Дорога к храму

АВТОР: valley
БЕТА: Elga & Hedgehog

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: История № 6 из цикла «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп». О любви, естественно. О любви профессора Снейпа к некоторым дорожкам в парке Имения Малфоев.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА К ЖАНРУ: Водевиль. Хотя, на мой взгляд, вполне жизненная история. В духе мексиканских сериалов.

ПРИМЕЧАНИЕ: цикл «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп» включает в себя 10 историй: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10.

Фик написан на челлендж, объявленный Flory и Naisica. Благодарна им безмерно, потому что без них я бы никогда сама до такого не додумалась. Однозначно.

WARNING: Беспросветное АУ.


ОТКАЗ: Все, что уже встречалось – не мое. Коммерческие цели не преследуются.




- Сев, ты представляешь, он совсем умом тронулся, - Люциус Малфой с несчастным видом вылезал из камина в кабинете профессора зельеделия.

Снейпу вовсе не потребовалось спрашивать, о ком идет речь. Слово «он» на языке Упивающихся Смертью уже давно обозначало Темного Лорда.

- Что опять случилось? – слизеринский декан сочувственно посмотрел на наливающего себе выпить Малфоя и усмехнулся.

- Он решил меня спарить! Как морскую свинку!

- В смысле?

Прихватив бутылку с собой, Люциус уселся в кресло и начал печальную повесть о последнем собрании у Лорда, с которого он и явился в хогвартские подземелья.

Профессор слушал с интересом, потому что именно сегодняшнее собрание он пропустил по причинам от него независящим и страшно переживал по этому поводу. Вчера вечером Дамблдор неожиданно потребовал явиться, наконец, и на собрание Ордена Феникса. «Ты, Северус, все-таки не забывай, что в нашем штабе тоже иногда появляться надо, а не только у Темного Лорда ночи напролет куролесить», - назидательно сказал ему директор. И Снейп уступил, приняв благородное решение хоть раз за последний месяц пожертвовать своими интересами ради блага магического мира.

Вечер, конечно, пропал. Разве можно сравнить скучное времяпрепровождение уставших мрачных людей, собирающихся в темном доме без хозяина за бесконечным чаепитием, с полными всяких неожиданностей сборищами Упивающихся? Легкая досада от бессмысленно проведенной ночи присутствовала до сих пор, и профессор был благодарен старому другу, который не забыл о нем и пришел рассказать, что там было интересного.

- Он опять ударился в какие-то маразматические эксперименты. Объявил, что на этот раз ему нужен младенец.

- Может, ему просто надоело гоняться за Поттером и он решил попробовать что-нибудь попроще? - предположил Снейп.

- Когда Поттер был младенцем, у Шефа тоже ни черта не вышло. Теперь он хочет получить ребенка с такими же характеристиками.

- То есть?

- Говорит, что ему нужен младенец от магглорожденной ведьмы и чистокровного колдуна.

- Зачем?

- Говорит, что если такого ребенка убить определенным способом, то магическая сила перейдет к нему...

- К кому? К убитому ребенку? Все это уже было...

- Сев! Прекрати цепляться к словам! К Шефу перейдет сила младенца!

- Так я и говорю, что он уже пробовал. Еще раз хочет?

- Он проведет специальные обряды - такого безобразия больше не случится.

- Тогда я не понимаю, в чем проблема. Детей с заданными характеристиками сколько угодно. Полно слабоумных, которые женятся на магглорожденных ведьмах.

- Его не устраивает просто какой-то ребенок. Младенец должен быть зачат и рожден с проведением особых обрядов.

- Каких?

- Откуда я знаю?! Какая разница? Он хочет, чтобы отцом этого ребенка был я!

- Зачем?

- Ему нужен чистокровный сильный колдун. Во мне он уверен.

- А если родится девочка?

- И это тоже. У меня не родится девочка. К сожалению, Шеф об этом знает.

- Нахвастался? Так тебе и надо.

- Сев!

- Значит, он хочет, чтобы у тебя родился сын, и ты позволил потом его прикончить? Да наш Лорд прямо как древнеиндийское божество. У него за сегодняшнюю ночь рук не прибавилось?

- Я не понял...

- Тебе и не надо. Я пошутил. Расслабься. Шеф действительно считает, что ты потом позволишь ему забрать силу у твоего сына?

- Я понятия не имею, что он считает. Скорее всего, как только ведьма забеременеет, Шеф меня просто прикончит.

- Зачем?

- Я очень сильный чистокровный колдун, а Лорд... По-моему, он просто меня боится.

«А по-моему, тебя уже давно пора сдавать в зоопарк. Там как раз на прошлой неделе последний павлин сдох. От самолюбования, тщеславия и ряда других неизлечимых болезней», - раздраженно подумал профессор. Но ничего такого вслух, конечно, не сказал, чтобы не расстраивать старого приятеля еще больше.

- А ведьму где он искать собрался?

- А ведьму я сам должен искать.

- Очень смешно.

- Ну, он преподнес это как особую милость. Я как бы имею право выбора.

- Выбора из чего? Если бы он предложил, например, альбом с фотографиями, тогда я понимаю...

- Вот именно...

- Слушай, Люци, сделай мне одолжение, выбери Грейнджер. А? Она меня задолбала. И ведьма сильная. Лучшая в школе. Если все получится, то так у Помфри до конца года и просидит. Зачем ей на уроки ходить, она потом все и так сдаст. И мне полегче будет.

- А что она тебе сделала?

- Тошнит меня от нее.

- Так тебя от всех тошнит. Натура... – филосовски изрек Малфой, потягивая вино.

- Сделаешь?

- Сев, как ты можешь?! Еще друг называется... – страдальчески воскликнул Люциус, - нет бы помочь!...

- Я никогда не говорил, что «друг». Это безобразие давай оставим для гриффиндорцев. И я не понимаю, в чем тут надо помогать. Что тебе не нравится?

- Во-первых, я не подопытный кролик, чтобы на мне такие эксперименты ставить!

- Пожалуй, соглашусь. Мне бы тоже не понравилось.

- Во-вторых, я не могу осквернить древний род Малфоев связью с нечистокровной женщиной! За кого он меня принимает! Он сам ничего не понимает в таких вещах! Это немыслимо!

- Ну откуда у него взяться правильным понятиям? – вкрадчиво начал Снейп - будь снисходителен. У него и фантазий бы подобных никогда не возникло, если бы он сам... в общем, ты меня понял.

- В-третьих, он говорит, что магическая сила магглорожденной матери перейдет к этому ребенку.

- Бред. Никогда такого не бывает.

- Оно, конечно, так... Но, понимаешь... при зачатии - обряд, при рождении - обряд... Мало ли что там может случиться. Шеф уверяет, что мать - даже если выживет - станет сквибом.

- Так это как раз отлично. Она не сквибом станет - она же магглорожденная, - а самой обычной магглой. Память сотрем, и отправится наша всезнайка туда, где ей и положено быть, то есть к магглам. Первая хорошая новость со вчерашнего вечера.

- Ты не понял, Сев. Где гарантия, что отец тоже не останется сквибом?

- А это уже скверно...

- Вот и я говорю... На это я пойти не могу. Никак. При всем моем уважении к нашему любимому Повелителю, да продлит Мерлин его дни до бесконечности, а ночи...

- ...до маразма. Знаешь, Люци, а ведь ты попал. Сильно попал. Двумя ногами.

* * *

А Гермиона Грейнджер, проснувшись часом позже в своей комнате старосты, и не подозревала, какие тучи сгустились над ее кудрявой головой. Кровать была узковата, поэтому девушке пришлось примоститься на самом краю. Взглянув на часы, стоявшие рядом на тумбочке, Гермиона, не поворачиваясь, решительно похлопала рукой по одеялу за своей спиной.

- Вставай, соня! – раздался в залитой осенним солнцем комнате ее звонкий голос.

* * *

В это же солнечное субботнее утро Дамблдор сидел в своем кабинете и размышлял о разных неприятных вещах.

Например, о том, что в этом году надежда всего волшебного мира Гарри Поттер заканчивает школу, а Темный Лорд до сих пор не повержен.

А еще о том, что Северус Снейп практически перестал появляться на собраниях Ордена Феникса, зато чуть ли не каждую ночь проводит в резиденции у Темного Лорда и весьма неохотно докладывает, чем он там, собственно, занимается. А две недели назад на просьбу рассказать о собрании Упивающихся Смертью даже неприлично захихикал и, сославшись на неотложные дела, улизнул в свои подземелья.

Директор начал серьезно волноваться. Он боялся, что Волдеморт заподозрил профессора и наложил на него «Империо». Подозрениями своими Дамблдор поделился со старым другом Аластором Моуди. Но бывший аврор проблемой не проникся, а ответил, что Снейпа надо было отправить в Азкабан еще семнадцать лет назад, и тогда сейчас не пришлось бы обсуждать этот вопрос заново.

В связи со всеми этими досадными моментами, и учитывая тот факт, что на дворе осень, а значит, активность Темного Лорда упала практически до нуля, и он, того гляди, впадет в традиционную зимнюю спячку до новой весны, Дамблдор все-таки принял решение, которое обсуждалось сегодня ночью в штабе Ордена Феникса. Директор связался с Моуди, и уже через два часа все участники ночного заседания собрались снова в оставленном Гарри Поттеру в наследство доме Сириуса Блэка.

Операция, планируемая с лета, была назначена на сегодняшнюю ночь и целью имела если не уничтожение Темного Лорда, то хотя бы сокращение численности Упивающихся. Спровоцировать Волдеморта на нападение ничего не стоило, если подсунуть ему обычную наживку - Гарри Поттера.

Профессор Снейп сидел за круглым столом вместе с остальными членами Ордена и с тоской думал о том, что надеяться на успех данного мероприятия можно только в состоянии тяжелого маразма. Однако такие крамольные мысли обуревали исключительно слизеринского декана. Всем остальным план понравился, и Снейпу было поручено довести до сведения Темного Лорда чрезвычайно секретную информацию о планируемых перемещениях мистера Гарри Поттера.

* * *

В ночь с субботы на воскресенье члены Ордена Феникса затаились в засаде на пустыре где-то на окраине Лондона и ждали Упивающихся Смертью. Те не замедлили появиться. Гарри Поттер был на месте и, дождавшись, чтобы все его увидели (дабы не подставить профессора Снейпа), воспользовался портключом.

Пока «нападающие» пребывали в недоумении, какого черта они, собственно, здесь делают и не пора ли сматываться, члены Ордена Феникса выскочили из засады, и ночной пустырь окрасился разноцветными вспышками. Но Упивающиеся, в целом, были к нападению готовы, отбивались не особо активно и, похватав оглушенных приятелей, быстренько аппарировали с места схватки.

Мечтающий отличиться юный аврор, всего две недели назад сагитированный Кингсли, послал в темноту единственную за эту ночь «Аваду Кедавру». Когда никого из Упивающихся на пустыре не осталось, в ярком свете луны члены Ордена отчетливо разглядели лежавшего на земле человека в маске.

Моуди, прихрамывая, подошел к настигнутому заклятьем смерти Упивающемуся и решительно сдернул с него маску.

- Малфой, - бесстрастно сообщил он окружающим, которые и без того уже узнали бледное лицо и разметавшиеся светлые волосы покойника.

- Доигрался, Люциус, - сухо охарактеризовал случившееся Дамблдор, - уносите.

* * *

Снейп старался преодолеть расстояние от кабинета директора до своих подземелий как можно быстрее. Он почти бежал. Еще никогда профессор не чувствовал себя так паршиво, а в жизни у него случались всякие неприятности. Бывало, очень даже серьезные. Но не настолько.

Сообщение о смерти старого приятеля подействовало на него сильнее, чем он готов был признать. Надо сообщить о случившемся Драко... потом похороны... Какой ужас! Ну почему, почему именно Люци?.. «А почему бы и нет?» - здравый смысл слизеринского декана, как всегда, не дремал.

Профессор стремительно ворвался в свои комнаты, с размаху захлопнул дверь и, уже ничего не видя от застилавших глаза слез, ринулся в спальню, чтобы упасть на кровать и излить свое горе в равнодушную подушку.

- Боже мой, Сев! Какой гад так тебя расстроил?

Такой знакомый тягучий голос «покойного» остановил Снейпа на пороге спальни. Профессор резко развернулся и, размазывая слезы по щекам, уставился на растерянно стоявшего у камина с неизменным бокалом в руке Люциуса.

Малфой бросился к профессору и попытался всунуть в рот край собственного бокала, чуть не выбив при этом зубы.

- Люци... – прошептал Снейп, не переставая мотать головой, чтобы уклониться от столкновения.

В какой-то момент Малфой оказался проворней, и край бокала, хрустнув на зубах, раскрошился, при этом изрезав профессору губы.

- Ну что ты делаешь?! – удивленно произнес Люциус, доставая палочку и ликвидируя порезы. - Какой ты неаккуратный...

- Я неаккуратный? – рявкнул Снейп. - Ты как сюда попал, негодяй?! Дамблдор только что сообщил мне о твоей смерти! Что происходит?

- Да ужас на самом деле... – расстроено протянул Малфой, возвращаясь в свое кресло и призывая со стола новый бокал. - Просто невероятное несчастье. Кто ж знал, что этот урод не успеет аппарировать...

- Кто? – прошептал профессор, понимая, что окончательно теряет способность рассуждать логически.

- Да Руди, черт бы его побрал.

- При чем тут Лейстранг? – тупо спросил Снейп, подойдя к креслу поближе и для верности ущипнув Люциуса за плечо.

- Сев! Ты совсем спятил?! Да я это, я. Успокойся.

Тоска и боль сменились вспышкой злости. Профессор схватил Малфоя за мантию и начал его трясти, яростно шипя:

- Не морочь мне голову! Мерзавец! Если бы там был Лейстранг, то об этом все бы уже знали! Рассказывай немедленно!

Люциус оценил степень опасности и, ловко вывернувшись из цепких рук зельевара, отскочил к камину, на всякий случай расположившись таким образом, чтобы их разделяло кресло.

- Сев, я, честное слово, совершенно не виноват. Шеф вызвал нас всех среди ночи и отправил на операцию. Потом налетели авроры. Мы их особо не ждали и аппарировали, пока они блокировку не поставили. Все. Я никак не ожидал, что Руди не успеет.

- Это я знаю, - ровным голосом произнес Снейп. - За какой мантикорой Лейстранг был тобой?

Малфой смутился:

- Понимаешь... вообще-то, это не твое дело...

- Я тебе сейчас покажу «не мое дело»! – заорал профессор, выхватывая палочку.

- Хорошо-хорошо, Сев, перестань! – Люциус вытянул руки вперед. - Я расскажу. Но... это действительно не твое дело... И наш с Руди секрет. Дай мне слово, что никому не скажешь...

- Мое терпение на исходе, - прошелестел очень тихий голос, и с кончика направленной Малфою в грудь палочки посыпались искры.

- Ладно! Но если ты кому-нибудь расскажешь... Сев, я тебя убью. Клянусь.

Палочка заискрила сильнее, и Люциус сдался.

- Мы с Руди... ну, мы иногда менялись... понимаешь?

Снейп удивленно уставился на гадко ухмыляющегося приятеля, пытаясь сообразить, что именно тот хочет сказать. Идей не было.

- Я и так уже понял, что вы менялись. ЗАЧЕМ?

- Сев, ну я не знаю... честное слово... Ты как ребенок. Ну?

Малфой смотрел, вопросительно подняв брови и явно стараясь донести до профессора какую-то очень простую мысль.

- О-о... – только и смог произнести Снейп, когда эта «простая мысль», наконец, дошла до него. - Не может быть... Вы... это невозможно.

- Почему же невозможно? Нарси и Белл – они ведь сестры. Так почему бы и нет? Так гораздо интереснее. А тут - вызов. Мы аппарировали... Ну и такая неприятность. Понимаешь?

- Какой кошмар... – профессор все никак не мог прийти в себя от потрясших его открытий. – Белл тебя убьет... Они обе тебя убьют.

- А как они узнают?

- Люци, ты совсем дурной? Труп давно превратился обратно.

- В том-то и дело, что его сразу Нарси отдали. Вызвали ее еще ночью и отдали. Они там тоже разволновались. Доказать-то, что я Упивающийся, они не могут. Мало ли во что этот труп одет. Может, они сами и одели. Когда убили. Аврорский беспредел. Вот они и поторопились. А Нарси, бедняжка, в таком ужасе была, что и подписала им все бумаги. Дескать, несчастный случай, претензий не имею.

- Она совсем глупая? – бесстрастно произнес в конец офигевший от таких поворотов профессор. – И что теперь делать?

- Вот и я не знаю, что теперь делать, - грустно согласился Малфой, возвращаясь в кресло и к покинутой на столике бутылке, - наши-то все знают, что Руди, а не я. И Шеф знает. А хоронить-то в Имении придется. Жуть, на самом деле.

- Не дури. Надо сообщить, что это не ты.

- Белл не хочет.

- Почему?

- Руди в розыске. Его хоронить не разрешат. Тело в Азкабан отправят. Белл и Рабастан тоже в розыске. Труп затребовать некому. Нарси не отдадут, она не родственница. Если я сейчас объявлюсь, то тело заберут. Белл с ума сойдет. Вот так.

Снейп закрыл лицо руками и начал смеяться.

- Сев, да ну тебя. Что смешного-то?

- Люци... такие дикие вещи могут происходить только с тобой. Я клянусь. Больше ни с кем... А что Лорд говорит?

- Сказал, что мне повезло...

- А он не интересовался, зачем вы менялись?

- Не успел. Я смылся вовремя.

- Так он еще спросит. И Нарси спросит. И Белл.

- Придумаю что-нибудь... Не знаю пока. А вообще, если ты не против, то я...

- Невозможно! Дамблдор всегда знает, что в школе происходит. Люци, иди домой.

- Ты меня прогоняешь?

- Нет! Конечно, нет... Делай, что хочешь. С Дамблдором сам будешь объясняться, когда он сюда явится и спросит, какого черта ты здесь делаешь.

- А ты ему скажешь, что я галлюцинация. Или боггарт.

«Какой идиот... – вяло подумал Снейп, - а насчет боггарта - это идея...» Почему его здравый смысл промолчал в этот момент, профессор так никогда и не понял.

* * *

После тяжелого воскресного дня, проведенного, как обычно, в библиотеке, Гермиона Грейнджер поднялась по небольшой лесенке, взялась за ручку двери собственной комнаты и почувствовала, как неведомые силы уносят ее в заоблачные дали.

«Портключ, - удивленно подумала девушка, - с чего бы это? Гарри ко мне не ходит...»

* * *

Весть об исчезновении гриффиндорской отличницы разнеслась по Хогвартсу в считаные секунды. Здесь Гермионе повезло. До дверей комнаты ее провожал верный Рональд Уизли, который после того, как его подруга растворилась в воздухе, начал орать дурным голосом и не прекращал этого увлекательного занятия, пока перед ним не возник крайне обеспокоенный Дамблдор в окружении остальных профессоров.

«Ё-моё... - подумал Снейп, выслушав сбивчивые объяснения переставшего вопить гриффиндорца. - Быстро же они обернулись!»

Почти бегом добравшись до своей спальни с намерением разбудить с самого утра спавшего в ней Люциуса и рассказать ему о случившемся, профессор обнаружил того уже вполне проснувшимся.

- Сев, он меня вызывает, - с несчастным видом произнес Малфой, - сейчас спросит, зачем мы с Руди местами менялись... Что ему сказать, а?

- Грейнджер пропала, - коротко разъяснил ситуацию Снейп.

- Мерлин! Сев, я не пойду! – Люциус окончательно проснулся.

- Конечно, ты не пойдешь. Я пойду! – решительно заявил профессор.

Малфой не возражал и, облегченно вздохнув, завалился обратно на мягкие подушки.

Сняв с полки в кабинете колбу с оборотным зельем, Снейп вернулся в спальню и тихонько срезал прядь волос у снова уснувшего приятеля.

* * *

- Так-так-так... – Волдеморт радостно разглядывал насмерть перепуганную Гермиону. - Сейчас я расскажу тебе, маленькая грязнокровка, что мы с тобой сделаем... А вот и Люциус!

Профессор понимал, что прятаться за спинами многочисленных Упивающихся, собравшихся в зале, довольно глупо, и решительно выступил вперед. Теперь все зависело от способности Дамблдора в кратчайшие сроки обеспечить разгром этого притона.

Директор обещал Снейпу, что максимум через полчаса авроры будут на месте. Расположение резиденции Темного Лорда Дамблдор определил практически сразу, исследовав дверную ручку, за которую взялась Гермиона прежде, чем исчезнуть. Осталось только ДОКАЗАТЬ в Министерстве, что девушку действительно похитили. Сколько на это уйдет времени, не взялся бы определить даже сам Великий Мерлин. Профессору оставалось только молиться, чтобы объяснения Волдеморта о том, что именно сделают с Гермионой прямо сейчас, а что - чуть позже, максимально затянулись.

Впервые в жизни Снейпа радовала чудовищная привычка Повелителя подробно рассказывать о своих действиях, гениальных мыслях и планах. «Какое счастье, что он так любит себя слушать, - размышлял профессор, равнодушно поглядывая на практически теряющую сознание от ужаса Гермиону, - еще немного – и цены бы ему не было...» К сожалению, девушка уже получила всю необходимую информацию о своем ближайшем будущем и с коротким стоном осела на пол.

Снейп же ничего нового для себя из рассказа Лорда не узнал. Все это они вчера утром обсуждали с Люциусом. Только профессор никак не ожидал, что за эти несчастные два дня произойдет столько событий. «М-да... жизнь, как обычно, чревата сюрпризами... – мрачно размышлял слизеринский декан, по знаку Повелителя подхватывая Гермиону под руки и подтаскивая к Шефу. - И, как обычно, неприятными...»

- Enervate!

Пришедшая в себя магглорожденная ведьма была напоена какой-то мерзко пахнущей дрянью из рук самого Темного Лорда, и Волдеморт торжественно сообщил начавшему волноваться Снейпу, что для зачатия теперь все готово, и «верный Люци» может забрать грязнокровку и совершить «таинство» в соседней комнате, а потом... Тут Гермиона, все еще сидящая на полу, издала неопределенный звук и извергла только что выпитое зелье прямо под ноги Волдеморту.

- Мать твою! – расписался в своем приютском воспитании Темный Лорд, успевший вовремя отскочить в сторону - Люци, забирай ее отсюда!

- Так ведь... – Снейп растерянно указал рукой на разлитое по полу «зелье». - А смысл?

- Это уже не важно! Давай живее! – Повелитель явно начал сердиться.

- Как же я ненавижу авроров! – сквозь зубы пробормотал профессор, понимая, что обещанные Дамблдором полчаса прошли уже дважды и минут десять назад начались в третий раз. Хорошо еще, что оборотное зелье у него длительного действия. До утра должно хватить.

Резко подняв вконец обессилившую девушку с пола, Снейп потащил ее в указанную Темным Лордом «соседнюю комнату», отчетливо понимая, что от «таинства зачатия» ему, скорее всего, уже не отвертеться.

Закрыв дверь, он уставился на смотрящую на него с неприкрытой ненавистью Гермиону. Потом медленно перевел взгляд на застеленную красным покрывалом огромную кровать и похолодел.

- Ненавижу авроров! – зачем-то повторил он, продолжая глядеть на покрывало. – А ты?

- Вы - мерзкое животное! Грязный извращенец! Не смейте прикасаться ко мне!

«Вот, я уже и извращенец... Может, с нее баллы за это снять?..» - лениво подумал профессор.

- Мне, мисс Грейнджер, как вы могли бы догадаться, тоже не доставляет особой радости возложенная на меня Темным Лордом миссия...

- Вы садист! Не смейте лгать!

- Ненавижу авроров!..

- При чем тут авроры? Авроры - прекрасные люди! В отличие от таких негодяев, как вы! Как вы сможете после этого смотреть в глаза собственному сыну?

- После чего?

- После того, что вы собираетесь сделать со мной!

- Не вижу связи...

- Грязное животное!

Гермиона села на край постели и заплакала.

- Ну что там уже? Люци! – оглушительно загремел голос Темного Лорда, исходящий как будто с потолка.

- Уже почти... – крикнул «Люци», подняв голову, и быстро зашептал, обращаясь к Гермионе. - Вот что, мисс Грейнджер, выхода у нас с вами все равно нет. Давайте быстренько проведем это чертово «таинство», а потом разберемся, что к чему.

- Не смейте ко мне прикасаться!

- Это я уже слышал. И все остальное тоже. Вы повторили ваши оскорбления уже, как минимум, по два раза. Я действительно хочу, чтобы вы остались живы, так что...

С этими словами профессор расстегнул мантию и решительно шагнул к Гермионе. Девушка вскрикнула и проворно перекатилась по покрывалу на другую сторону, так, что теперь кровать их разделяла.

- Дьявол тебя задери! – прорычал Снейп, ринувшись через постель к вжавшейся в стену Гермионе. - Как же я ненавижу авроров!

Увидев неумолимо приближающегося к ней Малфоя с таким зверским выражением лица, несчастная Гермиона в ужасе закрыла глаза и во второй раз за последний час потеряла сознание.

* * *

Через два часа Гарри Поттер и Рональд Уизли - с разрешения махнувшей на все рукой мадам Помфри - сидели в больничном крыле рядом с упорно глядевшей в одну точку Гермионой и, перебивая друг друга, рассказывали ей о гибели Темного Лорда. Девушке было совершенно безразлично, при каких обстоятельствах магический мир был избавлен от Волдеморта. Ей вообще все было безразлично, кроме короткого сообщения, полученного от мадам Помфри как раз перед приходом Гарри и Рона. «Да ты, милочка, в положении!» - радостно заявила фельдшерица. В точности диагноза Гермиона не сомневалась ни секунды. Она прекрасно знала, что в магическом мире такие вещи определяются мгновенно.

* * *

В это же время профессор Снейп находился в собственной спальне и сбивчиво рассказывал об очередном исчезновении Волдеморта так и не пожелавшему до конца проснуться Люциусу. Малфой тряс головой, тер глаза и время от времени вставлял в рассказ вежливое: «Какой ужас, Сев! И что дальше?» Дальше, как правило, было «еще ужаснее».

Дослушав до конца, Люциус тряхнул головой в последний раз и спросил уже осознанно:

- Так я не понял, это ты, что ли, всех сдал?

Снейп счел необходимым возмутиться:

- Причем тут я, Люци?! Я Грейнджер спасал!

- Ты же говорил, что ее не выносишь.

- Пришлось выносить. Еле успел. Она все-таки моя студентка... – замялся профессор.

* * *

«Бежать!» - эта навязчивая мысль категорически не желала покидать измученный разум Гермионы Грейнджер. Но девушка не привыкла подчиняться мгновенным порывам и, подождав несколько дней, пока не прошли головокружения, принялась здраво рассуждать о своем ужасном положении.

Итак, она беременна. Несомненно, отцом ребенка является ненавистный Люциус Малфой. Обряд проведен. Лорд погиб, и ребенка теперь никто у нее не заберет кроме того же Малфоя. Он-то знает, что это его сын. А это явно не тот человек, который оставит ее в покое. Он, возможно, захочет сам воспитывать своего ребенка и тогда Гермиона больше сына не увидит, или, если он говорил правду, и его действительно мучила необходимость проводить обряд с грязнокровкой, решит от малыша избавиться и навсегда забыть о таком «позоре». Последний вариант был просто ужасен. Гермиона резко села на постели. Никогда! Никогда не позволит она этому грязному чудовищу прикоснуться к своему малышу. Бежать! Домой, к родителям. Это сначала. А потом на континент. Да. Она уедет. Ничего страшного в этом нет. Она справится. Главное - чтобы не нашли.

* * *

- Люци, мне кажется, что тебе самое время объявить о том, что ты жив, - тщательно скрывая раздражение, заявил профессор своему «гостю» на пятый день после гибели Темного Лорда, - а то потом не докажешь.

- А меня уже похоронили?

- Позавчера, я же тебе рассказывал.

- Ну и как?

- Люци, я рассказывал. Но ты так старательно сам себя поминал, что ни черта не запомнил.

- Ну почему же... запомнил...

Но взгляд у Малфоя был настолько несчастным, что профессор сжалился и описал шикарную церемонию похорон еще раз.

- А Нарси плакала?

- Рыдала.

- А Белл?

- И Белл рыдала.

- А... Драко?

- И Драко. Он вообще очень старался. У него-то вуали не было.

- Сев, а... ты?

- И я. Когда представлял, во что ты превратишь мой кабинет к моему возвращению.

- Я просто споткнулся...

- Несомненно.

- Сев, а музыка была?..

- Конечно, была. Может, хватит, а?

Люциус тяжело вздохнул и блаженно улыбнулся.

* * *

Очередное исчезновение Гермионы Грейнджер заметил опять же неугомонный Рональд Уизли. Орать на этот раз не стал, а помчался прямиком к директору. Дамблдор явился в больничное крыло, откуда пропала девушка, и путем недолгих переговоров с мадам Помфри, быстро выяснил о произошедших за последнюю неделю в жизни Гермионы изменениях.

«Какая дрянь...» - устало подумал профессор Снейп, когда до него дошли «радостные новости».

Сначала директор особо не волновался, прекрасно понимая, что семнадцатилетние девушки, беременные незнамо от кого, весьма склонны к эксцентричным поступкам. Еще через неделю, когда Гермиона и в школу не вернулась и дома не появилась, начались активные поиски. Стоит ли говорить, что успехом они не увенчались?..

Рональд Уизли был безутешен и дольше всех не оставлял надежд найти одноклассницу. Даже когда к весне из Министерства пришло в школу официальное уведомление, что студентка седьмого курса Гермиона Грейнджер признана пропавшей без вести.

* * *

- Сев, ты только представь, кого я видел! – Люциус Малфой, как всегда, неожиданно появился из камина в хогвартском кабинете профессора зельеделия. - Грейнджер! Во-о-от с таким пузом.

Тут Малфой попытался изобразить, с каким именно.

Снейп находился в весьма приподнятом настроении, что объяснялось приближающимися экзаменами, выпуском из школы Поттера, Лонгботтома и других крайне неприятных личностей, а также наступающими летними каникулами, обещающими профессору тишину и покой. Поэтому к заявлению Люциуса он отнесся более чем благосклонно. Вернуть мерзкую девчонку в школу и завалить ее на выпускных экзаменах показалось столь заманчивым...

- Где? – быстро спросил Снейп.

- В Марселе. Во-о-от с таким...

- Я понял!

Малфой надулся.

- Раз так, то я больше ничего тебе не расскажу.

- Она тебя видела?

- Нет, конечно. Что ж, я по-твоему, совсем идиот?

- Чем занимается?

- Работает. В каком-то жутком маггловском месте... IBM называется.

- Что это?

- Понятия не имею.

- Ты что... следил за ней?

- Конечно. Сев, за кого ты меня принимаешь? Конечно, проследил. Живет с магглами, квартиру снимает. Палочки нет, магией не пользуется. Привыкает, наверное. Со дня на день ребенком обзаведется, ей палочка уже и не пригодится.

- Дура.

- Сев, что ты злишься? Неужели тебе неинтересно? Я, между прочим, для тебя старался.

- Я-то тут при чем?

- Ну, знаешь! Она, конечно, грязнокровка... извини... но ребенок-то твой.

- МОЙ? Да с чего ты взял?

- Как это с чего взял? Обряд кто проводил?

- Так, - профессор решительно встал и направился к двери, - я сейчас притащу сюда эту дрянь, и пусть она сама скажет, что никакого обряда не было.

- Как это не было, Сев? Она же того гляди родит...

Но Снейп уже вихрем несся по школе к кабинету Дамблдора.

* * *

- А потом он как закричал: «Ненавижу авроров!» - и бросился на меня... с таким лицом... – рыдая, завершила свой рассказ Гермиона Грейнджер.

Благодарных слушателей набился полный кабинет. Девушке, доставленной час назад в Хогвартс профессором Снейпом, все сочувствовали и уверяли, что никто не позволит Люциусу Малфою причинить вред ее ребенку. Дамблдор сидел в кресле, обдумывая услышанное.

- Насколько я понимаю, мисс Грейнджер, все еще можно уладить. Вы не лишитесь магической силы, если отец ребенка добровольно согласится на вас жениться. Тогда сразу после рождения малыша я смогу провести обряд перераспределения энергетических потоков, и на ваши магические способности этот инцидент никак не повлияет.

- Вы не можете отдать ее Малфою! – в бешенстве выкрикнул Рон, не отходивший от Гермионы ни на шаг с самого момента ее появления в кабинете директора.

- Не стоит так волноваться, мистер Уизли, - спокойно обратился к Рону Дамблдор, - все можно уладить.

- Кажется, мне плохо, - прошептала несчастная девушка, хватаясь за живот.

- Этого еще не хватало, - быстро проговорил Дамблдор, - нам следует поторопиться, Минерва. Если ребенок родится, а согласие отца не будет получено, то мы опоздаем, и мисс Грейнджер останется магглой.

«Какая дрянь... – отвлеченно думал профессор Снейп, равнодушно наблюдая за суетившимися вокруг Гермионы учителями. - Бедный Люци... Что же теперь будет? Нет, ну какая дрянь...»

* * *

Насмерть перепуганный появлением ненавистного Дамблдора из камина в холле Имения Люциус Малфой с ужасом выслушал старого мага и кивнул головой. Этого было достаточно.

- У вас ведь, Люциус, и часовня должна где-то быть, – удовлетворенно уточнил директор.

- В парке...

- Вот и отлично. И гости будут. Но нужно поторопиться.

Обалдевший Малфой так и остался стоять посреди холла, наблюдая, как из камина вылезает охающая Гермиона, которую поддерживали профессором МакГонагалл и Рон Уизли. После них начали прибывать в большом количестве разнообразные личности, которых Люциус, конечно, когда-то где-то видел, но по именам точно не знал. Это было странно...

- Мерзавец! – прошипел Рон, подойдя к Малфою почти вплотную.

От такой наглости Люциус очнулся и сообразил, что, если не начнет действовать, то ему обеспечены просто огромные неприятности. Образ разъяренной Нарциссы моментально сформировался в его сознании и придал решимости.

- Так, - отодвинув Рона, Малфой подошел к отдававшему распоряжения Дамблдору, - я попросил бы вас пройти со мной в кабинет. Нам нужно поговорить.

- О чем тут говорить? – удивленно произнесла МакГонагалл, с ненавистью глядевшая на Люциуса, и, оставив стонущую Гермиону на попечение многочисленного семейства Уизли, отправилась за директором и Малфоем.

- Обряд проводил Снейп, - твердо заявил Люциус, плотно закрывая за собой дверь и привалившись к ней спиной.

- Что за бред! – МакГонагалл была крайне возмущена подобной наглой клеветой. - Гермиона прямо заявила, что это были вы.

- Снейп сказал, что хочет ее спасти. Он выпил оборотное зелье и отправился к Лорду вместо меня. А меня там вообще не было. Вы же знаете.

- Минерва, пригласите, пожалуйста, Северуса. И пусть поторопится. Мисс Грейнджер совсем плоха, - спокойно произнес Дамблдор, внимательно разглядывая Малфоя.

- А если он станет это отрицать?.. – задумчиво произнес Люциус, обращаясь скорее к самому себе, когда МакГонагалл вышла.

- А если он станет отрицать... – не обещающим ничего хорошего тоном начал директор...

Но тут дверь открылась, и на пороге появился профессор Снейп, подталкиваемый в спину разъяренной Минервой.

- Что тут еще? – недовольно спросил зельевар.

- Малфой уверяет, что это вы, Северус, являетесь отцом ребенка мисс Грейнджер, - недоверчиво фыркнула МакГонагалл.

- Вовсе нет. С чего он взял? – очень тихо произнес Снейп, сверля приятеля злющим взглядом.

- Сев! Ну имей же совесть! – не на шутку перепугавшийся Люциус почти кричал. - Это ты ходил к ней проводить обряд! Говорил, что попробуешь ее спасти! И потом, я не могу на ней жениться. Я, в некотором роде, женат. Как прикажешь объясняться с Нарси?

- Северус, это правда? – тихо спросил Дамблдор.

- Правда. Правда, что я пытался ее спасти. Правда, что я выпил оборотное зелье и отправился проводить обряд под видом Люциуса Малфоя. Но клянусь, я и пальцем не тронул эту... эту...

- Достаточно, - спокойно произнес Дамблдор. - Боюсь, Северус, что тебе придется на ней жениться. Мисс Грейнджер не виновата, что так все получилось.

- Она не виновата?! А чей у этой... этой... чей ребенок?!

- Ясное дело – ваш. Чей же еще? – профессор МакГонагалл вся кипела от еле сдерживаемой ярости.

- Я к ней не приближался! – закричал несчастный профессор, с ужасом начиная понимать, что ему не отвертеться.

- Северус, ты можешь не помнить, что там произошло! – директор сохранял олимпийское спокойствие.

- Темный Лорд мог стереть вам память! – МакГонагалл немного смягчилась.

- Взломайте! – Снейп точно знал, что это его последний шанс.

- Это несерьезно, - Дамблдор терпеливо разъяснял профессору то, что тот и сам прекрасно знал, - ты наверняка лишишься рассудка.

- Я и так и так лишусь рассудка, если женюсь на Грейнджер!

- Северус, как вам не стыдно?! Девочка ни в чем не виновата! Ей столько пришлось пережить!

- Напоите меня Веритасерумом! Делайте что угодно! Я лучше умру.

- Северус, ну что за глупости? Женишься, родится ребенок, проведем обряд перераспределения энергетических составляющих, и можешь хоть завтра развестись, если уж тебе так неприятно. Хотя я бы на твоем месте... - Дамблдор мечтательно закатил глаза.

Профессор МакГонагалл незаметно выскользнула из комнаты, понимая, что согласие так или иначе будет получено.

- Я бы на вашем месте тоже, - прошипел профессор, в бессильном бешенстве глядя на размечтавшегося директора.

Обнаглевший Малфой начал смеяться в голос.

- Да ладно тебе, Сев. Мисс Грейнджер очаровательная девушка, умная, добрая, честная... разве что беременная... чуть-чуть. Но в этом тоже можно найти свои плюсы...

- Заткнись! Все из-за тебя!

- Северус-Северус... - Дамблдор вышел из блаженного состояния невоплотившейся мечты. - Зачем же так? Люциус тут точно ни при чем. Он к тому моменту уже как бы умер.

- Он-то умер, а мне теперь что прикажете делать?!

- Приказать, к сожалению, не могу. Ты должен жениться на мисс Грейнджер добровольно. Но могу дать дружеский совет. По моему мнению, Северус, в твоем возрасте как минимум странно пытаться избежать ответственности таким подростковым способом. Тебе сорок лет, и раз уж нашлась девушка, которая согласна скрасить твое одиночество, - директор опять закатил глаза, - выйти за тебя замуж и даже родить тебе ребенка...

- ЭТО НЕ МОЙ РЕБЕНОК! – завопил несчастный профессор, не желая смириться с неизбежностью.

От этих воплей Дамблдор мгновенно вышел из мечтательного состояния и произнес, строго глядя на зельевара:

- Изволь, наконец, вести себя достойно! Достойно твоего возраста, звания и громаднейшей ответственности, которая ложится на тебя... сегодня.

- Невеста готова! – торжественно возвестила МакГонагалл, заглядывая в кабинет.

- Нет... – Снейп вдруг понял, что ему почти все равно. Сил для сопротивления больше не осталось.

- Очень хорошо! – решительно произнес Дамблдор. – Ну же, Северус. Мы все знаем, как тебе тяжело... вот так сразу... без подготовки... Но ничего не поделаешь.

С этими словами директор крепко взял профессора под руку и повлек в коридор.

«Он боится, что я сбегу, - в отчаянии думал Снейп, - и еще никогда в жизни он не был настолько прав...»

* * *

Невеста была прекрасна. Настолько, насколько может быть прекрасна невеста, у которой еще ранним утром начались схватки. С трудом ковыляя по залитой солнцем дорожке под руку с заплаканным Рональдом Уизли, Гермиона думала о том, как же обманула ее судьба, подсунув вместо прекрасного рыжего принца злобное, угрюмое, вечно недовольное чудовище. «Хорошо хоть, что не горбатый и хромой», - с мрачным сарказмом вспоминала девушка маггловскую литературу.

Когда до часовни оставалось не более ста ярдов, Гермиона прошептала: «Все. Больше не могу!» и с громким стоном опустилась на дорожку. Миссис Уизли и мадам Помфри бросились к ней.

«Не успели... - философски подумал Дамблдор. - Видать, не судьба...»

Пять минут ахов, вскриков, нервной возни - и залитый майским солнцем парк огласил чудовищный рев новорожденного.

- О Мерлин! – пробормотал Малфой, закрывая уши руками. - Как же я это ненавижу.

- Нет, вы только посмотрите! – раздался радостный крик миссис Уизли - Артур! Ты только посмотри! Мы, наконец, дождались внуков!

С этими словами Молли подняла высоко над головой и продемонстрировала притихшим гостям дико орущего младенца с огненно-рыжей шевелюрой.

- Герми... – только и смог произнести Рональд Уизли, обнимая лежащую на дороге девушку.

- Ох, Рон... – простонала в ответ Гермиона, заливаясь слезами.

* * *

- Мда, Сев... А я ведь тоже тебе не верил, - с ухмылкой протянул Люциус Малфой, подходя к одиноко стоявшему посреди тропинки профессору Снейпу, - здорово эта гриффиндорская шлюшка тебе нос натянула.

- Я же говорил, что даже пальцем до нее не дотронулся... – не смея поверить своему счастью, бормотал Снейп.

- Ты только погляди, Сев, куда катится наш мир! Грязнокровка родила своего нищего ублюдочного ребенка на дорожке моего парка. Отец в гробу перевернулся... Какой ужас... Я теперь не смогу спокойно здесь гулять...

- Ну вот! Ты же сам учил меня искать положительные моменты в том, что нельзя изменить. Давай теперь ищи. Положительные моменты... – злорадству профессора не было предела.

Малфой задумался.

- Хорошо, что не в канаве. Вон слякоть какая. На дорожке хоть сухо... Но все равно, Сев, я по этой тропинке больше гулять не смогу...

- А я смогу. И, знаешь что, Люци, - Снейп мечтательно оглядел окрестности, - теперь это точно будет моя любимая дорожка в твоем парке.



The end


Январь, 2004


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni