Зеленый овал квиддичного поля

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: ,
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: трава зелена, как любовь в юности, как смущающиеся неопытные подростки, как вечная, непреходящая молодость.

ПРИМЕЧАНИЕ: По канону Гарри Поттер становится ловцом на первом курсе, Оливер Вуд тогда учился на пятом, Маркус Флинт – на шестом.


ОТКАЗ: все принадлежит Ролинг.




Квиддичное поле – зеленое.

Зеленое от растущей на нем травы, которую редко топчут – только перед и после игры. В небесах развеваются мантии, зеленые и красные, зеленые и синие, зеленые и желтые. А трава внизу зелена – зелена, как любовь в юности, как смущающиеся неопытные подростки, как вечная, непреходящая молодость.

- Приготовили мётлы.

14 фигур друг напротив друга, 14 фигур, едящих друг друга хищными взглядами, пригнувшихся в ожидании свистка. Взрывающиеся фейерверком в голубое безмятежное небо, расцвечивающие его цветными всполохами.

- Кваффл у Анджелины Джонсон, загонщика Гриффиндора… Отличный пролет, Анджелина! Какой загонщик, какаааааааая девуш…

- Джордан!!!

- Хороший загонщик, Гриффиндору остается только позавидовать… Ну и остальные игроки у него ничего…

Маркус Флинт не слушает. Как обычно.

Он следит за кваффлом и пытается понять, что за ловца Вуд нынче выпустил на поле. Ловец болтается высоко в небе, взмыв над схваткой: что это – трусость или прагматичное желание не подставляться? Теренс Хиггс рулит среди мелькающих метел, пытаясь хоть чем-то помочь своим. Лучше бы за небом следил.

Новый ловец Гриффиндора – какая-то первоклашка. Ах, ну да, и еще – местная знаменитость, Тот Самый Гарри Поттер, из-за которого пропал Темный Лорд.

Маркус исподволь охватывает цепким взглядом маленькую, худенькую фигурку гриффиндорского ловца. Н-да, Теренс по параметрам ему уступает, Хиггс значительно крупнее, массивнее, играет уже третий сезон… Зато опыта у него не занимать.

Что ж, пусть гриффиндорцы натаскивают своего новичка, но пока Маркус в школе, победы им не видать.

Маркус кидает ненавидящий взгляд в сторону капитана ало-золотых, но Оливер Вуд сосредоточен на игре, скользит вдоль колец, готовый отразить мчащийся на него кваффл.

И Маркус мчится, гоня перед собой аспидный шар, мечтая засадить его в голову Вуду… хотя нет, лучше в ворота.

- Матч окончен! Гарри Поттер поймал снитч! Гриффиндор побеждает со счетом 70:60! С дебютом молодого ловца!!! Урррррррррааааа!!!

- Джордан!

Но ведь этого не может быть?

Кваффл все еще летит по заданной траектории, а Маркус медленно (как ему кажется по субъективному времени) оглядывается. Все верно, на земле тощий гриффиндорский мальчишка выплевывает изо рта золотой шарик… Он его что, ПРОГЛОТИЛ?

Дементордементордеме…

И Вуд – сияющий, гордый – подлетает поздравить своего нового ловца.

***

Гарри Поттер – это проклятие Слизерина. Гиппогриф задери, это проклятие всех квиддичных команд и благословение гриффиндорской.

Прирожденный ловец, одна посадка на метле чего стоит. Летун от Мерлина… Мер-ли-на, Мер-ли-на – стучат в голове молоточки.

КАК он летает!.. Бороздит небесные просторы, словно птица, ястреб или коршун с черным опереньем, хищный, легкий и стремительный, быстрый и опасный, и у Маркуса не хватает прилагательных, чтобы оценить небесами данную гриффиндорскому ловцу технику.

Ему надо сменить своего слизеринского ловца, Теренс Хиггс не подходит, совершенно не подходит, он не выдерживает сравнения с гриффиндорским чудом. И Теренс прячет глаза, виновато глядя на зеленую траву: «Да, Маркус… Виноват, Маркус». И Флинт, осознавая, что неправ, бесится и вскидывается стреноженной лошадью: «Ты разъелся, Хиггс! Ты набрал вес!»

А правда-то состоит всего лишь в том, что Хиггс – обычный студент с обычными способностями, а у Поттера-гриффиндорца есть то, за что таких людей называют – «богоданный», и вес здесь – лишь одна из составляющих...

Вуд цветет. Его оленьи глаза лучатся сдерживаемым счастьем – еще бы, с таким ловцом команда ни в жизнь не проиграет. И вновь опускаются широкие, длинные, как у тролля, руки – а что соревноваться?

Поттер поймает снитч. Поттер сделает игру. Поттер,

Поттер,

Гарри Поттер…

Будь он проклят.

***

Приход на седьмом курсе Драко Малфоя кажется вначале благословением неба.

«Синее небо смилостивилось над нами!» - думает в восторге Маркус, разглядывая хрупкую, такую подходящую для ловца фигурку потомственного аристократа, но для вида хмурится:

- Нуу… не знаю… Это место у меня, вообще-то, занято. Посмотрим.

Красивые губы в форме лука кривятся, делая личико еще больше похожим на сердечко: Малфой сердится.

Но капитан здесь Флинт, и так будет до тех пор, пока он не окончит школу.

Теренс кривится: «Я все понимаю», - он отводит взгляд, он действительно все понимает, в Слизерине не место сентиментальности, в команде не место выросшим ловцам (да и СОВы скоро, больше времени будет готовиться без тренировок, все, что ни делается, - к лучшему, так? Все к лучшему)…

- Приготовили мётлы.

Новые скоростные метлы, новый легкий ловец. Мы должны победить.

И – пронзительный свист, поднимающий игроков в небо, Маркус мечется с оскаленным ртом, грозно смотрит на своих, напоминая взглядом: главная задача – забить как можно больше голов, пока Поттер, ловец небесной милостью, не углядит и не схватит снитч.

Малфой? Ну, летает он хорошо, но опыта у него нет.

У гриффиндорского ловца за плечами год, и стратегию следует строить исходя из этого.

Бладжеры черными авадами мечутся по полю, влево-вправо-вверх-вниз, слизеринские отбивалы отлично работают, направляя авады на Поттера, прекрасно, ребята, просто прекрасно, уже 60:0, и небо приходит на помощь Слизерину, как нельзя вовремя проливая слезы. Из серых набухших туч дождь моросит, как из сита, а Поттер у нас Шрамоголовый Очкарик: вода заливает ему стекла, ухудшает обзор, и снитч ему заметить теперь тяжелее.

Вуд бледный, он, вообще-то, всегда бледный, но сейчас это особенная бледность, мертвенная – понимаешь, друг, что проигрываешь? – мокрые пряди налипли на лоб, по лицу стекают капли, и напоминает он замученного хоббита, Фродо перед Ородруином, на лице одни глаза, тоскующие, обреченные, и Маркус, ждущий перед воротами подачи, впитывает в себя этот образ каждой порой.

«Тайм-аут», - подает Вуд знак и, не оборачиваясь, направляется к земле.

Слизеринцы соскакивают с метел со свирепой радостью: «Мы их сделали», - кричат они, и Малфой, раскрасневшийся, глядит в сторону гриффиндорцев, а глаза у него пылают, как угли.

- Ты отвлекай, отвлекай Поттера, - говорит Маркус, - но и про дело не забывай. Пока он там вихляет по сторонам от бладжера, высматривай снитч.

- Кстати, кто и что сделал с бладжером? – спрашивает он всех. – Смотрите, если после игры обнаружится, и результат не засчитают…

Но все отрицательно мотают головой; дисквалификация не нужна никому.

Все-таки это Малфой… А, Мерлин с ним, метлы в команде все равно останутся.

Отчаянный Поттер по-прежнему уворачивается от бладжера, летящего за ним по пятам, и Вуд смотрит, прикусив губу, следит за своим ловцом, прикипев к нему взглядом.

Маркус подлетает поближе, нарушая «забойную» границу, говорит тихо, понизив голос:

- Что, не жалко ловца? Сдавал бы игру, Вуд, если Поттер поедет домой к своим магглокровкам после травмы, ваш Гриффиндор ни хрена не будет стоить.

В глазах Вуда вспыхивают огоньки:

- Ваш Слизерин и с ловцом ни кната не стоит, а уж без мётел ловца – полное дерьмо. А ты летай, летай здесь поближе, Флинт, будь в мертвой зоне, - капитан гриффиндорцев делает рукой щедрый приглашающий жест.

Выругавшись, Маркус отлетает – как раз вовремя, чтобы поймать на биту посланный Пьюси кваффл – с каким наслаждением он запускает мяч в правое кольцо, обманным замахом послав Вуда к левому…

- 70:0, Слизерин ведет в счете!

- Гриффиндорские загонщики пытаются отобрать кваффл, но им вновь завладели слизеринцы… Пьюси передает Монтегю… Белл перехватывает кваффл… Нет, это несправедливо! Один из бладжеров носится только за ловцом Гриффиндора!!! Гарри! Гарри, СЛЕВА!!! Ловец Гриффиндора держится за руку… будем надеяться, это не перелом.

Маркус обернулся как раз вовремя, чтобы заметить…

… золотая искорка над светловолосой головой, трепещет возле правого уха.

Мир лишается звуков, остается только шепот: «Оглянииисссь».

- Мал… - красным смерчем летит Поттер, и Малфой смотрит в панике, убирается с дороги, - …фой.

Все кончено.

- Слепым кротам, как ты!..

- Я его не видел!

- … таким кротам, как ты, не место в команде!!!

- Он был над самой твоей головой!

- Над самой головой! Порхал! Парил!!! Отдыхал!

***

Малфой тренируется. Упорно, срывая дыхание, отрабатывая кульбиты и развороты.

- Что важно для хорошего ловца?

- Скорость, Драко, скорость. Меньше ешь, больше двигайся. И учись резко падать по вертикали и подниматься перпендикулярно земле. Учитывай ветер.

Скорость. Ха. Везение, скорей.

По теории предсказаний Поттер давно должен был проиграть – ну, хоть раз – позже заметить снитч, сбиться с пути из-за бладжера. Что этого очкарика вело, третий глаз? То самое внутреннее зрение, о котором вопит постоянно Трелони?

Малфой хмурился:

- Флинт, чего у меня нет? Поттер как заговоренный…

Он ежился под ноябрьским ветром, серое небо так низко свисало над землей, что людей охватывали порывы клаустрофобии: казалось, мутная пелена вот-вот ляжет сверху мягким ватным одеялом, не оставив под собой воздуха. Маркус остановился и Драко замер рядом. Поглядев на приблизившийся горизонт, Флинт сказал:

- Пробуйте по очкам. Нужно набирать больше 150-ти… и не давать Поттеру поймать снитч до того.

Малфой взглянул на капитана расширившимися глазами:

- Что?

- Ты ж не всегда будешь двенадцатилетним мальчишкой… Курсу к пятому станешь капитаном. Тогда и пригодится, - Маркус тяжело положил руку второкурснику на плечо, сжал, а затем ушел в Замок, не обращая больше на того внимания.

Он ошибся. Драко Малфой стал капитаном на шестом курсе.

***

«Ну и дементор с ним, - думал Флинт, сверля взглядом Вуда за гриффиндорским столом, - хорошо, что ухожу. Со следующего года все равно кубок не выиграем. Что ж не быть капитаном с таким-то ловцом. Везунчик».

Последнее определение относилось непонятно к кому: то ли к Поттеру, невероятно удачливому, то ли к Вуду, беззастенчиво пользующемуся привалившим счастьем.

Вуд сидел разрумянившийся, глаза как звезды, и – как на него смотрели девчонки!

Не то чтобы на Маркуса они не смотрели, и даже не из-за того, что он – капитан слизеринской команды, многие говорили, что в нем есть что-то… харизматичное. Мрачная красота разбойника или пирата: высокий рост, широкие плечи, сломанный нос, «дурной» черный глаз, прожигающий насквозь взгляд. «Черноворонний», - выразилась однажды Анна Брокенски, и Маркус был не против. Можно – ворон, можно – коршун…

Зловещий вестник, кружащийся над полем битвы.

Вуд был… милым, можно – миловидным. Одухотворенным, светящимся изнутри.

Светлые карие глаза, коротко подстриженные каштановые волосы, золотящиеся в солнечном луче. Он напоминал стеклянный сосуд с вином, рубиновым, мягким на вкус, маслянисто скользящим по нёбу; и, если посмотреть сквозь него на свет, мир приобретет нежно-розовые оттенки, осеняющие все трепещущим крылом бабочки.

«Бабочка. Бабочка… Я сошел с ума. Ничего, скоро СОВы, там некогда будет о врагах думать. Бабочек и прочий мелкий гнус – к дементорам в Азкабан. Мне нужно думать о Министерстве. ОМК…*

А Вуд, наверное, пойдет после школы в большой квиддич…

Ну и…»

***

- Приготовили мётлы.

Как странно… Нет ничего странного, пять лет прошло, из прошлых знакомцев лишь тогдашние перво- и второкурсники, да и то, много ль внимания обращал тогда Флинт на школьную мелюзгу. Драко Малфой и Гарри Поттер – негусто же черпать. Но все равно – так странно ощущать себя чужим и лишним в незнакомой толпе, в полузнакомой обстановке. Хогвартс словно уменьшился в размерах, став кукольным, слишком ярким, слишком нарядным, словно в каком-то месте его вытянули, в каком-то - сжали, а где-то перекрасили.

Память помнила так, а на самом деле было немного иначе.

Искажения, вносимые временем.

Маркус чуть удивленно усмехнулся. Его прислали проверять моральное состояние молодежи, причем с обеих сторон. Результатов проверки ждали и Фадж, и Люциус Малфой.

Зеленело квиддичное поле, по которому яркими пятнами рассыпались слизеринские и гриффиндорские игроки, капитаны команд вышли и пожали друг другу руки, окидывая антагониста непримиримым взглядом.

Не в первый раз; Маркусу доводилось и сжимать чужую теплую ладонь, глядя в глаза напротив, и сидеть на этих трибунах в качестве зрителя, наблюдая за чужой игровой тактикой.

Детские игры.

Откинувшись, Маркус лениво следил за взмывшими в воздух зелеными точками.

- … и Рональд Уизли ловит первый кваффл, отлично, Уизли! Джинни тут же перехватывает инициативу, и мяч стремительно несется к воротам Слизерина, Гойл посылает бладжер в капитана гриффиндорцев, ну да этот косорукий…

- Криви!

Малфой собрал хорошую команду. Но у гриффиндорцев она не хуже и, похоже, Поттер не потерял хватку ловца, хоть и здорово вырос…

- Гарри Поттер поймал снитч!!!

Так и есть.

***

Драко прошел в раздевалку с раздувающимися ноздрями, не глядя на своих слизеринцев.

Маркус с улыбкой остался сидеть на трибуне. Квиддич… что квиддич?

Зеленое поле с вечно меняющимися игроками, символ юности и невозвратимых школьных дней.

Нахохлившись, Маркус смотрел на зеленый овал, вспоминая, сколько времени своей жизни убил здесь на тренировках. Первый юношеский разряд по квиддичу, на мастера спорта не потянул. Да и нужно было ли?

Из раздевалок народ постепенно потянулся к замку, но Малфоя все не было.

Маркус подождал еще с четверть часа, встал, ощущая, как в затекших ногах толчками потекла кровь, направился к знакомому приземистому зданию. Толкнул дверь, в лицо ударил влажный пар.

Из душевой доносились стоны.

Чей-то голос прерывисто бормотал:

- Дерьмо гриффиндорское… дерь-мо. Не-на-ви-жу. Ооох…

Маркус кошкой прокрался мимо открытых, зияющих жадной пустотой кабинок, осторожно заглянул в приоткрытую дверь.

На полу устроились капитаны квиддичных команд: Драко, опирающийся на локти и колени, и позади него гриффиндорский ловец, Гарри Поттер, дергающий на себя белеющие в полутьме бедра, - шумела льющаяся вода, заглушившая маркусовский вдох, а чистокровный слизеринец, аристократ и будущий темный маг прогибался в позвоночнике, поддавался назад, запрокидывая голову, светлые волосы от воды потемнели, налипли на глаза, с губ срывались непристойности вперемешку со стонами… Поттер, по-хозяйски охватив широкими ладонями стройную талию, уверенно двигался, и голос у него был спокоен:

- Что же ты… перед… гриффиндорским дерьмом… на коленях стоишь, а?

- Это ты… стоишь передо мной на коленях… - сварливо отозвался Малфой, оборачиваясь через плечо.

Маркус резко отшатнулся от двери и прижался к стене.

Но перед глазами все стояли два тела: смуглое и белое, двигающиеся в едином ритме.

Гриффиндорец и слизеринец.

Капитаны команд.

Словно оттиск того, что могло быть, но не было. Если вытянуть брюнета, сделав его более мощным и угловатым, а светлые, почти белые волосы, заменить на каштановые…

- Гаааааарриии… быстрее… пожалуйста… быстрее…

Маркус… пожалуйста…

***

«Вот мое место».

Маркус прошел, наступая на ноги и извиняясь, и уселся на зеленую лавку.

Поле весело зеленело, ожидая игроков.

- Коммммманда «Рыжие лисы»!!!!!!!!!!

Стадион взревел. Игроки в оранжевых мантиях прошли строем и сложили метлы, приветствуя зрителей.

- Коммммманда «Альбионские соколы»!!!!!!!!!

Бело-голубые мантии мелькнули, выстроившись в полукруг, и почему-то у Маркуса чаще забилось сердце.

- Прррррриветствие капитанов!!!

Вот он, вот – с номером 3 в белом круге с синей каймой. Маркус лихорадочно закрутил колесико омнинокля, поставив максимальное увеличение. Удлиненное лицо, высокие скулы, впалые щеки и сжатый, резко очерченный рот.

Да, вот и родинка на правой щеке, но потемневшая, тогда она была светлой, золотисто-коричневой, как и ее хозяин, а сейчас стала черной и маленькой, словно подобралась, построжела вместе с владельцем.

Но тут Оливер обернулся к товарищу, и лицо его осветила улыбка, веселая, ослепительная, из-за которой раньше Маркус про себя звал его: Солнечный зайчик.

Он не видел Маркуса – одно из сотен лиц на трибунах, а Маркус словно прирос к омниноклю, впитывая глазами засиявший для него солнечный свет.

Он не услышал, конечно, скорее – почувствовал, движение губ судьи, ведь сколько раз он сам был там, на зеленом овале квиддичного поля, слыша этот приказ и дрожа в предчувствии взлета – вверх и вверх, в это синее безжалостное небо; это был как толчок, из-за которого он качнулся вперед, туда, к Оливеру, сжавшемуся пружиной на мирной траве:

- Приготовили мётлы.



The end


* ОМК – Отдел Магического Контроля


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni