На кухне Снейпа
(In Snape’s Kitchen)


АВТОР: Not Exactly Dickens
ПЕРЕВОДЧИК: lost girl
БЕТА: belalex
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Книга седьмая. Обязательная глава, где обнаруживаются ответы на все вопросы.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Отвратительные ингредиенты, спойлеры к ПП.

Для БЕЛ, которая наконец-то нашла своего идеального профессора Снейпа.

Огромное спасибо милой Стренджер за все все все!





Эта бесконечная финальная прогулка в сердце логова Волдеморта была самой странной в жизни Гарри Поттера.

На протяжении всего пути ему попадались какие-то котлы - дюжины котлов, дымящихся, кипящих и распространяющих ужасные миазмы в темном воздухе подземелий. В них плавали полурастаявшие маски УПСов, из одного из них торчала трость с набалдашником в виде змеи подобно гигантской коктейльной палочке. Одна наманикюренная белая рука все еще держалась за набалдашник. Желудок Гарри сжался в комок от этого зрелища.

Ему всегда нравилась эта трость.

Гарри и его друзья последовали дальше. Туннель становился шире и светлее. Последний поворот привел их к арочному входу в большую каменную полукруглую комнату. Она была около шести футов в высоту. Там не было подсвечников, но каменные стены, казалось, сами излучали мягкий розовый свет. Тут было еще больше котлов и УПСов, причем все они жарились, варились, крутились на вертеле, тушились, запекались или же поджаривались на рашпере. Тут и там Гарри видел остатки тех, кого он знал: голова Беллатрикс Лестранж занимала почетное место среди кусков ананасов и бананов в огромной форме для желе; то, что осталось от Питера Петтигрю, лежало полусъеденное в углу, на самом огромном куске тоста, который Гарри когда-либо видел.

Это было похоже на какое-то кошмарное кулинарное шоу. Прямой эфир из ада.

- Боже, - выдохнула Гермиона. - Это просто какое-то кошмарное кулинарное шоу. Прямой эфир из ада.

- Ужасно, - согласились Луна. - Розовый свет, фу!

Они вошли в комнату, моргая, как совы, пока их глаза привыкали к возрастающей яркости света. Неожиданно Гермиона схватила Гарри за рукав и развернула в другую сторону: - Гарри, посмотри!

Гарри посмотрел. На стене висела огромная фотография. Вздрогнув, он понял, что это свадебный портрет его родителей. Маггловский портрет, хотя какие-то заклинания к нему были явно применены: заколдованные лепестки роз мягко падали на волосы Лили, тогда как "СДОХНИ, ПОТТЕР, СДОХНИ!" мигало слизерински-зеленым неоном на лице Джеймса Поттера.

И в центре комнаты - все такой же сальноволосый, темный и зловещий в своих черных одеждах УПСа и в белом переднике Поцелуй Повара, - стоял Северус Снейп. Их приход не отвлек его от сковороды размером с детский бассейн - он даже не поднял головы, а продолжал раздраженно тыкать лопаточкой в чешуйчатую массу со змеевидным лицом, жарящуюся внутри.

Северус Снейп. Спустя столько времени. Во плоти.

Жарит в раскаленном масле Темного Лорда.

Все слова, которые Гарри готовил для этого момента, все обвинения, оскорбления и проклятия, которые он репетировал снова, и снова, и снова, вылетели у него из головы, вытесненные одним вопросом, на который ему вдруг неожиданно срочно понадобился ответ.

- Зачем вы готовите Темного Лорда в сковороде размером с детский плавательный бассейн?

Если Снейп и удивился, то он не подал виду. Он выпрямился, поднял голову от сковородки и одарил Гарри презрительным взглядом.

- Как вижу, ваши способности к дедукции так и не улучшились с тех пор, как мы с вами виделись последний раз, м-р Поттер, - презрительно усмехнулся он. - Но даже такой туповатый кретин, как вы, мог бы сообразить, что приготовление шести футовой человеческой особи в двенадцатидюймовой посуде было бы в лучшем случае невозможным.

Рон посмотрел на Гермиону.

- Что он сказал?

- Он сказал, «Гарри, ты придурок, моя обычная сковородка была бы слишком мала.» Теперь, шшш!

Знакомый голос, казалось, доносящийся из пустого пространства позади Снейпа, заговорил: - Если я не ошибаюсь, Северус, Гарри интересовался твоими мотивами, а не твоими методами.

Дамблдор?

У Гарри отвалилась челюсть. Гермиона ахнула. Невилл наступил себе на ногу. Луна зевнула и посмотрела на часы.

- Профессор! - счастливо воскликнула Гермиона.

- Директор! - радостно воскликнул Гарри.

- Прозрачный старик! - беззаботно воскликнул Рон.

Привидение Альбуса Дамблдора материализовалось рядом со Снейпом.

- Профессор, я... я не понимаю, - сказал Гарри, когда он пришел в себя сам, помог прийти в себя Невиллу и удержал Гермиону от избиения Рона скатанной в трубку газетой. - Что вы здесь делаете?

- Да, Профессор, - сказал Снейп, - что вы тут делаете? Вы же прекрасно знаете, как я отношусь к тем, кто мешает мне работать!

- Извини, Северус, но я не мог сдержаться. Мы наконец-то так близки к концу нашей миссии, концу этой ужасной войны... И мне так хотелось быть тут, пусть даже просто духом, - он улыбнулся Гарри и его друзьям. - И мне так не хватало детей.

- Хорошо, но я все же буду вам очень благодарен, если вы не будете мне мешать, - проворчал Снейп. - Я почти закончил и не допущу, что бы вы парили тут в воздухе, раздражая меня вашими невежественными замечаниями. «Слишком много паприки, Северус.», «Не хватает укропа, Северус.», «Правильная температура для запекания мужчины размера Макнейра 160 градусов, Северус, а не 180.», - он пристально посмотрел на директора. - Вы были неоценимым директором и благородным солдатом, Дамблдор, но в деле приготовления пищи вы не отличите задницу от локтя.

Дамблдор усмехнулся. - Я мешал тебе, не так ли? Но мне так приятна твоя компания, Северус, так знакома и так утешительна. Знаешь ли, мой мальчик, ты совсем не изменился. Ты все так же колюч и саркастичен, каким ты был в ту ночь, когда послал в меня непростительное заклятие.

Гарри прочистил горло.

- Эээ...да... об этом, сэр...

- Да, Гарри?

- Ну... сэр... я... я не...

- Да, Гарри? - Я... Я не понимаю...

- Чего ты не понимаешь, Гарри?

- Ничего из этого! - взорвался Гарри. - Почему вы так по-дружески ведете себя со Снейпом, хотя именно он убил вас, почему тут везде по подземелью разбросаны кусочки сваренных УПСов, почему там снаружи за бархатным канатом стоит очередь из гигантов, почему Хагрид в смокинге принимает предварительные заказы, и почему он, - Гарри указал на Снейпа, - жарит Лорда Волдеморта на сильном огне, когда он сам должен быть УПСом?

Но ответил ему Снейп, а не Дамблдор.

- И снова вы демонстрируете ваше прискорбное невежество, Поттер, - презрительно улыбнулся он. - Даже жалкий расточитель незначительного магического таланта, каким являетесь вы, должен бы понять, что огня под этой сковородкой не хватит для быстрого прижигающего тепла, необходимого в древнем азиатском искусстве жарки на сильном огне в раскаленном масле. Это пламя предназначено для медленного и гораздо более деликатного способа приготовления пищи.

Рон посмотрел на Гермиону.

- Что он сказал?

- Он сказал, «Не будь идиотом, Гарри. Я не жарю на сильном огне, я тушу в масле». Тихо уже!

Гарри покраснел от злости.

- КОМУ КАКОЕ ДЕЛО, ЧТО ИМЕННО ОН ДЕЛАЕТ? - прорычал и яростно повернулся к Снейпу. - Мне наплевать, жарите ли вы его сильном огне, тушите на слабом, или, черт возьми, карамелизируете старого гребаного придурка, я просто хочу знать, какого дьявола тут происходит? Почему вы убиваете Волдеморта, когда я сердцем чувствую, что вы лжец и убийца, трусливый предательский ошметок УПСовской дряни?

- И снова вы демонстрируете ваш жалкий интеллект, м-р Поттер, - презрительно изогнул губы Снейп. - Это должно быть ясно даже для такого гастрономически невежественного варвара, как вы, что я использовал слишком много масла для того, чтобы правильно карамелизировать луковицу, не говоря уже о взрослом Темном Лорде.

- Вы действительно не хотите понимать, не так ли? - спросил его Гарри.

Дамблдор заговорил.

- Возможно, я смогу ответить на некоторые твои вопросы, Гарри. Полагаю, я должен начать с Астрономической Башни и с того, что ты думаешь, ты видел той ночью. Это...

- Я знаю, что я видел, - горячо сказал Гарри. - Я видел, как этот психопат вас убил!

- Нет, Гарри, - возразил Дамблдор. - Ты думал, что ты видел как этот психопат... я хочу сказать Северус - меня убил. То, что ты видел в действительности, это то, как Северус направил на меня свою палочку и произнес непростительное заклятие, которое выбросило меня из башни, превратив в кровавую кашу у ее подножья.

Гарри моргнул.

- О.. Ну… Почему-то я чувствую себя идиотом.

- Ты привыкнешь, - успокоил его Рон.

Гермиона быстро щелкнула его по носу.

Дамблдор снова усмехнулся.

- Гарри, я пытаюсь тебе сказать, что то, что ты видел, и то, что ты думаешь, что увидел - разные вещи.

- О Боже! - Гермиона ударила себя по лбу и ее челюсть отвисла от изумления. - Он хочет сказать, что это вовсе не было убийством! - она повернулась к Дамблдору. - Не так ли, сэр?

Тот подмигнул.

- А вы как думаете, Мисс Грейнджер?

Невилл поморщился. Гарри застонал. Рон ударил себя по лбу.- Вам просто необходимо было ее об этом спросить, да? - пробормотал он.

Но Гермиону уже понесло.

- Итак, сэр, я думаю, что когда профессор Снейп послал в вас заклятие той ночью, он следовал вашим инструкциям. Я думаю, что вы оба разработали это все заранее. Я думаю, что это было вашим планом на случай, если Драко подберется достаточно близко для того, чтобы вас убить. Я думаю, что вы знали о Нерушимой Клятве, которую профессор Снейп дал Нарциссе Малфой, чтобы защитить Драко любой ценой, и вы знали, что ваша смерть от его руки было единственным способом для Снейпа выжить. Я думаю, что это было то, что Хагрид подслушал, когда вы ссорились той ночью в лесу. Я думаю, что это то, о чем вы говорили, когда профессор Снейп сказал, что больше не желает «это» делать: вы сказали, что он обязан «это» сделать, потому что он обещал. Я думаю, что вы не просто приняли свою смерть как единственный способ спасти Снейпа и не позволить Драко разрушить свою душу, но вы обрадовались возможности заставить Волдеморта окончательно довериться профессору Снейпу и раскрыть ему местонахождение оставшихся хоркраксов, - она набрала в легкие воздуха и перевела взгляд с Дамблдора на Снейпа и обратно. Ее глаза сверкали диким, почти что благоговейным фанатизмом. - И я думаю, что вы оба абсолютно замечательные, и благородные, и самоотверженные, и невозможно смелые, раз принесли такую жертву Ордену, и, слава богу, что это не фанфик, иначе я тут же согласилась бы, чтобы вы оба сделали с моим юным телом все то, что обычно делают здоровые мужчины - просто для того, чтобы показать вам свою благодарность.

- Что же вас останавливает? - плотоядно протянул Снейп, играя с паприкой в совсем неучительской манере.

Дамблдор прочистил горло.

- Ну, если вы не можете это сделать, это еще не значит, что я не должен...

- Достаточно, Северус. И, будь добр, оставь в покое паприку. Тут все-таки дамы.

Гарри перестал глазеть на Снейпа и его специи и недоверчиво повернулся к Гермионе.

- Гермиона, ты свихнулась? Ты не можешь верить в такую бредовую теорию!

- Это не теория, Гарри, - шмыгнула носом Гермиона. - Это правда.

- Это ерунда! - он повернулся к остальным друзьям за поддержкой. - Рон, Невилл, Луна - поддержите меня! Скажите ей, какая это чепуха!

- Это немного эээ… странно, - неуверенно выдавил Невилл.

- Полный бред, - подтвердил Рон.

- А по-моему, абсолютно логично, - сказала Луна. - Спасибо, Луна, - вздохнул Гарри. - Я знал, что могу на тебя положиться.

Гермиона подбоченилась и кивнула головой в сторону Снейпа и Дамблдора. - Если ты не веришь мне, почему же ты не спросишь их?

Гарри посмотрел на нее. Посмотрел на Снейпа, который снова и, по мнению Гарри, без всякой причины презрительно изгибал губы, на Дамблдора, который улыбался, кивал и подмигивал, как гребаная рождественская елка - и его сердце ушло в пятки. Значит, это было правдой. Подмигивающий старый псих подтверждал это всем своим видом. Снейп не был УПСом. Снейп не был предателем. Снейп не был убийцей. Снейп был невиновен.

На этого сальноволосого ублюдка просто ни в чем нельзя было положиться!

Однако Гарри должен был попытаться еще раз.

- Но сэр... он... он применил Avada Kedavra! Он применил непростительное заклятье, и нужно по-настоящему хотеть кого-то убить, чтобы оно сработало, ведь так?

- Нет, Гарри. В действительности, для этого достаточно просто быть очень раздраженным.

Гарри попытался снова.

- Но... вы умоляли его... когда вы умоляли его не убивать, он просто вас проигнорировал.

- Нет, Гарри. В действительности, он сделал все так, как я его попросил. Видишь ли, мой мальчик, когда Северус приблизился ко мне той ночью, я увидел, что его решительность убывает, и просто не мог позволить ему отступиться. Я должен был убедить его в том, что действительно этого хочу, что мне нужно было, чтобы он это сделал, и я умолял его совершить немыслимое, невероятное, непостижимое: я умолял его убить меня.

- Ах ты старый гребаный лжец! - воскликнул Снейп. - Ты умолял меня Incendio все старые номера Плейбоя, спрятанные в нижнем ящике стола, пока их не обнаружила МакГонагалл - вот о чем ты меня умолял!

Привидение Дамблдора покраснело приливом серебра. - Я это запомню, Северус, - пробормотал он вполголоса.

Гарри все глубже падал в бездонную пропасть отчаяния. - Но... но... а как же то выражение его лица? Вы же сами должны были его заметить! Такое подлое выражение, такое непорядочное и презрительное... но погодите, он же всегда так выглядит!

Дамблдор развел руками.

- Вот видишь.

- Но..., - у Гарри отвисла челюсть. - Но то выражение было еще хуже, чем обычно! Я сам видел ненависть на его лице, ненависть и отвращение! Он смотрел на вас, как смотрят на червя в пудинге с патокой! Как смотрят на собачье дерьмо, прилипшее к ботинку! Как Гермиона смотрела на Рона, когда впервые увидела его обнаженным (только Снейп не взрывался приступами истерического смеха)! Уверяю вас, профессор, там присутствовало истинное отвращение!

- Да, я в этом уверен, - Дамблдор повернулся к Снейпу и заговорщически подмигнул ему. Снейп нежно фыркнул. - Северус испытывал отвращение к тому, что ему предстояло сделать, его это возмущало. Ты должен понять, Гарри, что Северус вовсе не хотел убивать меня, несмотря на мое собственное желание, несмотря на то, что я приказал ему это сделать. Он хотел подчиняться этим приказам не больше, чем ты сам хотел подчиняться, когда мы были в пещере с инферналами. Ты заставил меня выпить хоркраксовское зелье в пещере, потому что я этого потребовал, да, но ты ненавидел себя за это, тебе было отвратительно это делать. Северус чувствовал то же самое, посылая заклятие. То, что ты видел на его лице, была ненависть не ко мне, а к его миссии.

- По правде говоря, это было несварение желудка, - сказал Снейп.

Дамблдор нахмурился.

- Возможно, что вы съели кого-то, кто не хотел с вами соглашаться, - вполне логично заметила Луна.

- Возможно, - согласился Снейп. - Я хорошо помню, что там был какой-то недожаренный домовик...

- Ну, вот все и выяснилось. Но все-таки в них так много протеина.

- Именно. И при этом почти никакого жира, и они...

Дамблдор заставил их замолчать очень суровым взглядом.

- Это, конечно, моя вина, - продолжал он, не скрывая гордости. - Видишь ли, Гарри, я попросил Северуса совершить нечто, противоречащее его личным принципам: до такой степени неприятное его чувствам, такое морально отвратительное во всех возможных аспектах, что он сопротивлялся заданию до самого конца. Только когда я убедил его, что это единственный способ победить Лорда Волдеморта, он, наконец, уступил.

Снейп закатил глаза.

- И когда вы пригрозили опубликовать в Пророке те мои фотографии.

- Ах да. И это тоже.

Гарри сжал кулаки. - Я все еще не понимаю, - наконец выдавил он. - Почему вы это сделали?

Снейп пожал плечами.

- Я был молод. Мне нужны были деньги.

Гарри почувствовал, что у него начинается мигрень.

- Я обращался к Дамблдору, - процедил он сквозь зубы. - Почему Дамблдор верил, что поможет Ордену своей смертью больше, чем если бы оставался в живых?

- О! О! О! - Гермиона изо всех сил тянула руку, подпрыгивая на месте. - О, директор, пожалуйста! Пожалуйста, можно мне ответить на вопрос Гарри?

- НЕТ! - хором отчаянно прокричали Гарри, Рон, Невилл и Снейп, но Дамблдор проигнорировал их и подмигнул Гермионе, как эльф в хрустальном шаре.

- Ответь, дитя.

- Я думаю, что вы уже умирали. Я думаю, что кольцо-хоркракс не только повредил вам руку, но также вызвал медленную смерть. Я думаю, что без немедленного вмешательства профессора Снейпа - и, я полагаю, регулярных доз зелья Cursus-Reversus позже - вы бы умерли сами задолго до той ночи на Башне. Я думаю, что именно поэтому вы так спешили передать Гарри информацию о Волдеморте и хоркраксах - вы знали, что у вас не оставалось времени.

- Ну-ну, это все, конечно, очень умно, Гермиона и вполне логично, но...

- И поэтому вы лично посетили Дерслей, чтобы забрать Гарри и подтвердить вашу последнюю договоренность с ними. Вы уже знали, что не сможете это сделать, когда Гарри исполнится семнадцать!

- Да, да, моя дорогая, я понимаю, почему ты так думаешь, но...

- И именно поэтому вы уступили и дали профессору Снейпу пост учителя ЗОТС, хотя знали, что она была проклята! Вы знали, что Снейпу придется бежать из Хогвартса в конце года - как преследуемому за ваше убийство!

- Мисс Грейнджер, возможно, я мог бы объяснить несколько...

- О, мне все теперь становится ясно! - лучилась счастьем Гермиона. - Вы поняли, что умираете, и могли это принять, но вам нужно было остаться в живых достаточно долго, чтобы показать Гарри все, что ему нужно знать о Волдеморте. Это только тогда, когда Нарцисса пошла к профессору Снейпу молить о жизни Драко, вы поняли, что можете помочь Ордену своей смертью больше, чем своей жизнью, - она нахмурилась. - Единственное, чего я не понимаю, это то, каким образом Нарциссе удалось изначально заманить вас, профессор Снейп, в ловушку Нерушимой Клятвы. Она мне не казалось для этого достаточно умной.

- Прошу прощенья, - холодно сказал Снейп. - Она никуда не заманивала меня, Мисс Грейнджер. Я заманил себя сам. Я просто недооценил глубину ее страха и отчаяния. Я никогда не мог себе представить, что у нее хватит наглости потребовать у меня Клятву и уж конечно, я никогда не мечтал убить Дамблдора вместо Драко.

- Именно, - кивнула Гермиона. - Именно так она и заманила вас в ловушку.

- Да, я... нет! Черт вас подери! Я уже сказал, она была... она была в отчаянии. Она попросила меня присмотреть за Драко, защитить его, и я согласился. Затем она попросила Клятву. Ну, я же не мог сказать «нет» перед Беллатрикс! Эта женщина всегда меня презирала. И затем, я даже не заметил, как мы уже стояли на коленях и держались за руки и Нарцисса просила меня убить директора, если Драко не сможет этого сделать, и мне не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Я был... я был...

- Заманен в ловушку?

- ПРЕКРАТИТЕ ПОВТОРЯТЬ ЭТО! - заорал Снейп. - НЕ МОЖЕТ ТАКОГО БЫТЬ, ЧТОБЫ КАКАЯ-ТО ГЛУПАЯ ЖЕНЩИНА ЗАМАНИЛА СЕВЕРУСА СНЕЙПА КУДА БЫ ТО НИ БЫЛО!

- Ну, извините, сэр, но это выглядит именно... , - она сузила глаза. - «Какая-то глупая женщина»? Что вы хотите этим сказать?

О нет, пожалуйста, только не это, подумал Гарри.

- Итак. По-вашему, все женщины глупы, профессор?

Снейп, казалось, слегка смутился.

- Нет... нет, я не говорил ничего подобного.

- Значит, по-вашему, старушке Нарциссе никогда не удалось бы вас перехитрить, просто потому, что она - глупая самка.

Снейп оскалил на нее зубы.

- Я никогда не говорил...

- И я полагаю, что вы-то сами блестящи, интеллектуально совершенны и по определению безгранично умнее, чем какая-то глупая женщина, а, м-р Ха-Ха-У-Меня-Есть-Пенис-А-У-Тебя-Нет?

- Ты уклоняешься от темы, Миона, - отчаянно попытался спасти ситуацию Гарри.

- Прошу прощенья? - Гермиона повернулась к нему, как разъяренная тигрица.

Гарри отшатнулся.

- Твоя теория? - напомнил он.

- Моя что? Моя...? О. О, да. Это. Правильно. Итак, когда Нарцисса легко перехитрила нашего Профессора-У-Меня-Все-Как-У-Самца-Ну-Не-Великолепен-Ли-Я и без проблем заманила его в ловушку Нерушимой Клятвы, профессор Дамблдор увидел свой шанс. Он знал, что это позволит ему использовать свою смерть по полной программе. Он знал, что если Лорд Волдеморт поверит в то, что Снейп убил его, это укрепит позицию Снейпа как наиболее доверенного лица Темного Лорда - пусть даже тот является недалеким женоненавистником и женофобным ослом...

- Гермиона!

- ... и поставит его в положение, в котором он сможет добыть важную информацию о местонахождении оставшихся хоркраксов, которую тайно сможет передать тебе, - она набрала воздух в легкие и уставилась на Снейпа. - Я все изложила верно, м-р Если-У-Тебя-Есть-Бюст-То-Ты-Идиотка?

В ответ тот тоже уставился на нее.

- А что же случилось с «Я бы позволила вам делать с моим юным телом все, что делают все здоровые мужчины»? - Мечтай дальше, ковбой.

Гарри вздохнул. Он посмотрел на Снейпа. Он посмотрел на Гермиону. Он посмотрел на Дамблдора. Он даже посмотрел на Рона, хотя знал, что это бесполезно, потому что Рон ковырялся в носу, мечтательно изучая зад Гермионы.

- Но почему? - снова спросил он.

Гермиона снова указала на портрет родителей Гарри. Заклинания, наложенные на него Снейпом, все еще работали: Джеймс казался косоглазым, а свадебное платье Лили превратилось в футболку с надписью Я Вышла Замуж За Идиота. - Гарри, это же очевидно! Профессор Снейп был влюблен в твою маму!

Гарри почувствовал, как желудок сжимается в комок, как будто он объелся пирога с патокой или недожаренного домовика. - Что... что ты сказала? - Профессор Снейп был влюблен в твою маму, - повторила она. - И я думаю, что ты должен принять вероятность того, что она могла... она могла тоже его любить. О, не больше, чем она любила твоего отца, - поспешно добавила она, заметив грозное выражение лица Гарри, - и, возможно, совсем по-другому, но... да, я думаю, что между ними существовала какая-то особая связь.

- Нет, - сказал Гарри. - Нет, нет, нет.

- Да, Гарри. Да.

Он яростно помотал головой.

- Думай, Гарри, думай. Можешь ли ты честно представить себе такого горько разочарованного, злого, эгоистичного сукина сына, как Северус Снейп, проходящего через все это - побеждающего Темного Лорда, шпионящего на Орден, убивающего своего ментора и единственного друга - для кого-то, кто никогда не отвечал на его любовь?

- Не забывайте бессчетные часы, проведенные над кипящим котлом, - проворчал Снейп, - тогда как все, что делали некоторые, это целыми днями отсиживали свои старые морщинистые задницы, объедаясь сладостями и подмигивая.

Дамблдор робко помигнул.

- Но этого просто не может быть! - простонал Гарри. - Ну, скажи, что, что моя мама могла увидеть в этом... в нем?

Гермиона пожала плечами.

- Возможно, они сошлись на любви к зельям. Возможно, они были оба Клубе Слизней или же их сблизили маггловские корни. Что бы то ни было, я думаю, они были друзьями. И я думаю, что Снейп видел в ней больше, чем друга. Она была компаньоном, она была доверенным лицом, она была нежным, желанным присутствием в его одинокой, лишенной матери мальчишеской жизни...

- Она была сексуальным виртуозом, - сказал Снейп. - и могла отсосать даже у тролля.

Гарри страдальчески посмотрел по сторонам.

- Мне так нужно было об этом знать.

- Неважно! - нетерпеливо продолжила Гермиона. - Дело в том, что он любил ее, а она любила его. Но Снейп все испортил. Его увлечение Темной Магией оказалось для нее слишком большим ударом. Оно пугало ее. Она его любила, но она ненавидела его злость, его разочарование, его мстительность, его ненасытную жажду власти и

славы, его...

- Машину, - сказал Снейп.

- Извините?

- Мою машину, - объяснил он. - Она ненавидела мою машину.

Гермиона моргнула.

- Вашу машину.

- Да.

- Вы думали, что шампунь - это экзотический зверь, вы изобретали заклинания, которые могли разорвать людей на части, вы были на грани того, чтобы присоединиться к террористической организации и позволить маньяку, массовому убийце, помешанному на величии, заклеймить вас навсегда - и вы полагаете, что мама Гарри бросила вас из-за... из-за вашей машины? - Да.

- Это невероятно.

- Ну, не знаю, Миона, - сказал Рон. - Девчонки иногда ужасно странно относятся к подобным вещам.

- Итак, давайте, наконец, проясним ситуацию, Снейп, - сказал Гарри, после того, как пришел в себя, разбудил Луну и остановил Гермиону, которая стучала Рона головой об пол. - Вы все еще верны Дамблдору.

- Да.

- И Ордену.

- Да.

- И Дамблдор был прав в том, что вы раскаялись, после того, как сообщили Волдеморту пророчество.

- Да.

- И вы все время тайно помогали мне.

- Да!

- Значит, это вы все время посылали мне подсказки о том, где найти хоркраксы.

- Да! - И это ваш с моей мамой разговор про Азкабан и дементоров подслушала тетя Петуния!

- Да!

- И это про вас мама писала в дневнике «Я думаю, что он довольно симпатичен в стиле Эдварда Руки-Ножницы»!

- Да... минуту! Что она...

- И это вы написали «Севви плюс Лили» на каждой странице старого учебника Зелий? - Да!

- И это значит, что вы и моя мама были... были...

- Да! Да! Произнеси это! - завизжал Снейп, полный безумия и триумфального гнева. - Она была моей ПОДРУЖКОЙ!

Наступило ужасное молчание. Гермиона прихорашивалась. Невилл и Рон глазели друг на друга. Дамблдор сдувал невидимые пылинки с мантии. Луна надкусила ближайшего УПСа и он ей понравился, несмотря на то, что оказался слегка недожарен. Снейп и Гарри смотрели друг на друга.

И смотрели.

И смотрели.

Наконец Гарри провел рукой по волосам и указал на гигантскую сковородку. - Он в самом деле мертв?

- Это требует проверки. Из него легко выходит вилка и он уже стал коричневым по краям?

- Эээ, ну... я не могу сказать отсюда, но он выглядит вроде как золотистым..., - Гарри остановился. - ОТКУДА НА ФИГ МНЕ ОБ ЭТОМ ЗНАТЬ?

Снейп посмотрел на сковородку и сделал царственный жест Невиллу. - Выключи его, мальчишка. Он готов.

Это сделала Луна.

Снова наступило молчание, перебиваемое лишь чавканьем Луны. Наконец, Гарри прочистил горло. - Ну...я... я думаю, что это все. И...эээ... мы можем уйти, да?

Лицо Снейпа пошло пятнами от ярости.

- Снова вы демонстрируете изумительно раздутую самоуверенность и ваше обычное злостное неуважение к жертвам, принесенным другими, м-р Поттер, - глумливо усмехнулся он. - Но даже такой надутый и избалованный кусок дерьма, как вы, должен быть способен на минимальное количество скромности и благодарности, признав свои ошибки на счет моего характера.

Рона посмотрел на Гермиону.

- Что он сказал?

- Ни малейшего понятия.

- Я сказал, «Ты неблагодарная маленькая тварь, Поттер, и ты ошибался во мне с первого же дня», - прорычал Снейп. - Теперь, ты, Уизли, иди и засунь голову в тот котел.

- Это я в вас ошибался? - задохнулся Гарри, оттаскивая от котла Рона, чей нос уже почти коснулся кипящей жидкости. - А как вы обращались со мной все это время! Вы наступили на меня обеими ногами, едва я вошел в вашу гребаную классную комнату! Вы оскорбляли меня, публично унижали, издевались над моими зельями, швыряли в мою голову склянки с тараканами и пользовались любым предлогом, чтобы меня исключили из школы! Я полагаю, ничто из этого не считается?

- Вы это заслужили! - проорал Снейп. - Вы никогда не ценили то, что я для вас делал!

Я спас вам жизнь, и в процессе мне едва не оторвало ногу! Я рисковал быть обнаруженным Темным Лордом, предупреждая твоего придурочного крестного и посылая Орден в Министерство! Меня почти что изнасиловал любвеобильный гигант, когда я искал вас в гребаном лесу, я рисковал своей шеей снова и снова, играя двойного агента с того дня, когда вы начали говорить, и какую благодарность я получаю? «И.... ээээ.... теперь мы можем уйти, да?»

Гарри, казалось, был в затруднении.

- Эээ... ну... я... я....

Но Снейпа уже было не остановить.

- О, ведь это так просто для вас, не так ли, сидеть на своем удобном маленьком троне в Гриффиндорской Башне и игнорировать усилия, которые прилагают ради вас другие? Но это мне пришлось провести последний год, скрываясь от Министерства и от Ордена! Мне пришлось притворяться УПСом! Мне пришлось склоняться и пресмыкаться, ползая в дерьме, перед человеком, которого я презираю. Мне пришлось мучительно бороться, чтобы сбежать! Мне пришлось выносить все эти жуткие маггловские пытки, и убийства, и дискотеки, и кулинарные распродажи - Мерлин, как я ненавидел эти адские кулинарные распродажи! Мне пришлось надевать те леопардовые плавки, посыпать себя шоколадом и играть в «Деревенщину и Порочного Стриптизера» с Темным Лордом до тех пор, пока я не решил что..., - он замолчал. - Эээ... возможно, я сказал слишком много.

- Возможно? - Гарри поежился. Рон, Гермиона и Невилл обменялись взглядами полными ужаса. Луна вытащила зубочисткой кусочек Волдеморта из зубов.

- Но дело в том, Поттер, что я выносил непередаваемые мучения из-за вас почти две декады и, за исключением Альбуса Дамблдора, мне никто даже не сказал «спасибо большое», тем более, вы!

Гарри обдумал это. Он полагал, что если смотреть на все с точки зрения Снейпа - и игнорировать тот факт, что зельевар побывал террористическим прихвостнем, добивающимся власти над миром, - Снейп имел полное право чувствовать себя недооцененным. Он таки рисковал жизнью для победы над Темным Лордом. И он спасал шкуру Гарри несколько раз - достаточно, по меньшей мере, для того, чтобы Гарри чувствовал себя слегка виноватым по поводу мучительной бесконечно долгой смерти, которой он уже давно желал этому человеку.

Гарри тяжело вздохнул. Он посмотрел на Снейпа. Он посмотрел на Дамблдора. Затем он снова вздохнул и снова посмотрел на Снейпа.

- Ну, ладно, - сказал он. - Я скажу это за нас всех. - Спасибо вам, профессор Снейп.

Снейп откровенно вздрогнул.

- Ммм...

- И мне жаль, что я так долго желал вам мучительной бесконечно долгой смерти.

- Прошу прощенья?

- Но у меня остался один вопрос.

Снейп изогнул бровь.

Гарри снова взглянул на фото родителей. На Джеймса, лицо которого теперь было покрыто бородавками, и на Лили, на чьей футболке теперь была надпись Лучше бы Я Вышла Замуж За Северуса Снейпа. - Если вы так чертовски сильно любили мою маму, почему вы вели себя, как последний сукин сын, в течение всех этих лет?

Cнейп изогнул другую бровь.

- Я хочу сказать, - поспешно добавил Гарри, - что я понимаю некоторые причины. Вы ненавидели моего отца, и она вышла за него замуж, и я выгляжу как он...

Снейп развел руками. Ну вот, ты и сам все понимаешь.

- ... но дело не может быть только в этом.

- Конечно, может, - быстро сказал Снейп. - И, вы, кстати, уже хотели уйти....

- Нет, не может. Вы вели себя слишком подло. Вы были настоящей скотиной, по отношению ко мне, Снейп, с самого первого дня, когда мы с вами встретились.

Снейп замер. - Я думаю, «скотина» - это все-таки будет преувеличением, м-р Поттер.

- Едва ли! Спросите, кого хотите, и они вам скажут, - он повернулся к остальным. - Ну не был ли он полнейшей сволочью по отношению ко мне?

- Совершенным гадом, - кивнул Рон.

- Ужасной сукой, - согласилась Гермиона.

- Мстительной жопой, - заключил Невилл. - Эээ, только без обид, - нервно добавил он.

Снейп изучал свои ботинки. - Ладно, возможно, я и был немного... суров к вам местами. Ну и что это доказывает?

- Я хочу знать почему? - закричал Гарри.

- Ты уже знаешь почему! - закричал Снейп в ответ. - Ты сам сказал! Ты выглядишь в точности, как твой отец, которого я презирал. И почему бы и нет? Он издевался надо мной! Он преследовал меня! Он украл у меня самую лучшую задницу!

- Любовь вашей жизни, - поправила его Гермиона яростным шепотом. - ... которой я когда-либо обладал, и женился на ней, окончательно отобрав ее у меня! Мне даже не разрешили ее видеть, разговаривать с ней, даже не пригласили на свадьбу... более того, они с Лили даже не прислали мне благодарственной записки за Кулинарное Искусство, которое я послал им в подарок!

Дамблдор вздохнул. - Оно было заколдованным, Северус.

- Это грязная ложь!

- Оно готовило только отравленную еду.

- Совпадение, - твердо сказал Снейп.

- Оно пыталось съесть малыша Гарри.

- О вкусах не спорят, не так ли?

Гарри уставился на него.

- Я снова начинаю видеть вас подвешенным в воздухе вверх ногами, - угрожающе прошипел он.

- Ха! Я бывал в переделках и похуже.

Гермиона с отвращением затрясла головой и встала между ними.

- Ну, в самом деле! Все это такая чепуха! Розыгрыши, и свадьбы, и заколдованные кухонные приборы - все это далеко не настоящая причина вашей ненависти к Гарри, профессор, не так ли?

Снейп снова занялся изучением своих ботинок.

- Я-не-имею-понятия-о-чем-вы-говорите, - пробормотал он.

- Вы хотите знать, что я думаю?

- НЕТ! - снова отчаянно закричали в унисон Гарри, Рон, Невилл, Снейп, Дамблдор, а также несколько усопших УПСов.

- Я думаю, что вы обвиняете Гарри в гибели его матери. Я думаю, что причиной, по которой Волдеморт дал Лили шанс отойти в сторону, были вы. Я думаю, что вы каким-то образом убедили его, что Лили можно использовать. Возможно, вы рассказали ему о ее талантах в Зельеварении и Чарах. Или же вы сказали ему, что она умна и амбициозна, и ее можно убедить перейти на темную сторону, после того как Джеймс уйдет с дороги. Или же...

- Или же я сказал ему, что она была клевым супертрахом , - сказал Снейп, - и что мы сможем сэкономить на проститутках.

- Он опять!!! - завопил Гарри. - Да перестаньте же вы, наконец, говорить гадости о..., - он замолчал. Моргнул. Хихикнул. - Клевым супертрахом?

- Это был 1981. Мы все так разговаривали.

- Неважно, что вы ему сказали, - рявкнула Гермиона, решительно настроенная на то, чтобы перехватить внимание публики. - Это убедило его пощадить ее. Он не хотел убивать ее той ночью. Но когда он нацелился на Гарри, Лили защитила его своим телом. Она умерла за Гарри, хотя у нее был шанс выжить - и вы никогда не простили ему этого.

Гарри выглядел совершенно ошеломленным.

- Но это же... это полнейший бред! - запротестовал он. - Каким образом это моя вина? Я был всего лишь маленьким ребенком. Волдеморт - тот, кто убил ее. Хвост - тот, кто предал ее. И Снейп - тот, кто рассказал Волдеморту о пророчестве! Это его вина в том, что она мертва!

Гермиона вздохнула.

- Гарри, в этом все и дело, - сказала она, осторожно взглянув в сторону Снейпа, который весьма предусмотрительно уже рухнул на пол в яростных рыданиях. - Профессор Снейп понимает, какую роль он сыграл в смерти твоей матери, он не может простить и себя тоже - но именно поэтому он вымещает это на тебе! Обвинять тебя, проецируя все негативные эмоции - стыд, вину и скорбь - на тебя, помогает ему выжить с осознанием того, что он натворил.

- Все равно это полнейший бред.

- Нет, это очень распространенное явление. У него даже есть название в маггловской психологии. Это...

- Проекция? - попытался Рон.

Гермиона просияла. - Умный мальчик! - воскликнула она. - Возьми с полки пирожок.

Гарри приблизился к Снейпу, все еще притворно рыдавшему на каменном полу, и слегка толкнул его ногой. - Эй, ты, это правда? Ты действительно обращался со мной, как с последним дерьмом, все эти годы, потому что ты чувствовал свою вину за то, что ты сделал?

Снейп вскочил на ноги.

- Да. Конечно. Все что угодно.

Гарри переварил полученную информацию. При всей извращенности такой логики, он мог это понять - и даже посочувствовать. В конце концов, он тоже отреагировал подобным образом на смерть Сириуса. - Тогда ладно. Думаю... думаю, я могу вас простить.

- Я попытаюсь не намочить штаны от радости.

Невилл выступил вперед и с неуверенной надеждой посмотрел на Снейпа.

- И поэтому вы были так жестоки ко мне все это время, сэр? Потому что вы чувствовали свою вину в том, что ваши приятели сделали с моими родителями? Потому что я напоминал вам о всем зле, которое вы видели и совершали в бытность УПСом? Потому что я заставляю вас переживать угрызения совести, боль и ужас, каждый раз, когда вы меня видите?

- Нет. Ты просто меня чертовски раздражаешь.

Невилл горько зарыдал.

Дамблдор приблизился, чтобы его успокоить.

- Ну-ну, дорогой мальчик, не расстраивайся так! - сказал он. - Это очень радостный день! Война закончена. Лорда Волдеморта больше нет. Мы должны праздновать! И я думаю, что моим первым приказом, когда мы отсюда выберемся, будет организация гала-вечера, какого еще не видели в Хогвартсе! - он повернулся к Снейпу. - Я смогу уговорить тебя испечь твои замечательно головокружительные шоколадные пирожные с орехами а, Северус?

- Нет, директор. Я все еще помню, что случилось в прошлый раз, когда я их испек.

- Да, - мечтательно вздохнул Дамблдор. - Я тоже.

Гермиона заговорила с застенчивым выражением лица. - Эээ, сэр? Я думаю... я думаю, что вы забываете о чем-то очень важном.

- Забываю?

- Ну да, сэр. Я не думаю, что профессор Снейп будет в состоянии печь шоколадные кондитерские изделия - с добавлением туда нелегальных галлюциногенных субстанций для вашего удовольствия или без оных, - принимая во внимание чрезвычайно гнетущую и чреватую проблемами природу предъявленных к нему легальных обвинений.

Дамблдор уставился на Снейпа.

- Что она сказала?

- А хрен ее знает.

- Я сказала: «Я не думаю, что Снейп будет в состоянии вообще что-либо испечь, если он будет сидеть в Азкабане, - а он будет, потому что его все еще разыскивают за ваше убийство!»

- Ах, это, - Дамблдор усмехнулся. - Да. Ну, я бы на твоем месте об этом не беспокоился, Гермиона. Я не думаю, что эти обвинения долго продержатся, когда я лично появлюсь в Министерстве перед министром Скримджером.

- Но сэр, - настаивала она. - Есть причина, по которой эти заклятия называются «непростительными». Даже то, что профессор Снейп действовал по вашему приказу, ничего не изменит. Он использовал Убийственное заклятие и...

- О, ты будешь удивлена, как легко я смогу изменить это мнение. Даже поражена, я бы сказал.

- Но сэр...

- О, яйца Мерлина, Дамблдор! - рявкнул Снейп. - Перестанешь ли ты, наконец, играть в прятки и скажешь ей правду? - не ожидая ответа, он повернулся к Гермионе и остальным. - Он не убит, окей? Это была ловушка для Темного Лорда, так что заткнитесь со своими «но сэр» и, исчезните, наконец, отсюда!

Четыре пораженных подростка уставились на него с открытыми ртами. Даже Луна на мгновение подняла голову, оторвавшись от вкуснейшего Хвоста-на-тосте.

- Ну, вот, ты все расстроил, Северус, - усмехнулся Дамблдор. - Испортил мне все удовольствие, - Он вытащил нематериальную палочку из складок нематериальной мантии и взмахнул ею, на глазах превращаясь в непрозрачного, телесного старика со слезящимися глазами прямо на глазах у изумленной публики.

- Но... но как же... но каким же образом? - наконец умудрился выдавить Невилл.

И тут заговорил Рон.

- Вы хотите знать, что я думаю?

Три изумленных лица резко повернулись к нему. Луна рыгнула и прикрыла рот тыльной стороной руки.

- Я не знаю, Рон, - осторожно сказала Гермиона. - Мы этого хотим?

- Я думаю, что Снейп просто притворялся, что убил Дамблдора. Я думаю, что Снейп произнес Avada Kedavra, но в действительности послал совершенно другое заклятье, бессловесное - ну, или может быть что-то вроде Levicorpus - тогда бы это выглядело, будто Дамблдор свалился с Башни. Я думаю, что после того, как Дамблдор упал, Снейп остановил его на полдороге в воздухе, трансфигурировал его в феникса вроде Фокса и, когда он улетел, создал фальшивое тело Дамблдора, которое потом и нашел Гарри на земле.

Гермиона тут же прыгнула на Рона и покрыла его страстными поцелуями.

- Но как же Нерушимая Клятва? - спросил Гарри Дамблдора, осторожно поглядывая на Рона с Гермионой, которые уже катались по полу как два книзла в течке. - Если Снейп нарушил свою Клятву Нарциссе Малфой, почему он все еще жив?

- В действительности, Гарри, представление о том, что нарушение Нерушимой Клятвы приводит к смерти - это городская легенда. На самом деле оно просто-напросто вызывает легкий запор.

- Легкий? - возмущенно пискнул Снейп. - Я живу на Не-Про-Как вот уже больше года, ты, неблагодарный старый лунатик!

- Рад это слышать, Северус! Уверен, что молодые месье Уизли очень тебе благодарны за процветающий бизнес.

Снейп вздохнул.

- Я таки должен был тебя прикончить, когда у меня был шанс.

- Ты не мог, - ласково сказал Дамблдор. - Ты просто любишь поговорить, и мы оба это знаем, Северус. Глубоко внутри ты слишком меня любишь, чтобы убить.

- А еще ты хранишь в банковском сейфе те самые фотографии, готовые для публикации в Пророке.

- Да. И это тоже, - Директор хлопнул Снейпа по спине. - А теперь, я предлагаю всем покинуть это мрачное место. Мы только откроем туннель, чтобы наши гости получили...

- Доказательство, - пробормотал Снейп.

- ...остатки, быстренько заскочим в Министерство, чтобы объяснить все эти дела с хоркракамис/каннибализмом/убийством-первой-степени/возвращением-из-мертвых, а затем - назад в Хорвартс для торжеств! И есть все основания ожидать, что эти торжества будут совершенно великолепными. У нас будут торты, и пудинги, и пироги с патокой! Мы устроим охоту за сокровищами с настоящими галлеонами! Будет живая музыка и танцы! И караоке!

- Черт подери! - Северус! Я думал, что тебе нравится караоке. Ведь твоя версия ‘Do The Time Warp’ - все еще легенда среди преподавателей.

Снейп почти что улыбнулся.

- Я был хорош, не так ли?

- А лучше всего, Северус, то, что когда все это закончится, я по праву займу свой пост директора самой лучшей волшебной школы в мире! - он обнял Снейпа за плечи. - Ты только представь себе, мой мальчик! Как же, с тобой, снова преподающим Зелья...

- Придуркам в подземельях.

- ... и мной, ведущим школу...

- К катастрофе.

- ... все будет как в старые добрые времена. Ну, разве только тебе больше не нужно будет изображать человекообразный шарик от пинг-понга, летающий туда-сюда между старым содомитом-сладкоежкой и злобным психопатом, который бы не задумываясь кастрировал тебя ржавым топором, узнай он о двойной игре.

Снейп поморщился.

- Могу я, по меньшей мере, оставить себе Фокса?

Дамблдор выглядел озадаченным.

- Я не припомню, чтобы ты когда-либо интересовался Фоксом раньше... а что это за книгу ты держишь в руках?

- Книгу? Какую книгу? У меня нет никакой книги, - начал заикаться Снейп, быстро пряча 101 Способ Приготовить Феникса за спину.

Дамблдор подмигнул.

- Что ж, мы сможем обсудить это позже, - сказал он. - Ну, а пока Орден Мерлина и двадцатипроцентная надбавка тебя устроят?

- Для начала.

- Чудесно! Тогда нам пора. О, я уже умираю от нетерпения! Это будет такая дивная вечеринка! Печенья, крем-брюле, Смерть-От-Шоколада! Волшебный сорт - он действительно может убить! И еще будут воздушные шары, и гирлянды, и смешные шляпы, и жонглеры, и секс-игрушки, и лучшие проститутки, которых можно купить за деньги! И еще...

Его голос становился все тише по мере того, как он удалялся по коридору, сопровождая Гарри, Рона, Невилла и Луну.

Гермиона задержалась со Снейпом, который остался, чтобы замести следы. Она подошла к сковороде, где во всем своем масляном полусъеденном великолепии покоился Лорд Волдеморт, и ткнула в него пальцем. Казалось, она едва сдерживалась, чтобы не заговорить.

Наконец, Снейп не выдержал.

- Ну? - спросил он.

Гермиона улыбнулась.

- Вы, конечно, в курсе, что Драко - ваш сын?

- Заткнись, а?



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni