Ошибочка вышла
(Mistaken)


АВТОР: Amethyst Lupin
ПЕРЕВОДЧИК: Ira66
БЕТА: Хельга
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Северус Снейп не виделся с Поттером четыре года. Теперь они снова встретились, благодаря Альбусу Дамблдору. Но не может же все запутаться еще сильнее, верно?

Фик переведен в подарок на День Рождения замечательной ОльгеФ. Оленька, поздравляю!


ОТКАЗ: Все права принадлежат Дж.К.Р. и компании Warner Bros.




Глава 1

Северус Снейп не сводил глаз со стакана виски. Неплохое, надо отдать ему должное, но, к сожалению, не настолько крепкое, чтобы можно было напиться и забыть о том, что его ждет. Нет, выходя из дома, он вовсе не собирался шататься по барам – просто случайно наткнулся на это место, проходя мимо, и решил зайти. А теперь сидел, крутя в руках стакан, вглядываясь в золотистую жидкость, точно в хрустальный шар, и гадая, как его вообще угораздило в такое ввязаться. Ответ, впрочем, был очевиден: из-за Дамблдора, боггарт побери этого старого дурака. Директор в очередной раз попросил «оказать ему любезность». Пришлось согласиться – все равно отвертеться от подобных просьб Северусу не удавалось никогда, сколько как бы он ни старался. Потому-то он и оказался в маггловском Лондоне, одетый, точно маггл и сидел в маггловском баре, попивая маггловское виски. Но это еще полбеды – хуже всего было то, что сюда его привела необходимость встретиться с Гарри Поттером.

Ох, уж этот Поттер… мало того, что мальчишка был постоянной головной болью всего преподавательского состава, так у него еще и хватило наглости вырасти в чертовски привлекательного молодого человека. Привлекательного во всех смыслах: на шестом курсе Гарри неожиданно позврослел, не только внешне, но и душой. Северус винил в этом войну, Дамблдора, Волдеморта и вообще всех и вся – это они безжалостно заставили несчастного ребенка утратить все иллюзии детства. Вот он лично всегда заявлял, что с Гарри стоит обращаться, как с самым обычным ребенком – и что? Хоть кто-нибудь к его словам прислушался? Знали же, что он прав – и ничего не стали делать. В конце концов, они получили то, что хотели – Гарри победил Волдеморта, сумел окончательно его уничтожить. А какой ценой, об этом кто-нибудь задумался?

Именно Северусу довелось первым увидеть Гарри – сразу после боя. Мальчик, усталый, измученный, шел ему навстречу; заметив Северуса, он прошептал: «Он мертв. Теперь, может, и мне удастся отдохнуть». Эти слова и потухший взгляд многое сказали зельевару – Гарри радовался гибели Волдеморта не только потому, что тот был самым страшным Темным магом их дней, но и потому, что его гибель освобождала мальчика. Освобождала от связи через шрам, освобождала от страха смерти или, что еще ужаснее, от страха увидеть, как у тебя на глазах гибнут близкие люди. И самое главное, освобождала от всех ожиданий, которые на него возложили. Для Северуса это было ясно как день, словно Гарри сам сказал ему об этом. Он любил мальчика, - да. Но он еще и глубоко уважал его за то, что тот сделал, а главное – за то, кем стал, несмотря на все, что ему пришлось пережить.

Но разумеется, Северус ни за что бы не признался в своих чувствах кому бы то ни было – и прежде всего, самому Гарри. Вместе им все равно не быть – так для чего разыгрывать дурака и давать людям знать о своих желаниях? И вот теперь ему придется уговаривать Поттера выполнить одно из этих желаний. И как он сможет такое вынести? Поступок вызвал целую бурю чувств, а Северус не любил бороться с бурями. Ну почему бы старику не послать Блэка или Люпина... или кого-то из тех двух оболтусов, которые еще со школы считаются самыми близкими друзьями Поттера? Почему именно его, Северуса Снейпа? Гарри же его ненавидит, помимо всего прочего! Придя к столь нерадостному заключению, Северус одним глотком допил виски, глубоко вдохнул и вышел на улицу.

Найти дом, в котором жил Поттер, было несложно – здание находилось буквально в паре шагов от бара. Северус собрался было, желая достойно выполнить порученное ему задание... подошел ближе... и, неприятно пораженный, остановился у самой двери. На ступеньках сидел Драко Малфой. И курил.

С чего бы это младшему Малфою оказаться в маггловском Лондоне, да еще и у самого дома Гарри Поттера? И почему он так разрумянился и настолько самодовольно улыбается? Одежда Драко была изрядно помята; Северус заметил, что юноша не переоделся со вчерашнего вечера. Зельевар был на ужине в Малфой-мэноре; Драко довольно рано оставил их, объявив, что устал и хочет отдохнуть. Отдохнуть, как же! Да он просто обвел их вокруг пальца, решив провести остаток вечера с Гарри! Северуса затрясло от злости. Драко и Гарри... это неправильно, это... попросту нечестно. Снейп всегда относился к светловолосому юноше как к собственному сыну, а теперь Драко с легкостью получил то, что было недоступно Северусу. Нет в мире справедливости!

- Ой, Северус, ты что тут делаешь? – омерзительно радостным голосом воскликнул Драко, заметив старшего друга.

- Пришел поговорить с Поттером. По просьбе Дамблдора, - холодно ответил Северус.

Ясно. Гарри, вообще-то, только под утро уснул – у него нелегкая ночь выдалась, - но сейчас уже точно проснулся. Я только что от него, - нарочито небрежным тоном отозвался Драко. У Северуса от ярости даже в глазах потемнело – как мальчишка смеет лишний раз сыпать соль на его раны, в открытую признаваясь, что только что обжимался с Гарри, его Гарри! «Нелегкая ночь», видите ли... можно себе представить... нет уж, лучше не представлять. Не слишком доверяя собственному голосу, зельевар не сказал ни слова – просто кивнул коротко и, протиснувшись мимо Драко, вошел в подъезд.

Нашел нужную квартиру, постучал. Через секунду дверь распахнулась и глазам зельевара предстал Поттер, одетый только в пижамные штаны. Возбуждение, охватившее Северуса, немедленно сменилось жгучей ревностью, стоило ему лишь представить, как Драко несколько минут назад прощался с этим восхитительным созданием. Может и к лучшему, что ему пришло в голову заглянуть в бар – увидь он эту сцену собственными глазами, Драко сейчас точно был бы покойником.

- Профессор? Чем обязан? – смущенно, даже испуганно спросил Гарри.

- Пришел поговорить с вами. Мне показалось, что время не слишком раннее, - отозвался Северус «учительским» голосом.

- Что вы, конечно нет. Да вы заходите, - Гарри посторонился, пропуская зельевара в квартиру, закрыл дверь и направился по коридору – в гостиную, скорее всего.

Северус внимательного оглядел загорелого, хорошо сложенного юношу. Тот здорово изменился со времени их последней встречи и теперь выглядел просто потрясающе. Вот только на крепком теле было немало шрамов; зельевару совсем не хотелось, думать, откуда они взялись. С каждым из шрамов была связана отдельная и, как правило, неприятная история.

Не успели они войти в комнату, как в воздухе раздалось громкое жужжание. Подобный звук могло издавать лишь таймерное заклятье.

- Ой, совсем забыл! – воскликнул Гарри, снова выскакивая в коридор и уже оттуда поманив Северуса за собой.

На кухне, куда они направлялсь, горел камин, а в котле вовсю кипело зелье. Северус, заинтересовавшись содержимым, шагнул вперед и заглянул в котел.

- Варите зелье Сна-без-Снов?

Ну конечно. Не диво, что Гарри нужно именно оно – глупо было бы надеяться, что после всего, через что пришлось пройти юноше, у него не будет кошмаров. Но вот то, что Гарри варил зелье сам, произвело на Северуса немалое впечатление. Большая часть магов предпочитала покупать зелье Сна-без-Снов – оттого, что его приготовление требовало скрупулезного соблюдения времени.

- Ага. Оно у меня уж несколько дней, как закончилось, а новое сварить до сегодняшнего утра не получалось – работы было много, - беспечно ответил Гарри.

Северус чуть отодвинулся, не желая мешать юноше и только наблюдал, как тот добавляет необходимые ингредиенты. От этого зрелища у него перехватило дух. Полуголый Гарри, готовящий зелья, был одной из самых ярких сексуальных фантазий Северуса; на секунду зельевару даже почудилось, что ему все это снится и сейчас он проснется на перепачканных простынях. Но он не спал. Реальность происходящего обрушилась на него всей тяжестью и, уже ни о чем не думая, он рявкнул в лучших традициях грозного хогвартского преподавателя:

- Поттер, вы что, окончательно рехнулись? Разве можно варить зелья, когда на вас даже рубашки нет? Стоит ему выплеснуться через край – и вы заработаете такой ожог... – зельевар перевел дыхание и уже открыл было рот, чтобы снять подобающее количество баллов – «за несусветную глупость», - но осекся, сообразив, что Гарри над ним просто посмеется.

- Что, профессор, собираетесь назначить мне взыскание? – игривым тоном спросил Гарри. Северус чуть не ахнул в голос, услышав подобное – «взыскание для Гарри» тоже входило в число его фантазий, - но сдержался. Правда, все равно наградил юношу свирепым взглядом, – от такого взгляда любой первокурсник задрожал бы от ужаса, - чтобы подчеркнуть важность своих слов.

- Ничего, я осторожненько. И, кроме того, у нас целая куча мазей от ожогов, - Гарри указал на полку у стены, заставленную зельями.

Северус подошел ближе, желая взглянуть и был приятно удивлен, заметив, что большая часть зелий – домашнего приготовления. Покупным было лишь зелье для коррекции зрения, да и неудивительно – оно было настолько сложным, что лишь считанные зельевары могли бы справиться с его приготовлением. Бутылка таких размеров точно обошлась Поттеру в кругленькую сумму.

- Так, с этим мы покончили, - пробормотал меж тем Гарри, накладывая следующее таймерное заклятье. – Я могу чем-нибудь вас угостить, профессор? Может, чайку?

Северус обернулся. Юноша не сводил с него глаз. После того, как Гарри перешел на седьмой курс, он часто смотрел на зельевара именно так, – и этот взгляд до сих пор снился Северусу. Он покачал головой – спасибо, не стоит, дескать, - и вышел из кухни. Вернувшись в гостиную, Северус оглядел скудно обставленную комнату. Нет, пожалуй, не скудно – функционально: огромный книжный шкаф у стены, камин, в котором теплился огонь – для каких-то магических целей, без сомнения, ведь сейчас июнь и обогревать дом без надобности, - диван, пара кресел и стол. И что самое странное – в комнате царил безукоризненный порядок. Единственной вещью, лежавшей не на месте, была оставленная на столе книга – Гарри явно читал до его прихода.

- Профессор, я, конечно, очень вам рад... но мне почему-то кажется, что это не просто визит вежливости. Я прав? – спросил юноша, садясь в кресло и жестом предлагая Северусу последовать его примеру.

Гарри ему рад? Нет, глупости, – это обычное вежливое замечание. А вот в остальном юноша прав – он действительно пришел «по поводу». Северус не стал усаживаться. Вместо этого он подошел к книжному шкафу и остановился, пытаясь сообразить, в каких выражениях высказать то, что ему поручили.

- Поттер, вот вы сказали, что постоянно заняты. И неудивительно – работа аврора безумно тяжела. Большинство авроров выдерживают год, максимум – два. Просто чудо, что вы продержались так долго, - Северус нахмурился и отвернулся, уставившись на стоящие на полках книги. Большая их часть была посвящена Темным искусствам, но несколько книг относилось к колдомедицине. Это удивило его.

- Так вас Альбус прислал, верно? И вы сейчас начнете убеждать меня переехать в Хогвартс и принять должность преподавателя Защиты от Темных Искусств, так?

Северус аж подскочил, услышав это. Каким образом мальчишка смог настолько быстро свести все воедино и понять, что он собирается сказать?

- И с чего вы это взяли? – шелковым голосом спросил он, чуть приподнимая бровь – подчеркнуть важность вопроса.

Гарри, чуть поерзав на стуле, робко улыбнулся в ответ

- Просто за последние две недели со мной уже в пятый раз заводят подобный разговор – как утомительно работать аврором и как здорово занимать спокойную преподавательскую должность. Так что догадаться было несложно, сами понимаете, - глухо ответил он.

Ай да Альбус! Упомянул бы, что ли, что Северус – не первый человек, беседующий с Гарри на подобную тему.

- В пятый?

- Сами посудите, - отозвался юноша, загибая пальцы на руке. – С мной говорил сам Альбус, Сириус с Ремусом, потом Рон и Гермиона, потом Чжоу и, наконец, вы.

Чжоу? А это еще кто? Поднапрягшись, зельевар вспонил, о ком речь – Чжоу Чанг, рейвенкловка, окончившая Хогвартс годом раньше Поттера. Но при чем тут эта Чжоу? Хотя... они с Поттером, должно быть, друзья. Северус решительно выкинул мысли о девушке из головы и постарался обдумать ситуацию. Итак, с Гарри говорили люди, которых он уважает, с чьим мнением считается. Так с чего Альбус решил, что Северус Снейп сумеет решить задачу, оказавшуюся им не по плечу?

- И что же вы ответили? – поинтересовался он, отойдя от книжного шкафа и садясь, наконец, в кресло.

- Что я люблю свою работу, что моя жизнь меня вполне устраивает. Что я не вижу необходимости ее менять, - Гарри тяжело вздохнул. – Но Альбус все равно не унимается. Этот человек попросту не воспринимает «нет» в качестве ответа.

- Поверьте, мистер Поттер, это мне хорошо известно, - улыбнулся зельевар. – Сам я уже и не спорю даже, а выполняю его просьбы без слов. Все равно, в конце концов, мне придется сделать то, что он хочет – так зачем зря тратить время?

Юноша громко расхохотался. Потом нахмурился:

- Вот только почему два года тому назад, когда я только начинал работать, он отнесся к этому совершенно спокойно, а теперь вдруг устроил такую бучу?

Северус задумался. Объяснять что-то он не собирался, но если это поможет переубедить Гарри... если тот согласится... это же шанс завоевать юношу. Ничтожный, разумеется – не стоит сбрасывать со счета Драко, - и все-таки шанс.

- Я, вообще-то, не хотел вас посвящать, но... следующим летом Альбус собираеся уйти в отставку. Так что на посту директора он последний год и, скорее всего, пытается разрешить все проблемы до того, как передавать школу Минерве. А значит ему нужен подходящий преподаватель защиты от Темных искусств – не только знающий, но и такой, на которого можно положиться. И вдобавок, кто-то должен будет сменить Минерву и занять пост гриффиндорского декана. Очевидно, что вы подходите по всем пунктам, - пояснил он.

Юноша откинулся на спинку кресла и замолчал, явно обдумывая услышанное.

- Значит, он считает, что я – самая подходящая кандидатура?

- Безусловно. И справедливо считает, должен отметить, - внушительно произнес Северус.

- Ха! Вы что, хотите сказать, что из меня выйдет хороший учитель? – изумился Гарри.

- Разумеется. Неужели я стал бы тратить свое время, если бы думал иначе? – чуть раздраженно отозвался зельевар. Что за бессмысленный разговор – Гарри что, не знает, насколько Снейп уважает его? Хотя... действительно не знает – ведь до сегодняшнего утра он кроме оскорблений ничего от зельевара не слышал. Сила привычки, знаете ли... дурной привычки, от которой давно пора избавляться.

- В самом деле? А я думал, что вы согласились прийти только по просьбе Альбуса, - смутился юноша.

- Альбус действительно меня попросил. Но я согласился выполнить его просьбу лишь потому, что действительно считаю, что школе необходим по-настоящему хороший учитель.

- Вот как, - залился краской юноша. Похоже, ему было небезразлично, что думает о нем зельевар. Северус не мог понять, почему.

- Но я все равно не готов прямо сейчас переворачивать свою жизнь вверх тормашками, - добавил юноша, пристально глядя на собеседника. – Тем более теперь, когда я, наконец, занялся по-настоящему интересным мне делом. Вот если бы у меня была подходящая причина... тогда дело другое.

- Жаль, очень жаль. Это большая потеря для школы, - «...и для меня тоже», добавил Северус про себя. Вслух этого он предпочел не произносить.

Гарри еще какое-то время смотрил ему прямо в глаза, словно стараясь прочесть мысли зельевара. Потом отвел взгляд и пробормотал, точно защищаясь: - Ну, не знаю... может быть... но решать такой вопрос прямо сейчас... понимаете, я вчера вымотался, а ночью почти не спал. И сегодня утром... ладно, ерунда. Вам это неинтересно, - он устало потер виски. – Я должен все как следует обдумать, а сейчас на меня столько навалилось. Дадите мне пару недель на обдумывание?

- Ну конечно, - отозвался зельевар. – Весьма разумное решение – нельзя же менять всю жизнь, не взвесив все «за» и «против», - и поднялся. Пора было уходить. Тем более, что Гарри был явно озабочен чем-то, а зельевару меньше всего хотелось вмешиваться в его жизнь. И уж тем более, надоедать с разговором, который Поттеру точно надоел до невозможности. Самое главное, что Гарри не отказался наотрез – это давало Северусу возможность вернуться к Дамблдору с добрыми вестями. А уж чувствовать, что добился успеха там, где пятеро гриффиндорцев потерпели поражение – большее удовольствие и придумать сложно... хоть и неясно, почему Гарри вдруг согласился все же обдумать именно его предложение.

- Ну, мне пора, - заявил он.

- До свидания, профессор, - Гарри поднялся, чтобы проводить гостя. – Очень рад, что заглянули; я был очень рад повидаться с вами. Как только приму какое-то решение, сразу пришлю вам сову.

От этих слов у Северуса чуть сердце их груди не выпрыгнуло. Похоже, юноша говорил от чистого сердца. Попрощавшись с Гарри, он вышел на улицу... и лишь там задумался – а почему, собственно, Поттер собирается оповещать о своем решении не Дамблдора, а его?



Глава 2.

Где-то через месяц сова Гарри принесла Северусу приглашение на ужин – «чтобы мы могли обсудить все вопросы, касающиеся мой работы», как было сказано в письме. Прошедший месяц показался удивительно длинным. Зельевар вновь и вновь прокручивал в голове то уторо, которое они с Гарри провели вместе, анализируя каждое слово, каждый взгляд. Ни к каким особо обнадеживающим выводам он не пришел, зато с удовольствием вспоминал, как Гарри варил зелье.

О Драко и о том, что младший Малфой явно встречается с Гарри, он старался не думать. К несчастью, во время каникул ему приходилось бывать приходить в Малфой-мэнор на торжественный ужин как миниум раз в неделю – ведь Северус, как-никак, считался «частью семьи». В течении двух вечеров ему приходилось собирать всю волю, чтобы сдержаться и не прибить Драко на месте. А что, думаете, так легко сидеть рядом с юношей, который просто светится от счастья? Драко, без сомнения, был влюблен, он прямо-таки витал в облаках и больше всего Северусу хотелось сбросить его на грешную землю, – да так, чтобы шлепнулся посильнее. На третью неделю, к счастью, все обошлось – Драко, скажавшись больным, от участия в ужине уклонился. Зельевара очень обрадовала неожиданная болезнь юноши; правда, вся радость куда-то испарилась, стоило ему задуматься: а действительно ли Драко болен или просто придумал подходящий предлог, чтобы провести вечер с Гарри?

Так что сказать, что письмо Гарри обрадовало зельевара, – это не сказать ничего. Главное – приложить все силы, чтобы убедить юношу перехать в Хогвартс. Тогда разлучить Поттера с Драко будет несложно. А там можно будет попробовать соблазнить Гарри – и Северус был полон решимости заняться этим.

Точно в указанное время он стоял у дверей квартиры юноши. И почему-то ему было не по себе – оттого, может быть, что подобное приглашение на ужин очень уж напоминало любовное свидание. «Это просто деловая встреча», - одернул себя Северус, постучав. За дверью довольно долго было тихо, но когда зельевар уже собирался постучать еще раз, дверь отворилась. Только открыл ему не Гарри, а Чжоу Чанг.

- Заходите, - буркнула она, и бросилась назад в гостиную, не дав ему даже возможности ответить. Вежливым подобное обращение назвать было трудно, но в конце концов, его манеры тоже никогда не были образцовыми. Поэтому Северус просто прикрыл дверь и пошел по знакомому коридору. Войдя в гостиную, он обнаружил, что Чжоу стоит у стола, переливая в миску какое-то зелье, а Гарри – снова без рубашки, - лежит на диване. Правда, на этот раз у Поттера была достаточно веская причина оставаться полуобнаженным – на груди юноши зияли глубокие раны.

- Что случилось? – рявкнул не сумевший справиться с собой Северус. Гарри, открыв глаза, подскочил и уставился на гостя.

- Так это вы, профессор, - пробормотал он.

- Разумеется, я. Что произошло? – повторил зельевар, указывая на окровавленную грудь юноши.

- А, это, - Гарри растерянно оглядел себя, словно до этого не замечал, что ранен. – Мантикора. В одной деревушке севернее Лондона появилась бешеная мантикора. Успела сожрать двух магглов до того, как мы с ней разобрались, - небрежно, словно ничего не произошло, пояснил он. Хотя... может, Поттер действительно считает, что ничего особенного в этом нет – с его-то прошлым!

- Поттер, немедленно аппарируйте в больницу! Ваши раны требуют квалифицированной медицинской помощи, - безапелляционно заявил Северус, стараясь спрятать за командным тоном свое беспокойство.

- А Чжоу профессиональный... ой! – охнул Поттер, хватая Чжоу за руку. Девушка как раз протирала его грудь смоченным в зелье тампоном, а Гарри красноречиво поморщился – обработка ран явно вызывала боль.

- Я колдомедик. Работаю в Сент-Мунго, - пояснила Чжоу, нежно погладив Гарри по руке.

- Так что у меня есть личный колдомедик, - шутливо заметил Гарри, не отводя от девушки глаз. Та улыбнулась.

Северус уже открыл было рот, собираясь съязвить по поводу мира «который, конечно, обязан вращаться вокруг знаменитого Гарри Поттера», но случайно зацепился взглядом за руку девушки и слова застряли у него в глотке. На пальце Чжоу красовалось обручальное кольцо с огромнейшим брильянтом. И как он только раньш его не заметил – такую каменюку и на Луне видать, точно. И с кем же обручена Чанг, интересно? Хотя чего тут думать – ответ у него прямо перед глазами.

Ведь Чанг отреагировала на то, что Поттер хватает ее за руки, ласковым: - Не дергайся, дорогой... не так уж и больно.

Значит, «дорогой»? А Чанг – его «личный колдомедик»? Так они обручились? Но когда? И что будет с Драко? От всех этих вопросов пухла голова и Северус даже не смотрел, чем именно девушка пытается обработать раны Поттера.

Он попытался расставить все по местам, собрать все кусочки мозаики воедино. Гарри сказал, что не хочет менять свою жизнь, не обдумав все хорошенько. Значит, в течение последних недель юноша решал, чего же он хочет. А вдруг он решил завести семью... и, главное, детей – чего ни Драко, ни сам Северус дать ему не могут. То, что Поттер увлекся девушкой, – вполне нормально; ведь большинство магов бисексуальны, их чувства друг к другу зависят от совпадения их магии... Нет, бывало и такое, что волшебники выбирали в постоянные спутники жизни партнера того же пола, но все же не это не слишком распространено. Обычно маги вступали в традиционные браки – дабы продолжить свой род... и Гарри, наверно, решил, что пора остепениться и прекратить бесцельно тратить время на отношения с мужчиной...

И вдобавок, Чанг – колдомедик. Поппи тоже собирается уходить – они с Альбусом решили провести остаток жизни вместе, наслаждаясь миром и покоем. Так что девушка вполне сможет работать в больничном крыле, пока Поттер будет преподавать. Они смогут жить в Хогвартсе, растить там своих детей... Мерлин свидетель, это будет не первая семейная пара, работающая рядом. Должно быть, Гарри порвал с Драко, чтобы сделать предложение Чжоу... а та согласилась, не раздумывая ни секунды – какая женщина устоит перед соблазном выйти замуж за знаменитого Гарри Поттера? Теперь понятно, почему во время последнего ужина Драко сказался больным... не так-то просто сидеть за столом и поддерживать вежливый разговор, когда разбито сердце. Но если Гарри собирается завести семью, значит, ни о каких отношениях с Северусом и речи быть не может. И незачем было мечтать о том, что юноша переберется в Хогвартс – потому что зельевару просто придется наблюдать за семейным счастьем этой парочки. Северуса замутило. Нужно поскорее уходить... одиночество – это все, что ему сейчас необходимо. И спиртное, конечно, – много спирного.

Из задумчивости его вырвал голос Чжоу.

- Вот и все. Правда, пару дней будет жечь, - заметила та, целуя Гарри в лоб.

- Спасибо, - улыбнулся юноша. – Что, это и есть твоя новая мантия?

- Да. Сегодня как раз купила. И примерила - посмотреть, как сидит. Нравится? – Чжоу крутанулась на месте, давая Гарри повнимательней разглядеть обновку.

- Очень. Просто порясающе выглядишь. Профессор, а вы что скажете? – юноша повернулся к Снейпу, явно решив втянуть того в беседу.

Слова «потрясающе выглядишь» больно задели Северуса. Действительно, мерзкая девчонка была довольно привлекательной, но зельевар и под страхом пытки не признал бы этого во всеуслышанье.

- Обычная мантия. Не вижу ничего особого, - кисло отозвался он, всем своим видом демонстрируя, что не намерен обсуждать наряды.

- Ладно, пойду переоденусь. Не хочется испачкать ее, - чуть обижанно заметила девушка и вышла из комнаты.

- Знаете, от пары вежливых слов с вами бы ничего не случилось, - твердо произнес Гарри. – Чжоу отличная девчонка.

- Я никогда не стремился быть любезным и приятным для окружающих, - ядовито ответил Северус. – И если вы до сих пор этого не поняли, то вы еще глупее, чем я считал.

- Вы совершенно правы, - не менее ядовито отреагировал Поттер.

Зельевар уже приподнял бровь – что всегда предваряло самую язвтельную отповедь, - но юноша помешал ему высказаться, переменив тему и весело воскликнув: - Кстати, у меня неплохие новости.

Северус знал, о каких новостях идет речь – Поттер собирается приехать в Хогвартс. С женой. Гарри, так и не дождавшись ответа, продолжил:

- Я решил принять ваше предложение и буду преподавать защиту.

- Отлично. Я передам ваши слова Дамблдору. И раз вы пришли к определенному решению, не вижу смысла что-либо обсуждать. Мне пора, - зельевар повернулся, стремясь убраться из этого дома со всей доступной ему скоростью, но юноша остановил его:

- Профессор, подождите!

- Ну что вам еще? – рявкнул Северус, взбешенный задержкой.

Гарри, явно пораженный его яростью, вытаращил глаза.

- Да я подумал... ну, если вы хотите, конечно... может поужинаем... отпразднуем, так сказать, мое решение, - пролепетал он, напоминая сейчас перепуганного первокурсника, вынужденного объяснять рассерженному учителю, отчего взорвалось зелье.

- Это пустая трата времени. А у меня немало других дел, поважнее, - отрезал зельевар. Можно подумать, Поттер не понимает, что ему сейчас хочется оказаться где угодно, лишь бы подальше отсюда.

- Ладно... тогда не буду вас задерживать, - разочарованно протянул Гарри.

Северус кивнул и, даже не потрудившись бросить «до свидания», выскочил наружу.

Двадцать минут спустя он уже оказался дома и принялся старательно топить себя в огневиски, от души желая, чтобы Гарри Поттер никогда не рождался на свет.



Глава 3

Наутро Северус пришел в себя и спросонья решил было, что уже умер и попал прямиком в ад. Подобная боль могла быть делом рук дьявола и никого более . С трудом разлепив глаза, он оглянулся, ожидая увидеть вокруг бушующее пламя, но заметил лишь пустую бутылку огневиски. Ему мгновенно припомнился вчерашний вечер. Ладно, значит, он пока не умер – зато, благодаря Поттеру, попал в ад еще при жизни. Может, умереть было бы предпочтительней. Часы на стене похрипели немного и начали отбивать время, вырывая Северуса из невеселых раздумий. Было уже четыре часа – он проспал весь день.

Заставив себе выбраться из постели и выпив антипохмельное зелье, Северус сумел припомнить, что приглашен на ужин в Малфой-мэнор. Первой мыслью было отказаться, сославшись на какой-нибудь повод, остаться дома и как следует поупиваться жалостью к себе, но тут ему пришло в голову, что на ужине будет и Драко. Они могли бы поговорить или, того лучше, на пару напиться – ведь несчастье любит компанию. Придя к этому заключению, зельевар принялся готовиться к вечеру.

Переделав все дела и раздав все распоряжения, Северус отправился в Малфой-мэнор. Он, правда, опоздал почти на пятнадцать минут, но беды в том большой не было – в конце концов, Драко никогда не появлялся вовремя, а чем меньше придется беседовать с Люциусом, тем лучше.

Хозяин, поприветствовав гостя, проводил его в гостиную и предложил выпить, каковое предложение было незамедлительно принято. Через несколько минут к ним присоединилась Нарцисса. Люциус разглагольствовал о делах в министерстве; Северус и Нарцисса поддакивали, кивая в нужных местах, хотя ни тот, ни другая особо не прислушивались к тому, что он говорит.

Зельевар как раз задумался, когда же появится Драко и что сказать, чтобы тот заговорил о Поттере, но тут дверь распахнулась, и он чуть не выронил бокал. На пороге стоял младший Малфой... под руку с Чжоу Чанг.

- Мама, отец, Северус, - лучезарно улыбнулся Драко, - позвольте представить вам мою невесту, Чжоу.

Северус, растерянно моргая, наблюдал, как Люциус и Нарцисса приветствуют девушку. К счастью, никто, кроме самой Чжоу, бросившей на него явно смущенный взгляд, его состояния никто не заметил.

И тут до него дошло – это Драко обручился с Чжоу. И с Гарри у него ничего не было – любовный дурман, в котором юноша пребывал в течение последнего месяца, был вызван отношениями с Чанг. Зельевару захотелось стукнуть себя по лбу за собственную глупость. Очевидно, Гарри и Чжоу просто снимают вместе квартиру. Это объясняет все – и откуда у Поттера взялись книги по колдомедицине, и почему Драко вдруг оказался рядом с его домом... стоп! А почему же Драко сказал, что у Гарри была тяжелая ночь? Ох, ну нельзя же быть таким идиотом – ведь Гарри сварил зелье Сна-без-Снов лишь на следующее утро, а это значит, что ночью его мучили такие кошмары, что он перебудил весь дом. Северусу от радости захотелось пуститься в пляс – что говорит о многом, учитывая, что он в жизни своей не танцевал. Раздавшийся рядом манерный голос Люциуса вернул его на грешную землю:

- Чжоу, Драко нам о вас ничего не рассказывал. Мне очень бы хотелось услышать, почему мой сын решил, что вы будете ему подходящей женой, - старший Малфой даже не потрудился скрыть стальные нотки в голосе.

Зельевара не удивили эти слова. Насколько он знал Люциуса, тот никогда не позволил бы Драко встречаться с женщиной, не убедившись, что она достойна войти в их семью.

Но Чжоу держалась просто великолепно. На все вопросы хозяина дома она отвечала верно – Драко, без сомнения, подготовил ее к предстоящему допросу. «Да, чистокровная»; «Поколений? Пять как минимум, может и больше, но никто не проверял»; «Факультет? Рейвенкло – пошла по стопам отца»; «Нет, мама училась в Слизерине – как и вся ее семья».

Через полчаса Люциус, угомонившись наконец, повернулся к Северусу и выжидательно поглядел на него, явно ожидая что друг выскажет свое мнение. Долго раздумывать было не о чем – нужно было поддержать девушку. Он ей должен – за вчерашнее, не слишком любезное поведение, а главное, за то, что она выходит замуж за Драко, не за Гарри.

- Драко, позволь тебя поздравить. Уверен, что Чжоу будет прекрасной женой и подарит тебе наследника, который полностью оправдает ожидания Малфоев, - без запинки отчеканил зельевар. Люциусу этих слов было вполне достаточно.

- В таком случае, я согласен. А теперь пора ужинать, - заявил он, вставая. Все послушно поднялись и проследовали за хозяином в столовую.

За ужином разговор велся, в основном, о свадьбе – под влиянием Нарциссы, не иначе. Северуса это радовало – никому бы и в голову не пришло обратиться к нему с вопросом «как ты думаешь, когда лучше справлять свадьбу, весной или летом?», а значит, можно было спокойно погрузиться в собственные мысли.

Он думал о Гарри. Ясно, что винить юношу не в чем. Но тогда возникает вопрос – а что дальше? Ведь непонятно, нравится ли он Гарри хоть немного. Потом в голову пришли слова, сказанные Гарри вчера – «могли бы поужинать... отпраздновать мое решение...» - и Северусу во второй раз за сегодняшний вечер захотелось огреть себя по лбу. Гарри же практически пригласил его свидание, а он был настолько поглощен своими переживаниями, что грубо оттолкнул юношу.

Должно быть, его мысли отразились на лице, потому что сидевшая рядом Чжоу встревоженно спросила: - Профессор, с вами все в порядке?

- Обращайтесь ко мне имени. И все в порядке, спасибо, - отозвался он. Во взгляде девушки блеснула понимание, на губах появилась улыбка, напомнившая Северусу Дамблдора. Интересно, о чем она сейчас думает? Но поскольку зельевар, еще учась в школе, оставил все попытки понять принцип женского мышления, то решил не ломать себе попусту голову. В любом случае, сейчас не время мечтать о Гарри. У него еще будет время все взвесить и поразмыслить, как завоевать Поттера.

Остаток вечера прошел неплохо. Правда, Северус никогда не относился к людям, считающим, что разговоры о свадьбе – это действительно интересно, и потому вздохнул с облегчением, когда пришла пора прощаться. Драко и Чжоу тоже собрались уходить, и все трое, выйдя из домав, направились к той части поместья, где действие заклятий заканчивалось, и откуда уже можно было аппарировать.

- Северус... можно с вами поговорить? – вежливо попросила девушка. О чем, Мерлина ради, ей с ним говорить?

- Конечно, - отозвался он.

- Драко, может, ты вперед пойдешь? Аппарируй прямо к себе, а я через несколько минут появлюсь, - обратилась Чжоу к жениху. Тот взглянул на нее с подозрением, но спорить не стал и аппарировал с громким хлопком.

- Вы ведь решили, что я обручена с Гарри, так? – голос девушки звучал удивительно мягко, словно она утешала кого-то страдающего от боли.

Северус кивнул. Чего она добивается, интересно?

- Гарри очень расстроился, что вы так поспешно ушли, - продолжила Чжоу.

Зельевар кивнул. На сердце было тяжело, и больно думать, что он сам по своей воле потерял возможность быть с Гарри.

- Ну, сейчас я вряд ли могу хоть что-то изменить, верно? – спросил он, изо все сил пытаясь скрыть звучащую в голосе горечь.

- Вы могли бы с ним поговорить... – девушка глубоко задумалась, явно пытаясь как-то ему помочь.

Северусу безумно хотелось рявкнуть на нее, заявить, что в помощи он не нуждается... но, если подумать... она же соседка Гарри – а значит, может быть полезна...

Чжоу лукаво улыбнулась.

- Знаете, я хотела домой на пару минут заскочить – рассказать, как все прошло, а заодно и проверить, как он там... он еще не очень хорошо себя чувствует. Но и заставлять Драко ждать мне не хочется – он иногда бывает... нетерпелив. Вас не затруднит посмотреть, как там Гарри?

Зельевар пришел в восхищение. Да, эта девушка действительно отличается острым умом, который молва обычно приписывает всем рейвенкловцам. Она не только предложила ему прекрасный повод, чтобы навестить Гарри, но еще и обставила дело так, будто это Северус оказывает ей услугу – чтобы не ранить его гордость.

- Разумеется не затруднит. Я-то знаю, каким может быть Драко, - отозвался он.

- Спасибо вам, Северус. Тогда я пойду, пожалуй.

Он пожелал ей спокойной ночи. Девушка аппарировала с громким хлопком, и Северус, глядя ей вслед, искренне подумал, что Чжоу – прекрасная пара для Драко.



Глава 4

Северус стукнул разок и затаил дыхание. Желудок завязался узлом, в голове было пусто, и зельевар так и не смог придумать, что именно сказать юноше. Дверь отворилась. На Гарри опять были надеты только пижамные штаны, и Северус даже головой потряс, чтобы избавиться от наваждения. У Поттера что, вообще нет рубашек?

- Что-нибудь случилось? – неуверенно прошептал Гарри.

- Нет, что вы. Просто Чжоу тревожится за вас, но и Драко надолго оставлять не хочет. Вот я и предложил, что сам вас проведаю, - небрежно ответил зельевар. Главное, чтобы Поттер не заметил, насколько он нервничает.

- Ой, ну что за привычка – беспокоиться из-за пустяков. Все со мной в порядке, - смутился юноша.

- Я так и понял, - отозвался Северус.

Воцарилось неловкое молчание. Они просто смотрели друг на друга, явно не зная, что сказать. Северус уже собирался извиниться и уйти, но тут Гарри заговорил:

- Э-э... время, конечно, позднее... и вы, наверное, торопитесь, но если хотите... то есть, может быть, что-нибудь выпьете?

Зельевар громко выдохнул, лишь сейчас заметив, что затаил дыхание.

- Было бы неплохо. Вечер сегодня выдался не из легких, - он вздохнул.

Юноша улыбнулся, и посторонился, пропуская гостя внутрь. И Северус направился следом за юношей по знакомому коридору.

- Бренди подойдет? – спросил Гарри, жестом предлагая зельевару сесть.

- Вполне, - отозвался Северус, устраиваясь поудобнее.

Юноша выскочил на кухню, и уже через минуту вернулся с двумя бокалами бренди. Протянул один из них гостю и оперся на каминную полку.

- Ну, и как ужин? У Чжоу все прошло нормально? А то она так переживала, - с любопытством спросил он.

- И неудивительно. Произвести на Люциуса впечатление – это непросто. Но я бы сказал, что все прошло просто замечательно, и Люциус просто в восторге, - откликнулся зельевар.

- Вот и хорошо, - явно обрадовался Гарри. – Они с Драко будут по-настоящему счастливы.

- Мне тоже так кажется, - согласился Северус. Сел бы Поттер, что ли. А то стоит над душой и чувствуешь себя не в своей тарелке. Как бы ему на это намекнуть? – Так вы все же решились поменять работу и начать преподавать?

- Да.

- Рад это слышать.

Эти слова он произнес от всей души. Может, Гарри поймет, насколько Северус хочет видеть его в Хогвартсе? И насколько вообще его хочет?

- Действительно рады? После вчерашнего я что-то сомневаюсь в этом, - заметил юноша, пристально глядя на собеседника.

Зельевару не слишком-то хотелось рассказывать правду и в открытую признавать, что так ошибся. Но и попусту обижать Поттера тоже не хотелось.

- Просто вчера я крайне торопился. Потому и не смог задержаться. Но могу повторить то, что сказал при первой нашей встрече – я считаю, что вы лучше кого бы то ни было подходите для этой должности, - выкрутился он.

Похоже, он выбрал верный путь – во всяком случае, Гарри, услышав его слова, вздохнул с явным облегчением.

- Но что же заставило вас передумать? – торопливо продолжил Северус. Главное – помешать юноше спросить, чем же это он вчера был так занят.

- Ну... – такого вопроса Гарри явно не ожидал. Потому наверное, залился краской, отвернулся и пробормотал: - Я опять говорил с Альбусом... ну, и он меня убедил, - отчего-то в его голосе звучала фальшивая нотка.

Стоять у камина, очевидно, было не слишком удобно. Наверно поэтому юноша подошел к креслу и осторожно уселся, поморщившись от боли.

- Вы себя нормально чувствуете? – спросил Северус, не удержавшись.

- Побаливает немного. Да ничего страшного. У меня есть обезболивающая мазь – Чжоу оставила, - просто самому ее накладывать неудобно, - отмахнулся Гарри.

- Так давайте я вам помогу, - мгновенно откликнулся зельевар.

- О, это было бы отлично. Ну, если вы не против, конечно, - юноша опять пристально взглянул на собеседника.

- Разумеется, не против. Не вижу смысла в том, чтобы страдать от бессмысленной боли, - Северус говорил спокойно, но внутри у него все сжалось от возможности прикоснуться наконец к столь желанному телу.

Гарри поднялся на ноги, подошел к столу и потянулся за стоявшей там мазью. Вернулся назад, жестом попросил зельевара присоединиться к нему и осторожно присел на край дивана.

Северус уселся рядом, следя за тем, как юноша зачерпывает из банки вязкую массу и размазывает ее по мускулистой груди, и чувствуя, как от возбуждения тянет в паху.

- С грудью я сам разберусь, а вы займитесь тылом, - пробормотал Гарри, поворачиваясь и подставляя ему спину.

Представив себе, как можно было бы заняться тылом молодого аврора, Северус возбудился уже не на шутку. Глубоко вздохнув, он принялся размазывать по спине юноши целебную мазь. Должно быть, тому действительно было очень больно – мышцы под рукой зельевара были просто каменными. Поэтому, не ограничиваясь простым нанесением мази, он принялся поглаживать, потом массировать спину юноши, стараясь хоть как-то размять сведенные болью мускулы. Через какое-то время Гарри немного расслабился, но зельевар не остановился. Больше всего ему хотелось не никогда не останавливаться, продолжая гладить спину юноши – и еще сотню мест помимо спины.

А Гарри тем временем закончил размазывать мазь по груди и придвинулся к нему ближе, словно не желая упустить ни одного прикосновения. Молчание затянулось, но ни один из магов не хотел его нарушать.

Северус не прекращал массажа, пока не почувствовал, что от усталости уже не может двинуться. Лишь тогда он позволил себе опустить руки. Гарри обернулся к нему; они сидели в считанных дюймах друг от друга, и зельевар вглядывался в глаза юноши, чувствуя, как тонет в этом зеленом море, ощущая дыхание Гарри у самых своих губ. Он вдруг почувствовал, что возбужден, как никогда в жизни.

- Действительно... здорово, - выдохнул юноша, не отводя глаз.

Северусу до боли, до безумия хотелось поцеловать его, но он никак не мог набраться храбрости. Гарри был так близко – стоит лишь чуть податься вперед и можно коснуться губами его губ, - но разделявшее их расстояние казалось океаном, вселенной, чем-то, что безумно трудно пересечь. Он уже был готов отстраниться, но тут Гарри сам склонился к нему, легонько поцеловал. И Северус утратил весь свой самоконтроль, жадно отвечая на поцелуй, прижимая юношу к себе.

Они не размыкали губ, пока в легких не кончился воздух, – и лишь тогда отстранились друг от друга. Зельевар тяжело перевел дух. Сердце билось как сумасшедшее; он не знал, что сделает сейчас, зато знал точно, что именно хотел бы сделать.

Гарри, протянув руку, нежно убрал прядь волос, упаших на лицо зельевара, и прошептал, явно не находя слов: - Это... это...

- Это поцелуй, Гарри. Даже ты должен знать, как это называется, - отозвался Северус, улыбнувшись – чтобы юноша понял, что он шутит.

- Ты... ты назвал меня Гарри, - изумленно пробормотал юноша, все еще водя пальцами по щеке своего бывшего учителя.

- Твоя логика уложила меня на обе лопатки, - игривым тоном заметил зельевар.

- Я и сам не прочь тебя на обе лопатки уложить, - фыркнул Гарри, опрокидывая Северуса на диван и наваливаясь сверху.

Тот ответил поцелуем и прижался ближе; потерся, чувствуя, как тычется в ногу член любовника.

Гарри, застонав в голос, нащупал сквозь слои одежды набухший член Северуса и принялся нежно поглаживать.

У зельевара даже дыхание перехватило. Неожиданно до него дошло, что он полностью одет – в отличие от полуобнаженного юноши, - и, извернувшись, он принялся сражаться с собственной мантией, стремясь снять ее как можно быстрее.

Гарри, заметив, что делает любовник, уселся ему на колени и принялся помогать с крючками и пуговицами. В четыре руки они справились в считанные минуты, и вскоре мантия и рубашка были сняты и отброшены в сторону, а юноша навалился на Северуса – кожа к коже – и жадно впился в его губы.

Зельевар сжал ягодицы любовника, притягивая того к себе. Почувствовал, как прижимается к его паху напряженная плоть юноши, двинул бедрами – так, чтобы соприкоснулись члены. Оба застонали.

Гарри оторвался от губ Северуса, принялся выцеловывать влажную дорожку вниз по шее. Потом уселся поудобнее и вновь вернулся к прерванному занятию, спускаясь все ниже.

Северус мог только всхлипывать и извиваться от нахлынувших на него ощущений. Когда же юноша добрался до сосков, чуть прикусил один из них, одновременно сжимая пальцами другой, зельевар ахнул и чуть не кончил. Поняв, что пришло время брать инициативу в свои руки, он притянул любовника к себе, поцеловал, и, так и не разрывая поцелуя, одним ловким движением опрокинул того на спину и навалился сверху. Теперь можно было и повторить действия Гарри – что Северус и осуществил, тщательно изучая тело любовника собственным ртом и уделив особое внимание соскам.

А Гарри лишь стонал в ответ, чуть не теряя сознание от удовольствия. Зельевар попытался занять более удобное положение, и тут в голову ему пришо, что диван для подобных маневров узковат.

- Может, на кровать переберемся? – тихо спросил он.

- У меня есть... – слабым голосом отозвался юноша, по прежнему не открывая глаз.

- Я так и думал. Потому и предложил воспользоваться ею, - усмехнулся Северус.

- Только она в спальне.

- Логично. Где ж ей еще быть, - протянул зельевар.

- Вот уж не думал, что доживу до того дня, когда сам Северус Снейп признает мои слова логичными, - игриво заметил Гарри.

Северус, с трудом удержавшись от смеха, быстро чмокнул любовника и встал на ноги.

Гарри тоже поднялся и поманил зельевара за собой. Как только они оказались в спальне, юноша стянул с себя пижамные штаны, надетые прямо на голое тело, и бросился на кровать. Повернулся на бок, опершись о локоть, словно предоставляя любовнику возможность получше себя рассмотреть.

От открывшейся ему картины у Северуса просто дыхание перехватило. Какой же Гарри красивый сейчас – черные взъерошенные волосы, сверкающие зеленые глаза, припухшие от поцелуев губы и напряженный, уже чуть влажный член. И все это наяву – он может дотронуться, прикоснуться... это было несравнимо лучше любого, даже самого яркого сна.

Должно быть, его восхищенный взгляд возбудил Гарри еще сильнее, потому что юноша сжал свой член и начал ласкать себя.

Это заставило Северуса поторопиться. Он сорвал с себя оставшуюся одежду, тоже лег и стиснул запястье юноши, не давая тому продолжать.

- Я сам... – прошептал он, целуя Гарри в губы, наваливаясь сверху, прижимаясь.

Гарри обвил его ногами, слегка потерся.

Северус прервал поцелуй, спустился ниже, и примостился между широко разведенными ногами юноши. Нежно провел языком по внутренней стороне бедер любовника. Добрался до промежности, неторопливо облизал мошонку, провел языком по паховым складкам...

- О-о... Северус... пожалуйста... – только и смог выдохнуть Гарри.

Тянуть дольше не имело смысла, и зельевар, легко облизав член любовника, втянул напряженную плоть в рот, прошелся языком по головке, чуть сжал губы, стараясь доставить Гарри как можно больше удовольствия. Юноша напрягся, дернулся, и Северус, чувствуя, что любовник вот-вот кончит, отстранился.

Гарри разочарованно застонал.

- Еще не время, - усмехнулся зельевар.

- Это... нечестно... – выдавил из себя юноша.

- А разве я когда-нибудь поступал с тобой честно? И, кроме того, я хочу, чтобы ты кончил, когда я буду в тебе, - хриплым голосом выговорил Северус.

Еще один стон – на сей раз, видимо, в знак согласия. Зельевар оглянулся. Что же можно использовать в качестве смазки? Ах да – та лечебная мазь подойдет... но она так и осталась стоять в гостиной. Чтобы ему раньше подумать! Он наклонился, нашаривая собственную одежду и вытаскивая из кармана палочку.

- Accio мазь.

Через секунду флакон оказался в его руках. Гарри следил за любовником мутными от возбуждения глазами; Северус, поймав этот взгляд, решил не больше не мучить его. Щедро смазав пальцы, он прижал один из них к анусу любовника, слегка подразнил.

Тот в ответ дернулся, стремясь насадиться глубже. Зельевар, получив подобное поощрение, ввел палец целиком, задвигал неторопливо, дотянулся до простаты... и через короткое время Гарри уже кричал в голос, извиваясь, дергаясь. Но Северус не торопился, ритмично двигая рукой, то и дело дотрагиваясь до чувствительной точки, стараясь довести любовника до безумия.

И это сработало. К тому времени, когда что Гарри, потеряв терпение, взмолился: «Ну трахни же меня!.. СЕЙЧАС!», его крики, наверное, перебудили весь Лондон.

Северус довольно усмехнулся, подумав о том, что именно он – и ни кто иной – заводит юношу настолько, что тот ведет себя, точно потаскушка, умоляющая, чтобы ее оттрахали. Вняв столь горячей просьбе, он вытащил руку, чтобы подготовить себя.

Гарри обиженно всхлипнул, но тут же застонал, почувствовав, как любовник медленно входит в него.

Он был таким тугим внутри, таким горячим, что Северусу понадобился весь его хваленный самоконтроль, чтобы не кончить прямо сейчас. Но удержаться все же удалось. Войдя до конца, зельевар наклонился, легко поцеловал любовника в губы.

Гарри ответил жадным поцелуем. Напряг мышцы, дернулся, побуждая любовника двигаться.

Северус не стал противиться, но и торопиться не собирался, медленно двигаясь, стараясь растянуть обоюдное удовольствие.

Юноша извивался, стонал. Он был удивительно красив сейчас – красивее, чем когда-либо.

Зельевар, не в силах больше сдерживаться, задвигался быстрее, с силой вбиваясь в податливое тело, чувствуя, как отвечает ему любовник. Сжал в ладони член юноши, задвигал рукой в такт толчкам.

Хватило нескольких движений – и Гарри кончил. Тугие мышцы сжались вокруг члена Северуса, сдавили... он дернулся, выплескиваясь внутрь любовника и, опустошенный, ослепший от наслаждения, не способный двигаться, упал, наваливаясь на юношу всем телом.

Через минуту до него донеслось кряхтенье. Сообразив, что попросту придавил юношу своим весом, Северус перекатился на кровать, пробормотав: - Извини.

- М-м... – сонно отозвался Гарри.

Зельевар уснул, едва лишь его голова коснулась подушки. Проснвшись, он обнаружил, что Гарри уютно свернулся рядом, а сам он нежно обнимает юношу. Следов спермы на постели не было – должно быть Гарри успел наложить на них очищающее заклятье перед тем, как уснул сам. Юноша улыбался во сне и выглядил полностью умиротворенным. Северус, не в силах удержаться, провел рукой по волосам спящего любовника.

- Какой же ты красивый... – прошептал он. – Я всю жизнь об этом мечтал.

- Я тоже... всегда мечтал о тебе, - сонным голосом отозвался юноша.

- Ты что, не спишь?! – Северус смутился, что его поймали на том, что он произносит подобные вещи вслух – пусть даже он говорил именно то, что думал.

Гарри в ответ промычал что-то и потянулся поцеловать любовника.

- Мне понравилось просыпаться рядом с тобой, - прошептал он, когда они закончили целоваться.

- Я бы тоже не возражал, чтобы подобные вещи стали для нас обыденностью, - с нарочитым равнодушием ответил зельевар. Главное – чтобы в его голосе не прозвучало бы и намека на какую-нибудь сентиментальную чушь.

- В таком случае, мне стоит подумать о том, чтобы поселиться с тобой вместе, - с легкой насмешкой заявил Гарри.

По-моему, это было бы разумнее всего, - немедленно отозвался Северус.

Гарри поцеловал его еще раз, проговорил с легкой улыбкой: - Ну и отлично, что мы все выяснили. А теперь я еще посплю, пожалуй, - примостился у любовника на плече и прикрыл глаза.

Северус обнял юношу покрепче. Засыпая, он подумал, что за всю свою жизнь он вряд ли был счастливее, чем сейчас.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni