Confidentia

АВТОР: Nyctalus

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Альбус, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Дамблдор много раз повторял, что доверяет Северусу Снейпу.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: смерть персонажа.

ПРИМЕЧАНИЕ: Confidentia — доверие(лат.)


ОТКАЗ: права — правообладателям!




— Как твои первые уроки? — Альбус мягко гладит Северуса по руке.

— Я хотел этого пятнадцать лет, — просто отвечает тот, и Альбус знает, как много в этих словах.

На душе тревожно, память о проклятии не дает покоя.

— Я боюсь за тебя, Северус, — тихо шепчет он. — Я берег тебя пятнадцать лет. Прости.

— Я знаю, — Северус берет его руку и подносит к губам. Чуть влажное прикосновение — и, когда оно заканчивается, воздух холодит кожу.

Чай нетронутым стоит на столе, но Альбус уже не помнит о нем. Он проводит по скуле Северуса, и чуть пробивающаяся к вечеру щетина покалывает ладонь.

— Останешься со мной?

— Да.

Альбус медленно гладит Северуса: лицо, шею, руки… Наверное, слишком долго, Северус молод, и такие темпы — не для него. Альбус вспоминает себя в тридцать семь — да, ему бы уже давно хотелось большего.

Но Северус молчит, закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла. Слизеринцы холоднее? Или просто любит и не хочет торопить?

Альбус не возится с одеждой, просто скидывает ее заклинанием. С Северуса. Пожалуй, Альбус слишком стар, чтобы часто показывать любимому свое тело: морщины и дряблые мышцы не красят.

У Северуса жирная на ощупь кожа, он немного вспотел, и это как-то непристойно. Так что хочется сжать его крепче и… Альбус тихо усмехается: «и» уже не бывает так часто. Он поднимает Северуса заклинанием, обнимает в воздухе и идет в спальню.

Доверчиво и без стеснения раскинутые ноги, расслабленное лицо, неровное дыхание… Альбус устраивается рядом и кладет голову на бедро Северуса. Гладит его вдоль паховых складок, тихо перебирает волосы на лобке. Потом неловко закидывает за спину мешающую бороду и склоняется над членом. Не вбирая его в себя — лишь поглаживая языком и мягко целуя. Наверное, это должно немного раздражать — он все делает слишком неторопливо. Но Северус простит эту старческую медлительность, эти попытки подольше задержать так быстро мелькающие в молодости мгновения.

А потом, обхватив член губами, он кладет руку Северуса себе на плечо. И наслаждается ощущением от сжимающих его пальцев — нетерпеливых, сильных, порывистых.

— А ты? — спрашивает Северус, успокоившись после оргазма.

— Не сегодня, — смущенно улыбается Альбус. — Я просто полежу с тобой, хорошо?

Тяжелая мантия мешает почувствовать тело Северуса, и Альбус снимает ее, оставаясь в тонкой сорочке. Прижавшись к Северусу и обняв его, Альбус слышит стук сердца: учащенный — любимого, немного сбивчивый — свой.

Из кабинета доносится позвякивание фарфора — эльфы убирают так и не выпитый чай. За окном ухают вылетевшие на ночную охоту совы.

А утром, когда он просыпается, Северус уже застегивает последние пуговицы, накидывает мантию и наклоняется, чуть слышно целуя Альбуса в висок — еще сонного, невнятно бормочущего: «Доброе утро, Северус». Альбус открывает глаза и спохватывается, пряча в складках простыни больную руку. Обычно Северус говорит, что ему это неважно, но Альбусу все равно кажется, что Северусу должно быть неприятно смотреть на его уродство.

— До встречи в школе, — говорит Северус, немного церемонно склоняя голову.

— До встречи, — отвечает Альбус, взмахивая здоровой рукой.

Ему нравится эта церемонность. Северус ведет себя так специально, чтобы напомнить о манерах тех времен, когда Альбусу самому было тридцать семь.



— Я просто должен поставить тебя в известность, — ровно говорит Северус, но в его голосе слышно напряжение.

— Спасибо. Драко Малфой? Не думал, он ведь совсем ребенок…

— Он старше Поттера, — напоминает Северус.

— Ах да, — усмехается Альбус, — на целых… сколько там недель?

— Не смешно, — хмурится Северус. — Впрочем, все, что хотел, я тебе сказал.

— Да, хорошо, спасибо.

Альбус смотрит на любимого и думает не об обнаружившейся опасности, а о том, что уже не чувствует полной откровенности, как было раньше. Что-то случилось? Или просто Северус повзрослел? Нельзя до старости ходить с душой нараспашку. Альбус ощущает привкус вины: он сам никогда не был до конца откровенен с Северусом. Чего же он ждал в ответ?

— Ты придешь вечером? — улыбается и меняет тему разговора Альбус.

Северус качает головой.

— Тогда я буду ждать тебя завтра, — он похлопывает Северуса по руке и на мгновение грудь пронизывает щемящим ощущением счастья. Совершенно необоснованного и даже противоестественного, если вспомнить новости за последний месяц.

— Если только ты не назначишь встречу еще и Поттеру, — хмуро бросает Северус, и Альбусу весело слышать ревнивые интонации. — Или он не нарвется на взыскание у меня, — сердито добавляет Северус.

Северус как хочет, а уж Альбус оставит завтрашний вечер свободным. Дела подождут.



Ему страшно. Гарри озирается по сторонам и выглядит испуганным, но Альбус, столь спокойный на вид, боится гораздо больше, потому что больше знает.

— Пообещай, что будешь слушаться меня беспрекословно, — говорит он, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно.

Ему очень хочется, чтобы что-то сорвалось, что-то пошло не так, Гарри не поверил ему или не стал выполнять указаний.

— Хорошо, профессор, — соглашается Гарри, и у Альбуса от нехорошего предчувствия обрывается сердце.

Он старается удержать перед глазами такую далекую картинку: Северус, склонившийся над его рукой, прикасающийся к ней губами, а потом вновь поднимающий глаза… Зелье обжигает его, тело взрывается изнутри, с каждым новым кубком приходит волна боли и ужаса:

— Нет… не надо… только не это!..

— Пожалуйста, профессор, пейте, — где-то за волнами слышен голос Гарри.

И Альбус представляет, что это голос Северуса и его рука. Он снова касается кубка губами.

— Пить… воды… пожалуйста, — просит Альбус, но Гарри никак не может справиться с заклинанием.

Альбус закрывает глаза, и ему слышится звон фарфора за неплотно прикрытой дверью, когда эльфы уносят остывший чай.

— Не волнуйтесь! — говорит Гарри.

— Я не волнуюсь, я с тобой, — уверенно отвечает Альбус, вовремя спохватившись и лишь мысленно добавив: «Северус».

— Позови ко мне Северуса, хорошо? — говорит он, когда пещера остается позади. — Не надо никого, только Северуса, — Альбус старается успокоиться.

Ему страшно, что-то происходит с его телом, с его разумом. Что-то, чего он сейчас не в состоянии понять. Но если придет Северус — он почувствует, он все сделает правильно, и все будет хорошо.

— Разбуди Северуса и приведи его, — повторяет Альбус уже в Хогвартсе.

Ему хочется спрятать лицо в холодных влажных ладонях любимого. Хочется почувствовать себя слабым и беспомощным — таким, каким он давно не позволяет себе быть.

Он машинально что-то говорит Драко Малфою, в чем-то убеждает, чему-то учит. На самом деле — просто ждет.

И когда черной тенью мелькает знакомая фигура, Альбус еле заметно улыбается: больше никого не нужно звать, больше ему никто не нужен…



Упивающиеся окружают их, палочка потеряна, но Альбус смотрит так, словно больше никого нет рядом.

— Северус… — он и сам не знает, о чем просит. Но Северус поймет, он всегда понимает несказанное.

Северус направляет палочку, и Альбус чувствует касание заклинания.

«Умница, — думает он, — конечно, мы же можем использовать легалименцию».

Он бросает Северусу картинку из пещеры, жалуясь на боль, на неизвестность, на страх. У Северуса суровое лицо, перекошенное… чем? Почти все в разуме любимого скрыто.

— Северус… пожалуйста… — просит он, и понимает, что произнес эти слова вслух.

«Северус, пожалуйста…» — повторяет он мысленно.

Ответом лишь молчание, и Альбус начинает волноваться. Северус должен помочь ему, почему же он ничего не говорит?

Миг — и Альбус все же улавливает обрывок мысли любимого. Нет, не может быть: он собирает силы для проклятия…

«Северус…» — мысленно шепчет Альбус, но глаза напротив пусты и холодны.

«Северус, мой мальчик… ты же любишь меня?» — спрашивает Альбус, уже не веря, что это имеет смысл.

«Да», — отвечает Северус, и Альбуса накрывает волна тепла. Майское солнце и прикосновение рук — как когда он первый раз решился коснуться хмурого и нелюдимого молодого коллеги.

«Верю, — Альбус надеется, что Северус видит то же самое. — Я всегда тебе верил».

Он закрывает глаза, зная, что ничего плохого теперь с ним не случится. Майская листва смыкается ярко-зеленым пологом, сгущаясь, уходя в темноту.

И зеленые отсветы пляшут на спокойном, расслабленном, словно у спящего, лице.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni