Открытое окно

АВТОР: Galadriel
БЕТА: Мильва

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Драко
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп просит Слагхорна найти для Драко прибежище в Хогвартсе.

Фик написан на Severus Snape Birthday Fest для Months of midnight.


ОТКАЗ: все принадлежит JKR и другим уважаемым правообладателям, автор никакой выгоды не извлекает, о чем ужасно сожалеет.




«Горацию Слагхорну, Хогвартс»

Конверт из плотной сероватой бумаги принесла сегодня утром обычная почтовая сова – таких в волшебном мире сотни, если не тысячи. Правда, принесла не за завтраком в Большой зал, а в совершенно нечестивый утренний час в спальню профессора, уронила конверт ему на голову и как ни в чем ни бывало уселась на спинке стула чистить перышки.

Профессор Слагхорн недобрым глазом покосился на нахальную птицу. Мало того, что ему разбили законный субботний утренний сон – это бы еще полбеды. Но едва бросив взгляд на то, что принесла сова, Слагхорн сразу понял, что день испорчен окончательно.

Он повертел письмо в руках. Ни подписи, ни обратного адреса на нем не было. Но Слагхорн прочитал десятки контрольных, сотни домашних работ, написанных этим почерком – он не мог его не узнать.

Профессор попробовал рассмотреть содержимое письма на свет, но из-за плотной бумаги ничего разглядеть было нельзя. Понюхал – вроде бы, пахнет как обычное письмо, сургучом и немного опилками. Впрочем, есть такие яды, что совершенно не имеют запаха. И сохраняют силу даже в безводном варианте.

Тяжело вздохнув, профессор Слагхорн на секунду прикрыл глаза, а потом одним взмахом серебряного ножа вскрыл письмо.



«Дорогой Гораций!

Невинному человеку угрожает серьезная опасность со стороны Темного лорда. Обстоятельства таковы, что Хогвартс в настоящее время будет для него наилучшим пристанищем. Прошу тебя приготовить для него укрытие (ты знаешь, где) и принять на себя заботу о нем.

О своем решении сообщи немедленно, птица будет ждать. В случае положительного ответа жди нас на Ручейной поляне, на границе хогвартских земель в Запретом лесу в полночь.

Никто в замке не должен знать об этом. Под твою ответственность.

Северус Снейп»



Несколько минут Гораций стоял, выпучив глаза от удивления, и ловил ртом воздух. Вот нахал! Да как он посмел! Первым желанием было порвать письмо в клочья и прогнать проклятую птицу, но что-то в ее облике говорило, что это будет не так-то просто. Вздохнув, профессор Слагхорн уселся за бюро и принялся писать ответ.

«Что это за чушь? Где ты скрываешься, Северус, тебя ведь все равно найдут! Ты действительно надеешься, что я пойду черт знает куда, прямо в лапы к твоим дружкам – Жрецам смерти? Гораций Слагхорн»

Разумеется, он не собирался никуда идти даже для спасения сотни невинных жизней. Тем более что это, скорее всего, просто ловушка.

Но проклятая сова вернулась быстрее, чем он думал.

«Я гарантирую твою безопасность, Гораций. Северус»

«И что, я должен вот так поверить одному твоему слову?! Гораций»

«Дамблдор верил одному моему слову. Северус»

«Вот именно, и где он теперь? Гораций»

Ответа не последовало. Профессор Слагхорн в нерешительности промаялся весь вечер, а без четверти двенадцать тихонько выскользнул из замка и направился к Запретному лесу.

По правде говоря, он и сам не знал, зачем пошел. В отличие от Дамблдора, он ни на йоту не верил, что люди по природе добры и жаждут исправить свои ошибки. Но безапелляционный тон Снейпа был слишком уж большой наглостью для убийцы и дважды предателя. А значит, все не так просто.

Гораций зябко поежился и поплотнее запахнулся в мантию, с грустью размышляя, что коготок увяз вот уже год назад, а теперь, видимо, пришла пора и совсем пропадать.

Ручейная поляна была не так уж далеко от замка, но даже особо пронырливые ученики редко забредали туда – не столько из страха перед водящимися в лесу тварями, сколько из нежелания пробираться через многочисленные завалы из гниющих деревьев. Профессор Слагхорн неуклюже соскочил с кочки, одной ногой провалился по щиколотку в чавкающую трясину и выругался. Возможно, когда Основатели раздавали имена, здесь и были какие-то ручьи, но за тысячу лет местность успела превратиться в обычное болото. И лазать по нему ночью на встречу со Жрецом смерти не рекомендовалось никому, особенно, с грустью подумал Слагхорн, немолодому уже человеку с больным сердцем. Он достиг границы деревьев и остановился в нерешительности. На прогалине никого не было видно. Впрочем, это отнюдь не гарантировало от внезапного нападения. Профессор Слагхорн вынул из рукава палочку и попытался принять стандартную дуэльную позицию. Ветка под ногой предательски скрипнула. Тут же в нескольких метрах от него раздался негромкий, но очень четкий голос:

- Благодарю, что ты все-таки пришел, Гораций.

- Северус? Ты один? – Слагхорн внутренне собрался, впрочем, готовясь скорее бежать, чем драться.

- Разумеется, нет, - из-за кустов выступила колышущаяся тень. – Я же говорил, что приведу человека, который нуждается в помощи и защите.

- Ах, да, - Слагхорн облегченно выдохнул. – И кто это? Я его знаю?

- Весьма вероятно, что да, - Снейп помедлил. – Это Драко Малфой.

Профессор Слагхорн замер на своей кочке. Мальчишка, который пытался убить Дамблдора. Который привел в Хогвартс Жрецов смерти. Сын Жреца смерти, ныне находящегося в Азкабане.

- И зачем же ему помощь? – громко спросил Слагхорн. – Наверное, *вы* должны его чествовать как героя.

- Вовсе нет, - мягко и очень тихо произнес Северус. – Он не выполнил своей миссии. Он считается предателем и подлежит безусловному уничтожению, независимо от того, была ли у него реальная возможность исполнить задание Темного лорда.

Пока Слагхорн переваривал услышанное, Снейп на мгновение скрылся из виду, а потом появился вновь, держа на руках тяжелый сверток. Почти впавший в панику Гораций не сразу догадался, что это и есть мальчик.

- То, что ты пришел, я рассматриваю как согласие помочь. Давай не будем медлить, - продолжил Снейп, - мистеру Малфою требуется медицинская помощь. В том числе зелья, которые я не мог сварить без стационарной лаборатории. Идем, - и он решительно направился вперед. Профессору Слагхорну оставалось лишь следовать за ним, ругая ночь, болото, эту темную лошадку Снейпа, а больше всего – себя. Как ни странно, ему даже не пришло в голову спросить Снейпа об убийстве Дамблдора, и о том, где Снейп скрывается сейчас. Точнее, разумеется, пришло, но сама мысль об этом ужасала, и Гораций предпочел благоразумно промолчать. К тому же Снейп, даже с ношей на руках, шел довольно быстро, и Слагхорна начала одолевать одышка.

Наконец, деревья стали расступаться: Хогвартс был уже близко. Снейп все еще уверенно шел впереди с таким видом, будто это он оказывает величайшую услугу. Никогда не любил этого неряшливого выскочку, с раздражением подумал Слагхорн. Впрочем, он был не совсем искренен. В первые же годы преподавания на курсе Снейпа он заметил таланты невзрачного полукровки и немедленно пригласил того в Слаг-клуб. На что Снейп достаточно высокомерно дал ему понять, что ни в чьем покровительстве не нуждается и на «вечеринки с грязнокровками» ходить не будет. Слагхорн только фыркнул, представив, что как максимум через пять лет этот нахал прибежит к нему просить рекомендацию о приеме на работу. Снейп не прибежал. С тех пор отношения между ними всегда оставались вежливо-отстраненными. Они признавали достоинства друг друга – но не более.

Воспоминания его прервал тихий голос Снейпа:

- Иди вперед, посмотри, нет ли кого.

Гораций хотел было возмутиться, но лишь покорно кивнул, понимая, что уже ввязался в это дело и назад пути нет. Хогвартские коридоры были наверняка пусты: Филч оставался в замке, но ему некого было ловить, ученики разъехались. И никто не подозревал, что один из профессоров под покровом ночи приведет в замок Жреца смерти. На этой мысли Слагхорн горестно вздохнул. Не надо было тогда соглашаться на предложение Дамблдора, сколько раз повторял себе он.

Впрочем, до слизеринских подземелий они дошли без приключений. Внизу Слагхорн перехватил вопросительный взгляд Снейпа, пожал плечами – и последовал за темной фигурой с мальчиком на руках к кабинету бывшего зельевара. Дверь была закрыта, даже не опечатана: то ли министерские авроры не догадались провести во владениях Снейпа обыск, то ли не смогли справиться с охранными заклинаниями. Снейп еле слышно прошептал пароль - «Бергамот», тяжелая дубовая дверь беззвучно отворилась. Внутри было темно, но Снейп походя прошептал Lumos – и вспыхнуло несколько больших напольных канделябров. Слагхорн только покачал головой, а потом поспешно последовал за своим бывшим учеником.

Снейп осторожно опустил свой сверток на диван. Откинул ткань, при свете оказавшуюся рваным плащом. Успевший подойти ближе Слагхорн взглянул – и невольно ахнул.

Мальчик казался выходцем с того света. Под плащом он был обнажен, но все тело покрывала запекшаяся кровь и грязь, светлые волосы слиплись и висели мышисто-серыми патлами. Чистые участки кожи были бледными до синевы, глаза болезненно запали.

- Это… это же не Crucio, - невпопад проговорил Гораций, скорее от необходимости что-то сказать, чем придавая своим словам значение.

- Нет, это не Crucio, - ответил Снейп. – Кухонные ножи, веревки и тяжелые ботинки иногда могут причинить куда больше вреда. Темный лорд не жалеет неудачников, а его свита – тем более, - выражение его лица невозможно было разобрать. Глаза Снейпа странно блестели, будто он был готов то ли заплакать, то ли разорвать кого-нибудь. Слагхорн смущенно отвел взгляд, а когда вновь посмотрел на Снейпа, тот уже пришел в себя и деловито шарил по полкам.

- Толченого рога единорога у меня нет, не успел пополнить запасы. Вербены тоже осталось мало, тебе придется купить еще, хотя на пару дней должно хватить. Мальчику понадобится обычное болеутоляющее, общевосстановительное зелье и что-нибудь для кожи: раны и порезы весьма глубоки, хоть и не опасны. И еще, - Снейп замолк, повернулся к Слагхорну, глядя тому в глаза, - Ennervus. В больших количествах. Запомни, у мальчика аллергия на свежесобранный цвет, используй старые запасы. А еще…

Тут Слагхорн не выдержал. Мало того, что среди ночи к нему вломился Жрец смерти с раненным предателем на руках и хозяйничает тут, как у себя дома. Так этот сопляк еще и указывает *ему*, как и какие зелья варить!

- Какого черта, Северус! – взревел Слагхорн. – Ты что, ждешь, что я буду постоянно варить все это для мальчишки? Приведи хоть одну причину, по которой я должен выполнять твои просьбы!

Снейп замер у полок, потом очень медленно развернулся и приблизился к Слагхорну. За это время Гораций успел несколько раз пожалеть о своих словах, а также проклясть Снейпа за любовь к театральным эффектам.

- Потому что моей благодарностью будет нечто большее, чем коробка засахаренных ананасов, - и, достав из ящика стола связку ключей, Снейп открыл один из больших дубовых шкафов, махнув Слагхорну, чтобы подошел поближе. Шкаф был набит книгами, тетрадями, колбами с зельями, непонятными коробочками и сверточками. Гораций пробежался взглядом по зельям и не узнал ни одного.

- Это, - пояснил Снейп, - результаты четырнадцати лет моих исследований. Здесь записи, рецепты, рекомендации и результаты опытов. Они – твои. Можешь делать с этим все, что захочешь – опубликовать, запатентовать или использовать как основу для дальнейшей работы. Здесь есть по крайней мере четыре оригинальных зелья из области контроля за сознанием и множество поправок к классическим рецептам, - Снейп закрыл шкаф, снял со связки один ключ и демонстративно протянул его Слагхорну.

И только тут Гораций понял, что ему предлагают. Он всегда считал Снейпа невероятно талантливым зельеваром, а результаты многолетних лабораторных исследований должны стать сенсацией в научном мире. Сам он не мог позволить себе заниматься наукой, а тут, имея под рукой великолепную хогвартскую лабораторию… Удивительно, что Снейп не воспользовался плодами своих трудов. Впрочем, не удивительно, подумал Слагхорн, хоть Уизенгамот и оправдал его, на научной карьере Жрецу смерти можно было поставить крест. И все же… это было слишком.

- Нет, что ты, Северус, как можно?! – затараторил он. – Что же я, совсем бессердечный? За спасение жизни невинного ребенка такую плату…

- Он не невинный, - заметил Северус, - и не ребенок. – Рука все еще протягивала ключ.

- Ладно, я могу опубликовать результаты исследований, но только под твоим именем, - попытался найти компромисс Слагхорн.

- Никто не станет ничего публиковать с моим именем, - меланхолично произнес Снейп, - а ты проведешь остаток жизни в застенке у Грюма.

Открывший было рот Слагхорн вздохнул и опустил очи долу, всем своим видом изображая, насколько ему неловко. Впрочем, на Снейпа это не подействовало, он нетерпеливо ткнул ключом чуть ли не в нос Горацию.

- Бери, я сказал. Нечего изображать это бесподобное гриффиндорское благородство.

- Ох, Северус, - тяжело произнес Слагхорн, - получается, что ты покупаешь мою помощь этому несчастному мальчику.

- В таком случае, надеюсь, твоя помощь чего-нибудь да будет стоить, - Снейп бросил ключ на стол, остальные убрал в ящик и вернулся к Драко, показывая, что разговор окончен. Гораций бочком обошел стол, стараясь не смотреть на лежащий на нем стальной ключ со сложной резьбой.

Когда он наконец оторвал взгляд от ключа, Снейп все еще склонялся над Драко. С удивлением и умилением Слагхорн наблюдал, как тот осторожно поправляет мальчику волосы, тыльной стороной ладони стирает кровь со лба…

- Где же мне его спрятать? – наконец озвучил он давно мучивший его вопрос.

- В Лабиринте, конечно, - невозмутимо ответил Снейп, не отводя взгляда от мальчика.

Слагхорн снова вздохнул. Ну да, Лабиринт будет лучшим выходом, кроме них двоих и Синистры туда никто не найдет путь, да и знают о нем не все. Слизеринские подземелья, построенные еще Салазаром, делились на две неравных части. В меньшей и всем известной жили ученики и располагались классные комнаты. В большую часть – сам Лабиринт – можно было попасть только из комнаты, служившей раньше кабинетом Снейпу. Говорят, Салазар создавал его как убежище на случай войны. Действительно, в бесконечном подземном лабиринте можно было пережить нападение всех армий мира – была бы еда и лекарства – то, что от него, Слагхорна, и требуется.

- Ты знаешь пароль, Северус? – спросил Гораций, цепляясь за последнюю надежду.

- Тот же, что и тридцать лет назад, - Снейп криво ухмыльнулся.

И Слагхорну нестерпимо захотелось рассмеяться и закричать: ах ты негодный мальчишка, где ты успел его послушать на первом курсе! Но он не сделал этого – перед ним сидел усталый человек с седеющими волосами и запавшими глазами, а единственный ребенок здесь не мог его услышать.

Они устроили Драко во второй комнате от входа в Лабиринт. Там было пыльно, но воздух пах свежестью – явно тянуло с улицы, хотя они и находились глубоко под землей. Суетясь с постельными принадлежностями и бинтами (все приходилось делать самому, никаких тебе эльфов), краем глаза Слагхорн заметил, как Снейп поправляет Драко одеяло, после чего наклоняется и целует его в лоб. Непонятно почему ужасно смутившись, Слагхорн отвернулся.

Снейп отказался от предложения проводить его.

* * *

Мальчик уже третий день лежал без сознания. За все время с тех пор, как его принес Снейп, он ни разу не приходил в себя и оставался таким же бледным и холодным. Слагхорн практически сразу начал подозревать, что все не так просто, как говорил Снейп: и физическое насилие не ограничивалось побоями, и магическое наверняка имело место, но профессору не удавалось определить ни характер повреждений, ни способ лечения. Оставалось только время от времени менять испачканные кровью простыни.

Гораций продолжал терпеливо давать мальчику все упомянутые Снейпом зелья, от себя добавив глюкозу и кроветворное. Состояние Драко не ухудшалось, но и не улучшалось, и зельевар начал всерьез беспокоиться, что если в ближайшие дни Драко не придет в себя, то может умереть просто от истощения. Чтобы искусственно поддерживать жизнедеятельность, требовалась клиника и специальная аппаратура, Слагхорн же не располагал ни тем, ни другим. И мог лишь в бессилии наблюдать, как все больше заостряются черты лица Драко, западают глаза и щеки, выпадают волосы. В очередной раз меняя под ним постель и потом сжигая в камине измазанную кровью простынь и целый пук льняных волос, Слагхорн принял решение. Если Снейп не объявится в ближайшие три дня, он отвезет Драко в Св. Мунго. Может быть, потом мальчика ждет наказание, а может быть, и нет, но здесь его наверняка ждет смерть.

Снейп объявился утром второго дня. Лил сильный дождь, в Хогвартсе, несмотря на разгар лета, было холодно и тоскливо, и преподаватели ели свою овсянку молча, лишь иногда шепотом переговариваясь. Слагхорн с отвращением размазывал кашу по тарелке и злился – на себя, что согласился принять предложение Дамблдора, на Снейпа, что втянул его в это, на Драко, за то, что проклятый мальчишка никак не реагирует на самые эффективные зелья из его арсенала. И за этими мыслями он не заметил, как в окошечко для сов влетела очень мокрая галка и, спикировав, уронила ему в кашу письмо. Конверт из плотной сероватой бумаги, ни имени, ни адреса.

Слагхорн фыркнул; жест был очень театральный, но в душе он почувствовал огромное облегчение. Наверняка Снейпу есть что ему сказать, он не стал бы объявляться с пустыми руками. Э-э, клювом. Как ни в чем ни бывало убрав письмо во внутренний карман, Слагхорн покосился на птицу. Та прохаживалась по столу с совершенно невозмутимым видом, будто была если не хозяином, то полноправным участником трапезы. Профессор Синистра попыталась подманить ее, кроша на стол булочку, но, столкнувшись с полным презрения взором птицы, стушевалась и уткнулась взглядом в тарелку. Слагхорн тайком усмехнулся, но решил, что пора прекращать этот фарс.

- Прошу меня извинить, коллеги. Мне необходимо срочно ответить на письмо. Приятного аппетита, - произнес он, поднимаясь из-за стола.

- Это ваша птица, Гораций? – подала голос Синистра.

- Гм… - Слагхорн задумался. – Скорее, это своя собственная птица, - улыбнулся он, протягивая галке руку.

- С характером, значит, - хохотнула Хуч. – А как зовут?

- Я называю его Северус, - не сдержался Слагхорн.

Северус на его плече сжал когти, больно царапая кожу даже через одежду.

- Ну и шуточки у этих слизеринцев, - услышал Слагхорн, уже выходя из зала.

- Ай-ай-яй, Северус, - воскликнул он, едва переступив порог кабинета Снейпа и закрыв за собой дверь. – Приличный человек, профессор – и на тебе, незарегистрированный анимаг!

Галка соскользнула с его плеча, пару раз взмахнула крыльями, окатив Слагхорна каплями дождя, и превратилась в мокрого и насупленного Северуса Снейпа. Вода стекала с него тонкими ручейками, будто он не просто летал под дождем, а искупался в озере. Но выражение лица, тем не менее, было крайне серьезным и озабоченным. Одним движением палочки высушив себя, Снейп резко шагнул к двери, наложил на нее заглушающее заклятие и лишь потом обернулся к Слагхорну.

Мгновение они молчали, и вначале Слагхорн удивлялся, почему Снейп ничего не скажет, но потом его посетила странная мысль: Северус просто боится. Боится получить ответ на терзающий его вопрос, и поэтому не решается его задать. Решив быть милосердным, Гораций заговорил сам:

- С Драко все по-прежнему. Он жив, ухудшения не было, хотя в сознание не приходит, - и если бы специально не присматривался, не заметил бы, как едва ощутимо расслабились плечи Снейпа.

- Спасибо, Гораций, - глухо произнес Северус, - я очень ценю твою помощь.

Не найдя, что ответить на это Слагхорн только развел руками.

- Да какая там помощь, Северус, что бы я ни делал – улучшений-то нет, - вздохнул он. Казалось, будто он раздумывал мгновение, а потом продолжил. – Скажи мне правду, Северус, мальчик подвергался проклятиям или иным магическим воздействиям? Это очень важно.

Теперь пришел черед Снейпа опустить взгляд и нервно поправлять манжеты.

- Я… я не знаю, Гораций. Меня там не было, а от Темного лорда можно ожидать чего угодно. Я надеялся, что нет, поскольку мальчика почти сразу отдали… новоявленным Жрецам, а те не очень-то сведущи в магии, но я могу и ошибаться.

- Понятно, - протянул Гораций. Вдруг стало неимоверно тоскливо, и в комнате будто похолодало еще больше. Что бы ни натворил мальчишка, Гораций ухаживал за ним уже больше недели, и если тот просто так умрет… это будет очень, очень неприятно.

- Он все там же? – внезапно спросил Снейп, уже направляясь к двери.

- Да-да, - последовал за ним Слагхорн. Они прошли в большую просторную комнату, где постель со спящим в ней мальчиком казалась будто вырванной из другого мира, необычайно чуждой и неестественной.

- Значит, все так же, - протянул Снейп, наклоняясь и поправляя слегка сползшую простыню, что накрывала мальчика. Гораций опять покивал ему в спину.

- Только… Северус, - нерешительно произнес Слагхорн.

- Что такое? – Снейп поднял голову.

- Простыни… они все время в крови, и я не понимаю, как это происходит. Все раны на теле зарубцевались, если бы это не было полной чушью, я бы решил, что тут работает неосторожный вампир.

Снейп заметно побледнел и помотал головой.

- А ты осматривал его? Все тело тщательно?

- Ну-у, - по правде говоря, Гораций ограничился весьма поверхностным осмотром. Раны на спине и руках были достаточно глубоки, чтобы сосредоточить внимание на них. – Я осмотрел и залечил все порезы.

- Порезы. Понятно, - повторил Снейп с легким презрением. Потом приподнялся, откидывая с мальчика простыню. Решительно перевернул того на живот и, пробежав кончикам пальцев по позвоночнику вниз, аккуратно раздвинул ягодицы. Между ними была запекшаяся кровь и полузарубцевавшиеся рваные раны. Слагхорн сглотнул и отвернулся.

- Это сделали Жрецы смерти? – выдавил он наконец.

- Да. Темный лорд, узнав, что его задание не было выполнено как надо, отдал Драко на растерзание им. Не старым друзьям его отца, а недавно присоединившимся… - Снейп помедлил… - животным. Грейбэку и прочим.

- Так это были следы зубов! – ахнул Слагхорн. – Он теперь оборотень.

- Он не оборотень, - тихо произнес Снейп, накрывая Драко простыней. – Они были в человеческом облике, когда… насиловали его.

Гораций почувствовал, как, несмотря на все усилия сдержаться, к горлу подкатила тошнота. А перед глазами встала ясная картинка. Он понял, почему все порезы и укусы были расположены именно так. Один держал мальчика за руки – это синяки и гематомы в районе локтей. А второй… Или вторые… Почувствовав, что больше он не выдержит, Слагхорн резко развернулся и выбежал из комнаты, прижимая руку ко рту.

* * *

Мгновение Северус Снейп продолжал сидеть на постели, уронив голову на руку и прикрыв глаза. Потом поднялся, тщательно запер дверь и сотворил тазик с теплой водой и мягкую губку.

Несмотря на все раны, кожа мальчика была удивительно нежной. Северус старался не обращать внимание на ее манящий шелк, смывая кровь и смазывая разорванные края ануса заживляющей мазью. Это было долгим делом, потому что он постоянно отводил глаза – зрелище безвольного тела с раздвинутыми ногами наводило на воспоминания о том, что он увидел и пресек, навсегда сделав Грейбэка своим личным врагом.

Внезапно Драко пошевелился и тихонько застонал. Северус замер, потом быстро отдернул руку. И Драко открыл глаза. Медленно, будто после глубокого сна, но в них не было той неуверенности в себе и в мире, что испытывает всякий человек, просыпаясь. Они были глубокими и непостижимыми, старыми, как солнце в пустыне. И еще они были желтыми.

Снейп выдохнул. Протянул руку, чтобы провести по щеке Драко, отбросить грозившую упасть на лоб прядь.

Драко перехватил его руку.

- Что вы здесь делаете, профессор? – голос, который явно должен бы быть резким, но в горле давно пересохло, и он слишком давно не говорил, и слишком серьезно сорвал его, крича… тогда.

Казалось, несколько мгновений Снейп не мог найти, что сказать. Потом успокаивающим тоном ответил.

- Пытаюсь тебя вылечить. У тебя весьма серьезные повреждения, не говоря уж об истощении. Мы в Хогвартсе, в подземельях. Об этом знает только профессор Слагхорн, который ухаживает за тобой все время, что меня нет.

- Этот толстый лысый индюк? – возмутился Драко совершенно по-детски, пробуя приподняться. Снейп остановил его, надавив ладонью на спину.

- Именно он, - слегка ядовито ответил Северус. – Или ты предпочел бы, чтобы это был Аластор Грюм? Может, мне обратиться в Комитет по защите хорьков?

Драко явно готов был огрызнуться, но последняя фраза, казалось, попала по больному. Он отвернулся и прикусил губу.

Снейп еле слышно вздохнул.

- Прости меня, Драко, - произнес он, проводя ладонью вверх по напряженной спине мальчика. – Мы с профессором Слагхорном пытаемся привести тебя в чувство очень долгое время. В основном профессор Слагхорн, поскольку я появляюсь в Хогвартсе крайне редко и мне совершенно не хотелось бы попасться. То, что ты жив – это прежде всего его заслуга. – Драко упрямо молчал, не глядя на Снейпа. – Прости, - еще раз шепнул тот, наклоняясь ближе к мальчику. Пальцы скользнули, едва касаясь, по напряженным плечам, зарылись в волосы, поглаживая затылок.

- Ничего, - одними губами произнес Драко. – Ничего.

Снейп приподнял его с кровати, крепко обхватил, прижимая к себе, уткнулся лицом в макушку. Драко прижался к профессору, беззвучно плача.

- Что теперь со мной будет, профессор? Что с моими родителями? – спросил он.

- Люциус все еще в Азкабане, и поверь, сейчас для него это самое лучшее место. Нарцисса, насколько я знаю, уехала на континент. А ты, - Северус наклонился, заглянул Драко в глаза, - останешься в Хогвартсе под надзором Горация. Надеюсь, ты понимаешь, что это самое безопасное для тебя место? – он терпеливо подождал, пока Драко покорно кивнет, потом осторожно опустил его обратно на постель. – Тебе лучше сейчас лежать. Выздоровление – долгий процесс, особенно после… - Снейп помедлил, - того, что с тобой произошло.

Драко прищурил глаза, размышляя.

- Там значит, я был прав, - медленно произнес он наконец. – Я чувствую, что со мной что-то не так. Это не раны, не боль, просто – будто я стал другой, - он явно старался говорить спокойно, но в конце голос все-таки предательски сорвался. – Я теперь оборотень, да?

Снейп вздохнул и впервые за долгое время слегка улыбнулся.

- Нет, Драко. Заразить можно, только находясь в облике волка, тебя же кусали люди. Ты не оборотень.

Драко казался одновременно обрадованным и разочарованным. Снейпу хотелось рассмеяться, но, боясь обидеть мальчика, он лишь слегка ухмыльнулся. Впрочем, у того оставалось еще достаточно причин для страданий и черной меланхолии.

- Как ты себя чувствуешь? – задал Снейп наконец самый естественный вопрос.

- Мне плохо, - тихо ответил Драко. – Но вряд ли это опасно для жизни.

- Ты совершенно прав, - кивнул Северус, - но это еще не значит, что тебе позволяется вставать с постели или уклоняться от приема зелий.

- Готов поспорить, вы заготовили десяток самых отвратительных на вкус напитков в мире, - Драко поднял голову, лицо освещала легкая ухмылка. Сердце Снейпа пропустило удар.

- Только яды бывают приятными на вкус, мистер Малфой. В них добавляют усилители вкуса, чтобы скрыть другие составляющие. Для целебных зелий это ни к чему, - менторским тоном произнес Снейп. Драко фыркнул, попытался повернуться на бок и охнул от боли. Улыбка мгновенно стерлась с лица Северуса.

- Послушай, - начал он, - мазь на время сняла болевые ощущения, она действует как обезболивающее, но без онемения, поэтому ты ничего не чувствуешь. Но ее действие проходит довольно быстро. Тебе лучше лечь на живот и не двигаться. Если что-то нужно, скажи мне, я принесу.

Драко покорно позволил Снейпу уложить себя на живот, поправить подушку и накрыть простыней. И лишь потом взглянул на своего учителя потерянными глазами.

- Вы знаете, профессор, - прошептал он, - я мало что помню из того, что со мной делал Грейбэк и другие. Я почти сразу потерял сознание. Но… они ведь не просто кусали и били меня, да. Иначе мне бы не было так больно… ну… - он скривился, - в заднице.

Северусу неимоверно захотелось отвести глаза и замять эту тему. Он не представлял, как скажет ребенку, что его изнасиловала толпа обезумевших вервольфов. Но Драко упорно смотрел на него, и продолжать молчать было нельзя.

- Я гарантирую тебе, Драко, что все последствия твоих… повреждений, какими бы они ни были, полностью устранимы. Не сразу, но через некоторое время ты будешь абсолютно здоров… во всех отношениях. Мы с профессором Слагхорном сделаем все возможное, - последняя банальная фраза всех врачей всем родственникам умирающих неловко повисла в воздухе.

Драко опустил голову, уткнувшись подбородком в подушку и глядя куда-то в темноту. Светлые волосы упали на лицо, но он, казалось, этого не заметил.

- Знаете, а я все гадал, как это будет в первый раз, - медленно произнес он. – Ну, боялся, что у меня не получится или там я не понравлюсь… хотя ерунда, конечно, Пэнси была готова уже к шестому курсу, просто… ну, мне с ней не хотелось. Мне вообще девчонки… - он осекся. – Ха, Пэнси, как же я ее не ценил! – воскликнул он и попытался рассмеяться, но смех быстро перешел в судорожный плач. Драко зарылся лицом в подушку, его голые плечи сотрясались.

Я должен его успокоить, думал Северус. Я должен что-то сделать, лучше всего – дать ему успокоительного зелья и уложить спать. Но ему и самому успокоительное не помешало бы. За почти пятнадцать лет работы в должности декана Северус создал себе такую репутацию, что никому из подопечных и в голову не пришло бы прийти поплакаться к нему в жилетку. И теперь пожинал плоды, потому что совершенно не умел утешать несчастных, особенно когда сам не видел решения проблемы.

Но какой-то инстинкт подтолкнул его пересесть поближе к Драко и, наклонившись, обнять его за плечи.

- Тише, тише, мой мальчик, - шептал Северус, - все прошло. Я никому тебя больше не отдам. Ты в безопасности. Я буду заботиться о тебе. Не плачь, пожалуйста. Тшшш…

И рыдания Драко стали затихать, а потом и совсем прекратились. Только сейчас профессор заметил, насколько хрупкое тело сжимает в объятиях: узкие плечи, чуть выступающий позвоночник, тонкая шея, нежный затылок… Северус замер, губы в сантиметре от плеча Драко. И медленно, чтобы не напугать мальчика, отстранился. Осторожно и неловко погладил его по голове.

- Я сейчас вернусь, принесу тебе горячего молока с медом. Никаких возражений, после такой голодовки только это и можно, от более тяжелой пищи тебя просто вырвет, - и с этими словами быстро вышел. Драко проводил его взглядом. А когда Северус вернулся (по пути выяснив, что профессор Слагхорн все еще не отошел от шока и заедает свое горе засахаренными ананасами в компании бутылочки огневиски), мальчик уже спал, по-детски подложив руку под щеку. Северус не стал его будить, лишь оставил питье с подогревающим заклинанием на столике у кровати.

* * *

Из-за приоткрытой двери Гораций Слагхорн наблюдал, как Снейп втирает лечебную мазь в спину Драко. Неторопливые движения вверх-вниз по гладкой коже, завораживающий изгиб позвоночника в отсвете камина, сосредоточенное лицо профессора и прикушенная губа Драко. В этом было что-то странно притягательное, и Слагхорна преследовало чувство, что он подглядывает за чем-то, для его глаз не предназначенным. Всего лишь мазь, сказал он себе. Всего лишь раненый мальчик, и надо не упустить момент, пока раны окончательно не зарубцевались и можно разгладить шрамы.

Все так просто. И мальчик заметно идет на поправку. Он уже начал вставать и весьма уверенно ходит, хоть и кривится едва заметно от боли, когда нужно сесть. Скоро, может быть, необходимость скрываться от всех отпадет.

Только почему же с каждым днем усиливается ощущение, что они падают в глубокую пропасть и назад пути нет, а этот – ошибочный, более того, гибельный. Пусть он, Гораций, лишь пассивный наблюдатель.

Действительно, с тех пор как Драко пришел в себя, Снейп начал появляться каждый день. Точнее – каждую ночь. Иногда он заходил к Слагхорну в кабинет, но чаще шел прямо в Лабиринт, к Драко. Иногда Слагхорн сопровождал его, иногда – нет. Но неизменно покидал их с Драко около полуночи и отправлялся спать. Все необходимые мальчику зелья Снейп мог сварить самостоятельно, благо лаборатория недалеко. А чем еще мог помочь, Слагхорн не знал, да и мешать не хотел. Очевидно, Снейп засиживался с Драко совсем допоздна, поскольку потом мальчик спал до обеда, но выглядел бодрым и здоровым. И Горацию меньше всего хотелось думать, чем они занимаются в эти ночные часы – он искренне надеялся, что не строят планы нового проникновения Жрецов смерти в Хогвартс, хотя и причин верить Снейпу у него не было никаких. Кроме той, что до сих пор нападения не произошло. Слагхорн вздохнул про себя и отправился спать, так и оставив дверь приоткрытой.

Через некоторое время Северус закончил втирать в спину Драко мазь, вытер руки о полотенце и достал волшебную палочку.

- Сейчас будет немного жечь, - предупредил он.

Мальчик даже не шелохнулся, когда его спины коснулся серебристый луч, усиливающий действие мази. Снейп некоторое время поводил палочкой над шрамами, убрал ее, покачал головой, но ничего не сказал. Драко повернулся, опершись на локоть.

- На сегодня все, - произнес Снейп, поднимаясь. Он уже собирался уйти, Драко внезапно заговорил.

- Скажите, профессор, а меня ищут?

- Прости? – развернулся к нему Снейп. – Ты имеешь в виду – администрация Хогвартса? Учитывая обстоятельства твоего… ухода, полагаю, что нет.

- Нет. Я имею в виду лорда Волдеморта.

Снейп дернулся.

- Не произноси это имя, глупый мальчишка, - прошипел он, возвращаясь к Драко. – Это может быть опасно, и особенно – для тебя. Не думай, что поверхностное владение окклюменцией тебя защитит.

- Какая разница! – вскричал Драко. – Это все равно не его настоящее имя. Как и Темный лорд, как все его называют.

- Разница, - ухмыльнулся Снейп, - что за историю как магического, так и маггловского общества многих сильных мира сего называли Темными Лордами, Великими Королями, Кровавыми Тиранами. Это всего лишь подобострастное обращение слуг к господину – в зависимости от того, каким господин хочет казаться слугам. В нем нет ничего особенного, никакой магии слов. Но *то* принадлежит только ему одному. Ты понял меня?

Драко кивнул, покорно проглотив нотацию, но продолжал настаивать на своем вопросе.

- Насколько я знаю – нет, - ответил наконец Снейп. – У меня сложилось впечатление, что Темный лорд считает твое наказание достаточным и забыл о тебе. Надеюсь, что это действительно так. В любом случае, в Хогвартсе тебе ничего не угрожает.

- Вы уже сто раз повторили, что мне здесь ничего не угрожает! – не выдержал Драко. – Конечно, вы с профессором Слагхорном нянчитесь тут со мной, как с грудничком, но если меня обнаружит кто-то другой – что тогда?

- А с чего бы кому-то тебя обнаружить? Сюда никто не зайдет, это я могу гарантировать, - пожал плечами Снейп, показывая, что разговор закончен.

Мгновение Драко молчал и открыл рот, лишь когда Снейп был уже у двери.

- Значит, я заперт здесь, как в тюрьме, - бесцветно произнес он.

Снейп замер у двери, видно было, как поднялись и опустились его плечи в глубоком вздохе. Потом он развернулся, подошел и присел на постель, протянул руку, проведя по волосам мальчика.

- Послушай меня, Драко, - тихо сказал он. – У меня не было другого выбора, куда увезти тебя. У меня есть дом в Йоркшире, но о нем знают твоя мать, Беллатриса и Петтигрю, а значит, скорее всего, и Темный лорд. В любой гостинице в магическом мире тебя немедленно опознают как сына Люциуса Малфоя. Маггловский тоже отпадает, потому что тебе требуется постоянное магическое лечение, а сотворить большинство необходимых зелий в гостиничном номере – выше моих сил. Видишь…

Драко в знак согласия прикрыл глаза, глядя на Северуса снизу вверх. Прикусил губу, размышляя.

- Наверное, я должен был поблагодарить вас за свое спасение, профессор, - сказал он наконец. – Спасибо. Я не вправе был на это рассчитывать.

Северус тихо вздохнул, его рука скользнула под волосы, поглаживая затылок Драко. Тот едва заметно подался ближе к учителю, прижимаясь к ласкающей руке, и прикрыл глаза.

- Ты можешь рассчитывать на все, что я в состоянии буду для тебя сделать, Драко, - произнес наконец Северус.

Глаза Драко распахнулись от удивления, но профессор уже поднялся и летящим вихрем скрылся за дверью, плотно прикрыв ее.

Некоторое время Драко смотрел в темноту. Она пахла мятой и чем-то горьковатым, но приятным. Она пахла Се… профессором Снейпом. Бывшим учителем, о котором он теперь не знал, что думать.

Кожа на затылке, где его касались пальцы Снейпа, покрылась мурашками. Драко вздрогнул, сильно потер шею.

Все, что угодно.

Только почему-то ему не хотелось ни о чем просить.

* * *

- Нет, я запрещаю тебе покидать Лабиринт, Драко! – Снейп почти кричал.

- Но почему?! В этой части Хогвартса и так никогда никого не бывает, а теперь тут вообще безлюдно. Сюда даже Филч не ходил. Почему я должен вечно сидеть в этих подземельях, - в свою очередь повысил голос Драко. – Я не преступник, чтобы держать меня в застенке!

- Право, Северус, - вступил в разговор Слагхорн. – По-моему, молодому человеку не помешает немного прогуляться на свежем воздухе. Уверяю тебя, это совершенно безопасно, его никто не увидит. Я лично буду его сопровождать.

Но Снейп даже не повернул к нему головы.

- Если ты забыл, Драко, я могу напомнить тебе об обстоятельствах, при которых ты покинул сие учебное заведение. Ты всерьез думаешь, что после твоей попытки убить Дамблдора тебя примут тут с распростертыми объятиями и зачислят на следующий курс без экзаменов? – ядовито произнес Снейп. – Я был лучшего мнения о твоих умственных способностях.

- Но он же ребенок… - снова попытался вставить слово Гораций. – Ты же сам говорил, что его вынудили…

- Возьмешься доказать это Уизенгамоту? – резко повернулся к нему Снейп, сверкая глазами. – Нет? В таком случае, боюсь, твои доводы ничего не стоят, - издевательским тоном произнес он.

- Я не ребенок! - завопил Драко. – Я могу сам о себе позаботиться! Мне осточертели эти ваши ограничения – пей то, не делай того, не вздумай выходить! Все гриффиндорцы вместе взятые будут лучше, чем вы.

Снейп и Слагхорн, оба успевшие открыть рот, переглянулись и дружно расхохотались. Драко смотрел на них несколько мгновений, потом развернулся и выбежал, громко хлопнув дверью.

Еще не успел прекратиться прокатившийся по подземельям гул, как дверь в бывший кабинет профессора Снейпа снова отворилась и так же сильно захлопнулась. Оставшийся там Слагхорн только покачал головой, усмехаясь и шепча что-то, напоминающее «мальчишки».

Северус догнал Драко у подножья ведущей в подземелья лестницы, ухватил за рукав рубашки. Драко дернулся было, ткань треснула, но хватка Снейпа была крепче. Бросив последний взгляд на лестницу, мальчик обернулся. Гнев настолько захлестывал его, что он не мог найти слов. И Снейп не замедлил этим воспользоваться.

- И куда же вы собирались бежать? – ядовито поинтересовался он. – На поклон к дражайшей профессору МакГонагалл? Тц-тц-тц, какой позор для слизеринца.

- Что вам от меня надо? – выдохнул Драко.

- Мне от тебя? – Снейп насмешливо поднял бровь. – Ничего… ничего такого, что ты мог бы мне дать.

- Ах вот как, - Драко готов был закричать, но сдерживался. – Зачем вы тогда все это делаете? Какого черта! Зачем я вам нужен тут?

- Чтобы тестировать на тебе экспериментальные зелья, конечно, - огрызнулся Снейп. – Пойдем, - он дернул Драко за рукав, но на этот раз тот вырвался. Впрочем, убегать мальчик пока явно не собирался.

- Вы издеваетесь! – закричал он. – Вы все время обращаетесь со мной так, будто я какой-то больной или ненормальный. А вам будто доставляет удовольствие держать меня здесь. Мне это надоело, вы слышите! Я так не могу больше!

- Что же именно тебя не устраивает – из того, на что я в состоянии повлиять? – холодно поинтересовался Снейп.

- Приведите мне хоть одну причину, по которой вам понадобилось спасать меня, устраивать в Хогвартс, договариваться со Слагхорном, спорю на что угодно, он не за просто так согласился, - выпалил Драко.

Снейп пристально посмотрел на него. Под этим взглядом хотелось сжаться в комочек, но Драко его выдержал.

- Я твой учитель, - ответил Снейп наконец. – Этого достаточно.

- Нет, этого недостаточно! Учитель, подумаешь! Не слишком-то веская причина, чтобы притаскивать меня обратно в Хогвартс и рисковать за меня жизнью, - закричал Драко.

- А тебе не все равно, почему я рискую из-за тебя жизнью? – тихо проговорил Снейп.

- Нет, не все равно! Может, вы ведете двойную игру, а меня используете в качестве приманки. Может, это очередная операция Темного лорда! Мне надоело это все! – в глазах Драко появились слезы. – Я не могу так больше, в неведении. Объясните мне, профессор.

Мгновение Снейп молчал, потом сделал шаг к Драко, наклонился и поцеловал его в губы.

Это было лишь мимолетное прикосновение сомкнутых губ, сухое и горячее, но Драко почувствовал, что у него кружится голова и подкашиваются коленки. Сильная рука придержала его за талию, когда он начал было падать. И Драко приоткрыл рот, отвечая на поцелуй – но Северус уже отстранился. Пристально посмотрел в глаза мальчику, легким ласкающим движением убрал упавшую на лицо прядь.

А потом резко, внезапно отступил, его лицо вновь приобрело жесткое, собранное выражение. Драко показалось, что он потерял опору, и мальчику пришлось взять себя в руки, чтобы не съехать на пол от внезапно охватившей его слабости.

- Я ответил на твой вопрос? – спросил Снейп мгновение спустя.

У Драко едва хватило сил на то, чтобы кивнуть. В горле встал ком, надо было что-то сказать, а он не мог найти слов. Так значит, профессор Снейп… Северус… любит его? Или нет? Что это было – этот поцелуй, зачем он…

К реальности Драко вернул холодный, как обычно, голос Снейпа.

- Возвращайся в мой кабинет, Драко. Думаю, профессор Слагхорн еще там. А мне надо идти, - с этими словами Снейп развернулся, взмахнув полой мантии, как крылом, и начал торопливо подниматься по лестнице, не заботясь о том, куда может убежать мальчик.

И Драко никуда не убежал.

* * *

- Мне кажется, это пора прекратить.

Гораций начинал этот разговор уже в который раз, но никак не мог закончить. Каждый раз, наблюдая, как Снейп обращается с Драко, как смотрит на его, поправляет ему волосы, смазывает спину мазью, Гораций думал, что это неправильно. Он не должен этого допускать. Но оказываясь наедине со Снейпом, жестким, язвительным и так уверенным в себе Снейпом, он не мог найти слов. Сказать Северусу, чтобы он не смотрел так на мальчика… глупо, тот спросит «как?» и будет еще долго смеяться над его мнительностью. Сказать, чтобы не приставал к мальчику… немыслимо. Слагхорн вздохнул, совершенно ненужно достал платок и потер лоб.

- Что ты имеешь в виду, Гораций? – поинтересовался Снейп. – Изволь хоть раз довести свою мысль до конца.

Слагхорн внутренне собрался. Он скажет Северусу. Хотя бы часть из того, что хотел.

- Я говорю о Драко. Он не может провести жизнь взаперти в Лабиринте.

- А что ты предлагаешь? – обернулся стоявший до этого спиной и помешивающий зелье Снейп.

- Ну… можно попробовать поговорить с профессором МакГонагалл… Я мог бы прощупать почву.

Снейп издевательски засмеялся.

- Боишься, что в застенке у Грюма тебе будет скучно одному, хочешь и мальчика туда уволочь?

- Северус, ну зачем ты так, - вздохнул Слагхорн, понимая, что разговор не получился и на этот раз. Упрямство Снейпа было поразительным, и он начинал задумываться, действительно ли члены Ордена Феникса так опасны для Драко, или же Снейп просто не хочет отпускать его от себя.

Но Северус не дал ему развить эту тему. Раздраженно отбросив черпак на стол, он заявил, что ему пора идти, и зелье Слагхорну придется доваривать самому. Его поспешный уход был подозрительно похож на бегство, но это ничего не меняло.

В половину двенадцатого Гораций Слагхорн отправился спать и не мог видеть, как без четверти двенадцать дверь в кабинет снова отворилась. На пороге стоял Северус Снейп. Он быстро закрыл дверь, наложив на нее заглушающее заклинание, и решительно пересек комнату, направляясь прямиком к Лабиринту.

В комнату Драко он вошел без стука, так тихо, что мальчик не заметил его появления. Драко сидел на постели, поджав под себя ноги, и читал. Северус сделал шаг к нему.

- Драко…

Юноша вздрогнул, вскинул голову.

- Профессор, - Драко засуетился, попытался спустить ноги с кровати, запутался в простыне, уронил на пол свою книгу. Но Северус уже был здесь, сидел рядом с ним на постели, накрыв своей ладонью его руку.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил он.

- Э-э… превосходно, - быстро произнес Драко. – Никогда не было лучше. Я…

- Послушай, Драко, - Северус сжал его руку, притягивая к себе. – То, что было в прошлый раз – прости. Я не сдержался. Я никогда больше не повторю ничего подобного. Ты можешь доверять мне так же, как и раньше, - мгновение он вглядывался Драко в глаза, потом опустил его руку и резко поднялся.

Его остановил крик: «Северус!»

Снейп замер, но не повернулся. Драко соскочил с постели, подбежал к профессору и прижался к его спине, обнимая за плечи.

- Не уходите, - прошептал он, утыкаясь лбом в черное сукно мантии. – Не уходи.

Северус медленно развернулся, накрыл руки Драко своими – только чтобы снять их со своих плеч.

- Ты не понимаешь, о чем просишь, - тихо произнес он.

- Я все понимаю, - умоляюще произнес Драко. – Пожалуйста, Северус, - он вновь протянул ладонь, коснулся щеки профессора.

- В тебе говорит лишь благодарность и долгое одиночество, - сухо произнес Северус. – Я не нужен тебе и прекрасно это понимаю.

Драко лишь яростно замотал головой и открыл было рот, но Снейп перебил его.

- Послушай, Драко. Я уже говорил: ты не можешь ничего мне дать. Не захочешь. Не играй со мной, - его взгляд стал опасным, тревожащим, Драко почувствовал, как по коже бегут мурашки, но отступать не собирался. – Позволь мне уйти, - закончил Северус.

Но Драко уже все решил. Он привстал на цыпочки и легонько коснулся губами губ профессора. Мгновение Северус был неподвижен, потом резко отшатнулся, упершись спиной в закрытую дверь. Его взгляд стал шальным, чувствовалось, что он изо всех сил пытается взять себя в руки. Безуспешно.

- Я действительно хочу этого, - тихо, на одном выдохе произнес Драко. В комнате было жарко натоплено, но он дрожал, как от холода.

Северус медленно подошел к мальчику, положил руки ему на плечи. Долго смотрел в глаза, будто ища подтверждения его словам.

Потом был восхитительный, обжигающий, сводящий с ума поцелуй. Драко схватился за рукава Северуса, чтобы не упасть, у него подкашивались коленки. В приоткрытый рот резко проник язык учителя, лаская, исследуя, и это было, как будто по гортани спускался обжигающий шар. Драко тихо застонал, все больше повисая на своем профессоре. Северус на мгновение отстранился, чтобы закинул руки Драко себе на шею, его же ладони легли на талию мальчику. Они продолжали целоваться, Снейп выправил рубашку Драко из брюк, скользнул под нее, поглаживая обнаженную кожу. Драко снова охнул, когда ладони Снейпа уверенно сжали его ягодицы. Северус лишь тихонько засмеялся, покрывая поцелуями скулу, подбородок, шею мальчика. Драко оставалось лишь извиваться в его объятиях в надежде получить больше прикосновений и поцелуев.

Наконец Снейп отстранился. Его глаза горели, а губы чуть припухли, и Драко подумал, что он – не красив, нет - но необычайно, демонически привлекателен.

- Ты уверен? – хрипло спросил Северус.

Драко сглотнул. Кивнул.

- Ты можешь остановить меня в любую минуту, - продолжил Снейп серьезным тоном.

Драко помотал головой, все еще храня упорное молчание. И Северус наконец усмехнулся. А потом – к полнейшему удивлению и смущению Драко – легко подхватил его на руки и перенес, осторожно опустив на постель.

Драко безумно хотелось продолжения этих ласк и поцелуев – чем быстрее, тем лучше, но профессор не спешил. Он неторопливо расстегивал рубашку мальчика, поглаживая ладонью обнаженную грудь, потом так же неторопливо стянул с него всю остальную одежду. На трусах Драко заметно напрягся, его залила краска стыда и смущения. Но Северус был совершенно спокоен и вел себя, как ни в чем не бывало. Наконец ласкающая ладонь добралась до паха, перебирая светлые курчавые волосы там – и Драко уже не мог с собой совладать. Он резко двинул бедрами, напряженный член ткнулся в руку Северуса. Тот впервые за все время поднял глаза и взглянул на мальчика.

- Пожалуйста, про… Северус, - прохныкал Драко.

Северус приподнялся и нежно поцеловал его в губы. Потом продолжил, спускаясь поцелуями вниз по шее, поласкав губами мочку уха – к яме у горла. Драко запрокинул голову, отдаваясь невероятным ощущениям. Он не думал, что так делают. И не ожидал, что это может быть так хорошо. Ему нестерпимо захотелось запустить пальцы Снейпу в волосы, прижимая его сильнее, но он не посмел. А Северус между тем уже спускался поцелуями по груди. Драко охнул, когда профессор захватил губами сосок, лаская его языком. Через мгновение ту же маленькую пытку наслаждением претерпел второй. Драко и не думал, что эта часть его тела может быть такой чувствительной. Но когда Северус начал спускаться поцелуями по животу, легко проведя языком вдоль «блядской дорожки», мальчик мог только сдавленно охать.

Наконец губы профессора коснулись основания его члена, а рука скользнула ниже, к яичкам. Драко выгнулся, жажда прикосновений стала нестерпимой. Северус же на мгновение оторвался и уверенно развел его ноги, опускаясь между ними на колени.

Драко замер. Ему внезапно стало страшно, но в горле настолько пересохло, что он не мог вымолвить не слова. О нет! Только не это, профессор, пожалуйста. Но Драко молчал, лишь умоляюще глядя на Северуса.

Наверное, тот почувствовал, как напряглись под его ладонями мышцы – но профессор внезапно поднял голову, взглянув Драко в глаза. В них отражался лишь страх.

- Я не сделаю тебе больно, - неожиданно хрипло произнес Северус. - Доверься мне. Пожалуйста.

Драко кивнул, заставив себя расслабиться. Если он не доверяет Северусу, он не доверяет никому. Северус обещал защищать его. Он не сделает ему больно.

Повинуясь рукам профессора, Драко пошире развел ноги, пропуская того между ними, откинулся на подушку. И застонал, ощутив, как губы профессора вбирают по сантиметрам его член. Это было настолько ошеломляюще – горячо и нежно – что у Драко перехватило дыхание.

А потом все слилось в один сплошной поток наслаждения – губы Северуса, ласкающие его член и яички, пальцы, сжимающие бедра, его собственные стоны и вскрики. Несмотря на удерживающую руку профессора, Драко принялся подмахивать, наслаждение было острым и почти болезненным, ему хотелось скорее завершить это, ему хотелось, чтобы это никогда не кончалось…

Он пришел в себя, ощутив нежные поцелуи на шее и за ушком. Северус лежал рядом, все еще в рубашке и брюках, и обнимал его. Драко прижался к своему профессору, вяло отвечая на поцелуи. Не было сил двигаться, говорить, даже целоваться. Сдавшись после нескольких не особо удачных попыток, Драко хныкнул и уткнулся Северусу в шею.

- Ну-ну-ну, мальчик мой, - промурлыкал Северус над ним. – Я здесь, здесь. Все хорошо?

Драко утвердительно хмыкнул, удивляясь, какой диапазон звуков способен издавать его учитель – от угрожающего шипения до вот такого восхитительного мурлыканья, от которого по коже шли сладкие мурашки.

Северус снова поцеловал его в висок и поднялся с постели. Драко не мог в это поверить! Его намерены бросить вот просто так! После такого!

Поймав его изумленный взгляд, Северус произнес лишь «Я сейчас, спи», - и скрылся. Слава богу, в направлении ванной. Драко уютно свернулся клубочком на постели, и уже почти заснул, когда ему на талию легла тяжелая рука. Вместо пожелания спокойной ночи Северус легко поцеловал его в плечо. Драко заснул, улыбаясь, как объевшийся сливок кот.

* * *

Драко проснулся в одиночестве. За ночь дрова в камине успели прогореть, и в комнату забрался холодок. Мальчик поежился, сжимаясь в комочек под одеялом и сонно думая, что Северус, должно быть, пошел в ванную и скоро вернется. Но минуты проходили одна за другой, Драко все больше замерзал, а учителя не было. Наконец он не выдержал и, соскочив с постели, бегом, на цыпочках по холодному полу, бросился в ванную. Никого. Первая комната от кабинета. Никого. Кабинет. Тоже никого. Дверь в коридор была заперта, камин не горел.

Драко всхлипнул и привалился к дверному косяку. Его била дрожь – от холода и разочарования. Профессор… Северус поступил с ним так же, как те оборотни… еще хуже, потому что они, по крайней мере, ничего не обещали.

Драко сполз по двери, упал на пол, не обращая внимания на то, что каменные плиты были ледяными. И ни с того ни с сего горько расплакался.

Он не помнил, сколько прошло времени, прежде чем он нашел в себе силы подняться с пола и дойти до ванной. Он налил почти кипящей воды и, забравшись в ванну, впервые за утро расслабился. Северус просто использовал его. Вот для чего он, Драко, был нужен. Как ни странно, эта мысль принесла не только боль, но и облегчение. Он ничего не должен Снейпу. Он заплатил свою цену и может быть свободен.

Через полчаса тщательно одетый и аккуратно причесанный Драко постучался в кабинет профессора Слагхорна. Вначале в ответ не раздавалось ни звука, и Драко уже начал беспокоиться, когда в дверном проеме появилась блестящая лысина профессора с лихо сдвинутым ночным колпаком. На лице Слагхорна отобразилось сначала замешательство, потом удивление, потом – понимание, и наконец он кивком пригласил Драко войти.

- Я хочу, чтобы вы отвели меня к профессору МакГонагалл, - начал Драко с порога.

Слагхорн на секунду замешкался, но быстро взял себя в руки.

- Так-так-так, молодой человек, и чем же вызвано подобное решение? – вежливо поинтересовался он.

- Я не вижу больше причин прятаться. Рано или поздно меня все равно обнаружат. И я не сделал… не успел сделать ничего непоправимого. В любом случае, я должен с ней поговорить. Ведь она теперь возглавляет школу?

- Она, - задумчиво согласился Слагхорн. – А Северус знает о твоем решении?

- Я… - Драко запнулся, - я не имел возможности ему сообщить.

- Гм, а может быть, лучше подождать его следующего визита и узнать его мнение? – спросил Слагхорн, снимая наконец ночной колпак. – Присаживайся, Драко, присаживайся. Засахаренный ананасик?

Драко мотнул головой.

- Я не вижу в этом смысла, профессор, - вежливо, но твердо ответил он. – Я не собственность профессора Снейпа и могу сам принимать решения.

- О да, да… не собственность, конечно, - казалось, Слагхорн о чем-то серьезно задумался. – Скажи-ка мне, Драко, а чего именно ты ждешь от этого разговора?

Драко пожал плечами. Только сейчас он в полной мере осознал, что им движет желание не «перейти» на гриффиндорскую сторону, а всего лишь отомстить Снейпу. Но, разумеется, сообщать это ни Слагхорну, ни МакГонагалл он не собирался.

- Я надеюсь, что меня поймут и простят. И позволят мне остаться в Хогвартсе, потому что больше мне некуда идти. Вы же сами говорили, что Малфой-мэнор официально опечатан Авроратом.

Слагхорн кивнул.

- Ну что ж, получается, что вы со всех сторон правы, молодой человек. Пойдемте, коли вы того хотите. – Драко с готовностью вскочил. – Нет, нет, не так быстро. Не могу же я нанести почтенной профессору МакГонагалл визит в таком виде, - хохотнул Гораций, - посидите тут, я пока приведу себя в порядок.

Полчаса, что Драко провел в гостиной профессора Слагхорна, показались ему самыми длинными в его жизни. Но, наконец, и они истекли.

- Так вы не знаете, где сейчас скрывается профессор Снейп? – в сотый, наверное, раз спрашивала его профессор МакГонагалл некоторое время спустя. Драко подавил вздох, заставив себя отвечать вежливо и спокойно.

- Нет, профессор. Он упоминал что-то о доме в Йоркшире, но где конкретно… - он развел руками.

- Понятно, - профессор МакГонагалл вздохнула. – Боюсь, это нам ничего не дает…

Присутствующие при разговоре Флитвик и Спраут переглянулись.

- Простите меня, профессор, - печально произнес Драко. – Я мог бы его расспросить, но большую часть времени был без сознания, а потом…

- О, я вас ничуть не виню, Драко, - МакГонагалл похлопала его по руке. – Вы были молодцом, правильно, что решили довериться мне. Пока в Хогвартсе есть хоть один член Ордена Феникса, вам нечего бояться. Я знаю, что Дамблдор обещал вам защиту, и полностью поддерживаю его в этом решении.

- Но ведь я… мне так стыдно, профессор, - Драко опустил голову, изображая искреннее раскаяние. – Они говорили, что убьют моих родителей, - пролепетал он, - у меня не было выбора…

- Тише, тише, мистер Малфой. Успокойтесь, ну же. Повторяю, что вы свободны от всех обвинений. В конце концов, никто и не думал, что вы действительно могли бы убить профессора Дамблдора.

Но Драко зарыдал еще горше, и добросердечная профессор Спраут увела его поить отваром корня валерианы.

МакГонагалл вздохнула и повернулась к Слагхорну.

- А вы, Гораций?..

Тот лишь развел руками.

- Увы, Минерва. Я мог принять на себя заботу о мальчике, но спрашивать предателя и убийцу, где он скрывается…

По лицу МакГонагалл проскользнула печально-презрительная гримаса, будто она другого и не ожидала от этого человека.

- Что ж… нам повезло, что мальчик остался цел и невредим, - «в плену у этого чудовища», явно хотела бы сказать она. – Профессор Слагхорн, вы не будете возражать, если мы поселим Драко рядом с вами, чтобы при необходимости вы могли приглядывать за ним?

Профессор Слагхорн не возражал.

* * *

Прошло несколько дней. Авроры-волонтеры походили по Йоркширу, но не нашли ничего подозрительного – ни волшебников, ни признаков колдовства. Все маленькие грязные домишки в крупных городах казались одинаковыми, а нависающие над ними фабричные трубы давили, и хотелось побыстрее смотаться отсюда.

Драко Малфой вел себя тише воды, ниже травы, был нескончаемо любезен с профессорами и необычайно печален. Помона Спраут всегда вздыхала вслед, когда он выходил из комнаты, и одними губами произносила «бедный мальчик». Не прошло и недели, как Драко исчез из Хогвартса, не оставив даже записки, ни единого знака. Впрочем, потом выяснилось, что аврорские службы видели его на пароме, идущем на континент, но не успели задержать. Больше никто в Хогвартсе о нем ничего не слышал.

Как и о Северусе Снейпе.

В один из особенно промозглых из вечеров профессор Слагхорн забрался в свою постель, зябко поежился и натянул одеяло на голову. Надо не забыть сказать эльфам класть не одну грелку, а две, подумал он. Не с его застарелым ревматизмом спать на постоянном сквозняке.

Впрочем, окно в его спальне оставалось открытым. Как и всю предыдущую неделю.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni