что все сволочи.

- И он в том числе. Так что, не спорь. Тебе вполне есть, чем гордиться... И о чем стоит рассказать Дамблдору. Он же не станет спрашивать, кого еще ты назвал сволочью. Лорда назвал – факт. Шеф тебе: «Что знаешь про Орден Феникса?» А ты ему: «Сволочь!» Вот об этом своему директору и рассказывай. Ему понравится. А главное, что все это – чистая правда.

- Ты так думаешь? – заинтересовавшись нарисованной Малфоем живописной картиной, улыбнулся профессор, подумав про себя, что у кого тут «извращенное понимание слова «правда» - еще большой вопрос.

- Конечно! Ты вовсе не похож сейчас на человека, три дня отдыхавшего, а выглядишь как раз очень подходящей иллюстрацией к подобному рассказу. Даже отмытый и нормально одетый. Кстати, я сохранил то, что осталось от твоего «концертного костюма». Можешь тоже Дамблдору предъявить. Его удар хватит.

- Думаю, не стоит… - вежливо отказался профессор.

- И потом, Сев, у тебя вообще очень мрачный взгляд на жизнь. Стоит научиться находить плюсы в любой создавшейся ситуации, которую все равно изменить нельзя.

- И какие же здесь плюсы? Ну-ка, просвети меня!

- Пожалуйста. Случившееся доказало, как окружающие любят тебя и ценят. Вот увидишь, насколько обрадуется твой спятивший директор, когда ты, наконец, явишься. И весь это ваш тупой Орден.

- Такой же мой, как и ваш, - мгновенно разозлился зельевар. Он не любил подобных фамильярных намеков. Они всегда представлялись профессору несколько опасными.

- Конечно, конечно, извини, - примирительно согласился Малфой и поспешил сменить тему. – А Лорд! Ты видел, как он за тебя распереживался! Если бы не Уол, Шеф бы мне голову оторвал.

- И правильно бы сделал, - проворчал Снейп.

Но, несмотря на мрачноватый смысл сказанного, Люциус уловил в его тоне глубокое удовлетворение тем фактом, что он всем дорог. И Дамблдору, и Темному Лорду, и Ордену Феникса, и лично Малфою, и даже, как оказалось, Макнейру.

«Какой все-таки бред…» - устало подумал профессор, закрывая глаза.

Люциус посидел рядом еще немного, и, убедившись, что неутомимый шпион заснул, тихонько пошел к выходу из комнаты, взмахом палочки погружая кабинет в темноту.

- Чтоб тебе Шеф приснился. С Дамблдором, - загадочно улыбаясь, прошептал Малфой, плотно прикрывая за собой дверь.

Темнота... и тишина.

* * *

На следующий день.
10 ноября 1995 года.
Пятница.
Одиннадцать часов вечера.
Хогвартс.
Коридор перед кабинетом директора.

С трудом пытаясь выровнять постоянно сбивающееся дыхание, хромающий слизеринский декан добрался-таки до дверей директорского кабинета и, пробормотав пароль, решительно взялся за ручку. Дверь поддалась неожиданно легко, и профессор свалился на порге, снова подвернув и без того вывихнутую ногу.

- О, черт!

- Северус! – ахнул Дамблдор, кидаясь его поднимать, - какое счастье!

«А он действительно рад… Малфой опять оказался прав…» - еще успел подумать профессор Снейп, в который раз за последние три дня проваливаясь в пустоту.

Темнота... и тишина.



The end


Ноябрь, 2004


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni