АВТОР:

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ:
РЕЙТИНГ:
КАТЕГОРИЯ:
ЖАНР:

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ:






Гарри прикован к кровати - ни рукой шевельнуть, ни мускулом дернуть. В такой позе он уже почти три часа – с тех пор, как Люциус ушел с тихим смешком, запечатлев на его лбу пародию прощального поцелуя. Если бы он мог, то вздрогнул бы от воспоминания об аристократических пальцах мужчины, скользящих по нему, проникающих внутрь него.

Хуже всего то, что Гарри больше не в состоянии заставить себя чувствовать ничего, кроме... благодарности, по крайней мере, по отношению к Люциусу. Тот хотя бы содержит его в чистоте и обыкновенно залечивает наиболее глубокие повреждения из тех, что оставляют другие. Впрочем, Гарри знает, что мужчина делает это не по доброте душевной, ибо таковой Люциус не обладает. Нет, он поступает так, ибо считает, что другие Пожиратели Смерти хуже него, а может, думает, что они могут быть больны. Как бы то ни было, Гарри понимает: поступки Люциуса весьма эгоистичны, а его собственная выгода от них - случайное совпадение.

Не всем Пожирателям Смерти позволено прикасаться к Гарри: лишь самым доверенным и только высочайшего ранга. Петтигрю мертв и поэтому отсутствует, но другие заняли его место: Нотт, Эйвери, Макнейр, Люциус, Драко... даже Беллатрикс использовала Гарри, и это было едва ли не больнее и унизительнее всего, что ему пришлось вынести. Но он терпел и каким-то образом продолжал жить, слабый, сломленный и практически бесполезный. Слезы душат Гарри.

Когда его оставляют вот так, в темноте, он из последних сил цепляется за ту мизерную упорядоченность, которую удается навести в воспоминаниях. Как давно он в плену? По меньшей мере месяц, думает Гарри, хотя он может и ошибаться. Иногда случается и так. Он просыпается, слыша голос Дамблдора, убежденный, что старик убеждает его держаться, и верит ему… пока не вспоминает, что Дамблдор мертв. Или представляет, как руки убирают волосы с его лихорадочно горящего лица – прохладные, нежные руки, но потом, придя в себя, Гарри понимает, что рядом никого нет. Поэтому он знает, что не всегда может доверять своему разуму, своим чувствам.

Иногда воспоминания Гарри так ярки, что он кричит, и это вызывает сиплый хохот у тех из Пожирателей, которые в данный момент находятся рядом. В полутемной комнате, прикованный холодной сталью за икры и запястья, Гарри вспоминает, как Рон упал и кровь хлынула из его носа и рта. Он вспоминает насилие над Гермионой, публичное и жестокое, и как ее вопли эхом разносились по подземельям, будто крики птицы. Гарри хочет знать, жива ли она еще, или ее безжизненное тело было просто отброшено в сторону, когда перестало развлекать. Он хочет знать, жив ли еще хоть кто-нибудь из членов Ордена.

Гарри снова хочет вздрогнуть, но не может, и лишь крепко зажмуривается, пытаясь изменить ход своих мыслей. Ему почти это удается, но к желаемому это не приводит. Легкие обрывки его души развеваются на ветру агонии. Пожиратели Смерти. Пожирателю Смерти нельзя верить. Даже бывшему, будто это слово каким-то образом могло стереть ужасное предательство, пятна крови с одежды, вонючий пот, пролитый в их рядах, всю радость, испытанную при виде боли и страха других.

Дверь открывается, и Гарри моргает при виде темной фигуры, появившейся на пороге. У него так давно не было очков, но Гарри научился угадывать, заполнять окружающий мир отсутствующими деталями и мириться с тошнотой и головными болями, причиной коих может быть что угодно. Фигура приближается, и сердце юноши трепещет от страха.

Он. Гарри отчаянно пытался не думать о нем с тех пор, как мир рассыпался на части и он обнаружил, что его здесь держат. Это одновременно сложно и легко: мужчина никогда не пользовался своим правом на него, хотя Гарри точно знает, что ему это предлагалось, и не появлялся здесь – ни разу – с той ночи, когда юноша был схвачен, когда погиб директор. С другой стороны, он всегда в мыслях Гарри, потому что... да, он никогда не верил ему, но сама глубина и величина предательства Снейпа... Всякий раз, когда Гарри думает об этом, он приходит в такую ярость, что чуть не задыхается. Он не мог представить себе, что Снейп обречет их всех на гибель, что даже он мог быть настолько безжалостен.

Снейп подходит к кровати, и дыханье Гарри становится неровным, шумным. Для него бывший преподаватель зелий страшнее Волдеморта, потому что с Вольдемортом, по крайней мере, всегда знаешь, чего ожидать. Этот же – почти чужак без конкретных побуждений и привычек, приводящий его в ужас. Гарри вызывающе кривится, отворачиваясь от этого нечеловека.

Северус Снейп склоняется над юношей и бросает взгляд на дверь, шепча:

- Скучал по мне, Поттер?

Он улыбается, видя мелкую дрожь, сотрясающую тело Поттера, когда его низкий голос и низкий подтекст слов доходят до юноши. Сегодня Снейп намерен получить хоть немного удовольствия, как быстро бы оно ни было украдено у него.

Его губы кривятся в издевательской усмешке, а палец легко скользит по щеке Гарри.

- Знаешь, почему мы так часто держим тебя в путах, но ослабляем их, когда берем тебя? – а, вездесущее «мы». Такое удобное, хитрое, никому не адресованное слово... Снейп раздумывает, язвительно усмехаясь сам себе. – Затем, чтобы насладиться твоим сопротивлением.

Он не освобождает руки Гарри, только отстегивает их от углов кровати, соединяя вместе и вдевая единственную цепь в кольцо у изголовья. Гарри совсем не сможет бороться; его конечности затекли, они почти мертвы и обескровлены. Снейп продолжает орудовать застежками, меняя местами ноги Гарри так, что теперь тот лежит на животе.

- Пожалуйста, - хрипло бормочет Гарри, и голос его звучит почти безнадежно. Мужчина не обращает на него внимания, предпочитая почти любовно поглаживать юное тело, лежащее перед ним. Его руки везде, они унижают и оскверняют. Они скользят, сжимают и трут так быстро и умело, что Гарри чувствует себя потрясенным и слабым. Как бы то ни было, эти руки возвращают жизнь усталым мускулам юноши, и Гарри не может не изгибаться в попытках отодвинуться, отчаянно воспротивиться этому.

Снейп долго, громогласно смеется, и эхо разносится по комнате, вновь и вновь отдаваясь у Гарри в ушах.

- Вижу, Люциус хорошо справляется со своей задачей, - замечает Пожиратель Смерти. – Ему поручили укротить тебя настолько, чтобы сам Темный Лорд мог взять тебя, но оставить достаточно силы духа, чтобы сделать процесс занимательным для нашего господина.

Мужчина садится на колени рядом с Гарри, потом наклоняется вперед и проводит языком по плечу юноши, вкушая страх, пот и раны, которые не заживут никогда. Он расстегивает мантию, позволяя ей скользнуть.

- Знаешь, зачем я здесь? - легкий стон Поттера дает понять, что некоторое представление у того имеется, но знать наверняка он не хочет. – Потому, что наш господин еще слаб, - шепчет он, зарываясь пальцами в волосы Мальчика-Которому-Давно-Пора-Умереть, оттягивая назад его голову. – Он так недавно обрел человеческий вид, что все еще уязвим и смертен. Я здесь, чтобы сделать тебя еще более... пригодным для его нужд. Взяв тебя, он возвратит себе былую славу; но до той поры мы должны удостовериться в том, что твое юное, трепещущее тело полностью лишено сил, дабы ты не смог причинить ему непоправимый вред.

Гарри пытается отдернуть голову.

- Для этого у меня нет сил, - отрезает он, и его ненависть к Снейпу так остра, что причиняет боль.

Снейп лишь посмеивается.

- Несомненно, тем лучше для меня. Хотя Люциус рассказывал совсем другое, - он наслаждается краской, разлившейся по коже юноши. – О да, он все мне рассказал. Ему, безусловно, доставляло удовольствие настроить тебя против самого себя до такой степени. Конечно, - добавляет от хрипло, перемещаясь за спину Гарри и накрывая его своим худым, длинным телом, - он поведал мне также, как достиг этого.

На сей раз Гарри действительно вздрагивает, и Снейп опять смеется, слизывая слезы с его щеки.

Еще один беглый взгляд на дверь, и Снейп извлекает из кармана маленький флакон, выливая жидкость в ладонь. Глаза Гарри сомкнуты, и он не видит темно-красной жидкости, что стекает по кончикам пальцев мужчины будто кровь. Все же вещество не является кровью, и даже Снейп не уверен, зачем возится с любрикантом для мальчишки. Вероятно, ему кажется, что обрывки человечности все еще остались в его суровой душе. Кроме того, он знает, что, увидев юношу, Темный Лорд решит, что тот потерял большое количество крови, и это сыграет Поттеру на руку. Не слишком нежно, но и не особо грубо он подготавливает мальчишку, уделяя особое внимание простате, срывая невольные стоны и вскрики с дрожащих губ.

Удовлетворившись результатом, Снейп быстро взбирается на Поттера, глубоко вбивает свой член, стискивая плечи мальчика. Он знает, что Гарри привык к подобному, и не беспокоится о последствиях. Прижавшись губами к уху жертвы, Снейп бессвязно рычит слова вроде «грязный», и «сладкий», и «шлюха», и «да». Накрывает рукой, все еще влажной от любриканта, вялый член юноши. Несколько осторожных поглаживаний; слова, предназначенные для того, чтобы соблазнить, падают с губ зельевара – «люблю», и «безопасность», и «скоро», и «свобода», - и член Гарри начинает реагировать. Что для него еще отвратительней, в этом Снейп не сомневается.

Позволив себе несколько минут неизъяснимого наслаждения, Снейп умело ласкает мальчишку, вторя его крикам. Через краткий срок Поттер изливается в его руку, и мужчина подносит ее к его рту с командой: «Вылижи это». Гарри обнажает зубы, но Пожиратель Смерти вновь хватает его за волосы, на сей раз яростно, удерживая.

- На твоем месте я не стал бы этого делать, - предупреждает он. – Наказанием будет смерть, а это так печально – оставить твоих страдающих, стойких приспешников без надежды.

Гарри задыхается, оглядываясь на Снейпа через плечо; в глазах его сверкают непролитые слезы.

- Ты лжешь, - шепчет он. – Они мертвы. Все мертвы – никого не осталось. Я сам видел.

- Нет, - поправляет Снейп, почти мурлыча от удовольствия. – Некоторые мертвы, это так. Но Люпин, Шаклболт и МакГонагалл ожидают твоего триумфального возвращения. Было бы жестоко разочаровывать их, не так ли? Украсть их веру, погубить их планы? – он вновь поднимает руку к лицу Гарри, и слезы все же начинают литься, капают в простыни. Люциус получил это от мальчишки, знает зельевар, и не может вынести мысли о том, что Малфой обладал им в большей степени, чем он сам.

Но теперь Гарри не в силах отказаться. Он не знает, лжет ли Снейп, но рисковать не может. Пожирателю Смерти нельзя верить. Он содрогается от отвращения, прежде чем снова открыть рот, слизывая собственное семя с ладони Снейпа.

Он этого Снейп дрожит и вбивается еще сильнее, трахая Гарри со свирепостью, заставляющей юношу поскуливать даже тогда, когда он осторожно счищает себя со Снейповых пальцев. Впервые мужчина делает, что хочет, и знает о последствиях – знал о них еще тогда, когда сделал свой последний выбор после смерти Альбуса. Он получает удовольствие, пока может, с полным сознанием того, что на этот раз искупление невозможно, что Альбус не благословит его и не предложит начать сначала. У Снейпа нет и тени сомнения в том, что он отправится в ад, но, черт возьми, не раньше, чем выжмет последние капли наслаждения из свежего, пышущего юностью тела Поттера.

Со страстным вскриком, заглушенном стиснутыми зубами, Снейп ощущает жгучую бурность оргазма. Его семя горячо проливается в тесноте мальчишеского тела, и он эгоистично надеется, что никто другой не сможет затронуть его так глубоко. Восторг убывает медленно, но и когда все уже кончено, Снейп знает, что каждый момент стоил того. Тяжело дыша, он опускает голову на плечо Гарри и спрашивает:

- Устал?

Поттер дергается в сторону, все еще вызывающе глядя на него, и Снейп получает тот ответ, которого ожидал. С огромным усилием он скатывается с юного тела, все еще мелко дрожащего в гневе. Спорыми движениями зельевар перезастегивает цепи, которыми перевиты конечности Поттера, пока юноша снова не оказывается на спине. Тогда он медленно тянется к правой руке Гарри и методически открывает замок на запястье.

Одно долгое мгновение они смотрят друг на друга; зеленые глаза Гарри широко раскрыты в непонимании, глаза Снейпа темны, прищурены и непроницаемы. Потом Снейп снова шарит по складкам мантии, достает тусклый металлический кинжал и медленно, аккуратно вкладывает его в руку юноше.

- Он рассекает практически любую поверхность.

Зельевар умолкает, проводя пальцем по лезвию и глядя на свободно текущую кровь. Потом переводит взгляд на Поттера.

- Порез, нанесенный им, никогда не перестает кровоточить, - произносит он тихо, отступая. Гарри не говорит ни слова, наблюдая за тем, как мужчина вновь одевается и выходит прочь.

Из отворенной Снейпом двери доносится голос Волдеморта, спрашивающий:

- Готов ли Поттер, Северус? - самодовольным, ленивым тоном.

Северус Снейп замирает на миг; лицо его в тени. Он хмуро и непродолжительно улыбается в последний раз.

- О, да. Он подготовлен к встрече с вами.

Он уходит быстро, оставляя Темного Лорда в полном одиночестве наслаждаться своим триумфом, и тихо смеется, запирая за собой дверь. Пожирателю Смерти нельзя верить.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni