Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки…

АВТОР: valley
БЕТА: Lonely Star

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Волдеморт
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Седьмой курс ГП. Война зашла в тупик, все устали, ни одна сторона победить не может. Трелони предсказывает, что если Темного Лорда удастся женить и брак продлится не менее семи дней и окажется удачным, то война закончится. Предсказание публикуют в «Пророке», и магическое сообщество оживляется, потому что Министерство, Дамблдор и УПСы мечтают так или иначе войну закончить, и мирный исход устраивает всех. История № 9 из цикла «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп». О любви, естественно. О любви профессора Снейпа между делом давать бесплатные советы.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА К ЖАНРУ: Матримониальная драма. Миди.

WARNING: Рairing целиком и полностью относится к области морально-этической.

ПРИМЕЧАНИЕ: цикл «Истории, которые не любит вспоминать профессор Снейп» включает в себя 10 историй: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10.


ОТКАЗ: Все чужое. Даже название. Коммерческие цели не преследуются.




Вполне владеть своей женой
и управлять своим семейством
ничуть не легче, чем страной,
хотя и меньше по злодействам.

Игорь Губерман.

- Я желаю знать, наконец, что было в этом несчастном пророчестве, которое вы так и не смогли достать! – орал Темный Лорд на своих приспешников, боязливо жавшихся к стенам.

Когда на любимого Повелителя нападало такое настроение, лучше было держаться подальше, а подобные приступы происходили регулярно, примерно раз в месяц. Потерянное полтора года назад пророчество не давало покоя любознательной душе Волдеморта.

- Снейп может помочь нам добраться до прорицательницы. Она должна помнить, что там было, мой Лорд, - не очень уверенно проговорил Малфой.

- Да он уже второй год нам «помогает», - проворчал Макнейр. – Толку-то?

- Ну… он же не получал конкретного задания. Только намеки.

На самом деле Люциус лукавил. Он прекрасно понимал, что Снейп не только не станет помогать похищать прорицательницу, но сделает все возможное, чтобы этого не случилось. Малфой даже втайне подозревал, что у них роман. Уж слишком демонстративно профессор закатывал глаза и начинал плеваться при упоминании имени Сибиллы Трелони.

«На этот раз, я, пожалуй, ничего Севу не скажу. Зачем его расстраивать? - подумал Малфой. - Просто постараюсь проследить, чтобы с его дамой сердца не произошло какой-нибудь неприятности. Шеф не станет ее убивать. Ясновидцев обычно берегут. В отличие от очевидцев».

И если раньше Люциус, как правило, ставил профессора в известность о готовящихся операциях, то теперь он просто «позабыл» это сделать, и прорицательница предстала пред рубиновые очи Темного Лорда буквально на следующий день. Но ничего путного сообщить не смогла по причине полной невменяемости.

- Ничего не вижу. Сплошной туман, - водя перед собой руками, заявила она.

Выглядеть идиотом перед подчиненными Волдеморту не хотелось, а хотелось ему спать, поэтому, пошипев немного для порядка и напугав пленницу змеей, он устало заявил, что подождет до завтра и если толку не будет, то одной шарлатанкой на этой земле станет меньше.

Ситуация явно выходила из-под контроля, и перепуганный Малфой поспешил к Снейпу. Сдаваться.

- Вот и отлично! – беспечно отозвался профессор, выслушав «раскаивающегося» Люциуса. - Кому она нужна-то?

«Это он нарочно вводит меня в заблуждение, - подумал Малфой. – Не хочет показывать, как она ему дорога… Что же теперь делать?..»

- Ты уверен, что тебе все равно, - спросил он еще раз для верности.

- Эта наркоманка бывает так утомительна… - рассеянно отозвался Снейп.

«Ну, точно. Делает вид, что ему безразлично, а сам все задумчивее и задумчивее. Не все так просто».

- Что, действительно наркоманка?

- Конечно. Как нанюхается какой-нибудь дряни, так начинается…

- Что начинается? – аккуратно поинтересовался Люциус.

- Пророчит. Чушь всякую.

Малфой счел, что всю необходимую информацию он уже получил и поспешил ей воспользоваться. Уже через час он стоял рядом с прорицательницей, с упоением ткнувшейся носом в только что принесенный им кокаин.

Когда Трелони подняла на него мутный взор, он решил, что она достаточно готова и, позвав Макейра, велел вести ее прямиком к жаждущему пророчеств Шефу.

Результат превзошел самые смелые ожидания. Напророчено было с избытком всем присутствующим. Большинству предстояло погибнуть насильственной смертью от руки белокурой женщины по имени Джоан. Кстати, Темному Лорду тоже, что автоматически аннулировало пророчество восемнадцатилетней давности, где якобы говорилось о том, что лорда погубит еще не родившийся ребенок.

Такой женщины никто не знал, но все, кроме Малфоя с тоской подумали, что теперь будут до конца жизни шарахаться от блондинок по имени Джоан.

- Но возможен альтернативный вариант! – вдруг возопила Трелони, простирая руки к потолку. – Если враг всех честных волшебников пустит в свое сердце любовь…

- Что этот враг сделает? – с суеверным ужасом прошептал Волдеморт, с трудом понимая, о ком идет речь.

- Женится, как порядочный человек и станет жить в честном браке семь дней, семь ночей и желательно еще потом семь лет, то мир и благодать сойдут на этот край и прекрасная трава покроет наши поля…

- Чем покроет? – продолжал удивляться Темный Лорд.

- Ковром исполнившихся желаний! И настанет…

- Нирвана, - тихо произнес Эйвери.

- …всеобъемлющая эйфория души и сознания! – с этими словами прорицательница, видимо, иссякнув, плавно опустилась на пол и отключилась.

«А весело, однако, Севу живется…» - подумал Малфой, с интересом разглядывая совершенно обалдевшего Шефа.

- Кто-нибудь может мне объяснить, - через какое-то время спросил Темный Лорд, видимо, частично осмыслив мутные откровения отдыхающей на полу дамы, - как, ради Мерлина, Дамблдор толкует подобные вещи?

- А как хочет, так и толкует, - с готовностью «объяснил» Люциус, которому перестало нравиться чересчур серьезное отношение любимого Повелителя к происходящему.

- «Враг всех честных волшебников» - это кто? И какое мне до него дело? – продолжал возмущаться Волдеморт.

Окружающие потупились.

- Чушь какая-то. Вот потому Дамблдор и спятил давно, что она ему пророчит постоянно. Избавьтесь от нее. Ерунда это все. Не верю.

* * *

Воспользовавшись отсутствием прямых указаний о том, как именно следует «избавиться» от прорицательницы, уже через десять минут после описываемых событий Малфой спиной вперед выбирался из камина в кабинете профессора Снейпа, таща даму следом.

- Получите, - тяжело дыша, заявил он растерявшемуся зельевару.

- А левитировать?

- А самому за своими коллегами к Шефу ходить? Нет?

- Живая?

- Конечно. Стал бы я труп таскать!

- А зачем она вам понадобилась? – Снейп решил проявить вежливый интерес.

- Лорд пророчеств захотел.

- Ну и как?

- Скверно. Сказала, что все мы помрем в самом ближайшем будущем насильственным образом от руки блондинки по имени Джоан.

- И я тоже?

- Тебя там не было. Так что с тобой пока ясности нет.

- Оптимистично.

- Не то слово.

- И это все?

- Нет. Еще сказала, что если «враг всех честных волшебников» женится и на этом угомонится, то, может быть, все обойдется.

Снейп беззвучно засмеялся.

- А Шеф что?

- А Шеф не понял, кто такой «враг всех честных волшебников», и при чем тут мы.

Профессор не выдержал и начал смеяться в голос.

- Дурдом. Впрочем, я тебя предупреждал.

На этом приятели распрощались. Слизеринский декан занялся транспортировкой чудом спасшейся из лап Упивающихся коллеги в ее комнаты, а Малфой отправился по своим делам.

* * *

- Я все равно узнаю, кто из вас это сделал! – дурным голосом орал Темный Лорд на перепуганных Упивающихся. – Как это могло попасть в газеты?! Кроме вас здесь никого не было!

- Тоже мне загадка, - буркнул себе под нос Лестранг.

Люциус наступил ему на ногу, но было уже поздно.

- Точнее! – рявкнул Волдеморт.

- Снейп Дамблдору рассказал. Это что, кого-то удивляет?

- Не было здесь Снейпа, - засомневался Гойл.

- А ему не надо здесь бывать. Он и так всегда все знает. Интересно, откуда?

«Ну, положим, не все, - ухмыльнулся Малфой. – И, положим не всегда. И в данном случае он уж точно ни при чем».

- Ерунда, - решительно заявил он, выступая вперед. – Хватит уже обвинять Снейпа во всех грехах. Он ежедневно рискует жизнью и свободой ради великих целей нашего Повелителя.

- Как же вы все мне надоели!.. – простонал Волдеморт. – Несчастные предатели! Что-нибудь вы можете сделать так, чтобы об этом на следующий день не напечатали в газете? Вы представляете, что теперь начнется?

- Что? – удивленно спросил Крэбб.

- С чего они решили, что «враг всех честных волшебников», это я? – проигнорировав вопрос Крэбба, снова принялся возмущаться Темный Лорд. – Про эту блондинку, которая всех нас порешит, они ничего не написали, а про то, что меня якобы необходимо женить – пожалуйста!

Общение любимого Повелителя с подчиненными продолжалось примерно в таком ключе почти до утра и никаких результатов, естественно, не дало.

* * *

- Это что, ты сделал? – медленно надвигался профессор Снейп на отступающего к камину Малфоя. – А Лорд на меня думает?

- Ничего он такого не думает. Просто переживал очень, что все в газеты попало.

- Могу себе представить! У Альбуса от такого тоже в голове все перепуталось. Ни о чем думать не может, только о том, как войну закончить.

- Наши тоже, - тихо сказал Люциус. – Белл даже предлагала устроить конкурс.

- Устроить что?

- Конкурс. Невесту искать. Объявить конкурс. Знаешь, девчушек набежит.

- Ты полагаешь? Он старый, уродливый, противный, лысый, злой и…

- Так он же не на тебе будет жениться.

- Дамблдор говорил, что чувство любви ему недоступно по определению.

- Еще бы твой Дамблдор что-нибудь в этом понимал! У любви масса форм и видов. В том-то и дело, что Шеф запутался. А жить без любви человек не может. Шеф так долго любил власть, а сейчас немного разочаровался. Себя не любит, власть разлюбил, силу так и не полюбил, хотя пытался. Вот надо ему что-нибудь подсунуть… для любви. Вдруг действительно женщины окажется достаточно. А если еще и наследники пойдут… Красноглазенькие…

- И лысые, - Снейпа передернуло. – Умеешь ты поднять настроение.

- Вот я обо всем этом подумал и рассказал о пророчестве Скитер. Думаешь, зря?

- Он согласен жениться?

- Нет, конечно. Но он скучает в последнее время. Захочет. Куда ему деваться?

- Люци, а ведь если он действительно женится, да еще и удачно, то у тебя могут возникнуть серьезные проблемы.

- Ерунда. Разберемся.

* * *

- Я вот тут подумал, - собрав Упивающихся полным составом, заявил Темный Лорд примерно через неделю после описываемых событий. – А почему бы, собственно, и нет?

О чем он говорит, поняли все и сразу. Последние дни в магическом сообществе вообще ничего не обсуждалось, кроме пророчества обнюхавшейся наркоманки. Но о том, что сначала был кокаин, а пророчество сразу после знали только Малфой, да еще Снейп, которому Люциус не преминул рассказать об этом, а о том, что Сибилла Трелони - потомственная ясновидящая в черт-те каком колене, знали все. Так что пророчество произвело фурор, и уставшие от войны маги пытались воспользоваться новостью каждый на свой лад.

- Если Тома удастся женить, то у нашего общества есть все шансы на дальнейшее гармоничное существование, - официально заявил Дамблдор на следующий день после пророчества.

Директор Хогвартса был фигурой настолько значимой, что после этого игнорировать новость стало уже невозможно. Министерство активизировалось, и на Темного Лорда буквально посыпались предложения о возможных вариантах сотрудничества.

Первые два дня он уничтожал их, не вскрывая. Вернее, это он думал, что они уничтожаются, потому что приказал это делать Малфою и не знал, что Люциус не просто не выполняет этого приказа, а с интересом каждое такое письмо изучает и даже снимает копии. Для себя и для профессора Снейпа. Через пятнадцать минут после получения каждого сверхсекретного послания из Министерства Магии, его копия ложилась на стол Дамблдору.

- Очень зря Том не соглашается, - задумчиво говорил директор, склоняясь над очередным таким письмом. – Они делают ему более чем щедрые предложения.

Профессор стоял рядом, прилагая невероятные усилия, чтобы сохранить скорбное выражение лица. О том, что ни одного из этих писем любимый Повелитель не читал, Дамбдору пока знать не следовало.

На четвертый день Малфой уговорил Шефа ознакомиться с окончательным вариантом соглашения. От Темного Лорда требовалось отказаться от претензий на мировое господство, вернуть себе гражданское имя Том Марволо Риддл и сочетаться законным браком с любой женщиной старше шестнадцати лет.

Со своей стороны Министерство гарантировало бывшему Лорду и всем его сторонникам полную неприкосновенность, забвение бывших преступлений и государственные должности, если кто-то того пожелает.

- Они хотят, чтобы наши на них работали?! – искренне возмутился Темный Лорд. – Они совсем обнаглели?! С какой стати?!

Так как пункт о государственных должностях Люциус вписывал сам, то он, скромно опустив наглые глаза, сослался на свою готовность к любым жертвам во славу любимого Повелителя.

Соглашение было достигнуто, и Том Марволо Риддл заскучал.

- Чтобы жениться, как они хотят, наверное, девушка нужна? – он с сомнением посмотрел на Малфоя.

- Ну… да, - растерялся Люциус.

- И где ее взять? Девушку?

- А у вас никого нет на примете, мой Лорд?

Волдеморт совсем расстроился. Из особей женского пола после реинкарнации он встречался только с Беллатрикс Лестранг. Но, во-первых, ему смутно казалось, что она за девушку никак не сойдет, правда, он не мог припомнить, почему именно, а во-вторых, у него было четкое ощущение, что она замужем. Откуда такое ощущение появилось, он точно сказать бы не смог, но оно присутствовало. Эти две причины никак не позволяли надеяться, что вопрос разрешится.

- Белл не подойдет? – на всякий случай спросил он у Малфоя.

- Она замужем, мой Лорд.

- Вот я тоже почему-то так думаю, - обрадовался «мой Лорд».

«Ой, как все запущено…» - подумал Люциус и высыпал на стол перед любимым Повелителем целую кучу фотографий.

* * *

К свадьбе Темного Лорда готовились недолго, но очень активно. Дамблдор приобрел огромные песочные часы с кукушкой. Часы были рассчитаны ровно на семь дней и семь ночей, к концу которых кукушка вылетала из них с громкими воплями и оповещала, что время вышло. Во всяком случае, в этом уверяли продавцы. Директор сомневался, потому что так и не смог определить, из какого места у этих часов вылетает кукушка, но это были мелочи.

Из нескольких сотен фотографий Волдеморт выбрал Джинни Уизли. Учитывая тот факт, что выбирал он методом «научного тыка» и зажмурившись, Малфой решил, что это судьба.

«Какая-то заколдованная девочка, - расстроенно думал Люциус, убирая со стола невостребованные фотографии. – Я ведь ее тоже тогда случайно выбрал…»

К невероятному удивлению окружающих, Джинни не высказывала большого недовольства от свалившейся на нее сомнительной чести, а перенесла новость стоически. Только Гермиона Грейнджер знала, сколько слез было пролито в первые часы после обнародования имени «счастливицы». Но Гермиона была девушка серьезная, бесполезных слез не одобряла и, заперев Джинни в своей комнате, отправилась прямиком к Гарри Поттеру. Вовсе не за тем, чтобы предложить ему побыстрее избавить невесту от жениха, а всего лишь за мантией-невидимкой. Под этой мантией Гермиона буквально через десять минут привела кого-то в свою спальню. Всю ночь там жгли свечи и шушукались неопознанные голоса. Утром мантия была возвращена, а Джинни объявила репортерам, что с детства восхищалась выдающеюся личностью будущего супруга, никогда и мечтать не смела, что ей будет оказана подобная честь, и вообще, находится на седьмом небе от счастья.

В этой всеобщей идиллии был только один человек, которого в корне не устраивали матримониальные планы Темного Лорда. Мистер Люциус Малфой из ночи в ночь бродил по бесконечным коридорам Имения, с тоской размышляя о том, что с женитьбой любимого Повелителя всякое влияние на него будет потеряно.

«Этот негодяй Артур Уизли мгновенно займет мое место. Угораздило же Шефа выбрать гриффиндорку! С другой стороны, выбери он кого-нибудь из наших, было бы еще хуже. Уизли хотя бы считает себя порядочным человеком, а это уже что-то. Но в целом - ужасно».

Чтобы держать ситуацию под контролем, Малфой предложил новобрачным свое гостеприимство. Предложение было принято с молчаливой благодарностью. Любимый Повелитель нервничал и оставаться наедине с юной супругой вот так сразу откровенно побаивался.

Первая брачная ночь ознаменовалась рядом неприятных неожиданностей, что, как известно, к добру не приводит.

Начались неприятности с того, что хозяин дома, являющийся по совместительству шафером жениха, будучи не в очень трезвом состоянии, решил проведать перед сном новобрачных на предмет того, все ли у них в порядке. Прогулка по темным коридорам Имения привела к столкновению где-то на полпути с таким же нетрезвым Волдемортом, который тоже почему-то в полной темноте крался в гости к шаферу. Что хотел «молодой» от хозяина дома так и осталось невыясненным, потому что при столкновении оба перепугались до смерти и подняли крик, перебудивший таких же нетрезвых гостей, портреты в коридоре и нескольких сумасшедших приведений. Конфликт разбирали до утра, новобрачная лишилась положенного ей внимания супруга, в связи с чем показалась утром с красными заплаканными глазами, а «молодой» ощущал себя отвратительно, потому что юная жена «прикрыла» его перед гостями, сославшись на бессонную ночь и пылкость первой любви.

Все это можно было бы пережить, но, проводив к обеду гостей по домам, Джинни взялась за мужа всерьез. Она его любила. Очень.

- Это какой-то кошмар, - шептал несчастный на ухо Малфою, когда им изредка удавалось встретиться в коридоре.

- Дорого-о-ой, - уже неслось из какой-нибудь раскрытой двери. – Твой рыжик скуча-а-ает!

«Мерлин, - думал Люциус, провожая Шефа сочувствующим взглядом. – Так он долго не продержится!»

Помочь любимому Повелителю было невозможно. Юная жена не отпускала его от себя ни на шаг, поднимала в шесть утра бегать с ней по парку, посадила на жесткую диету, отказывала в близости под предлогом поста и заставила выучить наизусть огромный «Молитвослов», привезенный с этой целью из дома.

Она любила ходить по магазинам и примерять там наряды. Именно примерять, никогда ничего не покупая.

- Ах, дорогой, тебе не кажется, что за эти дни я несколько располнела? – щебетала Джинни, вертясь перед зеркалом в двухсотом бесподобном наряде.

Что на это отвечать, «дорогой», естественно, не знал, а шафера рядом не было. Помощь пришла неожиданно.

- Скажите ей, что она прекрасна, - тихо протянул смутно знакомый голос.

- Дорогая, ты прекрасна…

- Как всегда! – шепнули ему на ухо.

- Как всегда! Пойдем отсюда, а?

- Нет, так нельзя. Скажите, что готовы купить весь магазин.

Волдеморт, наконец, обернулся и увидел ухмыляющегося Драко Малфоя. Потом вспомнил, что накладывал на себя маскирующие чары, и испугался, что они не действуют. Потом сообразил, что на Джинни никаких чар нет, а значит, Малфой, мог просто догадаться, кого девушка заставляет смотреть на ее наряды.

- Джинни, мы уходим! – резко приказал Темный Лорд, крепко беря Драко за плечо.

Младший Малфой оказался незаменим. Во-первых, он снабдил новобрачного массой полезной информации о девушках на все случаи жизни, во-вторых, умудрился каким-то непостижимым образом нейтрализовать юную супругу и на всю ночь утащить «молодого» пить в каких-то лондонских трущобах.

- Она заставляет меня постоянно молиться, - обнимая Драко за шею, жаловался несчастный. – Вот шагу нельзя ступить. Столько правил! Пить нельзя, есть нельзя, спать утром нельзя…

- Да она ханжа, - смеялся Драко. – Ограниченная мещанка с тонной комплексов и неудовлетворенной страстью к роскоши.

- Ты так полагаешь? – красные глаза с очень неприятным и почти трезвым блеском впились в растерявшегося Малфоя.

- Ей никогда не понять вашу возвышенную душу, мой Лорд, - твердо ответил Драко.

«В отца пошел, - удовлетворенно подумал Волдеморт, снова сосредоточив все внимание на стакане. – Такая же сволочь. Ни за что правды не скажет».

Вернувшегося к пяти утра в Имение новобрачного ждал жуткий скандал. С оглушительными воплями, рыданиями, битьем малфоевского антиквариата и угрозами покончить собой. Истерика длилась ровно час, после чего чуть живого «молодого» погнали в парк на ежедневную пробежку.

Прошло еще два дня. Подлый шафер, сославшись на неотложные дела в министерстве, не появлялся дома вообще, но Волдеморт нашел благодарного слушателя в лице его сына.

- Она обещала покончить собой, если я еще раз явлюсь домой после восьми вечера, - шептал Темный Лорд сочувственно кивающему Драко. – Как думаешь, может, опять смотаемся? Глядишь к утру и освобожусь…

- Что вам мешает с ней развестись, сэр?

Ночь ушла на обдумывание этой потрясающей идеи. Во время утренней пробежки по парку решение было принято.

«Если удастся все сделать сегодня, то завтра я уже не буду здесь бегать, - задыхаясь и держась за бок, думал новобрачный. – Только бы Люциус, наконец, появился!»

- Надо точно определить, сколько нужно заплатить этой семье, чтобы не получился скандал, - заявила торчащая в языках пламени голова шафера.

- Только избавь меня от нее! Мне все равно, как ты это сделаешь!

- Ну… на это нужно время…

Змеиные глаза любимого Повелителя слегка расширились, и он метнулся к камину.

- Я тебя убью! Я тебя убью, слышишь, мерзавец, если завтра утром мне опять придется бегать по твоему парку! – шипел «молодой», мертвой хваткой сжимая горло шафера. – Это ты все придумал!

- Я понял, мой Лорд, - захрипел Малфой, мотая головой и пытаясь вырваться. – Отпус-c-cтите…

- Ты предупрежден! – прошипел «мой Лорд».

Бегая по парку на следующее утро, все так же держась за бок и задыхаясь, Волдеморт представлял, что он сделает с шафером, когда снова с ним встретится. Живописные картины здорово облегчали страдания Темного Лорда, наводили на приятные воспоминания и основательно помогли пережить этот последний кошмар.

Шафер появился к полудню. Бледный, уставший, с покрасневшими глазами, кипой каких-то бумаг, Артуром Уизли и профессором Снейпом. Все было обговорено заранее и бумаги мгновенно подписаны. Артур остался доволен, Джинни тихо плакала.

- Вы сейчас являетесь одной из самых богатых невест в Англии, мисс Уизли, - холодно сообщил ей слизеринский декан. – Директор велел мне вернуть вас в школу. Идемте.

«Неужели все… - устало думал Малфой, провожая взглядом исчезающих в камине гостей. – За кого бы его теперь выдать…»

- Я приказал тебе закончить это безобразие вчера!

Любимый Повелитель как-то очень неожиданно нарисовался напротив с волшебной палочкой в руках и весьма недоброй улыбкой на тонких губах.

«Как же я от тебя устал…»

- Знаешь, о чем я думал сегодня утром, Люциус?

«Могу себе представить…»

- Пока по парку бегал…

- О том, что за полдня документы о разводе подготовить невозможно? Или о том, что на все это обычно и недели бывает мало? Или о том, как хорошо, что есть кто-то, готовый со всем этим возиться?

«Нахал какой!» - Темный Лорд посмотрел на очень обиженного шафера и решил оставить свои утренние фантазии невоплощенными.

- Я желаю, чтобы мои приказы выполнялись неукоснительно! Тебе ясно?

«Устроить ему скандал?.. Или не надо?.. Нет, пожалуй, я слишком устал…»

- Ясно. Мой Лорд.

* * *

- Это были нелегкие дни, но я получила неоценимый опыт совместной жизни. И вообще неоценимый опыт, - заявила газетчикам первая супруга Волдеморта сразу после развода.

Еще она получила состояние и навсегда осталась «первой женой Того-Кого-Нельзя-Называть». Но об этом репортерам говорить не стоило. Они и так это знали.

Вечером того же дня Гермиона Гренджер снова заперла вернувшуюся в школу подругу в своей комнате, попросила у Гарри Поттера мантию-невидимку и привела под ней неизвестную личность. В комнате опять всю ночь жгли свечи, и желающие могли услышать старательно сдерживаемый истерический хохот.

«Весело им там, гадам, - тяжело вздохнул Рон Уизли, так и не отважившийся пойти спать. – Нет, чтобы нас позвать».

Впрочем, спать в ту ночь в Хогвартсе не мог никто. По замку с вечера носилась кукушка, освободившаяся, наконец, из часов, приобретенных директором в Лондоне, и вместо того, чтобы куковать, почему-то каркала.

Семь дней и семь ночей закончились.

* * *

Неудачный брак подействовал на неустойчивую психику несостоявшегося властителя мира очень тяжело.

- Сев, что-то он мне совсем не нравится, - сетовал Люциус.

Профессору Снейпу было совершенно наплевать и на бывшего Шефа и, честно говоря, на Малфоя.

- Да-да… - рассеянно отвечал он. – Я тебя понимаю.

- Что делать-то?

- Предлагаешь его отравить?

- Сев, ну как тебе не стыдно?! Его женить надо, а не травить.

- А это не одно и то же?

Люциус обиделся и собрался уходить.

- Вы же там хотели конкурс устроить. Соберите желающих, и пусть он сам выбирает.

Малфой с благодарностью посмотрел на старого приятеля и нырнул в камин.

* * *

- Мне все равно, - безразлично отозвался любимый Повелитель на предложение шафера-неудачника. – Делайте что хотите.

«Ой, какой ужас! Это что же, опять я буду виноват?!» - Люциус понял, что основательно попал, но отступать было уже поздно.

- Это просто отлично! – обрадовался Дамблдор, буквально через считанные минуты узнав о тяжелом состоянии Волдеморта. – Нужно подобрать ему девушку с характером. И лучше гриффиндорку.

- Была уже гриффиндорка, - недовольно проворчал профессор Снейп, но спорить не стал.

- Мисс Грейнджер очень благоразумная девушка, - не унимался директор.

- Это, конечно, не мое дело, Альбус, но я бы в этом забеге на грязнокровку ставить не стал, - задумчиво изрек зельевар, разглядывая собственные ботинки.

- Ты думаешь! А сам-то он кто?

- Вот именно поэтому.

* * *

- Сев, еще один такой брак - и он мне голову открутит, - чуть не плача жаловался Малфой профессору Снейпу. – Так и сказал. Говорит, последний раз, а потом…

- А чем ты, собственно, виноват?

Вопрос был скорее риторический. Люциус пустил дело на самотек, утвержденную Министерством Магии кандидатуру невесты выяснить не удосужился, на предупреждение слизеринского декана, что будет скандал, должным образом не отреагировал и получил дикую истерику любимого Повелителя практически сразу после венчания.

Кто именно донес Лорду, что бабка очаровательной белокурой девушки из Равенкло была на четверть магглой, так и осталось тайной. Малфой серьезнейшим образом подозревал в этой подлости Снейпа, но профессор категорически отрицал свою причастность. Уличить его было, естественно, невозможно.

- Хватит надо мной издеваться! – орал Темный Лорд на перепуганного шафера. – Ты нарочно это делаешь, мерзавец!

- Я…

- Молчать!

И Люциус молчал. Почти три часа молчал, от скуки даже с некоторым интересом раздумывая, почему это любимый Повелитель до сих пор не пустил в ход палочку.

- Все. Теперь я выберу сам! Собери моих верных слуг, и я буду выбирать.

«Из верных слуг? – с ужасом подумал Малфой. – Ну, мы попали…»

* * *

- Да! Наш великий Повелитель оказал мне великую честь, доверив моей дочери великую миссию по продолжению своего великого рода…

«Как Паркинсона заносит, однако, - думал профессор Снейп, с учтивым видом слушая эту ахинею, - пожалуй, Люци прав, этот спятивший от «великой чести» папаша устроит нам всем веселую жизнь…»

- У вас великая дочь и сами вы великий человек! Всего наилучшего! - с этими словами профессор скрылся в камине.

* * *

Панси Паркинсон в ночной рубашке и розовом пеньюаре, дрожа не то от холода, не то от ужаса, стояла босиком на ледяном каменном полу в кабинете своего декана и беззвучно рыдала. Заботливый профессор только что сообщил девушке радостную новость.

- Должен вас предупредить, мисс, что Темный Лорд весьма щепетилен в вопросах чести. Вы уверены, что оправдаете его ожидания?

- А какие у него ожидания? – всхлипнула несчастная.

- Вы умеете доить змею, мисс?

- ДЕЛАТЬ ЧТО?

- У Темного Лорда есть змея, мисс, - профессор злорадно ухмылялся. – И вам, естественно, придется за ней ухаживать, как и за любым домашним питомцем, которого вздумается завести вашему будущему супругу.

- А сейчас кто за ней ухаживает?

- Раньше ее доил Петтигрю. Пока она его не съела.

- Пока она его что?.. – прошептала Панси.

- Ей не нравилось, что он прикасается к ней железной рукой, мисс. Так что вам придется быть поласковее.

- Со змеей?

- Да, мисс.

- Ой, - Панси вдруг вышла из ступора, пораженная внезапной мыслью. – А зачем ее доить, сэр? Разве у змей есть молоко?

- У этой есть, мисс.

- А что еще у нее есть? – осторожно спросила девушка, предчувствуя недоброе.

- Ядовитые клыки и пятиметровое тело, мисс, - Снейп смотрел на нее почти нежно.

* * *

- С кем? – безжизненно спросил Волдеморт, автоматически обрывая лепестки с букета невесты.

- С вашим шурином, мой Лорд.

- С КЕМ?

- С Рональдом Уизли, мой Лорд.

- Искали?

- Так точно, мой Лорд…

Пауза затягивалась.

- И?..

- Не нашли, мой Лорд, - быстро проговорил Малфой, глядя в пол. – Но ищем.

Прилагая неимоверные усилия, чтобы стоять прямо и не втягивать голову в плечи Люциус отважился, наконец, взглянуть на любимого Повелителя и вздохнул с облегчением. Лорд вообще на него не смотрел и даже палочки не достал, а продолжал вертеть в руках ощипанный букет.

- А зачем?

- Что?

- Зачем ее искать, Люци? Ты полагаешь, что если невеста сбегает через час после венчания, то вернув ее, можно рассчитывать на удачный брак?

- Ну, всякое бывает, мой Лорд, - уклончиво ответил Малфой. – Так не искать больше?

- Не надо.

Воцарилась тишина.

- Какие будут приказания, мой Лорд? – осторожно спросил Люциус через несколько минут, предчувствуя очень большие осложнения.

Предчувствия полностью оправдались.

- Послушай, Люциус, - произнес Волдеморт очень нехорошим голосом. – Ты ошибся уже трижды. Хочешь сказать, что это случайность? Или закономерность?

Малфой похолодел.

- Мне очень жаль, мой Лорд…

- Тебе жаль?! – в бешенстве зашипел любимый Повелитель. - Мне тоже будет очень жаль, Люци, если тебе еще раз будет жаль.

- Я не понял…

- Объяснить?

- Не надо. Я уже догадался.

- Вот и отлично. А теперь убирайся! К вечеру вопрос должен быть решен.

* * *

- При чем тут я?! – Малфой бегал по спальне, демонстрируя безграничное возмущение перед равнодушно расчесывающей волосы Нарциссой. – Ему все говорили, что эта пигалица накрутит ему нос!

- Разве у него есть нос? – удивленно отозвалась жена.

Люциус в растерянности остановился.

- Я… не помню… должен быть. Куда ему деться-то?

- Ну, не знаю. Мало ли.

- Да нет. Точно есть. Волос нет, а нос есть. И ушки остренькие…

- О! Даже ушки есть? Так он завидный жених, ваш Лорд.

- Нарси, твоя ирония неуместна, - грустно отозвался расстроенный супруг. – Если быстро что-нибудь не придумаем, то он перестанет мне доверять. А это очень плохо.

- А может, наоборот хорошо? Миром ему уже точно не править.

- Ты полагаешь, что это смешно? Могу тебя разочаровать. Совсем не смешно. Целый мир ему, конечно, не по зубам…

- И зубы есть?

- Уймись, наконец! Есть… наверное. Не знаю, не заглядывал. Я же не лошадь покупаю. Так вот, миром ему, может, и не править, но он, безусловно, сильнейший волшебник и министерству придется с этим считаться. Хотят они того или нет.

* * *

- Ну что ты мне все девчонок таскаешь? – ворчал Темный Лорд, с отвращением разглядывая раскиданные по столу фотографии. – Были уже девчонки.

«Неужели мальчика хочет?!» - совершенно обалдев от такого поворота, подумал Люциус.

- Кого прикажете?

- Да никого я тебе не прикажу. Ты же должен понимать, ну чем я могу прельстить такую пигалицу? Они или из страха перед родителями за меня пойдут, или из корыстных соображений, или по глупости.

«А как еще надо?» - удивленно подумал Малфой, но, естественно, промолчал, по возможности изображая участие.

- А я уже устал. Ведь все это делается ради чего? Ради мира и покоя.

«Что-то мне не нравится, как это звучит. Покоиться с миром никому тут не хочется. Это он зря».

- Я весь внимания, Мой Лорд.

- Найди мне нормальную женщину. Пусть не очень молодую, но которая готова разделить со мной спокойную безбедную жизнь. А если еще и наследником обеспечит, так мне ведь больше теперь ничего и не надо.

- За тридцать? – на всякий случай уточнил Люциус.

- Ну да… наверное…

- Будет сделано, Мой Лорд.

* * *

Через две недели обалдевший от свалившегося на него счастья Том Марволо Риддл венчался с четвертой избранницей. Невесту свою он очень уважал и, честно говоря, немного побаивался, потому что считал ее «очень приличной и уважаемой женщиной».

- Что-то мне все это не нравится, - пробормотал профессор Снейп стоящему рядом Малфою. – Добром не кончится.

- Типун тебе на язык. Знаешь, как она о нем заботится?!

- Вот именно. Какая нормальная женщина с честными намерениями на это согласится?

- Сев, ты не прав, - строго ответил шафер, торопясь занять свое место. – Не болтай глупости.

Церемония была довольно скромной, все-таки четвертый брак - это не первый. Новобрачный не отходил от «молодой» ни на шаг, все время тихонько пожимал ей ручку и называл «моя Марго» и «моя королева», чем сильно озадачивал прекрасно наслышанных об этой даме окружающих.

К концу вечера напряжение стало немного спадать. Жена относилась к супругу с таким вниманием и участием, что даже крайне скептически настроенный поначалу профессор Снейп изрек на прощание:

- Кажется, вам здорово повезло, Мой Лорд. Что странно.

* * *

Люциус Малфой пребывал в растерянности. С выбором четвертой невесты он явно перестарался. Любимый Повелитель третий день лежал в горячке в одной из гостевых спален Имения, и никакие зелья профессора Снейпа ему не помогали.

- Это потому что ему нанесли душевную рану, - глубокомысленно изрекала Беллатрикс Лестранг, старательно поправляя подушки мечущемуся Лорду. – Он на самом деле очень тонко чувствующий человек. Сев, что ты ухмыляешься?

- Душу иметь надо.

- Вот ему и отымели, - радостно подхватил Малфой.

Снейп засмеялся, уже не таясь.

- Прекратите немедленно! – зашипела мадам Лестранг. – Как так можно?! Ничего святого! Это ты, Люци, во всем виноват! Ты познакомил его с этой стервой!

- Я же не знал, что так получится, - вяло отбивался Малфой. – На вид очень милая женщина. Он же просил постарше, посерьезнее... Она так им восхищалась... Я подумал, почему бы и нет...

Темный Лорд застонал.

- Сев, скажи честно, он совсем плох?

- Не волнуйся, Белл, он же бессмертен.

* * *

Трагедия грянула, как гром среди ясного неба. Четвертая жена исчезла на седьмое утро, не дотянув двух часов до положенного срока и оставив документы о разводе на столе. «Молодой» впал в ступор, потому что еще с вечера все было в полном порядке, и супруги планировали различные варианты дальнейшего развития такой приятной для обоих семейной жизни.

- Она меня слушала с неподдельным интересом, - растеряно разводил руками Волдеморт. – Ничего не понимаю… Что могло случиться?..

«Что могло случиться» выяснилось на следующее утро. Рита Скитер выпустила небольшую брошюру с потрясающим воображение названием «Как я была замужем за трупом-импотентом».

«Слушать она бесспорно умеет прекрасно, - думал Люциус, дрожащими руками листая сей опус. – Просто потрясающее умение слушать…»

В книге было все. Все, что только можно было написать про несчастного Лорда. Начиная с голодного военного детства и развития эдипова комплекса до «частичного восстановления конечностей, которое не удалось». Приводились также свидетельства трех первых жен, из которых явственно следовало, что ни с одной из них у потенциального жениха «не сложилось». Уже к обеду бессмертный соискатель порядочной невесты слег в лихорадке. К ночи начался бред. Люциус был в ужасе, Снейп развлекался, Беллатрикс злилась, Дамблдор посмеивался, пил чай и уверял окружающих, что «все будет хорошо».

- Кому будет хорошо, Сев? – раздраженно спрашивал Малфой.

- Нет, ты не понял. Он не говорит, что кому-то будет хорошо, он говорит, что «все» будет хорошо. В мировом масштабе.

«За что мне все это... - тосковал, обуреваемый недобрыми предчувствиями шафер. – За что?..»

* * *

Темный Лорд открыл глаза и произнес первые за последние пять дней осмысленные слова:

- Где. Эта. Тварь.

- Прикажете ее убить, мой Лорд? – с готовностью отозвалась Беллатрикс. – Писаку мерзкую?

Волдеморт перевел измученный взгляд на Снейпа. Профессор понял любимого Повелителя намного лучше.

- Пятые сутки под вашей дверью сидит, мой Лорд. Не смеет пред ваши светлые очи показаться.

В «светлых очах» промелькнуло глубокое удовлетворение.

- Не смет, говоришь?

- Переживает очень, - подтвердила Беллатрикс, мгновенно сообразив, о ком речь. – Уже и завещание написал. Полностью приготовился… к встрече.

- Ну, если приготовился, то пусть заходит… - проворчал Темный Лорд довольно миролюбиво, с удивлением наблюдая, как после этих слов оба его собеседника вскочили на ноги и ринулись к выходу.

- Один момент, мой Лорд! – выкрикнула Беллатрикс, выбегая в коридор вслед за профессором Снейпом.

Если бы «мой Лорд» еще был в состоянии чему-то удивляться, его бы это насторожило.

- Люци! Вставай немедленно! – заорал слизеринский декан, врываясь в спальню хозяина дома.

- Что случилось? – Малфой испуганно сел на кровати.

- Хватит дрыхнуть! Он тебя ждет! – Беллатрикс принялась натягивать на растерявшегося шафера мантию прямо поверх пижамы. Шафер мычал, мотал головой и слабо сопротивлялся.

- Вы обалдели?! – выдохнул он, когда мантия была одета, и Снейп рывком поставил его на ноги. - Я к нему не пойду! Он меня прибьет мгновенно!

- Давай живей! Я ему сказал, что ты пятые сутки под дверью сидишь!

- Я не могу… в таком виде… Мне нужно привести себя в порядок…

- Как раз именно в таком виде, Люц! Ты не представляешь, как трогательно выглядишь, - умилялась Беллатрикс. – Весь такой растрепанный и в мятой, криво надетой мантии…

- Дайте я хоть…

- Не надо! И веди себя поскромнее. Он должен поверить, что ты очень переживал. Белл сказала, что ты даже завещание уже написал…

- Совсем дурные? Зачем подавать ему такие идеи?..

- Как будто он без нас не догадается! – фыркнула Беллатрикс. – Люц, время!

Робко войдя в комнату любимого Повелителя, Малфой закрыл за собой дверь и, старательно изобразив на лице маску крайней робости, мягко опустился на колени.

- Подойди!

Подумав две секунды вставать с пола или не стоит, Люциус, не поднимая головы, медленно двинулся в сторону возлежавшего на подушках Шефа.

- Быстрее! – нетерпеливо воскликнул Темный Лорд, с интересом разглядывая осторожно приближающегося шафера-неудачника.

Малфой вздохнул, сделал рывок и, ожидаемо запутавшись в мантии, храбро ткнулся носом в ковер.

- Ну что это такое?! Вставай уже!

- Я не смею… мой Лорд.

- Люци… мое терпение кончается. Или ты мгновенно встаешь и быстро идешь сюда, или…

Закончить эту глубокую мысль Малфой благоразумно ему не дал, шустро вскочив на ноги и в секунду оказавшись рядом с постелью любимого Шефа.

- Я тут подумал и решил, что на этот раз женюсь так, как мне хочется…

- У вас кто-то есть на примете, мой Лорд?

- Да… я хочу, чтобы ты занялся юридическими вопросами, потому что наверняка будут… проблемы…

«Мерлин, неужели он задумал однополый брак? – в ужасе подумал Люциус. – Очень плохо…»

- В пророчестве ведь ничего не было сказано о том, что я должен жениться именно на женщине…

«Ну точно… Сейчас как женится на ком-нибудь из нас… или на Поттере… Ой, какой кошмар!»

- Ты, конечно, мерзкий и скользкий негодяй, Люци…

«НА МНЕ?!» - Малфой похолодел.

- Но ты изворотлив и умен. Наверняка сможешь добиться, чтобы все оформили как надо, - решительно закончил Волдеморт.

«Не на мне», - с облегчением подумал Люциус, неожиданно замечая, что в комнате стало как-то светлее, теплее и вообще радостней.

- И кого же вы собираетесь удостоить такой великой чести, мой Лорд? - спросил он через какое-то время, видя, что Шеф явно не торопится озвучить имя своего избранника.

- Ты понимаешь… - замялся Темный Лорд. – Как ты думаешь, ведь я могу жениться на ком хочу, если… если моя избранница не будет против… Ты согласен?

Окончательно растерявшись, Малфой на всякий случай кивнул.

* * *

Пятый брак Темного Лорда явно обещал быть очень удачным. Супруги понимали друг друга с полуслова. Жена оказалась нежной, заботливой, молчаливой, умной и даже по-своему красивой. Волдеморт был счастлив. Проводил в обществе супруги практически все свое время и слушался ее мудрых советов. Во всяком случае, окружающим так казалось.

Люциус Малфой забеспокоился, а к концу недели и вовсе ударился в панику.

- Послушай, Сев. Если так пойдет дальше, то он совсем перестанет в нас нуждаться.

- Разве это плохо? – с досадой отвечал профессор Снейп, засыпая в котел пчелиные лапки.

- Тебе, конечно, хорошо!

Профессор демонстративно сосредоточил все свое внимание на котле.

- Сев!

- Ты знаешь, по-моему, они вполне счастливы. Что тебе не нравится?

- Она шипит…

- Это нормально. Где ты видел жену, которая не шипит?

- Сев, она на меня шипит. Когда я приближаюсь… Это… не очень приятно.

- Она умна, Люци. И прекрасно понимает, что ты негодяй.

- Сев!

- Ну что ты от меня хочешь?!

- Ты знаешь.

- Даже не думай. Мне Альбус голову оторвет. Только все угомонились…

- Когда она кого-нибудь из нас сожрет, тогда ты вспомнишь, что я к тебе приходил, а ты…

- Ну что ты выдумываешь? Никого она не сожрет.

- Она живет у меня в доме! – потеряв терпение, истерически заорал Люциус. – Она ползает по коридорам! Каждую ночь! Я вчера наступил ей на хвост!

- И что? – заинтересовался Снейп, отрываясь, наконец, от созерцания кипящего котла.

- Ничего.

- А что тогда кричишь?

- Он вовремя успел ее оттащить.

- Вот видишь. Все под контролем.

- Сев, я тебя умоляю… Я больше не могу…

Профессор вздохнул, задумчиво оглядел полки со всевозможными склянками и молча указал Малфою на темный запечатанный сосуд.

- Сев, ты… ты настоящий… - восхищенно пробормотал Люциус.

- Просто убирайся отсюда. Пока я не передумал.

* * *

- Ваша возлюбленная супруга сдохла… в смысле… покинула нас…

- Я уже знаю, Люци…

- Похороны завтра. Будет много народу… Все-таки такая трагедия… в самом начале семейной жизни…

Волдеморт молчал, сосредоточенно глядя прямо перед собой.

- Что прикажете написать на камне, мой Лорд?

- Пусть напишут, как есть: Нагини Риддл. Верной супруге от безутешного Тома Марволо Риддла.

- Будет исполнено, мой Лорд.

- Да, Люци, и… спасибо тебе.

«Бедный, бедный, - думал Малфой, торопливо покидая расстроенного Шефа. – Не везет ему с женами».

* * *

На ком жениться дальше, Волдеморту было совершенно безразлично, а чувствовавший себя виноватым Люциус торопил события. Дело в том, что он не просто чувствовал себя виноватым, а прекрасно понимал, что если внимание любимого Повелителя быстро не переключить на новую жену, то он рано или поздно придет в себя от внезапной трагедии и, скорее всего, быстро сообразит, что смерть возлюбленной подруги не могла произойти сама по себе.

- А ты жени его на мальчике, - равнодушно предложил профессор Снейп.

- Ты совсем рехнулся?! На каком мальчике?!

- Да на любом. Мало что ли мальчиков?

- С какой стати-то? Почему ты решил, что он согласится жениться на мальчике?

- А почему бы и нет? В женщинах он разочаровался, зоофилия не удалась.

- Сев, ты обалдел? Зоофилия - это совсем другое! Он ищет… духовной близости.

- Вот и отлично. Тогда тем более, чем ему плох мальчик? Помнится, он нашел полную душевную близость с твоим сыном.

- С Драко?!

- А у тебя разные есть?

- Сев!

- Разумеется с Драко. Они у тебя под носом упивались по ночам почти неделю, а ты где был?

- В Министерстве…

- Вот именно. Так что не переживай. Если его кто сейчас и сможет отвлечь от мрачных мыслей, так это хороший собутыльник. А теперь извини, я немного занят.

* * *

Для бывшего Темного Лорда шестой брак оказался самым тяжелым с точки зрения эмоциональных потрясений. Дело в том, что, полностью погрузившись в черную меланхолию по поводу неожиданной смерти своей старой подруги, Волдеморт совершенно перестал интересоваться реальностью и на очередное венчание обратил внимания не больше, чем оно, по его мнению, заслуживало. То есть - никакого. Он только раз вынырнул из состояния полной отрешенности, когда потребовалось сказать короткое «да» и взглянул не невесту.

«Опять пигалица безмозглая, - с тоской подумал «молодой», отметив хрупкую фигурку и робко склоненную под длинной фатой голову новобрачной. – Если снова окажется грязнокровкой, то Малфоя убью. Довольно уже надо мной издеваться…»

- Теперь поцелуйте невесту, - донесся до него жизнерадостный голос.

- Обойдется, - буркнул новобрачный и, дернув молодую жену за руку, потащил ее прочь, торопясь скрыться от гостей и репортеров.

Аппарировав в Имение, Волдеморт затащил девушку в спальню и, решив не повторять прошлых ошибок, сразу перешел к делу:

- Если ты не чистокровна, я тебя убью. Если ты будешь болтать с репортерами, я тебя убью. Если ты хоть раз потащишь меня по магазинам, я тебя убью. Если ты молишься, я тебя убью. То есть молись, если тебе нравится, но без меня. Да, и еще, я не веду здоровый образ жизни. Ни в каком виде. Потому что я бессмертен.

Девушка склонила голову совсем низко, ее плечи тряслись, и новобрачный растерялся.

- Если будешь плакать, я тоже тебя убью, - неуверенно проговорил он, доставая волшебную палочку.

Девушка замерла на секунду и зарыдала в голос.

«Что-то я, наверное, ей не то сказал…» - совсем расстроено подумал «молодой».

- Ты бы хоть личико показала, а то я тебя и не видел ни разу, - с этими словами он довольно грубо сдернул с жены фату и… остолбенел.

Волдеморту потребовалось несколько минут, чтобы осмыслить увиденное. «Молодая» рыдала, закрыв лицо руками, а «молодой» впервые четко ощутил, что об этом несчастном перепуганном мальчишке он только что обещал заботиться и в печали, и в радости, и вообще…

- Не плачь, - выдавил он наконец, внезапно осознав, что, кроме всего прочего, посредством своих многочисленных браков уже породнился с доброй половиной магического сообщества. – Всякое бывает.

«Когда твоя очередная жена сбегает с твоим же шурином, то невольно приобретаешь несколько философское отношение к жизни, - размышлял «молодой». – Как-то я раньше в череде бесконечных браков этот момент упустил. Но ведь теперь этого поганца даже убить нельзя. Он ведь теперь мой… тесть. Вот гад!»

- Послушай… Драко… Если уж мы с тобой так… попали, то, может быть, не будем ничего менять, а? Они ведь все равно меня в покое не оставят. И тебя тоже. Сделаем вид, что все нормально, и будешь жить в свое удовольствие с какой-нибудь девчонкой. И можешь называть меня Том. Согласен?

Драко всхлипнул.

- Ну что ты ревешь? Я никогда тебя не обижу. И всем будет хорошо. Нет девчонки, так найдем. Ты такой смазливенький – любая будет рада. Ну что ты молчишь?

- Я хочу на ней жениться, Том.

- На ком?

- На этой самой девчонке, которую ты так прекрасно тут описывал.

- Я не понял. На абстрактной девчонке? Или у тебя уже кто-то есть?

- Есть…

- И кто же? – с искреннем любопытством поинтересовался Темный Лорд.

Драко вздохнул и, решив, что кроме Тома ему теперь все равно никто не в силах помочь, неуверенно произнес:

- Джинни Уизли.

- ЭТА ХАНЖА?!

- Она не ханжа…

- Ты просто не знаешь! Я же жил с ней! Почти семь дней! Она все время заставляла меня молиться и… А сколько я бегал по этому вашему парку! Что ты смеешься?

- Мы с ней вместе все это придумали. Чтобы ты с ней побыстрее развелся.

В наступившей тишине Драко растерянно думал, что явно переоткровенничал.

- Ну, как дела? – в дверь без стука просунулась голова новоиспеченного тестя.

- Иди-ка сюда! – Волдеморт попытался изобразить угрожающий вид, но получилось плохо. – Это как понимать?

- Ваша жена совершенно чистокровна, мой Лорд. Гарантирую, - нагло заявил тесть.

«Отыгрался, мерзавец, - тоскливо подумал «молодой». – Как же я его ненавижу…»

- Люциус, ты не заметил, что это мальчик?

- А какая разница? Я совершенно уверен, что он еще девственник.

- Рара, да ты что? Какой девственник? – Драко растеряно оглянулся на своего благоверного.

- Люциус, тебе не кажется, что в его возрасте быть девственником уже неприлично? - поспешил на помощь Темный Лорд.

- Ну, как угодно, - тесть низко поклонился любимому Повелителю и поспешил исчезнуть, пока пораженный его наглостью бывший Шеф не пришел в себя.

- Ты ведь не будешь против, если я его убью? – пробормотал Волдеморт, задумчиво разглядывая захлопнувшуюся дверь.

- Буду, - храбро заявил Драко. – Причем категорически.

- Да это я так… мечтаю, - вздохнул «молодой». – Что будем делать?

- Разведемся потихоньку?

- Твой отец сделает все возможное, чтобы этого не допустить. А я, честно говоря, во всяких юридических тонкостях не силен…

- Тогда будем думать.

Супруги переглянулись. О том, как именно они станут «думать» о свалившихся на них проблемах, в этом семействе явно царило полное согласие.

* * *

Со стороны седьмой брак бывшего Темного Лорда выглядел абсолютно так же как и шестой. Невеста под вуалью, быстрое венчание, мало гостей. Разве что шафер выглядел очень напуганным и явно старался держаться от невесты подальше.

- Северус, ты совершенно случайно не знаешь, на ком наш друг женится на этот раз? – делая равнодушный вид, поинтересовался Дамблдор у профессора Снейпа.

«Чем позже вы это узнаете, тем лучше», - мрачно подумал мастер зелий, выглядевший ненамного лучше шафера. – Такого даже мне бы в голову не пришло. Никак шестая супруга надоумила. Извращенцы!»

- Понятия не имею, - ответил он директору, решив, что пора продвигаться поближе к Люциусу, который с каждой секундой становился все бледнее.

- Можете поцеловать супругу.

- Нет уж. Надеюсь, что целоваться нам не придется, - радостно заявил «молодой» и небрежно бросив жене «За мной!», покинул ошарашенных гостей.

- М-да… Северус, надо срочно выяснить на ком он женился, - заявил директор. – На вид молода и вполне симпатична. Высокая только очень. Практически с него ростом. Очень странно…

- Да-да, - торопливо бросил профессор и, уже не скрываясь, ринулся к Малфою.

- Сев, это кошмар какой-то, - зашептал тот, вцепившись ему в руку. – Это надо же было такое выдумать! И что теперь будет? Рано или поздно придется ведь объявить… И Дамблдор твой чокнутый не отвяжется, да и Министерство… Они все с ума сойдут, если узнают, что теперь их двое…

- Не стоит торопиться. Если брак будет признан удачным, тогда он сам объявит. И пусть без нас разбираются. Ты тут не при чем.

- Я не при чем, я не при чем, - повторял Люциус, как молитву. – Сев, ведь я точно не при чем?

- Абсолютно, - решительно заявил профессор. – Успокойся. Он все еще у тебя живет?

- Ну… да.

- Вот и пошли. Хоть познакомимся. Даже интересно.

- Мне не интересно, - Малфоя передернуло. – Совершенно неинтересно, вот честное слово. Сев, Драко не объявлялся?

- Оставь его в покое. Все что можно, ты уже от него получил. Навсегда останешься в статусе Артура Уизли.

- ЧТО?!

- Ты теперь тоже тесть лорда Волдеморта.

- СЕВ!

- Да ладно тебе. Его уже никто не боится.

- Я спросил тебя про Драко.

- Потом.

- Сейчас.

- Вернулся. Женился на Джинни Уизли.

- ЧТО?!

- Все уже. Ты ничего не изменишь. Тем более, что твой… зять был у него шафером…

- ЧТО?! – и Люциус стал медленно оседать на землю.

- Вот говорил же я тебе, что лучше потом, - проворчал Снейп, подхватывая его и аппарируя в Имение. – Такой упрямый!

* * *

Шестой брак Темного Лорда продержался двое суток и закончился абсолютно так же, как и брак с Панси Паркинсон. Супруга сбежала.

«Молодой» был в бешенстве, публично орал на тестя совершенно неприличным образом, размахивал волшебной палочкой у него перед носом и грозил самыми страшными карами, на какие только хватало воображения, напугав несчастного до смерти и доведя до истерики, которую посчастливилось наблюдать профессору Снейпу, к которому Люциус и побежал жаловаться на легкомысленного сына. Результатом этого скандала стал краткий визит мастера зелий в Имение к безутешному Лорду. Разговор был конфиденциальный и продлился менее пяти минут, после чего возмущение «молодого» почему-то переключилось с Люциуса на неверную жену, и коварно покинутый муж на пару с успокоившимся тестем принялись за поиски. С таким размахом и остервенением не искали даже Сириуса Блэка, но результата все равно не было. Дамблдор клялся, что в Хогвартсе Драко нет, а профессор Снейп готов был подтвердить это хоть под действием веритасерума, хоть в процессе окклюменции. Ему вообще было все равно, потому что веритасерум он варил сам, а в окклюменции был профессионалом чуть ли не со школы. Так и не найдя сына, Люциус скрепя сердце оформил любимому Повелителю развод. Получив документ на руки, Волдеморт исчез на всю ночь и явился к утру в совершенно непотребном виде.

- Сев, ты представляешь, он, бедняжка, от расстройства так надрался, - сочувственно объяснял Люциус профессору, к которому зашел за антипохмельным зельем.

- От расстройства? Ну-ну… - загадочно ухмылялся Снейп.

«Интересно, за сколько бы они спились, если бы стали жить вместе? - размышлял профессор, проводив Малфоя и ставя на стол вторую колбу с антипохмельным зельем, прекрасно понимая, что за ней вскоре тоже придут. – По всем параметрам это был самый удачный брак. Такое взаимопонимание редко встречается».

* * *

Оправившись от бурной радости по поводу шестого развода, Темный Лорд зачастил в собственный старый дом к своей бывшей супруге. Профессор Снейп варил по ночам антипохмельное зелье и ругался сквозь зубы нехорошими словами, но поделать ничего не мог, памятуя о том, что самолично предложил в свое время Люциусу женить бывшего Лорда на Драко. Профессор никак не ожидал, что приятелю может прийти в голову мысль поступить подобным образом. Слезеринский декан рассматривал то свое предложение как шутку. Теперь приходилось признать, что шутка вышла неудачная, и стараться загладить свою вину перед любимым учеником, помогая всеми возможными способами. Он даже ежедневно посещал старый дом своего бывшего Шефа, приносил Драко лекции и домашние задания, злился и читал занудные нотации, прекрасно понимая, что это не поможет и мрачно предрекая, что все это плохо кончится.

Предсказания полностью сбылись. Через неделю абсолютного запоя собутыльники придумали, как «женить Тома, чтобы он был счастлив». Посмотрев на воплощение этой гениальной идеи, выполненное посреди ночи лыка не вяжущим Волдемортом, профессор схватился за голову.

- Это я, ик, - гордо сообщил Снейпу бывший Шеф.

Драко сидел на полу, привалившись к стене, и заливисто хохотал, тыкая пальцем в бледного юношу, растерянно стоявшего посреди комнаты.

- Вы кто? – нервно и зло спросил у молодого человека профессор.

Тот только молча развел руками, и в этот момент до Снейпа донесся дружный храп бывших супругов. Впрочем, ответ на свой вопрос он получил почти мгновенно. Из камина легко выпрыгнула Джинни, тоже постоянно навещавшая Драко, и, увидав молодого человека, без предупреждения и каких-либо эмоций опустилась на ковер в глубоком обмороке. Но обморок, как известно, не запой, и привести в себя Джинни оказалось гораздо проще чем Драко или Темного Лорда. Поэтому к моменту их пробуждения профессор прекрасно знал, кем является скромный юноша, который, когда Снейп кинулся к упавшей Джинни, не сказав ни слова, направился к большому зеркалу в углу комнаты, шагну в него и исчез.

- Он насовсем ушел? – тихо спросил профессор после того, как избавил любимого Повелителя от похмелья.

- Нет. Он приходит, если позвать. Из любого зеркала приходит.

- Как вы это сделали, мой Лорд?

- Если бы я знал… Но ты знаешь, Север, он такой милый мальчик, всем интересуется… не пьет только, но ведь это скорее хорошо, чем плохо?

С Драко профессор разговаривал уже не так вежливо. Декан шипел, плевался, грозился все рассказать отцу, выгнать из школы и не давать больше антипохмельного зелья. Но даже под угрозой последнего, самого страшного наказания перепуганный Малфой не смог сообщить ничего функционального.

- Не знаю. Клянусь. Мы болтали, смеялись, думали, как ему придется опять жениться… А потом я сказал, что он сам себе лучший друг. Вот тогда он к зеркалу подполз…

- Подполз?!

- Ну да…

- Дальше.

- Да не помню я дальше. И он не помнит. Я уверен.

- Почему молодой?

- Ну не на старом же ему жениться.

- Он что, действительно собрался на этом жениться?!

- Конечно. Да вы не волнуйтесь. Вот Джинни тоже плачет второй день. А что тут такого?

«Идиот, - кратко подытожил для себя беседу профессор. – В отца. Генетика – страшная вещь… Ой, что теперь будет!..»

* * *

«Что теперь будет» не смог бы сказать даже Великий Мерлин, но все заинтересованные лица отреагировали на седьмой брак несостоявшегося властелина мира на удивление вяло. Только Дамблдора хватил легкий удар, и директор почти четыре дня пролежал в постели, бормоча никому не понятное «все сначала». Впрочем, он быстро поправился, зачем-то вызывал к себе в кабинет Поттера и долго с ним там беседовал, но ничего из этого разговора не последовало. Учебный год приближался к концу, и обитателей Хогвартса гораздо больше заботили экзамены, чем бесконечные браки уже никого не пугавшего бывшего Темного Лорда. Его седьмой брак продержался семь дней, семь ночей, семь недель и обещал быть крайне удачным. К лету оба Тома покинули Имение, а потом и страну. Говорили, будто они отправились путешествовать.

«Но обещали вернуться», - мрачно добавлял в таких случаях профессор Снейп.

Но его никто не слушал. Все прекрасно знали, что ничего приятного он все равно никогда не скажет.



The end


Апрель, 2005


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni