Боггарт Невилла Лонгботтома
(Neville's Boggart)


АВТОР: firebolt03
ПЕРЕВОДЧИК: Данита
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Невилл, Ремус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: просто разговор Люпина с Невиллом на следующий день после первого памятного урока Люпина по защите от Тёмных Искусств.



ОТКАЗ: не выгоды ради, а токмо удовольствия для.



Невилла разбудил звонок будильника. Половина восьмого, а кажется, что только-только успел глаза закрыть.

Собственно, так оно и было. Всю ночь Невилл то и дело просыпался, подолгу ворочался с боку на бок и снова забывался коротким беспокойным сном. По-настоящему он заснул, лишь когда было уже почти семь. А всё из-за того, что накануне профессор Люпин велел ему зайти сегодня перед уроком защиты к нему в кабинет.

То есть не то, чтобы велел. Во всяком случае, совсем не так, как сделал бы, например, профессор Снейп. Люпин просто пригласил Невилла на чашечку чая. Но всё же на душе у Невилла было тяжело.

Снейп. Именно из-за него Невиллу предстоял сегодня разговор с Люпином. Вчера у них был первый в этом году урок по защите от Тёмных Искусств. И хотя Невилл сразу же решил, что Люпин очень хороший учитель и добрый человек, он отнюдь не был уверен, что готов разговаривать с ним по душам. Во всяком случае, говорить с Люпином о своём боггарте он точно не хотел.

При одном воспоминании о боггарте Невилла передёрнуло. Он знал, что и остальные, скорее всего, чувствуют то же самое. Оказаться лицом к лицу с тем, что для тебя страшнее всего на свете… пусть даже оно тут же сделается смешным… Тут хоть какой смельчак испугается.

Но дело было не только в страхе – Невилл стыдился своего боггарта. У других были нормальные боггарты – гигантские пауки или мумии, или ещё какие-нибудь действительно страшные существа. Но больше всего на свете бояться… учителя? Невилл почувствовал, что заливается краской. Вот ещё одно несчастье его жизни. Ну, почему он так легко краснеет? Спокойнее всего Невиллу было, когда его не замечали. Когда вообще забывали о его присутствии. А вчера ему пришлось встретиться с самым большим своим страхом на глазах у всех, да ещё первым. И теперь больше всего на свете он хотел забыть о вчерашнем, а не разговаривать об этом с тем самым учителем, который выставил его напоказ перед всем классом.

Твёрдо пообещав себе встать через десять минут, Невилл закрыл глаза и незаметно для себя задремал. Разбудил его удар чем-то мягким в затылок. Он сонно огляделся. Рядом валялась чья-то подушка – судя по всему, Симуса Финнигана.

- Давай, Лонгботтом, вставай, хватит дрыхнуть. А то пока ты дотащишься до Главного зала, Рон успеет слопать все оладьи, - бросил Симус уже от дверей.

- Иду, иду, - сонно пробормотал Невилл, садясь на постели. Чему быть, того не миновать; и если уж ему предстоит разговаривать с Люпином, то хотя бы не на голодный желудок.

Впрочем, защита была во второй половине дня. А с утра предстояло выдержать ещё и зелья.

В этот день на уроке зелий Невилл чувствовал себя даже ужаснее обычного. При одном взгляде Снейпа у него всё просто из рук валилось. Он попытался было опять представить Снейпа в платье своей бабушки, но это не помогло.

Ровно за полчаса до начала урока по защите Невилл уже стоял перед дверью в кабинет Люпина. Прежде чем постучать, он сделал три глубоких вдоха, стараясь унять дрожь.

- Войдите! – откликнулся голос в кабинете. Невилл собрался с духом и толкнул дверь.

Сидя в кресле, Люпин читал книгу. При входе Невилла он отложил её и обернулся.

- А, Невилл, здравствуй. Садись, располагайся. Я сейчас сделаю чай.

Невилл сел и осторожно огляделся. Кабинет профессора Люпина совсем не походил на кабинет профессора Снейпа. В кабинете Снейпа было холодно и жутко; здесь же было просторно, уютно, стояли удобные мягкие кресла. И светло: занавеска была отодвинута, и лучи полуденного солнца били в широкое окно. Повсюду лежали книги. На столе стояли две вазочки - с печеньем и с шоколадом - и, конечно же, чайный сервиз.

Люпин налил чай и пододвинул Невиллу чашку. Некоторое время оба молчали.

- Что ж, Невилл, - заговорил, наконец, Люпин. – Думаю, тебя удивляет, что я тебя пригласил. Я собираюсь со временем побеседовать с каждым из своих учеников, но прежде всего мне хотелось поговорить с тобой. Надеюсь, я тебя не напугал?

Неужели так заметно, что он напуган? Невилл мог лишь отрицательно покачать головой. Заговорить он пока не решался.

- Вот и отлично. Бояться тут совершенно нечего. Я только хотел сказать тебе, что ты отлично справился со своим боггартом. И поскольку ты сделал это первым из всех, я решил, что будет справедливо, если я поговорю с тобой раньше, чем с остальными.

- Но должен признать, что на уроке я вызвал тебя первым не случайно. Впрочем, думаю, ты уже и сам догадался.

Невилла действительно "удивило", что его вызвали первым; и он действительно догадывался, что это не случайно. Почему, он и представить себе не мог; но у него было такое чувство, что сейчас он это узнает.

- Да, я это понял, - заговорил он в первый раз с той минуты, как перешагнул порог кабинета. – Только не понимаю, почему.

Люпин взглянул на Невилла и кивнул, как будто именно это и ожидал от него услышать.

- Что ж, Невилл. Всё очень просто. Со слов профессора Снейпа у меня сложилось впечатление, что тебе нужно чуть больше уверенности в себе. К тому же – этого я не могу объяснить – мне показалось, что ты способен отлично справиться с боггартом. Поэтому я решил, что могу вызвать тебя первого.

- Но, профессор, - вырвалось у Невилла, - у меня не стало больше уверенности! То есть, с боггартом я справился, но только теперь…

- Только теперь все знают, что больше всего на свете ты боишься профессора Снейпа? – мягко спросил Люпин.

Невилл кивнул со вздохом. Неужели у него на лице всё так ясно написано?

- Думаю, нет ничего стыдного в том, чтобы бояться учителя, в особенности, если этот учитель – профессор Снейп. Я видел, как он к тебе относится. Я вот что хочу сказать: гигантские пауки, мумии – всё это, конечно, страшно; но как часто мы сталкиваемся с ними? А вот то, с чем приходится сталкиваться изо дня в день и каждый раз преодолевать заново… Пусть даже это всего лишь человек – люди бывают страшнее самых опасных чудовищ… - В голосе Люпина послышалась горечь. Он отвёл глаза и несколько секунд глядел в окно. Невилл молчал.

Люпин снова обратил взгляд к Невиллу, и мальчику бросилось в глаза, какое у профессора бледное, измождённое лицо. Неужели он выглядел таким с самого начала разговора? Вчера на уроке? Странно, ничего такого Невилл тогда не заметил.

- Профессор, но остальные же так не думают. Им смешно – они же знают, что я совсем не разбираюсь в зельях. Они уверены, что если бы я был внимательнее на уроках и больше занимался, мне нечего было бы бояться профессора Снейпа. Что тогда профессор Снейп относился бы ко мне по-другому.

Люпин поднёс к губам чашку и сделал глоток.

- Между нами говоря, Невилл, будь ты хоть лучшим студентом на курсе, профессор Снейп относился бы к тебе точно так же. Просто потому, что ты гриффиндорец. Никто не станет отрицать, что у него есть… определённые предубеждения. И я уверен, что твои товарищи это отлично знают.

- И, Невилл, запомни: храбрость вовсе не в том, чтобы не чувствовать страха, а в том, чтобы его преодолевать. Каждый раз, когда ты приходишь на урок зелий, как бы плохо у тебя ни получалось, ты борешься с самым большим своим страхом. Ты не бежишь от него и не прячешься. Именно потому я и подумал вчера, что ты больше всех подходишь для того, чтобы первым сразиться с боггартом: ты один из тех редких людей, у которых преодолевать свой страх вошло в привычку.

- Значит, вы сразу же поняли, что я боюсь профессора Снейпа?

Люпин задумчиво коснулся подбородка.

- Скажем так, у меня создалось такое впечатление. По его словам сразу было ясно, что на зельях он изводит тебя, как может. А когда я взглянул на тебя, то понял и остальное.

Невилл опять почувствовал, что краснеет. Мерлин, ну почему его лицо вечно выдаёт его?

- Но, кроме страха, я увидел в твоих глазах упорство и решимость. Ты можешь их даже не чувствовать – и всё же они у тебя есть. Твёрдая решимость. Не доказать, что другие не правы. Даже не доказать другим, что ты не хуже их. Доказать себе, что ты способен выдержать. Выстоять. И потом на уроке я убедился в этом.

- Можешь не отвечать мне, если не хочешь. Не говори даже, прав я, или нет; но либо я сильно ошибаюсь, либо ты в своей жизни уже преодолел какое-то тяжёлое испытание. А может, и не одно. Больше всего я уважаю не тех, кто во всём первый и лучший, а тех, кто умеет держаться. Кто в любых обстоятельства, что выпали на его долю, делает всё, что в его силах – и не сдаётся. Я учился этому всю жизнь и учусь до сих пор – даже у своих учеников. – Он снова отвёл взгляд к окну, и странное выражение появилось на его лице.

Невилл беспокойно заёрзал в кресле. Слова Люпина о тяжёлом испытании вызвали у него горькие воспоминания.

Люпин снова обернулся к Невиллу, и мальчик вдруг почувствовал, что они чем-то похожи. Невилл никогда не считал, что обладает интуицией, но теперь он почему-то был совершенно уверен, что профессор Люпин понял его так хорошо именно потому, что и сам носит в душе какие-то тяжёлые воспоминания. А может, это не просто воспоминания…

Люпин со стуком поставил на поднос чашку. Невилл едва не подскочил от неожиданности.

- Что ж, Невилл. Урок сейчас начнётся, опаздывать ни тебе, ни мне не следует, а мне нужно ещё собраться. Спасибо, что зашёл. Если захочешь ещё когда-нибудь зайти – я всегда рад тебя видеть.

- Я обязательно зайду, - пообещал Невилл и понял, что ему и в самом деле хочется ещё поговорить с Люпином. Он ведь никогда в жизни ни с кем не разговаривал вот так…

Мальчик пожал протянутую руку, поспешно подобрал свою сумку с учебниками и вышел из кабинета.

Поздно вечером, уже лёжа в постели, Невилл с облегчением подумал, что этой ночью будет спать спокойно. Некоторое время он лежал с открытыми глазами, перебирая в памяти события минувшего дня. Ему внезапно пришло в голову, что Люпин не сказал ни слова о том, что Снейпа вовсе не стоит бояться. Или что надо лучше учить зелья, и тогда бояться Снейпа будет нечего. В памяти его всплывали обрывки разговора. "Чуть больше уверенности в себе… Ты способен отлично справиться с боггартом… Люди бывают страшнее самых опасных чудовищ… Не в том, чтобы не чувствовать страха, а в том, чтобы его преодолевать… Один из тех редких людей, у которых преодолевать свой страх вошло в привычку…"

Боггарт… Вошло в привычку… Во что превратился боггарт, когда очередь дошла до Люпина? Невилл зевнул и повернулся на другой бок. Шторы были не задёрнуты, и в окно светила почти полная луна. Мысли путались, ускользали... Боггарт… вошло в привычку… луна… боггарт Люпина… разве это не…

Невилл спал.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni