Repechage
(Repechage)


АВТОР: Fabula Rasa
ПЕРЕВОДЧИК: lost girl
БЕТА: belial
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Сириус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп слишком хорошо знает, что такое предательство, Сириус потерял себя в Азкабане. Иронией судьбы они получают второй шанс, но только на двоих.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Упоминание об изнасиловании.

Приквел к "Misericorde", но был написан и рекомендуется читать после него.

Спасибо бесподобной Мэвис Клер за понимание и вдохновение.

* Rêpechage – фехтовальный термин, который относится к соревнованию, где игрок, исключенный из предыдущего раунда может продолжить соревноваться с нижней частью реестра и заново обрести шанc попасть в финал.





Пролог

- Ты шутишь.

- Ни в коей мере.

- Иди к черту! Ты издеваешься.

Сириус делает большой глоток пива и прищуривается. - Да ты просто сошел с ума, если полагаешь, что я на этой пойду.

Люпин мило улыбается, откидываясь на спинку стула.

- Хорошо, тогда – плати.

- Да ладно тебе, Луни. Ты же в курсе, что у меня нет ни кната.

- Потому-то я и согласился играть с тобой на американку.

Ремус довольно ухмыляется.

- И прекрати, наконец, кормить меня этими твоими «перестань-Луни»! Правила тебе прекрасно известны. Нет денег – американка для проигравшего. Тебе вообще не следовало начинать игру, если твои финансы этого не позволяют.

- Ты прекрасно знаешь, что у меня никогда нет денег, - рявкает Сириус. - И что до сих пор мне всегда удавалось побеждать тебя.

- Но не сегодня.

Ухмылка Ремуса становится еще шире, и он делает большой глоток пива.

- Давай, давай, прекращай юлить.

Сириус стонет и закрывает лицо руками.

- Американка. Что за идиотское правило. Какой придурок его только придумал?

- Джейми, о чем ты прекрасно осведомлен.

- Ну да. Отлично. О мертвых или хорошо, или ничего.

Он поднимает голову и вздыхает.

- Нууу, Ремус... Ну, придумай что-нибудь другое. Я сделаю все, все что угодно. Я спущу штаны перед МакГонагалл. Я буду носить одежду задом наперед в течение недели. Пожалуйста, все что угодно – только не это!

Люпин наклоняет голову и прищуривается, словно колеблясь.

- Нет, - наконец произносит он. - Мне очень импонирует именно это желание.

Сириус хмурится.

- Ты - злобная сволочь. Уверен, что ты планировал подложить мне эту свинью уже давно, не так ли?

- Кто, я? Сириус, друг мой, за кого ты меня принимаешь? Стал бы я планировать сделать гадость дорогому другу детства, который, когда я мирно спал, перекрасил мои яйца в синий цвет, чтобы уверить меня в том, что я подцепил страшную и редкую венерическую болезнь? Который среди ночи левитировал мою кровать, где я спал совершенно голым, в общую гостиную Хаффлпаффа? Я спрашиваю себя: за что бы я мог тебе отомстить?

Сириус задумчиво качает головой.

- И все эти годы… Все эти годы я и не догадывался, какой же ты неописуемый, коварный, злобный, гребаный сукин сын.

Ремус делает еще один глоток.

- Попытки воззвать к лучшим сторонам моего характера не спасут тебя, Сириус.

Сириус отбрасывает назад свой стул и проводит пятерней по волосам.

- И каким же образом, хотел бы я знать, ты убедишься, что я-таки это сделал?

Ремус прячет очередную ухмылку.

- О, я думаю, что это будет очевидно. Если гневных воплей, разносящихся по всему замку, окажется недостаточно, я все узнаю, когда Мадам Помфри вызовет меня в больничное крыло. Кстати, имеются ли у тебя особые приметы для идентификации тела?

Он собирает разбросанные по столу карты, начиная их перетасовывать.

- О, безумно смешно. Чертовски весело. Думаешь, я испугался, да? Ты так думаешь? Что у меня не хватит смелости. Хорошо же. Пусть будет по-твоему. Я не боюсь и докажу тебе это, - он широко разводит руки в стороны. - Я признаю – я честно проиграл, я принимаю вызов победителя, как мужчина. - Сириус ежится, пожимая плечами, кутается в мантию и глубоко вздыхает.

- Я... я поцелую Северуса Снейпа.

Ремус поднимает бутылку в приветственном тосте.

- С мечом или на мече, товарищ. Да благослови тебя бог.

- Щит. Со щитом или на щите, ты, невежественный придурок. Ну как, как ты себе это представляешь - мое возвращение на мече?

Ремус бесстрастно пожимает плечами.

- Думаю, Снейп с этим как-нибудь разберется. Подозреваю, что сажание на кол вполне может оказаться его специализацией.

Сириус мрачно кивает, расправляет плечи и громко захлопывает за собой дверь. Ремус долго тихо смеется, перетасовывая карточную колоду.

* * *

- Войдите.

Сириус медленно открывает дверь в кабинет Снейпа. Ни одна камера пыток не кажется ему сейчас более гнетущей и безрадостной, чем этот кабинет. Он мысленно оценивает ситуацию и возможные из нее выходы. Солгать – да... солгать очень соблазнительно, однако Ремус расколет его в два счета. А Снейп... Снейп вполне реально может послать в него заклинанием, вредным для здоровья. Или же просто вышвырнет его вон из комнаты. Сириус проверяет, на месте ли его собственная палочка. Нужно быть наготове.

- Блэк. - Снейп умудряется произнести имя так, будто оно оставляет омерзительный привкус у него во рту. Он отрывается от котла, в котором что-то помешивает. - Что тебе здесь нужно в такой поздний час? Насколько я помню, мы начнем работать над изготовлением Волчьего Зелья с завтрашнего дня. Я так надеялся, что ты соблаговолишь избавить меня от несчастия твоего присутствия до самого последнего момента.

Сириус неуверенно продвигается внутрь кабинета, тихо прикрывая за собой дверь.

- Волчье зелье. Хм. Да. Я почти забыл.

Снейп изогибает бровь.

- И почему меня это не удивляет? Ты в курсе, Блэк, что для изготовления этого зелья тебе необходимо будет напрячь все свои ограниченные способности. Директор дал мне понять, что ты серьезно настроен научиться его готовить. Само собой, у меня есть определенные сомнения по поводу способности некомпетентной посредственности, вроде тебя, даже попытаться изготовить столь сложное и неустойчивое зелье. Однако, в этом, как и во многих других вопросах, мое мнение не учитывалось.

Он вытирает руки, отбросив полотенце в сторону, убавляет огонь под котлом и, нахмурившись, начинает изучать Блэка.

- Итак, что тебе нужно?

- Гм. Да. Хорошо. Я тут подумал, может, я заранее начну подготовку ингредиентов? Возможно, перед тем, как мы начнем, мне следует... Я должен получше ознакомиться с процессом приготовления. Я знаю, что это займет двадцать семь дней, оставшихся до полнолуния. И не лучше ли... эээ... могу ли я еще раз взглянуть на эту книгу? Ну, для того, что бы чувствовать себя более уверенным в том, что я делаю.

Снейп окидывает его странным взглядом.

- Блэк. С тобой все в порядке?

- Слушай, заткнись, а? Где эта книга?

- Вот она. И впредь ты будешь выбирать выражения, находясь в моем кабинете, ты, паршивая шавка. Я как раз занимался приготовлением основы для зелья, чтобы мы смогли начать уже завтра вечером.

Снейп хмурится, наблюдая за тем, как Блэк изучает книгу. Сириус удивленно поднимает голову.

- Надо же. Листья франгипоры? - удивляется он.

- Да, - отвечает Снейп. - Поразительно, не так ли? Естественно, ты не ожидаешь найти их в зелье, предназначенном для внутреннего, а не для наружного употребления. Но обрати внимание – муравьиная кислота, добавляемая на двенадцатый день, частично нейтрализует ядовитые качества фарнгипоры. Это и в самом деле невероятно, - рассеянно произносит он, нежно водя пальцем по странице. - Я имею в виду, что данный тип взаимодействия встречается исключительно в зельях самой высокой сложности. В этом кроется некая зловещая красота, не находишь: все эти яды, собранные воедино, создают эликсир, дарующий жизнь и здоровье.

Сириус окидывает его изумленным взглядом. На мгновение ему кажется, что Снейп забыл, с кем имеет дело. Он прочищает горло.

- Снейп.

Снейп выпрямляется и снова хмурится, как будто он недоволен тем, что его отвлекли от размышлений.

- В чем дело?

- Вообще-то я пришел сюда не для обсуждения Волчьего зелья.

- Да?

- Нет. Я пришел сюда... Я пришел для того, чтобы... о, ко всем чертям! Мой план, кажется, совсем не срабатывает...

- Блэк? Ради бога, о чем ты?

- Я..., - он встречается с глазами Снейпа и выравнивает дыхание. Будь быстр, будь смел, исчезни. - В действительности, я пришел сюда вот за этим.

Он приближается к Снейпу вплотную и касается губами его губ в безошибочном поцелуе. Снейп изумленно отшатывается, уставившись на Блэка широко открытыми глазами.

Пока что все идет нормально, - думает Сириус. Ты выполнил правила игры. Теперь убирайся отсюда до того, как он снова начнет соображать, и вспомнит, куда дел свою палочку.

Но Снейп, казалось - кажется, перестает двигаться и даже дышать. Они все еще смотрят друг на друга. По неизвестной ему самому причине, Сириус снова наклоняется вперед и еще раз прижимается к теплым губам, раскрывая их. Он чувствует неуверенность Снейпа, пробирающую его дрожь. И потом... потом губы Снейпа отзываются на поцелуй, и, о боже, он приоткрывает их. Язык Сириуса мгновенно проникает внутрь, и он просто не может удержать стон от ощущения теплой шершавости языка Снейпа.

Боже, как это прекрасно. Он притягивает Снейпа к себе и углубляет поцелуй, исследуя этот восхитительный рот. Так хорошо. Он чувствует собственное убыстряющееся дыхание и возбужденное дыхание Снейпа. Мерлин, что с ним происходит? Почему простой поцелуй делает его твердым, как камень? Он хотел прижать Снейпа к себе еще ближе, и сделать это прямо сейчас. Он обвивает руками шею Снейпа, осторожно придерживая его голову, открывая его рот шире, пробуя на вкус – что это было? Нечто пряное и очень характерное, нечто острое и пикантное, очень Снейповское и... невероятно эротическое. Боже, только бы он не вздумал останавливаться, - думает Сириус, переплетая их языки, прижимая друг к другу бедра как можно сильнее, и слышит собственный стон, когда их члены соприкасаются, так хорошо так хорошо так хорошо...

Снейп грубо отталкивает его, задыхаясь, прижимая к губам тыльную сторону ладони, опускает взгляд к полу.

- Я... прошу меня извинить, - сухо произносит он, молниеносно пересекая комнату и приближаясь к раковине, над которой низко наклоняется. С мучительным стоном он опустошает свой желудок. И даже когда там не остается ничего, кроме желчи, мучительные рвотные спазмы не прекращаются. Слышать это невыносимо.

Замерев, Сириус наблюдает. Затем он проходит в боковую дверь хранилища, возвращаясь с влажным полотенцем и стаканом воды. Он ставит все это на край раковины.

- Снейп, - тихо зовет он. - Снейп, пожалуйста, позволь мне…, - он тянется с полотенцем к его лицу. Снейп отталкивает его руку в сторону.

- Убирайся, Блэк, - хрипит он, не поднимая головы. - Убирайся.

- Ты выпей это. Тебе нужно заполнить хоть чем-то желудок, иначе ты его повредишь. Выпей.- Он протягивает стакан. Снейп сталкивает его на пол. Стакан разбивается, и вода выплескивается на ботинки Сириуса.

- Я сказал - убирайся, - слабо повторяет Снейп. Им овладевает очередной приступ рвоты, и он вновь склоняется над раковиной, судорожно сжимая фаянсовые бортики. Его спина трясется, и его руки яростно дрожат. – Будь все проклято, - выдыхает он в перерыве между сухим кашлем.

Сириус молча наблюдает. Когда приступ заканчивается, Снейп, с низко наклоненной головой, тяжело опирается об раковину. Сириус осторожно поднимает ему голову и вытирает его лицо, отводя от его глаз влажные от пота пряди волос. Он приносит другой стакан, наполнив его свежей водой. Снейп, кажется, утрачивает силы к сопротивлению. Он принимает воду и выпивает ее, несмотря на то, что дрожь в пальцах с трудом позволяет держать стакан. Сириус помогает ему и на этот раз Снейп не возражает.

В течение нескольких минут они не издают ни звука. Дыхание Снейпа выравнивается, Сириус же стоит, опершись на раковину и размышляя. Затем Снейп встает, пересекает комнату и приближается к котлу. Он снова зажигает огонь и поднимает половник для перемешивания.

- Давай, Блэк, катись отсюда, - ровно произносит он. - Полагаю, на одну ночь у тебя было достаточно развлечений. Тебе уже есть что рассказать. Убирайся к дьяволу.

Сириус молчит. Он отставляет стакан в сторону и наблюдает за Снейпом еще минуту. Затем он молча выходит из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.



- А, привет герою-завоевателю! – приветствует его Ремус, как только открывается дверь. - Итак, ты это действительно сделал?

Сириус падает в кресло, не снимая мантии.

- Да. Я это сделал. Раздавай эти проклятые карты.

Ремус внимательно всматривается в лицо друга.

- Сириус. С тобой все в порядке?

- Абсолютно. Просто охренеть как прекрасно. Теперь заткнись и раздавай гребаные карты.

- Хорошо, - медленно соглашается Люпин.

Они играют молча, и Сириусу везет. Всю оставшуюся ночь они разговаривают мало и ни о чем. Никто более не упоминает американку, вне зависимости от того, кто проигрывает и сколько раз, и у Сириуса постоянно отсутствующий взгляд.



День Третий

- Как видишь, - говорил Снейп, склонившись над котлом и принюхиваясь к его зеленоватому содержимому, - минимальная ошибка в сроке добавления очередного компонента может привести к катастрофическим результатам. Возможно, что ты можешь забыть о времени, занимаясь другими делами, потому рекомендую заколдовать часы, чтобы не пропустить нужный момент.

Сириус сморщил нос.

- Боже мой. Оно что, будет пахнуть так же ужасно и в готовом виде?

- Да, к сожалению. Где-то на тринадцатый день я накрываю котел фильтром. Это позволяет ему кипеть на медленном огне, и предотвращает распространение наиболее сильно пахнущих испарений. Пятнадцатый день – самый невыносимый с точки зрения запахов. В этот день нужно постараться не проводить рядом с котлом времени больше, чем необходимо. Пары могут даже вызвать обморок, если их вдыхать слишком глубоко. Если бы в лаборатории было окно, можно было бы проветривать помещение в процессе приготовления зелья, затянув окно сеткой во избежание попадания пыли в котел.

Сириус конспектировал, пока Снейп, зачерпнув зелье ковшиком, внимательно наблюдал, как оно капает назад в котел.

- Обрати внимание, Блэк, вот это - правильная консистенция. Не слишком вязко, не слишком жидко. Вроде почти готового заварного крема.

Сириус улыбнулся, представив себе Снейпа за приготовлением заварного крема. Он быстро взглянул на зельевара, поглощенного созерцанием содержимого котла, затем опустил глаза вниз – на лапки тараканов, которые собирался измельчать. В течение трех дней с начала работы над проектом Снейп не упомянул ни словом, ни жестом о том, что произошло между ними три вечера назад. Он ограничивал общение комментариями о зелье и пока что не был активно груб. Как будто грубость стала для него чем-то интимным. Чем-то, что он не мог себе позволить.

Сириус работал молча. Он придвинул к себе кучку лапок, осторожно положил ее на миниатюрные латунные весы и наклонился ближе, пытаясь определить точный вес.

- Вот, - Снейп склонился над ним, фиксируя весы. – Их нужно немного отрегулировать.

- О, спасибо.

- Мне кажется, Блэк, - заметил Снейп с намеком на улыбку, - что тебе бы пригодилась пара очков.

- Очки? – Сириус выпрямился. - Забудь. Я намереваюсь цепляться за мою ушедшую молодость до самого конца.

Снейп фыркнул, но ничего не сказал. Сириус нахмурился. Вся эта осторожная вежливость со стороны Снейпа, его физическое отторжение такой совершенно восхитительной близости – все это его не могло не беспокоить.

- Знаешь, Снейп, - осторожно произнес он. - Я думаю, тебе стоит зайти к Мадам Помфри. Если если ты не чувствуешь себя лучше, чем той ночью.

Снейп прекратил толочь ингредиенты – но только на мгновение.

- Я ценю твою заботу, Блэк, – холодно произнес он. – Но я в порядке. Затяжная простуда, я полагаю. Если ты закончил измельчать лапки, их следует немного размолоть. Если их превратить в пудру, это сделает последующие ...

- Чепуха.

Снейп застыл.

- Прошу прощения?

- Я сказал, чепуха, - мягко повторил Сириус. – Ты разговариваешь с кем-то, кто провел двенадцать лет в Азкабане. Я вполне способен узнать реакцию на травму, когда ее вижу.

Снейп побледнел, и его глаза сузились до щелок.

- Убирайся из моего кабинета, Блэк.

- Снейп, перестань, не...

- Убирайся! – заорал он. Его дыхание участилось, кулаки сжимались и разжимались. - Убирайся из моего кабинета, ты, грубый, ты, не… убирайся!

Сириус подобрал мантию и, не сказав ни слова, закрыл за собой дверь кабинета. Он прислонился к стене на мгновенье и задумался. Черт побери, это была одна из его самых грубых ошибок. Он закутался в мантию и направился в боковой тоннель, ведущий в Хогсмид. Пинта сливочного пива или чего-нибудь покрепче – это все, что ему было сейчас нужно.

Он сумел найти тихое место в «Трех Метлах», в темной части зала. Ему везло – он мог, никем не замеченный, забиться в угол, и думать, медленно потягивая пиво. Сириус закурил, положив ноги на соседний стул, слегка откинувшись назад. Он сделал глубокую затяжку и попрактиковался в пускании дымовых колец. Неудобно с сигаретой. Интересно, где сейчас находится его трубка. Трубка – это да, это оптимальное приспособление для кольцепускания...

Он на мгновенье задумался Снейпе. С другой стороны, какая ему, к черту, разница? Он проиграл в памяти эпизод, случившийся три вечера тому назад. Да, он успешно поцеловал Снейпа. Приличный легкий поцелуй, который однозначно мог быть квалифицирован как выполнение вызова победителя. Тогда почему... какого черта... что заставило его сделать вторую попытку? В отличие от большинства людей, Сириус вполне адекватно относился к процессу самокопания, реально оценивая в себе наличие темных сторон и желаний.

Но этот... с этим ему никак не удавалось разобраться. Возможно, это было простое любопытство: позволит ли Снейп повторить. Может, ему просто хотелось маленькой победы – увидеть, что Северус Снейп сам этого хотел. С ним. От него. Однако там еще были глаза Снейпа, которые ему никак не удавалось выбросить из головы. Эти обычно непроницаемые, черные, как смоль, омуты, в которых на этот раз отражался явный страх, будто он... будто он... Я не знаю, что, - уныло думал Сириус. Возможно, для того, чтобы выяснить ответ на этот вопрос, мне придется поцеловать его снова.

Да, и сам поцелуй... без всяких сомнений... поцелуй был хорош.

По-настоящему хорош. В ту волшебную пару минут он мог, по сути, смести все с того стола и уложить на него Снейпа. И Снейп. Снейп ответил. Он вспомнил, как язык Снейпа скользнул по его собственному, как Снейп откликался на каждый нюанс его движений, как он тоже задыхался и трепетал, как его дрожащие пальцы трогали спину Сириуса. И затем... Прошу меня извинить, сказал он. Как будто ему не хватило воздуха, а не затем, чтобы буквально перелететь на другую сторону комнаты и вывернуть свои внутренности наизнанку.

Сириус провел пятерней по волосам. К черту. Это не имеет значения. Это неважно.

Итак, поцелуй вызвал у Снейпа тошноту. Ну, это вполне объяснимо. Сама мысль поцеловать Снейпа вызовет тошноту у многих. Но не у тебя, заметил внутренний, вызывающий раздражение голос. Ты хочешь это сделать снова. Сириус сделал глубокую затяжку. Ну, и что - если это и так? - подумал он, - ну, и что?

Сириус потушил окурок и отшвырнул его в угол. Затем он встал и направился к маленькой лестнице, ведущей к нему в номер. Он не стал раздеваться и улегся так, как был – закутанный в мантию, и еще долго смотрел в потолок.

Двадцать четыре дня до полнолуния, думал он.

Двадцать четыре дня.



День Пятый.

- Одно из искушений после того, как приготовлена основа и процесс пошел, это заняться остальными компонентами заранее, чтобы сэкономить время. Однако, даже такой, на первый взгляд, устойчивый ингредиент, как лапки тараканов, с которыми ты работал вчера, может начать обезвоживаться под действием солнечного света, теряя вес. Итак, я бы рекомендовал начинать подготовку ингредиентов не ранее, чем за день до начала приготовления зелья.

Говоря, Снейп не переставал перекатывать большой нож для резки, утрамбовывая какие-то листья.

Сириус закончил конспектировать и взглянул на него.

- Знаешь, Снейп, - сказал он. - Из тебя мог бы выйти неплохой учитель. Если бы ты учил своих студентов так, как ты делаешь это сейчас, вместо того, чтобы терроризировать их до дрожи в коленках, они действительно могли бы у тебя многому научиться.

- А не пошел бы ты, Блэк, - невнятно пробормотал Снейп, cгребая листья в сторону и начиная новую стопку.

Сириус отложил конспекты и подошел поближе.

- Нет, я серьезно, - тихо сказал он, наблюдая за движениями ножа. - За последние пару дней с тобой я выучил больше, чем за семь лет c Гуффрисом.

- Гуффрис был идиотом.

- Думаю, что он был кем-то, кого ты ненавидел даже больше меня, - мягко усмехнулся Сириус. – Представляю себе, как он рвал на себе волосы, когда Слизерин лидировал в классе по зельям. Говори о нем все, что хочешь, но он ненавидел Слизерин оптом – даже лучших его студентов.

Снейп фыркнул.

- Да, я уверен, что семь лет его мстительных издевательств надо мной являются для тебя трогательными воспоминаниями, Блэк.

Улыбка Сириуса улетучилась.

- Нет, как ни странно. Гуффрис был подонком. - Он скрестил руки на груди и добавил: – И я ненавидел его за то, как он обращался с тобой.

Легкая заминка в движении ножа могла легко быть плодом воображения.

- Он был не хуже тебя.

- Глупости. Мне ты отвечал тем же. То дерьмо, что было между нами – было между равными. Дерьмо, которым кормил тебя он, было садизмом.

- Пфф, - фыркнув, Снейп смел все листья в одну кучу и придвинул к себе увесистую каменную ступку. – Ты говоришь о садизме так, как будто это плохо.

Сириус наблюдал, как он толчет в пыль первую партию листьев.

- Ты не хочешь, чтобы это сделал я?

Снейп пожал плечами и отдал ему ступку.

- Осторожней с более сочными листьями, eсли не хочешь, что бы брызги от них попали в глаза.

- Спокойно, Снейп. Я не полный идиот.

Снейп изогнул бровь, но промолчал. В течение долгих минут тишина нарушалась только звуком трения камня о камень.

- Снейп, - наконец сказал Сириус.

- Гм.

Он говорил очень тихо.

- Есть ли шанс, что это повторится?

Сириус был осторожен, не прекращал своих движений и не поднимал головы. Пауза затянулась, и он продолжал растирать ингредиент для зелья. Выжидай, - думал он. – Просто выжидай.

- Я не понимаю, зачем тебе повторять свой маленький розыгрыш, Блэк.

Тон Снейпа был холодным и отчужденным, но Сириус уловил за ним легчайшую неуверенность. Уловил и спокойно продолжил.

- Это был не розыгрыш.

- Ты лжешь.

Сириус со стуком опустил пестик и застыл на секунду, размышляя.

- Сказать тебе правду, Снейп? Да?

Глаза Снейпа напоминали бездонные колодцы.

- Сомневаюсь, что ты на такое способен, Блэк.

- Я не способен сказать правду. И это говоришь мне ты?

- О да, вот оно – начинается. Обязательный комплимент Пожирателям Смерти. И какая же светская беседа может обойтись без него? Отличная добавка к твоему элегантному банкету оскорблений, пикантный соус к фазаньему жаркому оскорбительного самодовольства.

- Фаз... , - лицо Сириуса приняло странное выражение. – Ты сказал... , - он навалился грудью на стол, задыхаясь от смеха. – Что моего… из чего? – Он перегнулся пополам, издавая рыдающие звуки.

Снейп нахмурился.

- Я имел в виду...

- Да, да, я понял. Погоди... Все. Я спокоен.

Сириус выпрямился, взглянул на Сэйпа и снова взорвался смехом, едва выговаривая.

- Прости, прости, - задыхаясь. – Все. Больше не повторится. Говори, говори. Фазанье жаркое. Я внимательно слушаю. Нет, погоди..., - снова задохнулся он, повернувшись лицом к столу для третьего раунда, исходя громким хохотом и вытирая текущие из глаз слезы.

- Любые попытки поддерживать с тобой разговор обречены, Блэк.

Снейп чопорно выпрямился и вышел из кабинета через дверь, ведущую в его личные апартаменты.

- Ну, Снейп, это же было прикольно, - позвал вдогонку Сириус, все еще улыбаясь. – Снейп? Ну, прекрати, Снейп!

Вздохнув, Сириус подобрал мантию со стула.

- Хорошо, хорошо – воскликнул он достаточно громко, чтобы было слышно за дверью. - Я только угощусь кусочком своего оскорбительного самодовольства. С пикантным соусом. Может это быть трюфельным соусом, как ты полагаешь или... ладно, неважно.

Покачав головой, Сириус вышел за дверь и, переодически разражаясь взрывами смеха, направился к выходу из подземелий.



День Шестой

- Да, кстати, я тут просматривал конспект и заметил, что моча гиппогриффа должна быть добавлена сразу же после экстракта мандрагоры. А несколько страниц спустя написано, что они добавляются одновременно, и…

- Эта одна из самых дурацких ошибок, которая только может быть сделана. Я полагал, что даже ты, Блэк, будешь достаточно внимателен, чтобы понять... – Снейп резко взмахнул ножом, и кровь брызнула на разделочную доску.

- Черт, - пробормотал Блэк, вскочив на ноги, пока Снейп пытался неловко перевязать рану. Сириус выхватил тряпку и схватил его за руку одним молниеносным движением. Он плотно обернул ткань вокруг пораненной руки и потянулся за кувшином с водой.

- Погоди, это следует промыть.

Снейп попытался выдернуть руку.

- Да, я знаю, что нужно делать, Блэк, теперь оставь меня в...

- Покое, да да, я понял. Чтобы ты смог обработать рану одной рукой. Лучше заткнись и подай мне это.

Кровь быстро просачивалась через материю. Сириус резко сдернул импровизированную повязку и погрузил руку в воду, смывая с нее кровь. Порез был глубоким и проходил через всю кисть, он прижал к ране свежее полотенце.

- Так, теперь нужно быстро остановить кровь. У тебя сильное кровотечение, удивительно, как ты вообще себе руку не отрезал, с твоим-то изяществом. Не двигайся.

- Помфри...

- Заткнись хотя бы на минуту, а? До Помфри – четыре этажа, а я тут, рядом. И так случилось, что я умею это делать. Не двигайся, я сказал.

Сириус крепко сжал руку Снейпа в своей и вытащил палочку. Снейп снова попытался вырваться, но его рука словно находилась в железных тисках.

- Да помоги же мне, Снейп. Если ты не прекратишь дергаться...

Он быстро отбросил ткань и закрыл рану своей рукой. Кровь сочилась из под его пальцев темными струйками, и Сириус испугался, что задета кость или разрезано сухожилие.

- Не дергайся же, черт бы тебя побрал!

Он приблизил палочку к ране, полуприкрыл глаза и сосредоточился, тихо бормоча про себя заклинания, резко вдохнул и медленно выдохнул, ощущая, как энергия истекает из конца палочки, как она сращивает плоть и сухожилие. Этот процесс потребовал невероятной сосредоточенности. Только тогда, когда рука стала целой и невредимой, он поднял голову. Снейп смотрел на него широко раскрытыми глазами.

- Как новая, - сказал он с улыбкой и повернулся к раковине, чтобы смыть кровь со своих рук. Он намочил чистое полотенце и вытер руку Снейпа, который, нахмурившись, наблюдал за его действиями.

- Да не пялься ты на меня так, Снейп. Как ни странно, еще существует пара вещей в природе, в которых я вполне компетентен.

- Никогда бы не подумал, что у тебя есть образование колдомедика, - тихо сказал Снйэп, наблюдая, как Блэк приводит ему в порядок руку.

Улыбка Сириуса стала гримасой.

- Ага. Ну, это было не то, что зовется традиционным обучением.

Он осторожно оторвал кусок ткани и сделал повязку.

- Кожа зажила полностью, если сможешь, руку лучше не напрягай. Не снимай повязку, по меньшей мере, двадцать четыре часа. Потом все должно быть нормально.

Снейп кивнул, осматривая вполне профессиональную работу.

- Блэк, ты научился этому в Азкабане?

Сириус помедлил с ответом.

- Да. Колдомедик, который работал в больничном крыле, нуждался в ассистенте. Я был здоров, и мои поведенческие данные оказались неплохими. Он кое-чему научил меня, а я иногда помогал ему.

Снейп осторожно пошевелил рукой.

- Это было неплохо сделано, - с удивлением заметил он, рассматривая руку. – Говоришь, неплохие поведенческие данные. Забавно. Я-то думал, они не выпускали тебя из камеры. - Разумеется, - задумчиво добавил он, - с точки зрения надзирателя, поведение в тюрьме гораздо важнее, чем совершенное преступление. Естественно, что все посаженные в Азкабан являются злостными преступниками изначально, поэтому...

- Заткнись, Снейп.

Снейп, вздрогнув, поднял голову и его лицо приняло необычное выражение. Он встал и направился к котлу.

- Итак, твой вопрос про мочу гиппогриффа и экстракт мандрагоры, - он мельком просмотрел свои заметки.

- Некоторая путаница вполне объяснима, учитывая, что различные источники предлагают различные решения. Однако я обнаружил, что оптимальный способ в том, чтобы добавлять обе субстанции почти одновременно. Я говорю почти, потому что лучше начать с экстракта – всего несколько капель при постоянном помешивании. Только после этого стоит добавить мочу гиппогриффа – прикапывать постепенно, чередуя с экстрактом мандрагоры. Тебе ясно?

- Думаю, что я разобрался, да.

Снейп быстро взглянул на него, будто собирался что-то добавить, но снова опустил глаза.

- Прекрасно. Почему бы тебе не возобновить измельчение, пока я просмотрю кое-какие записи?

- Без проблем, – Сириус подобрал нож и продолжил издеваться над смоковницами.

День Восьмой

- Ты в порядке?

Снейп, прищурившись, взглянул на него из-за стола, за которым работал над внушительной грудой пергамента. Он массировал виски.

- Что?

Сириус швырнул мантию на ближайший стул и огляделся. Котел мирно пыхтел на огне и, как ни странно, вокруг было не видно разложенных ингредиентов, в ожидании измельчения, очищения или нарезания. За исключением бюро Снейпа, кабинет находился в идеальном порядке.

- Сегодня делать нечего, как я понимаю? Я имею в виду - с Волчьим зельем?

- О. Нет, только поддерживать котел на слабом огне. Я уже предупреждал – тут требуется периодическая занятость.

Снейп вздохнул, отодвинув от себя очередной пергамент в левый угол стола. Сириус потянулся со своего стула и выхватил верхнее сочинение.

- «Использования и свойства эликсира эмендрагоры», Фиона Коддлстон-Феттвей, - прочел он. Лицо его исказила недовольная гримаса. – Сколько их у тебя осталось?

- Слишком много. Оставь же меня в покое, что бы я смог нормально работать.

- Я мог бы помочь. Я, конечно, не профессор Зелий, но полагаю, моих знаний достаточно. Что это? Сочинения третьегодок? И я вполне компетентен, чтобы опознать издевательство над английским языком, когда его вижу. Ну-ка, передай мне перо, - продолжал настаивать он.

- Не будь смешным.

- Да ну. Держу пари, что я сумею быть таким же отвратительным, как и ты. Малютки никогда не почувствуют разницу. Кроме того, у меня буквально чешутся руки покритиковать милую мисс Коддлстон-Феттвей.

Он одарил Снейпа самой лихой улыбкой из своего репертуара, которая была потрачена впустую, потому что Снейп так и не поднял головы.

- Нет, - ответил он, продолжая неразборчиво царапать на полях пергамента.

Сириус вздохнул.

- О’кей, пусть будет по-твоему. Тогда... могу ли я тебя развлечь?

- Блэк! Какая часть выражения «оставь меня в покое» до тебя не доходит?

Он задумался.

- Последняя часть.

Услышав это, Снейп поднял голову.

- Что?

- Я сказал - последняя часть. Покой. Ты хочешь, что бы я оставил тебя в покое, но проблема в том, что ты не выглядишь так, как будто покой присутствует в этой комнате. И я совсем не уверен в том, что мой уход что-то изменит.

Снейп снова принялся растирать виски.

- Блэк, единственный сосуд в моей голове, который не беспокоил меня до твоего прихода, только что начал пульсировать. Я не смогу ничего сделать, если ты будешь продолжать меня отвлекать.

Он нахмурился и сузил глаза, глядя на Сириуса.

- Уходи.

Совершенно игнорируя его, Сириус продолжал бегло просматривать сочинение мисс Коддлстон-Феттвей. Снейп покачал головой и вернулся к своему занятию. Сириус отложил одно сочинение и стал изучать другое. Снейп периодически бросал на него короткие взгляды, продолжая работать, но больше не прерывал молчания. Только дойдя до работ Хаффлпаффа, Сириус заговорил.

- Знаешь, Снейп, я вовсе не уверен, что ты такой уж плохой учитель.

Взгляд, которым одарил его Снейп, мог заставить свернуться молоко.

- Я знал, что у меня была причина проснуться сегодня утром, Блэк. Благодарю, твоя положительная оценка придает смысл моему существованию.

- Да пошел ты. Я серьезно. Эти сочинения совсем неплохи. Гораздо лучше, чем то, что мы – ну, наш выпуск за исключением тебя, были способны написать в этом возрасте.

- Пфф.

- Могу я принять это за Снейповское «благодарю за комплимент»?

Он снова порылся в сочинениях, прежде чем встать и приблизиться к книжным полкам. Снейп проследил взглядом, как он выбирал себе книгу и усаживался в кресло у стола. Потом открыл рот, что бы что-то сказать, но снова закрыл его. После нескольких нервных взглядов Снейп перестал обращать на него внимание, продолжая проверять находящуюся перед ним кипу пергаментов. Молчание, воцарившееся в комнате, нельзя было назвать неловким, скорее дружеским. Дойдя до середины Гриффиндоровской стопки, Снейп поднял голову.

- Если тебя действительно интересуют интерпретации классических зелий раннего средневековья, Блэк, у меня есть более читабельный фолиант по данному вопросу.

- О? - Сириус провел рукой по глазам. – Как ни больно в этом признаться, но, вероятно ты прав, Снейп. Возможно, что перспектива очков не так невероятна, как мне бы того хотелось. Не содержит ли, случайно, вышеупомянутый фолиант более крупный шрифт?

Снейп оттолкнул свой стул с презрительной усмешкой.

- Случайно, да. К тому же, это более легкий текст, и тебе не нужно будет напрягать ослабевшие мозги в попытках его понять. Она стояла вот тут, - сказал он, пробегая пальцами по переплетам. – И где же я её видел? Это было только прошлой ночью.

Сириус заглянул ему через плечо.

- Как ты умудряешься найти что-либо в этом кавардаке, остается вне пределов моего понимания.

Он поставил свою книгу, рядом с пальцами Снейпа, выстукивающими нетерпеливую дробь по книжной полке. Инстинктивно Сириус накрыл руку Снейпа своей. Мгновенье они не двигались. Сознательно Сириус позволил своему большому пальцу погладить тыльную сторону кисти Снейпа. Тот замер, и Сириус на секунду испугался, что он вырвет руку и снова рванется к раковине. Казалось, что все застыло, кроме пальца Сириуса, продолжавшего неспешное путешествие по коже Снейпа. Сириус поднял его руку и перевернул ее, исследуя заново зажившую кожу. Он прошелся большим пальцем по ладони, и тогда Снейп вздрогнул, но не отнял руки. Сириус обернулся и встретился с ним глазами.

- Ты в порядке? – негромко спросил он, свободно укачивая ладонь Снейпа в своих. Глаза Снейпа поражали своей темнотой. Он заметил, что тот облизал губы, перед тем как ему ответить.

- Да.

- Хорошо.

- Блэк, - он заметил, что Снейп сглотнул. – Блэк, зачем тебе это надо?

Сириус все еще изучал руку Снейпа в своей. Широкая, с затвердевшими мозолями на первом и третьем пальцах. Теплая. Он перевернул ее и еще раз рассмотрел его ладонь.

- Я подарил тебе новую линию жизни, - пробормотал он.

- Прошу прощения?

- Эта линия, вот тут – твоя линия жизни. Ты наверняка не изучал Хиромантию в школе, не так ли? Жаль – это было самым подходящим местом после Прорицаний для того, чтобы высыпаться. Заверяю тебя, мы ходили туда совсем не для того, что бы изучать ладони профессора Карпалии. Хм, - нахмурился он. – Я... я думаю, что я пытаюсь сменить тему...

- Блэк, ты что, окончательно свихнулся?

Сириус опустил его руку.

- Хороший вопрос, да? – мягко ответил он, уставившись в пол. – Интересный вопрос. Но ты формулируешь его наоборот. Следует спросить: являешься ли ты совершенно и полностью в здравом рассудке? Мы оба знаем, что твой вопрос был вопросом риторическим, – он замолчал. – Тогда как мой... мой таковым не является, не правда ли? И мы – ты и я, а не Ремус или Гарри, и даже не Альбус – мы... я имел в виду..., – Он прижал свои пальцы к вискам, как будто ему стало больно. – Мы оба знаем на него ответ, - хрипло добавил он.

В комнате было слышно только их дыхание: Сириус изучал пол, а Снейп – Сириуса. На протяжении долгих минут ничего не происходило. Когда Снейп, наконец, разорвал молчание, казалось, что звук изумил обоих.

- Никто никогда не узнает.

Глаза Сириуса встретили взгляд Снейпа.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду обе вещи, о которых ты думаешь. Я имею в виду, что никто никогда не догадается. Никто не увидит. Ты отлично замаскировался, Блэк. Никто не поймет. И я имею в виду, что никто не узнает, потому что я никогда ничего не скажу.

Сириус, сгорая от стыда, резко опустил глаза.

- К твоему сведению, Блэк… – взгляд Снейпа сосредоточился на далекой точке. – Позволь мне заверить тебя, что если бы я подозревал, что твои личные трудности создавали опасность для окружающих, то я никогда бы не согласился готовить с тобой это опасное и сложное зелье. И так же…, – он вздохнул. – Уверен, что еще не раз пожалею о том, что собираюсь сейчас сказать, но… репутация абсолютно здравого рассудка... она необычайно переоценена.

Угол его рта изогнулся, и он встретил взглядом медленную улыбку Сириуса.

- Но ты так и не ответил на мой вопрос, Блэк.

- Нет, я вовремя увильнул, не так ли? И все никак не пойму, заметил ли ты это.

- Я заметил.

Улыбка Сириуса улетучилась.

- Мда. Зачем это мне надо? Полагаю, ответ в том... что самый восхитительный поцелуй за всю мою сознательную жизнь я получил от Северуса Снейпа, и мне хотелось бы узнать, почему.

Снейп нахмурился, размышляя.

- Полагаю, это означает, Блэк, что большую часть твоей сознательной жизни ты провел в тюрьме.

Сириус расхохотался, прислонившись к стеллажам с книгами и позволил смеху продлиться, наполняя его булькающей теплотой. Он в изумлении поднял голову, услышав низкие бархатные переливы тихого смеха Снейпа, и это поразило его как нечто еще более смешное. Он обхватил себя руками, продолжая смеяться, позволяя веселью перелиться через край, и опустился на пол, прислонившись спиной к стеллажу, Снейп, поджав свои длинные ноги, устроился рядом с ним.

- Знаешь, что нам следует сделать, Снейп? Нам следует вместе напиться. Я подозреваю, что это может стать... невероятно веселым событием. И, подумать только, за все эти годы я и не подозревал, что у тебя есть чувство юмора.

- Это потому, что оно хорошо спрятано за моей непосредственностью и добродушием.

- Это произошло из-за меня? – неожиданно спросил Сириус, забывая, что Снейп может не следовать за полетом его мыслей. Но очевидно, что он следовал, так как в ответ покачал головой.

- Нет, - ответил Снейп. - Не из-за тебя.

- Знаю. Но мне нужно было убедиться. Чего мне действительно хочется сейчас, Снейп, это придумать способ до тебя дотронуться, но в голову, как назло, ничего не приходит. А тебе?

Снейп уставился на их руки, лежащие рядом на полу.

- То, что ты делал раньше..., - ответил он неуверенно. – Это было... не так уж плохо.

Сириус серьезно кивнул. Он взял руку Снейпа и подержал ее в своей.

- Хорошо.

Он провел большим пальцем поперек его ладони - так, как он делал раньше.

- Пока все нормально. – Он поднес его руку к своим губам, повторяя ими траекторию большого пальца. – А вот так?

- Так... так тоже хорошо.

- Снейп. Могу ли я... могу я поцеловать тебя? Чуть-чуть, - быстро добавил он. – Это совсем не должно быть так, как раньше, если ты этого не хочешь.

Снейп слегка кивнул.

- Да, это было бы... Я полагаю, это возможно.

Сириус наклонился и позволил своим губам скользнуть по подбородку Снейпа. Выросшая за день щетина оцарапала ему нижнюю губу. Он позволил себе один поцелуй. Затем второй. Затем остановился и откинулся назад в тот момент, когда теплое касание кожи Снейпа, пульс на его шее, сладко-кислый привкус пота и трав начали угрожать ему потерей самоконтроля. Его смутило неожиданное содрогание в паху и неодолимое желание оседлать Снейпа и трахать его до потери сознания, до потери дыхания. Спокойно, спокойно, думал он. Отодвинувшись, он улыбнулся.

- Нормально?

- Да, - голос Снейпа был напряжен, и Сириус много бы отдал за то, чтобы узнать, от возбуждения или от страха.

- Снейп. Если хочешь, я сейчас уйду. Или я могу остаться, и больше ничего не произойдет. Я не... я не преследую никакой цели, если это тебя беспокоит.

- Неужели?

Сириус открыл рот, чтобы ответить, но Снейп перебил его.

- То что ты хочешь, Блэк, я не сумею тебе дать никогда.

Он снова открыл рот и остановился. То, что он хочет. И что же это может быть? Он горько рассмеялся.

- То, что я хочу, Снейп, не сможет мне дать никто. Я хочу, чтобы последние пятнадцать лет моей жизни никогда не случились. Я хочу стереть мою жизнь. Я хочу, чтобы сейчас было 4 мая 1975, и я хочу, чтобы мне снова было пятнадцать лет, и я хочу прекрасную погоду, и я хочу... о, боже мой, как я хочу... , - он закрыл глаза и прислонился затылком к стеллажу. - То, что я хочу, Снейп... Я хочу остановить тебя после квиддича и сказать: «Ты офигительно здорово летал, Снейп!», и я хочу обломать Гуффриса, и я хочу, чтобы Питер никогда, никогда не вошел в тот паб и не заговорил с Розье, и я хочу, чтобы я ответил «да», когда Джеймс и Лили попросили меня в ту ночь остаться с Гарри, черт побери, как я хочу, чтобы я тогда ответил «да» – я хочу этого больше всего на свете, я хочу, чтобы они трое были живы, а я был бы мертв. Поэтому, да, Снейп, я вынужден с тобой согласиться: ты не сможешь мне дать то, что я хочу.

- В таком случае, - наконец отозвался Снейп. – Если это ясно... – Он встал и протянул Сириусу руку. – У меня болит спина. Давай, вставай с пола. Я так и не понял, зачем мы на нем сидели. – Он помог Сириусу подняться на ноги и двинулся по направлению к своему бюро, где тяжело плюхнулся на стул и вздохнул.

- Возможно ли, чтобы груда этих сочинений увеличилась?

Сириус уже стоял у двери.

- Работай, Снейп. Хотя мое предложение о помощи все еще актуально.

- Нет-нет, ступай. Наверное, я сделаю себе приятное и провалю их всех оптом.

- Тогда... до завтрашнего вечера?

Снейп поднял голову.

- Знаешь, Блэк, в следующие несколько дней Волчье Зелье не требует особых хлопот – нужно просто поддерживать огонь. Я уже говорил, что занятость тут периодична. Тебе вовсе не обязательно приходить сюда каждый вечер.

- Я понимаю. Ты не хочешь, что бы я приходил?

Снейп оторвался от сочинения.

- Что? Нет, это совсем не то, что я имел в виду, я просто сказал..., - он вздохнул. - Завтра вечером будет о’кей.

- Тогда до завтра.

- Спокойной ночи, Блэк.

- Спокойной ночи, Снейп.



День девятый

На сей раз, когда он открыл дверь, Снейп уже стоял у котла. Нет, не у того, в котором тихо булькало Волчье зелье, а у гораздо меньшего по размерам, стоящего в другом конце комнаты. Он не отреагировал, когда Сириус повесил мантию, а продолжал покусывать губу, хмуро глядя на желеобразную субстанцию, булькающую в котле. Сириус заглянул ему через плечо.

- Трудный день?

- Ты себе не представляешь. Лучше отойди в сторону – я собираюсь испепелить этот котел. Я совершенствую проклятие именно для такого случая, как этот: зелье, котел и волшебник взмывают вверх, с жутким грохотом превратившись в облако дыма. Я обдумываю, не назвать ли его чарами Лонгботтома.

Улыбнувшись, Сириус плавно обвил руками талию Снейпа и сразу почувствовал, как Снейп напрягся и замер.

- Извини. Ты против?

- А... нет, все в порядке. Я просто... не ожидал.

- Хорошо, - как бы между прочим Сириус убрал руки. – Возможно, мне стоит всякий раз предварительно спрашивать разрешение.

- Я... нет, я не... то есть..., - Снейп провел рукой по своему лицу. – Черт. Пожалуйста... верни руки обратно.

- Рад быть полезным, - руки Сириуса мягко устроились чуть выше талии Снейпа. - Итак. Что же испортило твой день?

Снейп остановился в нерешительности.

- Ты знаешь, я ни за что не смогу сконцентрироваться с тобой... в этой позиции.

- Извини, - Сириус снова убрал руки.

- Нет, нет. Этот особый проект по любому едва ли заслуживает дальнейшего внимания.

Он погасил огонь и швырнул тряпку на кромку котла.

- Кроме настоящего погребения, это максимум из того, что я могу сейчас сделать. Все! Твои руки, насколько я помню, находились тут, - Снейп повернулся и вернул руки Сириуса на прежнее место. Теперь они стояли лицом к лицу.

- Именно. Но, возможно, они могли бы немного побродить, - руки Сириуса прошлись по спине Снейпа. – Знаешь, - задумчиво заметил он, - не считая выращивания экзоскелета, я не понимаю, почему на тебе столько одежды. Значит, именно поэтому.

Он пристально смотрел в глаза Снейпу.

- Могу я сделать это еще раз..., - начал было он.

- Да, - пробормотал Снейп.

Сириус наклонил свою голову и скользнул губами по подбородку Снейпа, так, как делал это раньше. Он приблизился к его рту: недостаточно близко для того, чтобы Снейп занервничал, но достаточно, если бы он захотел...

Снейп повернул голову и накрыл рот Сириуса своим. Сириус замер на месте, позволив тому проявить инициативу, открываясь этому нежному, неуверенному движению языка. Мерлин, но он уже был тверже камня. Продолжая держать руки на талии Снейпа, Сириус всеми силами сопротивлялся желанию впиться в него пальцами и сдавить их бедра вместе, дать своему члену трение, которого тот уже так жаждал. Дыши глубже, напомнил он себе. Глубже.

Снейп прервал поцелуй и отстранил его на длину руки и Сириус настороженно наблюдал за его лицом. Абсолютно непроницаемое – как и раньше. Значит, он познавал, оставаясь напуганным. Напуганным чем? Не прикосновениями же. Снейп уже не боялся и не паниковал, когда к нему прикасались. Однако когда дело доходило до... ну, конечно же, озарило Сириуса. Это не мое возбуждение пугает его, а его собственное.

- Северус, взгляни на меня.

Глаза Снейпа забегали, и Сириусу стало интересно, не смутился ли тот, услышав свое имя. Он подождал, пока взгляд Снейпа остановился на нем.

- Снейп, послушай. Нет ничего плохого в том, что ты этого хочешь. Что ты хочешь меня. Прошу тебя, дай мне руку. Я хочу тебе что-то показать.

Сириус взял руку Снейпа и положил ее на свой член, позволяя тому почувствовать его твердость и едва устоял перед соблазном сжать его руку и тереться об нее. Боже, это был бы конец всему.

- Ты чувствуешь, как я хочу тебя, Северус? Ты чувствуешь, что ты со мной делаешь?

Снейп вырвал свою руку и, задыхаясь, отскочил на несколько шагов назад.

- Нет, - сказал он сквозь сжатые зубы. – Я этого не делал. Это не... это не моя вина. Не пытайся обвинять меня.

Сириус моргнул. Какого черта?

- Обвинять... обвинять тебя? – повторил он. – Я... , - он закрыл глаза, поняв свою ошибку. Блэк, ты идиот. – Нет, конечно же, я не это имел в виду. Я чувствую то, что я чувствую из-за меня самого. Потому что я хочу тебя. И это здорово. Мне нравится то, что я тебя хочу, Снейп. Ты это понимаешь? Мне это офигительно нравится.

Снейп кивнул.

- Да, да, конечно, - сказал он. – Извини. Как глупо с моей стороны. Мне следовало бы... Я.. у меня еще остались сочинения для проверки. Мне действительно нужно их закончить.

- Хорошо, - Сириус контролировал свой голос. Он схватил руку Снейпа, проходя мимо. - Тогда... могу ли я вернуться?

Снейп смотрел на их руки.

- Да, - просто ответил он.

- Тогда... спокойной ночи.

- Спокойной ночи.



День Тринадцатый.

Следующие несколько вечеров развивались по уже известному шаблону. Сириус приходил, они немного болтали, касались друг друга, целовались, Сириус всегда позволял ему проявлять инициативу и, неизбежно, наступал момент, когда Снейп отталкивал его. Момент, когда собственное возбуждение угрожало ему потерей самоконтроля - так решил для себя Сириус.

Он изучал шелушащийся потолок в своем тесном номере над баром, размышляя над тайной Снейпа. Он упорно игнорировал гораздо более интересную тему: почему прикосновения Снейпа и желание этих прикосновений стали целью его существования. Каждый вечер Снейп прерывал физический контакт, как только вещи начинали двигаться в нужном направлении, как только его собственное возбуждение становилось отчаянным. Этот вечер прошел так же. Мне чертовски надоело дрочить, вздыхая подумал Сириус.

В первый вечер длинный, холодный путь назад в Хогсмид позаботился о его возбужденном члене. Но холод уже не помогал. Теперь Снейпу стоило лишь глянуть в его сторону, как его член начинал пульсировать. И ему едва удавалось вернуться в свой номер, где он мог освободиться, лаская себя до отчаянного облегчения, теряясь в фантазиях о губах, руках, языке Снейпа, запахе его шеи, ощущении легкой щетины на его подбородке. И ему было достаточно представить Снейпа в оргазме, с откинутой назад головой, стонущем от наслаждения, как он тут же кончал, задыхаясь и дрожа, белым потоком на свою руку.

Мне снова гребаные шестнадцать, уныло думал он и размышлял, какой иронией стала бы возможность путешествия во времени, чтобы заявить себе, шестнадцатилетнему, что через столько лет он будет лежать в своей постели, кончая в собственную руку от одной лишь мысли о траханье со Снйепом. С другой стороны, думал он, возможно, что меня бы это не удивило. Тогда, после квиддича, когда они одновременно вышли из раздевалок и он швырнул Снейпа к стенке. Еще раз до меня дотронешься, и, клянусь, я убью тебя, гребаный Грифф. Наблюдения за Снейпом на Истории магии, где остальные мирно спали. Удивление тому, как тот умудряется постоянно быть таким сосредоточенным. Дрожь любопытства к ощущениям, которые испытывал бы объект этой сосредоточенности. Наблюдения за Люциусом, слегка подталкивающего его локтем, и отвращение при этом на лице Снейпа, и то странное удовлетворение, которое оно ему приносило: знать, что Малфой, желает чего-то, что он не может иметь. Нет, решил он, я бы не удивился.

Идея пришла ему в голову неожиданно, и он даже подскочил на кровати. Да, вот оно! Если Снейп боится прикосновений, возможно, что нужно перестать прикасаться. Нужно применить иной подход. Он нахмурился, обдумывая мысль со всех сторон. Да, это могло сработать.



День четырнадцатый

- Если ты помнишь со вчерашнего вечера, Блэк, фильтр служит для удерживания наиболее зловонных испарений. Мой совет – не снимать его на протяжении всего четырнадцатого дня. Экстракт сурьмы может быть приготовлен отдельно и добавлен на пятнадцатые сутки. Для этого тебе потребуется котел меньших размеров, но более высокая температура пламени. Процесс мало чем отличается от приготовления...

- Заварного крема?

Снейп сузил глаза.

- Вообще-то, я собирался сказать, приготовления отдельных элементов Квадриллиума. Но сойдет и заварной крем.

Улыбаясь, Сириус делал заметки в своем блокноте.

- Готов поспорить, что у тебя выходит отвратительный заварной крем, Снейп.

- Заткнись, а? Лучше, очисти вот это.

- Боже, как я ненавижу смоковницу. И потом, я даже не подозревал, насколько занудным окажется приготовление волчьего зелья. Если ты не независимый и состоятельный оборотень с состоящим в штате гением-зельеваром, то считай, в жизни тебе не повезло, да? Неужели не существует способа хранить эту дрянь в бутылках?

- Сохраняя ее эффективность? Нет. Ты прав в том, что касается общедоступности зелья. То же касается любых других комплексных снадобий для лечения сложных магических или медицинских заболеваний. Все они не поддаются хранению. Дороговизна – это раз, затраты на услуги компетентного зельевара – это два, и стоимость подобных зелий мгновенно выходит за пределы возможностей тех, кому они действительно необходимы.

Нахмурившись, Снейп делал заметки в блокноте.

- Как ни странно, этот вопрос волнует меня давно. Ты режешь их очень тонко.

Вздохнув, Сириус перешел к следующей связке.

- Это то, над чем ты работал вчера вечером?

- Гм?

- Вон там. Вчерашняя коричневая жижа. Это был какой-то консервант, над которым ты работаешь, так?

Снейп удивленно поднял голову.

- Да, ты угадал. Но признаюсь, что пока у меня выходит не очень. Хотя идея довольно проста. Многие из этих зелий имеют общую основу, и придумать для них базисный консервант, в принципе, просто. Однако на протяжении почти года я не продвинулся ни на йоту, - отшвырнув перо, Снейп раздраженно массировал шею.

Сириус помедлил, но не смог устоять перед соблазном.

- Можно?

Снейп пожал плечами.

- Если хочешь...

Сириус прошелся пальцами вдоль напряженной линии его плеч, по склоненной шее. Мышцы казались твердыми, как камень.

- Вот что я скажу тебе, Снейп. Давай оставим ненадолго все, как есть, и куда-нибудь тебя усадим. Так я смогу намного лучше поработать с твоей шеей. Сделай мне такое одолжение.

Сириус пошел не к стулу у бюро, а в небольшую гостиную, где расположился на античном диване – длинном, жестком и узком, почти как его хозяин, с улыбкой подумал он, похлопав по месту возле себя.

- Ну же, Снейп. Располагайся поудобней и дай мне поработать над твоей шеей.

Снейп продолжал скептически наблюдать за ним, оставаясь у входа в гостиную.

- Блэк, является ли это очевидной попыткой с твоей стороны проникнуть в мои личные апартаменты?

- Как, неужели тебя не обманула моя учтивость и обходительность? – Снейп смотрел на него с опаской. – Снейп, перестань. Думаю, что ты уже понял, что я не сделаю ничего такого, чего ты сам не захочешь. Знаешь, иногда массаж шеи - это просто массаж шеи.

- Сказал палач Анне Болейн, - пробормотал в ответ Снейп.

- Ну, усади же, наконец, свою тощую задницу.

Всем своим видом выражая подозрение Снейп подчинился.

- Северус, клянусь, это не заигрывание, но если ты не снимешь с себя хотя бы несколько слоев своего экзоскелета, я никогда не доберусь до твоих мышц.

- Черт с тобой, пусть будет по-твоему, - Снейп снял жилет и швырнул его на соседний стул, ослабил воротник рубашки и расстегнул манжеты. Повернувшись, он посмотрел на Сириуса. – Ну, ты доволен?

Сириус подавил уже готовое вылететь возражение и начал разминать ему мышцы плеч. Как этот организм функционировал все это время, остается для меня загадкой, думал он. Ему должно было быть очень больно. Он замедлил и углубил массаж, снимая напряжение мышц ниже плеч и вверх по позвоночнику. Голова Снейпа упала на грудь.

- Ты в курсе, - сообщил Снейп своей груди, - что Болейны – мои дальние родственники?

- Серьезно?

- Серьезно. Ну, моего отчима. Сомневаюсь, что в мире существует уважаемое семейство, маггловское ли, волшебное ли, с которым бы он не претендовал на родственные связи. Кстати, предполагают, что сама Анна была ведьмой. Волшебники появлялись в этой семье лишь время от времени. Сама она, безусловно, не получила формального образования, потому не могла хорошо колдовать. Но один из ее прадедов учился в Хогвартсе. Слизерин, естественно.

- Очаровательно, - Сириус запомнил упоминание об отчиме, о котором услышал впервые.

– Он был чистокровка?

- Прадед Анны?

- Нет, твой отчим.

Мышцы Снейпа напряглись.

- Да, - услышал он краткий ответ и решил, что будет лучше сменить тему.

– Имеются ли еще известные королевы голубых кровей о которых мне следует знать среди твоих предков,?

- Цветистое разнообразие аристократов, насколько мне известно. Что не исключает того, что они ими не были.

Сириус улыбнулся, принимаясь за шею. Теперь голова Снейпа откинулась назад.

- Помогает?

- Ммм. Да. Ты это недурно делаешь.

- Знаю. Опусти голову, - он проталкивал большие пальцы вдоль мышц, расположенных вдоль позвоночника, что вызвало у Снейпа стон наслаждения, тотчас отозвавшийся у Сириуса в паху. Снейп продолжал издавать негромкие звуки, невероятно заводящие Блэка и он переступил с ноги на ногу, дабы освободить место подающему признаки жизни члену.

- Так, давай посмотрим. Мой самый известный родственник - это Арт О'Лири.

- В самом деле? - заинтересовался Снейп.

- Со стороны матери, само собой. Она имела привычку рассказывать мне чудесные истории перед сном: про королей Тары, про королеву фей, про Кучилианн, которые буквально завораживали меня. Так или иначе, она была О'Лири, чем страшно гордилась. Артур был ее пра-пра-прадядюшкой, или чем-то в этом роде.

- Мечта Ирландии мертва, она с О'Лири в гроб сошла..., - пробормотал Снейп.

Сириус остановился.

- Откуда ты...

- Ты думал, что я читаю только учебники по зельям?

Сириус улыбнулся.

- Нет, я так не думал.

Снейп встал и потянулся, делая круговые движения головой.

- Боже мой. Это изумительно. Я действительно ощущаю значительное улучшение.

- Не за что, - наблюдая за ним, Сириус откинулся на спинку дивана. Только наблюдая – ничего более. Что он сделает?

Снейп обернулся и придвинулся ближе. Неуверенно он наклонился вперед и скользнул губами по губам Сириуса. Как и раньше, Сириус закрыл глаза и позволил Снейпу взять инициативу на себя, ни на чем не настаивая. Когда тот остановился, он открыл глаза, чтобы встретиться с вопросительным взглядом Снейпа.

- Снейп, я хотел бы кое-что сделать.

Он заметил быстрый всплеск страха, который Снейп тут же подавил.

- Обещаю, что не стану к тебе прикасаться.

- Блэк, я не хочу, чтобы ты думал..., - он замолчал. – Мне нравятся прикосновения.

- Знаю. Мне тоже. Но думаю, что и это тебе понравится. Тебе удобно?

- Вполне.

- Отлично. А мне немного жарко. Ты не против, если я сниму рубашку?

Он заметил, что глаза Снейпа слегка потемнели.

- Вовсе нет.

Расстегнув, он снял рубашку и почувствовал на себе взгляд Снейпа, когда отшвырнул ее в сторону и откинулся на диванные подушки. Взгляд Снейпа остановился на его груди с небольшим островком темных волос, скользнул к животу и, буквально на секунду – ниже. Сириус не пытался скрыть свой возбужденный член, который явственно выделялся сквозь слои ткани.

- Снейп.

Взгляд Снейпа метнулся к его лицу.

- Если ты хочешь, что бы я надел рубашку, то я это сделаю.

Снейп отрицательно покачал головой.

- Тогда ... ты не против, если я сделаю вот так? – протянув руку вниз, он провел ею по холму, которому явно было тесно в брюках.

Снейп покачал головой.

- Могу я расстегнуть брюки?

После короткой паузы Снейп кивнул. Сириус продолжал смотреть Снейпу в глаза, расстегивая брючную молнию. Темная головка его эрегированного члена откровенно просматривалась сквозь белье, и он заметил, что Снейп пытался не смотреть в ее сторону.

- Ты можешь смотреть. Я хочу, что бы ты смотрел.

Снейп остановился взглядом на его промежности. Сириус освободил свой член и яйца и откинулся назад, физически ощущая на себе взгляд Снейпа и заметил, что у того участилось дыхание.

- Ты не можешь себе представить, что со мной происходит, когда я до тебя дотрагиваюсь, - начал он хриплым голосом. – Если я прикасаюсь к тебе, то становлюсь твердым, как гвоздь. И если мы целуемся... Я возвращаюсь к себе каждую ночь и ласкаю себя, фантазируя о тебе, о том, что ты со мной делаешь, о том, что бы я хотел сделать с тобой, сделать тебе, о том, что ты можешь сделать со мной.

Он медленно провел рукой по своему члену.

- Это так прекрасно, ласкать себя вот так, Северус. Тебе ведь тоже нравится это? Пожалуйста, скажи мне.

Снейп облизнул губы и сглотнул.

- Я стараюсь этого не делать.

Рука Сириуса замерла.

- Ты стараешься... не делать этого?

Снейп покраснел.

- Однако, с недавних пор... я... я не отказывал себе.

- Я понимаю. Ты тоже думаешь о том, что мы можем сделать друг для друга. Хотел бы ты увидеть, что ты делаешь со мной, Снейп?

Снейп кивнул. Его дыхание участилось. Лаская себя, Сириус наблюдал, как вздымается его грудь. - Мммм... да, - простонал он, увеличивая скорость. Он позволил своей голове откинуться на подушки и заметил, как сжимается рука Снейпа.

- Вот о чем я много думал, - продолжил Сириус. Теперь он сам немного задыхался. - Я думал о том, как я хочу видеть тебя, когда ты кончаешь.

Вздрогнув, Снейп быстро взглянул Сириусу в лицо, но промолчал.

- И я думал... нннна... я думал о том, как я беру тебя в рот, и какой ты на вкус. Как звучит твой голос, когда ты кончаешь. И я думал о том..., - он задыхался. – Я думал о том, как я касаюсь тебя, целую не только твой восхитительный рот, но и каждую часть твоего тела сверху вниз, твои соски – Боже, я уверен, что они чувствительны, я уверен, что я могу заставить тебя кончить, только облизывая их. И твои яйца – Боже, я бы лизал их до тех пор, пока ты не стал бы умолять меня, и только тогда я бы взял тебя в рот, каждый сантиметр тебя, даже если я буду задыхаться тобой, только чтобы услышать... услышать тебя...

Речь стала даваться ему с трудом, в то время как он погружался все глубже и глубже в свою фантазию, его рука двигалась все быстрее, его глаза блестели. Снейп тоже дышал с трудом, и, когда одним движением руки он расстегнул молнию брюк, освобождая член, Сириус почувствовал, как его накрывает волна оргазма. Мерлин, пожалуйста, подожди, думал он, пытаясь предотвратить взрыв и не потерять визуального контакта со Снейпом, который, в свою очередь, гладил себя как сумасшедший.

- О, черт, да, да, ты великолепен, - вырвалось у него. – Кончи со мной, дай мне увидеть, как ты кончаешь. Ты чувствуешь мой язык на себе, ты чувствуешь, как я прикасаюсь к тебе, ты чувствуешь мой член... о боже, да, да ..., – рука Снейпа двигалась со скоростью света, его рот был приоткрыт, он задыхался, прикованный взглядом к руке Сириуса, ласкающей его член. Сириус протянул руку, чтобы сжать свои яйца, что вызвало у Снейпа стон. О, черт, он сейчас кончит, мелькнуло в голове у Сириуса.

- Да, - простонал он. – Покажи мне, что тебе нравится, Северус, покажи мне, что ты делаешь, чтобы доставить себе удовольствие, я хочу видеть, как ты прикасаешься к себе... о боже, о боже, о боже, - задыхался он, в то время как первая волна оргазма захлестнула его с головой, сперма изливалась из его пульсирующего члена на руку. Он услышал возглас Снейпа и сумел достаточно сосредоточиться, чтобы увидеть, как тот закусил губу, как его глаза стали дикими и потерянными, как задрожали его руки, и сперма выплеснулась прямо на его брюки. Это зрелище вызвало очередную волну оргазма у Сириуса, и, отдавшись восхитительному пульсированию, он наблюдал, как Снейп предается наслаждению, кусает губу, с трудом ловит воздух и сгибается пополам, кончая.

Тишину комнаты нарушало только их неровное дыхание, Сириус поднял свою рубашку и вытер себя ею. Он взглянул на сидящего на другом конце дивана неподвижного Снейпа, истощенного и покрасневшего, и его дыхание пресеклось на миг от осознания красоты увиденного. Он переместился поближе и нежно очистил его брюки все той же несчастной рубашкой, как мог, застегнул и заправил его одежду. Только после этого он поднял голову.

- Пожалуйста... разреши тебя поцеловать, - хрипло попросил он. Руки Снейпа обвились вокруг него, сильно и уверенно, притягивая его в ленивом, медленном, насыщенном поцелуе. Какие-то совершенно незнакомые странные эмоции захлестнули Сириуса. Он прислонился лбом ко лбу Снейпа и замер.

- Ты в порядке? – баритон Снейпа, казалось, раздался прямо у него в голове.

- Да... просто... дай мне минуту. Кроме того, это вопрос, который обычно задаю тебе я.

Снейп откинул голову и встретился с ним взглядом. Он провел рукой по волосам Сириуса.

- Я в порядке, - мягко ответил он. – Лучше, чем в порядке. Это было... Я никогда не делал такого раньше.

- Я тоже, сказать по правде.

- Да, но я имел в виду... такое... с другим человеком.

Понимание озарило Сириуса.

- Ты хочешь сказать, что никогда не кончал с другим человеком.

- Нет... не на самом деле, я полагаю.

Сириус подивился неловкости ответа, однако промолчал.

- В таком случае... Чтобы ты знал. Это было... так здорово, как это вообще бывает.

- Серьезно?

- Серьезно.

Снейп снова притянул его к себе, и он устроился на его груди, и

длинные руки Снейпа обняли его обнаженный торс. Это было их первое настоящее объятие, в каком-то смысле. Сириус чувствовал, как их тела привыкают друг к другу, ведя осторожные переговоры выпуклостей и конечностей. Он выдохнул и поежился.

- Холодно?

- Нет, я в порядке, - хотел было ответить Сириус, но руки Снейпа уже обнимали его сильнее, и он кивнул в ответ. – Да, - шептал он. – Да. - Его глаза закрылись, и он размышлял, как долго Снейп оставит его так, как долго он сможет поддерживать или просто выносить физическую близость. Лучше отослать эту рубашку в Хогвартскую прачечную, думал он. Незачем вызывать подозрения у Розмерты. А в замке, наполненном гормональными подростками, домашние эльфы уже давно привыкли стирать испачканное спермой белье. А еще одна рубашка ничего не изменит.



День пятнадцатый.

- Ну и Сириус говорит той, что помоложе: «Мой друг и я живем тут недалеко, почему бы вам не зайти к нам в гости и не пропустить по стаканчику?» – Ремус глотнул пива и ухмыльнулся. – И я, конечно, наступаю ему на ногу под столом, Сириус, ты сошел с ума, что ты о себе думаешь, пытаюсь сказать ему я, но он одаривает меня этим своим взглядом, таким, знаешь, типичным Сириусовским взглядом «в чем проблема, расслабься», платит по счету, и мы выходим из бара с этими совершенно обалденными девушками, я повторяю, абсолютно офигительными – подтверди, Сириус, я ничуть не преувеличиваю, я имею в виду, они были просто невероятными, я вообще удивился, что они с нами заговорили...

- Да, они были то, что надо, - согласился Сириус. – И заговорили они не с нами, а со мной. Ты был Чутким Другом.

- Эта история имеет хоть какой-то смысл? – перебил Снейп.

- Как ни странно, да. Итак, Сириус заговаривает им зубы, и мы идем по улице с этими девушками, и я думаю, куда он на фиг направляется? Но, конечно, меня уже приучили держать язык за зубами. И затем Сириус провозглашает: «Вот и пришли, дом, милый дом», я поднимаю голову и вижу, что мы находимся у этого невероятного фешенебельного здания, как раз напротив парка, и он приглашает нас зайти выпить.

- В свою защиту я хочу добавить...

- Кто рассказывает эту историю? – возмутился Люпин. – Итак, я закатываю глаза, удивляясь, какого черта и что здесь происходит, а Сириус ведет себя, так как будто ему море по колено, увлеченный интеллектуальной беседой с этой блондинкой...

- О, да, безумно интеллектуальной...

- И мы поднимаемся в лифте на последний этаж, Сириус говорит, один момент, я только открою дверь в холл, и я вижу, как он вынимает палочку...

- Может, ты пропустишь эту часть, Ремус...

- Ну, и он аллохоморит дверь, как нечего делать. А я думаю, обалдеть, проникновение со взломом, как раз этого нам не хватало, чтобы достойно завершить чудный вечер, и я потею, как ненормальный, а Сириус ухмыляется и, будто это самое нормальное поведение на свете, проводит нас внутрь, включает свет – и… О! Ты должен был видеть выражения лиц у тех девиц, эта квартира великолепна от пола до потолка, арт модерн и античная мебель в одном флаконе, Сириус хладнокровно предлагает всем выпить, о, великий Мерлин...

- Ну, Ремус, ты представляешь все гораздо хуже, чем ...

- О, это не удастся никому. Итак, я начинаю думать: хорошо, успокойся, возможно, не смотря ни на что, Сириус знает, что он делает, я тоже немного расслабляюсь, и как раз тут эта женщина вылетает из спальни.

- Ну, это была не просто женщина...

- О боже, нет. Ей было около шестидесяти, она была в халате и с бигуди на голове...

- И лицо у нее было намазано какой-то дрянью…

- Боже, я забыл об этом. И все просто замирают, ну, сам понимаешь – девушки со своими напитками, и я, а Сириус стоит там с бутылкой мартини, и никто не знает, что сказать, и затем эта мегера начинает верещать таким, таким голосом...

- Голосом, разбивающим стекло, - усмехнулся Сириус.

- И он таки его разбил. Тогда она сказала: «Какого черта ты делаешь???» И я вижу, что Сириус пытается что-то придумать, какое-то объяснение, но безуспешно, и думаю, что мы все проведем ночь в тюрьме, да? А она верещит: «Ты говорил, что выходишь пропустить стаканчик, и ты возвращаешься пять часов спустя, от тебя разит алкоголем, и ты приводишь этих дешевых девок в наш дом? Ты - паршивая свинья, ты - грязное животное!» - Ремус расхохотался. – Тогда Сириус... – Хохот мешал ему говорить. – Сириус отставляет бутылку в сторону и говорит: «Я не хотел тебя обидеть, дорогая! У меня никогда не будет никого, кроме тебя», - откинувшись назад, продолжил Ремус, хохоча как безумный. – И потом, потом она начинает бить о голову Блэка стаканы, несчастная слепая мышь, и я тороплю девушек на выход, а бедный Сириус... – тут он совсем задохнулся от смеха, мотая головой

Сириус поперхнулся и сделал еще один большой глоток пива.

- О, да... это великолепная история, Ремус, спасибо за то, что ты помог мне пережить ее заново, - процедил он сквозь зубы. – Я возьму еще пива – если вы не предпочтете чего-нибудь покрепче.

- Это зависит от того, будем ли мы продолжать делиться столь же увлекательными воспоминаниями? – пробормотал Снейп, бросая злобный взгляд на Сириуса.

- Конечно. Сириус, почему бы тебе не взять нам огневиски? Я угощаю.

- Без проблем, Луни. Если уж ты расщедрился…, – Сириус выскользнул из-за стола и направился к стойке, где Розмерта болтала с группой туристов-магов. В «Трех метлах» толпился народ - на улице было холодно, и в хорошо отапливаемом баре, хотелось очутиться всему Хогсмиду.

- Три виски, Роз, - попросил Сириус, оглядываясь на свой стол. Снейп смотрел на Люпина очень и очень странно, в то время как тот что-то ему оживленно рассказывал.

- Конечно, дорогой. Сию минуту. Думаешь, пойдет снег?

- Хм? – он наблюдал, как Ремус наклонился вперед, увлеченно жестикулируя.

- Я говорю – пойдет ли сегодня снег?

- О, нет, я не думаю, Роз. Слишком сухо. Я всегда чувствую снег.

- Твой виски, дорогой. О нет, погоди. Здесь только два. Куда же я дела еще стакан? – она огляделась в смятении. – Родерик! Ты не выпил виски, который я тут оставляла?

Снейп отшвырнул стул в сторону и поспешно схватился за мантию.

Сириус попытался разглядеть, что происходит, но огромный волшебник, очевидно, родственник Хагрида, выбрал как раз этот момент для того, чтобы встать и заслонить обзор. Он нахмурился, увидев Ремуса, что-то кричащего вслед уходящему Снейпу.

- Все в порядке, - говорила Розмерта. – Вот твой заказ, дорогой. Я наконец-то... погоди, куда ты уходишь?

Сириус быстро лавировал между столиками и посетителями.

- Ремус, куда пошел Снейп?

- Без понятия. Мы просто болтали, и он внезапно вскочил и убежал. Ты принес виски?

- Ремус, что ты ему сказал?

Люпин отставил пиво и внимательно посмотрел на Сириуса.

- Ничего, Сириус. Я поддерживал беседу. Я сказал, как здорово, что он смог к нам присоединиться сегодня, и что я ему благодарен за то, что он учит тебя готовить Волчье зелье.

Сириус нахмурился.

- Это все?

- Это все. Он сказал что-то вроде того, что твои мозги оказались лучше приспособлены для зелий, чем он ожидал, а я - что я удивился тому, что он позволил тебе выжить для того, чтобы начать тебя учить, ну, или что-то вроде того, и он...

- Погоди-погоди. Что?

- Ну, ты знаешь, про американку. Про твой вызов тем вечером. Я сказал, как был удивлен, когда ты вернулся назад в целости и сохранности, выполнив задание, и даже пригласил его присоединиться к нам в следующий раз, когда мы будем играть, а он поглядел на меня как-то странно и пулей вылетел из бара. Он так непредсказуем - Снейп. Уж ты-то, Сириус, это знаешь.

- Ты... о, черт. Твою мать. Ремус, ты - гребаный ублюдок! - Сириус выбежал на улицу, не тратя время на поиски мантии. Черт черт черт. Куда он пошел? Сириус остановился и посмотрел вверх на темнеющую улицу. Снейп исчез. Ладно, в любом случае он вернется в Хогвартс.

Игнорируя глухие удары в груди и сжавшийся в комок желудок, он помчался по тропинке. Снейп не мог далеко уйти, если, конечно, он не пошел другой дорогой, но зачем - в такую холодную ночь?

- Снейп! – позвал он. – Снейп! – его голос звучал очень громко, в неподвижной темноте. Дыхание прерывалось. Он добежал до небольшой поляны, находящейся уже на территории Хогвартса. – Снейп! – позвал он, крича во всю силу легких. Он остановился и уперся ладонями в колени, задыхаясь. Очевидно, Снейп пошел другим путем. Наверняка он уже в своих подземельях. В любом случае, думал Сириус, если бы я догнал его в пути и все объяснил, не факт, что все стало бы хорошо.

- Сириус? Какого дьявола? Что происходит? – Ремус вбежал следом за ним на поляну. Ты в порядке?

Сириус с силой провел руками по волосам и сел на землю, низко наклонив голову.

- Сириус?

- Скажи мне, что ты ничего не знал, - мягко произнес Сириус, не поднимая головы. – Скажи мне, что ты не понимал, что делаешь.

Ремус опустился на землю рядом с ним.

- Я не знал тогда, - негромко ответил он. – Но думаю, что начинаю понимать сейчас, - он вздохнул. – Сириус, прости меня, я...

- Заткнись! – прорычал Сириус, вскочив на ноги. – Я не желаю... Я не хочу это слушать сейчас! Я знаю..., - он закашлялся. Воздух был холодным и влажным. Снежные хлопья падали ему на плечи. – Я знаю, что ты не... это не твоя вина. Я знаю. Это моя... это моя гребаная вина, хорошо? Не чья-либо, а моя. Я тот, кто просто..., - он снова сел, обхватив голову руками.

- ЧЕРТ! – проорал он, позволяя звуку эхом повиснуть среди темных нависающих над ними елей. Он вскочил на ноги и заметался по поляне, без разбору обрывая ветки. – Как я мог быть таким идиотом, Ремус? Как? И теперь все кончено, все до последней капли. Он никогда, никогда, никогда не станет доверять мне снова, даже если я перережу свои гребаные вены у него на глазах, он не поверит, что я вошел в его кабинет той ночью, желая одного, и вышел – желая совершенно другого. Он никогда и ни за что в это не поверит, ты понимаешь? Никогда! И две последние недели не будут для него ничего значить, и прошлая ночь не будет ничего значить – абсолютно ничего! Он выкинет меня из своей жизни, как будто меня никогда там не было, словно я никогда не существовал и, о боже, Ремус, я не думаю, что..., - он схватился за грудь, будто испытывал физическую боль. – Я не уверен, что смогу это пережить, я действительно не уверен, что смогу. Как я мог быть таким ГРЕБАНЫМ ИДИОТОМ, чтобы влюбиться в Снейпа, как я мог это СДЕЛАТЬ, Ремус? КАК?

Снегопад усилился, и ели начали покрываться белым. Сириус переломил ветку, которую держал в руках, и отшвырнул ее далеко в сторону. Он вновь свалился на землю.

- Неважно, - наконец произнес он. – Все действительно уже неважно. Я... я бы все равно в какой-то момент все испортил, да? Это было действительно..., - он провел рукой по лицу. – Это был всего лишь вопрос времени.

Ремус наблюдал как снег покрывал волосы Сириуса и медленно таял, смачивая пряди. – Пойдем назад, Сириус, - сказал он, наконец. – Ты ведь даже без мантии. Или зайдем внутрь школы и поговорим.

- Нет, - сказал Сириус, запрокинув лицо вверх и наблюдая за падающим снегом. – Я думаю... я думаю, что останусь тут еще немного. Я скоро приду, Ремус, - он вытянул ноги. – Я ответил на вызов, - произнес он. – Я это сделал. Я просто должен был… мне следовало бы на этом остановиться. Я не знаю, что толкнуло меня..., - он поднес руку к глазам. – Неважно.

Ремус заколебался.

- Тут очень холодно, Сириус.

- Со мной будет все в порядке.

- Хорошо, тебе виднее, - Люпин посмотрел на видневшуюся Астрономическую башню, уже покрывшуюся снегом. – Мне действительно жаль, Сириус, - повторил он, не ожидая ответа и, повернувшись, пошел в направлении замка, его спина сгорбилась от холода.

Cириус смотрел, как он уходит. Дождавшись, когда фигура стала едва различимой точкой в кружащейся белизне, он трансформировался. Бродяга отряхнулся и потрусил к холму, на котором росла огромная развесистая ель. Остановившись, он внимательно рассматривал сверху заметенную снегом поляну. Это была азкабанская привычка, от которой Сириус так и не смог избавиться - стремление искать убежище в собачьем облике. Не то, что бы это изменяло вещи к лучшему, нет. Просто позволяло взглянуть на проблемы со стороны.

Он смотрел на мигающие огоньки - окна замка, зная, что Снейп тоже не спит в своем подземелье. Чем он занимался? Собирался ли бодрствовать всю ночь, проверяя сочинения, или работать над своим зельем-консервантом? Или же просто лежать на кровати, уставившись в потолок? Он уткнулся носом в землю и вдохнул ее резкий влажный запах… Возможно ли, размышлял он, что человеческие эмоции отсутствуют в собачьем мире, потому что физический мир собаки гораздо более осязаем.

Он подумал, не пойти ли поколотить в дверь Снейпа, но знал, что это было бы бесполезно. Он понимал, что частица Снейпа не доверяет ему, никогда не доверяла ему, и поверила только... в общем-то, в правду. Что он поцеловал его как следствие дешевого карточного проигрыша. Что это была просто шутка, стеб. И что бы он сказал в свое оправдание? Ничего из того, что Снейп захотел бы услышать.

Устроившись поудобней, он наблюдал, как снега на земле становится все больше и больше. Уши пса улавливали легкий влажный звук падающих на землю хлопьев. Отряхнувшись, он принялся рассеянно вылизывать лапу. У снега, как и у листьев, был чистый вкус. Он замер при звуке шагов - позади, на расстоянии двадцати метров. Очевидно, человек полагал, что ступает бесшумно.

- Люпин был прав. Здесь чересчур холодно - даже для тебя.

Снейп осторожно устроился на влажной земле, плотно закутавшись в мантию. Бродяга вел себя очень тихо, не отрывая взгляда широко открытых карих глаз от человека рядом с ним. Нерешительно, очень нерешительно Снейп положил руку ему на спину.

- Мягко... как мягко, - прошептал он. Он позволил своей руке зарыться в густую шерсть. – Как странно. Я никогда раньше не дотрагивался до анимага, – пес удивленно моргнул. – Это должно быть, здорово уметь так делать..., - сметая снежные хлопья, он гладил густую, теплую шерсть собаки.

Наклонившись вперед, пес опустил голову ему на колени. Снейп изогнул бровь.

- А. Вот, теперь ты просто пользуешься моей добротой.

Плавным, грациозным движением собака трансформровалась в человека, но его голова все так же оставалась на коленях Снейпа.

- Мне это удается?

- Невероятно, - мягко заметил Снейп, - И нет, даже наполовину не удается.

Сириус поднял голову.

- Итак, - начал он. Догадываюсь, что ты находишься тут уже давно.

- Да. Впрочем, Бродяга и я, мы разделяем любовь к одному и тому же месту для медитации. Я нырнул вон под те ветки, услышав, как ты ломишься сюда с грацией товарного поезда. Честно говоря, я опасался, что ты убьешь меня в твоем милом припадке гнева.

Сириус усмехнулся.

- Точно. Для полного завершения акта моей вечерней трагедии.

Они помолчали, глядя на падающий снег.

- Северус, - начал было он.

- Тебе не нужно объяснять.

- Но ты должен знать, что я...

- Я уже знаю.

Сириус кивнул.

- Могу я задать тебе вопрос?

- Попытайся.

- Если бы тебя тут не было – если бы ты не слышал то, что я сказал Ремусу, стал бы ты меня слушать? Поверил бы моим объяснениям?

Снейп задумался.

- Я не знаю, - ответил он. – Я хотел бы ответить да. Вероятнее всего - нет. Но я не знаю.

Сириус горько рассмеялся.

- У меня создается впечатление, что роль случайностей в жизни необычайно велика.

- Возможно, - согласился Снейп. – Но я думаю... ты знаешь, это было бы нелегко для меня, и мне хотелось бы верить, что я все-таки смог... ну, я не знаю. – Он встал и протянул руку Сириусу. – Я до смерти замерз. Пошли.

- Следую за тобой, - тем же грациозным движением человек снова превратился в собаку, и Бродяга потрусил по тропинке вслед за Снейпом.

Снейп закатил глаза.

- Трогательная история, - прошептал он, - о человеке и его собаке.

* * *

Сириус отшатнулся, когда Снейп открыл дверь в кабинет.

- Черт побери, - задохнулся он, - ты явно не шутил насчет зловоний. Теперь я понимаю, почему ты согласился пойти с нами в бар.

- Да уж, - уныло согласился Снейп. – Пятнадцатый день. Но если закрыть двери, то в дальних комнатах не так уж и плохо.

- Великий Мерлин! Знает ли Ремус о том, каких усилий тебе это стоит - ежемесячно готовить ему эту дрянь?

Снейп фыркнул и встряхнул мантию.

- Сомневаюсь, что его это волнует. Зато теперь ты знаешь, почему я не особо сопротивлялся идее научить готовить зелье кого-нибудь еще.

- Надо же. А я-то надеялся, это было поводом, для того, чтобы находиться в моей компании.

- О, да. Ты хитро проник в мой вероломный план. Кстати, где твоя мантия?

- Эээ... Оставил в баре.

- В такую ночь? Это было глупо с твоей стороны.

- Спасибо за заботу, мамуля. Обещаю в следующий раз надеть галоши. Что???

Снейп одарил его странным взглядом.

- Ничего, просто я думаю. Запах все еще сильно чувствуется в гостиной - она отгорожена только одной портьерой, но если ты пойдешь в спальню, то там закрывается дверь. И я оставил там огонь в камине. Ты можешь пойти и свернуться на коврике, если хочешь. Только, прошу тебя, не линяй.

- Ммм, шутки про линьку - ужасно оригинально! Спальня, да? Очередная часть твоего вероломного плана?

- Разумеется. Вижу, тебя невозможно провести. Иди, я только закончу делать записи.

- Как ты можешь тут находиться, ЭТО выше моего понимания, - Сириус поежился и отодвинул портьеру, проходя в гостиную. – Эй, Снейп, - позвал он.

- Ммм.

- Ты так и не выпил виски. Выпьем сейчас?

- Как это ни благородно с твоей стороны - предлагать мне мой собственный алкоголь, я вынужден отказаться. У меня классы с утра.

- Мда, верно. Нам вовсе не улыбается перспектива твоего плохого самочувствия. Кто знает, вдруг ты окажешься неприветливым с похмелья. А по Снейповским стандартам, неприветливый может значить - что? Массовую казнь раздражающих тебя студентов?

В ответ из кабинета не раздалось ни звука. Сириус открыл дверь в спальню и огляделся. В точности так, как он себе представлял. Небольшая, аскетичная, но уютная. Железный каркас кровати придвинут к стене, покрывало расстелено безупречно ровно. Потрепанное стеганое одеяло свернуто валиком в изножье. Одинокое потертое кожаное кресло расположилось у камина. Единственная особенность комнаты – переполненные стеллажи с книгами. Книжные полки занимали все пространство от пола до потолка, скрывая стены, местами рискуя вывалить на пол все содержимое. Книги находились везде – гигантские фолианты и тощие брошюры. Он прошелся по заголовкам. История, поэзия... это маггловские книги? Он не обнаружил тут ни одной книги по зельеварению. Сириус взглянул на небольшие тома у прикроватного столика. Некоторые из них были на языках, которые которых Сириус не знал. Последней в стопке оказалась тонкая, потрепанная книжка. Йетс. Он улыбнулся.

- Что-нибудь в твоем вкусе?

- Да, как ни странно, - обернувшись, он увидел Снейпа на пороге спальни. – Ты закончил?

- Да, - Снейп не двигался.

- Снейп. Это первый раз... Я полагаю, что ты не привык принимать гостей в спальне?

- Естественно, - он указал на кресло. – Не присядешь?

Сириус покачал головой.

- Смотри, Снейп. Мне вовсе не обязательно оставаться сегодня. Мое присутствие тебя явно нервирует, а мне этого совсем не хочется. Я вернусь завтра.

У самого выхода Снейп схватил его за руку.

- Не уходи.

Сириус смотрел на их сплетенные руки.

- Я просто боюсь все испортить, - объяснил он.

- Не бойся.

Лицо Снейпа приблизилась к нему, и Сириус открылся для поцелуя. Минуту спустя он уперся ладонями в грудь Снейпа и отшатнулся, задыхаясь.

- В чем дело?

- Все нормально... я не способен сейчас сдерживаться, вот и все.

- А, - Снейп изучал его взглядом. – Скажи... если я чего-то захочу, сделаешь ли ты это для меня?

- Да, - хрипло ответил Сириус, возбуждаясь от одной лишь мысли. – Все, что угодно.

Снейп расстегнул и отбросил жилет, ослабил рубашку – так же, как и в прошлый раз. Он смотрел на Сириуса.

- Сними рубашку, - его голос звучал так низко и тихо в этой маленькой спальне... член Сириуса тот час же отреагировал. Он подчинился, постоянно чувствуя на себе взгляд Снейпа. Их глаза встретились.

- Ты хочешь, чтобы я разделся?

Снейп молча кивнул. Методично Сириус снимал брюки, ботинки, носки, белье, не глядя, бросая их на спинку кресла. Тепло камина приятно согревало кожу. Он молча повернулся, давая Снейпу возможность рассмотреть себя. Его член твердел под голодным взглядом Северуса.

- Где?

Глаза Снейпа метнулись в направлении кровати и Сириус удобно растянулся во всю длину, устраиваясь между подушек.

- Мне себя трогать?

Снова Снейп кивнул. Не теряя визуального контакта, Сириус начал медленно ласкать себя, прикасаясь к яйцам, лениво поглаживая член. Он заметил, как дернулась мышца на лице Снейпа.

- Присядешь рядом со мной?

Снейп нерешительно присел на край кровати. Его глаза не отрывались от напряженного члена Сириуса, от первых появившихся из него выделений. Сириус немного покружил пальцем вокруг головки, его глаза были полуприкрыты от наслаждения. Он услышал, как Снейп резко вдохнул.

- Рассказать тебе, о чем думаю?

Снейп кивнул. Сириус чувствовал, как участилось его дыхание – интересно, тот дивный член, который ему удалось увидеть вчера вечером, затвердел ли он? Мысль возбудила его собственный член еще больше, и он продолжил поглаживать его, медленно и равномерно.

- Я думал о том, как ты меня трахаешь.

Губы Снейпа чуть приоткрылись, и он моргнул.

- Я думал о том, - задыхаясь, он стал двигаться немного быстрее, - как это - чувствовать твой восхитительный член внутри меня, трахающий меня, заполняющий меня, о том, как ты выглядишь, склонившись надо мной, вонзаясь в меня, ощущать твою задницу в моих руках... о, дьявол, - Сириус откинул голову назад, наслаждение стало возрастать быстрее, чем он рассчитывал. Его рука двигалась теперь очень быстро, и дыхание Снейпа стало таким же громким, как и его собственное.

- Снейп... Северус, пожалуйста... покажи мне себя. Я хочу видеть, как ты ласкаешь себя.

Снейп мгновенно расстегнул брюки, освобождая пенис, но его взгляд был прикован к руке Сириуса. При виде члена Снейпа - твердого и истекающего влагой, Сириус уже не мог сдержать стона наслаждения.

- Боже мой, - застонал он, - Я так хочу попробовать тебя, я так хочу чувствовать тебя, кончающим мне в рот. Гладь себя, представляя, как ты кончаешь мне в рот.

В ответ Снейп издал невнятный звук, и его рука на члене начала быстро двигаться вверх и вниз.

- Да, да, именно так, - шептал Сириус, - Думай о том, как мой рот высасывает тебя. Как ты трахаешь мой рот. Представь, как ты кричишь, кончая, кончая мне глубоко в горло... ннна..., - его рука уже двигалась со скоростью молнии, в тандеме с движениями Снейпа.

- Северус, пожалуйста, разреши мне сделать это сейчас. Хочешь?

Вместо ответа Снейп откинулся на спинку кровати. Сириус наклонился над ним сверху и, не дав опомниться, проглотил его целиком.

- Ааааа, - вскрикнул Снейп, его спина выгибалась, кулаки судорожно сжимали одеяло. Тебе хорошо, Северус? хотелось спросить ему. Скажи, что ты чувствуешь. Но его рот был заполнен внушительным членом Снейпа, и он не собирался освобождать его для разговоров. Не тогда, когда он наконец-то почувствовал этот невероятный вкус, эту благоухающую мускусом шелковистую плоть Снейпа.

Он расслабил горло и взял его так глубоко, как мог. С каждым толчком Снейп издавал негромкие горловые звуки. Сириус протолкнул свои руки вниз и обхватил его ягодицы, нежно сжимая их при каждом толчке.

Собственный член настойчиво требовал внимания, но его игнорировал. В любом случае один только вид Снейпа и звуки, которые он издавал, могли заставить его кончить, не прибегая к помощи рук. Снейп был целиком и полностью поглощен процессом: глаза полузакрыты, рот широко открыт, его дыхание - стон при каждом выдохе. Он буквально сдирал простыни руками. Сириус увеличил скорость и интенсивность движений. Он позволил одной руке обхватить тяжелую мошонку, слегка сжимая и разжимая пальцы.

- Си....Сир.. двигай свой... двигай, я больше не могу... я не могу остановиться...

Сириус удвоил усилия. Снейп издал громкий сдавленный крик, двигая бедрами так быстро, как только мог. Пряная, горьковатая сперма наполнила Сириусу рот, и он пил ее, глотая, высасывая и облизывая, пока Снейп изливался в него. Медленно медленно он выпускал его член – мягкими толчками, заставляющими Снейпа издавать тихие вскрики.

Когда прошло последнее содрогание, и Снейп лежал тихо и безвольно, он нежно поцеловал его член, застегнул брюки, заправил рубашку. Его голова покоилась на тяжело вздымающемся животе Снейпа. Рука Снейпа лежала на голове Сириуса.

Долгие минуты они не двигались. Сириус боролся с болезненными ощущениями своего возбужденного члена, желая, чтобы эрекция исчезла, желая дать Снейпу возможность спокойно плыть по течению. Он размышлял, не пойти ли ему в ванную, чтобы решить проблему там. Впрочем, он вряд ли сумеет пересечь комнату. Неожиданно он был перевернут на спину, прямо в объятия Снейпа.

- Ты должен кончить, - прошептал ему Снейп на ухо. – Я могу до тебя дотронуться?

- Мерлин, да, - простонал Сириус, и рука Снейпа обхватила его член. – Нет... нет… я уже близко...

- Шшш, - шептал Снейп, двигая рукой быстрее и быстрее, и Сириус отдался ощущению теплоты его руки, восхитительному трению... это был Снейп, ведущий его к концовке, это была рука Снейпа, откачивавшая его, пальцы Снейпа, сжимающие его плечо, когда он кончал.

- Северус! - постанывая, он выплескивал семя на руку Снейпа, выгибаясь в его объятьях. А губы Снейпа уже были у его ушей, на его шее, целуя его, когда он двигался вниз по спирали, трепеща от силы своего оргазма.

Их глаза встретились.

- Ты в порядке? – Сириус нашел силы, чтобы спросить. Рука Снейпа убрала влажную прядь волос с его лица.

- Да, - напряженно ответил Снейп.



День Девятнадцать

Перевернувшись на бок, Сириус взглянул на небольшие часы на каминной полке. Еще целых сорок пять минут до визита к Снейпу. Можно попытаться поспать. Он вздохнул и заворочался. Интересно, чем это Розмерта стирает белье? Аромат напомнил ему бабушкин дом с его чистым, слабым запахом лимонной вербены.

Черт подери. Он откинул простыни. Бесполезно пытаться уснуть. Но две предыдущие бессонные ночи еще дадут о себе знать. Вечером он рисковал задремать прямо над котлом, но уже достаточно узнал о Волчьем зелье, чтобы понимать - падение в него было чертовски плохой идеей. Он спустил ноги на пол и схватился за брюки как раз в тот момент, когда Розмерта постучала в дверь.

- Минуту, Роз, - воскликнул он, натягивая брюки. – Входи-входи. Будь добра, оставь чайник на столе. – Он поплелся к раковине, облил голову водой, и прохладная влага окончательно разбудила его. Он изобразил на голове нечто вроде тюрбана и вернулся в комнату, где увидел Снейпа, стоящего посредине и наблюдающего за ним так, словно он только что вылупился голым из русалочьей раковины. Он сдернул полотенце с головы.

- Снейп, - сказал он, не придумав ничего умнее. – Все в порядке?

- Да, да, все хорошо, - ответил тот, оглядываясь по сторонам. – Тут довольно тесно.

- Меня устраивает. Что ты тут делаешь, Снейп?

Нерешительно Снейп сел на стул у окна, как будто опасаясь, что тот сломается. Он барабанил пальцами по колену и явно избегал смотреть на Сириуса. Сириус подумал, стоит ли надеть рубашку, но решил, что нет - Снейп переживет. Он уселся на соседний стул, перекинув полотенце через плечо.

- Итак, чем я заслужил удовольствие?

Снейп достал из кармана фляжку и два небольших стакана.

- Выпей со мной, Блэк.

- Ладно. - Он наблюдал, как Снейп наполнил стаканы виски и одним глотком опустошил свой. Сириус поднял брови.

- Перед тем, как попытаешься напоить меня, Снейп, ты должен знать, что перед тобой ирландец.

- Я в курсе. И думаю, что итальянец легко переплюнет тебя.

- Ну, ты, провокатор. Наполняй по новой, Снейп.

Они пили молча. После третьего стакана Сириус поднял голову.

- Ну. Ты объяснишь, наконец, чем мы тут занимаемся?

- Ты же сам говорил, что хотел со мной выпить.

- Ага. Но обычно, когда люди вместе выпивают, они рассказывают анекдоты. Ну, знаешь – шутки, смех, товарищество... как-то так.

- Я понимаю.

- Нет, конечно, мрачное молчание – это тоже безумно весело.

Снейп снова наполнил себе стакан.

- Мне было девять лет.

Сириус моргнул - кусочек головоломки встал на место.

- Твой отчим.

- Да, - содержимое четвертого стакана последовало за остальными. – Ты знаешь, я пробовал.

- Пробовал... ты имеешь в виду секс.

- Да, - Снейп изучал свои руки, как будто никогда их раньше не видел. – Я не так невинен, как ты полагаешь. Мне тяжело вступать в подобный контакт, когда... ну, иногда я могу...

Сириус откинул свой стул назад и размышлял. Интересно, может ли такое быть, что он знает больше самого Снейпа о реакциях того на секс.

- Ты говоришь, что тебе тяжело, когда ты возбуждаешься сам, – он встал, подошел к окну и, чуть оттянув занавеску, выглянул на улицу. Снаружи снег падал тяжелыми хлопьями. Он постарался, что бы его голос звучал ровно и спокойно. - Сколько тебе было лет, когда он оставил тебя в покое? Твой отчим.

На мгновение Сириусу показалось, что Снейп не ответит.

- Тринадцать.

Тринадцать. Значит, к тому времени он посещал Хогвартс уже два года, но ездил домой на летние каникулы, на праздники. Тринадцать.

- Почему он прекратил? – спросил он.

Он слышал звук наполняемых стаканов. Это был пятый, а ни голос, ни руки Снейпа почти не дрожали.

- Он прекратил, потому, что я убил его.

Снейп замолчал, вероятно, в ожидании реакции. Сириус просто кивнул.

- У меня был младший брат. Его собственный сын. Я думал, что это его остановит. Как выяснилось, я ошибался.

- Тогда ты его убил.

- Да, - он повертел стакан, ловя в нем солнечный луч. – Когда мне было десять, я рассказал матери о том, что происходило. Не думаю, что мог найти правильные выражения, но смысл был понятен. Она сказала... она сказала, что нам повезло, что мы находимся под защитой такого сильного мага, как Себастьян Снейп, и что я не должен его... разочаровывать.

Сириус громко выдохнул.

- Черт подери, - сказал он.

- Более-менее. Она никогда особо не любила меня. Но я полагал, что с Аурелием все будет по-другому. Когда же до меня дошло, что она знала и об этом... то понял, что он никогда не остановится. Если его никто не остановит.

- И ты остановил его сам.

- Да.

Сириус закрыл глаза и думал. С девяти до тринадцати. Целых пять лет.

Происходило ли это каждую ночь, или же он не знал, когда скрипнет дверь его спальни? Был ли он сначала слишком напуган, что бы сопротивляться? Лежал ли он после этого в темноте, надеясь, что кто-нибудь придет на помощь? Там должно было быть много крови, и мальчику наверняка было стыдно. Чем Себастьян Снейп угрожал ему, чтобы увериться в его молчании? Он почувствовал прилив желчи к желудку и волну подступающей тошноты. Мгновенье он боролся с желанием броситься к раковине так, как это сделал Снейп.

Сириус открыл глаза.

- Ты не сказал никому, кроме своей матери?

Снейп слегка улыбнулся.

- Что бы это изменило?

- Альбус... он мог бы что-нибудь придумать, ну, я не знаю...

- Да, конечно, обладай я преимуществом твоей превосходной логики, я бы нашел другой способ, кроме убийства, - резко сказал он.

- Нет, это вовсе не то, что я хотел сказать, - быстро поправил себя Сириус, - Конечно, ты не...

- Думаешь, что я не хотел остановить его? Что я хотел, что бы он продолжал со мной это делать? что я не сказал, потому, что мне это нравилось? что я этого хотел сам..?

- Нет! – закричал Сириус. – Великий Мерлин, Северус, конечно я так не думаю! Кто может такое подумать? Ради бога, ты был всего лишь девятилетним ребенком. Ты не сделал ничего плохого!

Снейп закрыл лицо руками. Теперь его длинные пальцы дрожали.

- Нет, нет, - тихо сказал он. – Я знаю, что неправильно повел себя. Я должен был... Я должен был что-нибудь придумать, хотя бы до того, как он добрался до Аурелия, до того, как уже было слишком поздно. Это была моя... это была моя вина.

Сириус чувствовал закипающий гнев. Он схватил свой стакан и швырнул его в камин. Осколки разлетелись по комнате, но Снейп даже не вздрогнул. Сириус вцепился в плечо Снейпа.

- Слушай меня внимательно, - процедил он сквозь зубы. – Слушай и запоминай. В том, что случилось, нет твоей гребаной вины. Это Была Не Твоя Гребаная Вина. - Его пальцы крепче впились в плечи Снейпа и он тряс его, опустившись перед ним на колени. – Ты был ни в чем не виноват, и секс – секс не имеет ничего общего с тем, что этот сукин сын с тобой делал. – Еще несколько кусочков головоломки встали на свои места. – Все, что он говорил тебе – это ложь. Ты ни в чем не виноват, и не ты это делал, Северус. Ты понимаешь меня? Ты веришь мне? – он чувствовал отчаяние в своем голосе, и заметил, что чересчур сильно трясет Снейпа.

Снейп кивнул, не подняв головы.

- Теперь ты понимаешь, - мягко сказал он, - Ты понимаешь, что я слишком... неполноценен для того, что бы это могло продолжаться.

Сириус ослабил схватку и с изумлением откинулся назад.

- Нет. Нет. Ты - не неполноценен. Да пойми же, наконец, это он был неполноценен, Снейп, а не ты. – Он поднялся и стал мерить комнату шагами. Он-то думал, что это было прогрессом – Снейп, делающий признание, однако это был просто еще один способ оттолкнуть его и замкнуться в себе. Он помотал головой, собираясь с мыслями, и уселся на край кровати, наблюдая, как Снейп опрокидывает в себя уже шестой стакан виски.

Ну, хорошо же, думал он, хорошо. Я не сумею ничего доказать, играя на поле этой твари. Нужно, чтобы я говорил о настоящем, о том, что делаем мы. Он набрал воздух в легкие.

- Северус, когда я до тебя дотрагиваюсь, чувствуешь ли ты себя так же, как тогда, когда это делал он?

Снейп поднял голову.

- Конечно, нет.

Пока все шло нормально.

- Тебе нравится? Когда я ласкал тебя ртом, тебе это понравилось?

Взгляд Снейпа уперся в пол.

- Да, конечно, - тихо ответил он.

- О’кей. Но, может быть, ты не знаешь, что чувствовал я?

Снейп нахмурился и поднял голову.

- Это должно было быть... неприятно.

Сириус чуть не расхохотался.

- Это должно было быть неприятно? Боже мой, это то, что ты... Великий Мерлин, - он сглотнул. – Северус, то, как ты кончил мне в рот - это было самым сильным эротическим ощущением моей жизни, и я думал об этом каждую последующую ночь, лежа в этой самой постели. Думал о том, как ты звучал, как ты выглядел, боже мой, видеть, как ты кончаешь, чувствовать твой вкус во рту...

Он ощутил, как его член начал твердеть при одной этой мысли, и, вдохновленный идеей, вскочил с места, схватив руку Снейпа и приложил его к своей промежности.

- Посмотри, что со мной делает только мысль об этом, Снейп, - прошептал он.

- Ты был таким вкусным, что я должен был сдерживать себя, чтобы не кончить в ту же секунду, когда до тебя дотронулись мои губы. Я бы отдал все, что бы повторить это снова. Я мог бы встать на колени в Большом Зале и позволить тебе трахать меня в рот, если бы я мог снова почувствовать твой вкус. Я хочу чувствовать твои руки в волосах, я хочу слышать, как ты стонешь, когда я облизываю тебя, я хочу заставить тебя кончить так сильно, что ты потеряешь сознание. Нет ничего такого, что бы я для тебя не сделал, если это доставит тебе хотя бы мгновенное наслаждение. Ты слышишь меня? Ничего.

Он замолчал, задыхаясь. Рука Снейпа обхватила его член, и он задрожал, почувствовав, как Снейп провел большим пальцем вверх вниз.

- Боже мой, ты можешь заставить меня кончить, просто делая так, - хрипло прошептал он.

Рука Снейпа уже ласкала его более уверенно.

- У тебя убедительные аргументы, Блэк, - криво улыбаясь, сказал он.

- Ну да, - все что смог выдавить в ответ Сириус, растеряв все связные мысли, пока Снейп массировал его все сильнее, медленно скользя по всей длине. Сириус схватил его за запястье. – О боже... остановись.

Снейп молчал - его рука лежала неподвижно на паху Сириуса. – Ты серьезно? – спросил он с потемневшими глазами. – Насчет всего, что я хочу?

- Да, - черт, думал он, потому что Снейп и не думал останавливаться. Я сейчас кончу в штаны. Но Снейп уже расстегивал ему брюки, спуская их с бедер. Снейп раздевает меня, думал он, Снейп хочет видеть меня обнаженным. Снейп уже возился с собственными брюками, вытаскивая член наружу. Сириус застонал от этого зрелища, борясь с желанием сорвать оставшуюся одежду с тела Северуса. Терпение, думал он.

Снейп притянул его ближе, и их бедра прижались вплотную. Он видел, как расширялись его зрачки при соприкосновении членов, слышал его затрудненное дыхание.

- Это может быть классно, - бормотал он Снейпу на ухо. – Попробуй, – потянувшись, он обхватил его ягодицы – как это прекрасно как прекрасно – и притянул его к себе еще сильнее, увеличивая трение. У Снейпа вылетел негромкий стон.

- Видишь, - шептал Сириус, - видишь, как это может быть здорово? – Он потянул Снейпа к постели. – Я хочу тебя сверху. Ты этого хочешь?

Снейп издал невнятный звук, который можно было принять за согласие. Сириус свалился на постель, увлекая его за собой, все еще прижимаясь членом к члену. Их слившиеся бедра нашли свой ритм, и он снова застонал – слишком громко, мелькнуло у него мысль. Я даже не знаю, заперта ли дверь, к дьяволу, но наплевать. Он с силой обхватил спину Снейпа, чей твердый член упирался в его собственный. Снейп горячо дышал ему в ухо и двигался все быстрее, быстрее. Так ли он дышал, находясь в собственной постели, лаская себя, заставляя себя кончать? Мысль вызвала у Сириуса еще один стон, и он полностью отдался горячему трению.

- О, да! – выдохнул он. – Прошу, трахни меня!

Бедра Снейпа задвигались быстрее, их трение стало еще более отчаянным.

- Скажи мне… скажи…, - простонал Сириус, - Скажи, когда будешь кончать.

- Да, - почти что прорыдал Снейп и Сириус чувствовал, как пальцы Снейпа

впиваются ему в плечи, сжимают его, бедра Снейпа вбивается в него. – О... о… о...

- Черт! - выкрикнул Сириус, кончая. Его живот покрылся теплой спермой, и Снейп упал на него, дрожа и крича, в то время, как их судорожно подергивающиеся члены одновременно исходили влагой.

Несколько головокружительных мгновений спустя он почувствовал, как Снейп пытается подняться. – Нет, нет, – пробормотал он. – Останься.

- Я раздавлю тебя.

- Даже не надейся.

Снейп усмехнулся и устроился на нем поудобнее.

- Есть и другое обстоятельство, - мягко добавил он.

- Ммм, - Сириус обнял его покрепче.

- Через пару секунд мы окажемся приклеенными друг к другу.

- А. Ну да, - Сириус протянул руку к прикроватному столику. – Черт, где тут была моя палочка? А, черт с ней, - его пальцы нащупали брошенные на пол штаны, и он потянул их к себе. – Вот, поднимайся.

Снейп изогнул бровь.

- В последнее время твой гардероб несет убытки.

- Плевать. Я украду одежду у Рема перед тем, как уйти, - он перекатил Снейпа на свою сторону и накрыл их обоих одеялом. – Ты-то полностью одет, а я замерз до смерти.

- Перед тем, как уйти. И когда же это произойдет? – в голосе Снейпа звучали странные нотки.

Сириус вздохнул.

- Это решать Альбусу - тогда, когда я ему буду нужен. Во всяком случае, я больше не в бегах.

- Да, наверное. Знаешь, Блэк, - вдруг добавил он. – Я ведь действительно верил, что ты виновен.

- Ты и все остальные. Освободительное движение имени Сириуса Блэка так никогда и не набрало обороты. Потому я прощаю тебя за то, что ты к нему не присоединился.

- Ты даже не обижаешься, - удивился Снейп. – что все вокруг верили в то, во что они верили, а теперь ведут себя так, будто этого никогда не было. Тебя не приводит в ярость сей факт, или же ты проводишь столько времени, жалея о том, что остался жив, что у тебя просто не хватает времени на ярость?

Сириус оперся на локоть.

- А я полагал, что мы тут для того, чтобы анализировать тебя.

- Безусловно. Ты же абсолютно нормален.

- Естественно. Нам нужно возвращаться в подземелья?

- Хм? О, нет, сегодня вечером там нечего делать. Перед уходом я добавил глаза саламандры, а также сделал необходимые дополнения к твоим записям. Надеюсь, ты не против?

Сириус улыбнулся мысли об аккуратном почерке Снейпа рядом со своими каракулями.

- Нет проблем, – он потянулся. – Тогда… ты сможешь остаться? - спросил он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно.

- Остаться?

- Ну, знаешь, на ночь. Не возвращаться к себе. На улице холодно.

Снейп колебался.

- Нет, с утра у меня урок. Но я... я не должен уходить прямо сейчас, - он повыше натянул одеяло на них обоих.

- Хорошо, - зевнул Сириус. – Я попрошу Роз принести нам чаю.

- Пфф. Испортить меня всегда было твоей целью в жизни, да?

- Ага. Лет с одиннадцати, – он закопался в подушку. Интересно, как это получается, что у меня всегда отмерзает задница, а он никогда не расстается ни с одним предметом одежды?

– Как тебе это удается? – удивился он вслух.

- Что именно?

- Довести меня до самого ошеломляющего оргазма моей жизни, не снимая галстука?

Он еще раз зевнул, его глаза закрывались сами собой.

- Спи, - нерешительно потянувшись, Снейп убрал прядь волос с его лица.

- Ммм... мне не хочется.

- Вижу. Спи. Я останусь… ненадолго.

Сириус пробормотал нечто нечленораздельное. Сон окутывал его теплым потоком, затягивая вглубь. Он поддался его течению. Засыпая, он чувствовал руку, глядящую его волосы, но уже не был уверен в том, сон это или реальность.



Когда он открыл глаза, в постели никого не было, а комната озарялась светом раннего утра. Рядом, на подушке свернулся черный шелковый галстук. Усмехнувшись, он сжал его в руке, снова засыпая.



День двадцатый.

- Сириус! Куда ты?

Сириус замедлил шаг, позволяя Ремусу догнать себя.

- Нужно купить кое-что у Смоага в Хогсмиде – ингредиенты и так далее. Составишь компанию?

- Конечно. Погоди минуту, я только захвачу теплую мантию из кабинета. Чертовски холодная зима, да? Кажется, что этот снег никогда не растает.

- О, перестань страдать. По крайней мере, ты пользуешься постоянным отоплением в Хогвартсе. Я же не могу сказать, что Розмерта отличается особой щедростью в том, что касается топлива.

- Ну, не думаю, что для тебя это проблема. – Ремус вышел из своего кабинета, укутанный в мантию и теплый шарф. – И потом, она хорошо топит помещение бара. Почему бы нам не зайти туда пропустить стаканчик?

- Конечно, Луни, - Сириус молчал до тех пор, пока они не вышли на дорогу, ведущую в Хогсмид, но остановился на первом же повороте.

- Ты не хочешь объяснить, что имел в виду?

- Только то, что у меня сложилось впечатление, что ты больше не ночуешь у себя, вот и все.

Сириус взглянул на него, прищурившись.

- Будь добр объяснить, каким образом тебя касается то, как и где я провожу ночи.

Ремус вздохнул.

- Никаким. Я это понимаю и не пытаюсь ничего вынюхивать.

- Нет, пытаешься.

- Ну, хорошо, пусть пытаюсь. Сириус, я просто беспокоюсь за тебя, только и всего.

Он скептически выгнул бровь.

- Беспокоишься за меня?

- Ты же сам сказал той ночью, что связь со Снейпом была чертовски глупой идей.

- Нет, - нахмурился Сириус, - Это не то, что я сказал.

- Да, - вздохнул Ремус, - Знаю. Но ты был расстроен, и я надеялся, что это преувеличение. Неважно. Я хочу сказать, что ты был... ты совсем недавно из Азкабана и всего лишь несколько месяцев как перестал быть в бегах, и я... я не совсем уверен, что ты способен трезво рассуждать... о некоторых вещах.

- Я понимаю, - тихо ответил Сириус.

- Да ничего ты не понимаешь, и не нужно говорить со мной в таком тоне. Я пытаюсь сказать, что многие из нас беспокоятся о тебе и хотят помочь, и многие… многие хотели бы стать твоими друзьями.

- Да. Просто поразительно, какой положительный эффект на социальную жизнь может оказать то, что ты больше не осужденный серийный убийца, да?

- Сириус, ты не вправе судить людей...

- Черта с два я не вправе! – Сириус пытался сдерживать возрастающую ярость. – Извини, Ремус. Мне жаль, что я адаптируюсь не так быстро, как тебе бы этого хотелось. Я понимаю, что ты разочарован. Я потерял двенадцать лет своей жизни в Азкабане и еще два года, прячась по темным углам и питаясь крысами. Я не могу притвориться, что этого не было, и меня тошнит от людей, которые этого от меня ожидают - для того, чтобы они могли чувствовать себя более комфортно. Это было, Ремус, было и ничто этого не изменит, ничто не превратит меня в того, кем я был раньше. По крайней мере, - он замолчал, успокаиваясь, - по крайней мере, есть определенное преимущество в том, чтобы находиться рядом с кем-то, кто не ждет от меня ничего, и кто не... кто не надеется на возвращение старого Сириуса Блэка. – Он горько улыбнулся. – Снейп всегда ненавидел меня. Это существенно снижает его требования.

- Сириус, это чертовски дурацкая причина, чтобы позволять ему себя трахать.

Руки Сириуса в карманах мантии сжались в кулаки.

- Ты не знаешь, о чем говоришь, Ремус.

- Нет, знаю. Сириус, послушай меня. Снейп – одинокий, разочарованный, несчастный человек, он совсем не тот, кто должен быть с тобой рядом в данный момент. То, что ты хочешь, то, что тебе нужно... он не сможет тебе дать никогда. Он...

- Я должен был трахать тебя, не так ли? Это решило бы все мои проблемы?

Ремус побледнел.

- Это вовсе не то, что...

- Чушь. Хоть раз избавь меня от выслушивания своей высокопарной чуши. Если до тебя еще не дошло, я сам - одинокий, разочарованный, несчастный человек. Общество Снейпа мне подходит идеально, а потому отъебись, хорошо?

Ремус изучал снег под ногами.

- Хорошо, Сириус. Как знаешь.

Путь в Хогсмид они продолжили молча и расстались у магазина Смоага.



День двадцать первый.

- В последующие дни, - говорил Снейп, - важно поддерживать постоянный огонь. Даже магический огонь изменяется, если оставить его без внимания на несколько часов. На этой стадии огонь должен быть сильнее, чем раньше, иначе компоненты начнут разлагаться. Можно поставить барьер – в данном случае это может помочь – простые защитные чары. Короче, пытайся стабилизировать огонь.

Сириус взмахнул палочкой по направлению ко дну котла, и внизу вспыхнуло ярко- оранжевое пламя. Снейп покачал головой.

– Слишком сильно. Уменьши его, - очередной взмах палочки и пламя снизилось до уровня, достаточного для равномерного нагрева.

- Так сойдет, - заметил Снейп, пока Сириус исправлял свои записи. - Теперь поставь другой котел с Эмендагорой в качестве основы для зелья. И перед добавлением крыльев стрекоз лучше пропитать их спиртом.

Сириус откупорил Эмендрагору и принюхался.

- Плоды трудов мисс Коддлстон-Фетвей?

Снейп закатил глаза.

- Еще чего! Я не стал бы рисковать, испытывая плоды ее трудов, даже на Люпине, - он прошел в дальний конец кабинета, где тихо пыхтел другой котел. Тот был меньших размеров, и сделан из серебра. Сине-зеленые пузырьки время от времени появлялись на поверхности и лопались с едва слышными шлепками. Сириус заглянул в него с опаской.

- Все та же дрянь, над которой ты работал раньше?

- Да. Я решил, что проблема может быть вовсе не в зелье, а в котле. Иногда металл котла взаимодействует с компонентами зелья, что приводит к плачевным результатам. Конечно, редкий случай, но бывает. – Он наклонился, зачерпнул немного жидкости и внимательно изучил ее, поднеся к свету.

- Красивый котелок. Стерлинговый?

- Да, - рассеянно ответил Снейп. – Это подарок.

- Будет ли невежливо спросить, от кого?

- Да, но не думаю, что это тебя остановит. Мне подарил его крестный, много лет назад.

- О, - он вернулся к Эмендрагоре и стрекозиным крыльям. Было очевидно, что Снейп не собирался вдаваться в подробности. Однако Сириусу было любопытно, кем был его крестный и знал ли он Себастьяна Снейпа. – Вы были близки?

- Да, - резкий тон Снейпа предотвращал дальнейшие расспросы.

- Ну, я вижу, сегодня нам действительно есть чем заняться, – быстро сменил тему Сириус.

- К сожалению. На данном этапе даже ты не сможешь испортить зелье, Блэк. Потому я думаю, что могу со спокойной совестью оставить его на твою ответственность, если ты не возражаешь. Я же, со своей стороны, близок к прогрессу с зельем-консервантом и потому не хочу оставлять его без внимания. Могу я лишь...

С громким шипением из серебряного котла извергся фонтан сине-зеленых искр, и жидкость перелилась через край. Снейп отшатнулся и с отвращением швырнул половник в раковину. - Все к черту, - пробормотал он.

Сириус улыбнулся.

– Это было бы поучительным опытом для твоих студентов - увидеть тебя в таком виде.

- Точно. Как раз то, что нужно этим кретинам, - прорычал Снейп, выливая остатки злополучного зелья. – Дополнительный стимул к идиотизму. Будь оно все проклято!

- Да не переживай ты так. Даже ты имеешь право на один-два провала. Давай, лучше помоги мне.

Нахмурившись, Снейп плюхнулся на стул рядом.

- Это не один-два провала, - проворчал он. – Это уже тенденция. Я работаю над этим проклятым зельем почти год, и у меня до сих пор не выходит ничего путного. Как нечто настолько примитивное может быть таким сложным? Я просто не понимаю..., - сказал он, запустив руку в волосы. – Я читал и перечитывал записи, и знаю, что это должно сработать, но нет - все напрасно. Это сбивает меня с толку.

Сириус перелил свой раствор в больший котел, стабилизировал огонь и вытер руки о свою мантию.

- Ну, - сказал он беспечно, - может быть я смогу сделать что-то, для поднятия твоего настроения, – и положил руки на талию Снейпа. Тот замер, хотя Сириус и не ощутил рефлекторного напряжения. Он словно сосредотачивался на том, чтобы не отшатнуться. Нехотя он услышал в голове голос Ремуса: То, что тебе нужно, он не сможет тебе дать никогда. И... То, чего ты хочешь, Блэк, я не смогу тебе дать никогда.

Он опустил руки и взглянул на Снейпа.

- Ты хочешь, что бы я перестал? – тихо спросил он.

- Перестал?..

- Вот это, – он сделал неопределенный жест между ними. – То, что мы с тобой делаем. Скажи мне сейчас, до того как я... просто скажи мне правду. Если ты хочешь, чтобы я остановился, я это сделаю. Если тебе тяжело...

- Это самое трудное из того, что мне когда-либо приходилось делать, - ровно ответил Снейп. – И нет, я не хочу, что бы ты перестал.

Сириус кивнул.

- Хорошо, - сказал он, но не сделал повторной попытки приблизиться к Снейпу. Он видел, как Снейп взвешивает его поведение, чувствовал, как в голове у того оформляется какая-то мысль, и эта осторожная медлительность бесила его. Медленно Снейп скользнул руками вокруг талии Сириуса. Лицо его оставалось сосредоточенным. - Полагаю, что вопрос в том, Блэк, не хочешь ли остановиться ты сам.

Сириус повернул голову.

- Ты даже не можешь назвать меня по имени. Я имею в виду - не тогда, когда ты кончаешь, – он не хотел, что бы его голос звучал так жестко.

Снейп убрал свои руки.

- Ты злишься.

- Нет, я не..., - он потер виски жестом, который поразил его, как очень снейповский. – Я не хочу злиться и не знаю, почему это делаю.

- Конечно, знаешь, - негромко ответил Снейп. Он принялся сметать кусочки стрекозиных крылышек в кучку, чтобы затем переложить их пинцетом на чашу весов. С минуту Сириус наблюдал его за его методичными движениями, прежде чем молча не начать вытирать зеленоватую жижу, пока она не застыла - остатки злополучного зелья. Затем он швырнул тряпку в раковину и перевернул котел, чтобы почистить. Неожиданно его взгляд наткнулся на гравировку с инициалами на внутренней стенке. Заметив изумленный взгляд Сириуса, Снейп выхватил у него котел и принялся чистить его сам. С пересохшим горлом Сириус изучал раковину, не зная, что сказать.

- Ты дал мне понять, что он уже мертв.

- Ничего подобного. Кроме того, какое твое…, - Снейп замолчал.

- Абсолютно никакого. Абсолютно, - неистовым жестом он отшвырнул тряпку в сторону. – Это не мое гребаное дело, что Альбус твой крестный.

Снейп вздохнул.

- Он был близким другом моего деда. Он знал мою мать всю ее жизнь. Это не предмет для светской беседы. И вообще, что это меняет?

- Он был хорошим другом твоего отчима?

- Не будь смешным. – Снейп все еще был повернут к нему спиной.

Сириус кусал губу. Он не знал, как спросить то, что он хотел спросить так, чтобы это не прозвучало как осуждение Снейпа или Альбуса. Почему ты не рассказал ему? хотелось ему закричать. Он бы что-нибудь придумал. Он бы нашел способ остановить ублюдка. Но была ли у Снейпа причина доверять кому-либо, когда его собственная мать... Вкус желчи снова подступил к его горлу - он почувствовал отвращение к тому, как он себя вел раньше.

Приблизившись, он обнял Снейпа.

- Предлагаю закончить на сегодня, – мягко сказал он. – И я не злюсь на тебя. Я просто... злюсь. Альбус хочет, чтобы я скоро направился на юг. Я мог бы отложить путешествие до следующей недели. Чтобы мы смогли закончить зелье. Но я мог бы этого и не делать.

Он почувствовал, как спина Снейпа слегка расслабилась.

- Что сказал тебе Люпин?

Наступила очередь Сириуса напрячься.

- Ничего. Ничего особенного. Почему ты спросил?

- Потому что со вчерашнего вечера ты раздражителен, как кот.

- Я не согласен с этим наблюдением.

Голова Снейпа опустилась на плечо Сириусу, который весь подобрался от удовольствия и замер, боясь пошевелиться.

- Знаешь, ведь это никому не понравится,- голос Снейпа прозвучал где-то в районе его шеи.

- Плевать. И вообще, кому какое дело?

- Мне, если беседы с Люпином заставят тебя задуматься о правильности твоих поступков. Расскажи, что он сказал.

- Что ты – одинокий, разочарованный, несчастный человек, который никогда не сможет дать мне то, что мне нужно.

- На это трудно возразить.

- Я ответил, что я сам одинокий, разочарованный, несчастный человек, и чтобы он оставил нас в покое.

- Я понимаю. Однако, у тебя не нашлось эффективного возражения против последней части обвинения.

- Я... , - Сириус вздохнул и положил голову на плечо Снейпу. – Сказать по правде, меня чертовски разозлила уверенность Ремуса в том, что он знает, что именно мне нужно, когда я сам этого не знаю.

- Я понимаю.

- Ты повторяешь это слишком часто.

- Это создает впечатление того, что я внимательно слушаю.

- Сукин сын.

В ответ он был награжден усмешкой Снейпа, который уже высвободился и повернулся к нему спиной.

- Почему бы нам не закончить тут на сегодня?

- Без проблем. Отлично. Послушай, Снейп.

Снейп изогнул бровь.

- В интересах... истины, ну, или чего-то в этом роде. Чтобы избежать… ну, знаешь, чтобы снова не застать тебя врасплох чем-то, о чем ты мог не знать...

- Блэк, мне не требуется осторожного введения к такой новой и шокирующей мысли, что ты спал с Люпином.

- О, - он переварил это. – Хорошо. В таком случае... тебя это не беспокоит?

Снейп пожал плечами так, как это делал только Снейп: легкое поднятие ключицы, сопровождаемое полуироничным вдергиванием брови. – Почему это должно меня беспокоить? И я не вижу в этом связи с… настоящим.

На мгновение Сириусу показалось, что Снейп хотел сказать «с нами» вместо «с настоящим» и изменил курс в последний момент. Или же он отмел «их» еще до того, как слово сформировалось у него в голове. Или же у него вообще не возникло такой мысли. Сириус почувствовал, как к нему возвращается раздражение, и безжалостно подавил его. Снейп никогда и ни в чем не притворялся, никогда ничего не обещал, никогда не намекал, что в их отношениях было нечто... он решительно стряхнул с себя эту мысль.

Тем временем Снейп уже спокойно направлялся к спальне, даже не оглянувшись, чтобы проверить, последовал ли за ним Сириус.

- Cнейп? - он переминался с ноги на ногу, войдя в полутемную спальню, где стоящий к нему спиной Снейп вынимал что-то из гардероба.

- Не говори мне, что ты опять что-то на себя надеваешь.

Тот обернулся, и у Сириуса перехватило дыхание. Рубашка Снейпа уже была расстегнута, и он принимался за манжеты. Нет, он ничего не вынимал из шкафа. Он что-то туда складывал. Свою одежду. Свою рубашку. Сириус смотрел на его обнаженную грудь. На темную дорожку волос, идущую по животу. Его грудь. Сириус почувствовал, как напрягается член. Пятнадцать, подумал он. Мне снова гребаные пятнадцать

Между тем Снейп стянул с себя рубашку, швырнув ее в корзину на дне гардероба. Дыхание Сириуса участилось при виде бледной обнаженной спины. Снейп молча стянул ботинки - их кожа была заношена до бархатной мягкости. Он не носил носков, что неожиданно еще больше возбудило Сириуса. Но он на время отогнал эту мысль. Снейп повернулся и начал расстегивать брюки, наблюдая за реакцией Сириуса. Тот облизнул губы. Снейп был мускулист и поджар, как болотная рысь. И полностью, полностью обнажен: член торчал из темной копны волос, брюки были спущены к лодыжкам. Сириус чувствовал жар в паху.

Мгновение они разглядывали друг друга из разных концов комнаты. Снейп переступил через брюки и приблизился к нему, но когда Сириус начал возиться с собственной рубашкой, Снейп нежно оттолкнул его руку и стал сам расстегивать ему пуговицы. Сириус полузакрыл глаза, позволив ему делать это. О боже, о боже, - думал он. Дыши спокойно. Попытайся не кончить, пока с тебя не сняли одежду. Это, безусловно, произведет на него глубочайшее впечатление.

Снейп снял с Сириуса рубашку и бросил ее на пол. Он нерешительно провел рукой по его груди, задевая сосок. Сириус вздрогнул, и Снейп беспокойно поднял голову.

- Я не...

- Нет, нет. Это просто меня так заводит.

Снейп казался озадаченным. Затем он опустил голову и нежно взял сосок в рот.

- О боже, Северус... да!

Снейп снова поднял голову.

- Ты можешь кончить от этого?

Сириус, слегка задыхаясь, кивнул.

- Думаю, мне хотелось бы это увидеть, - руки Снейпа уже были на его поясе, расстегивая брюки, спуская их на пол. Сириус встал на колени, чтобы полностью снять их, так же, как его ботинки с носками. Снейп поднял руку, чтобы исследовать уже твердый и пульсирующий член Сириуса, хотя тот не сделал ничего – всего лишь разделся сам и раздел его. Только бы он перестал разглядывать его с таким любопытством, думал Сириус.

Снейп придвинулся ближе. Что, черт побери, он делает, подумал Сириус. Твою мать... и потом все мысли исчезли, потому что язык Снейпа уже извивался вокруг его члена, потому что он одним длинным движением провел им от основания до головки. Сириус вскрикнул и наклонился вперед, с трудом сдерживаясь, чтобы не схватить Снейпа за голову и не начать вколачивать, вбивать член в этот рот. Он дрожал от подавляемого вожделения, но знал, что должен остаться неподвижным и дать языку Снейпа спокойно закончить свое путешествие.

Но Снейпу, должно быть, понравилась его реакция, потому что он повторил движение еще раз. И еще раз. В третий раз он обвил язык вокруг головки, слегка задевая чувствительную уздечку. Сириус смутно сознавал, что звуки, исходящие из его горла, напоминают рыдания. Он вцепился в спинку стула и закрыл глаза, сосредотачиваясь на том, чтобы не кончить. Он открыл их несколько секунд спустя, потому что Снейп остановился и, опершись на пятки, наблюдал за Сириусом. Затем он снова опустился на колени на этот раз, поглотив его целиком.

- Черт... черт подери, стой... о боже, я больше не могу..., - лепечешь, Блэк, что ты лепечешь, думал он. И затем Снейп увеличил скорость, скользя языком по всем правильным местам, и Сириус схватил его за плечи, чтобы удержать равновесие, и все, о чем он мог думать, было – великий Мерлин, как он великолепен.

- Ты должен остановиться сейчас же, - процедил он сквозь зубы, поражаясь собственной способности выстроить целое предложение.

- Почему?

- Потому, что иначе я кончу тебе в рот через три секунды. – Уже то, что он произнес эту фразу, настолько приблизило его к концу, что он почувствовал, как сильно напрягся у основания член.

- Тебе этого не хочется? Кончить мне в рот?

- Я... , - Сириус с усилием подавил стон, концентрируясь на том, чтобы не вцепиться в голову Снейпа, не запрокинуть ее назад и погрузиться в его рот. – Я не думаю, что это то, чего хочешь ты...

- Как ты уверен в том, чего я хочу..., - с этими словами Снейп склонил голову и обхватил ягодицы Сириуса. Голова Сириуса откинулась назад, но не настолько, что бы упустить из виду склонившуюся к его паху темноволосую голову. И он чувствовал, как его член погружался в этот рот, и как его дыхание стало глубоким и неровным. Он сохранял контроль до того момента, когда Снейп схватил его руку и поместил туда, куда хотел и сам Сириус – прямо на свою голову, и Блэк впился пальцами в темные пряди волос, кончая беззвучно, но с дрожью в коленях и со слезами на глазах.

Он не помнил, как очнулся в кровати, лежа на спине. Голова Снейпа покоилась у него на груди, пальцы Снейпа рисовали иероглифы на его коже. Он приподнял голову, почувствовав на себе взгляд Снейпа.

- Ты в порядке?

- Да... да. Погоди минуту.

Снейп смущенно изучал его.

- Я думаю, что на мгновение ты потерял сознание.

- Вполне вероятно.

- Могу я спросить?

- Хм.

- Почему тебе нравится секс?

Сириус шумно выдохнул.- Ч...что?

- Ты слышал.

- Ммм. Хорошо, - Сириус приподнялся на локте. – Тебе что, так неприятен оргазм?

- Конечно, нет. Но я спросил не об этом.

- Да. Я понимаю. Ты хочешь знать, как я могу переносить близкий контакт с другими, да?

Устроившись поудобней, Снейп кивнул - его подбородок больно уткнулся в грудную клетку Сириуса, но тот даже не пошевелился.

- Я не переношу. То есть, больше не могу переносить. Раньше было легче. Сейчас... сейчас я не знаю. Я не помню, как это было. Существует так много... того, о чем я не помню. Не то чтобы я не знал, как оно происходит, но я не помню детали, понимаешь? Ну, это как проснуться утром и не знать, как зашнуровать ботинки. Ты будешь сидеть и размышлять о том, как это сделать и, наконец, догадаешься – ведь это же несложно, так? Но ты этого не помнишь и не вспомнишь уже никогда. Никогда все не будет как прежде, и ты всегда будешь обо всем задумываться – что совсем не то же самое, что помнить. Ну, это как каждый вечер пользоваться картой, чтобы добраться домой.

- Сириус.

- Что?

- Ради бога, о чем ты?

Сириус рассмеялся.

- Я говорю о том, что не спал ни с кем в течение последних пятнадцати лет. Мне невыносима физическая близость с другими. Они меня нервируют. Когда до меня дотрагиваются, я вздрагиваю от отвращения. Я говорю о том, что я не помню – как это было раньше.

- Я понимаю, - Снейп, немного поразмыслив, передвинул голову. Животом Сириус чувствовал его теплое дыхание. – Но ты делаешь это сейчас.

- Да, - задумчиво ответил Сириус. – Но ты, с другой стороны, еще более запутавшийся, чем я. И это помогает.

Смех Снейпа сотряс их тела. Сириус поднял руку и медленно начал гладить бледную спину, вытянувшуюся перед ним. Плоть к плоти. – «Сириус», сказал он. Как будто он произносил слово каждый день. Как будто это было естественным. Он немного подвигал ногой, что бы кое в чем убедиться, и, дотронувшись до стоящего члена Снейпа, резко вдохнул.

- Как ты можешь лежать на этом? Тебе же больно.

- Отъебись.

- Поверь мне, я пытаюсь, - он помолчал, взвешивая. – Северус, могу я у тебя что-то спросить?

- Попытайся.

- Тебе понравилось то, что ты сейчас для меня сделал?

Снейп поднял голову, его зрачки расширены.

- Боже, да.

- Это то, что чувствую и я тоже, прикасаясь к тебе. Когда я вижу твое наслаждение.

Снейп задумался.

- Мне трудно поверить.

- Я знаю. Но это правда. Итак, скажи мне, - он чуть подвинулся вниз, так, чтобы его нога касалась стоящего члена Снейпа, и начал слегка двигать ею вверх и вниз. – Чего бы тебе сейчас хотелось?

- Я… я не знаю.

- Нет, знаешь. И если ты мне не скажешь, то я решу за тебя. Я могу продолжать двигать ногой – вот так, – пальцы Снейпа впились в его, и он непроизвольно прижимался к нему, возможно, даже не замечая этого. Сириус придвинулся ближе и прошептал ему на ухо: - Мы можем продолжить вот так, если хочешь. Я бы хотел почувствовать, как ты кончаешь на меня, твое тепло на моей ноге, на моем животе, груди, везде, где ты хочешь. Тебе бы этого хотелось?

Снейп лишь застонал в ответ и стал быстрее двигать бедрами. Сириус сглотнул. – Или же ты хочешь, чтобы я взял тебя в рот? Ты хочешь кончить мне в рот, так же, как я кончил в твой, извергая сперму мне глубоко в горло, пока я не захлебнусь ею? Это то, чего бы тебе хотелось?

- Сириус..., - голос Снейпа дрожал.

- Но я знаю, что это не то, чего бы тебе хотелось сейчас. Я знаю, куда тебе действительно хочется кончить. Почему бы тебе этого не сделать? Почему бы тебе не погрузить этот великолепный член так глубоко в мою задницу, чтобы у меня перехватило дыхание? Это то, чего тебе бы хотелось сейчас?

- Я... о боже, о боже, Сириус, да... – теперь Снейп двигался все быстрее, в то время как Сириус прижимался к нему, предоставляя ему трение, которого тот так жаждал. И Сириус протянул руку к снова пробуждающемуся собственному члену.

Без предупреждения Снейп вскарабкался на него сверху, сталкивая их члены в одном ожесточенном ритме: зубы оскалены, вместо голоса - ритмичное мычание. И когда его яйца скользнули по яйцам Сириуса, тот не смог сдержать крик от восхитительной остроты ощущений - настолько это было лучше, чем прошлый опыт в одежде.

Пальцы Снейпа снова впились ему в плечи так, что он не мог сдвинуться даже при всем желании, которого у него, впрочем, не было. Никогда и ни за что – он хотел всегда оставаться прижатым Снейпом, и когда тот оседлал его – без элегантности, изящества или нежности – это было лучше, чем что-либо, испытанное ранее. Снейп мычал от наслаждения, вбивая их члены друг в друга в последнем толчке, и Сириус ощутил горячий всплеск спермы на своем животе, когда тот выгибался, кричал, дрожал и судорожно сжимался. Сириус не знал, его ли это оргазм, Снейпа ли, и ему было все равно.

Снейп тяжело обрушился на него, и Сириус обнял его слегка дрожащими руками, выравнивая дыхание. Он позволил своим глазам закрыться, понимая, что он должен позаботиться о том, что бы привести их в порядок, потому что Снейп был слишком поглощен своими ощущениями, чтобы об этом думать. Минуту спустя, попытавшись слегка пошевелиться, он обнаружил, к своему ужасу, что Азкабан лишил его не только веса - Снейп был мускулистей и тяжелее его, и Сириус не смог сдвинуть его с места. Однако, как только он об этом подумал, Снейп вскочил с наполненными ужасом глазами.

- Сириус... боже мой, я... прости меня, я ... что я... Я так сожалею...

- Какого черта? О чем ты? Я просто потянулся за тряпкой.

Снейп провел рукой по волосам, в панике вскочив с кровати.

- Я... как это сказать.... Я.. я удерживал тебя силой, я… я.., - было ясно, что у Снейпа истощился запас глаголов. Нахмурившись, Сириус приподнялся.

- Удерживал меня силой? Черт подери, о чем ты? Это было здорово - только что. Это называется траханье, идиот. Мне это нравилось – если ты до тебя не дошло, когда я на тебя кончил. О чем ты...

Но глаза Снейпа были дикими, и он почти вжимался в угол. Сириус закрыл лицо руками. Великий Мерлин. Два шага вперед, три шага назад.

- Снейп, Северус, пожалуйста, подойди и приляг рядом со мной, хорошо? Это мы можем сделать?

Нерешительно Снейп присел на край кровати.

- Я... я причинил тебе боль?

- Нет, Северус, нет.

- Ты не..., - Снейп смутился в поисках нужного слова. Нет, думал Сириус, он прекрасно знал слово, но не желал его произносить. Он не произнесет его. - Нет, Северус, я не испугался.

Снейп откровенно расслабился, и осторожно закинул свои длинные ноги на кровать.

- Будь добр, передай мне сперва полотенце.

- О. Да, конечно. – Снейп снова поднялся, чтобы вернуться с куском мягкой ткани. – Я думал, что есть заклинание для этих целей.

- Не те ощущения, - отмахнулся Сириус. Закончив приводить себя в порядок, он отшвырнул ткань в сторону и натянул одеяло до подбородка, зевнул и потянулся. – И почему твоя постель теплее, чем у Розмерты, а? Я ни за что не вернусь туда сегодня. Давай, забирайся сюда, пока ты не замерз до смерти.

Снейп нерешительно продолжал стоять у изножья кровати. Сириус хитро изогнул бровь. – Снейп. Я провожу сегодняшнюю ночь здесь, с тобой - если тебе нужно мое подтверждение. Ну, давай же, забирайся в кровать немедленно или я стяну на себя все покрывало, оставив одну простыню, чтобы укрыть твои тощие ноги.

- Я понимаю.

Усмехнувшись, Сириус подвинулся, освобождая место для Снейпа. Тот лежал, прямой как доска, изучая потолок. Сириус вздохнул и повернулся к нему лицом.

- Сириус. Я приношу извинения.

- Я же тебе сказал...

- Нет, не за это. За все остальное. Все... это... Это унизительно - моя глупость, - он встретился взглядом с Сириусом.

Сириус нежно убрал прядь волос с лица Снейпа и вспомнил. – Я думаю, что мы с тобой о чем-то забыли, - пробормотал он, наклонившись и скользя губами по лицу Снейпа. – И это - моя самая любимая часть.

Поцелуй был нежнее, чем их предыдущие поцелуи. Ничего, кроме губ и мягких нежных движений. Однако, несмотря его чистоту, он был невозможно прекрасен, и Сириус почувствовал, как сосуд, хранившийся в самом дальнем уголке сердца, опрокинулся, и его омыла теплая влага. Он углубил поцелуй, и Снейп позволил ему. Руки Снейпа обнимали и убаюкивали его, и он засыпал среди мягких, теплых простыней и мягких упругих волосков на груди и руках Снейпа. Засыпая, он успел подумать, что да, это было нечто. Нечто. Пусть Азкабан лишил его большей части воспоминаний, но, так или иначе, это было нечто. Это было началом.



День двадцать второй.

Сириус проснулся, разбуженный сотрясением кровати и удушьем. Его мозг мгновенно связал это со звуками, исходящими из камина, с резко вскочившим Снейпом и с тем, что на него плюхнулись покрывала в спешной попытке скрыть его присутствие в спальне. Он нахмурился.

- Директор, - услышал он хриплый со сна голос Снейпа, - Чем могу быть полезен?

- Доброе утро, Северус. Надеюсь, что не помешал. Зная твои привычки вставать рано, я решил, что уже могу нанести тебе визит. Я искал Сириуса и полагал, что ты можешь знать его местонахождение. Розмерта не знает, где он. Не сказал ли он тебе вчера, случайно, куда собирался пойти?

- А... понимаешь ли, Альбус… я...

Черт подери, подумал Сириус, выбираясь из-под сваленных на него покрывал.

– Уже иду, Альбус, - воскликнул он, выпрыгнув из кровати и натягивая брюки. Которые оказались брюками Снейпа и выглядели на нем очень глупо. – Что случилось? - спросил он, пытаясь застегнуться.

Лицо Дамблдора осталось непроницаемым при виде Сириуса или его дезабилье.

- Ничего хорошего, мой мальчик. К сожалению, я вынужден воспользоваться твоими услугами и твоим особым даром к трансформации. Сможешь ли ты быть готов отправиться в дорогу через час?

- Безусловно.

- Превосходно. Зайди ко мне в кабинет, как только будешь готов, и мы обсудим за завтраком стратегию действий, – голова в камине повернулась.

- Альбус!

- Да, Северус?

- Если то, что тебе требуется, это маскировка...

- Нет, - голос Дамблдора прозвучал резко, и Сириус подумал, не было ли это предметом их давнего спора. – Это слишком опасно. О чем ты прекрасно знаешь. Ты не должен покидать стены Хогвартса, Северус. Ты дал слово, – лицо его немного расслабилось. – Но я всегда ценю твои советы, о чем тебе тоже известно. Присоединяйся к нам за завтраком, и мы обо всем поговорим, - голова Альбуса повернулась и исчезла. Сириус видел, как взметнулись и опали искры.

- Какого черта, Блэк! Что ты себе позволяешь? – Сириус обернулся и увидел холодный от ярости взгляд Снейпа, устремленный на него. – Выставляя себя как... как... черт подери, о чем ты думал? У тебя не было и мысли о моей репутации, моей личной жизни, моего... моего.., - Снейп разве что не брызгал слюной, и Сириус, наблюдая за ним, чувствовал, как холодный кулак сжимает его внутренности.

- Да, я прекрасно сознавал, что я делаю, ты, сукин сын! - сказал он, и его ярость была сравнима с яростью Снейпа. – И да, у меня имелось несколько мыслей. Я думал о том, что нужен Альбусу, и о том, что я не должен терять его и свое время, играя в школьника. Я думал, что есть более важные вещи, чем твоя гребаная репутация, и то, что Альбус узнает о том, что... неважно... забудь. Я больше не допущу фатальной ошибки, унизив тебя. И, между прочим, на будущее - если ты захочешь меня оскорбить, попытайся сделать это как следует. Выставляя себя, как ебаная блядь, вот то, что ты хотел сказать, не так ли?

- Блэк...

- Заткнись и уберись с дороги, - Сириус сорвал с себя злосчастные брюки, схватил свои собственные, натянул их, с трудом удержавшись на ногах, и быстро застегнул рубашку. Гребаные ботинки, где, черт подери, его гребаные ботинки? Под кроватью. Пытаясь сохранить остатки собственного достоинства, он подобрал их и вылетел из комнаты, так и не встретившись взглядом со Снейпом. Он выскочил из кабинета в коридор и только там дрожащими руками натянул обувь. Как странно, что его рубашка по прежнему была белой. Почему-то он был уверен, что на ней остались следы крови.



День двадцать пятый.

Бродяга спускался по узкой тропинке, ведущей к лощине - еще одна грязная унылая дворняга, бредущая по неуютной местности, где шум шоссе перемешивался с запахом машинного масла. Это были самые задворки Лондона, где Суррей отступал, постепенно поглощаясь его серой утробой. Пес нырнул под насыпь из сухого гравия и встряхнулся. Он обернулся на звук крыльев и направился к входу небольшого подвала. Сова-сипуха озадаченно наблюдала за ним – очевидно, смущенная указанием доставить почту собаке.

- О, ради бога, - Сириус потянулся и выхватил пакет из птичьего клюва. – Попытайся избавиться от предрассудков. Давай-давай, пошла отсюда! Сова ухнула и улетела, даже не пытаясь выудить у него плату. Сириус отшвырнул полученную корреспонденцию в сторону и потянулся за потрепанным одеялом, сложенным в глубине его неуютного пристанища. Подвал явно подходил только Бродяге, и он старался не находиться в нем в своем человеческом облике больше времени, чем это было необходимо. Жутко холодно – но, чтобы прочесть письма, ему необходимы человеческие руки. Вздохнув, он укутался в одеяло, стараясь игнорировать исходивший от него запах. Или же это уже от меня, уныло подумал он. Конечно же, Альбус обязательно должен был прислать сову в самую холодную ночь года, когда ему так хотелось побыть Бродягой, свернувшись теплым клубком в глубине убежища.

Бегло просмотрев пачку писем под слабым огоньком палочки, от которого почти не исходило тепла: два послания от Альбуса, как обычно, подстраховка от перехвата. Они содержали в себе противоречивые инструкции - правильные в них были аккуратно закодированы. Небольшая коробка шоколадных конфет вызвала у него улыбку.

- Лучше их съесть сейчас, - сказал он вслух. – Иначе у Бродяги может испортиться желудок. – Он усмехнулся своей шутке. Блэк - ты гребаный идиот, - подумал он.

Нахмурившись, он заметил небольшое послание, сложенное четвертинкой, спрятанное в глубине посылки. На письме не было согласованных пометок. Неужели Альбус теперь решил использовать третью копию? Он решил открыть его первым.

«Дорогой Арт», - прочитал он.

Письмо выпало у него из рук. Черт. Он поднял письма Альбуса, внимательно изучая их. В этот раз код был сложным, но он смог разобрать почти половину при повторном прочтении. Читая, он грыз шоколад и упорно игнорировал маленькое письмо. Покончив со всем этим, он откинул одеяло и уже Бродягой свернулся в тесный клубок, спрятав нос под хвостом. Он проспал почти до рассвета и был разбужен безошибочным собачьим инстинктом. Маленький квадратик письма все еще гипнотизировал его.

Сириус потянулся и провел рукой по спутанным волосам. Как ему удалось это, думал он. Снейп должен был идти к Альбусу и просить разрешения присоединить к важной почте личное письмо. Как же это должно было быть для него унизительно. Он еще раз задумался о его приветствии. Конечно, он не мог сказать «Блэк» или даже «Бродяга». Что же касается Мягколапа, то Сириус был рад, что кличка осталась известной только Гарри и его приятелям. «Дорогой Арт». Окей. Это было неплохо придумано. Ты таки внимательно слушал, Снейп, да?

Развернув письмо, он поднял его к свету. Чернила были интересного, почти медного цвета. Сепия, вот как это называлось. Дорогой Арт, думал он. Я пишу это письмо кровью бывших любовников, хранящейся под столом в герметично закрытом кувшине. Он почувствовал, что сейчас снова расхохочется. На нем явно сказывался недостаток сна.

Дорогой Арт,

Мне позволили включить личную записку в эту почту и, прекрасно понимая, что твое время (и терпение) ограничены, я буду краток.

Я наткнулся на это вчера, в одной из моих книг и думал, что тебе может понравиться. Не знаю, читаешь ли ты по-гэльски, потому взял на себя смелость сделать этот перевод. Надеюсь, он придется тебе по вкусу. Читая Элегию, следует помнить, что автор не имела формального образования. Она писала то, что чувствовала, не размышляя о том, было ли это правильным, верным или полезным.

Уверен, что при первой же возможности она бы отреклась от написанного.

С приветом,

С.

На второй странице была полная Элегия Арту О’Лири, написанная аккуратным убористым почерком Снейпа. Сириус прочел ее один, затем второй раз. Так случилось, что он смутно помнил оригинал баллады. Его мать любила читать ее нараспев, укладывая его спать, и ее голос вибрировал на согласных. Снова и снова она рассказывала ему эту историю: молодой лихой Аирт Уи Лаогэр, изгнанный из Ирландии 18-ого века, чтобы отбывать наказание при дворе Марии Терезы Австрийской, где он сделал военную карьеру. Арт вернулся домой с карманами, полными золота, и личным подарком императрицы – бесценной породистой кобылой. Он слышал полный значения голос матери, переходившей на шепот, чтобы подчеркнуть отдельные фразы. Но в те дни, Сири, ирландцам не было позволено владеть лошадьми, стоимостью больше, чем в 5 фунтов. И когда хитрый англичанин предложил купить кобылу за 5 фунтов, а Арт отказался, его схватили. И что, думаешь ты, сделал этот злой человек. Что, мам. Расскажи снова. Он застрелил его, да, да, застрелил насмерть, как собаку, и оставил его умирать в лесу. Только кобыла вернулась домой, без всадника, покрытая хозяйской кровью, и смелая Айлин Воронье Крыло возвысила свой голос в ярости и горе и написала балладу для своего любимого. Расскажи нам ее, мам...

Сириус аккуратно сложил листки. Еще оставалось немного времени до полного рассвета. Он должен заставить себя уснуть. Он должен трансформироваться в животное. Чтобы согреться. Чтобы не думать про письмо. Вместо этого он свернулся на одеяле, прижавшись к стенке и обхватив руками колени, и стал размышлять. Если все будет в порядке, завтра он будет дома. Что бы это не означало.



День двадцать седьмой

Дверь кабинета с треском распахнулась.

- Между прочим, я знаю.

Снейп взглянул на него из-за стола - дежурный сердитый взгляд, предназначенный незваному посетителю, медленно сменился на удивленный.

- Ты знаешь что?

- Я знаю гэльский. Не очень хорошо, но достаточно, что бы объясняться и читать. Умоляю, умоляю, скажи мне, что я могу воспользоваться твоей ванной.

Снейп изогнул бровь.

- Конечно, - он повел носом. – Хотя думаю, что вначале тебя лучше полить садовым шлангом и обработать антиблошиным составом.

- Очень смешно, - фыркнул Сириус из ванной, уже открывая краны. – Где твоя бритва?

Снейп вздохнул.

- Третья полка аптечки. Но тебе лучше начать с ножниц.

- Меня не было всего шесть дней. Ну, не может же все быть так запущено. Кроме того, я постоянно умывался языком.

- И, я умоляю, пусть это будет концом разговора на данную тему, - Снейп стоял на пороге ванной комнаты и Сириус взглянул на него с ухмылкой.

- Боже, это экстаз, сродни религиозному. Знаешь, я едва мог сосредоточиться на беседе с Альбусом, так кошмарно я себя чувствовал. Подозреваю, что и он больше беспокоился о том, как бы я случайно на что-нибудь не присел в его кабинете.

- Как я его понимаю. Так я сожгу это? – Снейп указывал палочкой на кучу грязных лохмотьев на полу – то, что когда-то было одеждой Сириуса.

- Нет! Я хочу сказать, просто оставь их. Я потом заберу.

- Уверен, что Альбус позволит тебе завести настоящее домашнее животное. Не стоит культивировать собственных нательных паразитов.

Со стоном Сириус опустился в горячую воду, еще больше открывая кран пальцем ноги – О боже, о-о боже.

Снейп вошел и уселся на низкой скамеечке для журналов, предварительно сбросив их на пол.

- Вот, - он взял мочалку и стал намыливать Сириусу спину. – Ты там хоть что-нибудь ел? – хрипло спросил он. – Нет-нет, забудь мой вопрос. Я вовсе не желаю знать на него ответ. Лучше попрошу домовиков прислать поднос с едой.

- Нет, все нормально. Я немного посплю вот тут, - вздохнул Сириус, все глубже опускаясь в ванную, его глаза закрылись сами собой.

- Сядь, - Снейп начал втирать в его голову шампунь и еще что-то, сладко пахнущее.

Ощущения от его пальцев были настолько приятными, что если бы он все еще был Бродягой, то, наверное, стал бы бить задней лапой о стенку ванны. Улыбнувшись, он подавил смешок, отдаваясь во власть сильных рук, прикасающихся к его голове и шее.

- Ты меня поражаешь, Снейп, - пробормотал он. – Никогда бы не подумал, что у тебя даже есть шампунь.

- Заткнись, придурок, - Снейп лил ему на голову воду из кувшина, пока он не закашлялся. – Хочешь поговорить об этом еще?

- Нет... совсем нет. Я хочу настоящую еду, теплую постель, чистые простыни… я просто... Я просто чертовски устал, вот и все.

- Ну же, вставай, нужно вытащить тебя отсюда.

Снейп поднимал его из ванной, и он пытался сопротивляться, но почему-то слова не выходили изо рта, и Снейп почти нес его на себе в постель, и он чувствовал, как его ноги касаются чего-то мягкого и прохладного. Или нет, он все еще сидел в ванной, потому что пальцы по-прежнему перебирали ему волосы, гладя и переплетая их. Но нет, он все же не мог находиться в ванной, потому что слышал голос матери, читающей ему отрывки из Элегии, только почему-то голос, шепчущий ему на ухо, был более низким и бархатистым, чем он помнил. "Mo ghra thu go daingean," – шептал голос, и "мo ghra thu go daingean" стал лейтмотивом его сна, и он проснулся с «мo ghra thu go daingean", все еще звучавшим в его голове, удивляясь, откуда он помнит эту строфу. Mo ghra thu go daingean. Моя радость и услада.



День двадцать восьмой

Сириус очнулся от сна с чувством, что забыл сделать нечто очень важное. Отбросив покрывала, он начал сонно выбираться из кровати, прежде чем сообразил, что предмет, через который он пытался перебраться, был Снейпом.

- Блэк, какого черта?

- Волчье зелье. Я совершенно забыл. Сегодня же полнолуние! Мы должны отнести его Ремусу, - он уже был на полу в поисках одежды, которой почему-то нигде не было. Снейп сонно взглянул на него.

- Блэк. Ты идиот. Я отдал его Люпину еще вчера. Оно было готово. Какой же ты все-таки дурак. Ну же, возвращайся в постель и перестань дергаться. Ты нагоняешь холодный воздух.

- О, - Сириус выпрямился. Конечно, Снейп сделал это без него. Он должен был. Сириус чувствовал себя странно разочарованным тем, что он не смог присутствовать при вручении Ремусу плода их совместных усилий. Он так ждал этого момента, который был для него кульминацией чего-то важного. – Снейп. Куда ты дел мои вещи?

Снейп застонал. – Черт подери. Ты решительно настроен разбудить меня, да? Разумеется, я послал их в стирку. Их скоро вернут. Уверен, что все твои вши будут отданы в добрые руки.

- Черт. Я... там у меня..., - он вздохнул. Снейп уткнулся носом в подушку и его голос превратился в сонное бормотание.

- Письмо на каминной полке. Я его вытащил.

- А. Тогда ладно, - Сириус боролся со смущением. Хранить письмо было опасно, нельзя было держать у себя ничего личного. Но он так и не смог заставить себя сжечь его со всеми остальными бумагами, полученными от Альбуса.

- Я не проговорюсь, если и ты этого не сделаешь, - услышал он голос Снейпа. – Когда я окончательно проснусь, то прочитаю тебе небольшой курс по основам шпионажа. Теперь верни свою задницу в постель, пока я тебя не удавил.

Сириус перебрался через Снейпа на свое все еще теплое место. – Основы шпионажа, - пробормотал он. – Включает ли это урок о том, как остаться в живых, предавая твоего Темного Лорда?

Спина Снейпа напряглась.

– Да, включает.

Сириус поморщился.

- Извини.

- Ладно, проехали, - зевнул Снейп. – Который теперь час?

- Только что рассвело. В последнее время мне не удается много спать.

- Мне выпустить тебя на улицу или..?

- Я уже достаточно наслушался этих шуток

- Извини, - сказал Снейп, подражая Сириусу, и перекатился к нему лицом. Поморгав, они уставились друг на друга.

- Итак, - начал Сириус.

- Итак.

- Я был рад письму.

- Я рад тому, что ты был рад. Оно было ужасным.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Я имею в виду... я хочу сказать, что оно не содержало ничего из того, что я хотел бы сказать.

- Ну. По-моему, оно содержало как раз то, что я хотел услышать. Северус. – нерешительно он замолчал. – Я хочу…

- Погоди минуту. Я должен тебе что-то сказать.

- О?

- В прошлый раз... я тебе солгал.

Сириус помолчал.

- Окей...

- Меня чертовски волнует то, что ты спал с Люпином. Это заставляет меня ненавидеть его больше, чем раньше, если такое возможно. Я хотел помочиться в его зелье. И нет, я не знал об этом, хотя, нельзя сказать, что это меня удивило.

- О. – Сириус переваривал информацию. – Вот ты о чем.

- Я думал, что тебе следует знать.

- Северус, у тебя... самая дурацкая постельная беседа, которую только можно себе представить.

- Это не играет мне на руку.

На это Сириус фыркнул, а Снейп состроил неловкую гримасу.

- Ну, давай посмотрим, что может не сыграть на руку мне.

Он прильнул к теплому телу Снейпа, обвивая его руками. Улыбка Сириуса стала шире, когда он обнаружил его наготу. Он наклонился, что бы уткнуться носом в теплую от сна шею и ощутил твердость утренней эрекции Снейпа.

Ну-ка, ну-ка, ну-ка, хотелось самодовольно ухмыльнуться ему. Что мы тут имеем. Вместо этого, прочитав разрешение в глазах Снейпа, он взял в руку его член. На ощупь он был нежный и горячий. Снейп чуть-чуть толкнулся им в его ладонь, и Сириус закрыл глаза. И руки Снейпа оказались у него на плечах, толкая его назад на кровать, и Снейп смотрел на него, нависая над ним.

- Шесть дней, - сказал он, - это очень долгий срок для разлуки с тем, к чему уже привык.

Сириус удивился. Значит, Снейпу стал нравиться секс. Это было прогрессом. Прогресс, подумал он, и что-то сдавило ему грудь.

Снейп нахмурился.

- Я имел в виду тебя, придурок... тебя. Не секс. Неужели ты думал, что я имел в виду… о, черт. Как только я начинаю разговаривать, возникают проблемы. Ты. Ты, то, что я... наверное, мне все-таки лучше замолчать.

И он замолчал, прильнув губами к губам Сириуса в медленном, нежном поцелуе, который скользил от губ к подбородку, ко лбу, в котором не было ничего, кроме касания губ, но Сириус уже дрожал от возбуждения.

- А теперь твоя очередь, - прошептал Снейп ему на ухо, - сказать, чего бы тебе хотелось.

- Я не...

- Лжец, - губы Снейпа щекотали его ухо, и Сириус застонал, прогибаясь. – Итак, я подумал, - продолжал Снейп, - о том, о чем ты говорил в прошлый раз.

- Да? – хрипло спросил Сириус.

- Да. Когда ты спрашивал, куда бы мне хотелось кончить.

- Да, я... Мерлин, да.

- Тебе это нравится, правда? Я, в общем, так и понял. У меня было время о многом подумать.

Голова Снейпа спускалась все ниже, задержавшись, чтобы лизнуть сосок. Сириус выгибался в кровати. Снейп поднял голову и встретился с ним взглядом.

- Как быстро ты можешь кончить?

- Очень быстро, если ты будешь продолжать в том же духе.

- Гм, – голова Снейпа спускалась все ниже, пока не достигла напряженного члена Сириуса.

- Ради бога, Северус... умоляю...

Тогда Снейп взял его в свой теплый и влажный рот, намеренно скользя языком по испещренной жилками поверхности, чтобы довести Сириуса до грани.

- Северус!

Снейп поднял голову.

- Нет, - выдавил Сириус, - Я не хотел... не останавливайся.

Снейп усмехнулся и встал с кровати.

- Что... куда ты уходишь?

- Терпение. Мне нужно кое-что взять. – Снейп приблизился к комоду, и стал копаться в открытом ящике.

- Проклятье, Северус, что бы там ни было…

- Дьявол! Я мог бы поклясться, что я…

- Какого черта ты…

- А. Вот оно. Я знал, что оставил его тут.

Сириус заметил небольшой пузырек в руках Снейпа, который уже забирался назад в постель, и на мгновение его сердце замерло.

- Северус. Ты не обязан...

- Заткнись, - рот Снейпа вернулся к его члену, и он тщетно пытался произнести хоть что-то вразумительное, но был уже не в состоянии это сделать. И когда смазанный маслом палец скользнул ниже его мошонки, он понял, что кончит гораздо раньше, чем Снейп доберется до цели. Сириус вцепился в простыни и почти прокусил губу, когда палец скользнул по расселине, слегка проталкиваясь в промежность.

- О боже, Северус, просто войди в меня, пожалуйста...

Палец слегка протолкнулся внутрь, и это было так хорошо, что он почувствовал, как что-то щиплет в глазах. Он задохнулся.

- Ты… если ты направишь его вверх...

Снейп поднял голову.

- Серьезно? Вот так?

Сириус откинул голову и из глаз его брызнули слезы, и он с трудом подавил крик

- Боже... боже мой… умоляю...

Палец Снейпа перешел от скольжения к регулярным толчкам, постоянно касаясь простаты, в то время как его рот не прекращал всасывающие движения на члене Сириуса.

- Се... Север... Пожалуйста...

Невозможно было понять, был ли это один, два или три пальца. Это было совершенное удовольствие, и он забыл, каким сильным оно может быть, каким восхитительным, каким перехватывающим дыхание, и он что-то кричал, не зная, что именно, но неожиданно удовольствие прекратилось, пальцы замерли, а Снейп посмотрел на него, дрожащего и задыхающегося.

- В самом деле?

Сириус пытался сообразить, что же он мог кричать. Нетрудно догадаться. Он сглотнул.

- Боже, да.

И тогда Снейп извлек свои пальцы и придвинулся ближе.

- Ты хочешь… тебе нужно...

Проклятье, думал Сириус. Он никогда не подозревал, что это можно делать лицом к лицу.

- Да, нормально. Я просто...

- Я не уверен, что я....

Сириус видел, как Снейп нервничал. Он приподнялся, притягивая Снейпа к себе, обнимая его, и их члены соприкоснулись. Он почувствовал ответную дрожь Снейпа и то, как тот увеличил давление.

- Тебе хорошо, бейби? – он чувствовал, как Снейп стонет ему в плечо, и осознал, что он зашел слишком далеко, что бы высмеивать его за проявления нежности. – Мне тоже хорошо. Так хорошо, – с толчком он приподнялся вверх, и хриплый стон Снейпа встретился с его собственным. – Я хочу кончить с тобой, рядом с тобой, в тебе, неважно. Только что бы тут, с тобой. Все, что хочешь. Просто... О, Мерлин, как прекрасно, - их члены продолжали трение, и возбуждение Снейпа возрастало. – Это было так здорово, с твоими пальцами во мне, ты себе не представляешь. Так здорово.

- В самом деле?

- Мерлин, да. И я думал о том, как ты трахаешь меня, погруженный в меня полностью, как этот восхитительный член вбивается в меня, кончает в меня...

- Сириус...

Он обхватил талию Снейпа ногами.

- Пожалуйста, Серверус, кончи со мной. Как угодно, мне... нужно...

Толчки Снейпа становились все быстрее, и затем он откинулся назад, меняя позу. И в следующий момент член вошел в него одним гладким движением, и Сириус закричал, прогнувшись, все его мышцы были напряжены от шока и дрожали от смеси боли с наслаждением.

- О боже, прости меня...

Но ноги Сириуса обхватили его, не выпуская.

- Не двигайся, Мерлин, просто не двигайся, – выдохнул он.

Они замерли на долгие минуты, соединенные в единый организм. Сириус расслабился и выровнял дыхание, что потребовало у него огромной силы воли. Снейп был больше, чем его предыдущие любовники да и, честно говоря, это было не то, к чему он привык - даже до Азкабана, но в чем бы он никогда не признался Снейпу.

- Сириус, я причиняю тебе боль, - прошептал Снейп ему на ухо.

- Но это же так здорово, - было все, что он позволил себе сказать. Кто знает, какая глупость могла сорваться у него с языка, когда он вот так лежит под Снейпом. Все что он мог сделать, это держаться за спину нависавшего над ним человека.

- Сириус. О, Сириус, - губы Снейпа были на его шее, его голос был нежен как бархат, и тут Сириус понял, что это его голос он слышал во сне прошлой ночью, и он понял, как Снейп называл его, и последний островок льда в его сердце растаял ледяным, но очищающим потоком влаги.

- Пошевелись немного, - прошептал он.

- Ты уверен?

В ответ Сириус еще сильнее сжал ноги вокруг талии Снейпа, в порядке опыта сжимая и разжимая мышцы, вызвав у Снейпа стон.

- Северус. Я хочу, чтобы ты что-то для меня сделал.

- Все, что угодно.

- Трахни меня.

Взгляд Снейпа был прикован к Сириусу, и он медленно, медленно скользнул вверх и вниз. Сириус задохнулся. Снейп замер.

- Ты в порядке?

- Да. О, да. Сделай это еще раз.

И он сделал. И еще. И еще. Обнимающими его руками Сириус чувствовал растущую дрожь Снейпа.

- Тебе хорошо, Северус? – прошептал он.

- Это... невероятно.

Несколько минут молчание прерывалось только вздохами и стонами. Сириус почувствовал, как Снейп начал отодвигаться.

- Северус. Ты в порядке?

- Да. Я в порядке.

- В чем дело?

- Я не... я не хочу причинять тебе боль.

Сириусу хотелось закусить губу.

- Северус. Мерлин. Ты не причинишь мне боль. Ты..., - его посетило вдохновение. – Ты... достаточно гибок?

Снейп осторожно взглянул на него.

- Почему ты спрашиваешь?

- Мы перевернемся. Вот так, - все еще сцепленные вместе, они осторожно перевернулись, и теперь Снейп лежал спиной на кровати. Сириус оседлал его, и у него замерло дыхание от ощущения, что член Снейпа проникает в него глубже и под другим углом. Он моргнул и покачнулся. – Окей, - помолчав, сказал он. – Теперь ты уже просто не сможешь сделать мне больно.

Снейп кивнул. Сириус заметил, что его дыхание участилось. Он наклонил голову.

- Тебе нравится, Северус?

- Да.

- Все, что ты должен делать, это лежать, позволив мне трахать тебя. Ты хочешь видеть, как я это делаю?

- О боже, да.

- Тогда держись, - он чуть приподнялся и сполз вниз по члену Снейпа. Теперь

Снейп почти задыхался, его голова была приподнята, чтобы видеть их соединенные тела. Он схватил Снейпа за плечи и стал двигаться чуть быстрее. Он немного поерзал, изменяя… о, боже… боже… Он застонал вслух в тот момент, когда член Снейпа столкнулся с его простатой. Ничто и никогда не проникало в него так глубоко раньше. Он позволил упасть голове вперед, больше не в силах поддерживать визуальный контакт, и начал плавно скользить по члену Снейпа, изо всех сил сжимая простыню побелевшими пальцами.

Руки Снейпа обхватили его бедра, и он практически кончил, почувствовав, как тот встречает толчком вверх каждое его движение вниз. Пальцы Снейпа вцепились в него, увлекая за собой.

- Боже, ты… ты не можешь себе представить, как это прекрасно, оседлать тебя вот так... а, да, вот тут, еще раз... да, я..., - дрожащей рукой он попытался взять собственный член, но координированные движения уже были ему неподвластны. Ощущения были слишком насыщенны и становились все сильнее. Снейп усилил и участил толчки, его лицо было искажено наступающим оргазмом, и Сириус почувствовал, как напряглись его яйца.

- Сириус. О боже, Сириус, я сейчас... пожалуйста, сейчас… я..., - бедра Снейпа яростно дергались, и Сириус перестал пытаться сдерживать свои крики.

- Боже, да – вот тут, тут… о, о-о-о..., - он увидел, как сперма выплескивается из него толчками на живот Сейпа, и зрелище было таким невыносимо возбуждающим, что вызвало у него очередной спазм. Он чувствовал, как Снейп впивается пальцами в его бедра, почти сгибаясь пополам от силы оргазма, и каким-то образом оба они оказались в вертикальном положении, его ноги обнимали талию Снейпа, руки Снейпа поддерживали его, и его пульсирующий член между ними, изливающийся теплом и влагой и боже боже боже его оргазм не прекращался, как они могли трахаться так невыносимо прекрасно прекрасно прекрасно...

Ни один из них не двигался в течение нескольких минут. Они просто сидели, обнявшись, со склоненными головами, ожидая, пока выровняется их дыхание.

- Великий Мерлин.

Ответный смех Снейпа заставил его трепетать. Он почувствовал губы на своей ключице. Снейп целовал его ключицу. Целовал его ключицу. Снейп. Он почти что произнес это вслух, чтобы проверить, так же ли хороши слова на вкус, как и целовавшие его губы. Тяжелая голова опустилась ему на плечо.

- Я боюсь, что сделал это не очень искусно.

Теперь была очередь Сириуса смеяться.

- Это которую часть? Ту, где ты заставил меня кончить, пыхтя как товарный поезд? Или ту, где ты превратил меня в лопочущего идиота, не способного произнести больше семи слов?

Снейп молчал.

- Северус? Ты в порядке?

- Да. Пытаюсь сообразить, какие семь слов ты имел в виду.

Сириус расхохотался и почувствовал, что плечи Снейпа тоже трясутся от смеха. Он пошевелился.

- Тебе удобно?

- Было бы неплохо прилечь. Вся кровь от головы отхлынула к другому органу, и я могу потерять сознание.

Их тела все еще были соединены. Снейп осторожно опустился назад, повернулся, укладывая Сириуса на бок, и медленно выскользнул из него. Сириус застонал.

- Тебе больно?

- Не совсем. Ну, как будто ты извлек мою поджелудочную железу.

Они продолжали лежать бок о бок, выравнивая дыхание.

- Извини, если я причинил тебе боль, - сказал Снейп некоторое время спустя.

Сириус хотел было сказать «ты не причинил», но передумал.

- Это иногда бывает, - сказал он. – И все равно это было офигительно здорово.

Снейп приподнялся, опершись на локоть, и принялся изучать Сириуса, который начал натягивать на себя одеяло. Снейп остановил его, перехватив его руку, и Сириус подчинился, позволяя ему разглядеть себя. Он болезненно осознавал то, что никогда не беспокоило его раньше, в полутьме и при свете огня: выступающие ребра и бледную кожу, признаки возраста, которые слишком рано отметили его тело. Это было красивое тело, но пришедшее в упадок, и он понимал это. Греческая статуя, переживающая трудное время, его мускулы потеряли упругость. Он уставился на каминную полку.

- Пожалуйста, перестань.

Снейп опустил глаза.

- Хорошо.

- Итак.

- Итак.

- Мне нужно снова уходить через несколько дней.

- Я знаю.

- Я бы хотел...

- И это я тоже знаю.

- Северус.

- Гм.

- Мы не выберемся из этого живыми, не так ли?

Снейп задумался.

- Нет, не думаю. То, что ты видел – было так ужасно?

- Да, - мягко ответил он. – Да, ужасно. И конец еще совсем не скоро – не так, как в прошлый раз. И это я тоже видел.

- Нет, не скоро.

- Северус, я хочу, что бы ты дал мне клятву.

Он почувствовал, как Снейп напрягся.

- Ты не осмелишься.

- Осмелюсь, не сомневайся. Северус, твою мать, слушай Альбуса. Он хочет твою голову на серебряном блюде! Он хочет носить твои кишки вокруг своей шеи. Он помешался на том, что бы отомстить тебе, и сделает все, что в его силах, чтобы добиться этого. Как только ты покинешь территорию Хогвартса, даже в Хогсмид...

Снейп перебросил ноги на другую сторону кровати и повернулся к Сириусу спиной.

- На этом мы закончим этот разговор. Уверен, что обсуждение моей бесполезности может подождать другого момента. – Он взял полотенце с полки и стал вытираться. Его плечи были опущены.

Сириус протянул руку и погладил его спину.

- Хорошо, хорошо. Можем мы сейчас просто побыть вместе?

Снейп лег и натянул на себя покрывало. Они устроили свои длинные ноги в удобном положении: рука Сириуса обнимала Снейпа за талию, спина Снейпа идеально вписалась в изгиб его тела.

- У тебя нет уроков?

- Придурок, - пробормотал Снейп. – Сегодня воскресенье.

- О, - зевнул он.

- Спи. Сегодня можно не покидать постель.

- Мммм.. Обещаешь?

- Да, - голос Снейпа звучал странно. – Обещаю. – Сириус начал было что-то спрашивать, но уснул, так и не закончив вопроса. Мысль о дне, проведенном в тепле под мягким одеялом Снейпа, быстро убаюкивала его. Он зарылся поглубже во что-то еще более теплое и нежное, оказавшееся шеей Снейпа.

- Северус.

- Гм.

- У тебя классное одеяло.

Раздался низкий смешок.

- Спи.

- Ммм… ладно.

Он не проснулся до тех пор, пока солнце не поднялось высоко в небе, а подоконник не стал теплым от его лучей. Вытянул ноги в пустой кровати и обнаружил, что ужасно голоден. Он заснул до того, как мог что-либо съесть, если не считать печенья в кабинете у Альбуса. Он не знал, попросил ли Снейп домовиков принести что-нибудь из кухни, или же…

Ремус. Он резко поднялся. Он совершенно забыл про Ремуса. Вчера было полнолуние, и Ремус провел его один: больной и несчастный. Черт побери. Ремус, конечно, не придет в себя еще несколько часов, но после этого нужно будет пойти к нему мириться. Сейчас он даже не помнил, из-за чего они поссорились. Сириус даже не был уверен, поссорились ли они вообще. Он выскользнул из кровати и поискал одежду. Однако, ни его одежды, ни одежды Снейпа поблизости не оказалось. Ладно. Подумав, он открыл шкаф и с улыбкой осмотрел аккуратную стопку накрахмаленных белых вперемешку с черными рубашек. Мда, выбор, конечно, был небольшим. Он потянулся за халатом и закутался в него. Очень даже неплохо, Снейп. Хлопковые простыни, которые были на ощупь как шелк. Парчово-бархатные халаты. Снейп, ты старый сибарит, думал он, все еще улыбаясь. Шлепанцы, рассеянно подумал он, шаря по дну шкафа. Он нащупал пару и попытался натянуть один из них на ногу. Проклятье, слишком малы. Вот так, нет в жизни счастья, подумал он, отшвырнув их в сторону.

Он зевнул и поплелся в ванную, появившись оттуда некоторое время спустя чисто выбритым, посвежевшим, но по-прежнему голодным. Он прошлепал через пустую гостиную в кабинет. Снейп сидел за рабочим столом, нахмурившись над котлом. Он не поднял головы.

- Я уже подумал, не стоит ли применить к тебе Revivicus.

Сириус плюхнулся на стул.

- Вон там стоит поднос с едой, хотя, вероятнее всего, все уже остыло.

- Плевать, - Сириус потянулся за тостом на подносе. Снейп взглянул на него.

- О, ради бога, - пробормотал он, вытаскивая палочку. – Calidus, - произнес он, указывая на поднос. В тот же миг от яичницы пошел пар, тосты стали горячими, овсянка потеряла замерзший вид, и в комнате запахло кофе.

- Спасибо. Над чем ты работаешь?

- Зелье-консервант.

- До сих пор?

- У меня был прорыв, - глаза Снейпа засияли, когда он отфильтровал какую-то мерзкую жидкость в мензурку и поднес ее к свету. Осторожно он запечатал ее и поставил на подставку, уставившись на нее с изумлением. – Это сработало!

- В самом деле? – спросил Сириус с набитым яичницей ртом. – Ты шутишь.

Снейп покачал головой.

- Вовсе нет. Это было... что-то, что ты мне сказал. Про... неважно. Это подало мне идею. И я хочу сказать, что...

- Погоди. Что я сказал о чем?

- О, - Снейп немного подвигал бровью. – Ну. Про... заварной крем, как ни странно. Это навело меня на мысль об уровне нагрева и частоте помешивания. Что проблема не в компонентах или порядке их добавления, но в темпе приготовления. Тогда, набравшись терпения... неважно. Главное, что сейчас это работает. Более-менее.

Сириус спрятал улыбку.

- Более-менее? Это как?

Снейп вздохнул и уселся на стул напротив, все еще не отрывая глаз от мензурки.

- Срок хранения ограничен. Не более нескольких недель, я полагаю. Потому речь идет не о революционном открытии, которое перевернет колдомедицину. И наладить производство консерванта будет так же дорого и трудоемко, как и самого зелья. Но это облегчит жизнь Люпину, потому что создаст возможность сделать две порции зелья и сохранить одну из них. У него будет больше свободы передвижений.

Сириус отложил вилку.

- Значит, ты спас не весь мир. Только свой маленький уголок.

- Вероятно, - Снейп провел по мензурке указательным пальцем и нерешительно добавил - Я заглянул к нему утром. Он, конечно, еще спал, но выглядел хорошо.

Сириус удивленно поднял голову и Снейп пожал плечами. – Я думал, что ты будешь волноваться.

Сириус вернулся к яичнице, пряча улыбку. Снейп нахмурился и сменил тему.

- Я вижу, что ты, наконец, побрился.

- Это было так ужасно?

Снейп склонил голову, размышляя.

- Да не так, что бы. Тебе идет немного щетины, - он изучал Сириуса оценивающим взглядом, и тот смущенно поежился.

- Забавно, - сказал Снейп.

- Что?

- Ты не знаешь, что мне нравится смотреть на тебя, потому, что ты прекрасен.

Сириус подавился яичницей, закашлялся и быстро запил ее тыквенным соком.

- Боже мой, - сказал он. – Подумать только, сколько денег я бы мог на этом заработать. Но никто мне все равно не поверит. Нужно было запечатлеть, как ты шутишь.

Снейп нахмурился. Он встал и поставил консервант на полку и направился к гостиной.

- Заканчивай свой завтрак и возвращайся в постель. Бейби.

Сириус почувствовал, что краснеет, и улыбнулся. Он оттолкнул поднос в сторону. Еда могла подождать.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni