Мisericorde
(Мisericorde)


АВТОР: Fabula Rasa
ПЕРЕВОДЧИК: lost girl
БЕТА: belalex, Elga
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Сириус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп дает Гарри частные уроки, но все осложняет любовь.

ПРИМЕЧАНИЕ: Сиквел к "Rêpechage", но был написан раньше и рекомендуется читать первым.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Изнасилование.

Спасибо бесподобной Мэвис Клер за понимание и вдохновение.

* Misericorde – фехтовальный термин, означающий удар милосердия или смертельный удар, так же, по определению, короткий клинок, для его нанесения.





Пролог.

- Мистер Поттер.

Гарри вздрогнул.

- Я готов смириться с вашей невнимательностью в классе, но не потерплю ее тут. Если вы предпочитаете находиться в другом месте – вставайте и выметайтесь.

Несмотря на обманчивое спокойствие, голос звучал угрожающе.

- М-м... я... нет, сэр, извините, я не хотел… то есть я был невнимателен, - Гарри закусил губу и выругался про себя. Сосредоточься, Поттер. Идиот.

Снейп скептически посмотрел на него.

- Что ж, давайте проверим, насколько вы были невнимательны, - по его губам скользнула неприятная улыбка. - Vertiginosa!

Из палочки Снейпа с шипением вырвалось заклинание и тут же столкнулось в молниеносным блокирующим щитом Гарри Однако защита юноши едва-едва сбила с курса заклятие Снейпа, и только благодаря рефлексам ловца Гарри не размазало по потолку.

- Слишком медленно, Поттер! – прорычал Снейп.

- Nubis pulverius! – закричал Гарри, и его противник исчез в облаке непроницаемого тумана.

- Lucidia! – кончик палочки Снейпа прорезал туман.

- Vincula saecula! – несмотря на то, что Гарри сумел увернуться, он не предусмотрел, что Снейп продолжит атаку, точно угадав, в какую сторону отпрыгнет его оппонент.

Веревки обвились вокруг его туловища, крепко связали руки и - хотя он и бился, как пойманная рыба - все больнее врезались ему в кожу. Теперь его палочка бесполезной деревяшкой валялась на полу, в нескольких метрах от него.

Снейп хмыкнул, не спеша подошел к задыхающемуся на полу Гарри и придавил его ногой, чтобы прекратить трепыхания.

- Итак. Думаю, вы были невнимательны.

- Это было несправедливо! – выдавил из себя Гарри.

Снейп изогнул бровь.

- Мистер Поттер. Когда мы начали заниматься, какое слово я попросил вас никогда не употреблять в моем присутствии?

Гарри что-то невнятно пробормотал.

- Что вы сказали, мистер Поттер? Я не расслышал, - ботинок больно надавил ему на грудь.

- Вы велели никогда не употреблять слово «справедливо».

- Верно. И что важнее, чем справедливость, мистер Поттер?

- Победа, - процедил он сквозь зубы.

- Именно. А сейчас выясним одну вещь... - Снейп наклонился вниз и встретился взглядом с Гарри. - Хотите ли вы, чтобы я научил вас побеждать?

Гарри не отвел взгляд.

- Да!

Снейп взглянул на валяющуюся на полу палочку.

- Тогда возьмите вашу палочку.

- Не могу!

Снейп выпрямился и отпихнул палочку ногой еще дальше.

- Возьмите вашу палочку, мистер Поттер!

- Проклятье, вы же знаете, что я не могу! Развяжите меня!

- Возьмите вашу палочку, мистер Поттер! – теперь Снейп кричал.

«Черт тебя побери», - подумал Гарри.

- Accio палочка! – Ничего.

- «Accio» вам не поможет, мистер Поттер. ВОЗЬМИТЕ ВАШУ ПАЛОЧКУ!

- Как? Покажите мне как, черт бы вас побрал!

- Нет! – Снейп подобрал его палочку и швырнул ее в другой конец комнаты. Она со стуком отскочила от стены.

- Покажите мне как!

- ВОЗЬМИТЕ ВАШУ ПАЛОЧКУ, МИСТЕР ПОТТЕР!! – Снейп больно ударил его ногой по ребрам.

- ЧЕРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ!

- ЧЕРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ! ВОЗЬМИ СВОЮ ГРЕБАНУЮ ПАЛОЧКУ, ИЗБАЛОВАННОЕ ГРИФФИНДОРСКОЕ ДЕРЬМО!

Волна слепого гнева поднялась в Гарри, и, забыв про веревки, он рванулся к своей палочке, которая тут же со свистом влетела в его руку.

- Vincula relicta! – И уже через секунду Гарри, тяжело дыша, возвышался над Снейпом - его палочка была нацелена на мучителя, ненависть переполняла все его существо.

- Ну-с? - прошипел Снейп.

Гарри медленно опустил руку. Он все еще ощущал клокочущую в его крови ненависть и что-то еще… Силу. Только что он воспользовался беспалочковой магией: веревки порвались еще до того, как палочка оказалась у него в руках. Его сердце по-прежнему истошно билось. Еще никогда он не испытывал такого страха перед магией, как в тот момент, когда смотрел на Снейпа сверху вниз и понимал, что никакие – никакие! – ощущения не могут сравниться с этими.

- Вы... вы заставили меня это сделать, - прошептал он.

Удовлетворенное выражение, мелькнувшее на лице Снейпа, тотчас улетучилось.

- Жалкий идиот. Вы сделали это. Не я. Как вы можете пытаться контролировать свои эмоции, если даже не способны признать их своими?

Гарри уставился в пол, молча соглашаясь со Снейпом.

- Это... это была темная магия.

- Наитемнейшая.

Гарри поднял глаза.

- Потому что я использовал ненависть и гнев для ее подпитки. А не просто из-за того, что для ее сотворения не нужна палочка. Значит, в этом и есть суть темной магии? - поинтересовался он.

- Сколько вам лет, мистер Поттер?

- Семнадцать, сэр.

- И только в семнадцать лет вы делаете сие элементарное открытие! Но мы не станем подвергать критике школьную программу, которой мудрый Совет Попечителей заставляет нас следовать, - повернувшись, он положил свою палочку на ближайший стол, а потом сел в кресло.

- Значит, так мы его победим? Играя по его правилам, используя его магию?

Снейп вздохнул.

- Мы продолжим эту дискуссию в другой раз, мистер Поттер. Сейчас у меня нет сил для обсуждения магической метафизики.

Но Гарри чувствовал себя так, словно в глубине сознания распахнулась некая дверь, и он мельком увидел знание и силу, о существовании которых даже не подозревал. И теперь горел желанием двигаться дальше. Это было сродни голоду.

- Все могут это сделать?

Снейп посмотрел на него так, будто это был не тот вопрос, который он ожидал услышать.

- Вам понравилось, верно?

- Вы же знаете, что да, сэр.

Губы Снейпа изогнулись в подобие усмешки.

- Тогда вам будет приятно узнать, что нет, не каждый мог бы это сделать. Я пошел на риск, провоцируя вас таким образом, потому что не знал, найдется ли у вас достаточно ярости.

- Ярость, - задумчиво повторил Гарри. – Я сильный?

- Пока нет. Но станете.

Взгляд Гарри был так же спокоен, как и его голос.

- Сильнее, чем вы?

- Возможно. Если выживете.

Гарри теребил палочку. Ему не хотелось заканчивать сегодняшний урок.

- Иди спать, Гарри.

«О, я должен запомнить этот день, - подумал Гарри. - Он впервые назвал меня по имени».

- Я бы хотел продолжить, сэр. Если вы не против.

- Да, я уверен, что вам бы этого хотелось, - Снейп окинул его оценивающим взглядом. – Лучше, чем секс, не так ли?

Гарри почувствовал, как холодный комок образовался внизу живота.

- Мне не с чем сравнивать, - ответил он прежде, чем смог себя остановить.

Снейп пожал плечами.

- В таком случае, вам следует это выяснить. Это также может быть источником силы, - он поднялся и взял с кресла мантию. – Спокойной ночи, мистер Поттер.

«Быстро же мы вернулись на исходные позиции – буквально минуту назад я был Гарри», - подумал юноша.

Снейп покинул дуэльный зал, не оглянувшись.

Когда он проходил через дверь за портретом и пробирался в свою спальню, в гриффиндорской башне уже все спали. Из соседних постелей доносился храп. Его тело все еще было наполнено магией, и, поизучав какое-то время потолок, он понял, что сегодня уже не уснет.

"Лучше, чем секс, не так ли?.. Идите спать, Гарри… В таком случае, вам следует это выяснить... Лучше, чем секс..."

Образы Снейпа, занимающегося сексом, заполнили его воображение. Гарри был так взбудоражен событиями минувшего вечера, что даже не удивился, почувствовав эрекцию, и позволил сначала картинкам, а затем голосам завладеть собой.

"Да, я уверен, что вам бы этого хотелось… …вам следует это выяснить".

Он засунул руку в пижамные штаны и медленно начал ласкать себя. Да!

"Вам понравилось, верно?"

Кончив, он вжался лицом в подушку, чтобы заглушить вырвавшийся вскрик.



Глава первая.

Его повседневная жизнь текла своим чередом: уроки, квиддич, трапезы в Большом зале, шахматы с Роном, засиживание над домашними заданиями с Гермионой. Но каждый вечер, как только все остальные собирались идти спать, он выскальзывал через портретный проем и направлялся в подземелья. Не то чтобы его занятия были тайной для остальных. Все знали, куда он уходит, и предполагали, что его заставляют это делать. Никто не мог предположить, что он по своей воле пошел к директору и умолял позволить ему учиться в надежде, что Дамблдор сам возьмется его учить. И если бы он мог отказаться, когда старый маг настоял, чтобы его учил Снейп, он бы это сделал. Он также подозревал, что его собственный шок не шел ни в какое сравнение с тем, что испытал Снейп, когда Дамблдор сообщил ему о своем решении.

Однако теперь он чувствовал: его настоящая жизнь начинается вечером в освещенном факелами дуэльном зале. Будто то, что происходило днем, не имело значения, было поверхностным и бессмысленным. Все сводилось к тому моменту, когда он поднимал палочку, встречался глазами с гипнотическим взглядом черных глаз и пытался контролировал переполнявшие его ярость, силу, гнев, заставляя их выплескиваться из кончика палочки и подчиняя своей воле.

И однажды наступил вечер, когда Снейп отобрал у него палочку и заставил блокировать заклятие за заклятием, используя только внутреннюю магию. А после того, как он, измученный и дрожащий, упал без сил, Снейп закутал его в одеяло и они сидели перед камином. Тем вечером Гарри впервые попробовал тридцатилетний Огден, чей огненный вкус обострял чувства и возбуждал, подобно пламени темной магии.

- Еще раз.

Гарри пытался (и в седьмой раз у него не получалось) увернуться от посланного Снейпом заклятия.

- Я не могу!

- Нет, можете. Еще раз!

- Было бы проще, если бы вы сняли с моих глаз эту гребаную повязку!

- Нет. Еще раз.

И снова Гарри попытался уклониться, и снова заклятие поразило его прямо в грудь.

В восьмой раз болезненный электрический разряд прошел по его телу.

- А! Черт подери! Пожалуйста, сэр, я не могу больше! Я ужасно устал и едва держусь на ногах, пожалуйста, сэр, дайте мне отдохнуть!

Снейп остановился. Гарри почувствовал, что с него снимают повязку.

- Почему вы так устали, что не способны сосредоточиться на уроке, мистер Поттер?

Вздохнув, Гарри опустился на пол, массируя руку.

- Квиддич, сэр. Скоро матч. Равенкло. И затем – Слизерин, как вам прекрасно известно.

- Тогда вы должны бросить квиддич.

Гарри рассмеялся.

- Бросить квиддич? Я - капитан команды, сэр, и, при всем уважении к Слизерину, кубок в этом году достанется нам. Я не готов пропустить этот момент, даже если мне посулят любые радости жизни.

- Как вам будет угодно. Тогда на вашей могиле будет написано «он был капитаном команды». Уверен, эта надпись восхитительно смотрится на могиле вашего папаши.

Гарри вскочил на ноги, о его взгляд можно было обжечься. Он открыл было рот, но остановился.

- Ладно, - медленно произнес он. – Я понял. Но у вас больше не получится поджигать меня, как бенгальский огонь.

- И почему же, мистер Поттер?

- Потому что не вы контролируете мою злость.

- А кто ее контролирует?

- Я сам.

Снейп позволил себе намек на улыбку. Он подошел к маленькому столику у камина и налил им обоим по стакану Огдена.

- Подойдите и выпейте, мистер Поттер.

Все еще потирая запястье, Гарри взял стакан с янтарной жидкостью и опрокинул в себя половину его содержимого зараз. Он уже привык к напитку, поскольку Снейп заканчивал каждое занятие, предлагая ему выпить. Однако вместо того, чтобы допить виски, он поставил стакан обратно.

- С ним что-то не так?

- Нет. С ним все в порядке, - пульсация крови отдавались у него в ушах. Именно об этом он мечтал неделями, лежа по ночам в своей постели. Черт, если бы только не эта сухость в горле.

- Мистер Поттер? С вами все в порядке?

- Нет, - он собрался с силами. - Не все, – и он потянулся к мужчине, прижимаясь губами к его рту, притягивая Снейпа ближе, вдыхая его запах и ощущая его всем телом, он уже чувствовал, что его член возбужден, и это было так прекрасно, так...

Не считая того, что рот Снейпа оставался закрытым и его тело в объятьях Гарри было напряжено.

- Поттер. Убери от меня свои гребаные руки, - голос хлестнул, как кнут, его руки упали вниз, как отрезанные, и грудь сжалась от ужаса.

- Профессор, я... – Гарри больше не смог издать ни звука. «Жаль, что я не могу сбежать», - подумал он, но ноги словно прекратили его слушаться.

Снейп вздохнул.

- О, бога ради. Присядьте, мистер Поттер.

Гарри подчинился, его глаза были широко распахнуты.

- Я... я… простите меня, сэр. Я не хотел...

- Не хотели чего? – весело переспросил Снейп. – Не хотели поцеловать меня?

«Он сказал, о боже, он сказал это. Я пытался его поцеловать». Гарри застонал и закрыл лицо руками.

- Вот, держите. Допейте виски.

Гарри залпом допил огневиски, не осмеливаясь встретиться взглядом со Снейпом.

- Теперь вы добьетесь моего исключения? – глухо спросил он.

Снейп фыркнул.

- Поцелуй был не так уж ужасен, Поттер. Да, не очень искусный, но у вас есть потенциал. Чего, однако, нельзя сказать о ваших магических способностях.

- Правда? - Гарри поднял голову.

- Да. А теперь я хочу вам сказать две вещи.

- Вы не гей, - тупо сказал Гарри.

- Я не кто???

- Гей. Это маггловский термин.

- О. Да, этот термин вряд ли мне подойдет.

Теперь была очередь Гарри фыркнуть.

- Да, не очень. Это означает, что вам нравятся мужчины.

- О, - Снейп нахмурился. – Существует ли такой же жуткий термин для тех, кому нравятся и мужчины, и женщины?

- Бисексуал.

- Цирцея защити нас и помилуй. Это звучит как название серьезного физического недостатка, - Снейп сел, налил себе еще один стакан Огдена и предложил наполнить стакан Гарри.

- Нет, спасибо. Я собираюсь покончить жизнь самоубийством, и мне нужно быть трезвым, когда я буду писать прощальную записку.

- Ну, тут самое главное хорошая грамматика и элегантный стиль. И смелость. Иначе будет нести фальшью. Ну же, Поттер, кончайте с вашей мелодраматической сентиментальностью. Я хочу объяснить вам две вещи.

- Ладно.

- Во-первых, несмотря на то, что вы относительно привлекательны и не безнадежно глупы...

Гарри шокированно уставился на него.

- Да-да, но не перевозбуждайтесь. Несмотря на все это, говорю я вам, меня не привлекают романтические отношения с партнерами, которые значительно моложе меня.

- Вы считаете меня мальчишкой.

- Вовсе нет, мистер Поттер. Я знаю, что вы мальчишка. Вы - в два раза младше меня. И, между нами говоря, это огромная пропасть.

- Но...

- Дайте мне закончить. Вы бы еще могли со мной поспорить, если бы не вторая вещь, о которой я хочу вам рассказать. Я говорю вам это, чтобы предовтратить любые дальнейшие домогательства с вашей стороны, и рассчитываю на вашу деликатность. Мистер Поттер, я встречаюсь с кое с кем другим, - он потягивал Огден, наблюдая за Гарри.

- Вы... О, - Гарри откинулся назад и уставился в огонь, пытаясь переварить услышанное. Мысль о том, что Снейп уже состоит с кем-то в романтических отношениях, никогда не приходила ему в голову. И в этот момент он понял, что никогда еще никого не ненавидел так сильно, как Кое-Кого.

- Это мужчина или женщина?

Черные брови сдвинулись.

- А вот это уже не ваше дело.

- Извините. Я не хотел вынюхивать. Это было... это было очень благородно с вашей стороны рассказать мне об этом. Так или иначе...

Снейп вопросительно посмотрел на него.

- Это... нечто? – вырвалось у Гарри до того, как он смог прикусить язык.

Снейп озадачился. – То Самое?

- Да, ну знаете, нечто. То Самое, что вы не хотели бы испортить, если сможете.

На это Снейп улыбнулся.

- А. В таком случае, да, я полагаю. Это - То Самое.

- Вы... извините, извините. Не мое дело, - он вскочил на ноги. Усталость после квиддича и дуэльной практики и... того, что только что произошло, - все вместе вызывало у него слабость и головокружение. Неожиданно ему очень захотелось оказаться в постели.

- Я думаю... Я думаю, что я пойду спать, если вы не против, сэр.

- Конечно. Вы знаете, где выход. До завтрашнего вечера, Поттер.

Снейп смотрел на огонь, и его мысли были где-то далеко. Гарри оглянулся на него уже у двери: длинные ноги вытянуты к огню, стакан Огдена на подлокотнике кресла, рассеянный взгляд. Ему стало ужасно интересно, о чем думает Снейп. И о ком. Гарри почувствовал себя совершенно лишним. И гриффиндорская башня еще никогда не казалась ему таким одиноким местом.

Их занятия продолжались. Снейп больше не упоминал о том, что произошло между ними тем вечером, считая инцидент исчерпанным. Чем больше он пытался не думать о тех ощущениях, которые у него вызывало прижатое к нему тело Снейпа, тем труднее было не фантазировать о том, каково это – обладать этим телом. Если бы только эти чувственные губы открылись для него, если бы только он сумел вызвать ответную реакцию Снейпа…

Подобные фантазии будили его воображение на Истории магии, чему особенно способствовало то, что голос Биннса заунывно тянулся в бесконечность. Однако гораздо сильнее он терзался, представляя Снейпа и Кое-Кого. В своем воображении он рисовал стройную блондинистую фигуру неопределенного пола, обвивающую Снейпа руками и ногами подобно суккубу. Губы Снейпа, целующие Кое-Кого. Лицо Снейпа, исказившееся в оргазме. Снейп, теряющий самоконтроль.

Он застонал, ударившись головой о парту. Гермиона больно толкнула его и прошипела:

- Гарри. Не спи!

* * *

- Гарри!

Не успел он открыть рот, как Сириус обнял его.

- Проходи и садись. Выпей со мной сливочного пива.

- Рад видеть тебя, Сириус. Ты надолго?

- Трудно сказать. Зависит от того, когда и куда Дамблдор захочет меня отправить. Но думаю, что я смогу остаться, по меньшей мере, на несколько дней. Розмерта сдала мне самую лучшую комнату – ну, в которой водятся самые маленькие клопы. Ну, как у тебя дела?

- О, - пожал плечами Гарри. – Как обычно.

- Как занятия?

- Нормально.

- Квиддич?

- Как обычно.

- Рон и Гермиона?

- Хорошо.

- Ты действительно превращаешься в настоящего подростка, да? Односложные ответы и все такое. Как продвигаются дуэльные занятия?

Он уловил нотку неодобрения в голосе крестного. Сириус - он знал - не был против того, что Гарри брал уроки именно у Снейпа. Он догадывался: Сириус подозревает, что он изучает Темную Магию, и был решительно настроен против этого.

- Нормально, - сказал он, стараясь, чтоб голос звучал обыденно. Сириус поднял брови.

- Нормально?

- Ммм… Ага. Я... я делаю успехи.

- Гарри. Что случилось?

- Ничего.

Сириус не сводил с него внимательного взгляда.

- Гарри. Снейп заставляет тебя делать что-то против твоей воли? Я уже предупреждал Дамблдора...

- Нет! – жарко возразил Гарри. – Я действительно узнал много нового… иногда мне даже кажется, что больше, чем я узнал за шесть с половиной лет занятий в Хогвартсе, честно. И он не заставляет меня. Я хочу это знать. Все это.

- Но?

- Ничего. Нет никакого «но». Это в самом деле все. Следующий вопрос, пожалуйста.

Сириус кивнул и откинулся назад, но Гарри видел, что он недоволен. Он глубоко вздохнул и выпалил до того, как смог передумать.

- Сириус. Могу ли я у тебя кое-что спросить?

- Конечно, Гарри. Ты можешь спрашивать у меня все, что угодно.

- Ммм... Это вопрос... это про... - лицо Гарри, к его ужасу, начало краснеть.

«Превосходно, - подумал он, - мне семнадцать, а краснею, как двенадцатилетний. Очень круто». Он еще раз вздохнул.

- Вопроспросекс, - скороговоркой объяснил он.

- Я тебя слушаю, - Сириус с невозмутимым видом потягивал пиво.

- Гм. Ладно. Дело в том... Я думаю, что я могу быть... существует возможность, что я... ненормальный.

- Ненормальный? Ты что, сексуально заинтересован в нечеловеческих расах?

- Нет! Великий Мерлин, нет! Я не мечтаю о гигантском кальмаре или что-то в этом роде.

Сириус усмехнулся.

- Просто хотел убедиться. Гарри, этот разговор не ведет туда, куда я думаю, а?

- Гм. Возможно. Я... У меня есть мысли.

- Про?

Гарри вздохнул.

- Секс.

Сириус рассмеялся.

- Тебе семнадцать. Было бы странно, если бы у тебя в голове было что-то, кроме секса. В твоем возрасте я все время носил книги перед собой.

- Ага, - тихо сказал Гарри. – Но... мои мысли необычны.

Голос Сириуса стал серьезным:

- Я очень в этом сомневаюсь, Гарри. Если твой интерес ограничен человеческой расой, то будь уверен, что кто-то уже думал об этом до тебя. Даже вероятно, что не один человек.

Гарри изучал кружку и собирал все свое гриффиндорское мужество.

- Я думаю о мужчинах, - еле слышно произнес он.

Сириус помолчал, вытащил сигарету и медленно раскурил ее. Он игнорировал неодобрительные взгляды Розмерты, выпуская дым и размышляя о том, как лучше ответить.

- Гарри, - наконец произнес он. – Добро пожаловать во взрослый мир магического секса.

Гарри быстро поднял голову.

- Что ты имеешь в виду?

- Позволь задать тебе вопрос. Ты перестал фантазировать о девочках?

В ответ Гарри застонал.

- Нет. И это хуже всего.

Сириус усмехнулся.

- Гарри. То, что ты описываешь, - нормальное сексуальное состояние зрелого волшебника. Обычное дело для всех нас. Ты что, считал ворон, когда вы обсуждали это в классе?

- Сириус, иногда я могу витать в облаках, но клянусь тебе, что обсуждайся этот вопрос на занятиях, я бы запомнил.

Сириус перестал улыбаться.

- Никто с тобой не говорил об этом?

Гарри покачал головой. Сириус еще раз длинно затянулся и нахмурился. Гарри видел, что он зол, но контролирует свои эмоции. Уроки со Снейпом научили юношу быть чувствительным к потокам гнева вокруг себя, и, хотя Сириус мастерски себя контролировал, Гарри не мог не заметить его эмоций.

- Итак... ты утверждаешь, что все волшебники испытывают нечто подобное?

- Да.

- Даже... даже ты?

- Да.

Гарри молча переваривал информацию. И тут ему в голову пришла одна мысль.

- А ведьмы? К ним это тоже относится?

- О да. В действительности молодые ведьмы думают о сексе больше, чем молодые волшебники. О самом разнообразном сексе, поверь мне.

Гарри подумал о Гермионе. О чем она думала, с важным видом сидя на арифмантике и строча конспекты? Думала ли она о сексе с другими девочками, о том, на что это может быть похоже? И возбудился от одной лишь мысли.

- Вау. Это... это возбуждает.

- Ага, - Сириус снова улыбался за своей сигаретой.

«Я - не ненормален, - думал Гарри. - Я - не ненормален. У других тоже бывают такие фантазии. Это для всех одинаково». Он усмехнулся, чувствуя, как тесные обручи, сдавливавшие его грудь все это время, разжались и исчезли. Ему хотелось бежать по улицам Хогсмида, кидаться на прохожих и кричать: «Я - не ненормален!»

- Спасибо, Сириус. Я уже чувствую себя намного лучше.

- Хорошо. Теперь ты мне, наконец, расскажешь, что же произошло?

Улыбка Гарри улетучилась.

- Ну. Полагаю, что теперь я могу тебе рассказать. Обещай, что тебя не хватит удар.

- Я постараюсь.

- Я поцеловал Снейпа.

Лицо Сириуса застыло.

- Ты сделал... что?

- Я сказал, что я поцеловал Снейпа. Ну, то есть попытался. Это не... это плохо кончилось.

- И как же? – натянуто спросил Сириус.

- Он... гм... Он... как бы не был заинтересован.

- Понимаю.

Гарри осмелился поднять глаза.

- Сириус. Я вижу, что ты очень стараешься держать себя в руках. Это нормально. Но, пожалуйста, только не волнуйся. Он не воспользовался ситуацией, или что-то в этом роде. Я просто попытался поцеловать его, вот и все.

- И что же он сделал? – в голосе Сириуса по-прежнему звучали напряженные нотки.

- Ну, если не принимать «Убери от меня свои гребаные руки» за способ, которым зрелые волшебники выражают свой сексуальный интерес друг к другу, я бы сказал, что он практически отшвырнул меня в другой конец комнаты.

Сириус вздохнул.

- Черт побери. Мне очень жаль, Гарри. Он тот еще сукин сын, и...

- Нет, нет, - Гарри помотал головой. – На самом деле он повел себя очень благородно. Он угостил меня виски, усадил и все объяснил.

- Объяснил? – скептически переспросил Сириус.

- Ага. Вначале он предсказуемо сказал «ты вдвое меня младше», бла бла бла. Но до того он сделал мне пару комплиментов.

- В самом деле?

- Ага. Он сказал, что я умен и привлекателен.

- В самом деле? – брови Сириуса поднялись до потолка.

- О, не смотри на меня так. Неужели ты не знаешь, что он может быть очень мил, когда сделает для этого усилие или когда думает, что никто не видит.

Сириус фыркнул, но промолчал.

- Неважно, - продолжил Гарри. – Так вот, он сказал мне, что разница в возрасте - это не главная причина. И что он уже встречается кое с кем другим и что это... То Самое.

- В самом деле?

- Тебе что, больше нечего сказать?

Сириус вздохнул.

- Я пытаюсь, - он повел рукой по лицу. – Гарри, ты же понимаешь, что увлечение учителем - вполне нормальное явление, да?

- Я тоже так думал, но благодарю тебя за такое снисходительное напоминание.

- Извини. Я хочу сказать, что ты не первый и не последний, с кем это случается. Помнится, когда я был в твоем возрасте...

- Нет. О нет. Пожалуйста, не говори мне, что ты увлекся МакГонагалл.

Сириус рассмеялся.

- И чем именно это хуже увлечения Снейпом, хотелось бы мне знать?

- Она же старая!

- Но когда мне было семнадцать, она такой не была. И выбирала более приталенные туалеты.

- Брр, - Гарри схватился за голову. – Прекрати, прекрати!

Сириус шутливо хлопнул его по плечу.

- Лицемер! Ладно, расскажи мне про стратегию, которую вы примените в субботу.

- Ну, - Гарри глотнул пива, - я думаю, что Дэвис пойдет низко с кваффлом, потому что будет пытаться отвлечь мое внимание, а я думаю, что если мы…

И он пустился в длинные рассуждения о квиддиче, а Сириус, откинувшись назад, курил и слушал.

Этой ночью Гарри лежал в кровати и думал. Разговор с Сириусом принес облегчение. Ему больше не было стыдно. Его успокаивало то, что можно просто осмотреться в общей гостиной и знать, что у всех примерно одни и те же мысли. Почему же, ну почему никто и никогда не говорил с ним об этом?

Два лета тому назад у Дурслей Гарри случайно наткнулся на памфлет в портфеле Дадли. «Вы и Ваше Меняющееся Тело». Он тихо спионерил брошюрку и прочитал ее ночью, когда все спали.

Большая часть информации не была для него новой: лобковые волосы, мокрые сны, нежелательные эрекции, прыщи и тому подобное. И уж конечно, там вовсе не упоминалось о том, что через несколько лет он начнет испытывать сильное сексуальное влечение к представителям собственного пола, причем возбуждение при виде остальных пятидесяти процентов населения планеты, с которым он уже безуспешно боролся, никуда не денется. Иногда, думал Гарри, жизнь маггла имеет свои плюсы. Ужасная мысль пришла ему в голову, и он чуть не задохнулся. Что, если он начнет испытывать сексуальное влечение к Дадли?

Гарри застонал и перевернулся. Очевидно, тогда ему только и остается что покончить с собой. Он взбил подушку и снова перевернулся. Сон никак не шел. С одной стороны, после разговора с Сириусом он немного успокоился. Но с другой, уверенность в том, что то, что он испытывает к Снейпу, нормально, заставила его... только усилила его желание. Сириус назвал это увлечением. Гарри не знал. Откуда он мог об этом знать?

Гарри отшвырнул одеяло и тихонько открыл сундук, убеждая себя, что в том, о чем он тайно мечтал уже долгое время, нет ничего страшного. Это было неправильно, это было нечестно, это было непорядочно - но именно это он хотел сделать. Бесшумно он закутался в мантию-невидимку. Он догадался, когда Снейп закончил их сегодняшний урок пораньше, что это его шанс. Он видел, как Снейп смотрел на часы, и понял, что сегодня вечером он все узнает. Просто узнает.

Безжалостно подавив последние угрызения совести, Гарри покинул гриффиндорскую башню и направился в подземелья.



Глава вторая.

Гарри устроил засаду в коридоре у комнат Снейпа. «Я - маньяк, - думал он, - и меня надо запереть в святом Мунго». Но он должен был узнать. Должен. Наверняка Кое-Кто уже заперся внутри со Снейпом и через пару часов выйдет единственным возможным путем – через дверь, и тогда Гарри узнает, кто это. А узнать ему было необходимо как воздух.

Гарри услышал уверенные шаги, и его сердце пропустило удар. Кто-то быстро шел по коридору. Он вжался в стену, стараясь дышать как можно бесшумнее. Кто бы это мог быть в столь поздний час?

Затем... затем его сердце вообще остановилось, когда он увидел, как Сириус выворачивает из-за угла. О боже, нет. Выражение лица Сириуса не поддавалось описанию, но его взгляд явно не обещал ничего хорошего. Каким же он был идиотом, поверив Сириусу - поверив, что тот больше не будет обращаться с ним как с маленьким. Сириус шел, чтобы устроить Снейпу взбучку и еще больше унизить своего крестника – если это было возможно. О боже, нет, только не это!

На мгновенье он подумал о том, чтобы сбросить мантию-невидимку и перехватить Сириуса до того, как тот приблизится к двери, но тот уже распахнул дверь кабинета настежь. Она со стуком ударилась об стену. Какого дьявола? А как же охранные заклинания? Буквально секунду спустя Гарри инстинктивно последовал через открытую дверь вслед за Сириусом, едва успев выдернуть полу мантии из щели между дверью и косяком.

Вздрогнув, Снейп поднял голову.

- Северус Снейп! – прорычал Сириус.

«О нет, пожалуйста, Мерлин, нет», - подумал Гарри.

- Блэк, что все это зн...

- Ты старый извращенец! Я знал, что у тебя всегда стоит, но даже я никогда не предполагал, что ты осмелишься приставать к моему крестнику.

Снейп побледнел.

- Блэк, уверяю тебя, я никогда...

Сириус, упав на ближайшее кресло, громко расхохотался.

- Да знаю я, знаю. Успокойся и разгладь взъерошенные перья. Гарри мне уже все рассказал. Мерлин, видел бы ты свое лицо... – Сириус вновь согнулся пополам от смеха.

Снейп вытер руки и отшвырнул полотенце.

- Не смешно, - процедил он сквозь зубы.

- О, это было чертовски весело. Ты действительно подумал, что я собираюсь разорвать тебя на части, ага.

- Хотел бы я это видеть.

Гарри потрясенно вытаращил глаза. Какого дьявола тут происходит?

Сириус снова рассмеялся, вытянул ноги на мягкий пуфик, стоявший перед креслом.

- Ну, успокойся же. Гарри обо всем мне рассказал.

- Так. Это был последний раз, когда я доверился гриффиндорскому благоразумию.

- Заткнись, Снейп. Мальчику просто нужно было выговориться. Очевидно же, что ему никто ничего не объяснил, – Сириус посерьезнел. – Черт возьми, когда они перестали этому учить?

Снейп скривился и разлил огневиски по стаканам.

- Лет десять назад. Чтобы не подчеркивать наши отличия от маггловского мира. Это могло связать нас с Риддлом. Ну, как же: если обучать малюток каждому аспекту того, что же это значит - быть магом, то они тотчас же переметнутся к УПСам, да? - с разочарованием спросил он.

- Ты хотя бы пытался с этим бороться?

- Я? Всеми любимый экс-УПС? – он глотнул огневиски, протянул стакан Сириусу и уселся в соседнее кресло. – Ты же в курсе, как они ко мне прислушиваются.

- Троглодиты.

У Гарри, тщетно пытавшегося понять, что происходит, закружилась голова. Сириус и Снейп были... друзьями? Вроде бы в данный момент они не пытались перегрызть друг другу глотки. Он наблюдал, как они молча потягивают виски.

- В этот раз ты надолго?– наконец спросил Снейп.

Сириус пожал плечами.

- Пока Альбус снова не пошлет на разведку. Полагаю, что дня на два.

- Два дня, - тупо повторил Снейп.

- Да.

Снейп поднялся и привел в порядок рабочее место: убрал ингредиенты, погасил огонь под котлом. Сириус допил виски и стал помогать Снейпу – закрывать флаконы, раскладывать оставшиеся ингредиенты по коробкам.

- Волчье зелье? – спросил он.

Снейп кивнул. Он хотел было что-то сказать, но передумал.

- Если ты хочешь что-то сказать - скажи.

- Ты осознаешь опасность того, что ты делаешь?

- Конечно, - тихо ответил Сириус. – А ты думаешь - нет?

- Я думаю, - Снейп понизил голос, - я думаю, что ты рискуешь без необходимости.

Сириус наблюдал, как он расставляет флаконы, открывая и закрывая шкафы.

- Северус. Не злись на меня за то, что ты вынужден торчать тут.

В ответ дверца шкафа громко хлопнула.

- Я не злюсь. Я просто... - он вздохнул. – Да, я злюсь. Я зол как черт, потому что ты рискуешь своей шкурой при каждой возможности, а я сижу тут, варю зелья от простуды и готовлю мальчишку, который вдвое младше и вдвое меня сильнее, для миссии, оказавшейся мне не по зубам. Черт возьми! – он отшвырнул полуоткрытый мешок со стрекозиными крыльями. Несколько из них выскользнули и плавно спланировали на пол. Он оперся о стол, тяжело дыша.

- Два дня, - повторил он.

- Да.

Гарри задержал дыхание, увидев, как Сириус убирает прядь волос с лица Снейпа.

- Я понимаю, - мягко сказал он. А потом озорно улыбнулся. – Итак. Я – То Самое, не так ли?

- О, черт побери. У мальчишки явно словесное недержание, - но Снейп явно улыбался.

Гарри с трудом подавил вздох: Сириус скользнул губами по губам Снейпа. Вашу мать. Снейп схватил его голову и притянул к себе. Вскоре поцелуй стал более страстным, их губы уже не отрывались друг от друга. Гарри увидел, как веки Сириуса затрепетали от удовольствия, когда Снейп провел языком по его шее.

- Северус, - простонал он. Снейп прижался своими бедрами к его, и Сириус подался ему навстречу. Гарри уже тяжело дышал и думал, что ни один из мужчин и наполовину так не возбужден, как он сам.

«Черт, черт, черт, - пронеслось у него в голове. – Черт подери. Вот, значит, как это должно быть?».

- Почему ты опоздал?- пробормотал Снейп.

- Столкнулся с Гарри, когда уходил. Он шел в бар, чтобы выпить, и встретил меня. Я не рассчитывал увидеть его до завтрашнего утра. Бедняга, вероятно, хотел утопить свою тоску по тебе, ты, сексуальная скотина.

- Лучше заткнись, - прорычал Снейп.

- Заставь меня, - ухмыльнулся Сириус, и Снейп снова поцеловал его. Гарри вообще перестал дышать. Пару раз он сам целовался после танцев, но это было совершенно по-другому: потно, мокро, торопливо и неумело – никакого сравнения с тем, что сейчас происходило у него перед глазами: медленное искусное движение губ, шей и языков. Он осторожно пошевелился, чтобы дать больше места своему пульсирующему члену. И как только они могли выносить такое?

- В постель. Сию минуту, - прошелестел Снейп Сириусу в ухо, и колени Гарри подкосились. «Выметайся, выметайся отсюда, - думал он. - Сейчас они уйдут в спальню, а ты тихо открой дверь и выметайся. Ты должен.». И тут же понял, что ни за что этого не сделает.

Сириус расстегивал рубашку Снейпа, и Гарри напомнил себе не дышать громко. Снейп отшвырнул рубашку, обнажив невозможно бледную грудь, покрытую угольно-черными волосками. Сириус припал губами к соску, и Снейп застонал, откинув голову назад, его руки погрузились в шевелюру Сириуса. Затем он вцепился пальцами в его голову, резко дергая Сириуса вверх, что показалось Гарри очень болезненным.

- В постель. Сейчас же.

Спотыкаясь, они прошли в спальню, избавившись по пути от одежды, их губы и руки никак не могли оторваться друг от друга. Сириус распахнул дверь. Гарри будто прирос к месту. Если они закроют дверь... но нет, ни один из них не побеспокоился об этом. «Снейп полностью полагается на свои охранные заклинания», - подумал Гарри. Заклинания, которые, конечно же, были настроены пропускать Сириуса. Вот почему он так просто открыл дверь. Дрожа, он продвинулся вперед, убеждая себя, что вовсе не идет в спальню, конечно же, нет. Он просто постоит у порога.

«И что, Поттер? Подождешь, пока им понадобится твоя помощь? Расстегнуть пуговицы? Вытереть пот в антракте? Я жалок, - подумал он. - Я жалок и порочен, и целый отряд УПСов не сдвинет меня с этого места».

Теперь они были полностью обнажены, и Гарри чувствовал жар в паху, наблюдая, как эти великолепные мужчины прижимали члены друг к другу, обхватив друг друга за ягодицы и постанывая от удовольствия. Снейп снова провел языком по шее Сириуса и упал на колени. «О Мерлин, да», - подумал Гарри, но через секунду Сириус рывком поднял его.

- Нет. Я не смогу остановиться.

- Скажи, чего ты хочешь, - бархатный голос Снейпа словно ласкал и гладил.

- Трахни же меня!

Снейп повернулся и швырнул его на постель, разводя ноги. «О боже, - думал Гарри. - Я увижу это. Я увижу, как Снейп трахает Сириуса, пока они оба не кончат». Он бесшумно расстегнул свои джинсы, освобождая член, который уже был болезненно твердым.

И теперь Снейп возился с пузырьком лосьона, смазывая пальцы. Сириус перевернулся на живот, и Снейп начал массировать его вход, раздвигая ягодицы и втирал теплую смазку. Сириус вздрогнул.

- Ну же, Снейп, просто сделай это, - прорычал он. Медленно Снейп ввел в него палец, затем два - теперь Сириус извивался, толкаясь назад, ему навстречу. Гарри видел, как он терся своим членом о простыню, пока Снейп трахал его пальцами. Рука Гарри ласкала собственный член, который уже сочился влагой, стараясь двигать рукой в ритм движениям Снейпа.

- Боже, да! Трахни меня сейчас же!

Снейп быстро поднялся, прижался членом к входу Сириуса и вошел внутрь одним длинным, резким толчком. Оба мужчины застонали, рука Гарри стала двигаться быстрее.

- Северус... сколько можно, трахни же меня, черт бы тебя побрал... – Снейп наклонился к стройной мускулистой спине и повел бедрами. Он повернул голову, и Гарри ясно увидел выражение экстаза на его лице: рот полураскрыт, вздох при каждом толчке. Он действовал грубо, слишком грубо, но казалось, это было именно то, чего хотел Сириус. И действительно, Сириус молил его действовать быстрее и грубее, и, наконец, Снейп окончательно потерял контроль, вцепившись пальцами в его тело, издавая еще более громкий стон при каждом толчке, его волосы слиплись от пота.

- Тут? – задыхаясь, спросил Снейп.

- Мерлин, да, да именно тут... Боже! О боже...

Беспорядочные движения Сириуса становились все отчаяннее. И только когда Снейп протянул руку и приподнял бедра Сириуса выше с матраса, Гарри нахмурился. Что он собирался... Гарри задохнулся, увидев, как рука Снейпа обхватила мошонку Сириуса и грубо дернула.

- Кончишь тогда, когда я тебе позволю, - прорычал он.

- Ах....ах, пожалуйста... пожалуйста... мне нужно....

- Нет.

- Черт, Северус, просто... Боже, пожалуйста...

Снейп участил толчки, больно кусая плечо Сириуса, и теперь тот держался обеими руками за спинку кровати, а Снейп оседлал его, погружаясь все глубже, его мошонка при каждом толчке билась о задницу Сириуса.

- Кончи для меня. Сейчас! – закричал Снейп голосом, которого Гарри никогда у него не слышал; его рука, отпустила мошонку партнера, сперма дугой извергалась из члена Сириуса, и он застонал от наслаждения. В комнате эхом раздался стон Снейпа, и Гарри кончал, кончал, кончал в собственную руку; перед его глазами взрывались звезды, и ему было плевать, услышат его или нет. «Надеюсь, что моя сперма тоже невидима», - еще успел подумать он, когда волны удовольствия полностью поглотили его.

Однако он получил свое наказание. Естественно, он вовремя не подумал о том, как неслышно уйти, пока оба мужчины были заняты... своим делом. Тогда он мог незамеченным выбраться из кабинета в коридор. Дьявол, возможно, он даже мог громко хлопнуть дверью и перевернуть пару котлов по дороге - никто не обратил бы внимания. Но, разумеется, его мысли были не об этом.

Теперь же он был вынужден торчать в этой маленькой спальне, через настежь открытую дверь которой прекрасно просматривались гостиная и кабинет, и он не знал, как выбраться отсюда незамеченным. Юноша пытался вспомнить: охранные чары настроены только на вход или еще и выход? Может быть, выйти через классную комнату? Но эта дверь вела через кладовую ингредиентов, а на нее должны были быть наложены еще более сильные заклинания. Может быть, Сириус скоро встанет, извинится и уйдет, но это было сомнительно.

Лежал ли Сириус в объятьях Снейпа или наоборот – было трудно сказать. Одной рукой он гладил спину Снейпа, и они просто молчали. Было так тихо, что Гарри снова стал беспокоиться, не слишком ли громко он дышит. Он подумал, не присесть ли ему на стул – но что, если он заскрипит? Или, того хуже, что, если он уснет на нем? Он понимал: если его обнаружат - Сириус никогда его не просит. То есть, конечно, это будет уже неважно, потому что Снейп выпотрошит его задолго до того, как у Сириуса появится шанс не простить его.

Но частица его вовсе не хотела никуда уходить. Наблюдать спокойную близость казалось еще большим вторжением в их личную жизнь, чем все то, что происходило раньше, но, несмотря на чувство вины, эта картина завораживала. Гарри осторожно прислонился к стенке.

- Северус, - голос Сириуса был тихим и низким.

- Ммм.

- Я хочу, чтобы ты присмотрел за Гарри.

Гарри резко поднял голову.

- А я, по-твоему, чем занимаюсь?

- Знаю. Просто...- Сириус вздохнул. – Ты же понимаешь, что именно я хочу сказать.

- Сейчас я отказываюсь тебя понимать.

- Ладно.

Они продолжали лежать, уставившись в потолок. Глядя на них, Гарри было трудно сказать, где кончается один и начинается другой. На это даже больно смотреть, и он снова отвернулся.

- Ему едва ли нужно, чтобы за ним присматривали. Ты сам это понимаешь, не так ли?

- Для меня он все еще остается худым тринадцатилетним мальчишкой. Нет, даже не так, - Сириус нахмурился. – Для меня он все еще тот маленький краснолицый сверток, который я держал через день после его рождения.

- Гм. Хныкающий, блюющий младенец превратился в могущественного мага.

- Покажи ему, что делать с его силой, ладно? – тихо попросил он.

Снейп помолчал.

- Ты хочешь сказать, что с ней не делать?

- Ага. И это тоже.

Снейп перебирал пряди волос Сириуса.

- Отдыхай.

- Я не устал.

- Я знаю. Но ты должен.

- У тебя утром уроки?

- Да, рано утром.

Даже в темноте Гарри почувствовал, что Сириус улыбнулся.

- Пощади детишек.

- Только тогда, когда они начнут щадить меня, - он услышал, как Снейп перевернулся и пробормотал что-то невнятное. – Блэк, - сказал он странным голосом.

- Снейп, - мягко ответил Сириус, и их руки и ноги снова переплелись - еще теснее, чем раньше.

Три четверти часа спустя, когда, казалось, оба мужчины заснули, Гарри тихо сполз на пол и закрыл глаза. Он понимал, что ему уже не стоит пытаться выбраться. Он подождет до утра и выйдет вслед за Сириусом - так же, как и зашел.

* * *

- Вы шутите.

- Уверяю вас, что нет, мистер Поттер. Забирайтесь на метлу.

- Но...

- Сию же секунду, мистер Поттер.

Гарри вздохнул и сел на метлу. Всю прошедшую неделю их занятия становились все более странными. Возможно, Снейп начал сходить с ума. Юноша провел рукой по лицу.

- Мистер Поттер. Если вы попытаетесь снять повязку, я применю к вам заклятие Оcсulis captus. Которое, напоминаю вам, будет действовать в течение двадцати четырех часов.

Гарри застонал.

- Хорошо, хорошо. Но что, если я во что-нибудь врежусь? Не могли бы вы хотя бы... ну, не знаю, подать мне какой-нибудь сигнал?

- Сигналом, мистер Поттер, будет то, что ваша метла перестанет лететь.

- Потому что вы ее остановите?

- Потому что вы врежетесь.

Ему хотелось сказать, что Сириус вовсе не это имел в виду, попросив Снейпа приглядывать за ним. Он вздохнул, осторожно взлетел и неуверенно завис в воздухе, судорожно сжимая ручку метлы.

- Мистер Поттер. Когда вы преследуете снитч, куда вы смотрите?

- Естественно, на снитч.

- Не на окрестности? Откуда вы знаете куда лететь?

- Я просто... знаю.

- Потому что уже многие годы вы не пользуетесь физическим зрением для полета, мистер Поттер. Вполне возможно, оно никогда вам не было нужно. Пришло время это понять и научится использовать.

- Вы имеете в виду, в случае ночных игр?

Снейп не ответил. Молчание Снейпа всегда заставляло Гарри нервничать, и не без причины.

- Сэр? Что вы делаете?

- Я выпускаю бладжер.

- Вы - что??? Извините, сэр, но вы сказали... ааааааааааа! – закричал он, почувствовав, что бладжер пролетел в миллиметре от его лица.

- Я настоятельно советую вам двигаться, мистер Поттер, - заметил Снейп снизу. – Этот бладжер настроен на температуру вашего тела.

- Он - что??? – Гарри снова почувствовал холодную струю воздуха от пронесшегося мимо бладжера, который в этот раз почти что задел его плечо. – Черт побери! – Он пригнулся к метле и полетел.

«Гребаный психопат, садист ненормальный, - бормотал про себя Гарри. - Меня разорвет на мелкие кусочки. Черт, черт, черт. Вверх, вверх, вверх!» Он инстинктивно вцепился в рукоять метлы и ощутил сильный удар по ноге, когда свечкой взмыл в небо. «Выживу – убью Снейпа», - подумал он.

Он попытался сосредоточиться и забыть о повязке. Он сконцентрировался на образе квиддичного стадиона, на звуках преследующего его бладжера. Он осознал, что если прислушиваться внимательно, то можно почувствовать малейшее изменение в воздухе, что если как следует сосредоточиться, можно уловить, как идущая от него воздушная волна отражается от препятствий впереди. И еще он безошибочно уловил жужжание и шум снитча справа. Снейп сделал это? Невозможно. Как он мог ожидать от него, что он...? «Черт его подери», - подумал Гарри и устремился в направлении снитча. Он почувствовал вибрацию воздуха и понял, что приближается к Астрономической башне. И он знал, как знал, где находится его сердце, что теперь снитч слева, а бладжер приближается справа. Одним движением он поймал снитч и резко взмыл вверх. Он услышал громкий грохот и почувствовал толчок, когда бладжер разбил окно в кабинете Минервы МакГонагалл.

- Профессор Снейп! – искаженное от ярости лицо МакГонагалл появилось в оконном проеме, ее шляпа съехала набок. – Какого черта... - она отскочила, дав бладжеру, который чуть было не врезался в ее затылок, вылететь из окна. Снейп лениво поднял палочку, и бладжер разлетелся на мелкие золотистые брызги. Лицо МакГонагалл позеленело.

- Северус Снейп, я требую объяснений. Мой кабинет разрушен до основания. Что ты себе…

- Прими мои извинения, Минерва. Мистер Поттер сейчас же приведет все в порядок, я тебя уверяю.

Гарри сорвал с глаз повязку.

- Профессор МакГонагалл, я...

- Займитесь делом, мистер Поттер. И чтобы все было убрано до ужина! – она захлопнула пустую оконную раму. Последние осколки стекла со звоном упали вниз.

- В самом деле, Поттер, - протянул Снейп, когда он приземлился, все еще сжимая в руке снитч. – И почему вы так неуклюжи?– но в его голосе была та же насмешка, с которой он дразнил Сириуса, и Гарри рассмеялся. Он швырнул снитч Снейпу, и тот поймал его не глядя.



Глава третья.

Дорогой Мягколап,

Сейчас я попытаюсь доказать тебе, что я способен писать не односложными словами, даже если уже не способен ими говорить.

У нас все хорошо, насколько это возможно, принимая во внимание обстоятельства. Ты, наверное, в курсе, что Дамблдор открыл замок для военных беженцев. Численность кентавров в Запретном Лесу увеличилась втрое, так же как и количество малышей в Большом зале. Забавно наблюдать за тем, как Снейп пробирается через них к своему месту за учительским столом.

Школьная жизнь идет своим чередом, хотя уже никто не уверен, что мы-таки будем сдавать ТРИТОНы в этом году. Гермиона – единственная, кого это расстраивает (что неудивительно). Кстати, о Гермионе. Мы с ней обсуждали то, о чем мы с тобой в прошлый раз говорили в баре… Ну, в общем, ты меня понял.

Как ни странно, ты был прав. Все-таки классно, когда есть кто-то, с кем можно это обсудить. Ведь Рон все еще краснеет, когда при нем заговаривают на такие темы.

Дуэльные занятия продолжаются. Знаешь, все-таки вероятность того, что Снейп –маньяк-убийца, высока. Клянусь, половина из того, чему он меня учит, не имеет ничего общего с дуэлью. Обучение включает в себя разнообразные способы убить меня, оставшись при этом безнаказанным. Я-то думал, что буду учить много страшных заклятий и т.д., но мы не притрагивались к заклятием уже очень и очень давно.

Так или иначе, я по тебе ужасно скучаю. Не знаю, сможешь ли ты ответить (я даже не уверен, получишь ли ты это письмо). Но я не хочу, чтобы ты за меня волновался, хотя я знаю, что ты все равно будешь. Пусть иногда я веду себя как ребенок, но, уверяю тебя, я уже давно вырос. Со мной будет все в порядке. Что бы там ни было.

И прошу тебя, будь осторожен. И не рискуй без причины, хорошо?

Твой,

Сын Пронгса.



- Могу ли я попросить у вас совета, сэр?

- В чем дело, мистер Поттер?

- Я хотел бы бросить квиддич.

- Так бросайте и не суетитесь.

- Да, сэр. Но я не уверен, вправе ли я это сделать. Я понимаю, что школьные занятия в нынешней обстановке – это несерьезно. Только с вами я узнаю что-то полезное. А квиддич отвлекает. С другой стороны, матчи очень важны для всех, со всеми этими беженцами... Соревнования поднимают дух, отвлекают от депрессивных мыслей... Вот я и думаю, не будет ли проявлением эгоизма бросить играть только потому, что у меня появилось новое, более интересное занятие?

Снейп прекратил толочь стрекозиные крылья. В любом случае, он был ими недоволен. Пакет каким-то образом оказался открыт, и они чересчур высушились. Они подойдут для зелья для сна без сновидений, но вряд ли для чего-то другого. Вздохнув, он вытер пестик.

- Поступайте, как считаете нужным, мистер Поттер. Я не занимаюсь раздачей советов.

- Да, сэр. Я понимаю, сэр. Но я был бы вам очень признателен, если бы вы поделились своим мнением.

Снейп окинул его острым взглядом, но не обнаружил на лице Гарри ни следа сарказма.

- Мое мнение, - сказал он, сметая крылья в мусорное ведро, - таково: вы достаточно взрослый для того, чтобы иметь свое собственное мнение. Что дальше делать и как дальше жить…

- Я...что?

Снейп закатил глаза.

- Я забываю, как мало книг вы прочитали за свою короткую жизнь. Делайте то, что считаете правильным, Поттер. Вы это заслужили.

Он вытащил мешок с лапками богомола и принялся их измельчать. Гарри помолчал, потрясенный неожиданным комплиментом, затем придвинул к себе кучу лапок и стал помогать Снейпу. Тот бросил взгляд на его работу и пробормотал:

- Резать, а не уродовать.



Дорогой Гарри,

Спасибо за письмо. И можешь забыть клички и прозвища – это безопасный канал связи.

Я рад, что у тебя все хорошо.Возвращаю тебе наказ быть осторожным. Да, я знаю, что ты не ребенок. Хотя тебе иногда и стоит напоминать мне об этом.

Я скоро вернусь в Хогвартс – возможно, даже на следующей неделе. На этот раз ты сможешь угостить меня пивом. Передай привет Рону и Гермионе и сделай все возможное, чтобы развеять ее скорбь из-за отмены ТРИТОНов.

Всегда твой,

Сириус.

P.S. И - да. Я в курсе того, что Снейп – маньяк.



- Мистер Поттер, вы даже не прилагаете усилий.

- Нет! Нет, я стараюсь, сэр, но мы провели последние четыре недели, занимаясь другим, и я немного подзабыл все то, что касается заклинаний.

Снейп опустил палочку.

- Прошу прощения?

Гарри запнулся

- Ну... вы же знаете, сэр, что у меня есть и другие занятия. Я не могу проводить все свое время, разучивая дуэльные заклинания, и когда мы на самих уроках занимаемся чем-то другим... – он умолк, опасаясь даже взглянуть в лицо Снейпу.

- Мистер Поттер, – зловеще прошипел зельевар. – Считаете ли вы, что подготовка к нашим вечерним занятиям является МОЕЙ обязанностью?

- Ммм. Нет?

- «Ммм, нет» - правильный ответ, мистер Поттер. Я жду от вас серьезного отношения к занятиям и считаю, что вы достаточно самостоятельны, чтобы самому понимать, что должна включать подготовка к ним. Я не собираюсь назначать вам домашние задания, подобно вашим гребаным школьным учителям. В этой комнате я не ваш школьный учитель. Я - ваш ЕДИНСТВЕННЫЙ учитель! И какова ваша единственная обязанность?

- Учиться, сэр, - тупо ответил Гарри.

- Еще один верный ответ. Ан гард!

«Превосходно, - подумал Гарри. - У меня есть домашнее задание, но он не собирается мне его назначать. Он еще хуже, чем Трелони, ненормальный придурок».

- Fraxineum facio! – выкрикнул Гарри.

- Bacchionara obstringo!

- Salsamentum devora!

Огненные шары летали по залу, и оба с легкостью уклонялись от них. Снейп опустил палочку, и Гарри поднял голову.

- Мистер Поттер. С каких это пор «Ешь соленую рыбу» является утвержденным заклятием?

- А вы пробовали ее есть? – усмехнулся Гарри.

Лицо Снейпа стало абсолютно бесстрастным, а голос - мертвенно спокойным.

- Хорошо проводите время, мистер Поттер?

- Нет, сэр, - он убрал следы улыбки с лица. Снейп сузил глаза.

- Поднимите палочку, мистер Поттер.

Гарри подчинился. «Я почувствовал бы себя намного лучше, если бы вы подняли свою», - хотел сказать он, однако понимал, что уже превысил квоту юмора на сегодняшний вечер. Снейп сделал несколько шагов в его направлении, сократив дистанцию между ними до двадцати футов. Медленно он спрятал собственную палочку в рукав, не сводя глаз с лица Гарри.

- Готовы играть во взрослые игры, мистер Поттер? – только однажды Гарри слышал у Снейпа этот тон - и явно не на занятиях в классе. Его горло сжалось, но Гарри заставил себя не опускать глаза.

- Да.

- Что ж, сейчас проверим. Rota volatus! – прорычал Снейп, и красноватый огонь сорвался с кончиков его пальцев. Неожиданно Гарри взлетел в воздух, вращаясь по бесконечной спирали, повиснув в воздухе в десяти футах от земли.

«Сукин сын», - подумал он и инстинктивно ответил заклинанием, даже не вспомнив про палочку.

- Cultellius ventrata! – с чувством глубокого удовлетворения он заметил, что Снейп упал на колени, прижав руки к животу. - Descendere volo! – используя преимущество временного бездействия Снейпа, Гарри вскочил на ноги. «Сначала нападай, потом защищайся», - всегда говорил ему Снейп.

Как только его ноги коснулись земли, он почувствовал, что она скользит под его ногами.

- Terra liquida! – услышал он голос Снейпа и секунду спустя уже барахтался в воде, словно в открытом море.

- Flagella constringere! – закричал он, и как из-под земли появились щупальца, которые опутали Снейпа, сбили его с ног и поволокли по полу.

- Crucius incendius! – прошипел Снейп, ударившись о ножку стола. Гарри попытался увернуться, но его поразил горячий удар белой молнии. Лицо, руки - все обнаженные части его тела горели, как в огне. Казалось, горели даже ресницы. Гарри зажмурился, глаза все равно не могли ничем ему помочь, так как он видел только языки пламени, плясавшие на стенной драпировке. Он закашлялся от дыма, пытаясь послать ответное заклинание.

- КАКОГО ЧЕРТА ТУТ ПРОИСХОДИТ?!

Сквозь огненные языки, лизавшие дверной проем, и жалящую боль в глазах он смог различить фигуру темноволосого волшебника, стоявшего на пороге, чьи серые глаза потемнели от ярости.

- Finite omnes incantates! – прокричал Снейп, и огонь погас, щупальца испарились, и пол перестал раскачиваться под ногами Гарри. Он задыхался, все еще вытирая глаза.

- Сириус! Что ты... - его радостное приветствие замерло на губах, когда он увидел выражение лица крестного.

- Гарри, пожалуйста, подожди меня в коридоре.

Гарри нахмурился.

- Я не ребенок, Сириус. Я не собираюсь ждать за дверью, пока ты будешь орать на Снейпа за то, что он обращается со мной так, как я того заслуживаю.

Сириус побледнел.

- Гарри. Мы обсудим это позже. Теперь я прошу тебя, пожалуйста, подожди меня за дверью. – Его зубы были сжаты так плотно, что Гарри с трудом понимал цедимые им слова. Гарри физически ощущал волны исходящей от него ярости. И это раздражало его глаза больше, чем дым, но он сознавал, что если тотчас не выйдет отсюда, будет гораздо хуже.

- Ладно, - пробормотал Гарри. – Ладно, – схватив мантию, он вылетел наружу, с силой захлопнув за собой дверь, честно намереваясь вернуться в гриффиндорскую башню и закрыться в своей спальне. «Постой в сторонке, как послушный мальчик», - сказал ему Сириус. «Да пошел ты», - мысленно ответил он.

- Какого черта! Что ты себе позволяешь, Блэк?

- Какого черта ТЫ себе позволяешь, Снейп?!

«О нет, - с ужасом подумал Гарри. - Их слышно в радиусе пяти миль. Разве тяжелые дубовые двери не должны быть звуконепроницаемыми?»

- Я учил твоего крестника самозащите! А ты что подумал? – даже из коридора он слышал ярость в голосе Снейпа. «Если бы я находился в комнате, то точно спрятался бы под стол».

- О, в самом деле! Так вот чем ты занимался! А я-то думал, что ты учишь его темной магии! Беспалочковой магии, Снейп! Беспалочковой гребаной магии! О чем ты думал, черт тебя подери?

- Я думал о том, что, возможно, в следующий раз, когда он лицом к лицу встретится с Темным Лордом, он будет подготовлен к встрече! Возможно, он не пойдет туда, как ягненок на заклание, выполнять то, что, как мы все знаем, ему предназначено выполнить! Но спаси нас Мерлин, если кто-то признается ему в этом, или того хуже - подготовит его!

- Подготовит его! Подготовит...- Сириус брызгал слюной. – Ты называешь превращение его в юного УПСа подготовкой к встрече с Темным Лордом?

- Да как ты смеешь...

- Как я смею? Как смеешь ты подвергать моего крестника...

- Твоего крестника? Быстро же ты отпихиваешь его в сторону, не так ли? Он тебе не гребаный трофей, чтобы вешать на стенку, и не твоя собственность. И я хотел бы напомнить, что это я учил его в течение шести с половиной лет - тех лет, когда тебя даже не было рядом, тогда, как я....

- О да, ты был образцом родительской любви и заботы, Снейп! Я впечатлен. Поколения хогвартских студентов с нежностью вспоминают дни, прожитые под опекой всеми любимого дядюшки, Обнимаю-Целую Снейпа.

Гарри с трудом подавил улыбку, но ему стало не до смеха, когда он услышал горькую ярость в голосе Снейпа. Их голоса стали звучать тише, и Гарри плотнее прижался к двери, чтобы ничего не пропустить.

- Если ты хочешь играть в суррогатного папашу, Блэк, играй с кем-нибудь другим и не за счет его жизни. Каждый раз, обращаясь с ним, как с ребенком, ты подвергаешь его риску. Всякий раз, когда ты не обращаешься с ним, как с потенциально сильным магом, нет, как с уже самореализовавшимся сильным магом...

- Он вполне может им быть, Снейп, не знаю. И мне плевать. Я люблю его за то, кто он есть, а не за то, что он может сделать для всех нас. И я вижу, что ты его используешь, превращая в гребаное оружие. Ему семнадцать, Снейп, и он не твой личный шанс на искупление!

- Это просто нелепо! У меня нет таких...

- Ерунда, Снейп! Ты даже не задумываешься об изменениях, которые производит в нем Темная Магия! Да известно ли тебе о них вообще?

Наступило молчание, и Гарри прижался плотнее к двери.

- Ты имеешь в виду то, что он принимает за свои чувства ко мне?

- Мерлин, только послушай самого себя! Это не то, что он принимает, это не его воображение, для него все настоящее! Что ему известно об этом виде эмоциональной уязвимости – черт подери, Снейп, объяснил ли ты ему, чем это может для него кончиться?

Голос Снейпа теперь звучал очень спокойно.

- Гарри умнее, чем ты думаешь, Блэк. И взрослее, чем кажется. И он несет ответственность за свою силу...

- Ответственность по отношению к тебе, ты хочешь сказать?

- Ревнуешь?

Их вопли перешли в яростное шипение, и Гарри разбирал лишь отдельные слова. Он прижал ухо к замочной скважине, но не смог больше ничего услышать. Но даже через дверь он чувствовал волны ярости, исходящие от них обоих. А потом он услышал приближающиеся громкие шаги и в ужасе едва успел отпрыгнуть в сторону, когда распахнувшаяся дверь с силой ударилась о стену.

Сириус даже не взглянул на него, он пронесся прочь, его мантия со свистом рассекала воздух. А Гарри все так же стоял, прижавшись к стене и не смея дышать.

- Мистер Поттер.

Конечно же, Снейп знал, что он подслушивал.

- Мистер Поттер, уверяю вас, ваша неподвижность не заставит меня поверить в то, что вы испарились. Сию секунду вернитесь. Нам нужно закончить урок.

Гарри нехотя вошел и уставился в пол.

- Извините, сэр, я вовсе не хотел подслушивать...

- Не лги, мальчишка, - оставшийся после разговора с Сириусом гнев придавал его и без того язвительным словам оттенок, который у Гарри ассоциировался с немедленной смертью. – Естественно, вы хотели услышать каждое слово.

Снейп отшвырнул сюртук в сторону и ослабил воротник рубашки.

- Итак. На чем мы остановились? – В его глазах горел фанатичный огонь.

- Ммм... Может, мы продолжим завтра, сэр...

- Пытаетесь слинять, Поттер? Боитесь, что в том, что говорил ваш крестный – что вы слишком молоды, слишком неопытны, слишком напуганы – есть доля правды? – Снейп презрительно усмехнулся. – Хотите, я подержу вас за руку, Поттер? Или расскажу вам на ночь сказку? Я знаю одну – как раз для вас. Жили-были прекрасный, пусть и придурковатый, молодой маг и его прелестная, пусть и пустоголовая, молодая жена. И однажды они произвели на свет избалованного, изнеженного, раздражающего младенца, которого обожали больше всего на свете. И когда страшный серый волк постучал в дверь, они стали метаться, как безголовые цыплята, потому что никто не научил их основам самозащиты, а они были слишком глупы для того, чтобы...

- Заткнитесь!

- Заткнись сам, ты, наглый детеныш! Защищайся же, черт тебя подери!

- Arsilia maxima!

- Lentula faringulatum!

Огненные шары срывались с кончиков их пальцев, они сбивались с курса и откатывались в разные стороны. Неожиданно Гарри пришла в голову мысль, за которую он ухватился.

- Opprimordia! – прокричал он, и тотчас же Снейпа окутала тонкая белесая дымка – не такая густая, как Nubis Pulverius, но более сильнодействующая и опасная. Снейп замер и в смятении оглянулся по сторонам. Гарри поднялся на ноги, наблюдая за ним и раздумывая над заклинанием. Палочка Снейпа была опущена, его взгляд был направлен куда-то влево от головы Гарри.

- Сэр?

Дымка рассеялась, но Снейп все еще оставался в ступоре. Он словно прислушивался к чему-то слышному ему одному. «О боже, - промелькнуло в голове Гарри. - О, Мерлин». Он мысленно проиграл все, что произошло за последние пару минут. Opprimordia. Opprimordia. Служит причиной временного смятения. Снейп должен слегка оцепенеть, ничего больше, а не стоять, уставившись в пустое пространство, как пациент Святого Мунго. Если только... если только... «О нет, только не это, - мысленно молился Гарри. - Заклинания, влияющие на сознание. Я послал заклинание, влияющее на сознание, когда он уже был на эмоциональном взводе. Черт подери, что я наделал?»

- Эээ... Профессор Снейп, вы меня слышите?

Медленно-медленно Снейп повернул голову, словно был неуверен, откуда доносился голос. Встретившись глазами с Гарри, он блаженно улыбнулся. Это зрелище окончательно лишило Гарри присутствия духа.

- Когда ты пришел? - спросил он.

- А... Профессор Снейп, сэр, я был тут целый вечер, я просто...

- Мама сказала, что ты не придешь сегодня.

«Черт побери, - подумал Гарри. - Ладно, ладно, что мне делать? Может, отвести его в больничное крыло?» Он быстро отказался от этой идеи. Да, его заклинание вышло неудачным, но все-таки не было веской причины предполагать, что Снейп получил серьезное повреждение и находится в опасности. Должен, должен существовать способ не предавать огласке то, что он заклятием довел профессора Снейпа до невменяемого состояния. Только бы он смог отвести его в его комнаты и запереть за ним дверь...

- Профессор Снейп, вы должны пойти со мной, сэр. – «Да, вот оно, - подумал Гарри. -Спокойный, повелительный голос. Не паникуй. Его кабинет всего лишь в конце коридора. Совсем недалеко. Мы сможем это сделать». Он взял Снейпа за руку. Снейп переплел пальцы с пальцами Гарри и стал широко размахивать их сцепленными руками.

- Ты принес мне что-нибудь вкусненькое?

«Умоляю, умоляю, пусть он завтра обо всем забудет».

- Эээ... нет, я не... погоди, да-да, принес и оставил вон там. Если ты пойдешь со мной, то все получишь.

- О, это было бы здорово, - он послушно позволил подвести себя к двери, Гарри осторожно выглянул, чтобы проверить, чист ли их путь к отступлению. Снейп не сопротивлялся даже тогда, когда Гарри быстро, почти бегом, потянул его через весь коридор, опасаясь, что они могут наткнуться на студента или, того хуже, на учителя.

У кабинета Снейпа Гарри заколебался.

- Эээ... Северус?

- Да?

- Я хочу, чтобы ты открыл эту дверь.

- О, я не думаю, что сумею это сделать. Она же такая тяжелая.

- Нет-нет, она вовсе не тяжелая, я обещаю.

- Ты уверен? – Снейп скептически изучал дверь.

- Абсолютно. Ты такой большой мальчик, я уверен, что ты с легкостью сделаешь это, - если Снейп вспомнит это хотя бы частично, завтра в то же время Гарри однозначно будет трупом.

- Ладно, - изо всех сил Снейп толкнул дверь и рассмеялся, когда она бесшумно отворилась, Гарри быстро втолкнул его внутрь и запер за ними дверь. Пока все шло удачно.

Черт, что делает Снейп? Наобум тот брал склянки и тряс их, чтобы услышать хлюпающие звуки, и уже засовывал руку в одну из них, где находились заспиртованные гадючьи жала.

- Уииии! – воскликнул он.

- Северус! Сейчас же положи все на место и ничего не трогай! – он спас гадючьи жала и отнял у Снейпа экстракт пажитника, который тот пытался выпить. – Боже, да ты опасен!

Снейп плюхнулся в кресло, его голова откинулась назад, глаза закрылись сами собой. Гарри придвинулся поближе. «Только б он побыстрее заснул…»

Вдруг Снейп широко распахнул глаза.

- Что... где я? – слабо спросил он.

Гарри вздохнул с облегчением.

- В вашем кабинете, сэр. Что-то случилось с моим заклятием, и я боюсь, что...

- Моем кабинете? Что ты несешь? Мерлин, я что, опять проспал всю трансфигурацию? Люциус, ты придурок, я же просил меня разбудить! – Снейп вскочил с кресла только для того, чтобы, шатаясь, схватиться за стол, по дороге сбросив на пол пару флаконов. Один из них разбился в дребезги, запачкав ботинки Гарри чем-то вязким и липким.

«Боже мой, - думал Гарри. - Да он же тут покалечится».

- Нет–нет, - сказал он, быстро соображая. – Ты все перепутал. Сейчас не утро. Сейчас вечер, время ложиться спать. Видишь? На улице темно. Ты должен лечь. У тебя впереди вся ночь, ты выспишься и завтра на занятиях будешь свежим как огурчик, - он мысленно закатил глаза, ужасаясь тому, что несет. Свежий, как огурчик. Очень по-малфоевски, ага. Однако Снейп, казалось, ничего не заметил.

- Хорошо, - бормотал он. – Во что это я одет? – Гарри подталкивал его к спальне. Снейп послушно двигался в заданном направлении, разбрасывая одежду по дороге. – Что за... кто присобачил эти пуговицы к моей одежде?

Гарри подавил смешок и подтолкнул его к постели. В своем затуманенным сознании Снейп воевал с пуговицами, и Гарри вовсе не казалось, что он просто оставит их в покое и уснет. Он был одержим, как пьяница. «Да, вот оно», - подумал Гарри. Это было очень похоже на состояние опьянения. Или как будто он частично находился в какой-то альтернативной реальности и частично в реальности настоящей. Гарри забросил ноги Снейпа на кровать, стянул с него ботинки и носки. Снейп уже начал войну со своими брюками.

Гарри вздохнул и наклонился, чтобы ему помочь. Снейп принял его помощь так, как и раньше – без малейшего вопроса или протеста. Он сел и стянул рубашку. Гарри решительно уставился в пол, складывая одежду Снейпа. Он подошел к кровати. «Я не буду смотреть на Снейпа в нижнем белье, я не буду смотреть на Снейпа в нижнем белье, я совершенно не буду смотреть на Снейпа в нижнем белье».

- Тебе... еще что-нибудь нужно?

- Да, - ответил он и неожиданно сильно потянул его в постель. Не удержавшись на ногах, Гарри повалился на лежащего Снейпа, чьи руки твердо удерживали его на себе.

- Ты же не оставишь меня одного, нет? – прошептал Снейп ему в ухо низким голосом. «О боже, о боже, о боже». Член Гарри оживился, когда он осознал, что лежит прямо на...ну, прямо на нем. И тонкая ткань трусов не оставляла почти ничего для воображения. Снейп уже крепко обнимал его, уткнувшись лицом в шею Гарри. – Ммм... Ты хорошо пахнешь. Я так и думал.

И Гарри стало интересно, в какой же это реальности тот сейчас находится. Снейп мечтательно улыбнулся и вжал свои бедра в бедра юноши. Гарри громко застонал.

- Тебе ведь это нравится, да?

- Гм... о боже... - Гарри почувствовал, как напрягается член Снейпа - такое восхитительное ощущение движения под ним. Он не смог удержаться и не ответить на толчки, непроизвольно отдаваясь ритму. «Перестань, перестань, перестань», - вопил его мозг, и он попытался остановиться, но ничто в жизни еще не приносило ему таких дивных ощущений, и он затрепетал от возбуждения еще до того, как понял, что совершенно потерял контроль.

- Ты хочешь меня, прелестное создание? – дыхание Снейпа щекотало его ухо, вызывая дрожь во всем теле. В ответ Гарри застонал, на что Снейп низко засмеялся и обвил талию Гарри ногами. «О черт, да». Гарри придвинулся к нему плотнее, ускоряя движение. Его рука потянулась к ширинке джинсов, которые он пытался отчаянно с себя сбросить – все что угодно, только бы почувствовать, почувствовать или умереть: член Снейпа, прижатый к его, только один раз, только один раз – и потом он обязательно остановится.

- Как прекрасно, - бормотал Снейп ему на ухо, Гарри закрыл глаза и думал: « Это мне, мне он говорит это?», но он так же понимал, что ему уже было все равно, ему просто было необходимо прижаться к Снейпу сию же минуту. Он отшвырнул джинсы в сторону и, даже не сняв с себя рубашки, сорвал со Снейпа остатки одежды. Снейп улыбался ему.

И потом они уже были член к члену, и дрожащий Гарри бесстыдно гладил, терся, задыхаясь, он чувствовал себя так восхитительно, так хорошо, и, сам не осознавая как, он развел ноги Снейпа еще шире, потому что обнаружил, что настойчиво вжимается в... в эту... туда, вниз, и картинки того, что Снейп делал с Сириусом заполнили его воображение. Снейп, казалось, все глубже погружался в мечтательное состояние, глаза были полузакрыты, на губах играла блудливая улыбка. Он закинул ноги на плечи Гарри.

- Ты хочешь меня трахнуть, прелестное дитя, - от ленивого голоса Снейпа юноша возбудился еще больше, и он проталкивался, проталкивался в это невозможно узкое место... о боже, анус Снейпа, этот восхитительный анус, и Снейп был беззащитен, мечтателен и безволен и улыбался ему. Гарри проталкивался в это запретное место, и у него не получалось. «Что же такое Снейп тогда сделал? Ах да, там была смазка!», но он уже не мог ждать, у него не было времени, он должен был оказаться там внутри или умереть. Он вошел уже почти на половину, когда глаза Снейпа на миг стали осмысленными.

- No, no, ti prego, basta - basta, ti prego, - бормотал он на непонятном Гарри языке, и Снейп поднял руку, чтобы оттолкнуть его, но он был слаб, очень слаб, и Гарри без труда прижал его руку к матрасу. Сопротивление Снейпа только возбуждало, и он грубо протолкнул свой член полностью внутрь. Снейп закричал, выгнул спину, и Гарри понимал, что причиняет ему боль, это было очевидно, но это было слишком хорошо, чтобы он мог остановиться, он не хотел останавливаться, он хотел умереть тут на месте, трахая Снейпа, вталкивая свой член в Снейпа, сливаясь с ним, о да, да, да...

Гарри толкался в бешеном ритме, закрыв глаза, его пальцы удерживали все еще сопротивляющиеся руки Снейпа за запястья. Снейп бормотал что-то еще, о боже, он говорил «Сириус, Сириус, Сириус» снова и снова, полустоном, и Гарри кончил, ощущая, как смягчается его член, изливаясь в сжимающееся отверстие, чувствовал, как теплые ноги обвивают его. Он упал, дрожа и задыхаясь, и только смутно почувствовал, как его оттолкнули в сторону, но, засыпая, он снова прильнул к этому теплому чудесному телу.



Глава четвертая

Теплый свет грел спину, и он поудобней уткнулся в носом в постель. Простыни пахли лучше, чем в его собственной постели, и Гарри глубоко вздохнул. Почему его простыни пахли смесью клевера с лавандой и еще чем-то непонятным, но весьма приятным?

Звук захлопнувшейся двери разбудил его окончательно. Какого дьявола...? Его глаза широко распахнулись. О, черт подери. Его взгляд встретился с напряженным взглядом темных глаз, его рот приоткрылся и тотчас же снова захлопнулся. Он уснул. Уснул голый в кровати Снейпа. Великий Мерлин, что он натворил?

- Северус, я пришел, чтобы... - Сириус замер на полуслове.

Когда Гарри был маленьким, он читал о том, что произойдет, если земля перестанет вращаться вокруг своей оси даже на секунду: магма расплавится, кора треснет, моря высохнут, горы разрушатся, и земля, вывернувшись наизнанку, взорвется, и камни и вода, деревья и люди, превращенные в мелкие частицы, распылятся и затеряются в бесконечности.

Как ни странно, ничего подобного не произошло.

Лицо Сириуса осталось абсолютно бесстрастным. Гарри увидел, как Снейп нахмурился, моргнул, и для него сошлись концы с концами, когда для него сошлись концы с концами. И Гарри почувствовал, что его вот-вот стошнит прямо в постели, на глазах у обоих мужчин. Он заметил, как Снейп повернулся к Сириусу, чтобы что-то сказать, но Сириус уже направился к выходу.

Снейп вскочил с кровати, лихорадочно пытаясь натянуть штаны и, спотыкаясь, выбежал из спальни.

- Сириус! – позвал он, но тот не остановился.

- Сириус, подожди, выслушай меня! – Они оба уже были в кабинете, Сириус резко обернулся.

- Не надо, - произнес он мертвым голосом, и Снейп замер на месте. – Лучше заткнись, черт тебя подери! Не смей... - он остановился, пытаясь обрести над собой контроль. – Не смей делать вид, что я только что ничего не видел. Просто... - он поднял руку. – Просто не надо.

В комнате воцарилось молчание.

- Сириус...

- Ну ладно,– обманчиво спокойно сказал Сириус. – С другой стороны, мне даже интересно тебя послушать. Как ты объяснишь тот факт, что я нашел тебя голым в постели с моим семнадцатилетним крестником, и от вас за версту несет сексом? Ну же, придумай убедительное объяснение.

Снейп молчал.

- Я так и думал.

Сириус повернулся и вылетел из кабинета, громко хлопнув дверью. Снейп подошел к двери и прислонился к ней головой. Гарри едва успел добежать до туалета, где со стоном расстался с содержимым своего желудка. Его рвало до тех пор, пока внутри не осталось ничего, кроме желчи и слюны, и он выплевывал их до бесконечности, и между приступами единственная мысль стучала у него в голове: насильник, насильник, насильник...

Наконец он откинулся назад, прислонившись спиной к холодным плиткам, обессиленный и истощенный. Кто-то вытер ему лицо теплым полотенцем и поднес к губам стакан воды. У воды был привкус, будто туда было добавлено зелье. Против тошноты, скорее всего. Он открыл глаза и, набравшись смелости, встретился взглядом со Снейпом.

- Мне очень жаль, - это было все, что он мог из себя выдавить.

Снейп молча наполнил стакан, но в этот раз чистой водой. Его руки не дрожали, и взгляд был непроницаем. – Выпей это, пожалуйста.

Гарри подчинился. Он осознал, что по-прежнему обнажен, но как только эта мысль пришла ему в голову, он почувствовал, что ему на колени мягко опустился халат. Гарри схватил его.

- Я... мне очень жаль, - снова начал он и замолчал, понимая, как жалко и неуместно звучат его слова.

- Что произошло? - спокойно спросил Снейп.

- Вы... вы не помните?

- Частично. Я помню, как ты послал в меня Opprimordia, еще я помню, что подумал, какая это была идиотская идея. Дальше - сплошные обрывки, и я не уверен, что из них галлюцинации, а что произошло на самом деле.

- Хорошо, - слабо ответил Гарри. – Я привел вас сюда, а потом я... гм... вы были... я... - он прижал ладони к глазам.

- Мистер Поттер. В том, что произошло, нет вашей вины.

Гарри уставился на него в изумлении.

- Не было моей вины? Я вас изнасиловал. Я забрался на вас и изнасиловал. Это вы помните?

- Да, - Снейп опустил глаза.

- И в этом нет моей вины? – он ненавидел визгливые нотки, прозвучавшие в его голосе, ему было противно, что Снейп успокаивал его.

- Я не сказал, что ты не несешь за это ответственность. Но это не твоя вина. Вина - всецело моя. Твой крестный был прав, Гарри.

Гарри уставился в пол.

- Вы имеете в виду, когда говорил о том, что я еще ребенок?

- Нет. О том, что я не обращал внимания на эффект, который оказывает на вас Темная Магия. Я должен был это предвидеть, но я был самонадеян и абсолютно убежден, что смогу послать тебя в нужном направлении. Я не предполагал, что темнота так быстро захватит вас, но я обязан был предугадать. Одевайтесь, - он протянул руку и помог Гарри подняться на ноги.

Гарри нашел свои джинсы и футболку на полу у кровати и натянул их дрожащими руками. Он замер при виде яркого пятна крови в центре постели. Ухватившись за спинку кровати, он боролся с очередным приступом тошноты. Боже, нет. Память услужливо показала картинку: выгибающийся Снейп, его лицо искажено от боли, он сам задыхается – но не останавливается ни на мгновенье, грубо, неистово толкается вперед... он опустил голову и знал, еще до того, как увидел, что там, на своем члене он найдет следы засохшей крови. Он быстро натянул джинсы, чтобы этого не видеть.

Он повернулся к двери гостиной.

- Все... вы... в порядке, сэр?

- Я в порядке, мистер Поттер. Идите к себе.

Гарри кивнул, его горло сжалось.

- Конечно, вы в порядке. Я взял и разрушил вашу гребаную жизнь, а вы в порядке.

Втянув голову в плечи, он миновал маленькую гостиную, через кабинет и вышел в коридор. Он не останавливался, пока не достиг гриффиндорской башни, в свою спальню, где запер за собой дверь. Он стоял, дрожа, уставившись на свою аккуратно заправленную постель. Затем упал на колени и зарыдал, и сухие всхлипы причиняли большую боль, чем приступы тошноты.

- Гарри? С тобой там все в порядке?

Он поднял голову с пола, услышав голос Гермионы. Должно быть, он уснул. Он потер щеку, которую отлежал на твердом каменном полу. Так или иначе, спать в постели ему совсем не хотелось.

- Гарри, можно зайти?

- Да... конечно. Relicta claustra, - он взмахнул палочкой. Забавно, он даже не помнил о том, что его палочка была засунута в задний карман джинсов. Он сел, ударившись головой о спинку кровати.

Над ним склонилось обеспокоенное лицо Гермионы.

- Гарри, я волновалась, когда ты не... - она замолчала, быстро заперла за собой дверь и уселась рядом с ним на полу. – Гарри, что произошло?

Он помотал головой. Он даже не знал, с чего начать. Как объяснить Гермионе? Как она будет на него смотреть, если узнает? Он закрыл глаза. И почувствовал, как руки Гермионы обняли его, прижимая к себе, и он позволил своей голове упасть на ее колени, она нежно гладила его волосы. - О, Гарри.

Занятия в этот день прошли как в тумане. Он сидел на них, ничего не видя и ничего не слыша. Как только прозвенел звонок на большую перемену, он схватил мантию, прекрасно понимая, что он должен сделать. Он не остановился подумать, подозревая, что тогда потеряет все свое мужество. Но он обязан был это сделать. Он был обязан Снейпу. Он плотно закутался в мантию и отправился в Хогсмид.

Он зашел в «Три Метлы», кивнув Розмерте, которая лучезарно улыбнулась ему в ответ. Гарри направился вверх по лестнице, остановившись у комнаты Сириуса, глубоко вдохнул и постучал. Ответа не было, он постучал снова, и дверь распахнулась настежь.

Гарри перешагнул порог. Комната была совершенно пуста. Он распахнул дверцы шкафа, открыл ящики комода. Ничего. Сириуса не было. Он тяжело опустился на кровать. Слишком поздно. Он опоздал. Он думал, что если ему только удастся найти Сириуса сегодня и рассказать ему правду – о том, как он следил за ними из-под мантии-невидимки, о вчерашней дуэли и о том, что случилось после – каждую болезненно унизительную подробность, – если бы он только смог ему все рассказать, то, конечно же, все образуется. Сириус бы его понял, и отношения между ним и Снейпом наладились бы, и Гарри больше не чувствовал бы эту мертвую пустоту в желудке.

Он откинулся назад на кровати и закрыл глаза. Покрывала были так же аккуратно застелены, как и в его собственной спальне. Вероятно, Сириус не ночевал тут прошлой ночью. Он представил, как Сириус после ссоры меряет шагами комнату и с рассветом направляется в Хогвартс, чтобы сказать Снейпу…сказать что? Об этом уже никто не узнает.

«Это не ваша вина, мистер Поттер». Гарри перекатился на другую сторону, прижимая к себе подушку. Он чувствовал, будто за последние двенадцать часов повзрослел лет на десять. Вчерашний ужин был в другой жизни. «На простынях Снейпа была кровь, - подумал он, - но я в этом не виноват. Я никогда и ни в чем не виноват».

- Гарри.

Гарри вяло возил ложкой по тарелке с овсянкой, безуспешно пытаясь бороться с сонливостью. Прошлой ночью он не спал вообще, проведя первую ее половину за разговорами с Гермионой, а вторую – за сочинением писем Сириусу, которые он уничтожал сразу же после написания. К рассвету его письменный стол представлял собой островок в море скомканного пергамента, а голова раскалывалась от боли.

- Гарри, - Гермиона толкнула его локтем, и он подскочил от неожиданности. – Гарри. Проснись, к нам идет Дамблдор.

- Доброе утро, Гарри, - он снова подпрыгнул, услышав спокойный голос, казалось, раздавшийся прямо у него в голове, и, обернувшись, увидел Дамблдора, изучающего его серьезным взглядом из-под густых бровей. - Можно тебя на пару слов?

«Черт подери», - подумал Гарри, выходя из Большого зала вслед за директором, провожаемый сочувственными взглядами Рона с Гермионой и любопытными – всех остальных. Не проронив ни слова, они поднимались по бесконечным лестницам в кабинет Дамблдора, мантия директора скользила перед Гарри по каменному полу. Выражение лица директора не обнадеживало. «Он знает, - пронеслось в голове у Гарри. - Он знает, так же как он знает обо всем, что происходит в этом замке, и о каждом гребаном поступке, который я когда-либо совершил».

Он сел на краешек кресла, которое все еще, даже в семнадцать лет, могло поглотить его полностью. Дамблдор не предложил ему чая, не обменялся с ним любезностями. Он стоял у стола, впившись в Гарри взглядом. «Я не знаю, что сказать, я не знаю, что сказать», - мелькнула паническая мысль. Был ли у него Снейп? Рассказал ли ему о том, что произошло? Он не видел Снейпа со вчерашнего урока зельеварения, и он не пошел на вечерние занятия в подземельях. Конечно, теперь все было кончено. Снейп был последним человеком на земле, которого он хотел видеть, и по взгляду, которым тот одарил его в классе, он убедился, что чувство взаимно.

- Гарри.

- Да, сэр.

- Я должен сказать тебе кое-то весьма неприятное.

Гарри на мгновение закрыл глаза.

- Я знаю, сэр, - пробормотал он.

Брови Дамблдора поползли вверх.

- Ты знаешь?

Он кивнул, не поднимая взгляда с ковра под своей левой ногой.

- Я в этом не уверен, Гарри. Гарри, посмотри на меня.

Гарри поднял глаза и впился пальцами в подлокотники кресла.

- Сириус Блэк вчера ночью был схвачен Упивающимися, - он замолчал, ожидая реакции, но так и не дождался. – Он пропустил встречу со связным, хотя раньше никогда этого не делал. Сегодня в четыре утра мы узнали, почему.

Гарри сидел очень тихо, ожидая, пока комната перестанет вращаться и кислород вновь станет поступать в легкие. Наконец, он пробормотал что-то невнятное.

- Что ты сказал, мой мальчик?

- К-как? Я хочу сказать, откуда вам это известно?

- А. Мы получили записку. Они любезно информируют нас о захватах пленников и о убийствах. Они также информировали Дневной Пророк, – в голосе Дамблдора звучала горечь, которой Гарри не замечал раньше.

- Убийствах, - пробормотал он. – Они… они убьют его?

- Да, - Дамблдор не избегал взгляда Гарри.

- Я понимаю, - он встал, слегка пошатываясь. – Спасибо за то, что вы были так откровенны со мной, сэр. Что сразу мне сообщили об этом. Могу я... могу я рассказать остальным?

- Как посчитаешь нужным, Гарри, - Дамблдор внимательно наблюдал за выражением его лица. – Полагаю, в «Пророке» об этом напишут самое позднее, завтра утром. Я не хотел, чтобы ты узнал оттуда.

- Да. Разумеется. Спасибо, сэр, - он направился к двери. Ему было необходимо выбраться отсюда, пока стены не обрушились и не раздавили его. Он слегка кивнул директору, который все еще внимательно на него смотрел, и бежал, не останавливаясь, до южного коридора второго этажа и только там сполз по стене на пол, зашедшись в рыданиях.

В гриффиндорской гостиной тем вечером было очень мрачно. Гарри все время просидел, свернувшись калачиком в кресле у камина, почти ни с кем не разговаривая. Рон и Гермиона тоже молчали, просто сидя с ним рядом. Гермиона без необходимости часто вставала, чтобы перемешать дрова в камине, и Гарри замечал, как она тайком утирает слезы, когда думала, что на нее никто не смотрит. Рон иногда разражался длинными бесполезными тирадами о том, что он сделает с первым встреченным им УПСом, как только закончит школу авроров. Несколько знакомых подошли с неловкими соболезнованиями, и он невыразительно кивнул в ответ, желая про себя, чтобы все они пошли к черту.

Когда в гостиной остались только они трое, Гарри совсем перестал поднимать голову, чтобы смотреть на друзей. Гермиона первой поняла намек и взяла Рона за руку.

- Пошли, Рон. Дадим Гарри время побыть одному. Кроме того, у нас завтра утром трансфигурация и ты ужасно выглядишь. Тебе нужно отдохнуть.

- Спасибо, Гермиона. Ты тоже отлично выглядишь. Гарри, дружище, ты уверен, что тебе ничего не нужно?

- Вы идите, идите... - пробормотал Гарри.

- Ну, тогда ладно, - Рон направился к лестнице. Гермиона на мгновение положила руку на плечо Гарри. Он ничего не сказал, а когда подумал, что ему все-таки нужно как-то отреагировать - возможно, взять ее за руку, она уже убрала ее и тоже направилась к лестнице. Он долго смотрел на догорающие поленья в камине, пока огонь не погас совсем и холод не начал пробирать его до костей.

Затем он выпрямился, натянул ботинки, впервые за долгое время точно зная, что он должен сделать.

Он колотил в дверь кабинета Снейпа кулаком. Он даже не побеспокоился взять с собой мантию-невидимку. Какой смысл, если он уже чувствовал себя полностью опустошенным? «Ну же, Снейп, открывай, - думал он, - я знаю, что ты там. Сейчас час ночи, где тебе еще быть?»

- Профессор Снейп! – закричал он, не заботясь о том, что все старосты школы могут могут сбежаться на его крик. – Профессор Снейп, прошу вас, откройте!

Ничего. Черт бы его побрал. Он нажал на дверную ручку, просто из наглости, и, к его удивлению, она поддалась. Дверь распахнулась. Он замер в смятении. Снейп оставил дверь открытой и свой кабинет незащищенным? Почему?

Гарри осторожно прикрыл за собой дверь. Было темно, но пыльная лунная дорожка проникала сквозь высокое окно. Он видел, что в кабинете все было в полном порядке. Он прошел в гостиную. Однако не осмелился пересечь порог спальни.

- Профессор Снейп, - прошептал он. Ничего. - Профессор Снейп, - осмелев, громко позвал он. Ответа не было. Его глаза привыкали к темноте, и он заметил аккуратно застеленную и абсолютно пустую кровать. Озадаченный, он повернулся и вошел в кабинет.

Рабочий стол был чист и аккуратно прибран, что само по себе было необычно.

Большую часть времени рабочий стол Снейпа выглядел так, будто на нем происходило восстание гоблинов. Гарри провел пальцем по стенке чистого котла. Он даже выглядел при неясном свете, будто только что отполированный.

И только потом он увидел конверт.

Альбусу Дамблдору, было написано на нем каллиграфическим почерком Снейпа. Гарри потянулся за ним и заколебался, затем снова потянулся и взял его в руки. Запечатан, естественно. «Ладно, - подумал Гарри, - уж если я кого-то насилую, то почему бы мне не сделать это как следует». Он сломал печать и принялся за письмо.

Быстро просмотрев пергамент, юноша внимательно перечитал письмо, чтобы убедиться в том, что не упустил ничего важного. Гарри остановился, огляделся по сторонам, затем аккуратно сложил письмо и положил его в карман, вместе с конвертом. Нахмурив брови и не проронив ни звука, он быстро покинул кабинет. Ему нужно было кое-что взять. Ему все же понадобится сегодня мантия-невидимка.



Глава пятая

Вначале письмо Снейпа немного его озадачило. И только после второго прочтения кусочки головоломки сложились в единое целое, и он был так доволен, что разгадал загадку, что не задумывался, как сделает то, что собирался.

Письмо Снейпа, адресованное Дамблдору, в основном содержало указания по распределению часов – инструкции на последующие несколько недель, пока ему не найдут подходящую замену. Общие заметки о прогрессе каждого класса, о проектах, которые было необходимо закончить и которые были уже закончены, пара строк для мадам Помфри о том, где найти зелья, когда закончится срок годности у Скелероста, и так далее. Письмо было исключительно делового содержания. Единственным ключом была краткая записка, вложенная в конверт. Записка, адресованная самому Снейпу.



Дорогой Северус,

Ты знаешь, чего я хочу. Жду.

До скорой встречи,

Л.М



Гарри нахмурился, читая и перечитывая ее. Л.М.? Скорей всего, это не кто иной, как Люциус Малфой. Но чего Малфой мог требовать от Снейпа? Какое-нибудь зелье? Может быть, рецепт какого-нибудь ядовитого варева для Вольдеморта? Какую-нибудь книгу? Он оглядел кабинет, просто чтобы еще раз убедиться, что он ничего не упустил - например, полку с табличкой «То, Что Могут Хотеть УПСы». Однако почти сразу Гарри сообразил, что Малфою требовалась какая-то важная информация. Информация про Орден Феникса или про военную стратегию Дамблдора.

Но зачем, зачем Снейп согласился? Почему он бросился к Малфою, оставив Дамблдору лишь вежливую записку о своих уроках? Снейп, разумеется, сукин сын, но не предатель. И что же такого мог хотеть Малфой, что... и неожиданно его осенило. От этой догадки его дыханье сбилось, как тем летом, когда он упал с яблони в саду дома Сириуса. Тогда он помогал обрезать ветки и, желая повыпендриваться, забрался выше, чем следовало, потерял равновесие и несколько секунд смотрел в неподвижное синее небо, пока воздух со свистом снова наполнял его легкие. И Сириус, смеясь, наклонился к нему и протянул руку, чтобы помочь встать на ноги. «Убивает не падение, - сказал он с неожиданной улыбкой. - Убивает неожиданная остановка».

Гарри взял курс на запад и немного снизился. В темноте следовало быть осторожным. Уже два года он знал точное местонахождение поместья Малфоев, но никогда не приближался к нему с воздуха. Как жаль, что он не мог аппарировать из Хогсмида, как это, вероятно, сделал Снейп. Он скрежетал зубами при мысли о потерянном времени, пытаясь догадаться, на сколько же его опередил Снейп.

То и дело в мыслях он возвращался к прошлому лету. Когда же в последний раз ему удалось выспаться? Две ночи назад. Лежа в... нет, нет, думай о прошлом лете. Все что угодно, но не о том, где он выспался в последний раз. О да, это было прекрасное лето, первое, которое ему позволили провести с Сириусом после того, как с того были сняты обвинения. Целыми днями они загорали или плавали в небольшой бухте. Вечерами Сириус пытался научить Гарри сносно играть в шахматы и даже пару раз позволил ему обыграть себя. Гарри же рассказывал ему о своих первых годах в Хогвартсе, наполняя живыми подробностями те события, о которых Сириус почти ничего не знал. Сириус обожал слушать его рассказы про первую встречу с Гермионой, про потерянную жабу Невилла, про Плаксу Миртл, про Пушка, про тролля, про Добби с пудингом и про все пропущенные им события. В ответ Сириус делился с ним воспоминаниями о собственной юности, о розыгрышах Мародеров, подробностями о его отце, которые Гарри так жаждал узнать.

Гарри поежился от ночного холодного ветра и увеличил скорость. Он не хотел думать о том, что произойдет, если он опоздает. Он думал о необычности отношений Сириуса и Снейпа. Той ночью, в комнате Снейпа, наблюдая за ними, он был слишком возбужден, чтобы задуматься о значении увиденного. Когда Сириус... когда они начали... ему было трудно сформулировать мысль. «Мистер Поттер, я уже встречаюсь кое с кем другим». Началось ли это прошлым летом? Иногда Сириус оставлял его на целый день, объясняя это делами, связанными с Орденом, но никогда не посвящая в подробности. Выбирался ли он уже тогда тайком на свидания со Снейпом? Или все это началось позднее? Или еще раньше? Никогда на его памяти Сириус не выказывал ничего, кроме раздражения или отвращения, в присутствии Снейпа. Как это началось? Со взаимовыгодного сотрудничества? Со взаимной поддержки? Чем бы это ни было изначально, он понимал: это переросло во что-то гораздо большее.

Той ночью Гарри с изумлением заметил, как смягчалось выражение лица Сириуса, когда он смотрел на Снейпа. И его тело было... Гарри попытался заткнуть эту мысль, но он то и дело мысленно возвращался к картинам прошлого: кончающий Сириус, Сириус, нанизывающийся на член Снейпа. И Гарри осознавал в себе еще одно темное начало: в том, как его возбуждал крестный, как Гарри хотел его – как с удовольствием развел бы ноги, чтобы Сириус ввел в него свой восхитительный член, чтобы кончить с его именем на губах.

Выкрикивая его имя. Зовя его так же, как Снейп, когда Гарри изливал в него свое семя, разрывая и причиняя ему боль. Звал ли он на помощь? Или в какой-то части затуманенного сознания ему казалось, что это Сириус причиняет ему боль? Осознал ли он хоть на секунду, что с ним был Гарри? Юноша не позволил себе подавить воспоминания о прошлой ночи: лежащий под ним Снейп, потерянное выражение его глаз, его слабые попытки к сопротивлению. Снейп, говорящий нет, нет и еще какие-то слова, которых он не знал, но о значении которых нетрудно было догадаться.

«Я больше не стану уклоняться от ответственности, - думал Гарри. - Я больше не стану отворачиваться. Больше не стану». Он круто спикировал и приземлился на ровно постриженный газон.

Почему-то территорию поместья не окружали защитные заклинания. Однако Гарри не придал этому факту значения. Он скользнул в один из боковых входов, внимательно смотря по сторонам: в доме было тихо как в могиле и так же весело. Впервые его сюда привел Драко два года тому назад, когда его отец все еще притворялся, играя на оба лагеря, и тогда Люциус даже пытался быть учтивым.

«Почему бы нам не остаться подольше? - спросил Гарри. - Тут так хорошо». Но Драко сжал губы и помотал головой так, как умел только он, и Гарри понял: настаивать не стоит. Гарри стало интересно, сколько же прошло времени с тех пор, когда Драко в последний раз разговаривал с отцом. Нужно будет спросить Гермиону.

Он бесшумно поднялся по лестнице, прислушиваясь. Из одного коридора лился тусклый свет, и он осторожно двинулся в том направлении. "Мерлиновы яйца, Поттер, - фыркал Драко. - Учти, я взял тебя в подвалы в последний раз. Из-за тебя нас чуть не застукали".

Он остановился возле приоткрытой двери кабинета на втором этаже. Теперь он уже слышал голос Малфоя и, выровняв дыхание, даже различал слова. Малфою ответил другой голос - низкий и неторопливый. Гарри услышал голос, и сердце его заколотилось. Юноша приблизился к двери так близко, насколько осмелился, пока не вспомнил, что на нем мантия-невидимка. Тогда он осторожно переступил порог.

- ...и в любом случае, - говорил Малфой, - боюсь, ни один из вас не разделяет моего понимания тонкой иронии сложившейся ситуации, – он вытянул длинные ноги к камину и поигрывал бокалом вина. Снейп стоял у каминной полки, бесстрастный, со скрещенными руками, но все внимание Гарри было сосредоточено на связанном человеке, сидящем в углу, в кресле эпохи Регентства - злые глаза, лицо в синяках и кровоподтеках. Сириус.

Он поборол волну радости и порыв сбросить мантию-невидимку, чтобы броситься Сириусу на шею. Вместо этого он отступил в дальний угол, внимательно наблюдая.

- Мне действительно жаль, - продолжал Малфой. - Но жизнь полна остроумных ироний судьбы, наложенных друг на друга и переплетенных в паутинный узор.

- Это... было невероятно прекрасно, Малфой. Правда. Я так тронут, но боюсь, меня стошнит прямо тут, на твой ковер, - хрипло и устало произнес Сириус.

- Умоляю, не надо. Этому ковру несколько веков, и он очень ценен. Я не думаю, что он выдержит еще одну чистку, пусть даже магическую. Страшно вспомнить, как только Драко ни издевался над ним в детстве. Ты видел его, не так ли? Они с твоим крестником одногодки.

- Я с ним знаком. По крайней мере, он не такая сволочь, как ты.

- Что за выражения, Блэк? К вопросу о родственных связях. Ты в курсе, что Северус – крестный Драко? Он же, кстати, и украл у меня сына. Моего сына, который должен был быть тут, рядом со мной сегодня вечером, свидетелем моего триумфа. Но у тебя были на него другие планы, не так ли, Северус?

Снейп выглядел скучающим.

- Люциус, - произнес он, - можем мы, наконец, перейти к делу? Или же мы снова должны выслушивать твои глубокие философские рассуждения о мелких жизненных ирониях? – Снейп полностью игнорировал Сириуса: он ни разу ни посмотрел в его сторону, не сказал ему ни слова.

Малфой подлил себе вина.

- Вы уверены, что не хотите выпить? Нет? Ну, вам же хуже. Оно одно из лучших в моих погребах, а это, как известно, говорит о многом. Какая жалость - принимать сразу двух гостей и не иметь возможности оценить по достоинству такое отличное вино! Однако, возможно, что Медок слишком тяжел для вас. В любом случае, с твоей стороны было очень любезно зайти, Северус.

- Ты отлично знал, что я приду, Люциус.

- А, - Малфой взмахнул бокалом, соглашаясь. – Да. Да, разумеется, я знал. И этот факт, безусловно, должен быть принят во внимание. Я знал, что ты придешь. Я знал. Никто не знал, кроме меня. Кто же еще мог знать – я спрашиваю вас, кто еще мог подозревать – что единственная слабость, единственная трещина в доспехах Северуса Снейпа – это Сириус Блэк? Вы знаете, - задумчиво продолжал он, – нас, Малфоев, несправедливо обзывают транжирами. В действительности же мы отлично понимаем значение экономии. Я, например, держал в голове эту информацию с шестнадцати лет и все ждал, когда же, наконец, смогу ее использовать. – Он откинулся в кресле с исключительно самодовольным видом. Снейп сузил глаза от отвращения.

Гарри придвинулся к собеседникам так близко, насколько осмелился. Очевидно, будет правильным подобраться к Малфою почти вплотную. Затем он смог бы прыгнуть на Малфоя, освободить Сириуса и вернуть всех назад в Хогвартс. "Да, Поттер, - думал он. - Что может испортить такой хороший план?"

Сириус уставился на самодовольного блондина.

- В какие игры ты играешь, Малфой? – процедил он сквозь зубы.

- Дорогой мой, какие игры? – Малфой опустил бокал. – Ты как обычно все упрощаешь, Блэк. Ищешь легкие пути? Ну, что же, как тебе будет угодно. Я предлагаю сделку.

- Нет, - мертвенно бледный Сириус попытался вскочить, но веревки только больнее впились в его конечности, пригвождая его обратно к стулу.

- Ну-у, Блэк. Мы уже это проходили, все эти бесконечно длинные часы, пока Северус не оживил наш милый и уютный тет-а-тет своим присутствием. Ты – мой узник, и сопротивление только ухудшит твое положение. Воспрянь же, наконец, духом, - добавил он, глотнув вина. – Грядет свобода, Блэк. Вот он, твой избавитель, - он улыбнулся и насмешливо отсалютовал Снейпу, который бросил на него злобный взгляд.

- Нет. Нет. Малфой, послушай меня, ты этого не сделаешь...

- О, вот тут ты как раз ошибаешься, Блэк. Годами я мечтал об этом. Доставить Северуса Снейпа Темному Лорду. Живым. Весьма и весьма живым. Мой ум и талант наконец-то оценят по достоинству. Все так долго считали, что ничто не заставит тебя покинуть безопасность Хогвартса. Однако я один знал, что ты не сможешь вечно прятаться за мантией у Дамблдора. Я один был уверен, что если что-либо и выманит тебя из твоей уютной норки, то это будет... вот это, - он неопределенно махнул на Сириуса. – Нет, вы только подумайте. Какую награду не пожалеет Лорд для своей маленькой Саломеи? Вполне возможно, даже половину своего царства.

- Тот, кто дал тебе в руки Библию, сделал большую ошибку, - пробормотал Снейп. В своем углу Гарри чуть было не рассмеялся, представив Люциуса Малфоя, читающего по ночам Библию.

- Что, неужели я что-то неверно понял? Ну, хорошо, давайте посмотрим. У нас есть презираемый всеми избавитель – тот, кто познал и печали, и горести, не так ли? Ах, как это все-таки поэтично. И вот тут сидит спасаемый против своей воли, рвущийся и мечущийся на пути к избавлению. Нераскаявшееся еврейство. Однако он получит свое искупление, не так ли, грязная шавка? А избавитель будет распят. За свою цену, разумеется.

- Знаешь ли ты, Люциус, что случилось с Иудой? Или ты о нем не слышал?

Малфой прекратил ухмыляться и спокойно встретился со взглядом Снейпа.

- Да нет, о нем-то я как раз и слышал, - сказал он. – И даже очень хорошо его знал. Во всяком случае, я так думал. Иуда был моим другом, и я доверял ему, - он сделал глоток вина, и в его голосе снова зазвучала насмешка. – Однако и эта аллегория имеет свои границы, Северус. В конце концов, для тебя не будет воскрешения. Только смерть. Жалкий, презренный, мучительный конец, и ты будешь умолять прикончить тебя еще до того, как все это завершится.

- Малфой, - в низком голосе Сириуса слышалось отчаяние. – Я много знаю, у меня есть информация, которая пригодится тебе больше, чем его жизнь.

- А. Видишь ли, Северус. У каждого есть своя цена. И ни один гриффиндорец не может удержаться от соблазна и не прыгнуть в только что разожженный погребальный костер. Эту породу характеризует бесполезная жертвенность, - Люциус поставил бокал в сторону и больше не улыбался. – Кроме того, Блэк, у меня уже есть все, что я хочу, прямо тут, в этой комнате. – Он неспешно встал и перемешал дрова в камине. – Разумеется, мне очень жаль, что все так вышло. Однако у меня, как и у того джентльмена, которого мы обсуждали ранее, нет выбора. Никакого. Ты понимаешь меня, Северус? – Его глаза встретились с глазами Снейпа: в них читалась открытая злоба. – У меня нет выбора. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает, - тихо процитировал он.

Гарри совершенно запутался и с трудом понимал половину из того, что говорил Малфой… Ему казалось, что этот человек сошел с ума.

Снейп вздохнул:

- И если я пойду с тобой добровольно, поклянешься ли ты освободить его? Слово чести Малфоя?

- Слово чести Малфоя. Сына одного и отца другого.

- Очень хорошо.

- Снейп, ты сошел с ума? Ты не можешь ему верить! Не слушай его, Снейп, не делай ничего из того, что он говорит! Ты не понимаешь...

- Заткнись, грязный еврей.

- Я ирландец, придурок.

- А. Frisch weht der Wind, Mein Irisch Kind...

- Снейп, заткни, наконец, этого ублюдка и выслушай меня! Убирайся отсюда, пока можешь. Он не отпустит меня в любом случае, и ты ничего не сможешь сделать. Просто уходи, слышишь? Убирайся сейчас, пока не поздно, ты, упрямая скотина!

- Уймись, Блэк. Я начинаю понимать, что ты имел в виду, говоря, что ты ирландец. Выбирай выражения, иначе я подумаю, что ты не лучше, чем та грязная сучка, что родила тебя.

- Пошел к черту, Малфой, - прорычал Блэк.

- Северус. Отдай мне свою палочку. Чем раньше мы избавимся от Блэка, тем приятнее проведем вечер. Возможно, тогда ты все же согласишься составить мне компанию за бокалом вина?

Не сказав ни слова, Снейп извлек из кармана мантии палочку и протянул ее Малфою.

- Северус, нет! – воскликнул Сириус и тут же осознал свою ошибку.

- Северус, не так ли? – Малфой теребил палочку, радостно улыбаясь. – Я тронут больше, чем могу выразить словами. Как я рад, что вы наконец-то подружились! Уверен, Блэк, для тебя не новость, что Северус, – он лениво растянул имя, выделяя его, - однако, желал бы больше, чем дружбы. Или же... - он прищурился, наблюдая за непроницаемым выражением лица Блэка. – О нет, уж не хотите ли вы сказать, что... О нет, это было бы слишком, - пробормотал он. – Не может быть, что после всех этих лет бесплодного ожидания с твоей стороны, Северус, ты все-таки затащил презренного гриффиндорца в свою постель?

Он откинул голову назад и рассмеялся с видимым удовольствием.

- Подумать только! А я-то искренне полагал, что полностью сумел оценить иронию данной ситуации. Это всего лишь доказывает то, каким неистощимым и непостижимым источником иронии является человеческая жизнь, - с громким треском он разломал палочку Снейпа пополам и бросил ее в пылающий огонь камина, где она вспыхнула ярким пламенем.

Снейп бесстрастно смотрел, как догорает его палочка. Сириус закрыл глаза и отвернулся. Гарри был в ужасе. Это было все равно, что увидеть, как кому-то оторвали и бросили в огонь руку. «Интересно, что сейчас чувствует Снейп?» - подумал он.

- Vincula saecula, - Малфой нацелил палочку на Снейпа, и веревки связали его кисти и лодыжки. – Итак. Так или иначе, я человек слова, и меня, в сущности, не интересует Блэк. Кроме того, я не хочу, чтобы сегодняшние события канули в лету. Я хочу, чтобы Дамблдор знал, что ты сдался добровольно, Северус. Через минуту я освобожу тебя от веревок и аппарирую в Хогсмид. Хотя, может, ты предпочитаешь другое место? Биарриц? Майорка? Сам я всегда был неравнодушен к Сан-Марино, но подозреваю, что у тебя более плебейский вкус.

"Сейчас, сейчас, - подумал Гарри. Нужно успеть до того, как Малфой аппарирует Сириуса, чтобы у меня была помощь, но после того, как он развяжет его." Он придвинулся почти вплотную к Малфою, который спокойно стоял между двумя узниками, его палочка была направлена на Сириуса.

- Vincula relic... - успел сказать Малфой, и Гарри прыгнул - с палочкой наготове. «Слишком рано, слишком рано», - завопил его мозг, но откуда ему было знать, что реакция Малфоя окажется мгновенной? Или что он сам наступит на мантию, поскользнется и упадет на Малфоя, как пьяный регбист?

- Поттер, - услышал он крик Снейпа, - какого черта ты...

- Гарри, уходи...

Но он уже катался по полу с Люциусом Малфоем, задыхаясь под длинными белыми волосами и дико молотя ногами по полу. Малфой выхватил его палочку, когда он поскользнулся, они сцепились из-за нее, и Гарри услышал голоса: зовущий его Сириус, что-то кричащий Снейп. Затем оба голоса утонули в громком хлопке, и неожиданно комната увеличилась во много-много раз. Малфой, ублюдок, ударил его в пах; когда он попытался задушить его голыми руками, дотянувшись до его бледного горла, что-то очень тяжелое ударило его по голове, и его последняя мысль была: " Черт, черт, черт..."



Глава шестая

- Он приходит в сознание?

- Да... наверное.

- Отлично. Дай мне знать, когда он очнется, и я сам врежу ему по голове.

- Очень ты этим поможешь, Снейп. Заткнись и дай стакан воды. Нет, он снова отключился.

Гарри вел себя очень тихо, слушая раздающиеся над ним голоса, опасаясь момента, когда ему придется открыть глаза.

- Какого черта! Он вообще думал, что делает? – Снейп шипел так, что Гарри вдруг захотелось оставаться в обмороке как можно дольше.

- Он думал, что идет тебе на помощь, неблагодарная тварь.

- Мне на помощь! МНЕ НА ПОМОЩЬ! – Гарри нутром ощутил, как на лбу Снейпа вздулись вены. – Из всех идиотских, безрассудных приключений, в которые влипал твой крестник, это - самое грандиозное. Ты уже почти выбрался оттуда, а я, покорнейше благодарю, смог бы прекрасно о себе позаботиться, без вмешательства этого нелепого близорукого Галахада, у которого обе руки левые и который за шесть секунд забыл обо всем, чему я его научил за год! Он...

- Заткнись, Снейп. Если ты еще хоть раз оскорбишь Гарри, клянусь Мерлином, я ударю тебя.

- Да, конечно, продолжай ограждать его от последствий его... - Снейп замолчал, и Гарри стало интересно, что же он делает. Когда Снейп заговорил, его голос был спокойным. – Забудь, что я сказал. Просто... забудь. - Гарри услышал, как Снейп встал и отошел, а Сириус зашептал ему на ухо – низко и нежно:

- Гарри? Гарри, ты слышишь меня?

Веки юноши затрепетали, и его ослепил приступ боли. «Я знал: была причина тому, что я не хотел открывать глаза, - подумал он. – Ой...»

- Тебя сильно ударили по голове, - сказал Сириус. Он гладил лоб Гарри, его волосы. –Сможешь сесть?

- Гмм... Нет, не думаю, - Гарри облизал губы. - Как долго я был в отключке?

- Почти час.

- Что... что произошло?

Гарри попытался взглянуть на Снейпа, но любое движение глаз вызывало острую боль в голове. Снейп, очевидно, был в другом конце комнаты.

- Где мы?

- Ответ на твой второй вопрос – в подземельях поместья Малфоев. И они совсем неплохи. Тут я считаюсь кем-то вроде эксперта, - Сириус улыбнулся. – Что до твоего первого вопроса, кратко я отвечу так: Петтигрю и девять других УПСов появились спустя тридцать секунд после того, как ты кинулся на Малфоя. Не уверен, знали ли они о том, что Снейп будет здесь, но, как выяснилось, искусный и тайный план Малфоя не был таким уж искусным и тайным. Можешь представить, как они обрадовались, узнав, что Малфою каким-то образом удалось заманить тебя в нашу компанию? Теперь, если ему удастся убедить Волдеморта, что он действительно пытался сдать нас всех, то, может быть, еще спасет свою шкуру. Иначе, полагаю, сюда в подземелья прибудет пополнение.

Гарри медленно и осторожно поднялся. Комната качнулась влево, затем вправо.

– Ой. Наверное... наверное, у меня контузия, или что-то в этом роде.

- Скорей всего. Не волнуйся, Гарри. Полежи пока.

- Нет, я... - он оглядел комнату. Она была просторной и с высокими потолками, совсем непохожа на подземелья. Каменные стены, но без подвешенных цепей с веселыми скелетами или чего-то в этом духе. Он присел на раскладушку, накрытую довольно приятным на ощупь покрывалом, и привалился к стене, подумав: « Как же хочется спать!»

- Гарри, - Сириус грубо потряс его за плечо, – тебе нельзя спать. Попытайся хотя бы немного потерпеть, ладно?

- Хорошо. – «У меня нет права жаловаться, - подумал Гарри. - Сириус, возможно, не спал уже как минимум три ночи». Он потерял чувство времени. Неужели всего три дня назад у него была та злосчастная дуэль со Снейпом? Это была та ночь... та ночь. И потом, ночь, когда он не спал, пытаясь сочинить письмо Сириусу и не смотреть на постель. Сейчас он уже не мог вспомнить, почему. И прошлая ночь, в поместье Малфоев. Или эта ночь все еще продолжалась? – К-который час? Сейчас еще ночь?

- Скоро рассветет, наверное. На самом верху есть окно.

Гарри попытался посмотреть наверх, но усилие отозвалось болью. Тусклый свет факелов не облегчал задачу. «Очки, - подумал он. - Где мои очки?»

- Не волнуйтесь, мистер Поттер. Уверен, вы сможете купить себе новую пару очков, как только мы выберемся из этого богом забытого места.

Он взглянул на Снейпа, сидевшего напротив.

- О? – спросил он с надеждой. – Значит... у вас есть план, как отсюда выбраться?

- Конечно, есть, глупый мальчишка, - презрительно усмехнулся Снейп. – Я оставил письмо директору, понятное только ему. Остальные увидят в нем лишь болтовню о моих уроках. В действительности же, оно информирует его о том, где я нахожусь и что он должен сделать, если я не вернусь через шесть часов. Дамблдор знает, как действовать.

- Письмо, - слабо сказал Гарри. – Вы хотите сказать... то, что вы оставили на вашем рабочем столе?

Снейп резко выпрямился, и его глаза опасно сузились.

- Да. Откуда вам об этом известно?

- О. Ну... гм... я, как бы...ну. Я его прочел.

- Вы - что? – голос Снейпа повысился на октаву.

Робко Гарри полез в задний карман и вытащил сложенный пергамент.

- Вы же не имели в виду вот это письмо?

Взгляд Снейпа стал воистину убийственным. «Слава Мерлину, что здесь Сириус, - подумал Гарри. - Не убьет же он меня на глазах крестного».

– Мне очень жаль, профессор, - выдавил он. – Я думал, что оно окажется мне полезным. Я не знаю, о чем думал. Я не хотел его брать, я не думал, что...

- Поздравляю, мистер Поттер, - выплюнул Снейп. – Ваше недумание приговорило нас всех к смерти.

- Снейп! Хватит!

Снейп улегся на раскладушку, уставившись в потолок, неподвижный как мумия.

– Я всегда знал, - тихо произнес он, - что причиной моей смерти станет ученик.

- О, перестань стонать, ты, эгоистичный сукин сын, - Сириус встал и зашагал по комнате. – Мы всего лишь должны придумать другой план.

- Я полагаю, нет смысла спрашивать, что они с нами сделают, - наконец произнес Гарри.

Снейп смерил его взглядом.

- Ну, у нас еще есть время, - ответил Сириус. – Они ожидают прибытия Волдеморта или его инструкций.

- Значит, у нас может быть как пять минут, так и две недели, - тупо заметил Гарри.

- Я собираюсь выспаться. Я желаю встретить свою участь, пребывая в хорошей форме. И я задушу любого из вас, кто вздумает мне помешать.

Снейп повернулся к стене и плотно закутался в свою мантию.

- Мне очень жаль, Сириус, - некоторое время спустя сказал Гарри – эти слова показались ему хорошим началом.

- Не надо, Гарри, - Сириус решительно покачал головой. – Тебе незачем извиняться. Я сомневаюсь, что что-либо могло нас спасти, так или иначе, поэтому, не принимай то, что сказал Снейп, близко к сердцу. Ты поступал так, как посчитал правильным.

Гарри смотрел на него, не веря своим глазам.

- Мерлин, - тихо сказал он. – Ты совсем ничего не понял, Сириус. Ты не понимаешь, в каком я дерьме? Ты действительно веришь, что я еще ребенок, не так ли? Все еще тот маленький краснолицый сверток, который ты держал через день после моего рождения, все еще невинный и наивный мальчик... - он умолк, встившись с пристальным взглядом Сириуса.

- Что ты только что сказал? – спросил он со странной интонацией в голосе.

- Я сказал... - он быстро проиграл диалог в голове. Маленький краснолицый сверток. – Я сказал... – о черт, черт, черт.

- Гарри. Откуда тебе известно, что я это говорил?

- Я... гм... - он закрыл глаза. Хорошо бы теперь потерять сознание, только он не знал, как это устроить.

Нет. Хватит отворачиваться, Поттер. Он вспомнил то, что Снейп говорил ему на одном из занятий. Вы провели свою жизнь, скрываясь от тьмы, мистер Поттер. Наступило время остановиться. Возможно, тогда вы поймете, что с ней делать. Так. Он громко выдохнул.

- Я знаю, что ты это говорил, Сириус, потому что я был в комнатах Снейпа в ту ночь, под отцовской мантией. Целую ночь. Я наблюдал за вами, - он открыл было рот, чтобы продолжить, чтобы объяснить, оправдаться, но снова закрыл его. Нет. Нет. Хватит оправданий.

Сириус молчал. Гарри осмелился взглянуть на него, но его лицо было непроницаемо.

- Зачем ты это сделал, Гарри? – тихо спросил он.

- Я... я хотел узнать, с кем встречается Снейп. Когда я увидел, как ты идешь по коридору, я не подумал ни о чем таком, а просто последовал за тобой, подумав, что ты, возможно, убьешь его или что-то в этом роде. И потом, когда ты не убил его... я должен был уйти, я знаю, но я просто... - его щеки горели от стыда.

- Я понимаю.

- Мне очень жаль, Сириус. Мне так жаль. Просто... Это было... это было так красиво, - тихо сказал он, отворачиваясь.

Сириус молчал.

- Сириус.

- Я здесь, Гарри. Просто дай мне минуту. Пытаюсь переварить тот факт, что мой крестник видел, как я занимаюсь сексом, только и всего.

«Нет, нет, нет, не вспоминай!». Усилием воли Гарри подавил сопротивляющиеся, как бладжеры, воспоминания.

- Я сожалею, Сириус. Но... мне можно спросить?

Сириус хмыкнул:

- Сомневаюсь, что у меня еще остались от тебя секреты. Конечно, задавай.

- Вы оба... вы...

Лицо Сириуса стало непроницаемым.

- Я не буду обсуждать с тобой Снейпа, Гарри. Но я хочу, чтобы ты знал: если Снейп каким-то образом причинил тебе боль, угрожал тебе или сделал что-либо, что... что причинило тебе малейшее неудобство, я думаю, что ты должен пойти к Дамблдору. Я знаю, что такое случается чаще, чем мы хотим в этом себе признаться – учитель и ученик, состоящие в сексуальных отношениях, но это не делает их правильными, и... это нехорошо для тебя. Я знаю, что тебе семнадцать, что ты можешь заниматься сексом с кем пожелаешь и что я ничего не могу с этим поделать, но Снейп опасен, он...

- Он не более опасен, чем я, - глаза Гарри пылали яростью. – Ты думаешь, что хорошо меня знаешь, Сириус, но это не так. И ты думаешь, что ты знаешь, что произошло, но ты не имеешь ни малейшего понятия... – Он попытался приподняться повыше, игнорируя головную боль.

– Что бы ты сказал... что бы ты сказал, Сириус, если бы я сказал тебе, что сам его изнасиловал?

Сириус замер.

- Да-да, ты меня прекрасно слышал. Ты хочешь знать правду, Сириус? Правду обо мне? Тем вечером, когда ты ушел... после вашей ссоры, Снейп продолжил урок. Мы продолжали дуэль. Он был... он был очень зол. И, полагаю, я тоже. Я послал на него Opprimordia. Знаешь, что это?

Сириус нахмурился.

- Смутно.

- Да. Конечно. Не важно, я не знаю, что именно произошло. Сначала я думал, что это из-за того, что он был расстроен, что каким то образом заклинание подействовало на него по-другому, но чем больше я думал – и поверь мне, я думал очень долго, - Гарри потер голову. – Так или иначе, мне кажется, что это я сам каким-то образом изменил заклинание, сделав его гораздо мощнее, чем оно должно было быть. Я должен был способен его контролировать, но не смог. Я позволил своим эмоциям подпитывать его, причем всеми неверными способами. Снейп пытался научить меня, как направлять и контролировать мои чувства, но... но я потерял контроль. Больше, чем немного.

- Что произошло, Гарри? – голос Сириуса был тихим, и сам он оставался совершенно неподвижным.

Гарри закрыл лицо руками. Он услышал голос Гермионы в голове, почувствовал ее уверенную руку на плече. «Ты должен это сделать, Гарри. Ты должен ему рассказать».

- Он не причинил мне боли, Сириус. Я сделал больно ему. Я изнасиловал его. Он был не в себе. Opprimordia – она что-то с ним сделала, перенесла его в альтернативную реальность или что-то в этом роде. Одну минуту ему было пять лет, и он пытался выпить пажитник, затем он был в школе с Малфоем, и затем... затем... - у Гарри пересохло в горле, и он снова закрыл лицо руками. – Я не знаю, Сириус. Я думал, что смогу остановиться, но он был так прекрасен... я просто хотел... - он глубоко вздохнул и собрался с мужеством. – Он не понимал, что происходит, Сириус. Ни одной гребаной минуты. Он даже почти ничего не помнит. Тем утром... я должен был ему рассказать. Когда ты пришел... Боже, Сириус, я думаю, что он даже не сообразил, что случилось, пока не увидел твое лицо. И я... той ночью мне было все равно, осознавал ли он или нет, что это был я. Мне было плевать, что он выкрикивал твое имя, или что он пытался сопротивляться, или что он умолял меня прекратить, пытался со мной бороться. Мне было абсолютно на все наплевать.

Он не смотрел на Сириуса, казалось, что он рассказывает это все своим коленям.

- Снейп сказал, что это не моя вина. Снейп сказал, что он должен был предугадать и предотвратить эффект, производимый на меня темной магией. Но я-то знаю правду, Сириус. Я понимаю, что сделал. Я причинил ему боль, я причинил боль тебе, и я знаю, что это из-за меня тебя схватили Упивающиеся. Я знаю, что это будет моя вина, если мы все умрем. Я все понимаю, Сириус.

В комнате надолго воцарилось молчание. Некоторое время спустя, он почувствовал, что Сириус встал с кровати. Гарри увидел, как он подошел к койке Снейпа и разбудил его.

- Просыпайся, Снейп, - сказал он. – У меня есть план, как нам отсюда выбраться.

* * *

Гарри замер, услышав, как открывается дверь. Он закрыл глаза, ощущая, как его наполняют страх и ненависть. Он направил их в нужный канал, используя их как горючее и игнорируя все то постороннее, чем они наполняли его мозг. Сейчас это было лишним. Сейчас он не мог себе этого позволить. Только его внутренняя сила имела значение. Все остальное было неважным. Он даже утихомирил биение сердца и прошептал слова заклинания.

- Я не... Где... что... - шум голосов, бесцельное бормотание. Медленно он распахнул глаза и увидел третий раз в жизни полное хитроватое лицо Питера Петтигрю. С ним были еще четверо, двое из которых казались смутно знакомыми, еще двоих он не знал. Они стояли, моргая, в центре комнаты, растерянно оглядываясь по сторонам. Снейп и Сириус бесшумно прижались к стене, наблюдая.

- Доброе утро, джентльмены, - ровным голосом произнес Гарри. – Вы принесли с собой домашнее задание?

Они робко оглядывались друг на друга.

- Извините, сэр, - запинаясь, сказал высокий мужчина.

- Ч-что нам было задано? – спросил Петтигрю, жуя губу. Остальные уставились в пол.

- Ну-ну, вот это мне говорит о многом, - произнес Гарри своим лучшим детсадовским воспитательским голосом. – Вы вели себя очень плохо. Поэтому назначаю вам отработку.

- Но, сэр, - вмешался усатый, зловещего вида мужчина, стоявший за Петтигрю, – мы пропустим квиддич после обеда!

- И Слизерин играет! - застонал другой.

- Вы должны были подумать об этом раньше, не так ли? – строго сказал Гарри. – Итак, подойдите сюда и садитесь: каждый из вас напишет сочинение о работе выделительной системы флоббер-червей. - Они послушно расселись на раскладушке, тесно прижавшись друг к другу.

- Не толкайся!

- Это я - не толкайся?! Это ты наступил мне на ногу!

- Джентльмены, - вмешался Гарри. – Не заставляйте меня назначить вам еще одну отработку. Я хочу, чтобы вы работали тихо. – Он протянул каждому из них по обрывку письма Снейпа Дамблдору. – Изучите эти инструкции очень внимательно, джентльмены. Они объяснят вам все, что вы должны знать. Да, и пока вы работаете, вам не будут нужны ваши палочки, поэтому отдайте их мне.

Они послушно протянули ему палочки. Гарри улыбнулся.

- Очень хорошо, джентльмены. Работайте спокойно, и может быть, я отпущу вас до обеда. – Он отдал палочки Сириусу. Снейп уже проверял пустой коридор. – О, и еще одно, джентльмены. Матч закончился сегодня утром, когда вы спали. Победой Гриффиндора.

- Не могли удержаться, Поттер? – сказал Снейп уже у двери, слушая их стоны разочарования. – Давайте, быстрей, - они направились к двери, оставив Петтигрю и остальных склонившимися над своими бумагами.

- Не подсматривай! У тебя есть своя! - услышал он яростный шепот Петтигрю, когда они запирали дверь в подземелье. Он рассмеялся.

- Избавьте меня от вашего фривольного веселья, мистер Поттер. Нам еще нужно отсюда выбраться.

Сириус уже шел по коридору с палочкой наготове.

- Возьми, - он протянул Снейпу остальные палочки. – Выбери себе одну. Я не знаю, как они в действии, но это все, что у нас есть. Во всяком случае, они всегда могут пригодиться для отвлечения внимания. Гарри, как мы уже убедились, может обойтись без палочки. Черт подери! Это была самая изумительная Opprimordia, которую я когда-либо видел.

Гарри поборол румянец. Он опустил голову.

- Спасибо, Сириус, у меня был хороший учитель.

- Ну, вы уже закончили трогательную сцену обмена любезностями? – рявкнул Снейп. –Лично я хотел бы выбраться отсюда в целости и сохранности, если вы не против. – Он прислонился к стене и закрыл глаза, массирую левое запястье. – Это место кишит УПСами. Он созывал их сюда всю ночь. Он хочет побольше публики на празднике окончательного уничтожения Гарри Поттера. А уж то, что я вместе с Поттером, вообще приведет его в восторг, - его лицо исказилось, и он сжал зубы.

- Северус, так больно?

Он помотал головой.

- Переживу. Но я чувствую, что он близко.

- Нам нужно увести тебя отсюда.

- Как обычно, Блэк резюмирует очевидное.

- Но... разве мы не можем просто аппарировать? Я хочу сказать, теперь, когда мы выбрались из подземелий, мы можем...

Оба мага посмотрели на него.

- Гарри. Аппарация трудна для нас, не говоря уж о тебе. Мы не можем просто взять тебя с собой. Это тебе не автомобиль, и ты не можешь просто туда запрыгнуть.

- О. Ну ладно. – И где же Форд Англия семейства Уизли, когда он действительно нужен? Неожиданно он улыбнулся. – Погодите, - сказал он. – Думаю, я знаю, что делать. Следуйте за мной.

- Мистер Поттер, - выплюнул Снейп, – мы не можем прогуливаться по поместью Малфоев подобно школьникам на каникулах. Это не полуночный розыгрыш, а мы не ваши гриффиндорские приятели.

- Просто доверьтесь мне, - попросил Гарри. – Пойдемте, я знаю, куда идти. Это совсем недалеко.

- Гарри, что ты...

Но Гарри уже бежал по коридору, не оборачиваясь, чтобы проверить, следуют ли они за ним. Он думал, что вспомнил... конечно же, они сейчас находились в задней части дома, и если это было так, то небольшая тропинка, которую он искал, должна была быть неподалеку. Он повернул налево и с радостью увидел знакомую дверь. Драко приводил его сюда только однажды, но у Гарри была хорошая зрительная память.

- Через эту дверь, - прошептал он. И они вышли к тропинке, освещенной тусклым сероватым светом. Он толкнул тяжелую дверь смежного здания, стараясь не издать ни звука.

- Сарай? – с недоверием прошипел Снейп. – Мистер Поттер, что все это зн...

- Не сарай, - широко улыбнулся Сириус. – Гарри, ты – гений! Кто бы мог подумать? Люциус Малфой – чистокровный слизеринец, УПС - и владелец Порше. Будь я проклят.

В гараже стояла машина, которую Гарри видел, когда они с Драко ходили к сараю с метлами. Ее гладкая серебристая поверхность сияла даже в гараже при лунном свете.

- Мистер Поттер, вы окончательно свихнулись? Я не имею понятия, что Люциус делает с этой конструкцией, но мы не можем использовать ее без наших палочек или же без приложенных к ней инструкций...

- Говори за себя, Снейп, - Сириус уже открывал дверцу. – Во всяком случае, она не заперта.

- Но я не знаю, где он держит ключи, - несчастно сказал Гарри. – И без наших палочек...

- О, я бы не волновался об этом, - бодро заметил Сириус. – Подождите тут, я что-нибудь придумаю. – Он склонился под панелью управления, засунув голову под руль. – Теперь, если бы я мог просто... А. Вот оно. Подождите. Конечно же, эти проклятые немецкие инженеры ни в коем случае не собираются упростить нам жизнь. Теперь, давайте посмотрим... последний раз, когда я это делал, кабель был красным, но сегодня...

- Ради бога, Блэк. Заканчивай возиться.

- Погоди, - он перекусил что-то зубами и переплел какие-то провода. – Вот оно! – двигатель заурчал, и Снейп отпрыгнул назад. – Забирайся, Гарри. Карета подана.

Гарри юркнул на заднее сидение и вдохнул запах кожи. Она была мягкая, как масло, и он буквально утонул в сидении.

- Ты идешь, Снейп?

Снейп осторожно уселся на переднее сидение, всем своим видом выражая глубокое недоверие. Сириус захлопнул за ним дверцу и плюхнулся на водительское место.

- Готов? – улыбнулся он Снейпу.

- Наверное, - проворчал тот в ответ. – Только будь... - окончание фразы было заглушено ревом мотора - Сириус резко нажал на газ и вылетел из гаража, гравий фонтанировал из-под колес. – Блэк! Ты безрассудный идиот! Все в доме тебя услышат! Ты что, думаешь, что...

Сириус отчаянно засмеялся.

- От нуля до шестидесяти за 5,8 секунды! Оказывается, это правда. Расслабься, Снейп. Даже Волдеморт нас теперь не догонит. – Он прибавил газу и свернул на маленькую дорожку позади дома. Меньше чем через минуту они добрались до шоссе.

- Значит, ты в самом деле умеешь водить машину, Сириус? – Гарри наклонился вперед, наблюдая, как искусно Сириус переключает скорости и настраивает зеркала.

- Конечно, Гарри. Когда-то, давным-давно, у меня даже водительские права были. Я могу научить тебя, если хочешь. Гм. Интересно, должны ли мы вернуть машину Малфою или же списать ее на военные расходы? Я бы предпочел последнее, – он поймал взгляд Гарри в зеркале заднего вида и рассмеялся. – Мерлин, как же это здорово.

- Ага, - сказал Гарри, откинувшись на кожаное сидение. – Ага, точно, – он зевнул и потер глаза. У него закружилась голова, когда уровень адреналина в крови начал спадать, накатила усталость. Opprimordia сразу на пятерых истощила его силы больше, чем он хотел признаться. Но он увидел вспышку одобрения в глазах Снейпа, и этого было достаточно. Он еще раз зевнул и закрыл глаза.

- Почему бы тебе не поспать, Гарри? Я поеду длинной дорогой, чтобы запутать следы. Спи, я разбужу тебя, когда мы будем дома.

Дома. Он подумал о Хогвартсе, о своей собственной теплой постели, о Гермионе, о Роне, о том, как улыбается ему Гермиона, о Хагриде, о квиддичных тренировках, о теплой руке Гермионы, гладящей его по голове.

- Черт, - пробормотал он негромко.

- В чем дело, Гарри?

- Мне даже не удалось поучаствовать в дуэли… - уныло заметил он.

- Спите, мистер Поттер, - ему почему-то подумалось, что Снейп улыбается.

- Ладно, - пробормотал он и уснул еще до того, как его голова упала на мягкий кожаный подлокотник сидения.

- ... что еще ты бы мог подумать, в самом деле.

- Я должен был догадаться.

Гарри услышал тихие голоса и на одну ужасную секунду подумал, что он все еще в подземельях слушает Снейпа и Сириуса, спорящих над его неподвижным телом. Он был в смятении. И усталым, таким усталым. И было что-то еще. Нет, это были они. Ах да, они были в машине. Они были в безопасности. Он устроился поудобней, наслаждаясь мягким покачиванием, и довольно вздохнул. Снейп продолжал говорить.

- ...о том, что он не готов. Я должен был это видеть, я должен был это почувствовать.

- Я не уверен, Северус. Он мне показался вполне подготовленным сегодня. Ты знал, что он может это сделать?

- Да. Хотя сам он этого не знал.

- Это внушает ужас.

- Да, внушает.

- Черт подери, что это? Действительно ли это только частица силы Волдеморта, перешедшая к нему вместе с заклятием, так же как и его способность к змеиному языку?

- Я не знаю. Я и в самом деле не знаю. Конечно, иногда это просто происходит - очень сильный маг рождается у заурядных родителей....

- В них не было ничего заурядного!

- Блэк, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

В салоне снова воцарилось молчание, и Гарри почувствовал, что засыпает. Это успокаивало - смутно слышать, как они тихо разговаривают на переднем сидении.

- Однако я не знаю, кто будет сейчас его учить. Очевидно, что ему нужно руководство, и так же очевидно, что я не тот, кто может его обеспечить. Я подвел его.

- Ты... прекрати, Северус, в этом не было твоей вины. Никто не мог этого предвидеть.

- Ты мог.

- Нет, не так. Нет. О Мерлин, я даже не мог предположить, что такое случится.

Молчание затянулось.

- Надеюсь, я не слишком навредил ему.

Сириус фыркнул.

- Та часть меня, которая не хочет обнять его и никогда не отпускать, хочет швырнуть его об стенку и серьезно поколотить за то, что он тебе сделал.

- Это не была его...

- Клянусь, что если ты скажешь это еще раз, то я съеду в кювет. И кто теперь отмазывает его от ответа за последствия его действий?

Снова тишина.

- Боже, вот что значит быть родителем, - в голосе Сириуса звучала насмешка.

- Я об этом никогда не узнаю.

Машина замедлила ход, Гарри осторожно пошевелился, чтобы не привлечь к себе внимание, свалившись с сидения.

- Что ты делаешь?

- Останавливаюсь.

- Это мудро?

- Если ты не хочешь, чтобы я мочился себе в штаны, – Гарри почувствовал, как машина остановилась. – Вернусь через минуту. - Хлопнула дверца, и он услышал, как Снейп вздохнул. Текли минуты. Гарри почувствовал, что тоже хочет в туалет, но не осмелился пошевелиться, не желая упускать шанс подслушать их разговор.

Дверь открылась и снова захлопнулась.

- Почему так долго?

- Да я тут заскочил в соседний паб и купил всем по пинте пива, чтобы отметить удачное избавление из когтей смерти. Я ходил в туалет, а ты что подумал?

- Я не думаю, что это хорошая идея - останавливаться на полдороге.

- В чем дело, Северус, ты никогда не парковался? Например, у пожарного гидранта, –насмешливо спросил Сириус.

- У гидранта, говоришь?

- Однако. Сегодня ты превысил свою годовую квоту шуток… Теперь придется ждать до следующего марта.

- Я это запомню.

Гарри услышал, как Сириус потянулся и зевнул.

– Боже, как я устал. Я думаю, что буду спать неделю, когда мы вернемся.

- Перестань выполнять задания.

Молчание.

- Что ты сказал?

- Ты слышал.

- Да, слышал, - пауза. – Ты знаешь, что я не могу.

- Знаю.

Снова молчание. Гарри стало интересно, заведет ли Сириус двигатель снова. Он начал разделять беспокойство Снейпа.

- Что произошло? – спросил Снейп.

- О чем ты?

- Почему тебя схватили?

- О. Я не знаю. Наверное, забыл посмотреть по сторонам.

Голос Снейпа был напряжен:

– Прошу тебя, только не говори, что сделал это нарочно.

- Нет, я не думаю, что нарочно. Трудно сказать. Я тогда очень устал, и мне было все равно.

Они помолчали. Затем он услышал скрип сиденья. Гарри осмелился открыть один глаз.

Сириус целовал Снейпа. Они целовались практически бесшумно, он заметил, что пальцы Сириуса дрожали.

- Боже... - бормотал он. – Когда я думал, что умру, клянусь тебе, все, о чем я мог думать...

- Я тоже...

Поцелуй стал глубже, и Гарри увидел, как рука Снейпа скользнула в ширинку Сириуса.

- Се... боже, Северус, перестань, - шептал он. – Нам лучше подождать.

- Зачем?

- Гарри...

Гарри быстро зажмурился и выровнял дыхание. «Не останавливайтесь, не останавливайтесь», - мысленно взмолился он. Было очевидно, что останавливаться Снейп не собирается.

- Итак, - его голос стал шелковым. – Я опасен, не так ли?

- Ты подслушивал. Тебе должно быть сты.... О...

- Да?

Гарри снова открыл глаза, пытаясь дышать ровно при виде того, как Снейп медленно доводит член Сириуса до эрекции. Теперь он водил большим пальцем по головке, отчего у Сириуса вырывались приглушенные стоны наслаждения.

- Трахни меня, - простонал он.

- Немного сложно в данной ситуации. Однако это хорошая возможность попрактиковать некоторые из моих разнообразных талантов.

Снейп склонил голову к коленям Сириуса и начал сосать, его темноволосая голова качалась вверх и вниз.

- Да, - выдохнул Сириус. – А... А... боже, я так хочу тебя трахнуть... – тихо бормотал он. – Твой рот так прекрасен, я так хочу кончить...

Гарри ощутил оживление в паху, наблюдая за Сириусом. Никогда ранее, до той ночи в комнатах Снейпа, он не задумывался о том, насколько сексуальным был его крестный. Он был невероятно чувственным - те звуки, которые он издавал, те слова, которые он произносил... Гарри осторожно пошевелился, высвобождая свой напрягшийся член.

- Северус, - стонал Сириус. – О боже... это слишком, слишком.... - он откинулся назад, начав толкаться в рот Снейпа. Затем... затем Снейп сделал что-то странное горлом - Гарри не разглядел, что именно, и каким-то образом наклонился еще ниже и почти проглотил член Сириуса целиком. Сириус вцепился пальцами в сиденье и кусал губы, чтобы не закричать. – О боже, - стонал он, - боже, боже, боже... – он выгнулся и толкнулся еще раз, задыхаясь, - его глаза были закрыты, голова запрокинута, костяшки пальцев побелели от напряжения - Гарри услышал, как Снейп глотал, глотал, и тогда он почувствовал, что его собственный член, к которому он даже не прикоснулся, вот-вот взорвется в брюках – только от запаха и звуков, от взгляда темных глаз Снейпа, смотревшего на кончающего Сириуса.

Сириус откинулся назад, обессиленный, совершенно истощенный, дрожащий после оргазма. В машине не было слышно ни звука, кроме его замедляющегося прерывистого дыхания. Снейп аккуратно заправил его рубашку в джинсы, нежно поцеловав обмякший член напоследок. Рука Сириуса неловко гладила его по голове.

- Это... о, ты... - он потянул за прядь темных волос, притягивая его для долгого ленивого поцелуя. Глаза Гарри расширились. Как он мог это делать - целовать Снейпа, когда изо рта пахло спермой? Однако казалось, что Сириусу это не мешало. Наоборот, он углублял поцелуй.

- Вот... позволь мне... - бормотал он, теребя ширинку Снейпа, когда они целовались. – Ты хочешь...

- О да. Пожалуйста.

Гарри восхищенно наблюдал, как Сириус освобождает член Снейпа. Он сам был уже на грани того, чтобы кончить, при виде того, как Сириус опускает голову, как раньше Снейп, но тот его остановил..

- Нет.. просто... пожалуйста...

Казалось, Сириус точно понял, чего он хочет, просто взглянув ему в лицо, потому что Снейп нахмурился и тихо застонал. Его рука быстро двигалась вверх и вниз по члену, и Гарри стало интересно, знал ли он из опыта, что Снейпу нравились такие быстрые и грубые движения.

- Северус, - нежно сказал он. – Я хочу, чтобы ты думал, как я трахаю тебя, о моем члене в тебе, как я наполняю тебя, кончаю в тебя, проталкиваюсь в тебя так сильно, что ты кричишь...

Снейп грубо оттолкнул его рукой и выпрямился, тяжело дыша.

- Я... прости меня... - устало сказал он.

С минуту никто из них не двигался. Гарри словно ударили в грудь, и он испугался, что его сейчас его снова стошнит, а он даже не сможет выбраться из машины, запертый на заднем сидении. Он закрыл глаза и почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы.

- Северус, пожалуйста, не отворачивайся.

- Я в порядке. Просто... дай мне минуту.

Снова молчание, а затем Сириус – грубо и холодно – произнес:

- Я убью его.

- Это не была его...

Кулак Сириуса ударил по двери, и машина закачалась.

- Заткнись!

Снова молчание - еще более долгое.

- Нам лучше вернуться. Альбус захочет нас увидеть.

- Да, - сказал Сириус. – Я знаю, - он вздохнул. – Могу ли я... просто… - он потянулся к Снейпу.

- Не сейчас, если ты не против, - как будто он отказывался от предложенной тарелки с тостами.

- Да. Разумеется. Давайте просто поедем домой, - он завел Порше и медленно выехал на дорогу. Весь остальной путь на переднем сидении молчали, но Гарри больше не спал.



Глава седьмая

То, что Сириус Блэк вернулся в целым и невредимым, вселило крупицу надежды в послеобеденные разговоры обитателей Хогвартса. Между тем, Дамблдор приказал Сириусу оставаться поблизости, хотя он редко появлялся в Хогвартсе. Гарри совсем его не видел, чему был, честно говоря, немножко рад. Никто, кроме Рона с Гермионой, не знал, что Гарри имеет какое-то отношение к возвращению Сириуса, и это его вполне устраивало. Он ужасно хотел, чтобы его жизнь вошла в привычную колею: занятия днем, вечера, проводимые с Роном и Гермионой за игрой в шахматы или дремой под длинные и скучные выдержки из учебников, которые так любит читать вслух Гермиона. А он время от времени шептал бы что-то Рону, просто чтобы увидеть, как она нахмурится и строго на них посмотрит.

К концу года учителя стали задавать несравнимо меньше. Студенты-семикурсники не могли дождаться окончания учебного года, чтобы включиться в борьбу, и никто не ожидал от них многого в плане учебы. Никто, кроме Снейпа, разумеется. Тот был решительно настроен выжать из них последнюю унцию ужаса, и каждое новое зелье было труднее предыдущего. Рон бодро сдался, но Гарри проводил вечера, пытаясь запомнить названия ингредиентов для непонятных зелий, которые даже никогда не пригодятся для ТРИТОНов, просто чтобы не быть униженным в классе. И, конечно же, то, что Гермиона засиживалась с ним допоздна, совсем не влияло на это.

- Мистер Поттер.

Гарри остановился. Каждый день отдалял его от их маленького приключения в поместье Малфоев, и Гарри был осторожен, пытаясь не привлекать к себе внимания на зельях, а также делал все от него возможное, чтобы побыстрее выскользнуть из класса и не остаться в нем одному. Если же Снейп просто смотрел в его сторону, он сразу отводил взгляд. Очевидно, сегодня это не сработало.

- Мистер Поттер, можно вас на пару слов?

- Ты иди, Рон, я догоню. - Рон одарил его сочувственным взглядом и скрылся в коридоре. - Мистер Поттер, вы не приходили в дуэльный зал уже целую неделю. Могу ли я узнать, почему вы решили игнорировать наши занятия? Вы полагаете, что вам больше нечему учиться?

- Гм... нет, сэр. Я просто думал...

- Вот в этом я очень сомневаюсь.

Сукин сын. Гарри резко выпрямился и напрягся.

- Я подумал, сэр, что наши занятия прекращены. После того, что произошло, я полагал, что вы больше не захотите со мной заниматься, - его лицо горело, когда он произнес эти слова, но он не опустил взгляда.

- Вы подумали неправильно, мистер Поттер. Если вы решили игнорировать наши занятия, я назначу вам вместо них отработку. Будьте в дуэльном зале в семь тридцать, и без опозданий.

- Да, сэр, - сказал он, отступая на шаг назад, в его голосе сквозил благоговейный ужас.

- Мистер Поттер, вы концентрируетесь?

Гарри нахмурился и снова поднял палочку.

- Да, сэр, концентрируюсь, - он вздохнул и взглянул на Сириуса, который наблюдал за ними, развалившись в кресле и грея вытянутые ноги у камина. – В самом деле, сэр. Просто... я думал, что все это мы уже проходили.

- Да? – Снейп опустил палочку, и Гарри понял, что вежливый интерес в его голосе был Очень Нехорошим Знаком. Он явно попал впросак.

- Ну, я хотел сказать, что мы работали над этим несколько месяцев назад, не так ли? Я уже перерос эти вещи и...

- О, вы в этом так уверены? - мягко сказал Снейп, и Гарри выругал себя за ошибку.

- Итак, в этом все дело, мистер Поттер? Однажды у вас получилось, и теперь вы искренне полагаете, что вам нечему больше учиться? Скажите, мистер Поттер, и скажите правду – я все равно пойму, если вы лжете. Вы полагаете, что можете победить меня?

- Нет, сэр! Конечно же, нет! Я...

- Десять баллов с Гриффиндора за ложь в лицо учителю, - промурлыкал Снейп, и Гарри заметил, как Сириус подавил улыбку. – Вы, несомненно, сильны, мистер Поттер. Однако у вас не хватает силы воли и самообладания, и это означает, что вы безмерно слабы.

- Я не слаб! – процедил Гарри сквозь зубы.

- Вы слабы и недисциплинированны, я могу вас разжевать и выплюнуть, если пожелаю. Вы обращаетесь с палочкой по-детски, несерьезно, бесконтрольно и без воображения. У вас была возможность увидеть силу внутри себя, и это все. У вас нет ни малейшего понятия, как укрощать ее, потому что вы не имеете малейшего понятия о том, что такое самообладание и с чем его едят. Вы. Слабы.

«Я не слаб», - хотелось закричать ему, но вместо этого попытался обратить наполняющую его ярость в оружие.

- Видите, мистер Поттер, - презрительно усмехнулся Снейп. – Вы даже не способны на собственную ярость. Вам нужно скармливать ее с ложечки, как и все остальное.

«Используй свою ярость, - думал Гарри. - Направляй ее в кончик своей палочки». Снейп неторопливо приближался к нему, крепко сжимая палочку обеими руками.

- Мистер Поттер, сейчас я задам вам вопрос. Последний раз, во время нашего с вами поединка, какова была ваша первая мысль после того, как вы увидели, насколько удачной оказалась ваша Opprimordia? Что было вашим первым порывом?

Гарри изучал пол.

- Отвести вас в больничное крыло, - тихо сказал он.

- А затем?

- Отвести вас в ваш кабинет, чтобы никто не узнал, что я натворил, - его лицо горело от стыда.

Снейп молча смотрел на него.

- Знаете ли вы, что вы должны были сделать, мистер Поттер?

- Да, сэр. Я должен был сделать то, что хотел сделать изначально, я понимаю это сейчас, сэр. Я должен был, по меньшей мере, позвать на помощь. Я этого не сделал... Я поступил неправильно, сэр.

Снейп изогнул бровь.

- Да, вы явно отличаетесь талантом к преуменьшениям, мистер Поттер.– Снейп приблизился, и теперь их разделяли всего два фута. Профессор осторожно вытянул руку и выхватил у Гарри палочку, по-прежнему не сводя с него взгляда. Его голос, когда он заговорил, был чуть громче шепота. – Так что вы должны были сделать, мистер Поттер?

- Позвать на помощь, сэр, - прошептал Гарри в ответ.

- ИДИОТ! – прорычал Снейп, и Гарри отпрыгнул, вытаращив глаза. – Первое, что вы должны были сделать в данной ситуации, мистер Поттер, это ОБЕЗДВИЖИТЬ ВАШЕГО ПРОТИВНИКА!

- Но...

- Молчите! Genusolum!

Ноги Гарри подкосились, он рухнул, будто притянутый магнитом, на пол и вскрикнул от боли, ударившись коленями.

- Теперь вы в моей власти, мистер Поттер. У меня ваша палочка, которую вы добровольно и глупо отдали мне. Никогда. Не. Отдавайте. Вашу. Палочку, - он сложил вместе обе их палочки и поднял ими подбородок Гарри.

- Вы сами это сделали, - сказал он.

- Прошу прощения?

- Я сказал, что вы сами это сделали. Я видел, как вы отдали вашу палочку Малфою, - краем глаза он заметил, как Сириус вздрогнул.

- Все верно, мистер Поттер. Отдал. Что означает, когда волшебник отдает свою палочку?

- Повиновение?

- Смерть, мистер Поттер. Это означает смерть, когда волшебник отдает свою палочку. Никогда не отдавайте вашу палочку, если вы не готовы принять смерть.

Палочки больно впивались в подбородок, и он поморщился, успев задуматься о том, как это Снейпу удалось так быстро раздобыть себе новую. Он что, смотался ночью к Олливандеру?

- Erectus, - сказал Снейп, и и действие заклятия прекратилось. Он встал, массируя коленки. – Мистер Поттер, вы знаете французский?

- Немного.

- Пфф. Знакомо ли вам значение слова `misericorde?'

- Misere accord?

- Да нет же, идиот. Misericorde. От латинского слова «милосердие».

- О. Тогда нет, не знакомо.

- Это значит «удар милосердия». Тот, который наносится раненому противнику. Тот, который добивает его.

Сириус в своем углу прочистил горло.

- Это так же название для таких маленьких откидных сидений, - бодро сказал он, - ну, знаете, у монахов, сиденья на хорах, чтобы они могли незаметно опустить туда свои задницы и не выглядеть сидящими, - Снейп посмотрел на него. – Но, возможно, эта информация не имеет отношения к вашему уроку, - быстро добавил он. - Вы продолжайте, продолжайте...

Гарри поднял брови.

- Я не понимаю, сэр. Если это смертельный удар, что общего он имеет с милосердием?

- Потому что смерть – это милосердие.

Гарри нахмурился.

- Смерть – это милосердие, на которое вы можете рассчитывать в поединке. Повторяйте за мной, мистер Поттер. Смерть – это милосердие.

- Смерть – это милосердие, - повторил он и покачал головой. – Нет. Я не хочу. Я не хочу быть убийцей.

- Тогда вы сами будете убиты, - просто сказал Снейп.

- Значит, вы хотите сказать, что той ночью, я должен был... Я не понимаю. Что я должен был сделать?

- Вы должны были иммобилизовать меня. Подошло бы любое связывающее заклинание. Сначала нападение, потом – защита. И всегда, всегда добивайте своего противника, мистер Поттер. Смерть – Это Милосердие.

Медленно Гарри кивнул.

- Смерть – это милосердие, - тихо сказал он. – Теперь верните мне мою гребаную палочку.

Снейп подавил улыбку.

- Возьмите ее сами, - он отвернулся и отошел, унося обе палочки. Гарри протянул руку, и его палочка вылетела из руки Снейпа и оказалась в его ладони. Снейп обернулся и, еще до того как он успел сконцентрироваться, и послал в него простое блокирующее ноги заклятье, которое заставило его снова упасть и к тому же разбить нос. Он услышал, как треснули очки.

- Черт подери, - пробормотал он.

- В самом деле, - мерзко улыбнулся Снейп и прошел к камину, где налил себе стакан виски. – Думаю, на сегодня достаточно. Finite incantatem. Вы свободны, мистер Поттер.

Гарри поднялся, массирую спину.

- О. Значит, вы не предложите мне виски?

- Нет. – Снейп сделал глоток и взмахнул палочкой.- Oculis reparo. А теперь, будьте послушным мальчиком и идите спать.

Гарри почувствовал, как ярость течет по его осторожно созданному каналу, и отчаянно попытался остановить ее, но она ускользнула из-под его контроля. Углы комнаты покраснели, воздух накалился. Стакан в руке Снейпа разбился с громким звоном, залив его ботинки виски. Кровь потекла из пореза на большом пальце.

- О.. профессор, мне так жаль... Я не хотел...

Взгляд Снейпа мог убить.

- Убирайтесь отсюда, мистер Поттер. Сию же минуту.

- Да, сэр.

- Спокойной ночи, Гарри, - бодро откликнулся Сириус из своего кресла. – Увидимся утром.

- Спок’ ночи, - пробормотал Гарри, подбежав к двери. Он больше не был уверен, что Снейп не осмелится убить его в присутствии Сириуса, как и в том, что Сириус будет сильно возражать, если тот попытается это сделать.

* * *

Записка гласила:

"Гарри,

Заскочи ко мне в «Три Метлы», когда сможешь. Может быть, вместе выпьем чайку?

Сириус".

Гарри прочитал ее, и у него засосало под ложечкой. Он не оставался с Сириусом наедине с того самого для в подземельях Малфоев, который так удачно завершился их успешным побегом. С тех пор у них не было времени для разговоров, и Гарри чувствовал, что, возможно, Сириус желает наверстать упущенное. Он вздохнул и смял записку.

- Гарри! Заходи, не стесняйся и извини за бардак, - несколько свитков пергамента валялись на столе и еще один, на котором он делал заметки, лежал у него на коленях. – Так рад, что ты нашел время зайти. Хочешь чаю? Я попрошу Розмерту заварить свежий.

- Спасибо, было бы здорово. Чем занимаешься?

- А? О, ничего особенного, просто небольшой топографический проект для Дамблдора, - ответил он. Однако Гарри заметил, как быстро он скатал и спрятал пергамент. – Как прошли занятия?

- Нормально.

- Тогда почему ты выглядишь так, будто тебя вызвали на ковер к директору? – он наклонил свой стул назад и дернул за ленту звонка.

- Что-то произошло?

- Да нет, все хорошо.

- Почему тогда у тебя такое лицо?

- Сириус, - вздохнул Гарри и решил перейти сразу к делу. Сначала нападение, потом защита. – Ты ненавидишь меня?

Сириус замер, и Гарри хорошо знал эту реакцию.

- Гарри, почему ты... ради всего святого, с чего ты взял, что я тебя ненавижу?

- За то, что я сделал со Снейпом, - он заставил себя смотреть Сириусу прямо в глаза.

Сириус провел рукой по лицу и тяжело вздохнул.

- Гарри. Ничто, повторяю – ничто! – не заставит меня возненавидеть тебя. Я твой крестный, и я люблю тебя. И так будет всегда. Понятно?

Гарри закусил губу и кивнул. Открылась дверь, и появилась Розмерта, с прижатым к бедру подносом и лучезарной улыбкой на лице.

- Я заварила свежий, специально для тебя, Гарри. Сириус говорил, что у него будет гость, и я догадалась, что он имел в виду тебя. - Она вошла и поставила поднос на бумаги Сириуса. – Смотри, я принесла и молоко, и сахар - не зная твоих предпочтений, я решила перестраховаться. Если ты любишь сливки, то у нас есть на кухне, за ними можно послать без проблем. Вот тут – лимонные дольки, и еще я исхитрилась разместить на подносе тарелку ячменных лепешек с джемом. Они испечены утром и уже не горячие, но очень вкусные. Хочешь ли ты чего-нибудь еще, дорогой?

Гарри улыбнулся.

- Спасибо, мадам Розмерта, все выглядит превосходно.

- О, ради бога, называй меня Роз, дорогой. Все меня так зовут, а ты уже совсем большой. – Она окинула его оценивающим взглядом. – Ты уже молодой мужчина, Гарри. А мне кажется, что это было только вчера, когда твой отец и вот этот смазливый мерзавец...

- Хорошо, хорошо, Роз, думаю, на этом и остановимся... – перебил ее Сириус.

Роз погладила его по плечу.

- Дайте знать, если вам что-нибудь нужно. – Она стремительно вышла, шурша юбками, не забыв кинуть на них последний материнский взгляд, когда закрывала дверь.

- Гарри, то, что случилось той ночью, было ошибкой. Твоей и Снейпа. Теперь все в прошлом, и я знаю, как искренне ты сожалеешь о случившемся. Может быть, теперь у тебя будет более ясное представление о том, как опасна Темная Магия. Однако не позволяй тому, что произошло, угнетать тебя всю жизнь. Извлеки полезный урок и живи дальше.

- Живи дальше, - тупо повторил Гарри, изучая руки. – Извини, Сириус, но я не думаю, что смогу. Ты говоришь о Темной Магии, об ошибках, но мне кажется, это была не Темная магия. Это был я сам. Я сделал это, потому что сам хотел это сделать. Я не был под Империо. Я просто хотел этого, и я это сделал.

- Именно. Ты хотел этого и был не способен контролировать свои желания. Ты не подумал, Гарри, что то, чему Снейп пытается тебя научить, – это самоконтроль.

- Ну... разумеется, да, но... - он снова вздохнул. - Прошлым вечером, когда я разбил тот стакан... такого со мной уже давно не случалось, Сириус. В последний раз – наверное, когда мне было лет тринадцать. И я даже не понял, что произошло. Мне страшно. Страшно обладать такой силой и не уметь ее контролировать.

- Тебе и должно быть страшно, - серьезно сказал Сириус.

Гарри встал и подошел к окну. По улице прогуливались люди. Несколько человек устроили на холме пикник. Дети и родители глазели на витрины магазинов. Маленькая девочка, за спинами зевак, как ни старалась, не могла ничего увидеть и в отчаянии прыгала вверх и вниз.

- Сириус. Снейп... с ним все в порядке?

- Что ты имеешь в виду?

- Ты знаешь, что я имею в виду.

Ее мать обернулась и посадила маленькую девочку себе на плечи. Та завизжала от удовольствия при виде того, что было выставлено на витрине, крепко держась руками за мамину голову.

Сириус барабанил пальцами по столу. Он смотрел на Гарри, словно что-то взвешивая.

- С ним будет все в порядке, да.

- Будет... Значит, сейчас он не в порядке. Сириус, насколько я испортил то, что было между вами?

Он задумался.

- Ничего ты не испортил, Гарри. Да, ты наступил на несколько мин, о которых не знал, - он проследил за взглядом Гарри через окно. Небольшая толпа расходилась, дети, державшиеся за руки взрослых, весело скакали по тротуару. - Гарри, есть вещи... - он вздохнул. – Учиться на собственных ошибках и жить дальше не означает отказ от последствий за свои действия. - Сириус встал и уселся на подоконник рядом с Гарри. Казалось, он взвешивает что-то. – Нам потребовалось много времени, - медленно начал он. – Нам потребовалось очень много времени, чтобы добраться до этой стадии отношений, Гарри. Ты даже не подозреваешь, как долго мне пришлось убеждать Северуса Снейпа позволить до себя дотронуться.

Гарри такое даже в голову не могло прийти.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду, есть причины – я не собираюсь обсуждать с тобой причины из-за которых Северусу было трудно вступить в эти отношения, – Сириус замолчал, очевидно, колеблясь. – Когда мы впервые поцеловались, Гарри... после этого его тошнило примерно в течение получаса.

- О, - только и смог выдавить из себя Гарри.

- Добавь к этому еще и то, что это был именно я, - и ты начнешь понимать, что все это было вовсе не легко.

- И я только что все разрушил.

Сириус сузил глаза.

- Нет, Гарри, ничего ты не разрушил. Не знай я тебя лучше, я бы решил, что у тебя мания величия. Если ты подразумеваешь, что ты каким-то образом разрушил наши с тобой отношения, то это полнейшая чепуха. Я люблю тебя, и ничто этого не изменит. И мои отношения со Снейпом намного стабильнее, чем ты думаешь, и намного прочнее. Мы уже прошли через многие испытания, они закалили нас.

Гарри поднял голову.

- В самом деле? Я хочу сказать... как долго вы..?

- Два года.

У юноши перехватило дыхание.

- Два... года? Ты хочешь сказать, что ты трахал Снейпа целых два года, а я ничего не знал?!

- Я был бы благодарен, если бы ты выбрал другое слово, Гарри. «Трахать» - это невежливо и неверно. И, как я сказал, заняло очень много времени, пока Снейп позволил мне до себя дотронуться подобным образом.

- О. Прости, я просто... Я не знаю других слов. То есть, я хочу сказать, знаю, но они еще хуже, чем «трахать».

Сириус тонко улыбнулся

- Значит я ... я... - ну когда, когда же он научится говорить не заикаясь, черт подери! – Полагаю, что я испортил... ну, ты-знаешь-о-чем-я-говорю, не так ли?

- Ты хочешь сказать, секс?

Гарри почувствовал, как загорелись уши. «Ну, все, прямо как Рон. Великолепно. Еще немного, и я буду краснеть, как Джинни».

- Как я уже сказал, «ты-знаешь-о-чем-я-говорю» будет в порядке, я думаю. Теперь я хочу задать вопрос. Хочешь ли ты научиться самоконтролю?

Гарри кивнул.

- Да, - глухо сказал он. – Я хочу, но не знаю, смогу ли, если честно. Я думал, что сумею контролировать то, что разбудили во мне дуэльные занятия, но теперь мне ясно, что я не справился, не так ли? Сейчас я уверен, что я просто представляю угрозу для себя и для окружающих. И я... Я боюсь того, что может произойти со мной. Или с кем-то другим.

Несколько минут они молчали, затем Сириус поднялся.

- То, что ты боишься, это хорошо. Думаю, Снейп бы сказал, что ты должен использовать страх так же, как и ярость. Теперь давай же, наконец, выпьем этот чай, пока не вернулась Розмерта и не впихнула в тебя лепешку, - он хлопнул Гарри по плечу.

- Ладно. Только последний вопрос. Ты можешь так драться? Как Снейп, я хочу сказать?

Сириуса насторожился.

- Да, Гарри, могу. Но сейчас не будем об этом, хорошо? Как дела у Рона с Гермионой?

Гарри улыбнулся и принялся рассказывать о том, как Рон в двадцатый раз за семестр заснул на Гербологии, как, пока он храпел, профессор Спраут засыпала его ступни землей, посадив их в гигантский горшок с молодыми мандрагорами, и как он проснулся и завопил, потому что те кусали его за лодыжки, и как Гермионе пришлось колотить их лопатой, чтобы помочь ему освободиться. Сириус долго смеялся, они выпили целый чайник чая, съели лепешки, и уже стемнело, когда Гарри направился назад в замок. Ужиная в Большом зале он даже не вспомнил о грядущем уроке, пока не почувствовал на себе взгляд Снейпа.



Глава восьмая

Когда поздним вечером Гарри распахнул дверь в дуэльный зал, тот был пуст. Ни пылающего огня в камине, ни бутылки виски на столе, ни постукивающего ногой и хмурящегося Снейпа. Неожиданно его охватила паника – что, если Малфой похитил его? Что, если их с Сириусом послали на смертельно опасное задание? Что, если... он выбежал из зала и стал колотить в дверь кабинета Снейпа.

- Войдите.

Снейп стоял у рабочего стола, регулируя пламя под котлом с каким-то ядовитым варевом. Сириус наблюдал за ним, развалившись в кресле.

- Добрый вечер, Гарри, - отозвался он.

- Входите, мистер Поттер. Сквозняк задувает огонь – вы и сами могли бы обратить на это внимание, если бы хоть немного разбирались в Зельеварении. Войдите и закройте за собой дверь.

Гарри повиновался.

- Все в порядке, сэр? Я пришел в дуэльный зал, но вас там не было.

- Это очевидно, - раздраженно ответил Снейп. – Поздравляю с принятием самостоятельного решения пройти две двери по коридору. Наш сегодняшний урок пройдет не в дуэльном зале.

- О?

- О. Следуйте за мной, мистер Поттер, - он вытер руки лежавшим неподалеку полотенцем, швырнул его в раковину, снял мантию с крючка и, не даже оглянувшись, вылетел за дверь. Гарри недоуменно посмотрел на Сириуса.

- Пошли, Гарри, - сказал тот, потягиваясь и вставая. - Мы немного развлечемся.

На стадионе было мокро и холодно. В этом году весна запаздывала и была скупа на благосклонность. По ночам все еще подмораживало, и прохладный ветерок пощипывал кожу. И даже самые закаленные студенты еще не рисковали купаться в озере. «По меньшей мере, Сириус и Снейп были прихватили зимние мантии», - ворчал про себя Гарри. И никто не подумал предупредить бедного Гарри, что он сегодня вечером отморозит себе задницу. Пританцовывая, чтобы согреться, он увидел приближающихся взрослых с метлами в руках. Еще они тащили сундук с квиддичными мечами.

- Итак, мистер Поттер, - произнес Снейп, опуская сундук. – Устраивайтесь поудобней.

- Устраивайтесь поудобней? Я не понял - мне сбегать за метлой?

- В этом нет необходимости, - тонко улыбнувшись, скал Снейп. – Сегодня вечером вы будете наблюдать. Насколько мне известно, у вас это хорошо получается.

Гарри был благодарен темноте: было не видно, как он покраснел. Он должен был догадаться, что Сириус расскажет об этом Снейпу. Между тем, Сириус открыл сундук.

- Вот, - сказал он, протягивая мантию. – Возьми мою, Гарри.

- Спасибо. Что вы собираетесь делать?

Сириус улыбался точно так же, как Снейп.

- Всего лишь небольшой ночной квиддич. Ты увидишь.

- О. Но вы же не будете видеть, куда летите? Сегодня ведь даже не полнолуние. Вы не убьетесь?

- О, заткнитесь, Поттер, - прорычал Снейп. – Нам не по сто лет. Если посидите спокойно, сможете хоть чему-нибудь научиться. Выпускайте снитч, но только тогда, когда мы будем в воздухе.

- Снитч? Но... вы никогда не сможете... - он замолк под взглядом Снейпа, вспомнив их урок квиддича с завязанными глазами. Он посмотрел на темное небо. – Ну, ладно, - он пожал плечами. - Думаю, что к концу вечера вы оба окажетесь в больничном крыле, но… как вам будет угодно.

- Поттер, прекратите дерзить и послушайте меня. Вы так же безнадежны в шахматах, как и в дуэлях?

Он нахмурился.

- Ну... Рон всегда меня обыгрывает.

Снейп закатил глаза.

- Побеждены умственными способностями Уизли. Вам, по меньшей мере, должно быть стыдно. Когда вы играете в шахматы, на сколько ходов вперед вы думаете?

- Гм...

- О, ради всего святого. Все, что я хочу сказать, и это очевидно не дойдет до вас, даже если будет написано у меня на лбу, что когда участвуешь в поединке или играешь в шахматы, то это не абстрактное действо. Вы играете или противостоите конкретному человеку. Однако в нашем с вами поединке, мистер Поттер, вы все еще противостоите теоретическому противнику. Вы не противостоите мне. Вы должны научиться думать, как ваш оппонент, если вы хотите победить его. Вы должны изучить вашего оппонента до того, как вы выучите заклинания. Вы должны в реальности сами стать вашим оппонентом.

- Гм. Ну ладно.

Снейп вздохнул.

- Если мне не удастся ничего другого, то я попытаюсь хотя бы удалить слово «гм» из вашего скудного словарного запаса к концу семестра, - он оседлал метлу и оттолкнулся, паря в нескольких футах от земли. – Ты идешь, Блэк?

Сириус улыбнулся.

- Готовься к разгрому, Снейп, - и с этими словами он оттолкнулся от земли и взлетел в воздух. Снейп следовал за ним по пятам, пока они оба поднимались все выше. Гарри наклонился и выпустил снитч. В темноте он заметил только мелькнувшую в воздухе вспышку света, но оба мага отреагировали молниеносно и бросились за снитчем плечо к плечу.

«Мда, какое захватывающее зрелище, - подумал Гарри. - Я не уверен, чему именно я должен учиться из...» у него перехватило дыхание. Какого дьявола они делают? Они уже были не просто плечом к плечу, но практически друг на друге. Их метлы почти слились, и все, что Гарри мог различить, был темный стремительно летящий клубок из двух волшебников.

Какого черта...? Теперь они вращались вокруг общей оси, плотно прижавшись друг к другу, два силуэта превратились в один. Они носились в темноте, как одно создание, преследуя снитч, будто они летали, повинуясь телепатии. «Они ненормальные, - подумал Гарри. - Нормальные люди так не летают». Он задохнулся, когда они на бешеной скорости резко спикировали к земле. «Вверх! Вверх!» - мысленно закричал он и почувствовал, что его вот-вот снесет ветром, поднявшимся, когда они пронеслись над его головой, все еще вращаясь друг вокруг друга одним неразличимым шаром. А они уже летели обратно в небо огненной кометой. Сердце Гарри истошно забилось. Они не могли продолжать на этой скорости, они не могли продолжать так вращаться. Они сошли с ума, они безумны, и Гарри никогда не видел, чтобы летали так. Он улыбнулся, наконец, оценив исключительную красоту открывшегося перед ним зрелища.

Неожиданно они оба вошли в очередное эффектное пике, и его сердце остановилось, когда стало ясно, что теперь они уж точно не успеют из него выйти. Они ударились о землю со стуком и покатились по траве квиддичного поля, а он бежал, бежал к ним через весь стадион, думая: «О боже, пожалуйста, пусть они будут в порядке!», были ли те крики, доносившиеся до него – криками боли? Он побежал быстрее, ноги не держали его, и только когда он разобрал, что это был за звук, то замедлил движение, осознав, что это смех. Смех. Снейп и Сириус, оба катались по земле, содрогаясь от идиотского смеха и борясь за что-то, что сжимал одной рукой Снейп.

- Сдавайся! Сдавайся, ты, сукин сын! Ты жульничал! – орал Сириус, и Снейп смеялся, по-настоящему смеялся, его голова была откинута назад, а снитч - плотно зажат в кулаке, пока они сражались за золотой мячик уже на земле.

Гарри навис над ними, уперев руки в боки.

- Не верю своим глазам, - он дрожал и задыхался. – Вы заставили меня волноваться, вы... вы придурки! Кем вы себя возомнили, так летая? Это опасно, это не... - и тут Сириус схватил его за ногу и повалил в общую кучу малу, где на него насели уже оба веселящихся волшебника.

- Эй! Это нечестно! Эй! Прекратите! Осторожней с очками! – безуспешно вырывался Гарри, а они прижимали его к земле, все еще хохоча, как сумасшедшие. Сириус вскочил на ноги, гордо подняв вверх руку со снитчем.

- Да! Победа Гриффиндора! – закричал он, стремительно помчавшись к зрительским трибунам, но Снейп тоже уже был на ногах и быстро нагнал его.

- Верни его сейчас же! Это украденная собственность! Верни это назад, мошенник! – и вот они снова смеялись, катаясь по земле, как... как будто им было по двенадцать. Гарри закатил глаза и вздохнул. Они явно собирались провести таким образом остаток ночи, совершенно забыв о Гарри.

Качая головой, он медленно направился к гриффиндорской башне, в свою теплую постель. Он долго не мог уснуть, и по его губам блуждала удивленная улыбка, когда он вспоминал о них, как они дурачились в траве, словно беззаботные идиоты, о том, как весело блестели глаза Сириуса и как тепло смеялся Снейп...

* * *

- Еще раз!

Нахмурив брови и сосредоточившись, Гарри поднял палочку. «Снейп, - подумал он. - Это Снейп. Что он сейчас сделает?» И еще до того, как тот успел что-то сказать, контр-заклинание сорвалось с губ? Каскад искр сопровождал столкновение их заклятий. Воспользовавшись дезориентирующей вспышкой света, он упал на землю, чтобы сбить прицел Снейпу.

- Manugelida! - закричал он, под непрерывным огнем заклинаний Снейпа. Снейп легко блокировал его, но Гарри был готов к этому. И эта готовность дала ему несколько таких необходимых секунд, чтобы собраться для очередного заклинания.

- Incendia pedestra! - закричал Гарри, и ноги Снейпа охватило холодное синее пламя. «Он не сдастся, он будет нападать», - была очередная мысль Гарри, и он успел выставить щит еще до того, как Снейп послал в него заклятьем. Однако на всякий случай он снова упал и покатился по полу, чтобы быть уверенным.

- Aqua delugia! – выкрикнул он, и вода затопила Снейпа, окатив с ног до головы и щедро залив его ботинки. Снейп совершенно не по-снейповски отплевывался и стал, по мнению Гарри, похожим на злющую тонущую крысу. Краем глаза он заметил восхищенное выражение лица Сириуса и позволил себе насладиться этим. Как оказалось, этой мимолетной потери концентрации Снейпу было вполне достаточно.

- Meditandi vox! –прокричал Снейп, и Гарри не успел среагировать. Его отбросило на землю, и к своему ужасу он услышал, как его мысли разносились по залу, будто через громкоговоритель.

- ПУСТЬ ЛУЧШЕ ЭТОТ ДЕБИЛЬНЫЙ СУКИН СЫН БОЛЬШЕ НЕ ПЫТАЕТСЯ ЭТО СДЕЛАТЬ! ОН ПРОСТО ЗОЛ, ПОТОМУ ЧТО СЕГОДНЯ Я ПОБЕЖДАЮ, И ОН ХОЧЕТ ПОВЫПЕНДРИВАТЬСЯ ПЕРЕД СИРИУСОМ. ЛАДНО, МЫ ЕЩЕ ПОСМОТРИМ, ТЫ РЕВНИВЫЙ ПРИДУРОК, ТЫ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ УПРЯМЫЙ ТРАХНУТЫЙ...

- Quietus! Finite incantatem! – отчаянно пытался Гарри, бешено размахивая палочкой, но голос не умолкал.

- ЧЕРТ ЧЕРТ О ЧЕРТ ПОЧЕМУ ОН ЭТО ДЕЛАЕТ ОН ДУМАЕТ ЧТО ЭТО СМЕШНО ОН ПРОСТО ХОЧЕТ МЕНЯ УНИЗИТЬ НЕТ Я НЕ ДОСТАВЛЮ ЕМУ ТАКОГО УДОВОЛЬСТВИЯ ИНТЕРЕСНО ОСТАНЕТСЯ ЛИ ПУДИНГ С УЖИНА МОЖЕТ БЫТЬ Я СМОГУ УГОВОРИТЬ ГЕРМИОНУ СПУСТИТЬСЯ НА КУХНЮ СО МНОЙ И ЗАСТАВИТЬ ЕЕ ВЫЛИЗАТЬ МОИ ПАЛЬЦЫ И Я БЫ НЕТ НЕТ ПЕРЕСТАНЬ ДУМАТЬ ПЕРЕСТАНЬ ДУМАТЬ ИНТЕРЕСНО НАДЕТО ЛИ НА НЕМ ТО САМОЕ МЯГКОЕ НИЖНЕЕ БЕЛЬЕ КАК РАНЬШЕ ТРАХАЛИСЬ ЛИ ОНИ УЖЕ СЕГОДНЯ С СИРИУСОМ ИНТЕРЕСНО БЫЛО ЛИ ИМ ХОРОШО И КТО БЫЛ СНИЗУ О БОЖЕ ЧЕРТ ПОДЕРИ ПОЧЕМУ Я НЕ МОГУ ОСТАНОВИТЬСЯ ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ ПЕРЕСТАНЬ ПЕРЕСТАНЬ ПЕРЕСТАНЬ...

Гарри упал на колени, прижав руки к ушам и побагровев от стыда.

- Meditandi in capitе, - мягко произнес Снейп, и голос пропал, вернувшись в голову Гарри, тусклым эхо стыда и смятения.

- Контроль, мистер Поттер, - вздохнул Снейп. – Контроль.

Гарри поднялся, все еще изучая пол.

- Извините, - пробормотал он.

- Прекрати извиняться, мальчишка! – пролаял Снейп. Он потер свою переносицу, будто отгоняя наступающую головную боль, и снова вздохнул. – Ваша реакция сегодня была... вполне адекватной. Вы ведете поединок со мной - не против меня, и вы задумывались над моим ходом еще до того, как послать очередное заклинание. Полагаю, что тут вы немного продвинулись вперед.

«Интересно, было ли это одобрением?» - подумал Гарри.

- Однако, - продолжил он более серьезно.

«И откуда я знал, что непременно будет “однако”?» Гарри уныло опустил голову.

- У вас все нет способности контролировать эмоции, и пока вы не научитесь это делать, во время поединка вы по-прежнему останетесь слабым и уязвимым, - Снейп остановился, казалось, о чем-то задумавшись. – Это все на сегодня, мистер Поттер. Мы продолжим завтра, в моем кабинете.

- Да, сэр.

- Спокойной ночи, Гарри, - как всегда отозвался Сириус из своего кресла.

- Да… Спокойной ночи, Сириус, - уныло ответил Гарри. «Отсутствие контроля, - думал он, выходя за дверь. - Слабым и уязвимым. Замечательно. Да пошел ты, Снейп».



Глава девятая

Когда на следующий вечер он распахнул дверь кабинета, то к своему удивлению обнаружил, что он пуст. «Ну нет, только не это, - подумал он, стоя на пороге пустой комнаты. - И что я теперь должен делать?» Тут до него донеслись тихие голоса из-за тяжелой бархатной портьеры.

- Сюда, Гарри, - позвал голос Сириуса, и он вошел в тесную гостиную. Снейп и Сириус сидели в креслах у камина, для разнообразия потягивая вино, и выглядели так, как будто дискутировали уже давно. Взгляд, который бросил на него Снейп, вызывал беспокойство.

- Мистер Поттер. Присядьте. Бокал вина?

- Эээ... конечно, с удовольствием. Спасибо.

Он неуклюже присел на краешек узкого дивана, чувствуя себя не в своей тарелке.

- Как прошли занятия, Гарри?

- Нормально. Все нормально, - Снейп протянул ему бокал вина, и Гарри взмолился, чтобы тот не рассказал о маленькой катастрофе в классе Зельеварения.

Но мысли Снейпа, казалось, были заняты чем-то другим: он удобно откинулся в кресле, вытянул длинные ноги, наблюдая за Гарри поверх своего бокала вина.

- Мистер Поттер, - начал он. – Сегодняшний урок будет необычным.

Гарри не смог сдержать улыбки.

- При всем уважении, сэр, каждый урок с вами – необычен.

Снейп поставил бокал и сцепил пальцы, игнорируя это замечание.

- Сегодняшний урок будет посвящен самоконтролю, мистер Поттер. Как он ощущается, приобретается и поддерживается. Когда я учился искусству поединка, меня обучали таким же способом. Контроль – это финальный и самый трудный урок, который вам следует выучить. Однако до того как мы перейдем к непосредственному обсуждению сегодняшнего урока, я хочу кое-что прояснить. Этот урок – факультативен. Если в любой момент на его протяжении вы пожелаете остановиться или же предпочтете его не начинать вообще, я отнесусь к вашему решению с уважением - вы не будете наказаны. Я просто найду другой, менее прямой и эффективный способ научить вас самоконтролю. Понимаете?

Гарри нахмурился.

- Нет, сэр. Не понимаю, - он оглянулся на Сириуса, который пристально смотрел на него. – Вы хотите сказать, что это будет больно?

На лице Снейпа мелькнула тень улыбки.

- Нет, не так, как вы это себе представляете. Давайте еще немного поговорим о самоконтроле и тогда мы сможем перейти к обсуждению особенностей сегодняшнего занятия, - он сделал глоток вина. – Что означает для вас самоконтроль, мистер Поттер?

Гарри задумался.

- Сдерживание, наверное.

- Сдерживание чего?

- Ну... мыслей, эмоций... я не знаю.

- Нет, - заметил Снейп. – Это очевидно.

Сириус скрестил ноги и налил себе еще вина. Теперь он смотрел не на Гарри, а на Снейпа.

- Самоконтроль, мистер Поттер, это не абстракция. Это нечто физическое и конкретное. Вы сказали, что самоконтроль – это сдерживание. Это сдерживание вашего глубочайшего желания. Знаете ли вы, что это значит?

Гарри покачал головой. Снейп нахмурился и вздохнул.

- Директор дал мне понять, что в течение вашего первого года обучения вы столкнулись с Зеркалом Еиналеж, не так ли. Сириус отвернулся и теперь смотрел на огонь, и Гарри стало интересно, думал ли он о том, что произошло с ним в том году, или же вспоминал собственную встречу с Зеркалом.

- Да, сэр, - ответил он. – Я видел...

Снейп прервал его.

- Мне не нужно знать, что вы видели, мистер Поттер, и у меня так же нет никакого желания это узнать. Однако ответьте мне на следующий вопрос. Полагаете ли вы, что я увижу то, что видели вы?

- Нет, конечно же, нет. У каждого свои собственные желания.

- Именно. И полагаете ли вы, что, посмотрев в Зеркало сегодня, вы увидели бы то же, что и раньше?

Гарри задумался.

- Я не знаю, сэр. Мое сокровеннейшее желание... - он покраснел. – Нет, я не думаю, что я увижу то же, что и раньше.

- Разумеется, не увидите. С возрастом наши заветные мечты меняются и желания каждого из нас отличаются от желания другого. Это наш эмоциональный отпечаток пальца. И это делает каждого из нас уникальным, - он еще раз глотнул вина и внимательно взглянул на Гарри.

- Итак, мистер Поттер. Вы семнадцатилетний самец в отличной физической форме – что, по вашему мнению, определяет основное желание вашей жизни?

Гарри уставился на ботинки.

- Понятно, - медленно сказал он. – Я догадываюсь, куда вы клоните. Вы полагаете, что корень моей проблемы с самоконтролем в том, что я не могу контролировать свои... свои...

- Секс, мистер Поттер. Ваши сексуальные желания. Что не отличает вас от ваших переполненных гормонами приятелей, если бы не одно «но» - ваша сила. И если вы хотите научиться владеть ею полностью, то должны научиться контролировать ваши сексуальные желания.

Гарри чувствовал, как горят его щеки, и едва мог поднять глаза.

- Я не знаю, как.

- И это очевидно, - сказал Снейп, и до Гарри дошло, что тот ждет, пока он посмотрит ему в глаза. Лицо Снейпа было серьезным. – Теперь у вас должно появиться представление, что это будет за урок, мистер Поттер. Желаете ли вы продолжить?

- Я... - Гарри снова взглянул на Сириуса. Взгляд крестного был таким же серьезным и пристальным, как и взгляд Снейпа. Что они собираются делать? Они что, хотят... сделать что-то? Ему? Он почувствовал, что у него пересохло в горле, но он не понял, была ли причиной тому паника или возбуждение.

- Мистер Поттер, перед тем, как мы продолжим, позвольте уверить вас в том, что в течение всего урока до вас никто не дотронется даже пальцем.

- О, - сказал Гарри, пытаясь скрыть разочарование.

Снейп встал, Сириус тоже. Мужчины прошли через арку, ведущую в спальню. У Гарри колотилось сердце. Сириус остановился и взглянул на него.

- Гарри, - пристально посмотрел он на крестника. – Веришь ли ты, что я никогда не допустил бы, чтобы с тобой случилось что-то плохое?

- Да, - не колеблясь, ответил Гарри.

- Тогда проходи сюда и выслушай то, что собирается тебе сказать Северус.

- Ладно, - он поплелся за ним, пытаясь выглядеть уверенно и естественно, стараясь не думать о том, что случилось в последний раз, когда он следовал за ними в эту спальню, или же в последний раз, когда он тут был. «Интересно, - подумал Гарри, и у него засосало под ложечкой, - они что, поставили специальное сооружение в центре комнаты - клетку, например, с цепями и наручниками?» Он осмелился оглядеться. Все было так же аккуратно и по-спартански, как и во время его последнего визита: гладко застеленная постель, ровные стопки книг на тумбочке у кресла, огонь в камине. Он нервно хихикнул при виде кусочка гриффиндорского галстука, высунувшегося из шкафа.

- Присядьте, мистер Поттер, - Снейп указал на кресло. – Устраивайтесь поудобней, а я пока объясню вам то, чем мы будем заниматься сегодня вечером. И тогда вы сможете, наконец, решить, нужно вам это занятие или нет.

Гарри присел на краешек кресла, пытаясь не ерзать, а Сириус уселся на кровать, перекинув руку через железную спинку. Гарри уставился в пол, попытавшись не думать о том с какой легкой, собственнической изящностью Сириус сидел на кровати Снейпа. Или же о том, что они могли делать на этой кровати. Он заметил на прикроватном столике у камина строй стаканчиков, наполненных прозрачной жидкостью. Как маленькая армия рюмок с водкой. Он изумленно поднял брови.

- Я вижу, вы заметили стаканы, мистер Поттер. Позвольте мне объяснить: вы проведете ваш вечер, левитируя стаканы - без палочки - в воздухе перед собой.

- О. И это все? Я хочу сказать, что уверен в том, что легко смогу это делать.

- В самом деле? Ну, с этим вы разберетесь сами. Видите ли, пока вы будете заняты тут,

мистер Блэк и я будем заняты вон там.

- Вы... о, - Гарри побледнел. – Вы хотите сказать, что вы будете... - ему не хватало слов.

- Да, именно это я и хочу сказать. Если в какой-то момент вы потеряете концентрацию внимания, стакан упадет и разобьется. Если вы позволите любой эмоции, кроме той, что держит стакан в воздухе, возобладать, стакан упадет. Самоконтроль, мистер Поттер. Вы почувствуете, что это такое.

- О. – «И это все, что я смогу сказать?» - отчаянно подумал он. Клетка с цепями больше не казалась ему такой уж плохой идеей. А как насчет урока, где они оба доводят его до ручки, лаская и гладя его тело? Будет ли это продолжением сегодняшнего урока? Что-то во взгляде Снейпа сказало ему, что нет. Его взгляд остановился на Сириусе.

- Гарри, запомни, ты можешь уйти, когда пожелаешь. Но если ты останешься, то должен в точности делать так, как говорит Северус.

Он кивнул.

- Нет. Я не хочу уходить. Я хочу остаться. Я... я согласен.

- Мистер Поттер. – В голосе Снейпа снова слышалась знакомая угроза, к которой он так привык за школьные годы. – Само собой, любая попытка встать с этого кресла – и этот урок будет закончен. Вы должны оставаться неподвижным. Ясно?

Гарри густо покраснел, но умудрился кивнуть.

- Отлично. Тогда, наконец, сосредоточьтесь и поднимайте первый стакан в воздух.

"Он должен быть обо мне совсем плохого мнения, если он полагает, что мне понадобятся все эти стаканы," - подумал Гарри.

- Wingardium leviosa, - произнес он, концентрируясь на стакане, начав медленно левитировать его. Снейп и Сириус внимательно за ним наблюдали. Он хорошо видел над парящим стаканом, как рука Снейпа опустилась на спину Сириуса, нежно поглаживая ее. Стакан упал на пол с громким звоном, вода залила коврик перед камином.

Снейп изогнул бровь.

- Еще раз, мистер Поттер, - сказал он. Гарри глубоко вздохнул, заставив себя успокоиться, видеть и ощущать только стакан. Он проигнорировал то, как Снейп расстегнул Сириусу рубашку, проигнорировал то, как Сириус уткнулся в его шею для поцелуя, совершенно проигнорировал то, как темноволосые головы склонились друг к другу…

Сириус обвил руку шею Снейпа, притягивая его ближе и ближе. «Стакан, стакан», - думал Гарри, глубоко дыша.

Он увидел, как рука Снейпа опустилась на пах Сириуса, и Сириус издал тихий звук, когда Снейп начал массирующие движения. Стакан номер два упал на пол, и они, вздрогнув, отшатнулись друг от друга. …

- В самом деле, мистер Поттер, - рявкнул Снейп. – Сегодня вечером никто никуда не продвинется, если вы хотя бы не попытаетесь контролировать себя. Мои запасы стеклянной посуды не безграничны, знаете ли.

- Извините, - пробормотал он. – Просто... вы что, собираетесь это делать часто?

- Что именно? – голосом Снейпа можно было разрезать лед.

- Издавать звуки.

Сириус рухнул на кровать, беззвучно смеясь. Снейп же выглядел так, будто он сейчас разобьет очередной стакан о голову Гарри.

- Полагаю, что да, - процедил он сквозь зубы. – Теперь левитируйте этот стакан и попытайтесь продержать его в воздухе хотя бы в течение пяти минут. В противном случае будем считать, что вы провалили этот урок. И спешу добавить, что повторного урока не будет. Или вы научитесь самоконтролю сегодня, или это будет для вас конец моего обучения чему бы то ни было.

Это отрезвило его. Он полностью сосредоточился на стакане и снова выровнял дыхание.

- Wingardium leviosa, - снова сказал он и больше не позволял взгляду останавливаться на постели. Они двигались в поле его периферийного зрения, где-то там, над стаканом. Один быстрый взгляд, мгновенная потеря сосредоточенности, все, что нужно для того, чтобы разбить стакан. Один взгляд. «Думай о них, как о танцорах, - убеждал себя он. - Расслабься и получай удовольствие. Думай об этом как... » Сириус лежал на спине, и Снейп наклонился над ним, притягивая в объятья. Они двигались медленно, томно, и это было так отлично от их предыдущего, неистового поведения, что контраст показался Гарри заслуживающим внимания. Разумеется, тогда они долго не виделись, и теперь они были вместе уже... в течение десяти дней?

Вода в стакане начала подрагивать, и Гарри сконцентрировался. Итак, это означает, что он должен держать под контролем не только взгляд, но и мысли. Ладно. «Вдох и выдох, Поттер», - думал он, наблюдая, как Снейп снимает с себя рубашку, а Сириус гладит его грудь, сопровождая движения рук быстрыми, скользящими поцелуями. Снейп издал звук – нечто среднее между вздохом и стоном, когда голова Сириуса коснулась его торса.

Он снял с Сириуса рубашку, и они прижались друг к другу, очевидно, просто наслаждаясь близостью обнаженных тел.

Вода была холодной и прозрачной, стакан – легким как перышко. «Так вот, какие ощущения оно вызывает. Пусть оно омывает меня, - думал он, - как волны берег. Нельзя, чтобы они входили в тебя. Все что для меня существует – это вода в стакане». Сириус становился более агрессивным, он терся о Снейпа, пытаясь расстегнуть и снять с того брюки. Снейп целовал его в шею. Они делали все это так медленно и нежно - и все это было одновременно и загадкой, и откровением для Гарри.

Одежда в беспорядке валялась на полу, и оба уже были обнажены: бледнокожие, стройные с переплетенными телами. Их темноволосые головы наклонялись и поворачивались, потерянные в скольжении губ, шей и рук. Сириус протянул руки, сжимая ягодицы Снейпа, массируя их, и Гарри на секунду почувствовал, в нем что возбуждается - стакан наклонился и задрожал. Тотчас он перестал видеть все, кроме стакана, выравнивая его в воздухе.

Он видел, как Снейп приподнимается и сползает вниз по телу Сириуса. Он видел, как его голова движется ниже, ниже, его рот должен быть... Сириус вцепился в одеяло и выгнулся.

- Северус, - простонал Сириус хриплым голосом, прозвучавшим для Гарри, как выстрел. Стакан наклонился так сильно, что вода вылилась Гарри на колени, приведя его в сознание. «Нет. Нет. Волны на пляже. Пусть они омывают меня». Однако его член, имевший несколько другие планы, отзывался на тихие стоны Сириуса. Он слегка раздвинул ноги, давая себе больше места, ни на секунду не отрывая взгляда от стакана. «Я чувствую это, я чувствую это, - думал он. - Я чувствую свое желание. Мое желание вскочить с этого гребаного стула и втиснуться между ними двумя, позволить им лизать, сосать и трахать меня до умопомрачения, но нет, нет, нет, существует только стакан, и я могу его контролировать – могу, могу, могу». Струйка пота стекла по его лицу, но он даже не заметил ее, уставившись на дрожащий стакан и взволнованное зеркало воды.

Тем временем, Сириус уже шумно и неровно дышал, пока голова Снейпа продолжала лениво двигаться вверх и вниз. Однако что-то, слышимое одному ему, в издаваемых звуках заставило его остановиться, потому что он перестал и подполз вверх к лицу Сириуса, который притянул его к себе для неторопливого поцелуя, перед тем как поменяться местами. Их тела казались слегка расплывшимися сквозь стекло, но Гарри видел, как они медленно и ритмично покачиваются и что их ноги переплетены. О боже, как они выносят это? Его собственный член умолял о том, чтобы к нему прикоснулись, и он попытался слегка потереться о грубую джинсовую ткань, надеясь хоть на какое-то облегчение. Стакан резко наклонился и опустился на несколько дюймов перед тем, как он сумел его остановить. «Глубокий вдох. Все остальное неважно. Контролируй желание. Контролируй его».

Сириус уже был сверху, целуя и вылизывая любовника, чья рука поглаживала его спину долгими томными движениями. Он и не подозревал, что два человека могут проводить так много времени, просто касаясь друг друга. Снейп немного раздвинул ноги, и Сириус двигался между ними, его голова покачивалась вверх и вниз, в таком же нарочито медленном ритме, как ранее голова Снейпа. В комнате было слышно только громкое дыхание, но затем Сириус поднял ноги Снейпа вверх и сделал что-то, чего Гарри не было видно.

- Ах... дааааа, - прошипел Снейп, наверное, это было чем-то приятным, что бы это ни было. Вода оставалась спокойной, стакан не двигался. Гарри ощутил, как его самоконтроль возрастает, несмотря на возрастающее желание. Сириус спустился ниже, и ноги Снейпа обвились вокруг его талии. Они переплели пальцы и замерли, глядя в глаза друг другу.

«Как, как они могут сохранять такое спокойствие? - удивлялся Гарри. - Они что, специально не шумят, чтобы не мешать ему?» Почему-то это казалось маловероятным. Он всегда полагал, что секс - это нечто шумное, немного грубое, а вовсе не на тот медленный танец, который он видел сейчас перед собой.

Он видел, как возбужденный член Сириуса проталкивался в анус Снейпа, видел, как Сириус протянул руку вниз, направляя себя и при этом ни разу не прервав визуальный контакт со Снейпом. Когда он вошел в него, оба издали звук, который был чем-то вроде стона, и он увидел, как напряглись их руки.

- Сириус, - мягкий шепот Снейпа отозвался у Гарри прямо в мошонке. «Умоляю, нет, нет, контроль, контроль, контроль».

- Умоляю тебя, - произнес Снейп эхом мыслей Гарри.

- Еще? – Сириус медленно двигал бедрами, так медленно, такими легкими плавными движениями. Они не спускали друг с друга глаз. Дыхание Снейпа стало громче.

- А... Си-Сириус...

Бедра Сириуса начали двигаться быстрее, более резкими толчками, реакция Снейпа стала более бурной. Желание стучало в венах Гарри, великий Мерлин, как хотелось ему самому быть в эту минуту в Снейпе, заставляя его стонать от удовольствия, и о боже, как хотелось ему быть под Сириусом, ощущать, как этот прекрасный член вталкивался в него, Сириус, трахающий его, - о боже, какие сказочные ощущения это должно вызывать. Пот лил с него ручьем, и его дыхание, казалось, было самым шумным в комнате, хотя сам он его не слышал. Костяшки его пальцев, стиснувших подлокотники кресла, побелели, его тело дрожало от напряженных попыток удержать стакан в воздухе. Мысли шумели и мешались у него в голове, его член пульсировал с барабанным боем, но существовал только стакан, только стакан, который дрогнул и наклонился, но все еще висел в воздухе между ним и кроватью.

- Северус, о боже, я не могу... больше... - тихий голос Сириуса дрожал, и Гарри видел, как капли пота стекают у него по спине, подобно каплям воды, стекающим со стенок стакана. Пока их тела двигались, Гарри смог разглядеть между ними член Снейпа, упругий и налившийся кровью, захваченный между бледными поверхностями плоти, затем живот Сириуса прижался к нему и ласкал его, пока он продолжал толчки и Снейп стонал. Их лица находились на расстоянии всего нескольких дюймов друг от друга, их рты были приоткрыты, из них доносилось частое дыхание, пальцы впивались в пальцы. Гарри уже не мог дышать, у него не было сил, он чувствовал, как слезы выступают у него на глазах от боли, которую причиняла ему борьба со своим желанием, угрожающим сокрушить его.

Неожиданно Снейп поднял голову и затем снова упал, как бы следуя ритму толчков.

- А... а... - простонал он.

- Кончи со мной... о боже, Сириус... ааааа... - Гарри мог видеть, как густой белый поток семени взорвался на животе Снейпа, пока он извивался и покачивался на находящемся в нем члене.

- О, черт, да, - выдохнул Сириус, и его бедра уже двигались со скоростью молнии, и его голова упала на грудь Снейпу, его толчки стали длиннее и грубее, затем он замер, и Гарри видел, как сжимаются его ягодицы, пока он кончает.

- Так хорошо... так.. прекрасно... о боже, да... - его голос был пронзительным рыданием, и он слился с рыданием Гарри, у которого лились по щекам слезы отчаяния. Комната была наполнена стонами, но Гарри уже ничего не слышал и не видел, кроме стакана. Его самоконтроль был стеклянной стеной, и желание билось об эту стену, но не могло проникнуть внутрь. Он будет держать эту стену непроницаемой, он будет держать ее любой ценой. Оба волшебника теперь были смутным пятном из тел и звуков, и они были вне стены. Они были неважны.

Затем Снейп в небрежно завязанном халате подошел к нему и забрал стакан.

- Finite incantatem, - мягко сказал он, и Гарри свалился на пол.

Очнувшись, Гарри почувствовал колючую подушку под головой – он лежал на чем-то твердом и упругом. Он осторожно приоткрыл глаза и осознал, что вновь очутился в снейповской гостиной и лежит на диване, накрытый одеялом.

Снейп стоял у камина, помешивая огонь, и, повернув голову, Гарри увидел Сириуса. Склонившись друг к другу, они что-то тихо обсуждали. Гарри очень хотелось знать, что именно. Рука Сириуса скользнула по спине Снейпа, и Снейп кивнул.

- Гарри, ты очнулся?

Неохотно он кивнул и присел.

- Да, - сказал он, массируя лицо. – Это... черт. Сколько же времени я провалялся без сознания?

- Около пятнадцати минут, - ответил Снейп, и в его полном обычного сарказма голосе послышалась улыбка. Он тоже сел и пристально посмотрел на Гарри. - Если вы не знакомы с осуществлением такого самоконтроля, это может быть физически трудно. Да, разумеется, мы могли бы начать с чего-то более простого, но теперь, когда вы сами ощутили, что такое самоконтроль, я уверен, что вы начнете применять его и в других упражнениях.

«Других упражнениях», - с надеждой подумал Гарри. Будут ли они такие, где ему тоже нужно будет раздеваться? Некоторая надежда, должно быть, отразилась на его лице, потому что Снейпа ответил на его незаданный вопрос.

- В дуэльном зале, мистер Поттер, - сухо сказал он. – Сегодняшний урок был последним такого рода, который вы получили от меня. Однако, - начал он, Сириус поднялся и подошел к каминной полке. Снейп взглянул на него.

– Однако, - продолжил он, - если вы решите завершить ваше дуэльное обучение, есть мастера, которые могут вам в этом посодействовать. Они живут не здесь, поблизости, но я могу помочь вам наладить нужные контакты, если вы пожелаете. Контроль сексуальных желаний - это бесконечный источник силы, и вы многому сможете от них научиться.

Гарри думал минуту, изучая спину Снейпа. Теперь, когда рассеивалась усталость, он все еще ощущал в себе самоконтроль, его силу. Он чувствовал себя, несмотря на усталость и головокружение, удивительно бодрым. Цвета в комнате казались необычайно яркими.

- Я хочу учиться у вас.

Снейп покачал головой.

- Нет.

- Как насчет после окончания школы? Мне осталось учиться всего несколько месяцев, и я мог бы остаться летом, - он пытался, чтобы в его голосе не звучала мольба.

- Северус сказал нет, Гарри, - произнес Сириус, и он услышал стальные нотки в голосе крестного. – Кроме того, есть другие вещи, которые тебе стоит сделать этим летом. Расслабиться, например. Сделать паузу после всего этого. Тебе семнадцать, и тебе нужно...

- Я знаю, что мне нужно, Сириус. Это то, что мне нужно. Послушай, - сказал он, прекрасно понимая, что отчаяние зазвучало в его голосе. – За все семь лет в Хогвартсе я не научился и одной десятой части того, чему научил меня Снейп на наших дуэльных занятиях. Это как... это как будто никто не учил меня тому, что мне нужно знать для того, чтобы быть волшебником. Я хочу сказать, что меня учили заклинаниям и чарам, истории и тому подобному, но никто никогда не учил меня практическому применению этих знаний, понимаешь? Как это ощущается внутри, что с этим делать... ну, с той силой, которая у меня есть, - быстро закончил он, бросая короткий взгляд от Сириуса к Снейпу.

- Я очень рад за тебя, Гарри, но подобное обучение будет длительным процессом. Ты не можешь выучить все сразу, и очень важно, чтобы ты дал себе время отдохнуть. Кроме того, существует много других способов научиться быть волшебником. Ты мог бы...

- Нет! – закричал Гарри, вскочив на ноги. Он чувствовал, как эмоции захлестнули его, он знал, что потерял самоконтроль, но ему уже было наплевать. – Это то, что я хочу делать. Я хочу постичь дуэльное искусство. Я хочу этому научиться. И я могу это сделать, я знаю, что я могу. Если один из этих мастеров может учить меня... - неожиданно его посетило озарение, и он повернулся к Снейпу. – Вы думаете, что я должен ехать, не так ли? Вы знаете, что я могу это сделать!

Лицо Снейпа оставалось непроницаемым.

- Мое мнение тут не имеет никакого значения, мистер Поттер.

- Ты видишь? – с триумфом Гарри повернулся к Сириусу, который уставился на Снейпа. – Он знает, что я должен делать, даже если он не хочет меня учить. Я поеду, и ты ничего не сможешь сделать, чтобы остановить меня, Сириус.

Сириус побледнел.

- Гарри, посвятить себя науке, которая, откровенно говоря, не что иное, как практическое применение Темных искусств...

- Почему ты не признаешься, что ты просто ревнуешь? – ярость Гарри уже пылала ярким пламенем. – Ты завидуешь тому, как хорошо у меня получается, завидуешь тому сколько времени со мной проводит Снейп. Ты же не хочешь, чтобы он продолжал меня учить, правда? И заставил его отказать мне.

- Гарри, ты не прав, - голос Сириуса звучал напряженно от едва подавляемого гнева, но Гарри не хотел этого замечать, ему было наплевать.

- Ты обращаешься со мной, будто мне десять лет, Сириус, и как будто я не способен к принятию самостоятельных решений! Между прочим, если ты не заметил, мне уже не десять лет! А когда я был десятилетним и ты мне был нужен, то тебя не было рядом! Потому не нужно наверстывать упущенное сейчас, ладно?

- Мистер Поттер, прекратите истерику! Вы всегда должны обращаться к вашему

крестному с уважением, и не важно, что...

- Я думаю, что справлюсь сам, Северус, мне нужна твоя защита!

- В чем дело, Сириус? Боишься, что он все-таки может предпочесть меня? Боишься, что он поймет, что семнадцатилетний парень может оказаться лучшим любовником, чем ты?

Он даже не заметил руки Сириуса, пока она не хлестнула его по лицу. Звук показался ему таким громким, что он оцепенел и в первый момент видел только темные глаза Снейпа. Гарри поднял руку к лицу, осторожно ощупывая щеку. Сириус опустил глаза.

- Гарри, я...

- Не подходи ко мне, - Гарри выбежал из комнаты, и ему было наплевать, что его могли увидеть. Слезы ярости застилали глаза, и лицо болело от сильного удара. «Да будь он проклят, - было все, о чем он мог думать. - Будь они оба прокляты».



Глава десятая

Гарри улегся на твердый, пахнущий сыростью пол и прислушался к шарканью и уханью. Он услышал мягкий шелест крыльев, и словно легкий ветерок коснулся его лица.

- Привет, Хедвиг, - сказал он. – Откуда ты узнала, что я тут, а? – он ласково погладил ее по голове. Она сочувственно ухнула. – Ага, я полностью с тобой согласен.

Он растянулся на полу, уставившись на широкие балки крыши. С первого же дня пребывания в Хогвартсе совятник всегда была для него самым успокаивающим местом.

Именно тут, наверху, где на раскиданное по полу сено сквозь огромные грязные окна проникали лучи света, Гарри часто находил ответы на, казалось, совершенно нерешаемые вопросы.

Даже пахло утешающе – плесенью, амбаром и – почти неуловимо – совами. Возможно, перьями, если перья имеют запах. А еще сеном и - бодряще – кедровым деревом.

- Ну что, - сказал он, обращаясь к Хедвиг, – ты уже в курсе, что я в глубоком дерьме?

Хедвиг мигнула.

- Да, да, я знаю. Тут я перешел все границы. Но он так разозлил меня, Хедвиг. Ты даже не представляешь, - он вздохнул. – Я просто не знаю, что мне делать. - Он закрыл глаза и позволил тихим звукам убаюкать его.

Гарри сидел на занятиях, даже на Зельеварении, как в тумане, бормоча что-то Рону, игнорируя пристальные взгляды Гермионы. Он выбрался сюда, как только смог, надеясь избежать тактичных расспросов подруги. Также он надеялся, что в совятнике к нему придет правильное решение. Лежа с закрытыми глазами, он чувствовал, как полуденное солнце согревает его. Должно быть, он проспал дольше, чем думал, потому что, открыв глаза, он увидел через окно, что уже темно, и единственный свет исходит от высоко расположенных факелов.

Гарри услышал как кто-то поднимается по лестнице. Наверное, это его и разбудило. Черт подери. Он закрыл лицо руками и пожелал, чтобы незваный гость ушел. Но тот уже достиг верхушки лестницы и направлялся прямо к Гарри. Он почувствовал, как на него упала тень.

- Уходи, Сириус, - сказал он приглушенным голосом. – Я просто... Я не хочу сейчас разговаривать.

- Хорошо, - ответил Снейп. – Тогда, может быть, хоть один раз в жизни вы послушаете.

Вздрогнув, Гарри резко сел. Снейп нависал над ним, скрестив руки.

- Вы не пришли ни на ужин, ни на последовавший за ним вечерний урок. Вам полагаются за это отработки, мистер Поттер.

Гарри снова улегся на пол.

- Ладно, - пробормотал он. – Мне все равно.

Снейп вздохнул, очевидно, не зная, что сказать. Он огляделся, снова вздохнул и затем осторожно опустился на пахнущий плесенью пол рядом с Гарри, неловко вытянув длинные ноги.

- Вы не могли выбрать более чистое место для медитации?

- А мне тут нравится. Послушайте, профессор, если вы пришли сказать мне, чтобы я извинился...

- Что ты видел в Зеркале Еиналеж, Гарри?

То, что он назвал его по имени, не осталось незамеченным. Гарри нахмурился и уставился на пыльный пол.

- Моих родителей, - тихо ответил он. – Они... обнимали меня. Улыбались мне. Они были... они были со мной.

Снейп кивнул

- Смотрели ли вы в Зеркало, сэр?

- Да, смотрел.

- И что вы в нем увидели?

- Неважно. А теперь я хочу спросить: что ты бы там увидел сегодня?

Гарри колебался.

- Вы хотите спросить о моем сокровеннейшем желании? – он робко улыбнулся. – Вы, наверное, думаете, что я увидел бы там много обнаженных людей.

Губы Снейпа дернулись.

- Возможно, на заднем плане.

- Я... я не знаю, сэр. Однако я не думаю, что... я не думаю, что это было бы то же, что и раньше. Я хочу сказать: да, я люблю своих родителей и отдал бы все, чтобы их увидеть теперь, но... сейчас... сейчас в моей жизни появились другие вещи, я не… не уверен... я не знаю, что бы я увидел, - калейдоскоп картинок промелькнул у него в голове: победа над Волдемортом в поединке один на один, дом – нет, замок! - принадлежащий ему, Гермиона...

- Соревнующиеся желания, мистер Поттер. Очень редко в нашей жизни у нас есть одно желание, которое превалирует над всеми остальными – разве что в момент великой печали. Или когда мы очень молоды. Все остальное время – время соревнующихся желаний, и мы никогда не можем быть уверены, которое из них победит.

- Л-ладно, - Гарри осмелился взглянуть на Снейпа. Этого спокойного, фамильярного Снейпа он никогда не видел. Казалось, что он не обращается к Гарри, а разговаривает вслух сам с собой.

- Соревнующиеся желания и способность их уравновешивать. Это называется зрелость, Гарри.

«Еще раз Гарри», - подумал он. Это уже становилось как-то страшно. Вместе они какое-то время наблюдали, как под ними туда и обратно летали совы, отбрасывая танцующие тени на балки.

- Он... очень злится? - тихо спросил Гарри.

Снейп отвернулся.

- Ты должен будешь поговорить с ним сам, Гарри. Я не собираюсь играть в посредника между тобой и твоим крестным.

- Разумеется. Я понимаю. Но может быть, вы могли бы, хотя бы немного...

- Да, мистер Поттер, он взбешен.

У Гарри засосало под ложечкой.

- Он зол на себя больше, чем когда-либо. Он решил, что потерял тебя.

Гарри широко распахнул глаза.

- Потерял меня? Но он не может...

Снейп вздохнул.

- Черт подери. Именно этого я пообещал себе не делать, - он провел рукой по волосам. – Я не очень... сведущ в таких вещах, если хотите знать.

Гарри не смог сдержать улыбки.

- В самом деле?

- Не перегибай палку, Поттер, - он глубоко вздохнул. – Сириус убежден в том, что ты никогда его не простишь.

- Как... как он мог такое подумать?

- Потому что сам он никогда так и не простил своего отца.

- О, - он никогда не задумывался о семье Сириуса. – Они были очень близки? – казалось странным, что Снейп знал больше о Сириусе, чем он сам.

- Вовсе нет. Они постоянно ссорились. И он иногда избивал сына, особенно когда был пьян, зол или... кто его знает. Он был не очень хорошим человеком.

- О, - произнес Гарри. – И Сириус думает, что это сделало его похожим на отца - то, что он меня ударил.

- Позвольте мне сказать, мистер Поттер, что если бы ваш крестный не ударил вас, это сделал бы я.

Гарри наклонил голову.

- Сказав это... - Снейп снова вздохнул. – Сказав это, я должен так же объяснить вам еще кое-что об упражнениях для повышения самоконтроля. Часто при применении очень сильного самоконтроля, как и в вашем случае, провоцируются определенные реакции. После этого человек становится необычайно истощен и уязвим эмоционально. Вы можете сравнить это с физическими нагрузками. После того как вы пробежали милю, вы не становитесь сразу же сильнее. Некоторое время на вас давит такая усталость, что вы не можете бежать дальше. Укрепляют только длительные тренировки. Вы должны быть осторожны и четко осознавать свой предел. Сразу же после применения самоконтроля не рекомендуется участвовать в каких бы то ни было дискуссиях.

Гарри медленно переваривал услышанное.

- Те мастера поединков, о которых вы говорили, - сказал он, наконец. – Вы обучались у одного из них?

Снейп кивнул.

- Да. Но я не отправлю вас к мастеру, обучавшему меня. Ваш крестный прав, такие занятия часто ведут в тьму, в чем вы сами уже имели шанс убедиться. И одни мастера заслуживают больше доверия, чем другие.

- Был ли... - Гарри поразила мысль. – Неужели ваш дуэльный мастер завербовал вас для Волдеморта?

- Да.

- И... и Сириус опасается, что я пойду тем же путем...

- Его опасения не совсем беспочвенны.

Гарри пошевелился и попытался было запротестовать, но Снейп поднял руку и призвал его к молчанию.

- Я рекомендую вам подождать, даже если это то, чем вы действительно хотите заниматься. По меньшей мере, до конца лета. Ты должен дать своему решению немного времени, Гарри.

- Дать время Сириусу, вы хотите сказать.

- И это тоже. Проведите с ним лето и делайте все то, что вы планировали. И, мистер Поттер, - Снейп пристально посмотрел на Гарри. – Никогда больше не упрекайте его Азкабаном. Вы поняли меня?

Гарри покраснел и кивнул.

- К концу лета, если я все еще захочу поехать, вы мне поможете?

Снейп молча изучал темное окно.

- Да, помогу, - наконец ответил он. – Но до тех пор мы не станем больше говорить на эту тему. И я думаю, что теперь нам лучше вернуться. Вас ждет отработка, а меня - проверка домашних заданий.

Он чопорно поднялся и стал отряхивать брюки.

- И я намереваюсь прислать вам счет за брюки, - уныло добавил он. – Я сильно сомневаюсь, что домовикам удастся их полностью очистить от этой дряни. И - подумать только - это была моя лучшая пара. В самом деле, ну почему нельзя было выбрать свою спальню для размышления о ваших проблемах?

- Профессор, вы же не пошли искать меня туда, нет?

- Ну, разумеется, пошел. А как же?

- Боже. Я не думаю, что мне теперь когда-либо удастся вытащить Невилла из-под кровати. Подозреваю, что он видит именно ваш визит в нашу спальню в кошмарных кошмарах, начиная с одиннадцати лет, - заметил он, спускаясь по лестнице.

Снейп фыркнул.

- Я живу под угрозой Лонгботтома, вторгающегося в мое личное пространство, каждый день. Полагаю, что небольшой виток винта был бы только справедливым.

Гарри рассмеялся, наблюдая, как Снейп осторожно спускается с чердака. В груди неожиданно потеплело. Сириус не ненавидел его. Сириус его любил. Сириус боялся его потерять. Неожиданно у него появилась идея.

- Сэр?

- Ну, что еще? – Снейп закатал рукава, с отвращением наблюдая за совами. – Давайте уберемся отсюда, пока одно из этих созданий не облегчилось на мой сюртук.

- Мне просто стало интересно, сэр, - сказал Гарри, следуя за Снейпом через большую амбарную дверь к тропинке, ведущую к замку. – Вы проведете это лето с нами?

Он увидел, что Снейп сомневается, и подумал: уж не обсуждался ли этот вопрос ранее.

- Я думаю об этом. Почему вы спрашиваете? Вы бы... вы против?

- Нет, сэр! Вовсе нет. В самом деле, я думаю... я думаю, что это было бы здорово.

- Мистер Поттер, - Снейп резко остановился. - Я думаю, что нам с вами нужно прояснить одну вещь.

- Я знаю, сэр, я знаю! – Гарри покраснел до корней волос. – Я не имел в виду здорово в этом смысле, я честно не имел это в виду. Я не... то есть... - он вздохнул. – Я все понял про вас с Сириусом, честное слово. И я не хотел бы, чтобы было по-другому. Честно. Я имел в виду, что это было бы здорово, потому что... ну, потому что это было бы здорово, - он очень надеялся, что в темноте было незаметно, как пылает его лицо.

- Я понимаю, - бесстрастно сказал Снейп, не останавливаясь. – Вы знаете, мистер Поттер, - размышлял он. – Если уж ваш крестный захочет пригласить гостей этим летом, уверен, что ему не помешают и еще несколько. Мистер Уизли, конечно, пожелает навестить семью в Норе, однако, предполагаю, мисс Гренджер согласится нанести вам недолгий визит.

Гарри взглянул на него. Пряталась ли в голосе Снейпа хитрая улыбка? Не может быть. Это бы означало, что Снейп дразнил его - пусть даже очень мягко, и это бы разрушило весь принцип функционирования вселенной. Он ошеломленно помотал головой.

Мысли о лете наполнили его голову: долгие прогулки с Гермионой, послеобеденное время в саду, длинные неторопливые ужины со Снейпом и Сириусом. Может быть, они со Снейпом проведут парочку учебных поединков. Может быть, думал он, он попросит Сириуса научить его становиться анимагом. Умеет ли Снейп готовить? Он улыбнулся, подумав о Зеркале. Это было иначе, это было ненадолго. Но этого должно быть достаточно. Этого определенно достаточно. Он последовал за Снейпом, улыбаясь своим ботинкам.



Эпилог.

- Ну и что ты там еще притащил?

- Ммм? О, кое-что из деревни. Я обнаружил одну замечательную лавку. Ты только посмотри вот на это, - Снейп развернул пакет и выложил на кухонный стол их маленького коттеджа свою добычу. Сириус изогнул бровь. – Теперь смотри. Я вставляю это вот так, в другую поверхность, предмет неподвижно к ней прикрепляется, и все это без малейшего применения магии. Замечательно, не правда ли? Вполне гениально.

- Северус, это всего лишь чертежные кнопки. Большие чертежные кнопки.

Сириус рассмеялся.

- Кстати, ты случайно не забрал почту?

- Случайно да, - он улыбнулся и швырнул на стол письмо. – Почему он не пошлет сову, ума не приложу. Ладно, мне уйти, чтобы ты смог его прочесть?

- Нет, нет, - Сириус торопливо поднял голову. – Давай, садись, я буду читать вслух.

Он уселся на диван и Снейп плюхнулся рядом.

– Все еще болит голова?

Снейп массировал шею.

- Немного. Это я виноват, что я не захватил с собой то зелье от головной боли.

- Ты можешь выжить на аспирине, так же как и большинство людей. Приляг, я тебя помассирую.

Снейп послушно улегся, положив голову на колени Сириусу. Сириус начал рассеянно поглаживать его шелковистые волосы, проводя большим пальцем по основанию шеи.

– У меня появилась идея. После ужина мы достанем твои чертежные кнопки, и я научу тебя еще одной старой маггловской традиции, которая называется акупунктура.

- Все, заткнись. Ну, и что там пишет Поттер-младший?

Сириус вскрыл печать и вытащил листок бумаги, исписанный нечитабельными каракулями Гарри. Снейп приподнял голову.

- Вижу, его почерк совсем не изменился.

- Это у него от тебя. Успокойся и слушай. «Дорогие Сириус и Северус», - начал он. Снейп громко фыркнул. Сириус искоса взглянул на него.

- Ну, не может же он до конца жизни называть тебя «профессор Снейп».

- Почему бы и нет?

- А ты бы предпочел «дядя Северус»?

- О боже. Все, я понял. Продолжай.

«Дорогие Сириус и Северус,

Мне жаль, что я так мало писал в последнее время, но я ужасно занят. Мастер Ингвар говорит, что первая часть моего курса завершилась, и под этим, как я подозреваю, он подразумевает, что теперь я достаточно квалифицирован для того, чтобы готовить ему еду, стирать его одежду и, в общем, исполнять все те задания, которые не захочет выполнять даже самый покладистый домовик.»

- Ах, образование, - мечтательно вздохнул Снейп.

- Как только Гарри закончит свой курс, я сверну этому садисту голову.

- Чепуха. Это именно то, что ему нужно. Продолжай.

"Я не получаю много новостей, - продолжил Сириус, - из внешнего мира, кроме тех, о которых пишете мне вы. И, конечно, Гермиона. Ее рассказы об обучении колдомедицине звучат еще более ужасно, чем то, через что заставляет меня проходить мастер Ингвар! О, и она просила передать, что очень вас любит, когда я буду писать вам в очередной раз, и я с радостью выполняю ее просьбу. Она сказала - вам обоим, и я уверен, что это заставит Северуса закатить глаза. Я уже представляю себе эту картину.» Он прав. Держу пари, ты не можешь слышать слово «любовь» и не закатывать глаза.

- Это абсурд.

- В самом деле? Я люблю тебя, - сказал Сириус с озорной улыбкой.

- И я... люблю тебя, - сказал Снейп странно придушенным голосом.

- Ага! Я знал. Я видел!

- Что? Что? Я даже не думал закатывать глаза. Не понимаю, о чем ты.

- Точно. Ладно, проехали. Гарри продолжает: «А вот мне она не написала, что любит меня» - и тут он вставил несколько восклицательных знаков в скобках, чтобы обозначить... ну, я не знаю, что он хотел там обозначить. Неважно. «Я еще поговорю с вами на эту тему при встрече. У меня есть Очень Важные Новости на этом фронте.»

- Я трепещу от неизвестности, - пробормотал Снейп.

- Успокойся. Следующая часть – о тебе. «Передай Северусу, что я говорил с директором Дамблдором о том, что мы с ним обсуждали, и все выглядит очень многообещающе.» Что он имеет в виду?

- О. Я, должно быть, забыл упомянуть об этом.

- «Итак, если все будет в порядке и мастер Ингвар даст мне рекомендации

после окончания курса, я смогу занять новую должность дуэльного инструктора в Хогвартсе.» - Сириус с беспокойством взглянул на Снейпа. - «Конечно, я не смогу быть мастером еще в течение нескольких лет и буду всего лишь консультантом, но все же я не могу дождаться того, когда начну обучать студентов Хогвартса тому, чему Северус учил меня. Это огромный пробел в современном волшебном образовании, и мне так хочется помочь хотя бы немного его сократить. Даже если это всего лишь покажет им, как много они не знают. Это все же лучше, чем выпускать их в большой мир после сдачи ТРИТОНов с верой в то, что они знают все, что нужно знать, не только для применения волшебства на практике, но и что же это вообще означает – быть волшебником.»

Сириус опустил письмо и посмотрел на Снейпа.

- Северус, ты это сделал?

Снейп присел.

- Не сердись, Сириус. Он прав, это действительно пробел в школьной программе, а наши студенты заслуживают большего, чем некомпетентные инструкции от очередного полоумного, которого Альбусу вздумается притащить с вокзала для преподавания ЗОТС в новом году. Это шанс...

- Я не сержусь.

Он замолчал.

- Ты серьезно?

Сириус покачал головой.

- То, что ты сделал для Гарри... Северус, я даже не знаю, что тебе сказать… – в оцепенении он посмотрел на письмо. – Я... спасибо тебе.

- Знаешь, у него получается. Я бы не стал рекомендовать его Альбусу не будь я уверен, что он справится.

- Знаю, - кивнул Сириус. – Иди сюда, - он притянул Снейпа в медленный поцелуй, отшвырнув письмо в сторону. – В любом случае, мне это нравится больше, чем чтение.

- Кстати. Ты мне кое о чем напомнил, - сказал Снейп, улыбаясь. – Я все-таки купил тебе пару очков в деревне.

- Ну. Умеешь же ты испортить настроение. Не прихватил ли ты случайно еще и тросточку?

- Нет, - задумчиво ответил Снейп. – Но я думал о том, что мы могли бы заказать две похожих: одну с серебряным набалдашником в виде змеи, вторую – с золотой головой льва. Как ты считаешь?

- Только если моя будет длиннее.

- Разумеется. Естественно, что тебе будет позволено компенсировать…

- Придурок. Иди сюда, - он снова притянул Снейпа в еще один глубокий поцелуй. – Снейп, - пробормотал он.

- Блэк, - выдохнул тот в ответ. И забытое на время письмо мягко спикировало на ковер.



The end


Заметки дилетанту: Люциус пытается цитировать из Св. Марка, пророка Исайи, Св.Луки, Т.С. Элиота (из Вагнера) в указанном порядке.


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni