История с Драко-вейлой
(The Obligatory "Draco is a Veela" Story)


АВТОР: mahaliem
ПЕРЕВОДЧИК: Elara
БЕТА: Helga
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: История с Драко-вейлой, которую должен написать каждый уважающий себя автор ГП-фандома.

ПОЛНОЕ НАЗВАНИЕ ОРИГИНАЛА: The Obligatory 'Draco is a Veela' Story that Every HP Fanfiction Author has to Write





Глава первая

Во время летних каникул перед седьмым курсом Люциус поведал Драко, что тот наполовину вейла. И объяснил, что как раз в этом возрасте и должна в полной мере проявиться его нечеловеческая притягательность. Драко подозревал что-то неладное еще с тех пор, как на него начали кидаться домовые эльфы, и ему постоянно приходилось их от себя отрывать. Идет он, бывало, по Имению, как вдруг – шлеп! И домовик, словно притянутый магнитом, виснет на его ноге. Опыт был не из приятных. По крайней мере, для Драко. Домовики-то, похоже, возражений не имели.

Когда отец сообщил Драко, что тот наполовину вейла, у него сразу же возникло множество вопросов.

– Отец, значит ли это, что я стану еще прекраснее, чем сейчас?

– Да.

– Я стану так убийственно прекрасен, что и мужчины, и женщины при виде меня будут падать ниц, мечтая превратиться в пыль под моими ногами?

– Да.

– Я стану таким же убийственно прекрасным, как ты?

– Мечтать не вредно.

Отец предупредил его, что раз он наполовину вейла, ему нужно очень осторожно подходить к выбору спутника жизни. В один прекрасный день он обнаружит, что его со страшной силой тянет к какой-то определенной личности, и кем будет эта личность, от него практически не зависит. Спутник его жизни сможет иметь над ним полный контроль, если того пожелает.

К счастью, помимо этого Драко был еще и волшебником, так что существовала одна небольшая лазейка. Если спутник жизни придется ему не по вкусу, у него оставалась возможность найти ему замену. Загвоздка в том, что на поиски подходящего кандидата отводилась всего одна неделя. И если за неделю он так никого и не найдет, то останется связанным на всю жизнь со своим первоначальным избранником.

Драко кивал, делая вид, что внимательно слушает, в то время как на самом деле его голова была забита мыслями о предстоящем в самом ближайшем будущем первоклассном сексе.

От него потребовались некоторые усилия, но все же в скором времени Драко научился контролировать свой природный магнетизм до такой степени, что домовые эльфы перестали липнуть ко всевозможным частям его тела. Сами домовики не слишком-то этому обрадовались, но тут они все равно ничего не могли поделать.

* * *

В Хогвартс Драко вернулся полный надежд на дикие сексуальные оргии, мысли о них уже танцевали канкан у него в голове. По возвращении его сразу же посетило странное ощущение. Нечто непонятное, какое-то животное томление тянуло его в Большой Зал, где все готовились к ежегодной Церемонии Распределения.

– Это твой избранник призывает тебя, – объяснил ему Винс Крэбб.

– Откуда ты знаешь? – удивился Драко.

– Во мне тоже течет кровь вейл.

Драко молча уставился на Винса.

– Но ты уже и сам это понял, наверное?

Драко продолжал молчать.

– А я понял, – откликнулся Грег Гойл, с неприкрытым обожанием глядя на Винса.

Винс ответил ему благосклонной улыбкой, потом снова обратился к Драко.

– Своего избранника я нашел прошлой весной. Он владелец «Сладкого Королевства». – Заметив вопросительный взгляд Драко, Винс вздохнул: – Разве отец не объяснил тебе, что твой будущий спутник жизни должен обладать каким-либо притягательным для тебя качеством?

Драко поразмыслил над этим. Может, отец и говорил что-то такое, только он тогда был слишком занят, строя планы о том, как будет использовать свои чары на всей квиддичной команде Рейвенкло разом.

– Ты хочешь сказать, мой будущий спутник жизни где-то здесь? – Драко мотнул головой, имея в виду Большой Зал, и Винс утвердительно кивнул.

«Кто же он, мой избранник?» – гадал Драко, входя в Зал. Его томление становилось все сильнее и сильнее. Он закрыл глаза, позволил чувствам захватить себя и двинулся вперед, ведомый инстинктом, подсказывающим местонахождение его второй половины.

К несчастью, с закрытыми глазами ему не удалось далеко продвинуться. После того как Драко несколько раз натолкнулся на других учеников, он потребовал: «Грег, Винс, расчищайте мне путь». Стали слышны вскрики и глухие удары – люди и предметы мебели сметались с его дороги по мере того, как он продвигался вглубь Зала.

Наконец Драко почувствовал, что его избранник находится совсем рядом, и по телу пробежали мурашки. Вот он, человек, с которым ему суждено быть. Его половинка, которая подходит ему лучше, чем кто бы то ни был в целом мире. Тот, с кем он проведет всю свою дальнейшую жизнь.

Открыв глаза, он сделал судорожный вдох.

Нет. Не может быть. Только не он. Кто угодно, только не он.

Драко смотрел прямо в глаза своему избраннику. И глаза эти, казалось, подмигивали ему.

– Добро пожаловать в Хогвартс, – сказал Дамблдор.

Из груди Драко вырвался отчаянный крик.

* * *

– Как все прошло? – спросил Грег, помогая еле стоящему на ногах Драко дойти до кожаного дивана в слизеринской гостиной. Минуло уже чуть больше часа, и тот только что вернулся от Дамблдора.

– Ужасно, – просипел Драко. – Этот человек – сумасшедший.

– Что он сделал? – Винс устроился рядом с ним на диване.

– Сначала он пичкал меня сладостями. Все подсовывал мне их и подсовывал, и поскольку он мой избранник и имеет власть надо мной, я чувствовал себя обязанным и продолжал их есть. Я съел их все. – Драко издал скорбный вопль. – Если так пойдет и дальше, я стану толстым и прыщавым. А я не хочу быть толстым и прыщавым. Я хочу всегда оставаться убийственно прекрасным.

– Не переживай, – Винс похлопал Драко по спине, желая утешить, и вместо этого, не рассчитав силы, едва не сбросил его с дивана. – Ты – вейла. Ты навсегда останешься убийственно прекрасным, даже если будешь толстым и прыщавым.

Легче от этого Драко почему-то совсем не стало.

– Дамблдор – старик. Я рассчитывал на крышесносный секс с разными симпатичными парнями. А он старый и морщинистый. И в штанах у него, скорее всего, тоже старый и морщинистый.

– Подумай о том большом опыте, который у него наверняка есть, – посоветовал Грег.

Драко скрутило живот.

– Я предпочел бы не делать этого.– Он огляделся, дабы удостовериться, что все в гостиной прислушиваются к его рассказу. Похоже, так оно и было, но чтобы быть уверенным, что следующую фразу расслышит каждый, Драко слегка

повысил голос: – К тому же он извращенец.

– Мы все это знали! – воскликнула Панси, сидевшая в противоположной части гостиной и до этого момента старательно делавшая вид, что читает книгу. – Он один из самых могущественных волшебников после Темного Лорда, и на что он решает потратить свою жизнь? На руководство школой. Точно извращенец.

– Да, но вы даже не представляете себе, до чего он дошел в своих извращениях, – заметил Драко. – Вы в курсе, что он держит в своем кабинете ту проклятую птицу? – Драко снова понизил голос, и все тут же придвинулись ближе, чтобы не пропустить ни слова. – Дамблдор сказал, что хочет, чтобы после того, как мы оформим наши отношения и моя лояльность к нему больше не будет подвергаться сомнениям, я присоединился к ним.

– Нет! – задохнулась Панси.

– Да, он так и сказал, – убежденно кивнул Драко. По правде говоря, он не слишком внимательно слушал Дамблдора. Мысленно он был занят тем, что в ужасе наворачивал круги и вопил, как маленькая девочка, что не хочет заниматься этим с директором, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть только этому старику не придет в голову покуситься на его невинное тело. Но он совершенно точно слышал слова «феникс» и «присоединиться».

– Судя по всему, существует целая группа людей, которые занимаются извращенным сексом с Фоуксом, – признался Драко.

В слизеринской гостиной наступило тягостное молчание, когда все вдруг поняли, что, несмотря на их совместные старания быть самыми плохими из всех плохишей, некоторые их явно в этом превзошли, причем кардинально.

– Ну, – медленно произнес Грег в наступившей тишине, – по крайней мере, это красивая птичка.



Глава вторая

– Ты уверен? – спросил Грег.

– Целиком и полностью. – Драко наполнил пузырек зельем, которое только что приготовил. – Ясно, что в своем избраннике я хочу видеть более могущественного волшебника, чем я сам. Следовательно, ища замену, я должен обратить внимание на тех, кто тоже занимает высокое положение.

Ученики уже заканчивали со своими зельями, и класс постепенно пустел. Винс и Грег, выходя, напоследок ободряюще кивнули Драко. Он мысленно подгонял всех. Дело ему предстояло нелегкое, и меньше всего ему хотелось, чтобы при этом присутствовала толпа народу. Когда Поттер остановился с ним рядом, Драко раздраженно вздохнул.

– Чего тебе?

– Я хотел спросить: ты хорошо понял сегодняшний урок? – смущенно выдавил Поттер.

– Конечно.

– А не мог бы ты мне объяснить? Может, в библиотеке, после обеда?

Поттер что, приглашал его на свидание? Драко вперил взгляд в черноволосую макушку, пытаясь разглядеть на ней какие-нибудь следы повреждений. Хотя когда волосы так торчат во все стороны, судить об этом сложно.

– Да я лучше возьмусь за руки с первогодкой из Хаффлпаффа и отправлюсь с ним в Запретный лес прогуливать уроки.

Поттер нахмурил брови:

– Это означает «нет»?

Закатив глаза, Драко ответил:

– Да.

– Так значит, да? – обрадовался Поттер.

– Нет! – выкрикнул Драко.

– Так что? Да или нет? – Поттер выглядел совершенно сбитым с толку.

Потеряв терпение, Драко зарычал, схватил Поттера за мантию и швырнул на ближайшую парту. Однако вместо того чтобы дать отпор, Поттер расплылся в улыбке.

– Или мы могли бы забыть про библиотеку, – пробормотал он, когда Драко прижал его к парте.

– Десять баллов с Гриффиндора, – процедил Снейп, направляясь к ним по проходу. Злобно глянув на Поттера, он продолжил: – За непристойное поведение, порочащее ученика Хогвартса.

Драко довольно шагнул назад, ожидая от Поттера возмущенных воплей. Но тот снова его удивил, удостоив Снейпа лишь небрежным кивком. После чего прошел мимо Драко так близко, что их тела соприкоснулись.

– Увидимся, Малфой, – пробормотал он на прощанье.

Драко следил за ним взглядом, пока тот не скрылся за дверью. Нет, какую бы травму Поттер не заработал, размеры ее губительных последствий человеческий разум постичь был не в силах.

Выбросив это из головы, Драко повернулся к Снейпу.

– Профессор, мне хотелось бы поговорить с Вами о том, что я вейла.

– Какое счастье, – пробурчал Снейп.

Вау. До Драко доходили слухи, что Снейп умеет читать мысли, но он не верил им до этой минуты. Снейп, должно быть, догадывался, что сейчас должно произойти.

– Как Вы, несомненно, уже знаете, я наполовину вейла. Кроме того, выяснилось, что мой избранник – Дамблдор.

Драко услышал странный фыркающий звук и бросил быстрый взгляд на Снейпа. Тот прикрывал рукой рот. Очевидно, закашлялся.

– Вы уже сообщили эти новости своему отцу? – поинтересовался Снейп.

– Еще нет.

– Пожалуйста, дайте мне знать, когда соберетесь это сделать. Я буду более чем счастлив сопровождать Вас домой, чтобы Вы смогли объявить Люциусу, что Дамблдор вскоре станет его пасынком. Возможно, я даже позаимствую у Криви его хитроумную штуковину, дабы запечатлеть этот торжественный момент для следующих поколений.

– На самом деле, я как раз думал, что этого может и не понадобиться. Как Вы, возможно, тоже знаете, поскольку я еще и волшебник, я могу выбрать другого спутника жизни, – самодовольная ухмылка исчезла с лица Снейпа.

Улыбнувшись, Драко подошел ближе. Снейп, настороженно глядя на него, сделал шаг назад.

– И я выбираю Вас, – заявил Драко, снова сокращая расстояние между ними.

Радостного возгласа не последовало. Ликующего вопля, которого можно было ожидать в свете этого заявления, тоже. На самом деле, Снейп стоял совершенно неподвижно и смотрел на него квадратными глазами. Драко решил, что тот просто выбит из колеи такой необычайной удачей.

– Профессор Снейп, – обеспокоенно начал он, – я знаю, что эта новость Вас потрясла, но, пожалуйста, постарайтесь дышать глубже. Я бы предпочел видеть своего избранника живым.

Драко подумал, не требуется ли главе их факультета искусственное дыхание изо рта в рот, и уже начал гадать, как бы это провернуть, если жертва все еще находится в вертикальном положении.

К счастью, Снейпу удалось втянуть ртом воздух. К несчастью, обратно этот воздух вернулся, облеченный в слова.

– Должен Вам сказать, Мистер Малфой, меня не привлекают мужчины. Однако весьма любопытно было бы узнать, что именно навело Вас на мысль, что я могу принять Ваши ухаживания. Просветите меня – была ли это моя неизменная опрятность? – Снейп откинул со лба сальные волосы. – Мое врожденное чувство стиля? – он взмахнул подолом старомодной черной мантии, потом наклонился ближе, так что его лицо оказалось всего в паре дюймов от лица Драко. – Или, возможно, дело в моей чуткости и утонченных манерах?

Все шло совершенно не по плану. В отчаянии Драко задействовал свои магнетические силы вейлы.

Снейп выглядел удивленным, но единственное, что он сделал – это отошел в сторону, когда в класс из коридора влетела какая-то первогодка и с размаху прицепилась к ноге Драко. Пока Драко пытался снова взять свои чары под контроль и оторвать от себя маленькую ученицу Рейвенкло, Снейп изогнул губы в саркастической ухмылке.

– Мои поздравления, мистер Малфой. Ваши чары вейлы довольно сильны, но, боюсь, их явно недостаточно. Несмотря на все Ваши прелести… – Снейп позволил себе взглядом окинуть Драко с головы до ног и потом лениво вернуться вверх, – …я должен отказаться от предложенной чести.

Снейп уже шагал прочь по проходу, но внезапно обернулся и снова обратился к Драко:

– Может быть, Вы и наполовину вейла, мистер Малфой, но Вы далеко не Винсент Крэбб.

* * *

– Не получилось? – спросил Грег за обедом в тот же вечер.

Драко прицелился и ударил заклинанием в стоявший возле тарелки Поттера стакан с тыквенным соком, сотворив на нем трещинку шириной с волосок.

– Я и понятия не имел, что Снейп не гей, – сказал он.

– Он не гей? Печально.

– С кем ты собираешься попытать счастья теперь? С МакГонагалл? – спросил Винс, набивая рот пюре.

Драко отважно подавил желание в отместку за это предположение опрокинуть на голову своему другу блюдо с овощами.

– Нет. По крайней мере, Дамблдор – мужчина. Смысл в том, чтобы найти кого-то получше, а не опускаться еще ниже.

– Ну, не знаю. У этой леди отличная пара булочек, – сказал Грег, потянувшись за очередной порцией цыпленка.

Драко и Винс разом повернулись к нему.

– Что? – не понял Грег.

– Иногда я начинаю за тебя беспокоиться, Гойл, – ответил Драко.

За гриффиндорским столом Поттер поднес стакан ко рту – и сок тоненькой струйкой начал капать ему на мантию.

– Нужно найти кого-нибудь другого, – Драко лениво наблюдал за тем, как стакан Поттера раскололся и тыквенный сок хлынул ему на колени. Поттер вскочил с места и сорвал с себя залитую мантию. Затем попытался вытереться салфеткой. Намокшая ткань липла к его телу, и Драко подумал мимоходом, уж не ловит ли тот кайф, так откровенно себя демонстрируя.

– Может быть, мне нужен не тот, кто силен в магии. Может быть, меня привлекает что-то другое.

– Может, дело во внешности? – предположил Винс. – Может, тебе нравятся бородатые мужчины.

Драко посмотрел на преподавательский стол, во главе которого восседал Дамблдор; длинная борода покоилась на его груди. Когда директор подмигнул ему, холодок пробежал по спине Драко, и он перевел взгляд на своих соседей по столу.

– О Мерлин всемогущий, только не это.



Глава третья

– Мистер Малфой, я очень рад, что Вы решили зайти проведать меня. Пожалуйста, угощайтесь, берите лимонную дольку.

«Как будто у меня был выбор», – проворчал про себя Драко. Директор попросил его зайти к нему после обеда, и он обнаружил себя шагающим по направлению к его кабинету, хотя ему совершенно не хотелось этого делать. Но о чем бы ни попросил его избранник, он не мог ему отказать, вот и теперь он машинально потянулся за лимонной долькой, хотя на самом деле терпеть их не мог.

Дамблдор улыбнулся, когда Драко положил в рот леденец.

– Поскольку вскоре мы вступим в союз друг с другом, мне было бы любопытно получше узнать Вас. Расскажите о себе.

– М ммммммммммм ммммммммм, мммммммм ммммм, м мм мммммм мммммм,* – ответил Драко.

Какой стыд. Если бы мать узнала, что он говорит с набитым ртом, она бы покончила с собой каким-нибудь более-менее приемлемым для общества способом и дала бы себя похоронить – только ради того, чтобы иметь возможность перевернуться в гробу. К сожалению, единственное, что ему оставалось – по мере сил отвечать Дамблдору.

– Чудесно! – воскликнул директор. – Пожалуйста, возьмите еще лимонную дольку.

Хотя Драко попытался противиться предложению, вторая долька оказалась у него во рту еще прежде, чем он успел расправиться с первой.

Директор наклонился вперед.

– Как Вы себя чувствуете, обнаружив, что в Вас течет кровь вейлы и Вы обладаете особыми магнетическими силами?

– Мммммм м ммм ммм ммммммм ммммм мммммммммм мммммммммм, ммммм ммммммммммм м ммммммм м мммммммммм ммммм мммммм, ммммммм ммм мммммм.**

– Замечательно. Просто замечательно. Возьмите еще дольку.

Драко положил в рот третью конфетку.

– А теперь скажите мне, мистер Малфой – это действительно имеет большое значение! – какие лакомства Вы предпочитаете?

Вечер обещал быть долгим.

* * *

С самого начала обучения в Хогвартсе Драко с трудом переносил занятия по Уходу за Магическими Существами. Последний год не стал исключением.

Он посмотрел на чудовище перед ним и сглотнул. Ужасный волосатый монстр с глазами- жуками и огромными лапищами, которые, похоже, без труда могли бы разорвать его на части. Животное, которое Хагрид держал в этих огромных ручищах, тоже казалось довольно опасным. Оно было зеленого цвета, только пятнышко посреди лба пульсировало красным.

– Этот приятель, – пророкотал Хагрид, – зовется клаббертом. – Кто знает, где они водятся?

Грейнджер тут же подняла руку, и Драко презрительно скривился.

– Всезнайка, – буркнул он достаточно громко, чтобы все окружающие его услышали, но все же не настолько, чтобы схлопотать взыскание. Этой способностью он в совершенстве овладел за годы учебы.

– Клабберты обитают в Америке. Если точнее, в Северной Америке.

– Верно, Гермиона. Они там живут на деревьях. А теперь – кто хочет подержать крошку?

Все как один сделали шаг назад. Методы преподавания Хагрида оказывались очень эффективны, когда дело касалось того, чтобы втолковать ученикам, что к незнакомым существам следует относиться с опаской.

– Ну, давайте же. Вряд ли он причинит вам вред, – Хагрид замолчал, раздумывая над только что сказанным, а затем добавил: – По крайней мере, не такой, от последствий которого нельзя было бы избавиться.

Почти все обернулись, чтобы посмотреть на Гарри, ожидая, что он вызовется первым. Поэтому для них оказались большим сюрпризом слова Драко:

– Я это сделаю.

Он вышел вперед, и Хагрид, отойдя от первого шока, с подозрением уставился на него.

– Ты уверен?

Драко кивнул.

– Не собираешься его обидеть, а?

– Нет, – Драко едва удержался от того, чтобы не закатить глаза.

– Это просто невинная крошка. Он тебе ничего не сделал.

– О, да ради… – Драко не договорил, пытаясь взять себя в руки. – Давайте уже сюда этого грязного недоноска.

Продолжая вести себя так, словно вручает своего новорожденного первенца маньяку-убийце, Хагрид передал клабберта Драко.

– Вот видите? Не о чем беспокоиться, – заявил Драко Хагриду. – Мерзкая тварь сразу же меня полюбила.

Это даже отдаленно не походило на правду. На самом деле клабберт изо всех сил пытался удрать, он вырывался и отпихивал Драко своими перепончатыми лапами.

Единственным, что побудило Драко повестись на эту ненавистную затею и вызваться добровольцем, было желание произвести благоприятное впечатление на Хагрида своей любовью к гадким, вонючим, противным зверюгам. Он до сих пор не был уверен, что Хагрид предпочтительнее Дамблдора, но, по крайней мере, по сравнению с ним Драко был гораздо умнее, а значит, верховодить в их союзе будет он. Но бестолковая тварь, которую он сейчас держал на руках, могла все разрушить, если только он не успокоит ее сию же минуту.

В отчаянии Драко высвободил самую малость своей вейловской магии. Он постоянно практиковался в контроле над ней, используя в качестве тренировочного материала нескольких домовиков, и думал, что у него уже намного лучше получается управлять ею.

Однако, видимо, он все-таки что-то не рассчитал, потому что Хагрид тут же отступил на шаг, а весь класс смотрел на него теперь остекленевшими глазами. Плюсом в этой ситуации оказалось то, что клабберт немедленно прекратил вырываться. Минусом – что теперь он пытался изнасиловать руку Драко.

– На помощь! – завопил Драко, в панике оглядываясь по сторонам и молотя по воздуху той самой рукой.

Его вопль, казалось, вывел учеников и Хагрида из ступора, вызванного вейловской магией. Хагрид предпринял попытку оторвать перевозбудившегося клабберта от Малфоя.

– Тише, тише, спокойно. Я не дам тебя в обиду, – уговаривал Хагрид это создание, не на шутку увлеченное своим занятием.

Его в обиду? – повторил Драко, оскорбленный полным отсутствием беспокойства по поводу его руки.

– Драко, ах ты вейловская шлюха! – раздался вдруг женский возглас.

Повернувшись на голос, Драко обнаружил, что на него наступает Миллисента Булстроуд.

– Я знаю, чего ты добиваешься! – обвиняющим тоном заявила она. – Ты пытаешься затащить Хагрида к себе в постель с помощью своих чар вейлы. Но я не позволю тебе этого сделать. Он мой! – Миллисента со всей силы пнула Драко по ноге.

– Ой! – вскрикнул он.

– Я столько времени ждала, когда же он наконец забудет свою похотливую француженку. И теперь ты хочешь отобрать его у меня? Ни за что! – она пнула его еще раз.

– О черт! – Драко задохнулся от боли.

«Видимо, это и называется адом», – решил он. Нет, это было еще хуже. В аду пока не придумали пытки, сравнимой с этой – когда Миллисента Булстроуд выбивает из тебя дух, в то время как зеленая тварь самозабвенно пытается совершить с твоей рукой половой акт. И от Хагрида, этого неотесанного болвана, тоже никакой помощи не было.

Миллисента пнула его в третий раз, и он едва не упал, отчего паника тут же охватила Драко с новой силой. Если он потеряет равновесие и свалится на землю, что сделает эта гадкая тварь, когда он окажется в таком беззащитном положении? И что тогда предпримет клабберт?

– Ступефай! – проорал Гарри.

Миллисента замерла, когда заклинание Поттера настигло ее. Потом она покачнулась назад, рухнула, и земля под ней содрогнулась.

– Ступефай! – снова проорал Гарри.

Клабберт отвалился от руки Драко. Хагрид тут же подхватил его и прижал к груди, нежно баюкая.

Драко уставился на своего спасителя. Поттер стоял прямо перед ним, его рука, держащая волшебную палочку, была все еще вытянута вперед, легкий ветерок раздувал волосы, открывая шрам на лбу в виде молнии, глаза угрожающе сверкали. На мгновение Драко показалось, что он похож на ангела возмездия. На самом деле, он мог бы даже поклясться в том, что пока он смотрел на Поттера, где-то на заднем плане звучало пение.

Обернувшись, он понял, что пение и вправду звучало. Хагрид вполголоса мурлыкал какую-то бессмыслицу оглушенному ступефаем клабберту.

Поттер шагнул к нему:

– С тобой все в порядке, Малфой?

– В полном.

Поттер казался весьма скептически настроенным на этот счет.

Драко выпрямился и посмотрел на него сверху вниз. Так как они были почти одного роста, ему пришлось для этого приподняться на цыпочки.

– Если бы ты не вмешался, я бы сам все уладил.

– Прошу прощения. Я просто не мог спокойно смотреть, как кто-то делает с тобой то, что я хотел бы сделать сам, – тихо проговорил Гарри.

– У тебя нет причин для ревности. Меня хватит на всех, кто жаждет меня пнуть.

Гарри с улыбкой наклонился и прошептал Драко прямо в ухо:

– Я ревновал не к Миллисенте.

Прежде чем Драко успел как-то отреагировать на это нахальное заявление, к ним приблизился Хагрид.

– Не понимаю, что произошло, – сказал он, поглаживая клабберта, который тихонько скулил у него на руках.

– Наверное, ко мне просто притягивает все низшие формы жизни, – надменно процедил Драко, в упор глядя на Поттера.

– Да нет, не думаю, что дело в этом, – озадаченно покачал головой Хагрид. – Ты, может быть, и наполовину вейла, но ты далеко не Винсент Крэбб.

* * *

– Я могу с полной уверенностью заявить, что если меня и привлекает что-то во внешности Дамблдора, то это определенно не борода.

Винс и Грег, которые сидели рядом с Драко в Большом Зале и наслаждались обедом, согласно кивнули.

– Если не борода, то, может, очки? – предположил Винс.

– МакГонагалл носит очки! – радостно подсказал Грег.

Блюдо с пюре из репы тут же оказалось у него на голове. Верный сподвижник или нет, но есть вещи, которые просто нельзя спускать.



Драко сказал Дамблдору:

* Я убийственно прекрасен, сказочно богат и не выношу лимоны.

** Сейчас я как раз пытаюсь найти подходящий хроноворот, чтобы отправиться в прошлое и прикончить моего предка, который был вейлой.



Глава четвертая

Примечание автора: Диггл и Фигг – члены Ордена Феникса.

– Полагаю, ты гадаешь, зачем я тебя пригласил, – обратился Дамблдор к Драко, чопорно восседавшему на стуле напротив его письменного стола.

Перед этим Дамблдор за ужином подошел к нему с предложением перевести их отношения на следующую ступень. Драко спокойно кивнул и согласился встретиться через час.

А после того как директор скрылся из виду, попытался утопиться в стакане с тыквенным соком.

Это заставило Поттера ринуться к слизеринскому столу с твердым намерением реанимировать Драко с помощью искусственного дыхания методом «изо рта в рот». Драко потребовалось несколько минут, чтобы убедить эту бестолочь, что в подобных мерах нет необходимости. К тому же Поттер все равно делал все неправильно. Даже последний идиот знает, что при искусственном дыхании язык запихивать в чужой рот совсем необязательно.

Но факт оставался фактом, «перевести отношения на следующую ступень» было последним, что Драко надеялся услышать. Он всегда пользовался этой фразой, когда пытался залезть к кому-нибудь в штаны. А обнаружить в своих штанах Дамблдора ему хотелось меньше всего.

«Пожалуйста, Господи, – взмолился Драко про себя. – Пожалуйста, не дай Дамблдору ничего со мной сделать. А если дашь, то пусть хотя бы мантия останется на нем. Или же будь милосерден и лиши меня зрения».

– Раз уж мы стали парой, думаю, нам необходимо прийти к взаимопониманию в некоторых вопросах.

«Если только ты дашь мне шанс выбраться отсюда, сохранив свою чистокровную задницу такой же непорочно чистой, я обещаю, что стану хорошим, Господи. Ну ладно, может быть, не совсем хорошим, но я перестану быть плохим. Совсем плохим, по крайней мере. О, черт возьми, я обречен, да?»

– Поэтому я прошу Вас, мистер Малфой, выслушать меня внимательно и хорошо подумать, прежде чем дать ответ.

«Если ты меня спасешь, я перестану покупать все зеленые шарфы, которые попадаются мне на глаза, только потому, что считаю, что мне они все равно идут больше, чем кому бы то ни было в мире. Хотя это и правда. Я отдам два десятка своих старых расчесок тем, кому они действительно нужны. Например, Поттеру. Я даже согласен расстаться с половиной своей обуви. В смысле, с половиной пар обуви, которая у меня есть, а не со всеми туфлями на правую ногу или на левую, потому что это было бы просто нелепо».

Дамблдор наклонился, нависая над столом, и проговорил медленно и четко:

– Диггл. Фигг.

Сердце Драко лихорадочно забилось. Диггл фиг? Что еще за чертов фиг, который к тому же еще и диггл?

Сомнений не оставалось. Дамблдор окончательно спятил. Сошел с ума. Слетел с катушек.

Но слетел директор с катушек или нет, он все равно ждал от Драко какого-то ответа, а тот не имел ни малейшего понятия, что тут можно сказать. Особенно если учесть, что в случае неправильного ответа он рисковал остаться без одежды.

Лихорадочно соображая, Драко уставился в пол. Не похоже было, что Господь Бог собирается его спасать, так что, по крайней мере, с половиной обуви расставаться не придется. Драко нравилась его обувь. Особенно те туфли, что были на нем сейчас. Такие блестящие и... И тут Драко сообразил, что можно ответить. Когда он был ребенком, домовой эльф по имени Добби каждый вечер перед сном купал его в ванне. Добби был ненормальным даже по меркам самих домовиков. Одним из ярких примеров его ненормальности было то, что, намыливая пальцы ног Драко, он звал их особым именем – масики кривасики. «Масики кривасики» звучало почти так же нелепо, как и «диггл фиг».

– Масики кривасики, – ликующе произнес Драко.

Дамблдор открыл глаза шире. Драко задержал дыхание. И тут директор расплылся в улыбке.

– Замечательно, мистер Малфой. Просто великолепно.

Драко уже выдохнул было с облегчением, как вдруг его настигла еще одна невеселая мысль. С туфлями, видимо, все же придется расстаться.

Проклятье.

* * *

– Вы снова оказались в луже, Малфой.

Драко посмотрел себе под ноги. Пол был абсолютно сухой, так что Уизли, похоже, снова молол чепуху.

Рыжий приблизился к слизеринскому столу, размахивая свежим экземпляром «Ежедневного Пророка». Поттер подошел и со слегка смущенным видом встал рядом.

– Ну что на этот раз, Уизел? Если ты теперь продаешь прошлогодние газеты, чтобы кредиторы по очередной закладной не забрали себе тот сарай, в котором живет твоя семья, тогда я могу сказать только «ха-ха».

Вместо ответа Уизли развернул газету и начал читать:

– «Прошлой ночью авроры провели обыск в домах Стэнли К. Масики и Эльмуса П. Кривасики – после того как анонимный источник сообщил об их принадлежности к тайной организации Того, Чье Имя Нельзя Называть. Вначале упомянутые господа отрицали свое участие в этой организации, но авроры, проводившие расследование, нашли у них особые маски, которые, как известно, носят последователи Того, Чье Имя Не Должно Быть Упомянуто, и характерные метки на руках. Помимо этого, у мистера Кривасики обнаружили несколько экземпляров книг «Пожирание смерти для чайников, издание второе», и «Десять простых шагов к Хаосу: самоучитель».

– И причем тут я? – поинтересовался Драко.

– Все знают, что ваша семья поддерживает Сам-Знаешь-Кого.

– Эти грязные сплетни распускают те, кто завидует нашему баснословному богатству и дарованной природой неотразимой внешности.

– Да вы, Малфои, просто лживые засранцы! – повысил голос Рон.

Драко вскочил с места.

– Грязная клевета. Малфои не срут.

Все, кто находился достаточно близко, чтобы это услышать, обернулись на Драко, и его щеки слегка порозовели. Даже слизеринцы смотрели на него скептически.

– Малфои не срут? – недоверчиво переспросила Панси.

– Конечно же, нет. Животные срут. Люди испражняются. А Малфои очищают кишечник.

В Большом Зале наступила тишина, и все услышали, как Гарри вздохнул:

– Он такой милый.

– Это называется «убийственно прекрасный», Поттер, – насмешливо поправил его Драко. – Запиши себе где-нибудь на будущее.

– Так или иначе, про засранцев я сказал не в прямом смысле этого слова, – пробурчал Уизли. – А в переносном.

– О, – только и сказал Драко.

После того как сладкая парочка удалилась, Винс повернулся к Драко.

– А знаешь, я слышал, что Дамблдор был гриффиндорцем...

– И? – выгнул бровь тот. Он потратил весь первый год обучения, чтобы в совершенстве освоить этот жест, и теперь гордился тем, как изящно он ему удавался.

– ...может, твой будущий спутник жизни должен быть из Гриффиндора? – продолжил свою мысль Винс.

– Ты что, предлагаешь, чтобы я соединил свою судьбу с Уизли? – Драко неистово затряс головой. – Никогда. Все представители этого семейства покрыты сыпью.

– Сыпью? – Винс на мгновение нахмурился. – Это не сыпь, это просто веснушки.

– Точно. Веснушки. Я отказываюсь прикасаться к Уизли, потому что он может заразить меня веснушками.

– Но веснушки незаразные.

Драко понизил голос до шепота:

– Это они хотят, чтобы ты так думал.

Грег подался вперед и подключился к разговору.

– Если Уизли тебе не нравится, то всегда остается Лонгботтом. Помните, как у него один раз зелье взорвалось и забрызгало его с головы до ног? Как оно с него капало, стекало вдоль груди, по животу и потом на его...

– Хватит! – закричал Драко. – Ради Господа Бога, маленьких щенков и моих бедных ушей, которые я оторву и сожгу в камине, если ты не прекратишь, умоляю – заткнись!

Он закрыл лицо руками. Отец предупредил его, что у него будет неделя и ни днем больше, чтобы найти подходящую замену. Времени уже почти не оставалось. Драко медленно поднял голову и посмотрел на своих друзей.

– Уизли так Уизли, – сказал он, чувствуя себя так, словно объявляет о своей собственной неминуемой кончине.



Глава пятая

В тот же день чуть позже Драко стоял в коридоре, прислонившись к стене и дожидаясь, пока Святая Гриффиндорская Троица выйдет из кабинета Зелий.

– Ах ты… – появившийся из-за двери Уизли тут же схватил его за шиворот и приблизил к нему свое лицо – так, что они едва не соприкоснулись носами. – Из-за тебя, глиста, Снейп назначил мне взыскание. Ведь это ты подбросил в мой котел глаза тритона, из-за которых зелье взорвалось и Гриффиндор лишился двадцати баллов!

Драко мысленно отметил, что пока это его ухаживание продвигается так же успешно, как и предыдущие.

Грег и Винс, стоявшие чуть поодаль, засуетились, соображая, не пора ли вмешаться, но он отмахнулся от них.

– Прими мои глубочайшие извинения, Уизли. Я не хотел подбрасывать эти глаза в твой котел, – произнес Драко и вырвался из железной хватки Рона, ослабевшей, как только тот потрясенно замер, услышав извинение. Драко разгладил помятую мантию и улыбнулся Уизли: – Я собирался подбросить их в котел к Поттеру.

– Значит ли это, что прижимать Малфоя к стене должен я? – с надеждой спросил Гарри.

– Гарри, я тебя умоляю! – шикнула на него Грейнджер. Покачав головой, она обратила свой взор к Драко и Рону: – Рон, оставь его в покое. Я староста школы и не хочу, чтобы мне пришлось снимать с тебя баллы.

Рон отступил, продолжая метать взгляды-молнии.

– Ненавижу тебя, Малфой.

– Тогда у нас в этом вопросе полное взаимопонимание, потому что я тоже тебя терпеть не могу. Но я хотел поговорить с тобой не об этом. Я пришел просить твоей руки.

Троица в полном составе разинула рты. Драко обратил внимание, что зубы Грейнджер сейчас действительно выглядели намного лучше, чем несколько лет назад.

– Ч-ч-что? – выдавил из себя Рон.

– Я прошу тебя стать моей второй половиной. Я обнаружил, что... – Драко замолчал и нахмурился. – О, прекрати скулить, Поттер, я тут пытаюсь кое-что обсудить с Уизелом.

– Уизелом! – взорвался Рон. – Если ты заинтересован во мне таким... таким образом, то, может, стоило бы, по крайней мере, обращаться со мной повежливее?

– Мне? С тобой? Повежливее? – Драко усмехнулся. – Когда рак на горе свистнет.

– Если ты надеешься, что я хотя бы даже на мгновенье всерьез подумаю о женитьбе на таком агрессивном...

– Рон, – перебила его Гермиона.

– Антисоциальном...

– Рон, – снова попыталась вклиниться Гермиона.

– Анемичном...

– Рон! – в этот раз она схватила Уизли за руку и потащила его прочь по коридору, Поттер последовал за ней.

– Я даже с оскорблениями на букву «А» еще не закончил! – протестовал Рон.

Драко сделал вид, что рассматривает свои ногти, в то время как на самом деле пытался подслушать разговор этих троих. Однако ему мало что удалось расслышать. Один раз Уизли громко воскликнул: «Да ни за что на свете!». Но Гермиона продолжала убеждать его в чем-то, а Поттер согласно кивал, глядя на Уизли с таким видом, словно вернулся из голодного края, а Рон был последним оставшимся в целом мире пирожным.

Драко подумалось, что, возможно... возможно, это было подходящим моментом, чтобы поразить Уизли магией вейл.

Он оглядел погрузившееся в темноту подземелье, но кроме Грега и Винса никого другого поблизости не было. Издав довольный вздох оттого, что он не окажется сейчас в центре кучи очарованных им первогодок, он слегка ослабил контроль над своими чарами.

К его досаде, крыса, до этого вынюхивавшая что-то у противоположной стены, с лету врезалась в его ногу. Это была даже не нормальная крыса, а какая-то мерзкая уродливая тварь с серебряной лапой.

Он пнул ее так, что она отлетела обратно к стене. Какое-то время зверюга там и валялась, потом, еле передвигая конечности, поползла восвояси.

Драко уже подумывал о том, чтобы увеличить дозу своей магии, но тут к нему приблизились Гермиона и Гарри, волочившие за собой упирающегося Рона.

– Ну же? – спросил Драко. – Ты согласен стать моим избранником и сделать меня самой несчастной вейлой на свете?

– Я-я-я... – Рон умоляюще посмотрел на Гермиону, потом с трудом сглотнул. – Я разрешаю тебе ухаживать за мной.

Драко просиял:

– Правда?

– С одним условием, – добавил Рон. – Раз уж ты слизеринец и не имеешь абсолютно никакого понятия, как обращаться с гриффиндорцами, то прежде чем испытывать свои методы ухаживания на мне, тебе придется сначала опробовать их на Гарри.

– Что! Ты ждешь, что я буду обсуждать свои методы ухаживания с Поттером?

– Нет, не просто обсуждать. Когда я говорю, что тебе придется опробовать свои методы на Гарри, это значит, что тебе придется опробовать свои методы на Гарри. В особенности такие вещи, как поцелуи, ласки и прочее.

– И почему я должен этим заниматься!? – закричал Драко.

– Потому что... потому что... – этот вопрос, похоже, поставил Рона в тупик, и он посмотрел на Гермиону, ища у нее подсказки.

– Потому что Гарри знает, как именно Рон любит это делать, – объявила Гермиона. Она отбросила волосы с лица. – Все гриффиндорцы знают такие вещи друг о друге. А ты думал, на что мы тратим все те ночи, которые слизеринцы проводят, строя свои коварные планы? На учебу? На игры в подрывного дурака? Ха!

Как громом пораженный, Драко уставился на Гермиону:

– Я думал, только в Хаффлпаффе устраивают групповые оргии.

– Как жаль, что я учусь не в Гриффиндоре, – пробормотал Грег.

Гермиона подтолкнула Гарри вперед.

– Иди с Драко, – сказала она ему подбадривающе, – убедись, чтобы он как следует во всем разобрался. И я имею в виду ВО ВСЕМ.

Поттер ослепительно улыбнулся Драко.

– Пожалуй, нам стоит приступить к этому как можно скорее, согласен?

Драко вдруг подумалось, что, может статься, Дамблдор таки был не самым плохим вариантом.

* * *

– Нет, ты ошибаешься, – заявил Винс. – Я ясно помню тот день, когда в «Сладком Королевстве» начали продавать покрытое шоколадом сахарное печенье с желе. Я съел две дюжины таких печенюшек, и у меня потом ужасно болел живот. А когда Снейп дал мне выпить то обезболивающее зелье, меня стошнило прямо на него.

– Нет, тебя стошнило прямо на Снейпа в тот день, когда ты поспорил с Теодором, что сможешь съесть сотню шоколадных лягушек за раз, – напомнил ему Грег.

– Значит, меня стошнило прямо на Снейпа дважды, – гнул свою линию Винс.

Гарри шел чуть впереди.

– Потрясающие темы для разговоров у твоих друзей, – заметил он Драко, свернув в коридор, ведущий к входу в слизеринскую гостиную.

Вместо ответа Драко взглянул на него с подозрением:

– Как ты догадался, что вход в нашу гостиную именно здесь?

– Я уже давно знал, – объяснил Гарри. – Во втором классе мы с Роном использовали Оборотное Зелье, чтобы превратиться в твоих телохранителей, и ты сам привел нас прямиком в гостиную Слизерина.

Драко пристально взглянул на Винса с Грегом:

– Вы об этом знали?

Те только покачали головами.

– Это было на Рождество, – подсказал им Гарри. Когда они продолжали непонимающе смотреть на него, он добавил: – Вы еще должны были тогда очнуться вдвоем голые в чулане для метел.

Винс пожал плечами.

– О, как будто это нам должно о чем-то говорить. Можно подумать, такое не случалось с нами десятки раз.

Гарри уставился на него, потом перевел взгляд на Гойла. Наконец он взглянул на Драко с немым вопросом в глазах.

– Нет, Поттер. Со мной такого никогда не случалось. Я ни разу не просыпался с кем-то голым в чулане для метел.

Грег откашлялся.

– А как же тот раз, когда…

– Мы договорились никогда не вспоминать об этом, – решительно перебил его Драко.

– По-моему, это просто одна из тех загадочных штук, что происходят в Хогвартсе, – вставил Винс. – Ну, как движущиеся лестницы. – Он произнес пароль и проследовал в слизеринскую гостиную.

Гарри собирался было пойти за ним, но Грег придержал его за руку.

– Я многим обязан вам с Уизли за то, что подкинули мне эту идею, – подмигнул он ему и шагнул в дверной проем.

– Знаешь, – медленно проговорил Гарри. – Эти двое раньше наводили на меня столько страху – они оба такие громадные – но теперь, когда я с ними пообщался...

– Они пугают тебя еще больше, – подсказал Драко.

Гарри кивнул.

Драко расцвел. Ему доставляло удовольствие, что его телохранители наводят ужас на весь Хогвартс.



Глава шестая

– Прежде всего нужно составить список тем, на которые вы с Роном сможете поговорить.

Драко не мог поверить, что действительно позволил Поттеру войти в свою комнату. Он уже начал подозревать, что у этого придурка блохи или тяжелая форма чесотки. Каждый раз, когда взгляд Поттера падал на Драко, развалившегося на кровати, его аж передергивало.

– Ты всерьез думаешь, что я захочу разговаривать с Уизли? Боже сохрани. Меня не интересует ничего из того, что этот идиот мог бы мне поведать.

– Тогда, может, стоит подумать о вещах, которыми вы могли бы заниматься вместе.

– О таких, к примеру, как ходить и сыпать проклятьями в ничего не подозревающих людей? Или намеренно причинять ущерб им и их собственности? Или, может быть, постоянно тыкать их носом в то, что им никогда не стать такими богатыми или красивыми, как я?

– Я как-то все больше думал о квиддиче, – пробормотал Гарри.

Драко изумленно уставился на него.

– Ты что забыл, что последний матч Слизерина с Гриффиндором окончился всеобщей свалкой? Если память мне не изменяет, тебе пришлось буквально соскабливать с меня Уизли, – Драко на миг нахмурился, припомнив кое-что еще. – После чего ты сам на меня набросился.

Гарри покраснел.

– А. Ну да.

– Это и в самом деле было очень неспортивно с твоей стороны, Поттер. Я лежал там, на земле, совершенно беззащитный, а ты прыгнул прямо на меня.

Гарри уже сидел красный, как вареный рак.

– Хотя меня немного удивило, что вместо того, чтобы меня ударить, ты словно пытался своим собственным телом вбить меня в землю.

– Может, сменим тему? – пискнул Гарри.

– И вообще, не стоит тебе засовывать палочку в карман брюк во время матча.

– Поцелуи! – крикнул Гарри.

Драко моргнул.

– В каком смысле?

– Ты и Рон. Вам придется целоваться. Даже если ты не собираешься заниматься этим часто, все равно на свадебной церемонии тебе придется его поцеловать.

– Пожалуй, ты прав. – Драко встал с кровати и вплотную подошел к Поттеру. – Как Уизли предпочитает это делать?

Поттер, похоже, испытывал серьезные трудности с дыханием.

– Мм... чтобы не слишком много слюней. Но с языком.

– Это я умею, – Драко потянулся к Гарри, и тот быстро снял очки и спрятал их в карман.

Положив руки на плечи Поттеру, Драко притянул его к себе. Когда их губы встретились, Гарри тихонько застонал от желания. Широкие ладони сомкнулись у Драко на талии.

Как выяснилось, Поттер неплохо умел целоваться. Его язык не вламывался в рот назойливо, а соблазняюще скользил, заставляя желать большего. Драко наклонил голову, его руки постепенно опустились с плеч Гарри на его грудь.

Мальчики отпрянули на мгновение, чтобы отдышаться, и тут же снова приникли друг к дружке с утроенной страстью. Ладони Поттера соскользнули с талии Драко вниз, и вот уже они сжимали его ягодицы.

Драко отстранился.

– Я тут подумал... – его слова едва не превратились в один сплошной стон.

– Ммм? – промурлыкал Гарри, опуская голову, чтобы прильнуть губами к шее Драко.

– Я тут подумал, что будет достаточно, если я просто завалю его подарками, – ответил Драко и отошел еще на шаг, высвобождаясь из объятий Поттера.

Тот непонимающе взглянул на него.

– Что?

– Уизли не привык к роскоши. Вместо того чтобы разговаривать с ним или заниматься чем-нибудь вместе, или целоваться, я просто воспользуюсь своими деньгами, чтобы заслужить его привязанность.

– Это не... – Гарри умолк и спрятал лицо в ладонях. – Да, скорее всего, это сработает.

– А ты еще говорил, что мои методы ухаживания нуждаются в совершенствовании. Да я на этом деле собаку съел, мне давно полагается ученая степень.

– Ага, Доктор Зло, – поддакнул Гарри.

– Ну, – произнес Драко, замешкавшись на минутку от столь странного замечания, – с этим не поспоришь.

* * *

– Вау. – Рон не сводил глаз с лежащих вокруг него коробок со сладостями. – Вау, – повторил он.

– Я заказал все это в одной маленькой кондитерской в Швейцарии специально для тебя.

Уизли взял одну из шоколадок и, разорвав обертку, откусил кусочек.

– Фкушнятина! – промычал он с набитым ртом.

– Поскольку тебе суждено стать моей второй половиной, я должен быть уверен, что у тебя есть все самое лучшее. – Драко придвинулся ближе. – Лучший шоколад... – он провел ладонью по рукаву старой вылинявшей мантии Рона. – Лучшая одежда.

Гарри заскрипел зубами, но ни Рон, ни Драко не обратили на него никакого внимания.

– Ты серьезно? – спросил Рон с улыбкой от уха до уха.

– Абсолютно, – пообещал Драко. – Кстати, я тут подумал, а не прогуляться ли нам вдвоем на Диагон Аллею? Там мы могли бы вместе выбрать для тебя свадебный подарок. – Он наклонился к самому лицу Рона: – Что бы ты сказал насчет метлы самой последней модели?

– Клево!

– Рон! – одернула его Гермиона.

– Рон! – глаза Гарри метали молнии.

Рон посмотрел на друзей, и на мгновение его улыбка растаяла, но потом он снова просиял.

– Слушай, может, ты купишь мне метлу в качестве подарка к помолвке, а? – спросил он Драко, прежде чем снова повернуться к Гермионе: – Ведь необязательно возвращать подарки от расторгнутых помолвок, да?

Пока Гермиона объясняла разочарованному Рону, что в случае расторжения помолвки просто необходимо будет вернуть все подарки, Драко взглянул на Поттера. Тот почему-то смотрел на него так, словно не мог решить, убить его или поцеловать. Драко понадеялся, что решение будет не в пользу убийства. В конце концов, ему же еще предстояла подготовка к свадьбе.

* * *

– Думаю, пора кончать с этим раз и навсегда, – прорычал Гарри, толкнув Драко с такой силой, что тот упал на стоявшую за спиной кровать.

Драко предпочел бы, чтобы тот просто сказал ему, наконец, что такого он натворил. Весь обед Поттер дергался и бесился каждый раз, когда Драко наклонялся ближе к Уизли. А когда он предложил Уизли слизнуть пятнышко шоколада у него со щеки, Поттер вообще молча схватил его за воротник и уволок прочь из Большого Зала. Определенно, это было уже слишком.

И сейчас Драко наблюдал за тем, как Поттер избавляется от своих ботинок и носков.

– В каком смысле – кончать? – встревоженно спросил он.

Поттер сдернул с себя мантию и подошел ближе:

– Пора поработать над первой брачной ночью.

Драко сглотнул и попытался отползти подальше.

– Пожалуй, будет лучше, если ты просто расскажешь мне, что ему нравится.

В мгновение ока Гарри протянул руку и схватил Драко за запястье.

– Думаю, я сделаю и то, и другое. Слышал когда-нибудь о занятиях по маггловской методике «покажи и расскажи»? – поинтересовался он хриплым голосом.

Драко отрицательно покачал головой.

Гарри ухмыльнулся в ответ.

– Тогда позволь мне продемонстрировать.

Взгляд Гарри метнулся по комнате и остановился на стоявшем в углу высоком овальном зеркале. Он потянул Драко к нему и сам пристроился за спиной.

– Пожалуй, Рон не захочет видеть тебя полностью одетым. Одежда создает слишком много преград. – Гарри начал расстегивать мантию Драко, руками невесомо касаясь его груди. Когда почти все пуговицы были расстегнуты, Гарри отпустил мантию, и та упала к ногам Драко.

Гарри поднял руки, его пальцы приблизились к воротнику рубашки.

– На тебе слизеринский галстук, – прошептал он, наклонившись к уху Драко, и тот поежился. – Рон не любит Слизерин и все, что с ним связано, так что это тоже придется снять. – Мгновение спустя галстук уже лежал на полу вместе с мантией.

Гарри прижался к спине Драко. Тот попробовал отклониться вперед, но сильные руки обвились вокруг талии и притянули его обратно. Когда Гарри заговорил, Драко почувствовал движение его губ возле своей шеи.

– У тебя по-прежнему слишком официальный вид. Рон предпочитает повседневный стиль. Думаю, нужно расстегнуть пару пуговиц.

Драко ожидал, что Поттер расстегнет верхние пуговицы у воротника, и судорожно вздохнул, когда тот занялся нижними. Словно зачарованный он наблюдал за тем, как напротив в зеркале руки Гарри проскользнули ему под рубашку и принялись ласкать его живот.

Он встретился взглядом с отражением Поттера в зеркале. Тот смотрел на него голодными глазами. Поттер придвинулся еще ближе, и Драко кожей почувствовал его влажное дыхание. Он смотрел в зеркало, в котором Поттер смотрел на него, и когда тот обвел языком контур его уха, Драко охватила дрожь.

К его ягодицам прижалось что-то твердое, и ему захотелось потереться о Поттера. Усилить это восхитительное ощущение, продлить его как можно дольше.

Этого не могло быть. Вызывать такие чувства должен был не Поттер, а... Драко сосредоточился на том, чтобы вспомнить имя своего предполагаемого избранника. Ну как же его звали, того рыжего, который еще вечно в поношенных робах – ах да, Уизли.

– Я буду тебя трогать, – прошептал Поттер. – И каждое местечко, которого коснусь руками, потом оближу языком.

Драко закрыл глаза и постарался представить, что сзади стоит Уизли. Его тело не обращало ровным счетом никакого внимания на эти усилия, продолжая тереться об Поттера. Он тихонько застонал.

– Не бойся, – пробормотал Гарри у самого его уха. – Больно не будет.

И, конечно же, соврал, потому что тут же укусил Драко за мочку, отчего глаза у того снова широко распахнулись.

Он никогда не думал, что Поттер может заставить его почувствовать такое. Но ведь Поттер не был его женихом. Он просто делал это по просьбе лучшего друга, чтобы показать Драко, какие вещи тому нравятся.

Глаза Драко не отрываясь следили в зеркале за рукой Гарри, которая опускалась все ниже и ниже. На поясе его брюк она замерла, играя с молнией, потом двинулась дальше. Когда она накрыла бугорок, скрытый тканью брюк, Драко издал нечленораздельный стон.

Гарри усыпал быстрыми поцелуями его подбородок.

– Тебе понравится. Тебе тааааак понравится…

В этом-то и заключалась главная проблема. Ему это и без того уже нравилось слишком сильно. На месте Поттера должен был быть другой. Совсем другой. И если Поттер заподозрит, что все мысли Драко сейчас о нем, а не о Уизли, он может сделать что-нибудь ужасное. Например, остановиться.

С отчаянной решимостью Драко приоткрыл рот и прошипел:

– Уииииизел...

Гарри отпрянул от него, широко распахнув глаза.

– Ч-что?

Драко никогда раньше не думал, что отсутствие чего-то, в данном случае – отсутствие тела Поттера рядом с ним, могло вызывать такую боль. Нужно было любой ценой вернуть те восхитительные ощущения.

– Ты же это делаешь, чтобы показать мне, что нравится этому идиоту, да? Так вернись и показывай дальше.

Лицо Гарри покраснело от гнева, и он отошел, чтобы снова надеть свои носки и ботинки.

– Это было ошибкой, – резко ответил он. – Большой ошибкой. – Потом поднял с пола свою мантию. – Надеюсь, вы с Роном будете счастливы вместе.

Поттер собрался уходить? Он же не мог этого сделать, правда?

Но Гарри направился к двери, доказывая обратное. Он действительно уходил.

Нужно было как-то его остановить. Драко собрал всю магию вейл, которой обладал, и направил ее на Гарри.

Бум! Кто-то врезался в дверь с противоположной стороны. За этим ударом последовал еще. И еще. Дверное полотно дрожало, угрожая сорваться с петель, ручка ходила ходуном. Послышался пронзительный скрип, словно кто-то скреб дверь ногтями, отчаянно пытаясь попасть внутрь.

Гарри медленно обернулся к Драко:

– Ты что, пытаешься использовать на мне свою вейловскую магию?

– Да, – ответил Драко разочарованно. – Почему она не действует?

– Я тебе скажу, почему она не действует, если ты мне скажешь, почему ты хочешь, чтобы я остался.

Драко обиженно выпятил нижнюю губу и изучающе посмотрел на Поттера, прежде чем сделать глубокий вдох и шагнуть вперед.

– Скажи, – настойчиво повторил Поттер.

– Мне нравилось то, что ты делал. Я не хотел, чтобы ты останавливался.

– Но ты попросил Рона быть твоим спутником жизни, – сказал Гарри, сокращая расстояние между ними.

– Я передумал. Я хочу тебя. – Драко неодобрительно взглянул на Гарри. – Теперь скажи, почему мои магнетические силы на тебя не действуют.

– Ну, это легко, – улыбнулся Гарри. – Потому что и без них меня тянет к тебе как магнитом. Ты уже давно мне нравишься.

– О... – Драко поразмыслил об этом минутку. – А что ты думаешь про Винса Крэбба?

– А причем тут он?

Драко только расплылся в улыбке.

* * *

Некоторое время спустя, когда они лежали в постели, обмениваясь поцелуями, Драко посетила гениальная мысль.

– Тебе необычайно повезло, что ты меня встретил, – сообщил он Гарри. – Я хотел сказать, тебе повезло не только потому, что я – это я, но еще и потому, что если бы я не проявил инициативу, мы никогда бы не были вместе.

Драко всегда мечтал обладать умением заставлять людей кричать в постели. Хотя в его мечтах это происходило при немного других обстоятельствах.

* * *

Винсу и Грегу потребовалось немало времени, чтобы разгрести кучу-малу слизеринцев с первого, второго и третьего курсов, образовавшуюся у двери Драко. Над той, что возникла у входа в гостиную Слизерина, работали Панси и Блейз.

Теперь Винс и Грег приникли к этой самой двери, пытаясь расслышать, что происходит по ту сторону.

– Ну как, они решили все свои проблемы? – спросил Винс. У Грега гораздо лучше получалось слышать сквозь стены, еще на третьем курсе он в совершенстве овладел этим умением.

И тут они услышали, как Драко закричал:

– Что бы ты ни сказал, я не буду заниматься этими извращениями с Фоуксом, даже не уговаривай.

Грег повернулся к Винсу:

– Похоже, у них еще есть над чем поработать.



Эпилог

Грег и Винс сидели на лавочке во дворе, пытаясь решить, чем себя занять – теперь, когда Драко нашел своего избранника и больше в них не нуждается. Они уже почти решились посвятить себя рабскому служению профессору Снейпу, как вдруг воздух прорезал отчаянный крик.

Почти сразу же вслед за этим из замка вылетел Драко, полы мантии развевались у него за спиной, пока он в панике мчался прочь.

Спустя несколько секунд мимо них в том же направлении стрелой пронеслась Миссис Норрис. За ней по пятам следовал Филч.

Последним из дверей замка показался Гарри.

– Как проходит тренинг вейловских способностей Драко? – спросил у него Грег.

– Не так хорошо, как хотелось бы, – ответил Гарри, пробегая мимо.

Винс и Грег сочувственными взглядами проводили Поттера, спешившего на помощь Драко, дабы спасти от изъявлений любви Миссис Норрис и Филча.

– Ну, мне пора идти, – сказал Грег, вставая и отряхиваясь.

Винс озадаченно взглянул на него:

– Пора? Куда? Зачем?

Грег улыбнулся:

– Где-то в Хогвартсе сейчас находится могущественный волшебник с бородой, который носит очки и когда-то учился в Гриффиндоре. Недавно суженый оставил его ради другого. Думаю, он не откажется, если в качестве утешения предложить ему секс.

И Грег ушел, а Винс задумался над тем, догадывается ли Дамблдор, какая судьба ему уготована.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni